» » Иеремия Симсон. Охотник на человеков

Иеремия Симсон. Охотник на человеков - Тимур Сабаев скачать бесплатно

Скачать Иеремия Симсон. Охотник на человеков
00

Краткое описание

Перед тем, как скачать книгу Иеремия Симсон. Охотник на человеков fb2 или epub, прочти о чем она:
События книги происходят на разных планетах. Одни из них пришли в упадок и заброшены, другие толком ещё не изучены и не освоены, третьи вообще считаются мёртвыми и их поверхность убийственна для высаживающихся на ней космических путешественников. Арварские работорговцы из этой части Вселенной доставляют самых лучших покорных и послушных рабов. Но они допустили существенную оплошность, проложив свой торговый маршрут в окрестностях Империи Аратан. Имперский патруль сумел перехватить несколько десятков невольников. В их числе бывший сотрудник полиции Иеремия Симпсон и профессиональный вор по прозвищу Гвоздь. Вокруг их увлекательного противоборства и строится основная сюжетная линия книги.

Cкачать Иеремия Симсон. Охотник на человеков бесплатно в fb2, pdf без регистрации


Скачать книгу в Fb2 формате Скачать книгу в PDF формате

Читать книгу Иеремия Симсон. Охотник на человеков Полная версия


Тимур  Сабаев


Иеремия Симсон. Охотник на человеков


Миры звёздного Содружества раскинулись от края и до края. А что вокруг них? Неизведанные миры, мёртвые и живые. Из некоторых Арварские работорговцы привозят интересных, дорогих рабов. Но путь работорговцев часто идёт мимо патрулей Империи Аратан. Вот и в этот раз патруль отбил тридцать шесть замороженных рабов, среди которых оказались два старых врага – вор и полицейский. И есть ощущение, что игра в полицейских и воров продолжится и в новом месте. Полицейский Иеремия Симпсон слишком давно ловит удачливого вора Гвоздя, чтоб отступиться даже среди звёзд.
1
Огромные космические пространства захудалой звёздной системы скрывали как серьёзные опасности нарваться на конкурентов и потерять имущество и жизнь, так и огромные возможности быстрого обогащения за незначительный период времени для владельца крейсера «Рупти». Координаты системы тщательно скрывались и приставляли собой нешуточную коммерческую тайну клана «33-1» и за утерю тайны выгоняли из клана, причём без скафандра и посреди пустоты космоса. Что же привлекало здесь богатый клан из фронтира огромного звёздного квази – государства под названием Содружество, обитель тысяч разумных на десятках планет? Мозги – вот основной ресурс, который пронырливые преступники экспортировали отсюда. И ресурс этот был поистине неисчерпаемым и возобновляемым.
Лысый как колено, высокий и худой Арг Рамл в напряжении сидел в массивном кресле первого пилота малого космического крейсера «Рупти», скрывающегося в тени местного спутника третьей планеты системы. Время утекало как вода сквозь неплотно сжатые пальцы. План предусматривал браконьерскую операция по принципу быстро схватил и убежал. Но риск нарваться на хозяев системы всё равно был большим. Поэтому совладелец корабля раз за разом запускал сканирование космического объёма жёлтой звезды в различных, доступных параметрах. Собственно, сканирующая система была не самой новейшей, но вполне надёжной и давно проверенной системой «Объем-2000», списанной из флота империи Арвар примерно тридцать стандартных лет назад по причине морального устаревания. Сам Арг Рамл возлагал на неё очень большие надежды, ведь на что ещё может надеяться Арварский браконьер, как не на систему сканирования и мощные двигатели. Ну, а поскольку с двигунами была проблема, называемая «давно не делали профилактику по причине денег нет и не предвидится», то оставалась долбанная надежда только на сканер. Но обычно сканнер, в купе с паранойей выручал.
Первый пилот и капитан Арг Рамл, и его брат, ловец живого товара – Вирг Рамл были потомственными Арварскими браконьерами на окраине империи и Содружества. Их дедушка, Жигги Рамл был канониром, то есть офицером по системам наведения корабельных орудийных установок в зарождающейся двести лет назад корпорации «33-1», возглавляемой капитаном-директором Зараном Зином. Дела у корпорации после обнаружения никому не известной планеты, третьей от жёлтой звезды далеко за границей Содружества, пошли в гору почти сразу. Обнаруженная обитаемая планета с миллионами жителей, по классификации Арварской империи – дикарями, не смотря на наличие какой-то цивилизации технического развития, была признана годным поставщиком отличного товара – разумных с высоким интеллектом по привлекательной цене. Первый же рейс принёс прибыль, позволившую расплатиться со старыми долгами, приобрести приличный транспорт и хорошее вооружение. Однако, вместо того, чтоб выполнить обещания и взять офицеров корабля в совладельцы компании, капитан-директор вышиб из бизнеса канонира, суперкарго и центрового абордажа. Остальные согласились, что повышенная плата вместо пакета акций компании вполне уместна и были милостиво оставлены на своих постах. Операцию эту капитан – директор смог провернуть благодаря тому, что коды запуска против абордажных дроидов хранил только он и никому и никогда их не передавал.
И вот тогда трое обманутых в своих лучших ожиданиях офицера создали свою компанию, которая стала браконьерствовать в угодьях «33-1». К сожалению суперкарго и абордажника, только один основатель обзавёлся потомством и именно его потомки сейчас вышли на промысел. Конечно же, речь шла о браконьерском отлове живого товара. И корпорация «33-1» и браконьеры ловили только рабов, а разного рода полезные ископаемые и иные ресурсы их не интересовали. Ибо чем же ещё должен заниматься приличный Арварский браконьер? Зверушек ловить, а может быть в земле копаться? Вот уж нет, предки не поймут, и сограждане не одобрят.
Помимо братьев Рамл, на борту находился техник – раб, управляющий не самым продвинутым техническим комплексом дроидов и медтехник – раб, в задачу которого входило проводить первичное обследование товара и расфасовка его по капсулам крио заморозки, в которых его потом будут транспортировать. Перевозить такой специфический товар в активном виде никто не будет, не смотря на дороговизну самих криокапсул, расходников к ним и риска утери товара, если что-то сработает неправильно. Подобный способ экономил место в и так не самом большом трюме, воздух, воду, ресурсы утилизатора, не жрал, не возмущался и вообще был удобен для складирования.
Правда, в настоящее время, Вирг находился всё же не на самом крейсере, а в нескольких тысячах километрах от него. Охотник и ловец вышел на промысел. Задача браконьера не так проста, как кажется. Да, этих разумных, что копошились в грязи на этом синем шарике было уже очень много. Но тем сложнее была задача – найти нужный товар. Прошли те времена, когда браконьеры могли себе позволить хватать всех подряд. Товар нужен штучный, эксклюзивный. Две прошлых экспедиции прошли неудачно, выскочивший корабль напоролся на хозяев системы и был вынужден убраться, а последний раз даже слегка повредили двигатель. И вот сейчас Вирг разыскивал тех, кто будет стоить как можно дороже на аукционах фронтира.
2
Сухощавый белый мужчина, детектив полиции пятого участка города Чикаго, в не новой гражданской одежде сидел вишнёвом Додже Интрепит. Машина стояла на довольно глухой улочке в Южном Чикаго, вне юрисдикции пятого участка. Детектив сидел в засаде используя своё личное время и по собственной инициативе. Проверенный прошлыми делами стукачек шепнул ему, что широко известного в узких кругах ломовой по кличке Гвоздь должен подломить тайник «Чёрных Рейнджеров», одной из чёрных молодёжных банд, контролировавших большой участок города на предмет торговли наркотиками, оружием, проституцией и ещё много чем незаконным, но очень прибыльным. И за эту информацию инспектор не торгуясь отвалил пол сотни из своей заработной платы, не торгуясь и не жалея.
Надо отметить, что Гвоздь был персональной головной болью инспектора полиции, которого звали Иеремия Симсон. Впрочем, таких, как Иеремия, в полиции Чикаго было несколько сотрудников в разных районах. Гвоздю несколько раз удавалось ускользать от инспектора и не всегда по его вине. В вопросе удрать от полиции Гвоздь в преступных кругах считался видным экспертом и байки о его выходках ходили по обе стороны забора. Самому себе инспектор признавался несколько раз, что Гвоздь гораздо умнее его и шансов в лобовой схватке у него практически отсутствуют. Но полицейский, который изучил своего персонального противника очень хорошо и смог собрать объёмное досье, надеялся на редкостное разгильдяйство преступника и его лень, что подтверждалось так же многими свидетелями и поступками самого преступника.
– Иеремия, ты там как, уже упустил Гвоздя или только готовишься? – прохрипела внезапно ожившая рация голосом местного комика, сержанта Гарсии.
– Гвоздь пока не объявился. Но ты всё равно будь недалеко. Не его, так заначку «Рейнджеров» возьмём – не приняв юмор собеседника, ответил инспектор, отжав тангетку рации.
– Вот за что ты мне нравишься, так это за неисчерпаемый оптимизм. Буду за тебя кулаки держать, а мама за тебя помолится. Окей Денвер Бол, конец связи. – Денвер Бол, будь начеку детектив, перевёл мысленно Иеремия. «О да, сегодня я буду начеку. Непременно!».
Тёмным осенним вечером, когда на улице уже много опавших листьев и достаточно холодно, однако лужи ещё не покрываются льдом на ночь, Иеремия сидел в своей личной машине, стараясь опуститься на сиденье как можно ниже и стать незаметным, слившись с тенью. Время от времени он заглядывал в прибор ночного видения, одолженный в отделе конфискатов под честное слово, и размышлял о том, как избежать случайностей при поимке преступника. При этом он машинально полировал большим пальцем браслет наручника и щурился, оглядывая окрестности. Было небольшое желание включить планшет и ещё разок пробежаться взглядом по плану местности, однако оно было вызвано скорее мандражем, чем необходимостью. Окрестности он уже неплохо выучил и не только географию, но даже некоторых местных жителей знал по отчётам полицейских рапортов и докладам информаторов. В паре домов левее жил местный алкаш, который регулярно колотил жену, а домом дальше – активный член «Чёрных рейнджеров», дважды судим и скорее всего, вооружён. Там наркоман, приторговывающий дурью, тут проститутка со-своим сутенёром. Проще было найти и перечислить дома, чьи жители не попадали в истории и полицейские сводки. Какой район, такие и жители. Время близилось к полуночи, в некоторых домах всё ещё шумели, слышался громкий рэп, который местные называли музыкой и женские визги. Иеремия не любил засады. Он был скорее человеком действия – погони, задержания, «вы имеете право…» и тому подобные героические будни полиции были ему больше по нраву. Однако, он понимал, что, имея в активе упорство, засада – довольно удачное решение. Что ж, он готов сидеть в засаде до утра. В очередной раз проверив, что всё спокойно, мужчина потянулся к сумке, где были припрятаны на такой случай термос с кофе и пяток сэндвичей с сыром и мясом.
***
Чуть полноватый, но без рыхлости в теле латиноамериканец по имени Пепито Луис подъехал к магазину Walmart на своём красном, фордовском пикапчике с хромированной решёткой. Перед предстоящим дельцем ему необходимо было прикупить кое какое снаряжение. И очень важно, чтоб снаряжение было безымянным. При всей своей безалаберности, ушлый вор всегда соблюдал технику безопасности, на чём ни разу не погорел. На дело вор пошёл в чёрных джинсах, чёрной же водолазке и чёрных – чёрных кроссовках. Ещё дома, разглядывая себя в зеркале, Пепито тыкал пальцем в изображение, копируя ужимки рэперов и напевал что – то из «Люди в чёрном».
И сегодня для дела вору требуется верёвка, парочка алмазных свёрл, шуруповёрт BOSH с парой заряженных аккумуляторов, стамеска, ломик и набор отвёрток. Всё это потом можно было безбоязненно бросить. Причём с сумкой, которую можно купить тут – же. Самое главное, не делать как один его стародавний подельник, который додумался бросить сумку вместе с чеком. Кстати, платить только наличными. Ну и для души, в отделе скобяных изделий Пепито спёр гвоздь.
Завернув все покупки в фирменный пакет и забросив их в багажник, вор задумался. Сегодняшнее дельце было и простым, и сложным. Простота была в том, что про тайник было известно заранее и время на поиск тратить было не нужно. Обычно это самое затратное в любых операциях по изъятию ценностей. Наниматель снабдил всей необходимой информацией. Да, сегодня он работал по найму, а не по собственной операции. Такое случалось, время от времени.
Пепито машинально вынул из кармана листок от блокнота с рекламой Хилтон и перечитал описание местонахождения тайника и как его вскрыть не напрягаясь. Складывалось впечатление, что человек, писавший эту инструкцию, не раз видел, как пользовались тайником. А может и сам всё проверил не однократно. Но тогда зачем такие сложности?
Кстати о сложностях. Главная сложность была в том, что обворовываемый был бригадиром банды «Чёрных Рейнджеров» и в схроне было наркоты примерно на сотню штук. Правда, заказчика больше интересовала тетрадка с бухгалтерией, но и дурь он был готов выкупить за пол цены. Так что сегодня самым главным было не спалиться. «Чёрные Рейнджеры» имели гнусную привычку мстить, не считаясь с потерями, а менять из-за этих придурков город на более безопасный совсем не хотелось.
«Мда, надо будет после этого дельца смотаться на пару месяцев в Майами. Гульнуть там с какой-нибудь чиксой. Прошвырнутся по барам. Зависнуть в ночном клубе. И загорать, много загорать. Надо согреться. В Чикаго мерзко осенью». Именно так распланировал своё будущее хитрый вор, не зная, что будущее уже точно будет другим.
Ещё раз вздрогнув, теплолюбивый вор завёл пикап и отправился на встречу судьбе. Ухоженная машина и разработанный маршрут гарантировали своевременность встречи.
***
Детектив был готов ждать всю ночь. В принципе, ждать он был готов много ночей, но вот сегодня больше ждать было практически бессмысленно. Единственное, что останавливало, это лень двигаться. Ограбление бандитов, если состоится, к утру скорее всего завершиться, не полный же кретин Пепито, наезжать на отмороженных бандитов при свете дня. Запас кофе и бутербродов стремительно сокращался, а курить полицейский бросил ещё в школе, после первых двух выкуренных сигарет, отчего потом его рвало на лужайку за школой. В голове лениво крутилась ободряющая мысль: «Даже если не поймаю Гвоздя, шум на участке будет поводом для вторжения полиции. Можно будет содержимое тайника изъять и это тоже хорошо. День, который начнётся с такого дела по определению не может быть плохим.». Не то, что бы это была пораженческая мысль, но Гвоздю удивительно везло и раньше. Он уже два раза ускользал от детектива и стремился в третий раз улучшить результат.
Такая бодрая мысль привела сидящего в засаде копа в благодушное настроение и он, налив себе остатки кофе из тёмно-синего термоса с логотипом «Чикаго – булс», стал вспоминать о том, почему же его потянуло в династическую профессию, хотя был шанс остаться в армии на хорошей должности.
Сам Иеремия Симсон из семьи потомственных полицейских, история фамилии которых уходила в глубь вековой истории. Можно даже сказать – династическая фамилия. Семейные легенды утверждают, что первый носитель жетона в их династии был шериф и состоялся он в 1859 году. Это был Исраэль Симсон и был он шерифом городка Дейсонвиль в штате Айдахо. По слухам, был неистовый мужчина. С ним связывают героический эпизод погони за бандой, ограбивши банковский вагон поезда. Погоню он повёл в одиночку, на верном коне и с кольтом «Патерсон». И погоня была успешной. Убив шестерых, шериф Симсон вернул похищенные деньги и стал героем, положив начало династии служителей закона. Кстати, семейная легенда утверждает, что мужик был крепкий, прожил долго и помер в постели любовницы после того, как её удовлетворил. В общем – жил в своё удовольствие, дышал полной грудью и всё в таком духе.
Впрочем, в династии встречались и паршивые овцы, куда же без них. Одной из таких овец был лейтенант Петер Симсон. По слухам, и не подтверждённым подозрениям, он брал деньги Капоне и активно ему помогал в его преступных делишках. Доказать не смогли, и лейтенант благополучно вышел в отставку. Но репутация была испорчена и нынешние полицейские из Симсонов активно работали над отбеливанием репутации фамилии. Кстати, лейтенант тоже оказался мужиком крепким и тоже умудрился помереть в постели у любовницы. Правда, не от старости, а от отравления свинцом, вызванным не вовремя появившимся мужем любовницы. Крепкое здоровье и слабость к женщинам в семье передавались, как и традиция ношения полицейского жетона.
«Интересно, есть ли такая сумма денег, на которой я сломаюсь?» – цепочка ассоциаций с продажным копом привела Иеремию к размышлениям о своей моральной устойчивости – «И, если есть, предложат мне её или нет?». Не то, что бы он хотел стать коррупционером, скорее пытался найти свой предел. Иеремия как человек и профессионал был упёртым. Там, где он не мог победить проблему умом, он достигал результат упорством, усердием и последовательностью. Не можешь получить первый дан в айкидо с первого раза, получи с пятого. Не можешь сдать экзамен на инспектора со второго раза, сдай с третьего. Не можешь поймать Гвоздя два раза… Опять этот гвоздь, чтоб ему в аду у чертей вилы тырить!
3
Небольшой крейсер браконьеров не мог похвастаться доком или парковочными ячейками, зато напоминал коробку из-под обуви, в торец которой воткнули трубу. Поэтому такой нужный в деле отлова разумных, сигарообразный челнок с маленькими, атмосферными крыльями возился на внешних креплениях корпуса и попасть в него можно было через гибкий рукав перехода от шлюза. Старший Рамл отключил крепления и тридцатиметровый челнок с маленькими выдвижными крыльями, в молодости бывший десантным челноком модели «Навес», в очередной раз направился к планете. Челнок, как и корабль, был покрыт слоем поглощающего материала и на примитивных сканнерах жителей планеты был невидим. К сожалению браконьеров, за последние сто лет дикари усиленно развивались и приходилось маскироваться. Раньше было гораздо проще – приземлился в сторонке ночью, оглушил охранников и пленников, которых у местных, постоянно воевавших друг с другом, было много и грузи знай себе на борт товар. А сейчас приходится использовать поглощающие покрытия, системы преодоления сканнеров и постоянные уловки.
Управлял челноком Виг Рамл. Браконьер являлся очень опытным пилотом челнока класса «космос – планета» с большим налётом, поэтому в первую очередь после активации реакторов включил модуль постановки маскировочного поля, а уже потом направился к планете. Браконьер направился по любимому маршруту. Разумные там попадались уровнем чуть выше среднего, но при этом их охотно покупали. Была у них одна особенность. После того, как им объявляли о новом статусе, те, первое время бузили неистово. Но после начинали старательно работать для того, чтоб выкупиться из рабства на условиях, которые им объявляли. Про то, что после пятнадцати лет работ им выкуп уже будет не интересен и мозги будут настолько прошиты стремлением подчиняться и отсутствием инициативы, ясно дело, никому не говорили. Рабская нейросеть шансов не оставляет никому из тех, кто её получит. В общем – годный товар, легко продать, спрос огромный. Сами братья, кстати, нейросети не ставили, но была у них идея найти такого разумного в рабы, кому можно воткнуть специализированную, докторскую нейросеть. Во – первых, тогда доктор будет у них на борту сразу устанавливать рабские нейросети, что поднимет стоимость товара процентов на пятнадцать. А во – вторых, им самим доктор тоже не повредит, медобслуживание во-фронтире дорого. Правда, такого раба придётся держать в ошейнике и дополнительно охранять. И даже, может быть, со временем отпустить, но прибыль того стоит. Бизнес должен развиваться и предлагать больше услуг.
– Арг, как там, не видать трояков? – в принципе, Вигу было всё равно с чего начать разговор. Перед началом охоты он становился очень разговорчив. Рамл знал такую привычку брата и потакал его слабостям.
– Пока тишина ровная. Ты не сильно задерживайся. И не старайся отлавливать побольше дамочек. Бордели нынче заказ не оставляли. Всем нужны специалисты. Кстати, если поймаешь «золотого» разумного, сразу его вези на борт. Плевать на остальных.
– Да ладно тебе. Парочку то можно прихватить? В дороге развеемся. – Вига больше интересовало женское общество. Все вопросы коммерции он свалил на брата.
– Не более. Пару то мы пристроим, но больше не надо. Если только интеллектом будут богаты.
– Любишь ты кувыркаться с умными бабами. – заржал Виг.
Ещё компания дедушки Жигги в своё время сконструировало устройство, позволяющее на бреющем полёте челнока захватывать рабов, что экономило массу времени. Главное, не зарываться и хватать по одному. В принципе, если повезёт, то за три рейса можно было нахватать с полсотни рабов, что в ценах фронтира могло быть где-то миллиона полтора или чуть более, если в розницу. А если отвезти в империю, то и в два раза дороже можно было выручить при должном подходе. На рабов с средним и высоким уровнем интеллекта спрос был постоянный. Главное, чтоб Арг не проворонил появление в системе транспорта корпорации «33-1». Те не станут церемониться с братьями и без лишних вопросов расстреляют небольшой крейсер, рассчитанный на два человека экипажа и максимум семьдесят криокапсул в трюмах. Впрочем, полную цену братья никогда не получали. Часто приходилось рабами расплачиваться за ремонт и обслуживание, швартовочный взнос на станциях крупных кланов фронтира или просто взятки давать. Но на половину стоимости братья рассчитывали твёрдо. Деньги нужны были как воздух и, если рейс не принесёт прибыль, из бизнеса придётся уходить, громко хлопнув на прощание шлюзовой дверью, продав координаты системы.
И вот Виг пошёл на новый заход. Болтливость как отрезало. Болтовня бизнесу не помогает. Тем более, что первый мандраж прошёл и началось дело. То самое, за которым они прокрались в систему.
***
Пепе поставил свой пикап в тени большого дерева, домов за десять до нужного адреса, где сегодня придётся поработать. Заказчик нарисовал схему, по которой можно было пройти переулками, заглянув в два проходных двора. Что опять наводило на мысль о том, что наводчик местный и проверенный кадр. Пепе как раз и стоял перед первым двором. Усмехнувшись, он достал гвоздь и стал открывать простенький навесной замок в форме сердечка. Заняло у него секунд двадцать, не более. Замок с хрустом открыл вход, и вор вышел на маршрут, хозяйственно прихватив замок в карман.
Маршрут, как и описывал наводчик, оказался безлюдный. Впрочем, некоторая животинка попадалась, вор встретил бездомную кошку, ночью абсолютно серую, которая заловила здоровую крысу. Помнится, мама ещё в детстве рассказывала, что охотятся в основном кошки, хотя жизненный опыт подсказывал, что с голодухи и коты должны ловить всё подряд. Но самой большой проблемой, не описанной заказчиком, был мусор. Пакеты из-под чипсов хрустели, банки гремели, что-то шуршало и звякало. Каждый раз Пепито вздрагивал и ругался шёпотом. Нервы были на взводе и лишний стресс их сильно трепал.
Последний, ржавый замок во втором смежном дворе ничем не отличался по сложности от первого, вор решил его не запирать, на случай, если придётся нырнуть сюда в случае форс-мажора. По плану Пепито должен был уйти другим маршрутом отхода, но предусмотрительность и план Б часто его выручали.
Во дворе, где располагался тайник было тихо и темно. Хозяин дома и схрона не стремился вести светлый образ жизни, предпочитая сумрак и темноту. По информации заказчика, бригадир «Рейнджеров» в это время делал объезд своих точек и у грабителя ещё должно было быть в запасе два часа минимум. Два часа на то, чтобы вскрыть тайник и выгрести всё содержимое, а потом смыться не попавшись.
Внутренний мандраж вора не давал сделать последний шаг и перепрыгнуть через забор. Руки стали ватными, дыхание частым и в ушах молоточном стучала кровь – все те признаки, которые интуиция обычно посылала вору, кроме одного были ощущаемы в полном объёме. Обычно, Гвоздь доверял своей интуиции, даже если все волнения были только последствиями похмелья. Однако, в этот раз заказчик был уж больно серьёзный и самого главного признака надвигающейся беды – головной боли, такой, как будто гвоздь в затылок загоняют, небыло. Да и часть аванса уже была потрачена. В общем, отступать Пепито было некуда, сзади его подпирала репутация его и заказчика. «Да что сегодня со мной? Давай, двигайся. Время то капает!» – вор дал семе мысленно пинка. Потом вздохнул и подпрыгнул, ухватившись за край высокого забора из сетки – рабицы.
Как будто наколовшись грудью на огромный рыболовный крючок гигантского рыбака, фигура незадачливого грабителя взмыла в высь. Рыбак подсёк рыбку и уже радовался улову. Одновременно с этим Пепе почувствовал, как будто получил битой по затылку. Мир взорвался фейерверком искр и дикой боли, после чего сознание покинуло грабителя.
***
«Первый готов» – подумал младший Рамл – «сегодня удачный лов будет». Фортуна улыбнулась ему практически сразу, в первом же заходе на крупное поселение аборигенов. Основной проблемой ловца было то, что нельзя было показать факт отлова и ловить приходилось в сложных условиях. Конечно, можно было отлететь подальше от городов. Там возможности были шире, и местность была удобнее для полётов. Однако, опыт братьев показывал, что городские жители в интеллектуальном плане были выше сельских, а это прямо сказывается на прибыли. Процесс селекции на планете был в прямой зависимости от выживаемости и скученности. Чем скученнее жили местные дикари, тем выше, в среднем по территории был уровень интеллекта. Впрочем, это было опытное наблюдение, а не научное исследование. А, как известно, чем выше уровень интеллекта, тем больше прибыль. Вывод следовал однозначный. Только горожане! И побольше бы.
Браконьер в своём ремесле был профессионал и пойманный разумный был быстро обездвижен, осмотрен и оценён на предмет уровня интеллекта. Дикари натренировались скрывать свои дефекты одеждой и примитивными протезами. Виг уже дважды был вынужден сбрасывать добычу в предыдущих рейдах. Пойманные разумные не блистали интеллектом, зато прятали под одеждой протезы ног примитивной конструкции. «Такой товар нам не нужен!» – привычно констатировал работорговец, отметив, что пойманный экземпляр соответствует всем параметрам. На него не придётся тратить драгоценные картриджи медкапсулы, чтоб восстановить до полной работоспособности и при этом у него средний интеллект. Известно, что ручной сканер даёт больший разброс в сравнении со-стационарной медкапсулой, умеющей определять все параметры организма с погрешностью в пол процента. Однако сейчас точности ручника было вполне достаточно. Лишённый сознания раб угнездился в фиксирующей сети, чтоб не болтаться при манёврах и не наносить себе повреждения.
***
Иеремия замер с открытым ртом на мгновение от невероятной картины. Детектив увидел из окна машины вознесение Гвоздя, которого он мог опознать даже в толпе одинаково одетых латиносов. В очередной раз, поднеся к глазам прибор ночного видения, полицейский смог рассмотреть полноватую фигуру человека, запрыгнувшего на забор. И тут, человек не останавливаясь, полетел выше, сразу в небеса. Такой подлости и способа избежать ловушки от вора инспектор никак не ожидал. И главное, как он почувствовал засаду?
Скинув оцепенение и выскочив из машины, коп рванул что есть силы к тому месту, откуда вознёсся Гвоздь. В том, что это был именно он Иеремия не сомневался ни капли. Очевидно, в этом был какой-то скрытый план. Иеремия даже не пытался себе объяснить, почему он несётся к забору, размахивая пистолетом. Допрыгнуть до взлетавшего преступника он никак не мог. Стрелять он был не в праве -летать в Чикаго людям закон не запрещал, если конечно они это делают без технических средств. Да и формально Гвоздь закон нарушить просто не успел. Забор был все ближе, когда…
***
«Второй готов» – отсчитывал браконьер пойманных рабов– «Да, мне сегодня везёт шибко, не спугнуть бы!» – суеверно подумал Виг. С первыми двумя ловцу откровенно повезло. Оба раба были достаточно близко друг от друга, но при этом расстояние позволило их затянуть поочерёдно, не сбрасывая скорость. Такое везение – большая редкость. Но именно такие моменты делали жизнь браконьеров радостнее, приятнее и прибыльнее. Улыбаясь удаче, Виг ушел на следующий заход. Сегодня с улиц исчезнет несколько людей, и никто не узнает, куда они делись. Браконьер улыбался. Он любил свою работу, а работа любила его.
Первый рейс младшего Рамла был, как братья решили совместно, самым удачным. Семнадцать горожан оказались в состоянии оглушенной тушки в трюме челнока ловца. Выгрузив их, а точнее просто покидав оглушенные тела в медсекцию, где медтехник должен был провести более точное сканирование и подготовить тушки к заморозке в крио камерах, браконьер вылетел за новой партией. Работа спорилась у профессионала и второй рейс принёс ещё четырнадцать отличных рабов, молодых, крепких, с уровнем интеллекта выше среднего. А вот третий – только пятерых. Увы, последний рейс выдался смазанным и не продуктивным. Аргу почудилось, что на краю системы появляется возмущение как от корабля, выходящего из гипера. Точнее, привиделось это системе контроля, которая выдала сообщение о потенциальном возмущении метрик, с вероятностью в двадцать семь процентов, являющихся выходом корабля из гипера. Старший из браконьеров решил перестраховаться и на всякий случай Арг прекратил отлов брата и вызвал его к рейдеру, попутно сходя с орбиты и выходя на вектор разгона для прыжка в сторону фронтира, где они планировали продать свой улов. Работа браконьера и так опасна, так зачем повышать никому не нужные риски? Тридцать шесть рабов конечно едва на половину заполнили трюм, но с другой стороны, в прошлые рейсы они и так трюм не заполнили. А деньги мертвецам не помогут.
Получив результат первичной диагностики товара, и проконтролировав заморозку по крио капсулам, где медтехник запустил процесс обучения базовому языку, братья сели подводить первые итоги своего рейда.
– Думаю, улов не плох. Хотя всего тридцать шесть рабов, зато неплохого качества. Половина вон даже выше пилотного минимума. – Старший, Арг, вёл бухгалтерию и занимался сбытом по-братски.
– Арг, ты какого меня сдёрнул с рейда? Что там тебе почудилось? Набздел от страха? – младший не успел прихватить женщин и теперь немного бесился. В лапы работорговцев попались только мужчины, а к ним младший браконьер был равнодушен. Теперь он должен был маяться от скуки весь длинный переход до базы, где можно было сбросить товар и расслабиться.
– Там был или пробой выхода из гипера или помехи, похожие на пробой. И мы с тобой давно забились валить при первом признаке парней из троек. Первом, а не втором или сколько ты там цифр знаешь. Или ты хочешь, чтоб нас замели как папу? Нет уж, папаша тогда с трудом свалил. – Арг был непреклонен. Пример родителя был ещё слишком свеж в памяти браконьера, а забота о собственной шкуре была наипервейшим приоритетом в его жизни.
– Папу не поминай. Как вспомню, так тошнит. Старик полгода тогда отходил. И полгода мы ремонтировали наш рейдер. – Виг передёрнулся от воспоминаний и сразу сник. Папин любимчик, он с трудом перенёс отцовские неудачи и их последствия.
– Вот! Так что, если ты хочешь стырить астероид, лучше много понемногу, чем всё за один раз! – настоятельно продекламировал старший любимую присказку деда, известную обоим.
– Лады. Уболтал. Что нам по деньгам светит? – младший махнул рукой. Виг рассудил, что предстоящие барыши его могут взбодрить и перенести скуку перелёта.
– Товар неплохой. Ты реально молодец и сработал на отлично. – старший Рамл решил подбодрить брата и похвалить его.
– А то. Удачно словил! – младший с ходу стал зазнаваться.
– Ага. Половину мы загоним где-то по сорок и остальных в среднем по двадцать семь. Я за меньшее не согласен. Если будут быковать, топлива у нас хватит прыгнуть на край Империи. Можем и там расторговаться. – поделился бухгалтерскими прогнозами старший браконьер.
– Значится, по шесть сотен на каждого выходит? – оживился в предвкушении младший ловец.
– Ну, нет! На каждого мы возьмём по триста. А на остальное махнём движки и проведём профилактику нормальную. Тогда можно будет не срываться с рейда, а нормально хватать полный трюм и только после валить. – Арг давно запланировал сделать важные траты и довольно удачный рейд его убедил в обоснованности этих трат. Тот, кто проедает кредиты и не вкладывается в себя долго в космосе не живёт. Старший Рамл, как более умный, это правило давно усвоил.
– Ну, ладно. По триста на каждого тоже ништяково. – согласился младший, принимая аргументы брата. В финансах он больше понимал.
Крейсер братьев – работорговцев должен был сделать пять или шесть прыжков, в зависимости выбранного пути. Обычно, они старались не повторять свой предыдущий маршрут и не боялись сделать лишний прыжок – другой. Дедушка учил, что непредсказуемость важна в деле отъёма ценностей. Но поскольку братья торопились, то решили срезать покороче. Тем более, что коротким путём они давно не летали. Проблема пути «покороче» была в том, что предпоследний прыжок проходил в зоне патрулей Антранской империи, конкурента родной Арварской Империи. И патрули эти очень не любили работорговцев и контрабандистов. И нелюбовь свою доносили до них всей наличной корабельной артиллерией с применением ракетного вооружения, истребительного прикрытия и абордажными командами на завершающей стадии демонстрации. А это уже риск.
4
Антранская Империя, как государство в техническом плане не самое продвинутое. В Содружество империя была включена относительно недавно и не на самых удачных условиях. Более того, протекционистская политика центральных миров содружества не предполагала техническое развитие окраинных территорий до уровня центральных миров Содружества. Скорее, они были буфером, защищающим центр Содружества от всякого – разного и торговым посредником в перепродаже различного старья за границы Содружества государствам и территориям, пока не включенным в Содружество. Обратно, предполагались поставки сырья. Так же Империя была вынуждена смириться с утечкой мозгов и засильем техники. Одним из результатов такой ситуации было отставание в технологическом развитии флота. Империя для своих нужд строила только средние и малые суда. Да и то – строила, было слишком громко сказано. Большая часть начинки и вооружения была импортирована из центральных миров с самым высоким уровнем технического развития. На окраинах строили корпуса и монтировали начинку. Ну и старались выжать из этой ситуации максимум.
Патрульный крейсер был как раз таким симбиозом технической мысли Империи. По большому счёту его сигарообразный корпус не представлял из себя ничего выдающегося. Середнячок, которые так любят адмиралы флота. Средний корабль за разумные деньги. Бюджет правил балом. Капитан патрульного крейсера «Пачу-Ху» империи Аратан с нетерпением ожидал конца патрулирования, до которого оставалось всего – ничего. Сладости ожидания добавляло то, что именно этот патрульный рейд у него был последним в судовой роли капитана крейсера. После возвращения на базу капитана ожидало повышение. Он должен был принять командование ударным авианесущим крейсером восьмого поколения «Гордость Империи Аратан», новичком во флоте империи и очень грозным вооружением. Империя закупила его не так давно и сейчас он проходил заключительную обкатку и тестирование. Именно ожидание этого события скрашивало жизнь капитана, когда его приятель и по совместительству старпом (ну, или наоборот), вызвал его в центр пилотирования.
– Марг, тут у нас пробой. Сканеры фиксируют Арварскую развалину. Есть повод пошалить. – приятели обычно между собой, когда подчинённые их не слышали, общались без чинов.
– Начинай перехват, Лотти, я сейчас подойду. – капитан расплёл ноги, которые закинул на столик в капитанской каюте и поднялся с кресла. Как самый высокий чин на корабле, он имел некоторые привилегии: самую большую и светлую каюту, не убираемую кровать и кресло, в котором сидел в настоящее время, закинув ноги повыше. Основной причиной такой позу были размышления о продвижении по карьерной лестнице, и подвернувшаяся лоханка Арварцев была тут очень даже кстати.
Пока невысокий и пухленький Марг Твел, капитан Аратанского патрульного крейсера неспешно передвигался в сторону мостика корабля, попутно, скорее по привычке выискивая непорядок, высокий и сухощавый старпом Лотти Лот принял на себя пилотирование и начал процедуру перехвата потенциального противника. Да собственно почему потенциального? В уставах и наставлениях флота империи Аратан указанный корабль до сих пор причислялся к противной стороне и в его адрес предписывалось производить все не толерантные меры, которые только могут быть применены без развязывания горячей фазы войны. Военный сканер показывал модернизированный буксир Арварской постройки с намертво приваренным грузовым отсеком. Буксир сам по себе выглядел уродливо и, казалось бы, ещё больше изуродовать его было невозможно, но тот, кто копался в этом корыте смог осилить непосильную задачу. В принципе, граница фронтира, где сейчас находились оба корабля, видала даже корыта времён первых схваток с Аргхами, так что буксир не сильно выделялся на общем фоне. Впрочем, как и патрульный крейсер, который тоже не был шедевром кораблестроения последнего поколения, хотя военный корабль всё же военный корабль и в схватке был в состоянии разделать пяток таких же буксиров не сильно напрягаясь.
Команда корыта очевидно заметила интерес патруля к себе и корабль стал наращивать скорость, одновременно меняя вектор разгона на более короткий, чтоб успеть до перехвата прыгнуть в системы фронтира, куда, формально, патруль соваться не должен был. Старпом слегка улыбнулся. Как же всё-таки предсказуемы эти маргиналы с окраин! Именно этого он и добивался, обозначив свой вектор на сближение для сканирования. Хотя буксир формально срезал угол, на самом деле он подставлял свои движки под обстрел батарей и ракет крейсера в наиболее уязвимую точку – дюзы. И это был реальный шанс обездвижить развалюху, не повредив груза и не раздолбав приз, за который светила приличная премия. Подоспевший капитан открыл канал связи к буксиру и стал прессовать команду.
– Неизвестный буксир, с вами говорит капитан крейсера «Пачу-Ху» империи Антран. Немедленно прекратите ускорение и примите досмотровую команду. – параграф устава о досмотре предписывал начинать обращение примерно так. Все сравнения с вонючими животными и прочими скотомутантами начинались позже.
– С чего бы это? Мы, граждане империи Арвар, находимся в зоне свободных миров за границей Содружества. Вы не имеете право нас досматривать. – голос затих, очевидно для раздумья, а потом не уверенно добавил – Я буду жаловаться.
– Обращаюсь под протокол, от имени флота империи Аратан приказываю вам прекратить ускорение и принять досмотровую партию. В противном случае буду вынужден открыть огонь на удержание в объёме местной системы вашего судна. После досмотра сможете обсудить с нашим юристом правомерность досмотра и форму, и адрес подачи жалобы. – Всё! Всё что необходимо сказать под протокол, было сказано. Дальше уже можно и про вонючих животных.
– Вот ща всё бросил и пустил твоих уродов к себе на борт. Иди чеши лапуту у себя на корме. – второй голос прорезался в канале переговоров и стал употреблять незнакомые термины.
Капитан мысленно запросил у искина крейсера значение термина «лапута». Ответ его не порадовал. И даже разозлил. Такого ему даже в борделях не предлагали.
– Ах ты вонючий скот. Ты кому сейчас это предложил? – в капитане вскипела ненависть к Арварским уродам, позволяющим себе такое – Да я тебя и твоих предков на штурвале крутил. Ты, мутант недоразвитый и дедушка у тебя был первый пердун. А бабушка дура. Только дура может дать такому пердуну, как твой дед. А ну тормози, зараза рогатая. Или я тебе движки оторву и самому в лапуту засуну.
– Застрелись капитан. Сам застрелись. Я сейчас свалю, но потом я тебя найду, и ты пожалеешь, что не застрелился. – на развалюхе похоже сильно обиделись. Не то за дедушку, не то за бабушку. А может ещё за что? Пилот, глотая слова, угрожал и угрожал. Поток слов лился, не переставая.
Капитан был офицером опытным и понял, что беседа не задалась. При таком словесном обмене остаётся только стрелять на поражение.
– Старпом, отстрели ему что хочешь, но чтоб он затормозил. Я в глаза этому говоруну хочу посмотреть. В эти наглые глаза. – прорычал капитан, а старпом понял, что живых свидетелей не останется. Переход на официальный тон означал, что его приятель в ярости.
– Есть капитан. – по уставу ответил старпом, решив, что потом проставится капитану и успокоит его. Так оно как – то безопаснее.
Две противокорабельные ракеты выскочили из стволов стартовой установки. Одна ракета несла уменьшенный заряд и дополнительный генератор помех. Вторая шла к цели под управлением первой. Допотопная электроника не смогла ни поставить помехи ни грамотно указать цель для турелей противокорабельной обороны. Всё же разница между технологиями флотских, пусть с окраины, но содружества и фронтирных авантюристов была гигантская. Итогом стали выбитые два из трёх двигателей. После подрыва обеих боеголовок скорость буксира упала так сильно, что абордажный челнок с двумя погонщиками и шестью боевыми дроидами легко догнал и взял на абордаж замедлившуюся лоханку братьев-браконьеров.
***
Катастрофа! Именно так можно назвать то положение, в которое попали браконьеры. И где? В двух прыжках от конечной точки маршрута. И Арг Рамл и его брат Вирг Рамл прекрасно понимали, что после поломки двигунов шансов уйти нет и быть не может. А уж после того, что Вирг наговорил Аратанскому капитану, шансы выжить были ниже трюма. Равно как шансов отмазаться при наличии такого компромата как груз замороженного рабского мяса тоже небыло. Империя Аратан была последовательным противником рабства и работорговли, и на этой почве регулярно схлестывалась в пограничных конфликтах с Империей Арвар. Но даже то, что обе империи входили в Содружество на правах обособленных территорий, не прекращало регулярные пограничные конфликты. Так что в случае поимки, братьям светила высылка на каторжную планету с поселением до конца жизни, и то, если сильно повезёт. А могло и не повезти и тогда им светило три месяца добычи в астероидах чего-то вредно– полезного. В смысле вредного для них и полезного для владельцев рудника. А больше трёх месяцев там никто не выживал. Но это было до переговоров.
– Чо делаем? – Вирг искренне надеялся, что старший брат что-то придумает. Что-то такое, чтоб раз и дома. Фокус такой.
– У тебя из стволов что есть?
– Импульсник десантный и игломёт с отравленными иглами.
– Доставай. Будем отбиваться. Они сейчас десантный бот вышлют. Если отобьёмся, есть шанс уйти. – Арг ни разу не верил в такую возможность, но вдруг, вот совсем случайно вдруг у бота двигунцы сами взорвутся или в него астероид попадёт.
– В пилотской отбиваться будем?
– Давай там. Там потолочная турель есть.
И братья дали последний и решительный бой абордажной партии Аратанских десантников. Ну, как дали? Сделали пяток выстрелов в сторону приближающихся боевых дроидов, турель выдала длинную очередь. Даже краску на боку одного боевого дроида поцарапали. Погонщики очень обиделись, им эту краску потом восстанавливать. Для десантуры – мимолётный эпизод. Для братьев – браконьеров последний в жизни. Для фронтира вообще ежедневная рутина. Для капитана крейсера «Пачу – Ху» и его старшего помощника – пара строк в рапорте и одна благодарность. Нет, стоп. Еще десять строк в бухгалтерской ведомости при дележе премий за приз, заезженный буксир с насмерть приваренным трюмом с чужого плеча, который выкупили на аукционе через полтора месяца какие – то шахтёры. На этом – всё.
Тела браконьеров были разорваны очередью из крупнокалиберного пулемёта. Такой бесславный конец ждал многих торговцев живым товаром в будущем, но братьям это было уже не интересно. Их трупы выбросили в космос после стандартной процедуры забора ДНК для отчётности.
А вот каптенармус патрульного крейсера, на которого повесили уборку трофея, распоследними словами поминал всю родню криворуких и тупоголовых погонщиков, которые не могли аккуратно как-то грохнуть этих уродских работорговцев на их уродском корыте и этой гадской системе. Поминал так, что погонщики икали часа полтора. В принципе, у них было подозрение, что икали они не потому, что их каптенармус поминал, а потому что они выжрали какую-то жидкость интересного цвета из каюты капитана, когда потрошили захваченное корыто на предмет мелких трофеев. Обычно, руководство на это закрывало глаза, при условии, что бойцы возвращаются обратно на своих двоих.
Кровищи то было просто прорва и вся тонким слоем по стенам и потолку, ну и по полу. Дроиды с потолка с трудом отмыли всё. Дроидам помог техник, которому штатный медик «Пачу – Ху» отключил рабскую нейросеть. Но помощник из него был так себе. К сожалению, в луже крови была и частичка медтехника. Братья приказали ему броситься на десантников и тот не смог ничего возразить. Увы, одним из неприятнейших свойств нейросети для рабов был прошитый императив, по которому раб не мог ослушаться хозяина. Десантники не стали разбираться и тот погиб.
***
В капитанской каюте витал дух праздника. Капитан «Пачу-Ху» был доволен собой как в тот день, когда он дорвался до бабушкиного торта за час до визита гостей. Поимка работорговца была отличным штрихом в завершении карьеры патрульного капитана. Великолепным штрихом, так замечательно украсившим его личное дело. Он так и представлял мысленно запись в своём личном деле: «До конца выполняет возложенные на него задачи. Постоянно высокая само мотивация к несению службы. Преданность идеалам Империи в борьбе за права разумных». И ещё, его ждало повышение персонального рейтинга. Высокий рейтинг, а он таки повысится, за каждого пойманного работорговца рейтинг поднимали всегда, означал более высокие выплаты на новом месте. В общем, последний рейс удался. А ещё, скорее всего, в личном деле напишут: «Везуч». И она эта запись стоит многих. По этому поводу он и старпом старательно поглощали планетарку под хорошую закуску.
К слову сказать, его приятель и помощник получал тот же дождь благостей, разве что немного скромнее. С другой стороны, это именно он стоял на вахте, когда сканнеры засекли Арварца. Так что пометка в личном деле об этом деле тоже будет смотреться хорошо и на месте. Кстати, старпома капитан планировал забрать с собой. Не сразу, но забрать. По имевшимся данным, капитана старпому не дадут. На базе Марга уже ждал офицер – сменщик. А хорошего старпома найти не просто.
Доложив на базу об инциденте и получив указание ожидать буксир или судно инженерной поддержки, после чего сопроводить на базу обоих, капитан довольно потирал руки. Вот она, долгожданная движуха. Скука патрулирования закончилась и закончилась удачно. Привычно отчитав погонщиков, которые по идее должны были захватить команду в плен, капитан оставил командный мостик на старпома и ушёл составлять рапорт. Эту процедуру доверить никому другому было нельзя. Никто, кроме капитана, не смог бы так точно и изящно отразить в документе все события и заслуги капитана. Ну и старпома тоже. А погонщики напортачили, хотя и тоже молодцы. К сожалению, помимо команды работорговцев, пострадал навигационный искин захваченного корыта, так что происхождение рабов и в этот раз будет сложно определить. Это уже традиция какая-то, опять представители имперской службы безопасности будут ныть на совещаниях о том, что их директивы никто не исполняет. Однако мало найдётся офицеров во флоте, кто согласится менять жизни подчинённых на информацию, которая нужно СИБовцам. Слуги покорные, ищите дураков в зеркале. Да и не так и страшно. Это не его забота. Пусть спецура этим занимается сама. А его забота, чтоб побыстрее сдать дела и устроить вечеринку по случаю нового назначения. Ох и погуляют они там! Надо будет пригласить девчонок из отдела снабжения. Пара девушек изредка строила ему глазки. Так что надежда на продолжение банкета приятным образом имелась. Ну а затем его должны были называть капитан ударного авианесущего крейсера. А во флоте это фигура! Дальше – только адмиралом стать.
5
Иеремия уже второй день обитал в центре по иммиграции и натурализации империи Аратан на планете Ахта. Процесс разморозки и приведения в чувства он слабо зафиксировал в памяти – было откровенно плохо. Организм отчаянно протестовал против такого насилия над собой и выражал это всеми доступными средствами. Но после, когда их три с небольшого десятка граждан США собрали в просторном конференц – зале, местный чиновник, сидевший за столом большого, светлого зала, пояснил им, что находятся они не в демократическом государстве с президентской системой правления, а в натуральное монархической империи, где император правит пожизненно и не переизбирается раз в четыре года. Да ещё и на другой планете в далёком космосе. На реплику соседа слева, здорового афроамериканца, который начал сразу нагнетать про свои права, ответ был резким и незамедлительным. Права есть только у граждан Содружества, в которое входит Империя. И должны оказывать помощь только своим, а не свои должны компенсировать затраты на оказанную помощь. Так что-либо становитесь гражданами империи, либо гуляйте на все стороны хоть по частям, хоть одновременно. Иеремия поинтересовался, знает ли чиновник, где находится Земля? Чиновник ответил, что в базах флота такая планета, а равно звезда по имени Солнце упоминается, но координаты неизвестны. Однако, за свой счёт и в свободное время все, находящиеся здесь разумные могут заниматься поисками в своё удовольствие. И даже записаться в программу картографирования Содружества. Так что все могут дружно забыть про прежнее местожительства, работу, гражданство и лучше бы им принять гражданство империи Аратан. Хотя бы в благодарность за то, что не стали рабами в империи Арвар. Где та служба? Где город Чикаго? Да хотя бы где планета Земля, Иеремия не знал.
Разумеется, при такой постановке вопроса, все тридцать шесть человек практически час спустя согласились принять гражданство империи Аратан добровольно и даже с некоторым облегчением. По этому случаю их по одиночке вызвали в кабинет чиновника, где места было мало и с трудом хватало на стол и кресло для чиновника и дико неудобный стул для посетителя. Скучающее лицо чиновника выдавало обработанность процедуры. Чиновник ещё раз поинтересовался, не передумал ли разумный становиться гражданином и получив подтверждение, поинтересовался именем, под которым гражданин будет регистрироваться.
– Меня зовут Иеремия Симпсон.
– Хм. – чиновник пожевал губы, прежде чем продолжить – У нас в Империи приняты короткие имена. Не желаете ли вы несколько сократить своё имя для написания в документах?
– Это обязательно? Так по закону положено? – Иеремия вдруг вспомнил, как переиначивали имена иммигрантов чиновники миграционной службы в США, когда люди разных национальностей приплывали в Нью Йорк.
– Не обязательно, но вы многим упростите жизнь. Или усложните, если не сократите. В вас будут видеть чужака. Это может вам повредить.
– Я готов сократить имя. Но не фамилию. Это династическая фамилия – наследие предков. Я не буду с ней расставаться.
– Ваше право, разумный. Как вы смотрите, если в документах я напишу Ие Симпсон?
– Нет. Пишите Рэм Симпсон.
– Зафиксировано. Как иммигрант, вы должны принести присягу. Прослушайте её текст.
Чиновник зачитал текст присяги и поинтересовался наличием вопросов. Иеремия интересных тем для обсуждения не увидел и тогда чиновник протянул ему планшет, с которого читал текст присяги и попросил приложить палец к оранжевому кругу в углу прямоугольника. Прижатый палец обдало жаром, а голос из пустоты объявил разумного Рэма Симпсона гражданином империи Аратан нулевого индекса социальной полезности.
– Это сейчас кто был? – поинтересовался бывший коп – И что он там про индекс полезности говорил?
– Это был контролирующий искин центра переселенцев. Искин – это искусственный интеллект. Он зафиксировал факт привидения к присяге и ваше подтверждение. Теперь матрица вашего генетического кода будет храниться в базе данных империи как уникальный идентификатор, связанный с вашим именем. А индекс социальной полезности – это личный рейтинг граждан Содружества. Он учитывает все деяния, достижения, навыки гражданина. В зависимости от этого индекса граждане могут рассчитывать на различные бонусы от государства и других граждан или компаний. К примеру, от индекса зависит размер кредита в банке, возможность получить высокооплачиваемую работу, скидки, участие в выборных процессах государства и тому подобное.
Выскочивший из панели в столе цветной прямоугольник был ловко подхвачен чиновником, после чего он протянул его Иеремии.
– Поздравляю с принятием гражданства империи Аратан, гражданин Рэм Сим… – чиновник немного сбился на длинной фамилии, но всё же договорил – …сон.
– Спасибо. А что это? – мужчина с удивлением крутил в руках прямоугольник, где были выбиты какие – то значки, светились голограммы и присутствовал герб империи, который ему уже успели продемонстрировать.
– Карта ФПИ. На карту заносятся данные о физическом, психическом и индексе интеллектуального состояния разумного, его персональные данные, акты гражданского состояния, государственные и корпоративные рейтинги, подтверждённые сертификатами навыки и тому подобная информация. Если утеряете – можете восстановить по генетическому коду в любой государственной организации.
– Хм. Значит это единственный мой документ?
– Не совсем так. Это скорее зримый образ документа. Когда установите себе нейросеть, эти же данные будут у вас там же фиксироваться, и вы можете в любой момент предъявлять всю необходимую о себе информацию. Кстати, о нейросети. – чиновник задумался и потом продолжил – по предъявлении карты ФПИ вы сможете установить себе базовую нейросеть, за которую платит империя. Если хотите нейросеть выше классом, вам придётся доплатить из своих средств. Можете получить кредит в банке или заключить контракт с отработкой. Наши специалисты по занятости могут профессионально вам подобрать варианты трудоустройства. Кроме того, вам должны передать две базы начального уровня, необходимые для полноценного гражданства. Это база "Юрист" первого ранга и база "Общие сведения об Империи и Содружестве". А сейчас вам необходимо пройти в медсекцию для обследования.
Иеремия чувствовал себя растерянным. На бедный, измученный мозг землянина обрушилась тонна информации. Откуда-то выученный язык, который неизвестно как оказался в голове. Да он отродясь ни на чём, кроме английского не разговаривал, даже в школе испанский его интересовал только потому, что вела его грудастая мисс Сантьяго. А тут, вот дела, всех понимает. Ну ладно, ему растолковали про обучение во-сне, когда приводили в сознание. А всё остальное? Какие-то нейросети, искины, базы знаний, варпы, стандарты. Мозги стремительно пухли от обилия информации и новых значений.
Вылезая из здоровой, похожей на горизонтальный солярий оранжевой медицинской капсулы, куда его упаковала симпатичная девушка – медтехник, Иеремия попробовал завязать с разговор. Правда, ему было довольно сложно общаться на нужные темы, стоя перед ней как на нудистском пляже, поэтому одновременно он лихорадочно напяливал на себя одежду. С другой стороны, сколько она голых то мужиков тут видела?
– Не подскажете, какой у меня уровень интеллекта?
– У вас уровень выше среднего – всего сто десять единиц. – улыбнулась девушка.
– А это много или мало. Я не так давно в империи и ещё не в курсе всего. Мне, правда, обещали базу про всё это.
– Ну, если честно, всё, что выше ста – уже не плохо. В Содружестве минимально необходимый уровень сейчас девяносто единиц и таких разумных большинство.
– У меня значит хороший уровень?
– Ну, я бы так не сказала. До пилотского минимума вы не дотягиваете, и значит вам будет недоступно много профессий. У меня, к примеру, сто тридцать семь единиц. Это больше пилотского минимума, который равен ста двадцати единицам.
Иеремия сразу погрустнел. К девушке, которая точно знает, что умнее, подкатить с предложением свидания перспективы нулевые или около того.
– Выходит я могу получить только разную грязную работу? – «Как мексиканец какой» – мелькнуло в голове.
– Не обязательно. Это зависит от нейросети, которую вы себе поставите. Военные и даже гражданские сети дают, в зависимости от поколения и класса прирост уровня интеллекта. У вас пилотский минимум будет даже при установке бесплатной, базовой нейросети. – успокоила бывшего копа девушка.
– Значит нужна какая – то особенная нейросеть?
– Особо серьёзные вам не светят. Во – первых они очень дороги, а во – вторых их не продают всем подряд. Военным, службе безопасности империи, чиновникам важным. Да и стоит она как космический корабль. Я бы посоветовала вам не торопиться. Да, длительный контракт не самое приятное, что может случиться, но зато нейросеть сможет вытянуть вас на максимум и по окончании контракта вы не будете в долгах.
– Я подумаю, спасибо.
Тепло попрощавшись с любезной мед – техником и отправившись на розыск места, где его покормят. По дороге он наткнулся на информационный терминал, где смог получить некоторые ответы. В куче документов писалось о том, что нейросеть – это такой микрокомпьютер, который вставляют в мозг и там в мозгу он что-то такое полезное делает, от чего человек становится умнее.
А заодно этот компьютер является устройством связи, выходом в местную сеть, банковской картой, записной книжкой, будильником, нотариальным заверителем документов и ещё много чем. Заодно Иеремия выяснил, чем базовая от не базовой, т.е. специализированной нейросети отличается. Ему попалось несколько рекламных листков, где счастливому обладателю высокотехнологичных устройств обещалось увеличение интеллекта на тридцать – сорок процентов, возможность устанавливать какие -то имплантаты, повышение скорости загрузки и изучения баз знаний, установку дополнительного программного обеспечения и ещё много чего. Только персональный стульчик в раю не обещали, и то, как подозревал Иеремия, из-за того, что местным концепция рая была незнакома. Стоило это райское блаженство каких – то невероятных денег. Мужчина даже подумал в начале, что это не цена, а номер телефона.
До пункта питания в этот день всё же дошёл. В большом помещении, обшитом пластиковыми панелями травянистого цвета были установлены три десятка длинных, белых, пластиковых столов и таких же скамеек при них. Предъявив карточку ФПИ, мужчина получил свой паёк – запаянную коробку с кольцом, и рисунком на крышке, где пальцем тянут за кольцо. Помимо этого, мужчина на раздаче выдал стакан и пальцем ткнул в бочок с краном, где разливалась вода. Окинув взглядом практически пустое помещение, мужчина прикинул вместимость столовой. По всему выходило, что сюда пол тысячи человек запихать можно было без особых проблем. Однако сейчас здесь было человек двадцать в оранжевых комбезах по одиночке, реже парами из той же компании, что и он. Комбезы выдали сразу, когда привели в чувство. Одежда, оружие и мелочи из карманов сгинули где – то. Хорошо хоть не пришлось голозадым щеголять. И Самое обидное, что среди бывших рабов единственным знакомым чикагского инспектора оказался Гвоздь. Значит тогда, возле двора местного авторитета Иеремия не спутал и взмывший в небо человек точно был искомым преступником, а не корешем бандита, жившего в доме. Но что это меняет?
И вот теперь Иеремие приходится видеть ухмыляющуюся морду и хамские подмигивания вора. Теперь уже бывший детектив даже прогулялся к чиновнику и попытался объяснить, на сколько антисоциальная личность Пепе Гвоздь и какие от него проблемы могут прилететь нежданно новой родине, горячо любимой империи Аратан. Но чиновник был непреклонен, однако разъяснил позицию государства к переселенцам. Каждый, кто принимает гражданство, начинает жизнь с чистого листа и оставляет все свои ошибки в прошлом. В будущем, любой гражданин Империи может совершать ошибки, но отвечать он будет только за них. Вот такая политика в Империи, а равно и всего Содружества. Ошибочная она или нет – спорить было бесполезно, хотя Иеремия был более чем уверен в том, что Гвоздь честным и добросовестным гражданином не станет в принципе.
6
Уже на второй день Пепе осознал всю бесплодность пребывания в центре по иммиграции и натурализации империи Аратан. Делать здесь ему нечего. Совсем! Даже дразнить легавого, которого тоже ушлые пираты заловили, надоело. Одной из функций центра было снабдить новообращённого гражданина работой для ежедневного получения средств к существованию. Точнее, как понял вор, их впаривали разного рода корпорациям и военным империи как низкоквалифицированную рабочую силу. Делалось это под высказывания чиновников о том, что империя не любит нахлебников и все должны приносить пользу обществу. Надувавших щёки чиновников Пепе и дома насмотрелся и в их слова не верилось совсем. А потом они сразу переходили к угрозам и обещали тем из переселенцев, кто не определится с формой нового рабства, под названием дешёвая работёнка, насильную вербовку в армию или флот. Впрочем, реальной силой чиновники и были, по большому счёту. Информационный терминал довольно внятно растолковал концепцию применения нейросетей в этом обществе, а также способы обучения. Предполагалось, что для получения специальности разумным требуется закачать некую базу знания прям в мозги. А потом, полученные знания в ускоренном виде требуется понять, в смысле осознать и принять. Ну и во многих случаях теорию требовалось закрепить практикой. И после этого человек становился специалистом определённого уровня и статуса. И иногда очень даже востребованным. Если получал сертификат. Вот получение сертификатов Гвоздя особенно бесило. Кого волнует эта бумажка, если он реально что-то может? Работа – вот реальное подтверждение. Видал он хлыщей, которые получали дорогое образование за деньги богатеньких родителей, влезали в дорогие костюмы с галстуками и рубашками, и ничего при этом не умели, кроме как деньги высасывать из всех подряд. Да и те дипломы они, обычно, прикупали, нанимая рабов за себя сдавать экзамены и делать работы.
С другой стороны, все эти базы знаний, нейросети, сертификации стоили денег и люди загоняли себя в долговую кабалу к банкам или корпорациям, чтобы получить достаточно знаний для зарабатывания денег. Только богатеи и их дети могли поставить себе нормальные, современные нейросети и закупиться нужными базами знания. Но эти типы, как и везде, предпочитали знания по вытягиванию денег. И на эти деньги нанимали в кабалу умных, знающих и умелых. В общем – ничего нового для Пепито в этом обществе не наблюдалось. Либо банкам, либо корпорантам, ну, или военным, как вариант требовалось продаться, если хочешь что-то приличное. Все эти варианты свободолюбивому преступнику не подходили.
Всех освобождённых землян после принятия присяги, которую Гвоздь прошёл как можно быстрее, отправили на медицинское обследование. Высокий врач в серебристом комбинезоне, проводивший обследование в здоровом, похожем на крутой гроб ящике, объяснил ему, что уровень интеллекта парня выше «пилотного минимума» в сто двадцать единиц. Пепито немного всполошился. В своём высоком интеллекте он не сомневался, но опасался. Что теперь его рекрутируют власти на управление космическим кораблём в обязательном порядке. Дока такое предположение насмешило, и он объяснил «дикому» парню принцип социального расслоения общества по уровню интеллекта и соответствующим возможностям. Уровень обследуемого выше того, когда можно становиться пилотом космического корабля или работать с иной сложной и продвинутой техникой, производимой в Содружестве. Уровень интеллекта вора составил сто двадцать четыре единицы и был прилично выше среднего по империи и даже Содружеству. По уверению доктора, после установки нейросети уровень обязательно должен подрасти. Величина прироста сильно зависит от выбранной нейросети, её специализации, поколению и ещё ряду специфик, которые вор пропустил мимо ушей.
– Да тебе повезло. У нас не более десяти – пятнадцати процентов могут таким уровнем похвастаться. – вещал доктор – Это конечно не инженерный минимум в две сотни, но всё равно, сможешь хороших денег заработать. Быстро долг отдашь и сможешь в себя хорошо вложиться. А там, глядишь, купишь нормальных имплантатов и выйдешь на инженерный минимум. Сможешь на серьёзном оборудовании работать и у тебя опять уровень заработков подскочит. У нас все так делают.
– И сколько это стоит? – естественно, Пепито интересовала в первую очередь доступность.
– Прилично стоит, но деньги к деньгам. Не вложишься нормально в себя, получать будешь мало. У нас тут по-другому не бывает.
– А как бы это сделать подешевле?
– Только к военным. Они сразу ставят по максимуму и не жалеют денег. Но, там свои сложности. Длинный контракт только заключают. От участия в боевых действиях не сможешь отказаться. Ты лучше в банк сходи. Там вполне честно и первый кредит на маленький процент дают. Могу контакты подсказать.
Впрочем, Гвоздь уже успел сообразить сам, что и нейросеть и знания в Империи стоят денег и денег не малых. А денег как раз и нет никаких. Вариант с кредитом конечно существует, но банкам у преступника доверия небыло. Он помнил, что банки как раз можно грабить, обанкротить или ещё как надуть. Правда, расстройству преступника небыло предела, когда он узнал, что бумажных, равно как и из другого вещественного материала, денег тут небыло. С другой стороны, электронные деньги тоже можно было заработать, украв что-то ценное и продав. Надо только понять, кому сбывать безопасно. А то, что тут преступность есть, Пепито уже вычислил. Обилие систем безопасности как бы намекало понимающему человеку.
В общем, не плохой, но криминальной направленности ум Гвоздя сделал для себя вывод, что мотать надо из этой богадельни и побыстрее. А то ещё этот цирик на него постоянно зыркает, достал уже.
Так что Гвоздь подтвердил под протокол отказ от трудоустройства в центре, взял сертификат на установку бесплатной, базовой нейросети и трёхдневный проездной на пневмотрассу, которую по привычке называл сабвеем и шагнул в новый мир широко раскрыв свои карие глаза. Противный ветер тут же кинул щепотку пыли в лицо и глаза пришлось срочно прищурить.
***
Сотрудник центра, пригласивший бывшего полицейского на собеседование, отыскал его возле информационного терминала, где он просматривал вакансии центра в более подробном варианте. Очень много предложений было от армии и флота империи. Рекрутёры завлекали новейшими для империи нейросетями, установкой имплантатов, бесплатными базами знаний, высокоуровневой медициной и карьерным ростом. Номенклатура специалистов требовалась широчайшая. А количество вакансий намекало на то, что спрос сильно превышает предложение.
Не меньше вакансий было от крупных корпораций. Вояки заманивали возможностью установки продвинутых нейросетей и выдачей учебных баз за счёт государства, при этом напирали на повышение индекса безопасности граждан, завлекали романтикой межзвёздных путешествий. А корпоранты предлагали корпоративные кредиты, возможность обрести востребованную специальность и большие зарплаты, комфортные места работы, возможность творить и развиваться. Многие контракты были на научную деятельность. И те, и другие просто так благами делиться не планировали и предлагали отработать пятилетние контракты. Для начала. Попадались и пятидесятилетние контракты от корпораций, занимающихся освоением новых планет. В условиях контрактов указывались большие инвестиции в переселенцев. Им предлагали дома, технику, даже оружие и лёгкое вооружение. А так – же гарантированную доставку к месту работы и обратно по отработке контракта. Землянин ради тренировки ума попробовал представить себя в роли переселенца на Запад или даже роли шерифа, как один из его предков. Не получилось.
Был ещё третий путь. Взять в банке кредит под «разумный процент на развитие». Местный кредит предлагался на интересных условиях. Это тебе не ипотека на двадцать лет с конфискацией. Размер кредита рассчитывали исходя из уровня интеллекта, индекса социальной полезности, наличия профессий, выученных баз знаний и ещё кучи параметров. Кредитные средства можно было вложить в приличную специализированную сеть и учебные базы знаний для получения интересующей специальности. С таким капиталом можно было начать своё дело или устроиться в корпорации на уже своих условиях. Вполне приличный старт, если нет желания служить или отправляться колонизировать новые планеты. Землянин даже прикинул в первом приближении, сколько денег он может взять в банке и что на это можно приобрести. Информационный терминал любому желающему предлагал воспользоваться специализированным кредитным калькулятором. Получалось не шикарно, но всё же, всё же. С голоду не опухнет.
Посыльный, молодой парень, приведший Иеремию в маленький офис, всю дорогу ворчал о том, что он уже устал бегать за дикими и когда же они себе нейросеть установят? Войдя в и так тесный офис чиновника центра, бывший коп увидел ещё одного персонажа, пристроившегося на стульчике в углу. Это был мужчина среднего роста с отличной осанкой, можно даже сказать военной выправкой. В офисе чиновника мужчина чувствовал себя очень уверенно и сам предложил Иеремии присесть на стул, напротив него. На присутствующего тут чиновника центра визитёр внимания не обращал и сам вёл разговор, а чиновник тут как будто статистом работал.
– Добрый день. Меня зовут Ривен Стат. Я возглавляю отдел кадров планетарной службы безопасности планеты Ахта. Хочу вам предложить так сказать влиться в наши ряды. Вы раньше вроде бы занимались тем же? В вашей анкете, которую вы любезно заполнили, указанно, что вы охраняли правопорядок у себя дома. – очень внимательный взгляд СИБовца как будто нанизывал собеседника, как бабочку на булавку.
– Хм. Да. Я работал… Как это по-местному? В СБ большого города. – разговор Иеремию заинтересовал. Да и собеседник…хм интересный такой.
– На сколько большого?
– Где-то два с половиной миллиона с небольшим.
– Прилично. Чем вы там занимались?
– Я был специалистом по расследованию краж и грабежей. То есть незаконного отъёма имущества граждан с применением насилия или без него.
– Ага. Интересно. Но у нас вам придётся начинать с самого низа. Обычно, с патрулирования улиц или реагирования на вызовы. Если конечно решите вступить в наши ряды. Мы должны присмотреться к вам, оценить, так сказать. Работа сложная и ответственная.
– У нас была такая же система. Я работал на улицах патрульным, пока не сдал экзамен и не перевёлся в отдел. Но у меня вопрос. Я читал, что СБ, армия и флот берут только с пилотским минимумом. А у меня уровень интеллекта сто десять ровно. В чём подвох?
– Это конечно в некотором роде проблема. – кивнул рекрутёр СИБа – Но проблема разрешимая. Мы можем, в случае подписания пятилетнего контракта, выделить вам приличную нейросеть. И даже возможно, имплантат на интеллект. В сумме вы получите ощутимую прибавку параметров и сможете полноценно работать. Репутация человека нам важнее. У вас она уже есть.
– А что насчёт учебных баз?
– Мы их бесплатно предоставляем нашим служащим. Разумеется, мы приветствуем постоянное развитие наших сотрудников и регулярно стимулируем эти процессы. Хотя, есть и ограничения. Если вы заинтересованы, моя служба составит программу обучения, и мы будем контролировать и направлять на сертификацию, если потребуется.
– Другими словами, вы выдаёте минимум, а если кто-то хочет расти и получать прибавку – то за свой счёт?
– Не так жёстко. – Ривен вскинул руку в защитном жесте – Сотрудникам с большим потенциалом могут обеспечить рост и за счёт СИБ. Но, в целом вы довольно точно сформулировали. С другой стороны – заработная плата будет тоже прирастать, компенсируя ваши расходы. И наши сотрудники пользуются бонусами в виде скидок и возможностью получить специализированные базы, не доступные на гражданском рынке.
– Что ещё можете предоставить? – раз пошёл такой разговор, надо получить по максимуму. Иеремия уже убедился в том, что тут уважаю таких ушлых разумных, которые могут для себя выбить побольше бонусов.
– Вам может быть предоставлено служебное общежитие, небольшие подъёмные средства, униформа, бесплатный доступ к тренажёрам и на полигон, гибкий график работы, месяц на освоение баз и адаптацию с сохранением полной зарплаты.
– А можете про подъёмные и общежитие рассказать?
– Общежитие гостиничного типа. Скромная комната со всеми удобствами. Если хотите – можете установить дополнительное оборудование типа голопанелей, пищевого синтезатора и тому подобного. Помещение обсуживается дроидами. За него платит СИБ. Мы очень заинтересованы в том, чтоб наши сотрудники жили как можно ближе к месту работы. Бывают сверхурочные или даже чрезвычайные ситуации. А что касается подъёмных – то как правило, в размере месячной заработной платы. Оплата же раз в месяц. Так платят всем, кто служит или работает на государство.
– Хорошие условия, мне нравится. Я, пожалуй, соглашусь, если вы подтвердите своё предложение под протокол.
Некоторое время спустя Иеремия, высокий, белый мужчина, который просил себя называть Спок и нескладная чёрная женщина, представившаяся Магда летели вместе с Ривен Статом в чёрном полицейском шатле по направлению к будущему месту службы. Будущий сотрудник СИБ согласился подписать контракт на пять лет службы на условиях, озвученных главным рекрутёром СИБ. Все трое землян – товарищей по несчастью решили, что в других местах такие условия ещё поискать надо.
7
Гвоздь был единственным пассажиром вагона пневмотрассы. Вагон напоминал скорее метро – трасса находилась под землёй, но при этом отделка вагона простая и без изысков была удобной и не располагала к езде стоя. Два ряда удобных кресел вдоль стенок вагона были единственным интерьером. Стены не содержали граффити или ещё каких украшений, на которые были горазды соотечественники Пепито. Да и одноместное сиденье, обитое мягким материалом, чем-то напоминавшем кожу, было целым, а не изрезанным или ещё как – то убитым. Пепито решил, что местные малолетки развлекаются как – то по-другому.
Оставив позади центр иммиграции и натурализации Империи Аратан, молодой вор решил положиться на чутьё и удачу, которые не раз его выручали. Конечно, кто-то мог назвать это разгильдяйством и безалаберностью, однако за всю свою криминальную карьеру эти чувства ещё ни разу не подводили его. Более того, Пепито никогда и никому не рассказывал, боясь, что его поднимут на смех, но однажды, пару лет назад он на неделю летал в Лас – Вегас на тренинг по улучшению интуиции. Понятно, что там на игры натаскивали, но, когда Гвоздь объяснил огромной чернокожей бабище, которая вела занятия, что ему это нужно не для игры, а для работы, та подсказала пару методик и посоветовала некоторое время записывать признаки, которые он видит и сбывается или нет подсказка. Обучение пошло на пользу, и вор никогда не жалел о тех потраченных деньгах. Вот и сейчас он искал знаки и подсказки.
Сидя в удобном кресле, Пепе Алесандро Луис по кличке Гвоздь придавался размышлениям и воспоминаниям. Там, на Земле он был выходцем из большой мексиканской семьи. Шестой из девяти детей Серхео Луиса, иммигранта, приехавшего в США за лучшей долей. Доля не сложилась как у него, так и у всей семьи. Работа с шести лет то на полях с подённой оплатой, то у мойки дешёвых забегаловок в Северной Дакоте оставили в душе Пепито неизгладимую тоску и ощущение постоянного голода.
В тринадцать лет он познакомился с одним неудачником, регулярным клиентом местных тюрем, который научил его гвоздём вскрывать несложные, навесные замки. А месяцем позже он вскрыл шкафчик менеджера забегаловки, свистнул бумажник с сотней долларов, правами и бейсбольной карточкой и рванул в большой город. Юный Пепито рассуждал так: чем больше город, тем больше там замков и соответственно бумажников с сотней баксов. Большим городом оказался Чикаго.
Именно в Чикаго юный Пепито познал свою удачу. Иначе, как ещё можно объяснить тот факт, что, сойдя наобум на первой попавшейся автобусной остановке большого города, юный преступник попытался сразу подломить дом широко известного в узких кругах грабителя бензоколонок и других мест скопления наличных, Блек Джек Рона. И уж ничем иным, кроме безумного везения нельзя объяснить факт отличного настроения Блек Джека. Тот не пристрелил наглого воришку, а посмеялся и взял его в ученики. А потом и в напарники. Кстати, оба от этой сделки только выиграли. Ну а полиция города и штата вздрогнула от такого союза. Не одно дело осталось висяком в отчётности и уплыло в архив.
Именно под руководством Блек Джека мелкий Гвоздик осваивал непростую специальность криминального специалиста на все руки. Пепито нравилось учиться. Знания, не теория, а именно голая практика, которую вот немедленно можно применить, вызывали у него такой же восторг, как работа фокусника на дешёвых ярмарках дома. Это было почти как волшебство, только творил его он сам.
Воспоминания резко прекратились. Чуйка матёрого преступника ёкнула, и он тут же встал и вышел на станции, к которой подкатил вагон. Оглянувшись и попытавшись понять, куда его потянула удача, Гвоздь решительно двинул в сторону видневшихся невдалеке низких строений. Станция называлась «Базар» и была она предпоследней. Следующей станцией была конечная – космический лифт. Обзор окрестностей навёл Гвоздя на мысль, объясняющую всё, что он видит. Бедный пригород. Нет высоких зданий, не видно крутого транспорта. Зато местные довольно сильно потёрты на вид, что понимающему человеку говорит о многом. Кстати, кроме него на станции сошли ещё десятка полтора мужчин и женщин. И тоже не в дорогой одежке хозяев жизни, зато с большими сумками.
Пока Гвоздь шёл по сильно потрескавшемуся, но ещё крепкому покрытию дороги, он в силу привычки успешно обозревал окрестности и людей, спешащих по своим делам. Лавки и магазинчики в контейнерах выкрашенные в разные, иногда вырви глаз цвета. Торговля с лотков, откидных бортов каких-то машин с без колёс, где продавцы стояли или сидели возле своего товара. В паре мест видел лотки, расположенные на земле как на блошиных рынках и продавцов, лежащих на земле рядом со-своим товаром, благо, погода позволяла. Запах еды, витающий над всеми и неистребимый ничем. Всё это сопровождалось какофонией голосов, рычанием моторов и совсем не опознаваемых звуков.
Всесильная вера в свою удачу не подкачала. Пройдя почти километр по широким и узким улицам базарного городка, Пепито вышел на небольшую площадь, по периметру которой располагались разного рода едальни, закусочные, бары, харчевни и просто лотки с едой. Так же несколько лотошников сновало тут и там, предлагая перекусить и запить на ходу. Оглядевшись и выбрав понравившееся заведение, мужчина решительно направился туда, лавируя между разносчиков и просто прохожих, площадь была довольно заполненная. Зайдя в бар с непонятным названием «Гатанга», Гвоздь расположился за столиком, но ничего заказывать не стал. Счёт в банке ему конечно открыли в центре натурализации, но вот денег туда не положили. Вор наблюдал за посетителями, барменом, который с неудовольствием смотрел на него, вышибалой, который, кажется дремал и самим помещением. Потёртые стены и потолок из дешёвого пластика видали лучшие годы. Никаких художественных изысков кроме голопанели с видом на море на против стойки бара небыло. В баре висел терпкий запах, который землянин опознать не смог, но предположил, что это смесь запахов. Впрочем, Пепито интересовал не столько интерьер, сколько системы безопасности, которые он так и не смог углядеть и манера держаться посетителей бара. Вор решил, что ему жизненно важно держаться как местные и он старательно перенимал их моторику тела.
После получасового сидения землянин всё же поймал удачу за хвост. Удача эта выглядела полным, пожилым мужчиной в сине – сером комбинезоне и затрёпанном длинном плаще с короткими рукавами. Мужчина, как будто знал всех посетителей бара. Войдя в заведение, он дружески поздоровался с мгновенно проснувшимся громилой на входе, кивнул бармену, который сразу ему стал улыбаться, перекинулся парой слов с некоторыми посетителями, которые отвечали ему как старому знакомому. Некоторые удостоились просто хлопка по спине или плечу. У некоторых брал какие – то свёртки, часть из которых тут же отдавал другим посетителям, которые сразу начинали куда – то торопиться. Кто – то, было видно по сгорбившейся в момент фигуре его откровенно боялся, кто-то радовался. Казалось, он был тут как рыба в воде. Эдакий добряк, душа компании и столп общества. Вот только глаза. Пепито один раз поймал его взгляд и этого было достаточно. Жёсткие и совсем не смеющиеся глаза выдавали в нём матёрого хищника. И хищник этот обходил свои владения.
Как будто сделав свои дела этот не то добряк, не то хищник громко попрощался с посетителями и вышел на улицу. Пепито показалось, что сделано это было демонстративно, на публику. Гвоздь так же решительно отодвинул стул, встал и вышел вслед за ним. На улице стоял ранний вечер. Погода была практически весенней, обдувал лёгкий ветерок и шума стало гораздо меньше. Рынок прекращал свою работу. Это, кстати, несколько выбивало вора из привычной колеи. Вот кажется три дня назад ещё был осенний, промозглый и противный Чикаго и уже начинало холодать, как внезапно снова весна. Осмотрев окрестности и не обнаружив искомого, молодой и опытный вор повернул на право и пошёл вдоль фронтальной стены бара. Сверну за угол, он нос к носу столкнулся с хищником. Да-да, самым настоящим, а не тем добродушным дядечкой, видение которого было явлено в баре.
– Что-то потерял ребёнок? – хищник не вынимал рук из карманов плаща. На вид там было что-то ещё, помимо рук.
– Уже нет. Нашёл. – кивнул собеседнику Гвоздь и как бы невзначай показал открытые ладони.
– И зачем искал? – хищник заметно напрягся. Одна ошибка, и вору могло крепко не поздоровиться. Таковы правила общения их среды и Пепито научился им раньше многого другого.
– Дело есть. Поговорить надо. – Пепито не стал сразу раскрывать тему и просто обозначил направление.
– Дело всегда есть. Я тебя не знаю. Говорить с тобой не хочу. – нормальный ход, решил Гвоздь. Раз стрелять не стал, значит можно говорить дальше. До следующего отказа. И тогда нужно будет молча уйти.
– Чего так? Может тебе прибыль обломится или ещё какие ништяки? – это была такая игра. Казалось, не смотря на расстояние до Земли, вор разговаривал с очередным чикагским деловым, от которого ему что-то было нужно.
– Может и так. Но есть подозрение, что ты засланный. Так что я поберегусь, ребёнок. Иди покуда цел. – хищник мотнул головой туда, куда, по его мнению, должен был идти собеседник.
– А если я реально докажу, что не засланный, поговорим?
– Ну, если докажешь – мужчина хищно усмехнулся – тогда я тебя выслушаю.
– У меня нет нейросети. Совсем. И никогда небыло. – ход был сделан. Пепито его обдумывал всё то время, пока сидел в баре. Это должен быть убойный аргумент, такого от провокатора или стукача точно не ждут.
Мужчина задумался, а потом рассмеялся громыхающим смехом. У него даже выступила пара слезинок, которые он утёр рукавом своего комбинезона, впрочем, не вынимая рук из карманов.
– Пожалуй, доказал. Мощно. И как ты в таком-то возрасте себе всё ещё не поставил сетку то? Поди на бесплатную сертификат давно есть?
– Есть. Вчера и выдали. Я эмигрант с отсталой планеты. У арварцев отбили и сюда привезли. Гражданство принял и свободен.
– Хм. Ну, пойдём, поговорим. Лихой ты поди парень. Я же мог и пальнуть с горяча. – хищник вынул одну руку из кармана, хлопнул Гвоздя по плечу и подтолкнул вперёд.
– Не мог. Ты любопытный. Иначе я за тобой не пошёл бы. – пояснил свой ход Пепито. Ему показалось, что с этим хищником стоит сыграть в открытую, в разумных пределах, конечно.
– Да, нам, пожалуй, надо хорошо поговорить. Иди за мной. – и повернулся спиной. «Сильный ход» – подумал вор на эту показную доверчивость. Гвоздь уже сообразил, что при желании он не сможет ничего плохого сделать этому хищнику, но предполагалось, что эта информация ему не доступна.
Разговор молодого вора и теневого воротилы с Рынка по имени Рисиз затянулся на два часа. В уже пустом баре, где кроме них двоих никого не осталось и даже бармен и вышибала предпочли оставить их вдвоём, воротила выспрашивал вора о его деятельности дома, как и что он делал в разных ситуациях. Рассказывал, как ведутся дела в высокоразвитом обществе Содружества. Рисиз даже угостил Пепе ужином, чтоб не отрываться от разговора. Его интересовало абсолютно всё. Пепе отвечал, как можно честнее и подробнее. Пепито считал, что эти сведения уже не смогут ему повредить – юрисдикция Чикаго сюда не распространялась, а местным на его стародавние делишки плевать. Позже выяснилось, что в кресло, на котором он сидел было встроено устройство вроде полиграфа. Так что Рисиз не только информацию проверял, но и принципиальное отношение к нему – честность и открытость собеседника.
В результате сложных переговоров стороны пришли к соглашению, по которому Ресиз инвестировал в Гвоздя некоторую сумму в виде наличных на разогрев, нейросети, специализированных имплантатов, редких и не очень баз знаний и своих многочисленных связей. После того, как эти инвестиции будут освоены, Ресиз гарантирует поток заказов молодому специалисту с крайне неоднозначными навыками, которые не приветствуются в обществе. В свою очередь, молодой и перспективный специалист Пепе берёт на себя обязательства выполнять заказы Рисиза в указанные сроки и получать за это оговорённую плату в течении года, после чего договор может быть продлён при обоюдном интересе сторон и даже пересмотрен в сторону улучшения.
Вся следующая неделя Гвоздя была зеркальным отражением недели Иеремии. Вот только начинка, которую вбивали в голову Гвоздя некие серые личности была диаметрально противоположной. А что делать, если эти антагонисты опять решили разойтись по разные стороны игры «полицейские и воры» в силу неугомонного характера. Ой, что будет!
8
Всю первую и немного вторую неделю, бывший полицейский инспектор города Чикаго, а ныне стажёр Службы Имперской Безопасности планеты Ахта запомнил отвратительно. Точнее говоря, совсем не запомнил. И такой провал в памяти был следствием медицинских процедур и усиленных тренировок, через которые пришлось пройти мужчине в так называемый адаптационный период. Челнок приземлился на просторной посадочной площадке, часть которой была заставлена челноками с эмблемой СИБ и, реже, гражданскими моделями. Как пояснил Ривен Стат, у СИБ была своя база на планете с комплексом зданий, где располагались подразделения, складской комплекс, общежитие и эта самая посадочная площадка. Челнок приземлился перед входом в шикарное, антрацитово – чёрное, без окон здание. Со-слов того же Ривена – это была штаб – квартира СИБ Ахты. Даже не успев заселиться в общежитие, всех троих тут же отправили в медсекцию, которая располагалась на одном из подвальных этажей штаб – квартиры. По размерам и оснащению, на взгляд Иеремии, медсекция больше походила на компактный госпиталь, причём хорошо оснащённый. Шустрый врач изъял у всех троих карты ФПИ, повтыкал из в пазы на боковой панели приземистых яйцевидных капсул и предложил занимать места. Видя, как женщина из их компании попыталась влезть в капсулу не раздевшись, врач замахал руками, останавливая её и потребовал:
– Нет, так нельзя. Только без одежды.
– Я без одежды не могу. – смутилась дама – Я это…стесняюсь, вот.
– Да? А чего именно вы стесняетесь? – доктор кажется не понял, чего тут можно стесняться в принципе.
– Вы все меня голой увидите! – возмущённо ответила негритянка.
– Да? А у вас есть что-то, что мы никогда не видели? – доктор лучился любопытством и даже немного пританцовывать на месте от нетерпения стал.
«Кажется, доктор будет разочарован» – подумал Иеремия, побыстрее скидывая комбинезон и укладываясь в капсулу. Учувствовать в продолжении этой сцены ему категорически не хотелось. Дама могла устроить этому недошовинисту изрядный скандал. Иеремие же стесняться особо было нечего, он всегда следил за собой и своим телом, да и наследственность не подкачала. Многие ему могли только позавидовать.
Выбравшись из капсулы, мужчина узнал о том, что в качестве медицинских процедур молодому сотруднику СИБ провели полную диагностику организма, подлечили болячки, о которых он и не подозревал, очистили организм от накопившегося генетического мусора, токсинов иных продуктов цивилизации. На этом моменте доктор особо возмущался, сетуя на то, что так организм запускать нельзя. Это вредно. И дорого потом очищать. Кроме того, была проведена коррекция каких-то цепочек генетического кода носителя, в терминах земляне не разобрались, и доктор пояснил на пальцах, что состояние организмов приведены к стандартам, принятым в Содружестве, особенно в части прожиточного минимума. В том смысле, что минимум прожить в содружестве разумные должны были двести пятьдесят лет, а кто хочет – и больше, только успевай платить.
Кроме того, чтоб два раза не ходить, Иеремии установили нейросеть «Пилот 3М» и имплантат «Интеллект +50». После какой-то замысловатой процедуры оптимизации в его карту ФПИ вписали уровень интеллекта сто восемьдесят семь. Для местных это был довольно высокий уровень, ради которого многие влезали в банковскую кабалу, шли на службу в армию, флот или в государственные служащие, заключали длительные корпоративные контракты, или как земляне – шли в СИБ. Даже базовые сто десять для местных были приличным результатом, ибо большинство пребывало на уровне ниже восьмидесяти единиц интеллекта.
Сутки дали бывшему инспектору на то, чтоб заселиться, обжиться, осмотреться и познакомиться с соседями. Заодно всех троих землян провели по базе, показав, куда им доступ будет, а куда категорически запрещён, напоследок пообещав, что скинут план базы с указанием открытых и закрытых зон. Уже примерно представляя, на что способна нейросеть, Иеремия удивился необходимости такой экскурсии. Достаточно было сутки подождать, пока нейросеть штатно развернётся и просто выслать им всю необходимую информацию. Он заподозрил, что их просто держат таким образом под наблюдением, не давая заниматься глупостями. А эти сутки нужны для того, чтоб нейросеть штатно развернулась и начала нормально функционировать.
С момента, как нейросеть вышла на рабочий режим, и стажёр её настроил под свой вкус, начался изматывающий курс обучения под разгоном. Обучение в Содружестве предполагало использование прямой загрузки учебных баз прямиком в мозг с последующим осваиванием и осознанием вкачанного материала. Никаких конспектов, корпения над книгами и справочниками толщиной в ляжку быка в содружестве не практиковали. Естественно, базы знаний в основном стоили денег и поэтому местные изучали в первую очередь то, что позволяло получить специальность и начать сразу зарабатывать. Ведь за нейросети висел долг. Кстати, когда база развернулась и стажёр получил доступ к своему электронному кабинету, он узнал, сколько ему насчитали за всё то, что уже засунули под черепную коробку. А сумма была не малая! За нейросеть насчитали двадцать две с половиной тысячи, а имплантат на повышение уровня интеллекта обошёлся дороже, его оценили в сорок пять штук. Впрочем, местные говорили не «штук», а «китов». Кит означало тысячу кредитов, а не морского млекопитающего с планеты Земля или украинского кота.
Про разгон, когда Иеремия высказал ему свои опасения в целостности рассудка после процедуры, доктор объяснил подробно и популярно. Естественным путём, скорость восприятия знаний на прямую завесила от уровня интеллекта. Однако, был непростой способ ускорить процесс. Собственно, это был комплекс мероприятий с применением сложного медицинского оборудования и довольно дорогих и токсичных спец препаратов. Однако, процедура позволяла увеличить скорость обучения в несколько раз, что зависело уже от индивидуальных возможностей организма и его восприимчивости. Вот этот то период изматывающего обучения под разгоном из памяти стажёра выпал напрочь.
Нейросеть, базы знаний, процедура разгона, использование медицинской техники вкупе со-специалистами стоило денег. И сумма кредита в девяносто восемь с половиной китов теперь обременяла контракт ценного специалиста СБ. Бесплатными были только базы, про которые ему сообщил чиновник из центра иммиграции империи Аратан и процедуры. А вот препараты стоили денег. Кстати, как позже выяснил землянин, сертификат, что ему выдали на установку базовой нейросети в СИБ зачли, иначе уровень долга был – бы выше на десятку китов.
Когда доктор отпустил Иеремию, заверив в том, что у него всё нормально, пришло время тренировок, без которых многие знания просто остались бы мёртвым грузом или даже со временем стёрлись бы. Первый этап тренировок происходил в специальных тренировочных агрегатах, называемых местными «тренировочная капсула виртуальной реальности». Первый раз занятия происходили под контролем инструктора. Мужчина разделся и через боковую створку попал в тренажёр, ожидая чего-то, что он раньше видел только в фантастических фильмах. Однако, внутри было темно и тихо. Внезапно, как будто кто-то открыл пожарный гидрант, всё пространство заполнилось вязким гелем. Иеремия задержал дыхание, чтоб не задохнуться и тут же сознание померкло и зажглось вновь, но при этом он оказался в помещении, больше всего напоминавшем тир. На против него стоял здоровый громила в здоровом скафе, напоминавшем рыцарские доспехи. Такие, высокотехнологичные рыцарские доспехи нежно – бирюзового цвета. Гигант с интересом посмотрел на землянина, а потом резко скомандовал:
– Выдохни. – и Иеремия на автомате подчинился, после чего легко вдохнул.
– Ты кто? – поинтересовался стажёр.
– Зови меня Проектор. Я твой инструктор. У тебя вводное занятие по обращению с оружием. Иди к столу, возьми оружие, заряди и выстрели.
Некоторые странности происходящего не помешали Иеремии выполнить приказ инструктора. На столе лежало несколько иголников разных модификаций. Землянин взял понравившийся, модели «Мерхот – С35». Абсолютно чёрный, почти классический пистолет, с тактическим фонариком под стволом. Очень напоминал Иеремии его «Глок – 17». «Э, нет. Это не фонарик, это флакон с раствором коллагена, из которого формируются иглы, которыми игольник стреляет». Знания изученной базы по лёгкой стрелковке сами всплыли в памяти. Флакон – контейнер оказался пустым. Но на столе нашёлся полный. После замены, зажегся синий индикатор чуть выше спуска. Сжав рукоять, мужчина дождался лёгкой вибрации. Палец, лежащий на спуске слегка нагрелся. Умная начинка подтвердила привязку владельца и теперь кроме него никто не мог произвести выстрел, пока оружейник не обнулит привязку.
Электрокомпенсатор позволял стрелять даже в невесомости, отдача была около нулевой. Сделав несколько пробных выстрелов по мишени и получив одобрение инструктора, Иеремия переключил игольник на стрельбу с отсечкой и начал поражать все мишени короткой, в пять игл очередью. Флакона – контейнера хватало на семьдесят пять выстрелов, что в городской скоротечной схватке было более чем достаточно. Хотя, для любителей затяжных баталий в носимый боекомплект входило ещё три флакона – контейнера.
Отстреляв один и перезарядив игольник, Иеремия, под руководством инструктора подключил целеуказатель и синхронизировал его с нейросетью. Стрелять сразу стало проще и сложнее одновременно. Целеуказатель оценивал мишень, обозначал наиболее уязвимые зоны поражения, визуально приближал мишень и показывал, куда именно сейчас направлен ствол оружия. Проблема была в том, что долгие тренировки ещё в армии создали определённые мышечные рефлексы. Привычным было стрелять, целясь глазами по верх ствола. Сейчас же требовалось переучиться на стрельбу из любого положения, оперируя картинкой с целеуказателя. Иеремию очень сбивало с толку то, что картинок было две – та, что была перед глазами и та, что открывалась в отдельном окне и шла с целеуказателя. Три часа тренировок ушли на то, чтоб совмещать эти картинки и оперировать всей информацией одновременно, а не по очереди.
Напоследок Проектор оценил умения практиканта на «так себе» и отпустил с наказом прибыть завтра для закрепления навыков. Сразу после этого картинка померкла и вновь на Иеремию обрушилась тьма тренировочной капсулы, только в этот раз гель, обволакивающий до этого всё тело убывал.
Тренировки стали регулярными, занимали большую часть времени и выматывали неимоверно. Сил хватало только добрести до небольшого кафетерия при общежитии, где землянин столовался за небольшие деньги и упасть в кровать. В кровати, кстати, спать приходилось не чаще, чем в медицинской капсуле. Тренажёры не только выматывали, но и регулярно стучали в медсекцию о текущем психофизическом состоянии стажёра. И когда состояние доходило до нижней кромки, поступал вызов и добрый и любопытный доктор Мундо Рейдо, имя которого пришлось для начала записать, потому что выговорить сразу не получилось, закладывал Иеремию на поправку здоровья до утра. А заодно и поспать.
Тренировки с лёгким оружием сменились средним, а потом и тяжелым. Работа в скафандрах и без в условиях спокойной и агрессивной среды, да ещё и с повышенной силой тяжести. Доктор пояснил, что база рассчитана на всех, а не под условия конкретной планеты, так что нагрузки должны быть разноплановыми. Работа со специальным оборудованием, состоящим на оснащении СИБ, заодно разобравшись и с бытовыми приборами. Управление флаерами и челноками, используемыми СИБ и другими государственными службами. Были даже базы и практика по заполнению отчётов, рапортов и прочей бюрократии. Оказывается, несмотря на огромное техническое развитие, обилие искинов, которые постоянно всё и вся фиксируют, наличие нейросети её функции фиксировать под протокол всё подряд в СИБ сохранились архаичные бюрократические требования. И для их выполнения требовалось тренироваться. Причём Иеремия регулярно наблюдал в тренировочном комплексе, да и в медсекции уже тех, кто служит не первый год. Добрый доктор просветил новобранца. Оказывается, многие занимались самосовершенствованием своих навыков, прокачивая более высокоранговые базы знаний и потом закрепляя навыки. Отдельным потоком шли те, кто переходил на другую должность или менял поле деятельности в СИБ. Новая работа могла требовать дополнительных знаний и навыков и получали их всё тем же способом – базы знаний и практика в капсулах виртуальной реальности. Впрочем, минимумом знаний владели все. Даже добрый доктор Мундо мог при случае влезть в боевой скаф, довести бронефлаер по известным координатам и задать взбучку антисоциальным элементам. Правда на практике этого никто не проверял и желания не испытывал.
Тренировка в капсулах виртуальной реальности сменилась отработкой на полигоне. Там, под руководством живых инструкторов и искина СИБ землянин показывал, на сколько он усвоил теоретические знания и отработал практику в виртуальности. Весь чудовищный объём знаний требовалось подтвердить для сертификации, без которой в люди стажёра никто не выпустил бы. За неделю Иеремия смог подтвердить использование транспортных средств, специального и не только оборудования, применение лёгкого оружия и тяжёлого вооружения, тактику спецопераций, знание законов Содружества и его социальное, экономическое и политическое устройство. Гроздь сертификатов украшала его ФПИ, а под пачку цифровых сертификатов мужчина выделил отдельную папочку в хранилище нейросети.
В Содружестве правил его величество Стандарт. Именно так, с большой буквы. Стандартизировано было всё: размеры, типы, свойства, калибры, единицы измерения, денежные единицы и так далее и тому подобное. Благодаря этому удалось унифицировать производство, расширить торговлю и наладить межзвёздные перелёты. Специальности так же были стандартизированы. При этом ценный специалист, как правило, обладал сразу несколькими специальностями. И чем больше специальностей, тем ценнее был специалист. Для СИБ это было так же правилом. Разумеется, сертификационные требования так же были стандартизированы и при желании имеющиеся сертификаты подошли бы и к гражданским специальностям. Вот весь месяц, выделенный на адаптацию стажёр и должен был пройти сертификацию и подтвердить свои знания и навыки. Что и объясняет некоторые провалы в памяти. Эх, а Ривен Статом обещал месяц подъёмных на адаптацию. И не наврал, только такая учёба была тяжелее работы.
9
Первый выход на патрулирование прошёл под девизом «Ну наконец то!». Стажёра в напарники определили к очень опытному ветерану. Старший патрульный Ламинус Рахой служил в СИБ уже более четырёх лет и всё в патрульных, так что опыта ему было не занимать. Он, как и молодой сослуживец был иммигрантом, но добровольным, а не принудительным. Пять лет назад молодой, кряжистый мужчина решил перебраться в Содружество из королевства Рантика, поменяв профессию с сельскохозяйственной направленности на службу в органах. После некоторых социальных сложностей его, как и Иеремию, привлёк к службе Ривен Стат, тогда только возглавивший кадровую службу СИБ начавший менять кадровую политику.
Получив и осмотрев патрульный челнок, на котором напарникам предстояло проводить патрулирование, пеший обход территории на Ахте не практиковался, оба мужчины загрузились в кабину. Челнок был тоже ветераном и видел не одну смену за свою длинную службу. После диагностики искин выдал, что в строю он уже сорок три года. Встроенная система жизнедеятельности пятнадцатиметрового планетного челнока «Летоплон Т» уже не могла бесследно вывести запах человека, хотя атмосфера и не была удушающей или вонючей. Ламинус подкрутил что – то в углу панели, и атмосфера сразу наполнилась какими-то травяными запахами. Впрочем, кроме запахов, других неудобств не наблюдалось. Кондовая панель, удобные сиденья с подстройкой по фигуре хоть из шланга мой, на столько всё в бесшовный материал закатано. Всё удобно и комфортно.
– Машина надёжная. Её практически сносу нет, если техник опытный обслуживает. Если только собьют или ещё как сожгут. Но вот аэратор штатно не предусмотрен. Мы с парнями подъехали к кладовщику, и он из трофейного фонда закупил, но в сеть управления их так и не встроили. Приходится вручную подкручивать, кому что нравится.
– А что, могут сбить? – Иеремия ухватил нужную информацию. Про такое ему не рассказывали.
– Ну, изредка бывает. Планета хоть и в Содружестве, но фронтир рядом, иногда проскакивает контрабанда. Опять же, тут кладбище есть корабельное. Старое. Там могут откапать что угодно. Регулярно изымаем тяжёлое вооружение и убойные боеприпасы. Причём, я бы не сказал, что тут линия фронта или постоянные бандитские разборки. Но вот иногда случается.
– А в принципе тут как? Я в Содружестве меньше двух месяцев, а в СИБ так пока только стажёром.
– Служба тут хорошая. – вовсю стал хвалился опытный патрульный – Выплаты конечно не самые высокие, но зато служба в тебя активами вкладывается. Позволяет расти и поощряет за это. Опять же, если хочешь, можно делать карьеру. А карьера – это бонусы и ещё большая зарплата. Ну и связи – не вечно же ты будешь патрулировать улицы.
– Значит, можно карьеру делать. И куда вырасти?
– Ну, в принципе, никто не ограничивает. Были бы вакансии и твой уровень соответствовал. А можно денег начать подбирать. Но это в основном на земле. Ну, или совсем в центре города надо жить. Деньги просто так в руки не даются. Тут надо знать, как к вопросу подойти.
– А на земле, это как?
– Ну, преступность на планете присутствует, так что трофейные вполне приличные можно поднять. Опять же – конвойные и личный контракт можно заключать. За этим начальство смотрит в сторону луны, так что иногда можно приработки брать. Тут главное, чтоб свои обязанности выполнял, а чем ты занят в своё личное время, никого не волнует. Конечно, если ты не сливаешь информацию и прочие незаконные делишки типа покровительства наркобарыгам или чёрным контрабандистам.
– Я не совсем понял, трофейные, это что? Мы трофеи собираем? – описать удивление Иеремии словами было довольно сложно. Это не укладывалось в голове, как так?
– Само-собой. А как иначе то? Всё стоит денег. Топливо, оборудование, выплаты патрульным, содержание диспетчерской. Вот мы и берём трофеи с преступников. Тем, кто взял, полагается десять процентов. Мы тут с полгода назад накрыли одну банду. Они людей ловили и вынимали имплантаты, а заодно опустошали счета и забирали всякое имущество. Там у них оборудование было дорогое, медицинское с расходниками. Те же готовые установочные комплекты и прочее имущество на целый склад. Мне тогда с трофейных сорок китов почти выплатили премиальных. Скандал был громкий, журналюги криками своими всех до печени достали. Вылетело прямиком в тюремный мир несколько чиновников, которые бандитов тех покрывали. Нам тогда бюджет прибавили. На борьбу с такими уродами денег жалеть глупо. Твой установочный набор, кстати, как раз на этот бюджет сделали. Тебе со скидкой вышло.
– У нас было по-другому. Мы всё сдавали в отдел конфискатов. Всё уходило в доход города. С этих денег правда и наш бюджет пополняли.
– Ну и зря. Людей тоже надо стимулировать. А то люди будут думать, что о них забыли и потеряют мотивацию. – железобетонная уверенность Ламинуса в таком порядке вещей как орехи раскалывала такие понятия как честь, долг, совесть.
– Хм, ну, может быть. Я не думал об этом. У нас был девиз «Служить и защищать». Это вроде честь для нас.
– Тем, кто служит, нужны кредиты. Много кредитов позволяют служить честно. Тебе не надо брать кредиты у преступников. Точнее, ты их забираешь, но часть отдаёшь в систему. Меньше коррупции. Больше уверенности. Система управляема. Если кто нарушит или не будет честно служить – кредиты забирают обратно. Часто вместе со-свободой. А твоя система похожа на разводилово какое – то.
– Я о таком никогда не думал. У нас династия служила семейная. Мы в полиции, ну, типа СИБ, лет двести пятьдесят служим.
– Круто! У меня отец был сельхоз-техником. А мама оператором биофермы. Я – первый в семье на этом поприще. Вот ещё годик послужу и буду о семье думать. В смысле, семья у меня есть, я о продолжении рода. А вот дети подрастут – тогда может быть тоже помогу им в СИБ устроиться. Буду основателем династии. – Ламинус громко засмеялся таким идеям.
– А что такое конвойные и личный контракт? – Иеремия решил, что пока информации о предках достаточно на первый раз.
– Конвойные, это когда ты берёшься проводить какого-то гражданина или подвезёшь. Иногда корпоранты из тех, что победнее оплачивают сопровождение груза. Во время патрулирования или во-внеслужебное время. В служебное – пятьдесят на пятьдесят, а в личное – все сто процентов твои, если не используешь оборудование служебное. А личный контракт – это когда гражданин заключает с тобой контракт на охрану и, если с ним что-то случается, ты мчишься его выручать, а иногда и мстить или возвращать собственность. Всё официально.
– А как же патрулирование?
– Ну, так опять, если ты на службе, то пятьдесят на пятьдесят, а в личное – все сто процентов твои.
– Какая-то коммерческая служба выходит.
– Всё стоит кредитов. – Ламинус, как ветеран этой системы другую уже не признавал. – Ты при такой системе держишься за место, развиваешься, коррупция уменьшается. Корпоратны и граждане меньше налогов платят на защиту и больше в экономике тратят. Всем выгодно.
Первое дежурство землянину запомнилось разговорами и той информацией, которую он получил не из базы «Содружество», выученной им в первую очередь, а из реального, живого источника информации. Ему, живому источнику, землянин доверял больше. Он вот рядом сидит. Трындит не переставая. Его потрогать можно.
А кроме того, напарник посоветовал приобрести несколько баз уже за свой счёт. В первую очередь, недорогие базы второго уровня «Электроника» и «Быстрое прицеливание». Можно даже в кредит из зарплаты купить, благо их тоже СИБ продаст со – скидкой.
– Понимаешь, ты не станешь специалистом по электронике, но сможешь её использовать. И бери общую, а не специализированные. Тебе в комплекте дали только специализированную, а с ней много не даётся. Мне тоже пытались подсунуть «Бытовая электроника». Её выучить быстрее можно. Но полная база тебе даст возможность со служебной аппаратурой работать. Хотя бы на приличном базовом уровне. А при нужде, мелкой базой за пару ночей можно доучиться.
– Спасибо, учту. – это было важное от опытного человека замечание, которое надо было учитывать в дальнейших планах.
Дежурство прошло условно спокойно. Сутки Ахты длятся тридцать часов. Азат уже успел привыкнуть к такому распорядку, да и часом местное деление времени называлось довольно условно, Иеремия его так больше по привычке называл. Смена длилась треть суток, а конкретно эта с десяти утра до двадцати и заканчивалась уже вечером.
Само патрулирование было скорее условным. Челнок занимал позицию по указанию диспетчера и так же по сигналу менял её. Иногда искин выдавал полётные задания: где-то нужно было сделать несколько кругов или пролететь по ломанному курсу. Высоту так же задавал искин. Иеремия так и не уловил систему, по которой это происходило, поэтому озадачился спросить у напарника.
– Уй, там всё очень сложно. Искины отслеживают концентрацию разумных на улицах и в помещениях, какую-то статистику, сообщения о нарушениях и тому подобную информацию. И от этого рассчитывается позиция по отношению к потенциальным проблемам. Не спрашивай меня больше, мне как-то попыталась подруга – диспетчер – это объяснить, у меня потом ночью конфуз случился. – грустно просветил напарника Ламинус.
– Понятно. Значит просто так мы по улицам не мотаемся туда – сюда?
– Нет, естественно. Смысла нет, зато мы случайно можем оказаться слишком далеко. Тут всё на расчёте строится.
Пока дежурили, поступило всего два вызова. В первом случае буйный посетитель устроил дебош в гостинице. Это был личный клиент Ламинуса и тот разбирался с проблемой сам за пол цены. Второй случай – малолетние ушлёпки пытались вырвать сумку у довольно привлекательной дамы среднего возраста, хотя с возрастом Иеремия мог и не угадать. Весь его предыдущий опыт разбивался о процедуру омоложения, практикующуюся в Содружестве. Дама спокойно отпустила вырываемую сумку, а после достала гражданский игольник из напоясной кобуры, скрытой одеждой и расстреляла налётчиков спину. Два тяжёлых ранения и один труп – иглы были парализующие, но даму угораздило попасть в затылок и перебить позвоночный столб. Иеремия немного офигел от того, как спокойно его напарник поздравил даму с удачным приобретением и начал оформлять протокол передачи имущества нападавших, в количестве трёх кастетов, ножа и шокера, а также какой-то мелочи из карманов даме, уработавшей напавших на неё малолеток в ожидании транспорта за раненым бандитом. Появившийся челнок службы спасения выпустил из своего чрева двух спасателей. Те быстро осмотрели малолеток, на которых Иеремия по инструкции налепил аптечки, и обрадовали всех известием о том, что и третьего они скорее всего оживят. После чего закатали всех троих в мобильные медицинские капсулы и усвистели в неизвестном направлении. Ламинус обрадовался и поблагодарил даму за сотрудничество. Заодно сбросил ей свои координаты, если потребуется помощь специалиста о личной безопасности.
– Я не совсем понял, почему так произошло всё. Нет, я понимаю, что жизнь священна и бандюкам надо было помощь оказать. Но девушке то ничего не грозило. Она поэтому же закону защищалась.
– Ну, так я ей ничего и не сделал.
– Я понял, но с тем, которого оживят, я не совсем понял.
– А, это, Рэм, просто. Каждого, кого на горячем поймали, ждёт, в зависимости от содеянного, либо астероидные поля, либо колонизация, либо планета – тюрьма. Первые два варианта для нас предпочтительнее. По первому СИБ получит бонус по программе «Доступные руки», трудоустроив в шахтёры бандюков. У нас сложности после вхождения в Содружество. Слишком много рабочих рук после тотальной автоматизации высвободилось. Во – втором случае СИБ получает бонус за каждого, кто поедет добровольно колонизировать вновь открытые или терраформированные планеты Империи. Все довольны и поделили кредиты.
– А они добровольно поедут?
– Ну, или в астероиды. А там больше полугода практически никто не живёт.
– Действительно. Думаю, от добровольцев при такой-то альтернативе отбоя нет.
– Точно. Они же не совсем тупые. Ну, бывают исключения, но там быстро лечатся.
После дежурства Иеремия плотно засел за планирование будущего, в том числе финансовое и сбор информации о личностном развитии. Он понял, что надо постоянно развиваться. И дело даже не в кредитах. Сама система подталкивала и очень косо смотрела на застывших в своём развитии членов. А СИБ постоянно стимулировал своих сотрудников. Кстати, отдел кадров предоставлял бесплатного консультанта, к которому Иеремия планировал заглянуть, когда составит черновик.
10
Первое дело, на которое теневой воротила с Рынка отправил своего нового протеже, было условно – проверочным. Именно что условно. Если бы молодой попался, головы ему не сносить точно. И не только – разобрали бы на запчасти и отправили бы на экспорт.
Требовалось не красть, а наоборот, подсунуть пакет одному из конкурентов Ресиза в тайник на складе, стоявшем на окраине космопорта, связанного с космическим лифтом. Таким нехитрым способом можно было легко и изящно смахнуть с игрового поля довольно сильную фигуру. Говоря совсем откровенно, это была не совсем подстава. Или совсем? Конкурент Рисиза действительно приторговывал забористой контрабандной дурью, запрещённой в пределах Содружества и в этом бизнесе был удачлив, имел репутацию и уважение толкачей. Дурь шла из фронтира вполне себе приличными партиями, вот только тайник с ней воротила так и не обнаружил. Поэтому, пораскинув мозгами, он решил организовать этот тайник. А потом слить информацию в СИБ на радость борцам с этим самым. Те поверят безоговорочно. В СИБ знали твёрдо о торговле дурью, но и они так же не могли найти склад наркобарыги. Пришлось потратиться на товарный объем дури. Но, прибыль от отсутствия конкурента обещала быть запредельной. Уж контакты поставщиков у Ресиза были и после убыли конкурента выбор у них отсутствовал, если они всё ещё хотели сбывать свой товар.
Естественно, операция по подставе конкурента была только вершиной длительной подготовки, которую пережил Пепито. Медицинские издевательства были ещё хоть как-то объяснимы – требовалось улучшить организм как к местным реалиям вообще, так и под выбранную профессию в частности. Тут с этим было жёстко даже в преступной среде. Если ты профессионал, значит строго соответствуй стандартам. В какой – то подпольной клинике, где, по уверениям Ресиза Гвоздю ничего не угрожало, противный тип, называвший семя доктором Менгом, долго перебирал маленькие кубики с прозрачной жидкостью, бормоча себе под нос какую-то абракодабру.
– Так, это не пойдёт. Это для технологов, картель заберёт. Может быть пилотскую? Нет. Не пойдёт. Тогда для аналитика? Да какой он аналитик. Вот может быть…?
– Док, ты там чего бормочешь? – не выдержал Пепито.
– А? Да так, вот думаю, что тебе поставить. Ресиз просил, что – то более резкое. А он просто так не просит. Вот! Вот что тебе точно подойдёт. Нейросеть «Тактик 4М». Сняли с какого – то обнаркоманившегося военного в отставке. Тебе будет в самый то, что надо. И интеллект вытягивает на двадцать шесть процентов и резкости прибавляет.
Пепито, ещё из обсуждений с Ресизом понял, что пихать в черепушку что попало не нужно, но, если есть что стоящее – надо брать. По описаниям доктора Менга выходило, что нейросеть действительно под его образ жизни подходящая и надо брать. Заодно, обсудили, что можно добить пять имплантатов. В дополнение к нейросети Гвоздь стал обладателем двух имплантатов, увеличивающих индекс интеллекта на пол сотни единиц, один на дополнительное хранилище памяти, с объёмом которого так и не разобрался, но по уверениям доктора, значительным. Ещё два имплантата были на увеличение реакций. Для вора такая резкость была в кассу. Стоимость такой начинки Ресиз не озвучил, но Пепито прикинул, что траты были существенными. Кроме того, Пепе обсудил с доктором возможность коррекции фигуры и лица с той целью, чтоб больше подходить под физические кондиции местных и не выделяться. Доктор согласился и подправил на своё усмотрение и среднестатистические стандарты красоты Содружества в Империи Аратан.
Молодой вор невидимой тенью скользил вдоль высокого, сплошного забора, в темноте казавшегося зеленоватым из-за использования прибора ночного видения. За забором стоял искомый склад, представлявший собой двухэтажный пакгауз в местном, классическом стиле. Много железа, стекла и бетона. Именно там и требовалось организовать тайник и интересным содержимым. Скользящую походку тренировочный комплекс вбивал в Пепе целую неделю, и вор в итоге оценил такой навык. Там, дома, такие навыки ему были недоступны. Подобную тренировку сыскать можно было только у агентов спецслужб, с которыми Гвоздь связываться отказывался категорически. А до этого он ещё изучал базу знаний с множеством других, очень полезных в его ремесле навыков. Сумасшедшая гонка из обучения в медкапсуле под разгоном, от которой тошнило и бесило. Отработка навыков в тренировочных капсулах и живой практике со специалистами и тёртыми профессионалами в своём деле, которой протестовала вся суть раздолбайского характера Гвоздя. Всё это закончилась. Сегодня был экзамен, за который не дадут сертификат, но зато начнёт прорастать репутация в среде.
Небольшой, прямоугольный, размером сигаретную пачку и такой же гладкий гаджет на поясе без привычных кнопок и лампочек выслал прямиком на нейросеть сообщение об обнаружении системы безопасности и тут же выдал её характеристики. А заодно и ссылку на справку по мерам противодействия. Детектор, как и всё остальное снаряжение достал Ресиз. Гвоздь весь предыдущий день с ним разбирался. Хозяин склада не поскупился и установил очень эффективную и дорогую систему «Периметр Плюс». База знаний подсказала вору параметры системы. В отличии от «Периметр Базовый», система отслеживала не только наличие посторонних людей и механизмов, но и несколько дополнительных параметров. Таких как электромагнитные излучения, сканер взрывчатых веществ, всплеск коммуникационного трафика в окрестностях периметра и ещё много чего. Из опасений такого или подобного агрегата, вор заглушил коммуникационные возможности нейросети специальной глушилкой, так же крепившейся на поясе. Вору не нравилось то, что глушилка очень сильно грелась. Система «Периметр Плюс» имела гроздь тепловых датчиков и тепло от глушилки выдавало его с головой. Впрочем, у Гвоздя имелся план, простой как перпендикуляр. Он исходил из того, что заумная система будет реагировать на всё подряд, не разделяя опасность на реальную и мнимую. До такой высокоинтеллектуальной деятельности система не дотягивала.
Для борьбы с системой он отловил трёх местных грызунов вроде крыс, но размером чуть больше. Ловил он их в той же складской зоне, резонно рассудив, что уж тут грызунов – паразитов должно быть много, тут для них раздолье. Коричневые, лохматые зверьки попались на объедки, которые он вывалил внутрь коробки с простой дверцей, которая открывалась только внутрь. Классическая африканская ловушка, которую вор видел на Дискавери. Припасённые заранее толстые перчатки позволили избежать опасных укусов. Всё же покладистостью характера грызуны не отличались и были в этом близки земным крысам. Все зверьки были качественно вымазаны в одной хитрой жидкой бинарной взрывчатке, которая при всём желании не детонировала от сотрясений и вибрации. Измазал не сильно, но датчики должны были заметить её присутствие на подконтрольной территории. А ещё к зверькам были прочно примотаны гаджеты, не рабочие, но продолжающие потреблять энергию и поэтому фонящими. Этот мусор за мелочь купленный на Рынке должен был изображать интеллектуальный детонатор для резвой, мечущейся по территории бомбы. Местным дикарское оружие под названием праща было неизвестно, поэтому пришлось его соорудить из каких – то тряпок и верёвок, которые нашлись в коробке старьёвщика, продававшего электронный мусор на вес, и были получены в качестве бонуса.
Сильно размахнувшись, Гвоздь катапультировал крысу на территорию склада. Первый, пристрелочный зверь по пологой траектории отчаянно пища с трудом перелетел забор, немного чиркнув проволоку, натянутую поверх забора. Гвоздь хотел закинуть крыс подальше от забора. Естественно, зверь начал метаться по территории склада. Ещё бы, сначала поймали, потом измазали и накрутили всякий хлам, а под конец подкинули и шмякнули о землю. Обидно, страшно и противно. Гвоздю на чувства крысы было плевать. Приманку они сожрали, так что за услуги было уплачено сполна.
Примерно после пяти минут шараханий послышался стрёкот патрульного челнока. Гвоздь нырнул в заранее облюбованную ржавую и развалившуюся от времени брошенную машину, напоминавшую бульдозер. Сенсоры патруля его не обнаружили. А может быть и обнаружили, но угрозой его не посчитали. Гвоздь же смог пронаблюдать за действиями патрульных, которые обследовали территорию своими, более мощными датчиками и дождались хозяина склада. Оптика позволила Гвоздю рассмотреть размахивающего руками владельца склада и разводящих руки патрульных. После чего все отбыли, так и не найдя злоумышленника, бомбы и вообще какие-либо угрозы имуществу и жизни наркобарыги. Зверюга нашла дыру и благополучно свалила, жаловаться товаркам на несправедливую жисть.
Поняв, что крысы довольно тяжёлые и баллистика у них так себе, вторую закинул повыше, но ближе к забору. История повторилась с точностью почти до секунды, разве что владелец склада появился немного раньше. Наверно, не успел доехать, куда он там собирался добраться? Закинув третью крысу и пронаблюдав за последовательным озлоблением патрульных и владельца, вор повторил процедуру порцией мусора и бутылкой с остатками взрывчатки. Система не сработала. А может и сработала, но патрульные и владелец склада не явились на её зов. Надоело! Обычный человеческий фактор, на который и надеялся вор. Как он рассуждал? Люди не могут постоянно находиться в постоянной готовности. У хозяина склада есть планы на вечер. Патруль не может и не хочет мотаться по одному и тому же адресу на холостые вызовы. Кто – то должен был дать слабину первым. Но, похоже, сдались все одновременно.
Подождав, на всякий случай, ещё немного, Гвоздь перелез через забор и не спеша двинулся к складскому зданию. Портативный дешифратор быстро подобрал код от входной калитки, позволявшей заходить в здание не открывая широких, прямоугольных ворот, в которые мог заехать большой грузовик. Тайник, который имеет право на существование не должен быть затейливым. Он должен быть скрыт от посторонних, но, если им часто пользуются, хозяин не должен испытывать затруднений. С таким расчётом и работал Гвоздь, который тайников на своём веку повидал много. В дальнем углу склада рядом с неработающим погрузчиком, у которого уже поснимали все манипуляторы, Гвоздь аккуратно поддел плиту пола и благополучно устроил довольно хитрый, но доступный тайник. Кстати, тайники его тоже учили делать, такая база знаний имелась. Впрочем, точно так же, как и обнаруживать. А утром, когда Гвоздь уже отсыпался в маленькой квартирке, которую для него снял делец с Базара, тот же безмерно раздражённый патруль получил сигнал досмотреть склад местного скупщика металлолома и обнаружил несколько упаковок запрещённых препаратов, расширяющих сознание и стимуляторов. Весь груз был совершенно запрещённым не только в империи, но и на территории Содружества, которое более лояльно относилось к человеческим порокам. После чего, по-настоящему злые патрульные с большим восторгом арестовали не менее раздражённого владельца склада. Радости и спокойствия владельцу склада это не прибавило ни капли.
Первый шаг в карьере преступника космического уровня дался Гвоздю достаточно просто, хотя предварительная подготовка конечно вымотала до предела. Вор усвоил урок – люди везде одинаковы и не важно, стоит у тебя навороченная система безопасности или одинокий ротвейлер бегает по двору. Реакция на раздражитель – Стандарт. И этим можно и нужно пользоваться для своего обогащения.
Впрочем, эта операция принесла вору и приятные плюшки – деньги и повышение рейтинга. Да-да, у преступников тоже есть свой рейтинг. Он влияет на гонорар, сложность задач при найме, доверие нанимателя и ещё многое другое. Только с теми, у кого «хороший» рейтинг будут иметь дело скупщики, продавцы «специализированного» оборудования, мастера в оказании определённых полезных услуг. Пока что Пепе пользовался рейтингом Рисиза, который ввёл его в бизнес и инвестировал в него кучу ресурсов. В дальнейшем, он твёрдо решил, система будет воспринимать его как нечто самостоятельное и уникальное. Впрочем, время покажет.
11
Свои первые трофейные кредиты начинающий ценный сотрудник СИБ империи Аратан получил совершенно случайно. Случайно, однако к любой случайности нужно быть готовым. Конечно, получил он не один, а пополам со своим напарником, Ламинусом. Впрочем, тот считал, что новичкам везёт и этот куш свалился как раз благодаря именно Иеремии. А дело было так:
Ламинус и его напарник Иеремия возвращались с рутинного патрулирования района парковой зоны первого космического лифта. Лифта на планете было два и занимали они очень большую территорию, в которую входили посадочный стол, здания служб обеспечения, склады, парковки, гостиницы, общепит. Огромная инфраструктура, обслуживающая большой пассажиропоток и поток товаров, двигающихся в оба направления. Парковая зона лифта – довольно обширный район, и он скорее относится к зоне безопасности самого лифта. Там нельзя проживать, вести строительство или ещё какую деятельность. Там и гулять то не рекомендуется во избежание. Там даже туризм, приносящий планете некоторый доход, под прямым запретом. Лифт – объект повышенной опасности, к тому же режимный. Если случится техногенная катастрофа и с орбиты начнёт падать мусор, то падать он будет в парк. Деревья и животинку конечно жалко, зато жизни разумных будут в безопасности. Ещё одна причина – токсичность использования. И парковая зона довольно успешно борется с выхлопами и минимизирует урон экологии в планетном масштабе. Патрулирование этой зоны как правило тихое, грабить там практически некого. Но и в любом правиле случается исключение.
Одним из таких исключений является полигон. На окраине парковой зоны находится небольшой полигон, а по сути – свалка отслужившего своё космического барахла. Утилизировать космический хлам, состоявший из отслужившей своё или попавшей в аварию техники не дёшево, а за захламление космического пространства патрульные выписывают зверские штрафы. Вот и спускают это барахло оптом на планету и паркуют навечно. Рядом с полигоном работает небольшой заводик, который утилизирует потихоньку накопившееся, давая заработать владельцу на продаже получившегося вторсырья и толпе мусорщиков, которые роются в железках и свинчивают всё, что ещё имеет ресурс и может быть использовано и продано. При этом куча маргиналов шастает по полигону в надежде быстро скрутить и продать хоть что-то ценное в обход владельца завода и официальных мусорщиков. Да и бог бы с ними, не жалко. Население самозанято и власти спокойны. Но! Некоторые неосознанные личности начинают строить из мусора и прочего хлама себе жильё и склады в парковой зоне. А вот это уже было категорически запрещено. А другие антисоциальные элементы ещё повадились грабить первых. Что тоже не поощрялось. Вот эти две категории аборигенов и гоняли патрульные в этом районе по разнарядке.
В тот день, когда Иеремия, уже отслуживший месяц и его напарник Ламинус заступили на очередное дежурство и случился казус. Крупная банда, называвшая себя «Гезаты» перевозила награбленное в свой склад для последующей реализации оптом и в розницу. Собрали они приличный конвой из пары челноков крепких, но не новых. Погрузили все, что было нажито непосильным трудом и лихим разбоем. Посадили стрелков в каждый челнок, а то вокруг шастают любители лёгкой наживы, сами таких по утрам в зеркале пугаются. И не сказав никому ни слова, по крайней мере, по замыслу главарей, тронулись в путь.
К сожалению, концепция повального молчания не сработала. Вторая банда, называвшая себя «К-5», как потом рассказал Ламинус напарнику, происхождение названия есть самая охраняемая история в банде, узнала день и час отправки конвоя. Узнала – пол дела. Главари «К-5» решили реализовать тезис неизвестного здесь политического деятеля с планеты Земля: «Грабь награбленное». Незнание автора тезиса не помешало им заполучить информацию для планирования свое операции и в нужное время бойцы были на исходной позиции, вооружённые и жаждущие дармовщинки.
Чтоб не соблазнять конкурентов, доставка была назначена на тёмное время суток. Инертность мышления и слабое, как полагали главари «Гезаты», оснащение конкурентов заставили их принять неверное решение. Два тридцатиметровых атмосферных челнока, окрашенные в жёлтый и синий цвета банды и лёгкий, трёхместный флаер сопровождения, который перекрасить не успели, отправились со своим дорогим грузом на исходе ночи. Пилоты решили не дразнить планетарный контроль и летели на уровне крон леса, благо аппаратура позволяла такой пилотаж с некоторыми осложнениями в виде низкой скорости. Засада расположилась на подлёте к городской черте, где жилых домиков практически небыло, зато полно складских пакгаузов. Когда охрана и пилоты несколько расслабились и перестали ожидать неприятностей, всё и случилось. Дряхлая грузовая платформа, которую подшаманили только для одного единственного рывка, была набита тяжёлым мусором, обломками бетонных плит, баками с водой и песком. Бандиты «К-5» разогнали её по кругу и направили в головной челнок, протаранив его почти в лобовом столкновении. Низкая скорость челнока, ползущего над кронами деревьев позволила точно прицелиться даже таким снарядом, как старая антигравитационная платформа с аэродинамикой низко летящего ёжика. Второй пилот был связан управляющей сетью с первым и не успел, ввиду малого расстояния, перехватить управление челнока и разминуться или затормозить. В итоге – первый челнок получил таранный удар перегруженной платформы в лоб и поцелуй от коллеги в корму. Увернулись только бойцы на челноке, которые были сами по себе и летели чуть выше конвоя. Затормозивший конвой стали расстреливать с земли и челноки за пару минут потеряли свои движки и упали на землю. Бойцы «К – 5» расстреляли выползающих из подбитых челноков противников с упоением и задором. Челноки упали с небольшой высоты, так что товар пострадал мало, но самим челнокам был конец. Без дорогого ремонта взлететь им было не суждено. Охрана на флаере продержалась чуть дольше. Несмотря на отчаянное маневрирование, скорость они так и не набрали, и тоже были сбиты кинжальным огнём из станкового игломёта, который принесли с собой запасливые нападающие. Опытный оператор исполосовал длинными очередями порхающий флаер до состояния дуршлага вместе с пилотом и парой стрелков. После чего флаер ухнул грудой металла на землю и запылал.
«К – 5» добили охрану и принялись потрошить грузовик, перекидывая товар в свой транспорт. Тяжёлую технику нападающие не взяли, ограничившись сбором трофейного оружия и мелочёвки охраны и пилотов. Отсутствие же тяжёлой техники замедлило перегрузку трофеев. Складывалось ощущение, что в «К-5» дальше победы никто не подумал и планов не строил. По-хорошему, им надо было или засаду дальше в парковый массив переносить или погрузчики механические с собой брать, либо бросить один челнок, удовлетворившись только самым ценным. В крайнем случае, отправлять платформы по мере заполнения. Но нет, жадность их подвела. Желание хапнуть всё привело к тому, что патруль, привлечённый перестрелкой, застал бандитов, что называется, со спущенными штанами. Иеремия, когда рассказал Ламинусу бородатую шутку про спущенные штаны, даже стал беспокоиться за напарника. Тот, во время смеха безудержного покраснел от натуги и пошёл пятнами. Но повезло, просмеялся и пришёл в себя.
На бреющем полёте патрульный челнок, обладающий большим набором оборудования для решения широкого круга задач, облучил станковым парализатором запаниковавших и попытавшихся смыться нападающих. Полицейский стационарный парализатор штука мощная и в состоянии завалить даже разумного в среднем бронескафе с закрывающим голову шлемом. Не сразу, секунд за десять, но завалит. На бандитах были только комбезы или ещё какая штатская одёжка, не способная притормозить действие парализатора ни на секунду. Все повалились без сознания после первого же прохода. Но Ламинус, как крепкий специалист прошёлся широким лучом по земле ещё два раза, чтоб наверняка. Иеремия с таким решением был согласен на все сто.
Встроенный сканер биологических объектов показал, что на земле даже черви и гусеницы в полном отрубе и приземляться можно без опасений. Стадо дроидов, выскочивших из трюма челнока быстро опутали лейкой пеной и живых, и мёртвых бандитов, не делая различий между ними. Вооружившись мобильными сканнерами личности, напарники споро прошлись по лежащим без сознания живым бандитам и бандитам мёртвым. Быстрое распознание личностей показало наличие семи лиц, находящихся в розыске, одного, незаконно проникшего на планету и всех, незаконно владеющих оружием, не соответствующему рангу безопасности. Ну и куча сопутствующих обвинений, типа неоказание помощи, угроза жизни разумного в Содружестве, убийство, нелегальная торговля и много ещё, после чего Иеремия решил всё же не поскупиться и приобрести учебную базу «Юрист» третьего ранга. Ламинус ему на личном примере доказал перспективность таких затрат и необходимость вкладываться в себя. Дроиды расползлись по телам, раздавая аптечки тем, кому ещё можно было помочь – стандартная процедура задержания социально опасных разумных. Миндальничать с ними никто не планировал.
Но самое приятное ждало удачливых патрульных уже на базе. То, что для опытного ветерана было ожидаемой опцией, для Иеремии было приятной неожиданностью. Прибывших сдавать дежурство СИБовцев искин поздравил с увеличением рейтинга. Искина, ведущего учёт деятельности всех сотрудников впечатлило количество задержанных, скорость раскрытия преступления и объем захваченного трофейного имущества. А если учесть, что рейтинговые очки делились на двоих, пусть и не равномерно, прирост получился солидный. Ламинус пояснил, что у него есть бонусные коэффициенты за изученные базы знаний, выслугу и за опекунство кандидата, но Иеремия не обиделся, огорошенный такой наградой. К тому же, Иеремия получил уведомление, что отныне от имеет сертификат патрульного и сам цифровой сертификат. Оказывается, до первого участия в подтверждённой акции он имел статус кандидата. Это что-то промежуточное между стажёром и полноценным специалистом. И вот теперь этот профессиональный рубеж был достигнут, с чем его поздравили во-второй раз. Ну и премиальные. Впрочем, именно премиальные обрадовали в первую очередь Ламинуса. Иеремия с удивлением узнал, что весь хабар уже подсчитан и перевезён на склады не то СИБ, не то какой – то конторы, которая от имени СИБ реализовывала барахло на аукционе. Сумма вышла значительная и радовала глаз количеством цифр. Удачное выдалось напарникам дежурство.
По совету опытного напарника, землянин и сертифицированный патрульный СИБ вложил трофейную премию в учебные базы «Электроника», «Быстрое прицеливание» и «Юрист» третьего ранга. Базы ему реализовал со – скидкой отдел кадров, в ведении которого был специалист по личностному развитию. А на скромную сдачу патрульный устроил маленький банкет для появившихся приятелей. Надо сказать, что в традициях Ахты небыло совместных застолий по случаю профессиональных успехов, но приятелям традиция понравилась и довольно быстро прижилась во всей организации.
12
Гвоздь, после первого дела отлёживался недолго. Собственно, чего ему опасаться, если он не крал, а подбрасывал? По хабару через скупщиков не отследить. Отпечатков и разных других следов он не оставлял. Значит можно приниматься за другое дело. Тем более, что денег на первом деле он заработал всего – ничего. Ресиз не пожадничал, он вложился от души в вора и его оснащение с обучением. Другое дело – тот выход был не для сиюминутного зарабатывания. Да, Ресиз подмял под себя все поставки подставленного конкурента и в перспективе, да, не сейчас, а сильно потом Ресиз отобьёт свои вложения. Но денег на красивую и удобную жизнь Гвоздю было нужно прямо сейчас. Поэтому он стал самостоятельно прорабатывать объекты, на которые он сможет наложить лапу. Наличных денег не взять, а драгоценности тут не в особом почёте, развитие технологии объёмной печати и доступность сырья для них делают бессмысленным затоваривание в ювелирных магазинах. Так что Гвоздь был вынужден начать составлять для себя некий каталог компактных ценностей, которые можно было легко унести на себе и очень выгодно продать за живые деньги.
Первыми в список попали артефакты исчезнувших цивилизаций. Глубоко копать в этом направлении Пепито не стал, ему по большому счёту было глубоко наплевать на происхождение артефактов. Вор в первую очередь скопировал найденные сообщения о аукционах, где выставлялись артефакты. Цена впечатляла. Правда его несколько расстроила информация от том, что на вещички в основном накладывали лапу государственные структуры и транспланетные корпорации. На планете Ахта были известны всего два зарегистрированных коллекционера. В общем – красть и сбывать такой уникальный товар – это верный способ привлечь к себе внимание тех, с кем встречаться не хочется совсем.
Вторым видом товара, попавшим в привлекательный список, было высоколиквидное сырьё. Особенно дорого стоили некоторые биологические виды, которые было либо слишком дорого, либо, на текущем уровне развития, невозможно синтезировать. Поискав, где такое сырьё продаётся и покупается, вор выделил некоторые компании в отдельный список. Много подобного сырья везли из миров фронтира, что граничили с Империей Аратан или её сателлитами. Там его добывали на некоторых планетах, либо только осваиваемых крупными корпорациями или государствами после терраформирования, либо из слаборазвитых миров, не входящих в зону интересов Содружества. Там сборщики и охотники натуральным способом добывали нужные ингредиенты. Объемы добытого не поражали воображение, так что спрос был устойчивый и цены высокими.
Очень хорошо платили за промышленные секреты. Ещё дома пару раз Гвоздь сталкивался с промышленным шпионажем и отметил для себя перспективность направления. Но здесь надо было точно знать, чего красть и делается это в основном под заказ. А заказы это Ресиз. Еще был спрос на разного рода уникальные технологические изделия. Некоторые были очень громоздки, другие компактны. Найти украденную вещ было не так уж и сложно, большинство из таких высокотехнологичных вещиц имело подключение к сети и передавало данные. Однако, был вариант сплавить такой товар с планеты туда, где есть спрос. Тогда розыск осложнялся большими расстояниями, отсутствием единых баз похищенного. Да и СБ планет часто поплёвывали на запросы не из своей юрисдикции. Опять же нужны связи с контрабандистами, а это опять Ресиз.
Можно было красть людей. Киднеппинг процветал, но занятие это было на столько рискованное, что брались за него только редчайшие отморозки. Это ему в своё время поведал доктор Менг. Пепито тогда предположил, что все те нейросеть и имплантаты, которые ему поставили как раз из этих людей вынули. Ещё в центре иммиграции Ахты ему рассказали, какая участь его ожидала бы, если бы его не отбили доблестные вояки военно – космических сил империи Аратан. Рабская нейросеть, тяжёлая работа, деформация личности и всё это на благо империи Арвар и её сателлитов. Пепе взвесил всё и решил, что такой бизнес ему и даром не нужен и за деньги тоже.
В итоге поразмышляв, Гвоздь решил попробовать провернуть старый и добрый вариант со-страховкой. Он такое практиковал регулярно и имел устойчивую репутацию в этом деле. Необходимо украсть что-то ценное, а потом, когда пострадавшая компания возместит страховку – вернуть за пол цены товар обратно. Все в выгоде, получается. Страховые компании тут есть, вор уже выяснил. Первой целью Гвоздь себе наметил компанию, занимающуюся скупкой редких и интересных, а главное, очень дорогих ингредиентов, импортируемых из фронтира.
В качестве цели вор выбрал корпорацию «Ларинажель Ко». Как гласила краткая справка, на планете Ахта корпорация была представлена представительством. Центральный офис располагался где – то в центральных мирах и принадлежал каким – то аграфам. Как понял Гвоздь из той -же справки – это такая национальность, крайне неприятная в общении и делах.
Корпорация вела дела с большим размахом и владела полусотней форпостов – представительств по периферии Содружества, скупая ингредиенты биологического происхождения для нужд своей промышленности. Корпорация владела неслабой долей в производстве стимулирующих препаратов и расходников для медицинского оборудования.
Местное представительство владело несколькими пунктами заготовки и одним средним транспортом, который регулярно совершал рейсы во-фронтир в составе конвоев. Таким образом, скупка и первичная сепарация были поставлены на поток и конечный продукт был довольно компактным. Склад был централизованным, и вся продукция хранилась под серьёзной охраной. Однако, из доступных источников стало довольно быстро понятно и тип охранной системы, и примерное количество охраны и даже план помещений. Всю эту информацию предоставили различные информационные системы сети, главное было правильно сформулировать вопрос. К примеру, пару лет назад корпоратны разыскивали специалиста по наладке системы безопасности «Ракиэль -Ша». По местным меркам довольно крутая система, которую корпоратны привезли с собой из центральных миров Содружества, а вот о технике, который будет обслуживать это хозяйство не позаботились, полагая быстро и не дорого нанять местного. Но пролетели, так как местным такое богатство было не по карману и соответственно специалисты и не изучали такие системы.
Объявление висело очень долго, судя по всему про него давно забыли. Доска объявлений была очень известная и пользовалась большим спросом, специализируясь именно на вакансиях. Корпорация размещала под сотню объявлений и похоже, платила за всё одной пачкой, не сильно вникая за что именно. Возможно работник, отвечающий за это получал откат от владельцев доски за объем. Обычная для корпорантов практика, как полагал Гвоздь.
Собрав ещё массу таких объявлений, Гвоздь нашел подрядчика – застройщика, у которого были планы постройки. Наёмный отряд, осуществлявший охрану на своей станице в сети хвастался продвинутыми дроидами и численным составом в серьёзных скафах и хорошим вооружением. При этом, там же было указанно, кто и когда отдыхает. «Зашифровались значит» -подумалось Гвоздю – «Когда работаем – на пишем, а когда отдых, так сразу всему свету. Вот чудаки!».
Заглянувшему проверить своего протеже Ресизу очень не понравилась самостоятельность Гвоздя, что он и довёл до сведения вора, пояснив, куда ему надо сходить с такой активностью, а куда непременно часто заглядывать с его то неугомонностью.
– Вот для чего ты это сделал? Они теперь всполошатся и усилят охрану. Ты либо теперь нарвёшься, либо откажешься, что вероятнее.
– С чего бы?
– А с того, что крупные корпорации постоянно мониторят в сети, не проявляет ли к ним кто интерес. На такой интерес отдельный сторожок в искинах стоит. Ты же прямым текстом запросы слал! Вон, сам смотри, у охранной фирмы все выходные в раз отменились.
И действительно, на страничке шла интенсивная работа, статус «выходной» менялся на статус «рабочий» под всеми контактами охранников. Календарь приобрёл монотонность, словно забыв о необходимости отдыхать.
– Ну, видишь? А скоро и тебя вычислят, и станут интересоваться, чего ты интересуешься ими. Их специалисты уже ищут тебя. Так что вырубай сеть и поехали отсюда.
– Вашу мать! Ну откуда я знал, что у вас тут такой тотальный контроль? – возмущался Гвоздь, по дороге к новой конспиративной квартире – Как в таком обществе тотальной слежки собирать информацию?
– Вот! Вот правильный вопрос! – Ресиз обернулся с водительского сиденья и показал Гвоздю указательный палец, торчащий в потолок – Первый правильный вопрос, который ты задал. Для этой работы нанимают профессионалов. Они знают, как привлекать минимальное внимание. Я, к примеру, плачу военным. Они могут любую информацию собирать, не привлекая внимания. Боле того, многие их запросы не фиксируются в сети. Да и алгоритмы есть хитрые.
– И что теперь делать? – Гвоздь был очень сильно расстроен. Он уже рассказал Ресизу, как планировал поднять денег на этой операции и даже уже считал эти деньги своими.
– Идея, которую ты так бездарно профукал, в целом удачная. Мы тут такое не практикуем, но, я думаю, зря. Надо начать так делать. Страховщики дерут безбожно, многие с удовольствием их разведут на деньги. У нас в Империи со-страховщиками большие сложности во-взаимоотношениях.
– Это какие? – удивился вор проблемам с теми, кто вроде бы страхует от проблем.
– Когда Империя с Содружеством договор подписывала, были выставлены некоторые условия по ведению бизнеса. Император тогда не просёк их, а подсказать было некому. Одним из таких условий был уровень капитала страховых компаний. Дельцы так хитро всё устроили, что сам капитал вроде бы подъёмный, но потом начинаются хитрые коэффициенты, которые сильно вздувают размер. В итоге выяснилось, что местным это неподъёмный бизнес. Император пытался создать свою страховую компанию. Вот уж у кого денег много, но и то, его смогли тоже разорить. В итоге, страховые компании есть только в центральных мирах Содружества. И все размеры выплат они диктуют нам тут. Ахта, да и вся Империя не может ничего поделать. Они, по большому счёту высасывают деньги. Пробовали махинации крутить, но страховые быстро с этим порядок навели.
– На нас значит они тоже будут наезжать?
– В твоей идее есть здравый смысл. После страховой выплаты мы не возвращаем товар, а продаём обратно. За пол цены, а это не преступление и не мошенничество. Сговора тут нет на момент кражи.
– Это ты сейчас как стряпчий заговорил. – Гвоздь подозрительно посмотрел на Ресиза.
– Это что за зверь?
– Ну, типа там юрист или адвокат. – сбился Гвоздь. Ему в голову пришла мысль, что напарник мог просто базы знаний нужные выучить. Пепито периодически забывал, как «просто» здесь можно обзавестись знаниями.
– Ну, так я же базы юридические в четвёртый ранг поднял. – не без гордости Ресиз подтвердил подозрения Пепито.
– Ясно. В общем нас не накроют?
– Маловероятно. Я куплю информацию и вместе посидим, подумаем, кого стоит брать. По – хорошему, ты основную идею проработал, так что с меня только больше информации, и я как посредник возьму долю. Не тушуйся, там мы много заработаем. Тут полно скупщиков и переработчиков сырья. Вот после переработки и будем забирать. Там цена резко выше выходит.
Гвоздь слегка приуныл. Во – первых, он прокололся со знаниями местных реалий и его быстро, и красиво поставили на место. Это было обидно, но с такой обидой приходилось мериться. Знаний действительно не хватало, а если они будут приходить с опытом. Жизнь перевернула лист и приходится писать заново.
Во – вторых Ресиз его откровенно развёл на деньги. Работу выполнять будет Гвоздь и рисковать задницей тоже ему. А Ресиз возьмёт долю за информацию, долю за подготовку, долю за посредничество – и получается, что Ресиз опять загребёт жар руками Гвоздя. Надо что-то с этим делать. Гвоздь прикинул, и начал составлять список того, что ему срочно требуется изучить. Только опыт и практика. Только опыт. И только практика. Пепе пометил себе денег на базы запланировать. Юриста вот приподнять.
13
С лёгким шуршанием прозрачная крышка медицинской капсулы откинулась, и патрульный Симпсон легко припрыгнул на пол. Доктор Мундо уже стоял рядом и протягивал Иеремии свёрток, в котором угадывался оранжевый, одноразовый комбез. Землянин помнил такой по пребыванию в центре иммиграции империи Аратан.
– Это что? – удивился мужчина, взяв комбез в руки и расправив его.
– Извини, у нас тут не магазин и есть только такие одноразовые. Дойти до завхоза сможешь, а там получишь бельё, новый комбез и скаф.
– А старый мой где? – удивился Иеремия.
– В утилизатор скинули. Там всё в клочки порвано было. Ремонту он не подлежит. Так что списали в чистую.
– Как в клочки?
– А что ты помнишь? – заинтересовался доктор.
Иеремия попытался вспомнить то рутинное патрулирование от нуля до десяти часов. Ночные дежурства любили и Иеремия и Ламинус. Планета, оборачивающаяся тридцать часов вокруг своей оси, имела довольно длительную ночь и чтоб активность патрульных не падала, ночное дежурство было поделено на две смены. И землянину, и его напарнику нравилось отсутствие суеты и толкотни в ночное время. И хотя население в ночное время сильно теряло активность и предпочитало вести дневной образ жизни, наличие под боком таких космических объектов как флотские и частные базы, которые функционировали практически все тридцать часов в сутки, подстраивало рабочий график многих жителей под космический цикл. Для патрульных это означало, что люди перемещались в офисы, заведения общепита работали практически круглосуточно, транспортный трафик уменьшался, но не исчезал. Ну, а ещё и антисоциальные личности в силу природных склонностей так же предпочитали делишки свои творить ночью.
Напарникам выпало дежурить в районе офисов крупных корпораций, большинство из которых были не местными. Закон запрещал строить выше трёх этажей, да и высота этажа тоже имела максимум, поэтому вся местная архитектура была под один размер – владельцы офисов выжимали высоту здания по максимуму. Строить в ширь мешала высокая стоимость земли под застройку. Корпоранты применили довольно простое решение – строить вглубь планеты. Так что офисный центр – это были небоскрёбы наоборот: трёхэтажный пенёк на улице и до сотни этажей вниз. Не всем везло – подземные сообщения были очень развиты на планете и под некоторыми трёхэтажками проходили магистрали пневмотрасс.
Сделав один круг по району, Ламинус запарковал челнок на стоянке, которую делили друг с другом пяток крупных корпораций. В четырёх зданиях активность была слабая, что подтвердил сканнер биологической активности. А вот пятый офис почему-то был больше похож на осаждённый форт. Внутри было много людей, система безопасности нещадно фонила, вокруг офиса прогуливалось четыре дроида, образовав карусель, а на крышу периодически садился, а потом взлетал флаер. В общем, охрана офисного здания демонстрировала решительность и готовность к развитию любых событий.
– Что это с ними? – Иеремия кивнул на милитаризированное здание.
– Да кто их там разберёт. Нас не ставили в известность. А так, выходит, что реализуют своё право на самооборону. Может сигнал был им какой?
– Нам что делать, если стрельба начнётся?
– Пресекать нападение, этож не законно. Вот если бы они или им войну объявили, согласно законодательства, тогда и нас бы предупредили, и соседей эвакуировали, и страховали бы всё подряд. Тогда бы мы не совались. – в это время раздался зуммер общей связи в кабине.
Иеремия ткнул в сенсор и голопанель показала уменьшенную копию крупного мужчины в военном скафе. Иеремия не смог на глаз определить модель, а Ламинус только хмыкнул заинтересованно.
– Добрый день, господа патрульные СИБ. Я Авал Зи, командир охранного подразделения корпорации «Ларинажель Ко». Спешу уведомить под протокол о том, что активность вокруг и внутри офиса никак не направленна против СИБ империи Аратан и социального устройства общества.
– Принято. – кивнул Ламинус – Что у вас там за сложности? Без протокола.
– Начальству померещилось что-то. На неделю мы бдим в режиме повышенной готовности. Если что начнётся – мы вас известим.
– Договорились. – опять кивнул Ламинус – Вам что-то присмотреть, когда мы по маршруту пойдём?
– У нас флайер с оборудованием кружит. Но это по ближним окрестностям. Если что – то увидите и сообщите – моя благодарность не будет иметь границ в разумных пределах. – шеф охраны кивнул и исчез с экрана головизора.
Иеремия ещё раз внимательно осмотрел офис подозрительной корпорации, а потом задумался, пытаясь вспомнить, не видел ли он чего такого по дороге. Выходило, что пока всё тихо и если заваруха всё же начнётся, то может быть и не в его смену. Не то, что бы это радовало, скорее наоборот. Землянин уже успел вкусить прелесть трофейных кредитов и ему хотелось добавки. Тем более, что кредиты были не столько сами по себе, сколько реализовывали программу повышения квалификации. А э то был прямой путь по карьерной лестнице.
Иеремия всё же добрался до отдела кадров, где пообщался с сотрудником, отвечающим за карьерный рост. Получив подтверждение того, что новичок планирует продлевать контракт и строить карьеру в СИБ, специалист, представившийся Маром Артом, поинтересовался, какие мужчина имеет предпочтения и чем хочет заниматься в СИБ.
– Дома я был специалистом отдела по расследованию краж и грабежей. В СИБ я тоже хотел бы пойти по этому направлению.
– Интересно. Очень интересно. Как вы посмотрите на то, что я составлю для вас программу развития, которая позволит вам получить сертификат следователя? Служба имперской безопасности – полувоенизированная организация. Часть должностей занимают служащие, а часть – гражданские контрактёры. К примеру, вы имеете статус гражданского контрактёра. Но вот если вы станете следователем и захотите расти по карьерной лестнице, вам придётся стать служащим, получить офицерское звание и заключить контракт на пятьдесят лет. Разумеется, будут приняты во внимание ваши навыки и оснащение, которым вы владеете они окажут влияние на уровень зарплаты. Но при этом и возникнут обязательства. К примеру, офицер не может отказаться от перевода на другое место службы и даже другую должность. Подумайте, офицерский сертификат поможет вам больше заработать и получить бонусы, такие как уровень социальной полезности, стаж, кадровые преимущества при продвижении.
– Я подумаю. – согласился Иеремия. Его несколько пугал срок в пол сотни лет, хотя он и помнил, что по сравнению с Землёй, срок его жизни должен быть значительно больше.
И вот теперь он точно знал, на что необходимо потратить деньги и в каком количестве. Предварительный расчёт опирался на его заработную плату. Однако, если буду премиальные, срок обучения можно скостить. А срок, по расчётам специалиста по – построению карьеры был порядка двух лет или чуть меньше. Иеремия тяжко вздохнул. «Два года. Два чёртовых года. И ещё надо понимать, идти в офицеры ил инет. Пол сотни лет потратить – это не пять баксов разменять».
На общую связь упало сообщение с маршрутом облёта участка патрулирования. Ламинус, который сегодня был за смотрящего, стал рассматривать точки, которые диспетчер указал для подробного осмотра.
– Вот сюда надо осторожно подлетать. – напарник ткнул пальцем на точку, приближенную на голографическом мониторе и объёмная карта показала, как участок парка врезается в зону офисных зданий – Тут банды любят засады устраивать.
– Принято. – кивнул Иеремия и плавно повёл патрульный челнок на высоте крыш офисных зданий.
На удивление, никаких происшествий в указанных точках небыло, равно как и какой-либо активности вообще. Вероятно, искин диспетчеров на основе статистики решил подстраховаться и привлёк внимание патрульных. Сам облёт занял часа полтора, вероятно искин диспетчеров определил зону офисных зданий как условно – безопасную и не требующую больших сил. Пока патрульные делали облёт, постоянно работал сканнер биологических объектов и электронной активности. Статистика в углу монитора показывала очень низкую активность разумных, которая всё же присутствовала и очень высокую активность оборудования. Ламинус подтвердил предположение землянина о том, что эти засветки – следы систем безопасности и жизнедеятельности. Иеремия оценил всё удобство патрульного челнока. Тридцатиметровая сигарообразная конструкция не имела окон, иллюминаторов или каких-то еще проёмов. Внутри горел мягкий свети небыло нужды вглядываться в темень за окном, потому что сканнеры и камеры транслировали всё, что видели после обработки светофильтрами на голографические мониторы, которые были доступны пилоту и штурману челнока. В бытность свою патрульным дома, Иеремия не имел такой аппаратуры при ночном патрулировании и от вглядывания в ночь и постоянную засветку фарами и фонарём к утру болели глаза. Сейчас такой проблемы небыло.
Кроме аппаратуры наблюдения, по мнению землянина очень мощной, недра челнока содержали массу оборудования поддержки. Мощные стационарные парализаторы прятались в пилонах, три башенки импульсных орудий, залп которых в секунды мог искрошить практически любого нападающего, были сняты с космического истребителя и приспособлены для стрельбы в атмосфере, трюм с боевыми дроидами, способными в короткий срок предпринять атаку с гарантированным исходом, пара медицинских коллег боевых железяк, умеющих оказывать первую помощь и засовывать пострадавших в иммобилизующие капсулы, позволяя дождаться квалифицированной помощи – вот далеко не полный перечень оснащения челнока СИБ. В атмосфере планеты челноки имперской безопасности были самыми опасными противниками для всех местных антисоциальных элементов. Управлять такой машиной было одно удовольствие.
Иеремия завершал круг и уже заходил на посадку, когда эфир взорвался криками, возгласами, визгом. Одновременно с этим искин челнока сообщил, что на улице идёт бой. Тактический аналитик тут же спроектировал известную ему информацию на голографический экран, маркируя известные ему позиции охранников зданий синими точками, а неизвестных, ведущих беспорядочную стрельбу – жёлтыми. Иеремия мысленно, через нейросеть отдал приказ, и маркеры нападавших стали красными. Ламинус на это только хмыкнул.
– Извини, мне так привычнее.
– Не проблема. – кивнул напарник – О, смотри, у нападавших даже пара колёсных платформ с тяжёлым вооружением имеется. Во дают!
Тактический комплекс подсветил платформы, откуда так же велась стрельба по охране. Дроиды охраны маневрировали и вели ответный огонь. Пара стационарных орудий попытались совместным огнём раздолбать одну из платформ, но очередь гранатомётов, установленных за башней и бьющих навесом, моментально в дребезги разнесли одну из стационарных турелей и сильно повредили вторую.
Диспетчер уже владела всеми оперативными данными по ситуации в районе конфликта. Данное столкновение было за рамками корпоративного конфликта, однако, пока корпоранты не попросят помощи, служба имперской безопасности не планировала вмешиваться. Да и какой повод был для вмешательства? Корпорация была не имперская. Охрана – так же. Внутри здания небыло ни одного разумного, чей идентификатор имел бы имперское гражданство. Атаковали корпорантов так же не местные. Диспетчер, не смотря на некоторое противодействие, быстро обнаружила принадлежность атакуемых к отряду наёмников «Маараа Та», что прибыли буквально накануне заварухи. Старый транспорт, переделанный под универсальный транспорт долго выгружался на орбите, очень обрадовав администрацию космического лифта длительной арендой. Ламинус высказал мысль, что штраф им навесят не мелкий.
– Диспетчер, долго нам ждать? – поинтересовался Лумис.
– Частная специализированная компания «Маараа Та» заявила официальный конфликт с корпорацией «Ларинажель Ко» за пять минут до атаки. Рейдеры. Их почерк. Формально, мы не должны вмешиваться. Обе корпорации вне нашей юрисдикции, однако зона конфликта под нашим контролем. Наблюдайте. Мы подключили спутниковую группировку и патруль военно – космических сил производит орбитальную блокаду, чтоб небыло дополнительных проблем.
– Они крошат соседние здания. Пара ракет снесла парадный вход в банк.
– Рейдеры внесли залог и уплатили страховку, необходимую для ведения боевых действий.
– Принято, наблюдаем.
Ламинус отметил протокольную запись и переслал копию Иеремии. По уставу СИБ они теперь имеют законное право не вмешиваться в конфликт.
– И что, только наблюдаем?
– Да. Как бы кто не воспользовался и под шумок не провернул свои делишки. Сюда резервные флайер летят. Но мы на контроле. Такое редко увидишь, а мы в первых рядах.
Взмывший над крышей флайер охраны отстрелял пакет небольших ракет и тут же сбросив контейнер, попытался сесть, прикрывшись крышей. Рой ракет отчаянно маневрируя накрыл площадку, где в это время находилась дальняя, по отношению к зданию «Ларинажель Ко» оружейная платформа. Прикрывавшие платформу стрелки полегли сразу, а в сожжённой платформе детонировали боеприпасы, разбрасывая горящие обломки по окрестностям, круша стены, выбивая стёкла и поджигая всё, что может гореть. Однако, результативность флайера не была безнаказанной. Четыре ракеты почти одновременно стартанули к нему. Три из них без проблем зафиксировали цель и поразили её, сделав небольшую горку над крышей здания. А вот последняя была не то бракованная, не то не настроенная и потеряла цель. А потом её снова нашла, взяв в оборот полицейский челнок.
***
– В общем, ты увернуться не успел, зато шарахнул по стрелку с ракетой из парализатора. Ну, а заодно и накрыл всех, кто стоял рядом. Не, ты всё правильно сделал и даже сманеврировал удачно, почти увернулся от второго трака. Но тут расстояния же в упор.
– Это я ещё помню. Но меня и тебя там не зацепило. Упал челнок хорошо.
– Точно. Хорошо упал. Только я внутри остался, а тебя за чем-то наружу понесло.
– Ну, как зачем – то? Челнок же мог взорваться?
– С чего бы это? Тут надо реактор разнести, чтоб он рванул. Топливо не взрывается. Остальное – тоже.
– Да? Тогда я скорее по привычке.
– Угу. Вот там тебя и встретили стрелки. Скорострелки – неприятная штука. В общем, после этого флайеры стали заливать всё парализаторами и положили всех бойцов «Маараа Та». Ну а нам их визави выписали премию. Их начальник безопасности решил, что мы реализовали предварительную договорённость о помощи. Правда, половину пришлось отдать. Ну, ты в курсе наших правил. А, да тебе ещё страховку выплатили. И штраф вкатили за вмешательство в разборку корпорантов и за то, что имущество угробил. Ну, не совсем угробил, но челнок в ремонте.
– Так я в плюсе или в минусе?
– Ты? Ты по нулям вышел. Считай, повезло.
14
Большой куш! Какой вор не мечтает его сорвать? Такое дельце греет душу и заставляет кровь бурлить. Сорвать большой куш и не попасться – вот она, лихость воровская. Именно таким большим кушем виделось текущее дельце Чикагскому вору по имени Пепе и кличке Гвоздь. Требовалось выкрасть у серьёзного коллекционера уникальный артефакт исчезнувшей расы. Это если по-простому. В реальности один только план изучить занял у Гвоздя пол дня с использованием внеземной техники. Надо сказать, что заказчик пытался донести до исполнителя концепцию предтечь как источник происхождения Содружества. Что предтечи были разными расами и оставляли разные артефакты, большая часть или не работала, или непонятно что делала. А та незначительная часть, что делала что-то полезное, ценилась так высоко, что продажная цена просто зашкаливала за разумные пределы. Но проблема была не в цене, а в том, что такие артефакты просто не продавали. Их владельцы в принципе не хотели расставаться с таким сокровищем. И что вот конкретно данный арефакт, который предстояло изъять, относится к какому-то там второму циклу непонятно чего и на что было, если совсем честно, наплевать. В итоге, Гвоздь усвоил три вещи: артефакт чудовищно дорогой, понятно, что делающий и невероятно опасный. Дорогой, так тут никаких вопросов небыло, работающий – это и было проблемой, благодаря которой именно к нему обратились. Довольно редкий имплантат, установленный ему по настоянию Ресиза и за Ресизовы же кровные кредиты, мог в этом сильно помочь. Этот имплантат мог взаимодействовать с некоторыми вещичками предтечь и не только. Уж кто-кто, а теневой делец знал отлично, что львиная доля дорогих и прибыльных заказов как раз и касалась артефактов ушедших цивилизаций. Имплантат обычно использовали учёные и были они весьма ценными и редкими. Делали их только под конкретный заказ. Какими неведомыми путями он попал в загребущие руки криминального воротилы именно этот было большой тайной. С другой стороны – попал и попал, Гвоздю пока не интересно.
А ещё, артефакт был оружием. Действующим оружием, привязанным к текущему владельцу. По крайней мере, заказчик объяснил, что артефакт смогли задействовать как мощное оружие индивидуальной защиты. Задачей было не только украсть артефакт, но и личность владельца. Ну, или как альтернатива, сбросить настройки оружия. Хотя, последнее было не желательно. Гвоздь был готов выложиться по максимуму. Приз был в десять миллионов кредитов. Ресиз порадовал тем, что это чистая доля вора и из этих денег он ничего больше не должен на за оборудование, ни за наводку и сопутствующие услуги. Землянин прикинул, что реальная стоимость артефакта раз в двадцать – тридцать выше. Однако, этих денег ему всё едино увидеть не позволят, а вот конкретно эти десять лимонов позволят расплатиться с долгами перед Рисизом и прикупить квартирку в хорошем районе. А может и свой флайер. С девочкой поприличнее познакомиться. Мечты-мечты, куда влекут нас они?
Громадное поместье коллекционера, по совместительству являвшимся мажоритарным акционером пары космических баз шахтёров и владельцем межзвёздной транспортной компании, располагалось в лесной зоне и само утопало в зелёных насаждениях. Собственно, окрестный лес так же принадлежал владельцу поместья. Таким образом, это была скорее не кража, а вооружённое ограбление. Само поместье больше напоминало городок, а не то, что обычно представляют под таким названием. Да и население в полторы тысячи как бы намекало, что не беден коллекционер. Небольшой дворец, выстроенный в трёх этажах над землёй и некоторым количеством под возвышался над остальными постройками. Простой фасад в синих тонах скрывал шедевр архитектурной мысли в плане комфорта и красоты. В двухэтажных домах попроще жили многочисленные специалисты, обслуживающие поместье, охраняющие его, а также временные работники и подрядчики. Кроме того, в гостевых апартаментах и разбросанных по территории и скрывающихся в небольших зарослях домиках жили личные сотрудники коллекционера, его гости и некоторые родственники.
Огромную площадь поместья охраняла целая команда, вооружённая и оснащённая по последнему слову техники. Башни, стилизованные под могучие деревья, использовались под орудийные платформы. Забор по периметру поместья больше напоминал дикие заросли кустарника и ползучих лиан. Две шахты противокосмической обороны скрывали фонтаны на лужайках. Команда боевых дроидов не подавала признаков жизни, отсиживаясь в зарядных модулях, разбросанных и замаскированных по всей территории поместья. Пара боевых флаеров была запаркована в гараже. Охрана сливалась с жителями поместья и мало кто знал их в лицо. Они не носили оружие на виду, всё что было им нужно, дизайнеры и проектировщики припрятали на территории в легкодоступных для охраны местах. Вооружиться любому бойцу охраны можно было в нормативные пятнадцать секунд.
Понимая, что такую махину в лоб одному не взять, Гвоздь нанял боевиков банды, специализирующейся на хищении ценных ресурсов. Обычно, эти деятели брали штурмом небольшие хранилища химических и фармацевтических компаний. Были они гастролёрами и на Ахте проездом. Решив подкалымить, разместили объявление на доске объявлений, к которой доступ имели только проверенные лица получили заказ. Просили боевики не много, даже по местным меркам. Не так давно у них случился прокол – не смогли провернуть дело чисто. Гвоздь из любопытства покопался, что у этих бандюков пошло не так. Выяснилось, что они где – то купили данные по той корпорации, которую вор присмотрел для себя и своего дела. И решили поживиться от души, для чего даже раздобыли кое – какую армейскую технику и наняли юриста, который должен был обосновать наезд. Увы, акция провалилась, технику пожгли, три четверти личного состава выбыла по независящим от них причинам. Еще и оштрафовали. И теперь наймиты искали такой заказ, чтоб хотя бы немного приподняться и отыграть потерянные деньги. Гвоздь для себя отметил факт покупки своими подельниками данных по компании, которые он сам собрал. Интуиция подсказывала Гвоздю, что без его покровителя – дельца местного Базара, тут дело не обошлось.
Разбираясь с планом операции, Гвоздь, как довольно практичный человек, решил переговорить с Ресизом на предмет экспорта артефактов. В том смысле, зачем затевать налёт только ради одного приза, если можно хапнуть полный багажник? Вопрос только в том, куда девать остальное? Ахта планета периферийная, тесная для такого товара. Рано или поздно, всплывёт что-то и пиши пропало. Реализация награбленного – это целая индустрия, а коллекционеры народ мстительный.
– Мыслишь ты в принципе правильно. – определил делец с Базара – Но, как всегда, не домысливаешь в силу отсутствия опыта.
– И чего именно я недодумал? – Гвоздь пока решил не обострять, запомнив крепко такое отношение к нему.
– Во – первых, я уже прошёлся по заинтересованным лицам, может кто – то захочет дополнительный заказ разместить. Это и для дела будет хорошо, вон как заказчик информацией поделился. Вполне возможно, что будет что – то дополнительное. Коллекционеры – народ интересный. Информацией живут, ей и торгуют. Так что пока ожидаем. У тебя всё едино ещё пара недель в запасе имеется.
– Резон понятен. – кивнул, признавая такой подход покровителя Пепито, вот только то, что Ресиз его опять как молоток бессловесный пользует, ему не понравилось. Вор всю свою жизнь был самостоятельным индивидуалистом.
– А во – вторых, надо бы тогда тебе изучить базу по известным артефактам. Я тебе её пришлю – там в принципе надо смотреть по цене и степени опасности. А, вот, ещё по взаимодействию. Некоторые артефакты друг с другом не дружат. – припомнил делец.
– Тоже понятно. Это я сделаю. Может сканнер – распознаватель прихватить?
– Прихвати. Лишним не будет. Вопрос в том, будет ли у тебя время им воспользоваться?
– На месте и разберусь. – подвёл итог вор, отправившись готовиться к налёту.
Согласно плану, который Гвоздь получил от заказчика и самостоятельно скорректировал, боевики брали на себя охрану и три миллиона призовых денег. Наёмный водила, серьёзный профессионал из бывших пилотов-вояк брался отвезти и привезти за сотню китов. Остальная работа и деньги отходили Гвоздю. Ресиз из этих денег ничего не брал, зато подкидывал редкое оборудование, базы знаний и дополнительную информацию. Найти ещё заказчиков не получилось. Сроки для подготовки были невелики. Ресиз и Гвоздь решили грести всё подряд – потом разберутся.
Надо сказать, что дельце получилось бестселлером криминального мира Ахты на многие годы вперёд. Повторить, а уж тем более улучшить результат не смогли ещё долго. Ограбление как таковое крайне редко использовалось как инструмент достижения цели. Поэтому качественное, даже показательное ограбление вызвало бурю восторга и ряд подражателей попытался реализовать аналогичный финт. Подражатели были так себе.
Вояки где-то потеряли оборудование радиоэлектронной борьбы, которое в свою очередь нашёл Ресиз и передал его Гвоздю для операции по изъятию артефактов из хранилища. Два чёрных короба размером с ящик для инструментов и суммарным весом под пол центнера, которые жрут энергию как не в себя. Для них пришлось даже дополнительные мобильный реактор установить. Однако, вор для себя отметил, оборудование стоило таких трат и усилий. После запуска, датчик температуры резко пошел вверх, показывая, что устройство выходит в рабочий режим. Как только пульт оповестил о начале работы, навороченную охранную систему, защищающую поместье, вырубило так же верно, как при близком ядерном подрыве. Окрашенный в какие-то квадраты, зигзаги и другие геометрические фигуры челнок, благодаря которым сорокаметровая сигарообразная машина сливалась с кроной леса, прокрался к поместью незамеченным. Управлял им опытнейший пилот, подкравшийся на одних только антигравитаторах над верхушками деревьев, благодаря чему его не засекла ни система безопасности поместья, ни спутники СИБ, рванул на бреющем полёте к охранному периметру.
Автоматические пушки, установленные на двухметровых башнях – деревьях и под них же замаскированные, безмолвствовали. Башенные компьютеры не видели цель и не понимали, что нападение началось. Аппаратура нападавших вырубила сенсорный комплекс, способный навести на цель и отделить агрессора от своих. Только оператор мог отдать им приказ в ручном режиме с указанием целей. Но его реакция, ослабленная отсутствием каких-либо инцидентов в окрестностях, не могла тягаться с встроенными нервными усилителями и имплантатами на реакцию отставного пилота военно-космического флота. Челнок проскочил над замаскированной под лесной кустарник оградой и завис в шаге над плоской крышей дворца. Заказчик предоставил информацию о системах защиты, благодаря чему все оптимизированные алгоритмы подавления были заранее активированы и не требовалось их подбирать. Проще всего проникнуть в помещение было через крышу, поэтому система подавления вырубила все датчики и системы, контролирующие крышу. Гвоздю даже показалось, что над крышей вился дымок от спалившийся электроники, по которой прошлись электромагнитным импульсом. Оператор защитных систем не решился открыть огонь из мощных орудий в сторону здания, боясь задеть обитателей. Кроме того, он ещё не успел отойти от растерянности и не реагировал адекватно. Его нейросеть, зафиксировав выброс адреналина, угостила владельца успокоительными. Происходящие события неслись лавиной, за которой не тренированный в жёстких условиях мозг диспетчера просто не поспевал.
А налётчики уже прыгали в дыру, образовавшуюся после действия контурного взрыва. И опять время никто терять не собирался. Необходимый размер прохода, спасибо заказчику, был доподлинно известен, что позволило не раскладывать взрывчатку по крыше, а кинуть уже заминированный контейнер в виде круга нужного диаметра на поверхность и произвести подрыв. В результате хитрой последовательности, кусок крыши, прикрывавший лесенку унесло в сторону леса.
Трое бойцов в руках держали парализаторы, а двое лёгкие импульсники, удобные для перестрелки в ограниченном пространстве. Лёгкие скафы со встроенными броне пластинами и пехотные щиты защищали на высоком уровне. Боевики были готовы к любому развитию событий и могли подавить любое сопротивление. Следом за вооруженными бойцами Гвоздь нырнул в проход, идущий с крыши во-внутреннее помещение. Пилот сканировал обстановку и прослушивал каналы СИБ и охранных организаций. Подавленный коммуникатор не мог передать сообщение о нападении, но, возможно, в доме были неучтённые системы. Гвоздь, при всём своём разгильдяйстве, никогда не пренебрегал техникой безопасности.
Лифт вызывать не стали, неизвестно, как к этому отнесётся диспетчер систем безопасности. Раздвинув портативным домкратом створки, нападающие спрыгнули в зев слабо освящённой шахты на антигравитационных поясах. Кабинка лифта оказалась на подвальном уровне, так что планированию вниз ничего помешать не смогло. Именно последний этаж и был нужен нападавшим. С момента вторжения прошла уже минута. План предусматривал молниеносное вторжение и такое же отступление.
Реакция коллекционера была просчитана верно. Мать бросится к ребёнку, а коллекционер к своему сокровищу. Из лифта налётчики сходу открыли огонь по орудийной турели, прикрывавшей вход в хранилище в автоматическом режиме. Модуль наведения так же был подавлен, и стрельба была возможна только по указанию оператора. А тот ещё не пришёл в себя, что было уже немного странно, но не сильно расстроило налётчиков. Расстреляв из импульсников электронные блоки турели, грабители практически на плечах коллекционера и его телохранителей ворвались в бронированное помещение хранилище. Парализовав всех, кроме владельца коллекции, нападающие выставили охранный контур. Дальше работать предстояло Гвоздю.
Ещё на этапе планирования предполагалось, что капиталист поддастся напору обаяния Пепито и добровольно выдаст и место расположения наиболее ценных артефактов (заодно и интерес заказчика будет прикрыт) и способ их изъятия из коллекции без ущерба их потребительских свойств. Однако, не смотря на растерянность, владелец дорогостоящих активов проявил завидное упорство, оказавшись тёртым калачом. И более того, после пары затрещин терял сознание, прерывая переговоры, а точнее уговоры. Установленный ему специализированный имплантат делал силовые и медикаментозные способы допроса бесполезными. Гвоздь о таких хитрых штучках слышал от своих учителей и решил не терять время на бессмысленный допрос. Выстрел парализатора в упор вызвал запах озона и падение тела коллекционера, которое никто и не планировал придерживать. Так стоя и упал, бедолага. Ну да не нищий, подлечится потом.
«Хочешь сделать хорошо, сделай сам», ворчал себе под нос Гвоздь, вскрывая ячейки хранилища, доставая ценности и укалывая в принесённые с собой контейнеры. Радужные шары, какие – то обломки явно высокотехнологичного оборудования, металлические цилиндры, одежда и коробка с кристаллами. Всё снималось со – стеллажей и укладывалось в контейнеры. Некоторые предметы коллекции Гвоздь опознавал на месте. Выученная база подсказывала и название, и ценность предмета. Но кое – что попадалось неопознанное. Впрочем, и то и другое шло в контейнеры общей массой. При всей навороченной системы безопасности, внутри хранилища гадостей от жестокого мира коллекционер не ожидал и замки были хлипкие, больше для того, чтоб экспонаты не сбежали сами. Навороченный имплантат в купе с перепрошитым сканером службы спасения легко вскрывал их. Собственно, это и была одна из базовых функций сканнера, в случае пожара или иного стихийного бедствия вскрывать замки для эвакуации населения. Кто-то спит, кто-то в душе, кто-то болен, надо всех эвакуировать. А имплантат дополнительно управляет сканером, давая дополнительные возможности, типа широкополосной работы сразу с несколькими замками.
Искомое оружие предтечь, как утверждал заказчик, нашлось в восьмой от входа ячейке. Широкий браслет толщиной в два пальца бронзового цвета покоился на подставке и был освещён специальной подсветкой. Гвоздь проверил, не является ли эта подсветка чем-либо ещё и начал работать. Попытавшись дистанционно подключиться, вор получил небольшой шоковый удар. Впрочем, он был к этому готов. Тренажёр не единожды моделировал такую ситуацию, настраивая своего владельца на трудную борьбу. Несколько попыток и удача. Устройство удалось взять под контроль за неполные четыре минуты. Заказ по сути выполнен. Однако, вместительный багажник почти пуст. И вся гоп-компания продолжила увлекательное занятие – набивание контейнеров всем, что походило на деньги в перспективе. Гвоздь пообещал за перевыполнение плана пятидесятипроцентную премию, пояснив на пальцах всю сложность реализации таких вещичек и последствий необдуманных действий. Командир наёмников прикинул и решил, что премия – это тоже хорошо. А последствия – наоборот.
Хороший план, это даже если что – то идёт не по плану, план это предусматривает. Вот и у Гвоздя не всё пошло строго по плану. Защитники поместья вынесли створки лифта на первом этаже и просто и без затей заблокировали ими же шахту, накидав их поперёк колодца. Другого выхода из хранилища коллекции просто небыло. Охране поместья по сути оставалось только подождать, когда нападающие сами сообразят, что и к чему. Конечно, у бандитов в заложниках оставался хозяин поместья, но давным-давно составленная инструкция ещё отцом нынешнего владельца повелевала переговоров с захватчиками заложников не вести, на требования не реагировать, стрелять на поражение. Чтоб другим неповадно было.
Гвоздь рассчитывал на прямую атаку охраны, но и такое развитие событий предусматривал и даже ожидал. Небольшие, разноцветные газовые мины, которые он и его команда раскидали, пока спускались по шахте лифта вниз, выдали облачка прозрачного газа. Газ был прозрачен, но в каждой мине был свой тип газа. Некоторые типы были лёгкими и их потянуло вверх. Вверху были две мины с очень тяжёлым газом, который стал оседать вниз. Каждый вид по отдельности мог максимум головную боль вызвать. Но вот смешавшись, и образовав газ – воздушную смесь, бинарный газ приобрёл свойства очень мощной взрывчатки. Объёмный взрыв разрушил настил, перекрывающий шахту лифта и смёл подчистую охранников, которые засели в коридоре первого этажа, в ожидании спасающихся бандитов. Стремительно пролетев на всё тех же антигравитационных поясах вверх, до крыши, бойцы и сам Гвоздь разрушили все планы охраны поместья.
Вся операция заняла минут семнадцать – двадцать. Победители загрузились вместе с грузом в челнок и смогли без потерь эвакуироваться в неизвестном направлении. Проигравшие, в лице оператора систем безопасности смогли разок пальнуть в след удаляющемуся челноку. Конечно, выстрел при ручном наведении – это больше мера устрашения и годится только для отчёта. Естественно, оператор не попал.
Гвоздь всё-таки сорвал свой куш! Остальные находки принесли денег в два раза больше, чем первоначальный контракт. Сколько на этом заработал Ресиз, знает только Ресиз. Однако, он был на столько доволен, что подарил Гвоздю квартиру его мечты. И лёгкий флаер. Ну а девочку Гвоздь нашёл себе сам.
15
Дежурство выдалось хлопотным. Приятели-напарники Ламинус и Иеремия потихоньку начали уставать. За сегодняшнее дежурство вторая попытка ограбления. И ладно бы трофейные появились, так нет-же! С налётчиками успевали разобраться местные нонкомбатанты, а патрульным вместо трофеев доставалась нудная работа по оформлению происшествия и транспортировке налётчиков в места «куда надо». Тупая работа извозчика. Да ещё и в обоих случаях налётчики – местные бомжи, не сходя с места были приговорены к высылке в колонию – поселение на колонизацию. Пришлось их ещё и отвозить в накопитель, а они пованивали.
С такой тоски, в обеденный перерыв решено было заесть стресс нормальным обедом в закусочной «Радость Ра пузо». Старик Ра готовил отменны «Сам Ем Сунг». Обычно у него сразу двойную порцию заказывали, после чего наедались так, что пузо напоминало барабан, а кожа звенела при поглаживании. Ну и запивалось всё это приличным стаканом «Горка». После такого вкусного обеда жизнь потихоньку наладилась у обоих, а на выходе даже немного улыбнулась. Очередные грабители попытались отоварить магазин электроники по соседству. Банда малолеток, размахивая стопперами попыталась шугануть двух работников и спереть всё, до чего дотянутся их загребущие ручонки. Стандартная практика. Иеремия уже успел на это насмотреться. Обычно, продавцы успешно отбивают такие налёты, но шантрапа всё же наносит урон по мелочи, тыря демонстрационные образцы. Малолетних налётчиков повязали, трофеи забрали. Правда, владелец магазина был не очень рад. Он то в веселье не успел поучаствовать. А вот нечего так наедаться в обед у старика Ра.
За пилота в этот раз был Ресиз, а Иеремия согласился заняться всеми сегодняшними отчётами, что у него по мнению напарника получалось очень ловко. Мужчина с бюрократией действительно разобрался очень лихо и теперь подводил итоги за месяц. Иеремия улыбался и прибывал в благостном расположении духа. Премии и оплаты переработок за истекший месяц хватило мужчине для давно уже желанной покупки для души. Однажды увидев в магазинчике, торгующем разработками генмодифицированных бытовых приспособлений живое одеяло, захотел его безумно. Одеяло было полуживым организмом, созданным генетиками в одном из центральных миров содружества. В том смысле, что это было на половину растение, на половину животное. Мозга небыло, но была растительная основа на генах какого-то пушистого зверя и небольшой управляющий модуль, который мог моделировать некоторые полезные инстинкты. У Иеремии в голове это категорически не укладывалось, но подобных изделий в Содружестве производилось во множестве и с различными свойствами. Не всегда было разумно производить чисто механических уродцев. Одеяло имело привычку оборачиваться и укутывать хозяина. А ещё оно урчало как кошка с планеты Земля. Точнее издавало вибрации, очень напоминавшие урчание. Речевого аппарата у одеяла естественно небыло, иначе землянин не рискнул бы это приобрести. Молодой специалист СИБ был очень теплолюбив. В Чикаго довольно сыро и тепло было важной составляющей жизни горожанина. Да и кошки всегда ему нравились. Своих он не держал, времени на них не хватало. Зато он с удовольствием тискал соседских и те часто приходили к нему в гости. Чувствовали родственную душу.
Планета Ахта в силу наклона оси была планетой практически вечной весны в разгаре, и чикагцу часто хотелось уютного тепла, особенно по ночам. Но в квартире отопление было не предусмотрено. Кто хотел, добирал тепло из обогревателей, которые были не дёшевы, хотя сама энергия много не стоила. Покупка такого одеяла решала проблемы тепла и уюта. А ещё это была первая здесь вещь по-настоящему для души, а не для дела или карьерного роста.
Закончив доклад и сдав транспортное средство, Иеремия даже не переодеваясь вызвал местное такси. Ламинус напросился в компанию Иеремие после дежурства. У него там в семье какой-то конфликт случился, и напарник предпочитал сейчас держаться от семейной свары подальше. Не то, чтобы землянину было так интересно, но время то надо было как-то убить, пока наёмный флаер доставлял обоих к магазину, где торговали генетическими диковинками.
– Ты представляешь, теща с тёщей сцепились.
– У тебя их две? – Иеремия знавал одного мормона ещё дома, который и в Чикаго умудрялся жить с двумя жёнами. Правда, официально штат такие браки не заключал, но знакомого и его жён это не особо волновало.
– Ну, да. Я же на двоих женат, вот и две тёщи.
– И два тестя.
– Вот тут не угадал. Тесть один.
– А куда делся второй? – землянина это слегка заинтересовало.
– А небыло второго. Бертус женат на обоих моих тёщах.
– Значит, по факту ты женат на сводных сёстрах? – Иеремие показалось, что он стал разбираться в это й Санта – Барбаре.
– Ну, не совсем так. Лендра – родная дочь Бертуса. А Гаэ – приёмная. Он на Жэал женился, когда у неё уже была дочь.
– Ты вот мне скажи, ты это вот всё долго учил? – Иеремии стало по-настоящему интересно, как мужику приходится крутиться в такой семье.
– Ну, не то, чтобы долго. Я скорее дольше привыкал. У нас дома такие браки не заключают. У нас всё проще – семейный брак. Есть патриарх, есть его жёны, и есть его дети. Дети считаются общими и не приходится разбираться кто – кому.
– Значит тёщ может быть много?
– По факту – ни одной. Если женился – то это твои уже проблемы. С патриархом можно ещё там как-то строить отношения. Он уже там сам внутри семьи решит – отправить тебе кого в помощь или не надо.
– Хм. Действительно. Нет тёщи – нет проблемы. – землянин слегка подколол напарника и улыбнулся.
– Во! Точно. А тут сориться не моги. Заклюют. И, что самое интересное, вот пока они друг с другом – ещё как – то можно жить. А вот стоит влезть в их свару, так они объединяются против моментально.
– Был прецедент?
– Был! – Ламинус энергично кивнул – Тесть потом растолковал, как было надо. Точнее, как не надо было лезть меж них. Умный мужик. И опытный, как наш начальник отдела кадров.
– Из-за чего хоть сцепились?
– Из-за рецепта. Кто правильнее готовит «Парэону». Вкусная штука, но я глянул, там рецептов больше чем у нас народу на базе.
– Ууу. Сочувствую. Говорят, это у них самая страшная причина для ссор. Я про рецепты в принципе.
– Да ладно? Неужто самая страшная? – Ламинус, хоть и был женат уже лет восемь как, но в силу того, что сам был из другой культуры, по сути иммигрант в империю Аратан, всё ещё некоторые нюансы не знал и не стремился узнавать.
– Точно тебе говорю. Страшнее только, когда ты сам начнёшь готовить. Вот там ты точно будешь совсем всё неправильно делать и тебя будут страшно критиковать.
– Да ну? Ну, я в принципе могу себе сготовить. – засомневался Ламинус – Не из ресторана, но съедобно.
– При тёщах лучше не стоит. Оскорбятся. Решат, что – либо они, либо их дочери тебе не угодили и тебе не понравилась стряпня.
– А, это без проблем. Они ко мне не чаще раза в полугодие наезжают. На недельку.
– А тесть, значит, отдыхает?
– Нууу, наверно. Ох, я про это и не подумал. – Ламинус заулыбался и что-то для себя решил.
Вот так, неспешно, обсуждая семейные дела напарника и временами сильно удивляясь местным реалиям Иеремия и продвигался по направлению своего будущего подарка самому себе.
Капсула аэротакси доставило мужчин в центр, который им случалось патрулировать. Места были знакомые от и до. Собственно, в одно из дежурств Иеремия и попался на рекламу компании «Мягкие радости Мал-ри», предлагавшую стать счастливым обладателем «пушистого Ба-ю», как в рекламе было обозначено кошкоодеяло. Иеремии, даром что изучил все необходимые базы знаний, не хватало словарного запаса для описания этих существ. Впрочем, складывалось ощущение, что рекламным специалистам тоже не хватало слов и они решили не утруждать себя и не мучить клиентов. Вместо этого они дали имена своим существам и не мудрили с техническим описанием. Вместо этого они упирали на эмоции, что приносило хороший результат. «Пушистый и ласковый Ба-ю», «Тёплый и ласковый Ма-ю», «Ластящийся и нежный Ра-ю» – в таких лозунгах была выполнена вся реклама.
Такси высадило приятелей перед входом. Не успели они выйти на тротуар, как двери магазина открылись и оттуда стало слышно грудное урчание, похожее на кошачье.
– Во дают! – восхитился Ламинус – Меня насквозь аж пробирает.
– Даа. Умеют. – согласился землянин.
Встречал потенциальных покупателей живой продавец. Высокий и статный, он был похож на индейца. Такой же орлиный нос и красноватый оттенок кожи. На взгляд Иеремии – не хватало перьев в волосах. Ну, и хитрый костюм, как будто из одних верёвочек состоящий. Землянин пригляделся. Нет, не верёвочек, а змеек, которые постоянно ползают по телу, при этом умудряясь сохранять плетение. «Занятные одёжки тут носят» – хмыкнул землянин.
– Приветствую вас уважаемые. Мягкие радости Мал – ри готовы удовлетворить все ваши запросы. – продавец коротко кивнул и жестом предложил пройти в зал – Что интересует уважаемых?
– Я видел у вас в рекламе такое одеяло, называется «Пушистый и ласковый Ба-ю». Хотел бы посмотреть, так сказать, в живую.
– О, это действительно, один из шедевров наших конструкторов.
– Есть ли выбор расцветки?
– Да, по вашему заказу расцветка выбирается любая. У нас есть разные образцы, но вы можете вместе с нашим художником сами изобразить что желаете.
– Я не совсем понял. – Иеремия решил уточнить. Вопрос с окраской как – то странно прошёл мимо, хотя для него было очень желательно получить именно кошачий окрас – Вы наносите краску на одеяло?
– Хм. Похоже, я не совсем верно описал. «Пушистый и ласковый Ба-ю» выращивается нашими конструкторами строго под наших покупателей. Более того, индивидуальная привязка по вашему генетическому коду с учётом ваших особенностей. Таких, как рост, вес и личные предпочтения.
– Для чего такие сложности?
– Всё дело в питании. Наши изделия потребляют всё, что организм хозяина им отдаёт. Пот, выпавшие волосы, отшелушенная кожа, слюни и тому подобное. Специальный биореактор преобразовывает всё это в питательный бульон для генетического конструкта. Воду вот только иногда приходится подливать. Впрочем, некоторые наши клиенты предпочитают отдавать свою мочу, наш конструкт с удовольствием это принимает.
– Брр. – землянина передёрнуло – Я лучше водички налью.
– Конструкту не принципиально. Но вот что – бы именно ваши выделения перерабатывать, ему и необходима привязка к вашему генетическому коду.
– Ну а к чему такие сложности с привязкой?
– Ну, многие хотели бы строгой индивидуальности. Хотя, мы, конечно, делаем конструкты и без привязки. Семейные заказы у нас регулярны.
– Мне тогда тоже без привязки.
– Возможно, вы прислушаетесь к моей рекомендации?
– Что именно вы хотите предложить?
– Новинка. Недавно создали. Только положительные отзывы. Называется «Обволакивающий и радостный Ар-ка». Если заинтересовал – я могу проводить.
Иеремия кивнул, и «индеец» отвёл его к стенду, где стояла конструкция, похожая на диван. На диване лежала роскошная шкура с длинным ворсом и раскраской под зебру. Шкура занимала практически весь двухместный диван от спинки до пола и в ширь.
– Прошу вас, присаживайтесь. – продавец – консультант широким жестом пригласил Иеремию на диван.
– И что потом?
– Вы сразу всё почувствуете. – «индеец» широко улыбнулся, стараясь передать предвкушение.
Шкура была шикарной. Расцветка непривычная, но шкура была выше всяких похвал. Мягкая, с шелковистым ворсом средней длины, тёплая на ощупь. Мужчина погладил кусок рядом с собой и почувствовал урчание и лёгкую вибрацию шкуры.
– Значит, это сражу шкура, а не одеяло?
– Не совсем. – опять улыбнулся продавец.
Пока Иеремия отвлекался на продавца, шкура практически сползла с диванчика на мужчину и стала его укутывать. Делала она это мягко и не спешно. Объятия её были очень мягкими, не удушающими. В некоторых местах шкура принялась потихоньку тереться о землянина.
– А как она выбирает, где будет тереться? – кошки, с которыми Иеремия общался на земле тоже не тёрлись везде подряд, а выбирали места.
– Отличный вопрос. «Обволакивающий и радостный Ар-ка» чувствует места повышенной напряжённости, там, где мышцы испытывают усталость или есть непорядки. Мы использовали гены одного животного, которое издревле считается природным диагностом. Не буду вас утомлять подробностями, но результат таков.
Между тем, шкура укутала сидящего мужчину со всех сторон. Иеремия пошевелил правой рукой, стараясь отодвинуть немного шкуру, чтоб выпростать её. Но тут же почувствовал, как шкура раздвинулась, и рука оказалась снаружи, укутанная в рукав.
– Как вы заметили, конструкт понимает, что иногда руки или ноги должны быть снаружи. Поэтому в нём заложен вариант с рукавами или прорезями. Он умеет адаптироваться к пожеланиям хозяина.
– А как одежду его можно использовать?
– В принципе да. Но на планете практически отсутствуют климатические пояса, где это было бы разумно.
– Отлично, мне нравится. Остался только вопрос цены. – Иеремия слегка напрягся. Деньги у него были отложены под конкретную цену и особого разлёта не предполагали.
– Цена у него в принципе выше. Как вы понимаете – новинка. Но в продажу новинка поступила только недавно и корпорацией было принято решение первые десять дней занизить цену до уровня уже известных изделий. Другими словами, вы покупаете «Обволакивающий и радостный Ар-ка» по цене «Пушистого и ласкового Ба-ю». Такая цена вас устроит?
– Да, устроит. – землянин радостно кивнул.
– Хорошо. Тогда давайте подпишем контракт.
Контракт предусматривал некоторую задержку в поставке. Репликатор, в котором выращивали генетического конструкта выдавал изделие за неделю. Иеремия, по здравому размышлению, решил на себя конструкт не завязывать. Мало ли с кем он будет греться под ним. Пару мимолётных интрижек он успел завязать. Впрочем, местные дамы были в своих предпочтениях на удивление разнообразны. Посидев вместе с художником, предоставленным продавцом, они изобразили шкуру, очень похожую на кошку бенгальской породы. Художнику очень понравился результат, и он спросил, будет ли заказчик возражать, если такая расцветка попадёт в общедоступный выбор. Иеремия покопался в своих юридических знаниях и нашёл, что в принципе он может запатентовать и брать какие – то деньги за подобный окрас. Но, поразмыслив, плюнул на это. Его работа – охранять закон, а не патентным тролингом заниматься. Так что мужчина махнул рукой и разрешил.
Тут же выяснилось то, что корпорация умеет быть благодарной и предоставила лояльному клиенту скидку в два процента. Так что, выходя из магазина, небольшие деньги у землянина ещё оставались.
Вот на эту сдачу плюс мелкая заначка мужчина и прикупил для дела учебную базу «Экономические преступления, методы ведения расследований» второго ранга. База была куплена на перспективу. Сертификация по этому направлению была нужна для получения должности следователя. Так что удалось приятное с полезным соединить.
Уже поздним вечером, включив изучение базы ночью, во сне, Иеремия под мерное, убаюкивающее мурлыканье живой шкуры наслаждался теплом, покоем и уютом. Шкура завернула своего хозяина в кокон так, что выглядывало только лицо и терлась о него. Было потрясающе приятно и немного щекотно. Иеремия не заметил, как под затылком шкура стала как будто толще, изобразив мурлыкающую подушку и стала гладить своего хозяина по голове. Проваливаясь в сон, землянин успел подумать, как ему приятно, когда его так гладят по голове. Утром, посмотрев на объём изученной базы, патрульный с удивлением увидел, что опережает процента на три изучение по сравнению с прогнозом, который был обычно точен. Пустячок, а приятно. Капитально выспавшись, землянин отправился на службу вполне довольный жизнью.
16
Гвоздь раздолбал второй гоночный трекер. Раздолбал в дребезги и пополам, ударившись боком в ограничительный столб и обняв корпусом его. Бронекапсула выдержала, однако, трекер – не космический истребитель и амортизационных систем, и спасательных капсул тут небыло и в помине. Команда, обслуживающая гоночный трекер быстро вызволила пилота и Гвоздя поместили в медицинскую капсулу на долгую реанимацию. Вор умудрился разбить голову в шлеме, осколок защитного щитка пробил глаз. Левая рука, как раз со стороны злопамятного столба была сломана в двух местах, как и левая нога. Отбиты внутренности. Количество ушибов и гематом никто не ведал – их не считали. Капсула пообещала, что через три дня Пепито будет как новенький. Во – второй раз. Ресиз был очень недоволен.
Оставался открытым вопрос, что делал Гвоздь в гоночном треке с минимальным набором систем безопасности, да ещё и на второй по популярности гоночной трассе Ахты и пятой в империи Аратан. А история получилась интересная. Вора наняли спереть два модуля нового гоночного трекера команды – конкурента. Гвоздь пару раз в барах видел местные гонки. Дома он так же несколько раз мельком наблюдал разные гонки, но от этого вида спорта не фанател. А тут его подрядили на работу и в качестве инструктажа открыли внутреннюю кухню спорта. Она заворожила вора своей динамичностью. Команды были корпорациями с огромными бюджетами, исследовательскими отделами, финансистами, безопасниками, рекламщиками, связями с общественностью и отделами кадров. Огромный механизм, половина которого функционировала как часы, а вторая была цирком на гастролях в сумасшедшем доме, где празднуют открытие борделя. Ассоциация трекерных гонок жёстко установила правила игры, которые периодически пересматривались. Гвоздь с восторгом узнал, что десять лет назад ввели ограничение на разборки команд с применением оружия, военной техники и наёмников после того, как одна из команд, дабы вывести из строя своих главных конкурентов, наняла команду наёмников, которые устроили ракетный обстрел ангара с трекерами. Естественно, парни, нанявшие ракетчиков, победили. Но, кроме силовых методов, были распространены и другие, пока не запрещённые методы. Подкуп, шантаж, промышленный шпионаж, соблазнения ведущих пилотов куртизанками, интриги, провокации. Вот для промышленного шпионажа Гвоздя и подрядили.
Попасть в команду, где предстояло работать, оказалось на удивление просто. Одним из частых способов подгадить конкурентам на гоночном треке был трюк под названием «Смазка». Для этого нанимали стадо посредственных гонщиков, которые однозначно не претендовали на победу. Эти посредственные личности должны были кидать свои дешёвые трекеры под колёса фаворитов конкурентов, создавая свалку и даже выводя из строя треки ведущих пилотов. Почему нанимали пусть посредственных, но гонщиков? В задачу таких торпед входило не только мешать конкурентам, но и не мешать своим. А для этого уже требовалось хотя бы начальное мастерство. Отделы кадров для Смазки нанимали всех подряд, кто хоть что-то мог показать. Доходило до смешного. За целый день смазчик мог пару заездов помогать одной команде, а на следующих двух её – же мешать. Пепито залили соответствующие базы знаний, а потом натаскали на тренажёрах, чтоб он смог выдать приемлемый входной результат. Стимулятор виртуальной реальности Гвоздя не впечатлил. Ну гонки. Ну свалка. Да ну, фигня. Главное не угробиться единственный раз, а потом хоть все вместе в пропасть прыгайте.
Заказчик имел довольно точную информацию, видать засланный разведчик у него был в стане конкурентов. Вот только засланец не мог спереть необходимые узлы. А Гвоздь мог. Непосредственно во время тренировки, когда стадо смазчиков вместе с ведущими пилотами отрабатывало слаженность, бдительность безопасников несколько снижалась. Точнее, она больше была направленна вовне. Они больше были озабоченны сбиванием беспилотных дронов, шпионящих за тренировочными заездами. Неожиданно, Гвоздю понравилось гонять на трекере. Симулятор не передавал всей атмосферы, а только вырабатывал базовые рефлексы. А вот запах сгоревшего топлива, матюки тренера и его помощников, крики техников, обслуживающих треки, визг двух профурсеток, устроивших скандал возле личного флаера ведущего пилота – вот эту всю движуху симулятор не передавал. И Гвоздю внезапно понравилось. Он отработал все заезды и с каждым новым ему всё больше нравилось. Он вживался в роль смазчика уже по-настоящему, как фанат, а не прохожий. За тренировочный день все так измучились, что техники просто проводили взглядом какую-то девушку, которая подошла, молча свинтила пару улов с трека ведущего пилота и скрылась в неизвестном направлении. «Девушка», уже в аэротакси назвала новый адрес, где была конспиративная квартира. Там вор стащил с себя маскирующий наряд, одежду, в которой он выглядел довольно вызывающе и покидав всё в сумку, где на дне лежали краденные железяки, отправился к заказчику сложным путём, исключающим обнаружение.
А на следующий день состоялась гонка. Точнее, четыре заезда. Гвоздь полагал, что у команды нашлось в запасниках чем заменить украденные узлы трекера. Однако, вздрюченная охрана волками смотрела на всех, включая своих. Из четырёх заездов, три оказались выигрышными. Гвоздь, работая на совесть, выложился по максимуму, смело бросаясь под колёса трекеров конкурентов, отжимая их «Смазку» к обочине и тараня ведущих пилотов. Упоение гонки оказалось сильно для вора, и он влюбился. К четвёртому заезду он получил персональное признание. Двое смазчиков конкурента выбили с трассы его трекер персонально. Слаженная работа двух профессионалов показала, что любительщина Гвоздя пока на невысоком уровне и выезжает он только на энтузиазме. Поддев трекер вора, профи шарахнули его о столб, после чего добрые доктора засунули его в медицинскую капсулу на три дня. Но на этом его контракт с нанимателем не закончился. Впечатлённый его работой, заказчик предложил вору контракт регулярного смазчика с ежедневными тренировками. Так Пепито и нашёл свой второй столб. А Ресиз был очень недоволен.
17
Руководитель отдела кадров СИБ планеты Ахта, Статом отловил напарников после очередного ночного дежурства, сразу после сдачи отчётов. Формально, все отчёты можно отсылать посредством нейросети из любого места и не требовалось задерживаться на базе СИБ. Но по факту существовала негласная традиция формировать отчёты, находясь в блоке психологической нагрузки, совмещая полезное с полезным. Все, кто традицию не соблюдал, всё равно посещали блок, но уже в свободное от дежурств время и добровольно – принудительно. Ламинус как – то по большому секрету шепнул Иеремии краткую характеристику этого самого блока. Там была установлена аппаратура, которая измеряла эмоциональное состояние патрульных на предмет перегрузок и психологической стабильности. Собственно, и секретом это было довольно условным. Его знали все. Но традиция есть традиция. Да и наличие пищевого синтезатора, который мог выдавать практический любой напиток, не являющийся сильным стимулятором безвозмездно, сильно способствовало укоренению традиции.
Ривен вошёл в блок где – то в начале одиннадцатого. Приятели развалились в удобных креслах и не сильно напрягаясь обсуждали тонкий момент отчёта – как бы так написать обтекаемо, что делали они ничего, но зато много и с пользой для службы. В это дежурство происшествий не случилось и писать в отчёте было категорически нечего. Неспешности беседы способствовали пара бокалов прохладительного и отсутствие планов на отсыпной день у обоих.
– Парни, есть дело. – сходу начал Ривен – Вы мне нужны.
– Мы же только с дежурства! – возмутился Ламинус – Нам отдых положен. Вы же и должны следить за переработкой!
– Остынь, Лам. У меня личное дело, которое может вам денег принести.
– О, так это уже совсем другое дело! – воспрял ветеран.
– Тогда заканчивайте тут и в одиннадцать жду вас у Ринди.
«У Ринди», так обычно называли патрульные называли небольшой семейный клуб «Риндидалидейн». Его хозяин, полковник имперской службы безопасности Дид Дейн в отставке создавал своё заведение как закрытый клуб для своих коллег, которым нужно приватное пространство чтоб отдохнуть, обсудить свои дела без опасения быть подслушанным, расслабиться. По началу так и было. Но, какое – то время спустя то один, то второй СИБовец пришёл с семьёй. Кто-то с детьми. Жёны возмутились тому, что мужья таскают их в какое – то совсем безликое место, а дети в минуту поставили заведение на уши, куда там профессиональным диверсантам из сопредельной Империи. Полковнику пришлось нанять маститого дизайнера, а детям отгородить угол, где нет ничего хрупкого, не моющегося из шланга или разбираемого на части без конструкционного дроида. Ну, кроме камеры под потолком, но туда ещё надо допрыгнуть. Жёны дали рекомендации подругам, дети прожужжали уши своим друзьям, и полковник Дид глазом моргнуть не успел, как его закрытый, элитарный клуб стал доходным семейным клубом, куда любили заглядывать очень многие семейные жители Ахты в полном составе. И не в последнюю очередь, в силу некоторой паранойи владельца. Безопасность в клубе была сравнима с такой – же на военной базе. Здесь можно было без опаски оставить чадо и срулить за покупками или ещё по каким делам. При этом быть уверенным, что своего ребёнка здесь же и заберут в целости и сохранности. Все попытки побега или похищения пресекались воспитателями с выправкой волкодавов СИБ. Впрочем, для своих всё же было небольшое, закрытое от чистой публики помещение столиков на пятнадцать, которое хозяин заведения контролировал и где гарантировал возможность пошептаться без шанса быть подслушанным. Здесь и состоялся разговор Ривена Стата с Ламинусом и Иеремией.
– Дело, парни, сугубо личное. Службы и безопасности Империи оно не касается. Поэтому вот вам договор о неразглашении, подписывайте и будем дальше говорить. – начал разговор Ривен.
Иеремия получил сообщение о входящем документе. Соглашение о неразглашении информации было типовым, как подсказывала изученная юридическая база знаний и применялось в коммерческих сделках. Иеремия подписал и отправил соглашение обратно. Судя по удовлетворённому кивку Ривена, напарник землянина поступил аналогично.
– Теперь о деле. Отец мой, ещё до переезда на Ахту, служил на крейсере для специальных поручений империи Аратан. Империя в Содружество в те времена не входила и службы имперской безопасности тогда небыло ещё. А была её предшественница – надзорная канцелярия. Вот в этом ведомстве отец мой и состоял долгое время. В одном из рейдов попался ему прелюбопытный артефакт одной давным-давно исчезнувшей цивилизации. Артефакт к миссии крейсера отношения не имел и был зажат моим отцом и его приятелем – первым помощником капитана крейсера. Посторонние, в таком деле не нужны, так что никто больше и не знал. Когда крейсер возвращался на базу, ему крепко не повезло. Рейд архов на укрепрайон – штука неприятная и вредная для здоровья. Отец мой был ранен и попал в госпиталь. Тогда большинство команды попало в госпиталь. Таких медицинских капсул, как есть сейчас, в империи было маловато. Да и те поколения второго – третьего максимум. В итоге – отец провалялся в госпитале месяц. А когда вышел – ни приятеля, ни артефакта. Получил новое звание и назначение, после чего пропал. Отец искал долго. Потом искал уже я и брат. И вот теперь мы нашли и приятеля отца, и его семью. Но вот что интересно – артефакта нет, но есть большой бизнес. И делиться не хотят. А я точно выяснил – артефакт и есть источник их благосостояния. И вот я прошу вас, вне службы, помочь мне получить по долгам перед моим отцом причитающуюся долю. Официально.
– Шикарная история, шеф. – восхитился Ламинус – А теперь можно не под протокол, что там на самом деле?
– Можно. – легко согласился шеф Статом – Жену кинул прохиндей один и надо из него долги выбить. Официально выбить. Жена завтра официальный конфликт зарегистрирует и надо будет взять его офис штурмом. С меня всё оборудование. Каждый получит по пол сотни штук и трофеи, что унесёте.
– Единственный вопрос – почему мы? – слегка обалдело спросил Иеремия. История, рассказанная Ривеном, его восхитила. Он почти успел в неё поверить.
– Лам, расскажи ему. – Статом требовательно посмотрел на напарника Иеремии.
– Рэм, тут такое дело, мы родственники. – развёл руками Ламинус.
– В смысле? – землянин был немного в курсе семейных перипетий напарника, но про такое ещё не слыхал.
– В прямом. Я женат на его племянницах. Мой тесть – брат …
– Так и есть. – перебил Ривен напарника – Сенко, тесть Ламинуса, мой родной брат. А ты – его напарник и приятель. Я приглядывал за тобой, ты вменяемый и с тобой можно иметь дело. Лам это подтверждает и дал тебе хорошую рекомендацию.
Ламинус кивнул словам своего родственника и тоже посмотрел в лицо напарника. А вот Иеремия стал сомневаться. Два сотрудника СИБ, да ещё и родственника обделывают личные делишки, да ещё и его втягивают в это всё. Чем это может пахнуть? Очень большими неприятностями.
– Какие-то сомнения? Не поделишься? – поинтересовался Статом.
– Просто такие дела и служба в СИБ, мне кажется, не очень совместимы. Мы же закон охраняем. Граждан и всё такое.
– Вот что тебя смущает? – Ривен прищурился посмотрел поверх головы патрульного.
– Да. Это меня сильно смущает. – кивнул Иеремия. Он решил, что лучше сразу открыто обсудить это и по возможности соскочить.
– Я объясню. Возможно, ты не до конца понимаешь. Ты не местный. То, что ты выучил несколько баз не сделало тебя местным автоматически. Наше общество строится на конкуренции, под час очень агрессивной. Это не традиция Империи, хотя имперские традиции тоже не подарок. Такой образ мысли нам был навязан Содружеством, когда мы согласились войти в него. Если глубоко капнуть, то Империя Аратан, а равно Арвар и иные образования – не более чем территориальные образования Содружества. Мы не самостоятельный анклав, а существуем в рамках законодательства Содружества. И если говорить своими словами – Империя – это корпорация, контролирующая территорию и на своей территории, имеет правила, дополняющие, но не противоречащие законам Содружества. СИБ – не более чем отдел безопасности громадной корпорации. А император – не более чем директор совета директоров и один из крупнейших акционеров. Информация не скрывается, но гражданам стараются лишний раз не напоминать. Не так уж много времени прошло с момента изменений.
– И к чему вы это мне рассказали?
– Всё просто. Агрессивность поощряется. Она считается двигателем прогресса нашего общества. Общество таким образом поддерживает себя в тонусе и не даёт застояться. СИБ не занимается сдерживанием агрессивности жителей территории, которые имеют статус граждан Содружества территории империи Аратан. Мы следим за тем, чтоб выполнялись основные правила и законы. Правила и законы! А по закону и правилам граждане имеют право на агрессию. Сотрудники СИБ – такие же граждане. В служебное время они связанны дополнительными регламентами и инструкциями. Но вовне служебное время – они как все. Только более подготовленными. Мы ведём публичную статистику – можешь посмотреть, в какие дрязги ввязываются сотрудники СИБ, по сравнению с иными жителями Ахты.
– Значит никакого «Служить и Защищать»?
– А что это?
– Девиз полиции. Мы служим обществу и защищаем его.
– Шутишь? Мы служим корпорации и защищаем её активы и инвестиции. Люди – это и актив, и инвестиция. Империя контролирует территорию. И чем лучше живут тут люди, тем выгоднее империи. Поэтому флот, армия, СИБ, отряды свободных наёмников, нанимаемых на защиту, запрет на тотальную автоматизацию и много ещё чего.
– Ну хорошо. Я понял и осознал. Но вы же свои дела крутите, так?
– Так. Но вот только моя жена платит налоги на Ахте, а хмырь, который её развёл и с деньгами хочет свалить и тратить их в другом месте. Так что это ещё и выгодно Аратану.
– Логику я понял.
– Если смотреть на ситуацию с точки зрения законов Содружества, несколько людей, объединённые родством и общими интересами создали структуру, которая является обособленным подразделением, работающим на само обеспечении. Это не нарушает ни законы, ни правила. Зато для империи здесь сплошные плюсы. Деньги на территории остаются. Народ занят делом, а не сидит на шее у императора. Специалисты не уезжают. Экономика цветёт.
– Но, это же всё равно коррупция. Просто прикрытая законом. Разве нет?
– Уф. Слушай Рэм, не пожалей пять китов. Проконсультируйся у хорошего юристконсульта. Только не местного, а транснационального. Чтоб филиалы по всему содружеству. Послушай, что он тебе скажет и решай. Прям сейчас сделай.
Иеремия задумался и решил, что совет хорош. Нейросеть позволяет общаться как текстовыми сообщениями, так и передачей звука и картинки. Эдакий видеотелефон. Быстрое обращение к сети вывело его на доску объявлений юридических услуг. Там же был рейтинг юридических компаний и специалистов, где первые много строк занимали именно транснациональные юридические компании. Выбрав третью сверху строку, землянин получил контакт компании «Юранс», с которой немедленно связался.
– Приветствую вас в компании «Юранс». Меня зовут Митр. Я юридический специалист широкого профиля. – картинка нейросети показала мужчину «без возраста», с внимательным взглядом.
– Здравствуйте. Мне нужна консультация. – Иеремия кратко изложил своё видение проблемы и опасения. Выработанная в патруле привычка сразу фиксировать под протокол нейросети все разговоры так же поспособствовала достижению необходимого ответа.
Получив оплату, которая действительно была пять тысяч, как и предупреждал шеф Статом, юрист подтвердил данный факт и задумался. Думал он минуты три, хотя, скорее всего, рылся в банке данных своей компании или даже в сети. Иеремия для себя давно отметил, что право тут в основном на прецедентах и традициях основано. Ривен Статом и его напарник всё то время, пока шла консультация, перегнулись парой слов, в основном о семейных новостях и событиях.
– Спасибо за обращение в нашу компанию. Я получил всю необходимую информацию. В целом, дело обстоит именно так, как вам и описали. От себя могу добавить, что такая система даже приветствуется на местах. Такой подход позволяет сдерживать экспансивную политику центральных миров, которые стараются приватизировать экономику окраинных миров, при этом переложить все издержки как раз на них же. От себя я могу порекомендовать заключить договор с нашей юридической корпорацией и получать консультации, подобные этой на основе абонементной подписки. Цена вопроса – десять тысяч в год.
– Спасибо, я подумаю. – Иеремия разорвал связь и с интересом посмотрел на Ривена Статома.
Ривен в ответ посмотрел на Иеремию. Лицо его выражало немой вопрос, на который землянин тут же ответил:
– Я с вами. Юрист подтвердил всё, что вы мне сказали.
– Вот и чудесно. Перейдём к деталям…
***
Колоссальный опыт планирования, как убедились напарники, вещь стоящая и к базам знаний по планированию стоит присмотреться. Вся операция прошла как по нотам. Иеремия и Ламинус, одетые в лёгкие пехотные скафы и вооружённые штурмовыми винтовками, стреляющими трёхмиллиметровыми иглами ворвались в офис ровно через минуту после того, как конфликт был официально зарегистрирован. Сумма претензий не превышала десять миллионов, поэтому обошлись без арбитра. В офисе прощелыги из центральных миров, который был уверен в том, что на него местные не смогут наехать, ничего выдающегося в плане защиты небыло. Не считать же за серьёзный периметр дроида «Арда 18», вооружённого парой стационарных парализаторов и маломощным фазером? Пехотный скаф успешно выдержал облучение, а вот ответного огня дроид не пережил и перешёл в разряд «запчасти россыпью».
Дельца вытащили из – под стола, встряхнули и парой безобидных оплеух привели в чувство. Вся операция заняла от силы три минуты и когда пациент уже был готов сотрудничать, Ривен Стат с супругой – местным бизнесменом, имеющим конфликт с бизнесменом пришлым, вошли в офис и начали обсуждать свои деловые разногласия. В том смысле, что пришлому была озвучена сумма, с которой ему предстоит расстаться добровольно, если он не планирует удариться в мазохизм или ещё каким-то глупым способом наносить вред своему организму. Ламинус остался с родственниками нависать большой проблемой над подавленным таким наездом делягой, а Иеремию отправили пошуршать по офису в плане законных трофеев. Кто – же знал, что деляга успел закрыть сейф. Вот только сейф уже был пуст и его содержимое было в таком удобном дорожном кофре. Иеремия его и прихватил вместе с какой – то мелочью. А у Ламинуса было под протокол полученное подтверждение, что хозяин офиса не возражает против того, чтоб из помещения они могли бы взять себе «на память» любой сувенир.
Уже позже, когда напарники делили добычу из кофра, были найдены банковские чипы на предъявителя, благодаря которым напарники стали богаче на двести семьдесят тысяч округлённо, каждый. Ламинус так же стал обладателем небольшого кулька баз знаний по финансовой тематике. У него одна из жён по примеру старшего родственника занималась семейным бизнесом и базы ей должны были быть в кассу. А Иеремия получил в качестве трофея наручный искин, не самый мощный, но надёжной и не убиваемой, практически вечной модели «Батар – 22» без изысков и компактный иглострел «Паркат», оружие мощное, компактное и происхождением из центральных миров Содружества.
– Хороший ствол последнего шанса – оценил его Иеремия и задумался, как бы ему кобуру скрытого ношения раздобыть. Ствол был в футляре и было похоже, практически не пользованный.
Напарники были довольны операцией. Денег добыли, услугу влиятельному человеку оказали, трофеи приятные. Жизнь удалась. Теперь можно прогуляться в бар и за кружкой чего – то согревающего поговорить о том, куда можно эти деньги деть, что купить для дела, а что для души.
А рано утром, когда Ривен Статом собирался на службу, его взорвали вместе со – служебным флаером.
18
С лёгким шуршанием по направляющим рельсам откинулась крышка медицинской капсулы. В помещении сразу запахло чем – то явно медицинским, и присутствующие поморщились, кто слабо, а кто ярко выраженно.
– Всё в полном порядке, уверяю вас, шестое поколение медицинских капсул конечно уступает восьмому, но не так, чтоб очень сильно. Вот с десятым – двенадцатым, которое доступно в центральных мирах различие существенное.
– Благодарю вас доктор. Счета я оплатил.
– Да, я получил подтверждение. Забирайте вашего парня, у него всё в полном порядке. Мозг не пострадал.
– Это замечательно. Добавил он мне волнений. И седых волос.
– Ну так какие проблемы? Капсула освободилась. За пару часов поправим организм, почистим от токсинов. Цвет волос поправим. – доктор улыбаясь указывал на медкапсулу, из которой вылезал Гвоздь
– Не сегодня. Дел много. Но через недельку, на плановую коррекцию, я напомню о себе. – кивнул Ресиз.
Двое мужчин вышли из одноэтажки на окраине жилой зоны людей среднего достатка, которую занимала местная компания, оказывающая населению медицинские и сопутствующие услуги. Ожидающее только эту парочку аэротакси неспешно взлетело метров на сто. Сильно разгоняться смысла небыло, Пепито жил в этом же районе, на границе с лесопарковой зоной, так что долетели они минут за пятнадцать. Район был большой, ногами не набегаешься, а услуги аэротакси условно недорогими.
Двухэтажный комплекс, в котором жил Гвоздь, был новым. Его построили три года назад, и он считался очень современным. Первые дома в районе были заложены лет семьдесят, но утверждённый план строительства и архитектурный облик не позволял заниматься самодеятельностью, так что внешне строения мало отличались друг от друга. Разница была лишь в начинке.
– Добрый день. – управляющий домом вышел встречать жильца и его гостя лично – По требованию следователя из СИБ я опечатал вашу квартиру. Но как только увидел вас, сразу послал запрос на снятие ограничений. Запрос удовлетворили.
– Спасибо, Унзо. – кивнул Пепито.
– Нам надо ещё обговорить несколько моментов, касаемо компенсации. – не отставал управляющий.
– Это срочно?
– Нет, но хотелось бы всё ж закрыть вопрос.
– Мой юрист с вами свяжется позже. – Гвоздю хотелось побыстрее попасть домой.
Гвоздя ограбили. Такой вот парадокс судьбы, где «вор у вора дубинку украл». Ресиз специально подбирал в подарок своему протеже квартиру в таком жилом районе, где у него не будет проблем с уличной преступностью. Подвергать такого специалиста ежедневному риску нарваться на невменяемых малолеток, которые готовы за одежду и содержимое карманов надавать по голове разумному, в чью голову вложено пол миллиона? Да ни один разумный и вменяемый не согласится. Вот и Ресиз, когда планировал размещение Пепито, не только квартирку ему подобрал, но и легенду. Официально Гвоздь числился в компании Ресиза, занимающейся вопросами безопасности пентестером. Раз в месяц Ресиз его посылал тестировать систему безопасности небольших компаний. Вор подозревал, что все компании так или иначе принадлежат его покровителю. Такой образ жизни не вызывал подозрений. Ресиз через свою контору выплачивал часть гонорара, тем самым отмывал доходы. Вторую часть, большую, Гвоздь получал на обезличенных чипах, безымянных и не связанных ни с одним из партнёров. Таким же способом Гвоздь получал оплату или расплачивался за потребное оборудование, когда работал сам на себя. Да, Гвоздь расплатился с Ресизом и стал брать контракты на стороне, благо тропинку на криминальную биржу Ресиз ему сам и показал. Ресиз морщился, но поделать ничего не мог. Впрочем, Гвоздь без нужды не рисковал, уже являясь довольно богатым, он брался за дела не с голодухи. И всегда перестраховывался.
И вот в такой, казалось бы, тепличной обстановке, Гвоздь и малолетки-отморозки всё же повстречались. Гвоздь возвращался из ночного клуба. Точнее, здесь, на Ахте, клубы были круглосуточными. Люди клубились там в любое время дня и ночи. Такое положение Гвоздя абсолютно устраивало. Клубы были его страстью, мелкой, но любимой. Он откровенно балдел от атмосферы, движения, общения с незнакомыми людьми, знакомства с девчонками, которые не прочь провести ночь вместе. Впрочем, Гвоздь соблюдал умеренность и здесь, так что Ресизу не приходилось прочёсывать «седьмой пояс», как назывался район, где располагались увеселительные заведения. Вот и в последний раз Пепито возвращался днём из клуба. Чудесная особа, которую он обхаживал пол ночи, угощал разными коктейлями и разрешёнными стимуляторами продинамила его, так что ночка выдалась пустыми хлопотами. Пепито не сильно расстроился, не сегодня, так в следующий раз подвернётся кто-то другой. Острой нужды в податливом теле небыло. Зато он неплохо оторвался на танцболе. Знакомый бармен, кстати, намекал, что красивая сучка – та ещё динамистка, но Гвоздю на тот момент уже было по барабану.
Поставив флайер на почти пустую стоянку, только флаер управляющего и челнок, который управляющий использовал для доставки всего нужного жильцам и для функционирования дома стояли по углам. Стоянка была на втором подвальном этаже, так что Пепито решил воспользоваться лифтом, чтоб добраться до второго надземного этажа, где располагалась его квартира. Лифтом со-стоянки часто пользовались для доставки груза, поэтому его размер впечатлял. По прикидкам Гвоздя где-то два на четыре метра. Находясь в одиночестве в таком большом и гулком помещении, Пепито пританцовывал и в полный голос себе подпевал, не заботясь о том, что его фиксирует камера, установленная тут. Всё ещё подпевая, мужчина подошёл к своей квартире, отдал команду на разблокировку двери и после того, как замок щёлкнул и Гвоздь тут же дёрнулся от удара по голове.
Пришёл в себя мужчина на полу своей квартиры, связанным и в луже блевотины. Голова ужасно болела, тело ломило, как будто его пинали ногами. То, что это его квартира, Гвоздь не сомневался, обстановка была хоть и порушена, как будто ураган прошёл, но до боли знакомая.
– Очнулся? Эй Хат, он пришёл в себя.
– Не называй меня по имени, дебил. Я – первый. Понял пятый?
– Ой, да начхать.
– Ты дебил. Тебе четырнадцать и тебя пока не турнут на житуху. Максимум социалка светит. А мне и третьему пятнадцать. Нас пучком запихнут в морозилку и поджопником на житуху отправят новый мир осваивать. Так что завали пасть и только как я сказал делать.
– Да ладно, Х.. первый, я понял всё. Не злись. Этот то пришёл в себя. Чо делать?
Затянулась пауза. Похоже первый обдумывал. Потом, вероятно, приняв решение и тут же реализовав его, с разбегу влепил пинок в живот Гвоздю. Вор зашипел от боли, хотя удар был не слабый, модифицированные мышцы выдержали довольно спокойно.
– Слыш, урод, гони деньги.
Гвоздь не пошевелился. Он не до конца понимал, что, и главное, как от него хочет этот первый. Наличных денег в экономике Содружества небыло уже давно. Как этот упырь собирается забрать его деньги, вор не понимал.
– Ты чо, такой борзый. – очередной пинок в спину не заставил себя ждать.
– Он тебе ответить не может. Мы ему рот заткнули, чтоб не орал.
Резкий рывок и из рта выдрали какую – то тряпку. Цвет был знаком: «Что-то из гардероба», подумал Гвоздь. От тряпки во рту осталось неприятное ощущение. Или это было от рвоты? Удар по голове был очень сильным.
– Слышишь меня?
– Угу. – на большее Гвоздя не хватило. Во рту было сухо и противно. Горло тоже нещадно саднило. Голова гудела набатом.
– Гони деньги. – требование простое и незамысловатое. Но подкреплённое очередным пинком.
– ..ак? – полностью вопрос задать у землянина ни сил, не возможности не осталось.
– Сюда переводи – на руку ему одели браслет – коммуникатор, который нейросеть опознала как «Браст-2». В коммуникатор уже был воткнут чип.
Гвоздь вспомнил, что через нейросеть можно связаться, да хоть с СИБ или Ресизом и позвать на помощь. Он попробовал это сделать, но связь оказалась заблокирована. Уроды знали своё дело.
– Давай быстрее. – очередной пинок под ребра для расторопности не прибавил Гвоздю доброты.
– Без связи не получится. Связи нет, банк не доступен. – прохрипел мужчина. Слюна и немного крови из разбитых дёсен и прокушенного языка немного смазали горло.
– Ты чо гонишь? – сдвоенный пинок по почкам был такой силы что пробил мышечный корсет и заставил тело Гвоздя выгнуться дугой.
– Не гоню я. – шипя от боли и выгибаясь Гвоздь пытался объяснить, что не может достучаться до банка и отдать приказ на перевод денег.
– Какой банк? Гони все бабки со счёта без подтверждения.
Пепе знал, что такое счёт без подтверждения. Ресиз большую часть денег платил ему обезличенными банковскими чипами. Такой чип был счётом без подтверждения. Можно было осуществлять перевод денег между чипами без захода в банковскую систему. Хитрая система, которую Гвоздь не понимал, могла уверенно опознать каждый переведённый со счёта на счёт кредит. Связь с банком в данном случае была необходима что – бы подтвердить перевод владельцем. Удостовериться, что не под контролем идёт перевод и не взломан интерфейс доступа к деньгам. Используя же банковские чипы, связываться с банком для подтверждения личности небыло нужды. Все чипы и так обезличенные. И естественно, Гвоздь не собирался отдавать деньги, заработанные с таким трудом и риском.
– Нет его у меня. – прохрипел Гвоздь в ответ на требование бандита.
– Как нет? Ты чо гонишь? Ты чо, каждый раз в банк стучишься, чтоб бабки отвесить?
– Да.
– Ты придурок?
– Нет!
– Ты кого надумал обманывать? – бандит под номером один взъярился и начал со всей дури пинать Гвоздя по спине, голове, ногам. Гвоздь только мычал от накатывающей волнами боли, не в состоянии даже что-либо закричать.
– Шухер! Сигналку включили. Нас засекли.
Гвоздь не видел, как убежали напавшие на него. Только топот нескольких пар ног и тишина. Внезапно, появилась связь. Теряя сознание, гвоздь успел послать только одно слово человеку, который был у него в коротком листе контактов первым. «Помоги», прочитал Ресиз через мгновение и тут же помчался к своему протеже, прихватив нескольких крепких парней. Через сорок минут он стоял в дверном проёме открытой на распашку двери. Всю дорогу он пытался связаться с Гвоздём и теперь он видел, почему не получалось – молодой вор лежал без сознания. Гвоздю повезло, он не отключил отсылку координат вместе с сообщением и делец с Базара знал, куда надо лететь. Прихватив превратившееся в окровавленный кусок мяса тело землянина, парни Ресиза мигом снесли его в флаер и тут же понеслись в ближайшее место, где можно было получить квалифицированную помощь. Облепленная аптечками, которые запасливые люди дельца всегда имели с собой, тушка Гвоздя не подавала признаков жизни и очень нервировала Ресиза.
***
– Что планируешь? – поинтересовался Ресиз. Состояние Гвоздя его пугало.
– Мне следак обещал отчёт СИБ переслать по нападению. Хочу его изучить внимательно.
– Ты не мстить ли собрался? Кому? Малолеткам? – Ресиз всё больше и больше распалялся.
– Такие дела нельзя оставлять. Это не по понятиям. Я такое никогда не спускал.
– Они не знали, на кого наехали. Сейчас, небось, трясутся, когда узнали, кто за тобой приехал.
– Не думаю, что они узнавали. Они отморозки, им пофигу.
– Ну а даже если и так. Ты больше времени убьёшь на то, что тебе не принесёт денег. К чему?
– Ресиз, ты реально не понимаешь? Этим малолеткам пофигу на кого наезжать. Они не видят берегов и не имеют тормозов. Нет гарантии, что это не повториться. Они запомнят, что можно наехать безнаказанно. Сложно будет найти меня снова, даже если перееду?
– Ну, не так чтоб очень. Даже им, при желании. Но проще на кого – то другого наехать.
– К чему, если ты уверен, что есть лох безответный? Нет, надо их ставить на место. Я не ты. Я не могу к этому отнестись, посчитав только деньги.
– Что они хоть спёрли?
– Головизор, пищевой      синтезатор, одежду, какую – то мелочёвку. Не в том дело. Я спокойно и радостно теперь жить не смогу. Мне нужно.
– Ох, тяжко с вами. Ладно. Помощь нужна?
– Само – собой. Как же иначе то? – улыбнулся Пепито – Базы, оборудование, информация. Связи тоже пригодятся. В общем, всё, как всегда.
Ресиз кивнул и пошёл к двери. Всё нужное было сказано. Ну, почти.
– И это, Ресиз. – мужчина затормозил и обернулся – Подумай, на чём можно будет их нагреть? В жизни не поверю, что они бедные, как последний дурак с интеллектом ниже полусотни.
– … – Ресиз хищно оскалился и кивнул – Будь уверен. Непременно.
19
Вызов поступил уже ближе к концу дежурства, которое, разнообразия ради пришлось на дневное время Ахтинских суток.
– Попытка ограбления банка? – удивление Ламинуса было неподдельным. Грабить банки в обществе, где давно все деньги не имеют вещественного носителя, затея не из умных.
– В смысле ограбление? – уточнил его напарник – Хакеры какие – то прошли сквозь их защиту? Так это не к нам.
– Нет. Именно, что физическое ограбление. Придурок с бомбой и планшетом.
Отделение «Центрального банка Сивояр» своим минимализмом и аскеттичностью могло поспорить с государственными офисами. Как самому близкому патрульному челноку, Ламинусу и Иеремии потребовалось минуты три на подлёт и ещё пол минуты на парковку и взятие под контроль периметра безопасности, который образовали защитные системы челнока СИБ. Ламинус, как старший патруля, связался с банкирами, которые вызвали патруль. Получив протокольную запись события, Ламинус хмыкнул, осмотрел картинку, что показывали голопроекторы челнока и ткнул пальцем в одинокую фигуру, пересекавшую площадь с сумкой в руке, прижимая к животу компактный планшет.
– Вот наш грабитель. Зелёная куртка с такими же брюками.
– И куда он прётся? – поинтересовался Иеремия, отдавая приказ на стрельбу стационарными парализаторами и одновременно специализированному дроиду – сапёру проверить баул, а его менее разумным коллегам оцепить площадь, где находится взрывное устройство.
Грабитель после залпа парализатора упал как подкошенный и признаков жизни не подавал, хотя телеметрия, поступающая в искин челнока, показывала наличие у грабителя как здоровья в принципе, так и работоспособности всех органов в частности. Напарники не выходили на улицу, удобно расположившись в кабине и обсуждали инцидент.
– Что там тебе такого любопытного переслали из банка?
– Да тут шедевр. Этот деятель заявился в банк с планшетом. В банке есть такая удобная система – она тебе на нейросеть или планшет засылает небольшое меню, чтоб посетитель выбрал, с каким он вопросом в банк пришёл и его сразу направляют к нужному спецу. Некоторые его игнорируют и сразу идут либо к любому, либо именно своему специалисту банка. Так вот, этот деятель похоже уже успел заглянуть в другой банк на против. Это, у нас получается банк «Имперский всепланетный» значит. – Ламинус ткнул пальцем в экран, где мигала вывеска банка.
– Так он что, все банки тут на площади решил обойти?
– Кто его знает? Так вот. На планшете у него уже был бланк заявки по личным вопросам открыт. Как раз бланк имперского, где было написано вот это. – Ламинус вывел на экран скан с планшета грабителя, где Иеремия увидел умопомрачительную надпись: «У мну баомба взарву всекх. 100 000 на бакнавский чип».
– Какие у него скромные запросы.
– И не говори. В общем – специалист решила, что он недалёкого ума, а то и вовсе альтернативно одарённый и популярно объяснила ему, что не может выполнить требование, написанное не на бланке «Центрального банка Сивояр». Дескать, если он хочет денег, то пусть или перепишет на местном бланке заявку, либо тащится обратно в «Имперский всепланетный».
– И наш гений решил вернутся в «имперский» конечно же.
– Ну да. Это проще, чем опять эту эпопею переписывать.
Друзья заржали в полный голос. Подобные идиоты попадались регулярно. Именно в этот момент пришёл вызов от диспетчера. Собственно, вызов был рутинный, их отзывали на базу для догрузки специального оборудования. Не совсем было понятно, для чего это было нужно делать посреди дежурства, однако напарники решили получить ответ на этот вопрос уже на базе. Погрузив незадачливого грабителя банков в трюм, не приводя в сознание, напарники отправились на базу.
Диспетчер выдал им от щедрот три минуты на то, чтоб сдать добычу и встать под погрузку. На все вопросы типа от чего такая срочность и что грузить, диспетчер отмалчивался. Место под погрузку тоже было странным – боковой выход тюремного комплекса. Само здание было круглым, одноэтажным и занимало площадь не больше тридцати метров в поперечнике. А весь остальной комплекс был подземным. Хотя местные острословы утверждали, что на Ахте выше здания и не было. Из подземных этажей можно было рассмотреть астероидные выработки, куда отправляли в один конец. Центральная входная группа была спроектирована под приём арестантов, а вот боковым выходом пользовались исключительно сотрудники. Из него и выскочили трое в гражданских комбезах и быстро заскочили в патрульный челнок. Жилое пространство челнока было ограниченно. За двухместной кабиной была только небольшая клетка для задержанных, утопленная в трюм и одно дополнительное кресло, убиравшееся в сложенном виде сразу за кабиной. В кресло плюхнулся тощий человечек, а двое здоровых детин, вооружённых десантными иглострелами в варианте «компакт» уплотнились в клетку даже не поморщившись.
– Здравствуйте. – проявил вежливость сморчок – Ваш груз – это я.
На нейросети напарников тут же упало по пакету, прочитать который можно было только применив для расшифровки личный идентификатор сотрудника СИБ. В пакете была короткая инструкция – доставить «груз» к орбитальному лифту. Не общаться, не делать фиксацию нейросетью, не трогать и ещё куча «не…». В случае нападения – защитить. В случае попытки к бегству – пристрелить. Когда «груз» покинет челнок – забыть. Вот так мило и со вкусом.
– Это нормально? – запросил через нейросеть напарника Иеремия.
– Нет. Я про такое только раз слышал. – ответил Ламинус – И тогда всё закончилось не хорошо. А Ривен, как на зло в капсуле.
– И что там было?
– Важного свидетеля вывозили на СИБовскую станцию. Его попытались отбить и многим не повезло – наёмники палили от пуза веером.
– Нам прописали маршрут?
– Нет. На наше усмотрение.
– А какой лифт?
– Первый.
Иеремия задумался, а потом развернулся в кресле к выходу и демонстративно игнорируя «груз» поинтересовался у парней в клетке:
– А что парни? Вы сильно будете возражать, если мы вас прям на орбиту подкинем? Челнок наш может.
Двое вооружённых громил приглянулись друг с другом. Потом с грузопассажиром.
– Нам надо попасть к лифту. У нас приказ такой.
– Так нет проблем. К лифту и доставим. Только к верхнему концу. Или у вас в приказе указанно, к какой конкретно части лифта надо прибыть?
– Нет. – синхронно ответили охранители и так же синхронно помотали головами.
– Значит принципиальных возражений не будет?
– Нет. – похоже их где – то учили синхронно разговаривать, решил Иеремия.
Выскользнув за пределы базы СИБ, челнок направился самым коротким маршрутом к первому космическому лифту Ахты по самому короткому маршруту, который пролегал параллельно пневмотрассе и проходил через часть деловых кварталов, а потом только по парковой зоне, периодически проходя через промышленные кластеры. Однако, через семь минут, аккурат на окраине одного из деловых кварталов, челнок свечкой ушёл в небо, по самой короткой траектории в сторону базы, где оканчивался космический лифт. Ламинус включил местный аналог полицейской мигалки, который не столько светом сигнализировал о срочности, сколько передавал диспетчеру сигнал с требованием свободного коридора по служебной надобности. И, согласно протокола, такой коридор был предоставлен.
Засада всё же была. Но была она в лесопарковой зоне, на расстоянии, достаточно удалённом, чтоб помощь вовремя не подоспела. Поэтому, когда патрульный челнок свечкой ушёл вверх, в стратосферу, засада знать об этом не могла. Однако, видимо засаду устраивал не дилетант и наблюдатель, а может быть даже агент в рядах у него был. И сигнал о смене маршрута контролёр засады хоть и с некоторой задержкой, но получил. Ещё несколько минут потребовалось на погрузку бойцов и вооружения в транспорт и организация погони. Так же были свёрнуты засады и на двух альтернативных направлениях, которые тоже вели к космическому лифту, но уже второму. Иеремия представил себе треугольник, вершина которого была на космической базе лифта, одним из углов была их точка изменения маршрута, а вторым углом – место засады. Да, приятели мониторили обстановку, благо служебные возможности позволяли и увидели резкий старт вверх транспорта по их маршруту. И то, что это засада, было очень уж вероятным. То, что ни Иеремия, ни Ламинус не знали, так это конфигурацию фигуры. Треугольник, благодаря ещё двум засадам оказался пирамидой, хотя и не правильной. Впрочем, напарникам было не до геометрии. Сканнеры транспортного контроля показывали модели флаеров, которые ждали в засаде. Флаер в принципе атмосферный транспорт, в отличии от челнока, который был «атмосфера – космос». С другой стороны, если у организаторов засады люди были в скафах, некоторое время без атмосферы они пробыть смогут. Примерно час – два, а если есть сменные картриджи системы жизнеобеспечения или реакторы – то и более. В общем, тут всё упиралось в разницу скоростей транспорта. Челнок обладал более высокой скоростью, но флаер был немного ближе к конечной точке. В общем,
Иеремия припоминал, что в бытность его службы в полиции Чикаго, довелось ему учувствовать в нескольких погонях. Тогда это веселье сопровождалось рёвом движков, мигалками и сиренами, стрекотанием вертолётов, криками в эфир и матюкальник. Нынешняя же погоня, мало того, что это за ним, так ещё и какая-то вялая.
– А мы подмогу вызывать не будем? – решил всё же озвучить свои опасения землянин напарнику.
– А смысл? Никто не успеет, при любом раскладе. А вот на орбите нас подстрахуют. Диспетчер в курсе, ты же видел, что я сбросил информацию. Он нам подкинул два оптимальных маршрута и предупредил, где мы можем получить прикрытие.
– А если собьют?
– В принципе, могли – бы, давно бы сбили. Но, с другой стороны, они тоже сейчас запросили помощь и всё соревнование идёт на уровне нашего диспетчера и их искина планирования. У нашего ресурс большой, а их нам не известен.
– Ты так спокоен?
– А смысл нервничать? Я не могу повлиять на ситуацию. Да и не погоня меня беспокоит, а то, что будет потом.
– Пояснишь свою мысль?
Весь разговор слышали только напарники, возможность нейросетей позволяла объединиться в тактическую сеть и сделать переговоры неслышными для «груза» и сопровождения. Требовалось обсудить пару вопросов приватно.
– Без проблем. Мы доставим этого пассажира и его сопровождение на базу. А дальше что? Наверняка никто об этом знать не должен. Как бы нас там не зачистили. Я скинул запрос паре родственников. Они обещали провентилировать.
– Угу. Так что если мы по дороге пассажира потеряем…?
– Добром тоже ни кончится. Тут в любом раскладе всё не очень удачно.
– Да за что же с нами так?
– Случайно подвернулись. Более чем уверен – выбор сделал искин диспетчера, по известным только ему параметрам.
– Я про такую подлянку нигде не слыхал.
– Бывает. Скорее всего – политика.
Почти час длилась эта странная погоня. По расчётам диспетчера, патрульный челнок имел шанс вырваться порядка пятидесяти шести процентов, хотя ещё час назад обещал семьдесят восемь. Схема, выведенная на тактический монитор, показывала сложную геометрию текущей ситуации. Один из челноков преследователей вышел на дистанцию поражения. Правда, вероятность попадания была сильно меньше четверти шанса. На с каждым метром шансы попасть под раздачу ракеты росли.
– Шанс уйти есть? – поинтересовался «груз».
– Шанс есть всегда. – машинально ответил Иеремия.
– С «грузом» разговаривать запрещено. – прокомментировал один из сопровождающих.
– Да закройся. Мы тут гафкнуться можем с минуты на минуту, а ты тут талдычишь своё. – отмахнулся «груз» от своего конвоира.
***
Крышка медицинской капсулы открылась, и Иеремия увидел знакомое лицо. Добрый доктор Мундо традиционно поинтересовался самочувствием землянина и получив удовлетворительный ответ, опять же соблюдая традицию, предложил вылезти и одеться.
– Док, а что было в этот раз? У меня память как отрезало. Вроде бы летели куда –то. Или от кого – то, а потом темнота. Что ты мне там сделал?
– «Там» я тебе жизнь спас, по большому счёту. Память я тебе затёр.
– В смысле? Для чего?
– Вы же там чем – то секретным с Ламом занимались. Жизнь, конечно, штука законом охраняемая, но для сокрытия тайны лучше трупа ещё ничего не придумали. Но Лам договорился и вам только память затёрли. Да и то не всю. И договорились, что это я вам делаю, а не всякие другие. После них могли и овощами проснуться. Видали такие делишки.
– Вот оно как? Тогда спасибо, док. С меня причитается услуга.
– Угу. Под протокол?
– Вот ты док меркантильный. Под протокол, чего уж там. И как мне, хотя бы зачли смену или её тоже вычеркнули?
– Зачли. И даже больше – тебе подкинули, уж не знаю с каких щедрот, имплантат на память. В смысле, не на память, а на память.
– Вот очень понятно стало.
– Короче. Память плюс два десятка условных единиц – имплантат такой. Юмор у спецуры такой похоже. Затёрли память и добавили памяти.
– Хорошая хоть штука?
– В твоём случае – да. Вот полезешь на ночь учить базу какую, сразу прирост процента на три – четыре увидишь.
– Ламинусу тоже такой же?
– Один в один. В новой упаковке. Считай – наградили за успешное выполнение сложнейшего задания. Повезло.
20
Ультразвуковой бур неслышно пробил отверстие в стене, куда из специального бака тут же слилось литров сорок строительного раствора – питательной смеси и каких-то полуживых культур, которые формируют бетонные перегородки. Специальный пластырь тут же перекрыл дыру, чтоб разбухший строительный состав не попёр наружу. Гвоздь отошёл от стены, присел на корточки, засёк пять минут и стал ждать. В этот раз его целью была дорогая аппаратура.
Особенности строительства Ахты были в погодных требованиях. Планета была заселена по поясу практически вечной поздней весны. Собственно, и здания возводили под это требование. Стены, пол и потолок из строительного материала, который был больше не бетоном, а полуживым кораллом, который пронизывали арматуры керамической решётки. Что бы построить здание, застройщик, притаскивал строительных дроидов и здоровенную цистерну, в которой плавал питательный раствор. Дальше, дроиды начинали рыть котлован для подвальных этажей и закладывать фундамент. Грунт спекался и шёл на уплотнение фундамента. Так же большой температурой спекалась коробка, в которой потом будут располагаться подземные этажи. И уже когда готов фундамент и коробка, дроиды начнут расставлять керамическую арматуру и заливать ещё раствором основы для стен, пола и потолка. Основа росла как кораллы, толь ко гораздо быстрее. Благодаря такому ускоренному росту, строение вырастало за день, а то и быстрее. Благодаря такой технологии можно было все коммуникации прорастить в стене и запихать туда абсолютно всё: воду, канализацию, энергетику. Ну и личные пристрастия в планировке заказчика тоже было проще реализовать. Естественно, все поверхности получались не идеально ровными и лишнее потом убиралось специальной шлифовальной установкой. Если клиент был не притязательный, в поэтажный слой встраивали типовые стандартные модули типа санузла или кухонного блока. Если же клиент был требовательный, то внутренняя отделка была заботой стада отделочных дроидов, которые получив проект и расходные материалы тут же начинала красить, клеить, формировать, встраивать и проводить иные отделочные работы.
Учебная база техника – строителя второго ранга была освоена Гвоздём часа за два, благо и свой высокий интеллект и добавочный, от нейросети и имплантатов позволял учиться гораздо быстрее поголовного большинства местных жителей. В том смысле, что не только планеты, где вор сейчас жил и работал, а и всего Содружества. Как жители дошли до жизни такой, Пепито не интересовало, а вот воспользоваться преимуществом было приятно и удобно. Вопрос был только в том, на кой чёрт криминальному таланту стрельнуло получить специальность строительного техника планет первого, второго и третьего класса?
Ответ был предельно прост – очередной заказ, что Гвоздь взял на местной криминальной бирже. Криминальная биржа Ахты – разговор отдельный. Практически все профессионалы имели свои доски объявлений, где заказчики размещали подряды, а профессионалы размещали свои рекламные портфолио. Таких ресурсов в сети было множество. И это, не считая торговых площадок, арендных, транспортных и тому подобных. И, разумеется, у криминала была своя площадка. Точнее – свои. Они тоже предпочитали делиться по специализации. Ну, не стоит смешивать тёплое и жёлтое, если вы хотите не грохнуть конкурента, а только коммерческими секретами завладеть. В общем и целом, площадки для лихих специалистов строились по абсолютно аналогичным правилам, что и у обычных профессионалов. Рейтинги и репутации, процент от сделки владельцам площадки и страховка по выплатам, анонимность и конфиденциальность. Тем более, что программное обеспечение и искины для работы были однотипные. Единственное отличие – доступ к таким площадкам. Он был совсем не свободным. Доски объявлений не рекламировали себя. Однако, те, кому это было по-настоящему нужно – знали, как получить к ним доступ. СИБ Аратана, где работали совсем не дураки, так же периодически туда прорывалась. Вот и в этот раз, очень было похоже, заказ был от них. СИБ решала свои задачи и никогда не резала курицу, несущую золотые яйца.
А заказ был своеобразный. Надо было у вора украсть орудие производства. Это если без деталей. Но дьявол, как известно в них скрыт. Требовалось украсть у высококлассного хакера его оборудование. Тут и гадать не приходится, оборудование, помимо высокой стоимости ещё и уникальное. Многие гаджеты в единичных экземплярах, сделанных на заказ у высочайших профессионалов. Ну, или за большие откаты, купленные у государственных структур, служащие которых решили пополнить свой кошелёк. Или же опять коллеги Гвоздя сработали и где – то украли прототипы, что разрабатывают как крупные корпорации, так и мелкие энтузиасты. В общем – заказ был и Гвоздь за него взялся. Платили хорошо, информацией снабжали, сбытом вор себя не утруждал. Заказ был удобный.
Впрочем, удобство заказа не объясняет, с чего это криминальный специалист взялся учить базу знаний строительного техника. А ответ был прост и без затей. Осмотрев жилище хакера, где по сведениям заказчика тот хранил своё оборудование в период простоя, Гвоздь углядел серьёзную защиту входной группы. Где – то в коридоре даже мелькнула потолочная турель. Были ли это боевые пушки или мощные парализаторы, большой роли не играло.
Гуляя по району, где он жил и размышляя о заказе, на который уже сроки поджимали, Пепито увидел местную стройку. Его заинтересовал местный строительный состав, которым техник поливал арматуру. На глазах появлялись стены, пол и потолок. Перекинувшись парой слов с техником и обменявшись контактами, наврал, что планирует небольшую перестройку пристроя к дому, вор узнал, как работает строительный раствор. Ему в голову пришла идея воспользоваться им как домкратом, который разорвёт стену. Мысль эта привела Гвоздя в отделение корпорации «Нейросеть», где он сходу за небольшие деньги приобрёл специализированную учебную базу и по дороге в специализированный магазин, торгующий всяким строительным её и выучил. Полученных знаний вполне хватило на то, чтоб сообразить то и куда надо сделать, чтоб стена действительно порвалась. Закупившись питательным раствором, установкой для смешения и подачи строительного раствора и ультразвуковым буром, вор расплатился с обезличенного чипа и прихватив арендованную гравиплатформу, свёз всё в небольшой бокс склада, который арендовал под такой случай.
Кстати, Пепито нашёл обидчиков. Тех самых, что подломили его квартиру и его самого уложили в медкапсулу. Прощать обидчиков было не в характере Гвоздя, да и местный криминалитет отличался мстительностью, считая всепрощение плохим проступком для репутации. Естественно, нашёл их не сам вор, а подрядил специально обученных парней, которых нанял на той же криминальной доске объявлений. Кто конкретно ими занимался, он не выяснил, а вот докладывал ему какой – то дистрофан серой наружности, которого Гвоздь забыл, как только тот пропал из вида. Профессионал вызвал уважение вора и денег, потраченных было не жалко. Исполнители решили не ограничиться сухим отчётом, а отвезли заказчика на местность, показали всё, что на собирали из замаскированного фургончика, снабдили не только голограммами обидчиков, но и характеристиками, информацией об известных связях и ещё много чем полезным. В довершение они показали Гвоздю хилую хибару, где хранят награбленное и штаб – квартиру, совмещённую с казармой. Банда состояла либо из сирот – беспризорников, либо из сбежавших от родителей и опекунов уличных детишек. Гвоздь к ним испытывал только ненависть.
На этой банде Гвоздь и решил поставить эксперимент по применению нового, ещё не описанного способа применения строительного раствора. Рано утром, когда банда дрыхла, он вскрыл сарай с награбленным и изъял старую, потрёпанную гравиплатформу среднего размера, к источнику энергии которой можно было подключить внешнее оборудование. Заехав к себе на склад и загрузив ровно половину расходников и всё имеющееся оборудование, вор метнулся обратно к казарме банды и стал высверливать по периметру здания отверстия, ведущие к коммуникационным каналам и заливать строительный раствор. Принцип работы раствора, который заинтересовал вора заключался в том, что он разбухал раза в три – четыре. И делал это не очень равномерно. Первыми застывали те объёмы раствора, кто прилегал к какой – то поверхности. Залив в трубы каналов раствор, Гвоздь добился того, что первым застыл слой у стенок. А потом его распёрло и стены просто выломало. Диверсия была проведена практически по всему периметру здания и первый этаж просто сложился, накрывшись вторым. Когда здание обрушилось, Гвоздь уже убрался из этого района, прихватив инструмент, гравиплатформу и кое – какое оборудование, которое лежало в сарае, где банда хранила свой хабар. И хоть его содержимое было не новое, вор решил, что ему для таких дел может пригодиться и малый мобильный реактор, и наборы инструментов, и даже несколько канистр с довольно взрывоопасным топливом. Надо было хоть как – то компенсировать потери, вот Гвоздь и решил – око за око.
На дело вор вышел следующим утром уже по отработанной схеме. Прилепленная неделю назад гроздь камер показала, что хакер отсутствует, но оборудование не вывозилось. Вообще, Гвоздь выяснил, хакер предпочитал ночной образ жизни и домой возвращался, когда уже было светло. Припарковав гравиплатформу так, чтоб её скрывала зелень, но при этом было удобно сматываться, вор установил сканнер и просветил стену на предмет технических каналов. Выявив всю схему, он высверлил по периметру задней стены дыры, куда тут же и залил строительный раствор и залепил отверстия специальным пластырем, чтоб раствор не стал распираться в дыры, засёк пять минут присел на корточки и стал ждать.
В означенное время стена затрещала и пошла трещинами. А минуту спустя начала отстреливать свои куски на землю. Сила давления бетона не смогла выдавить арматуру, как это произошло с домом банды, на котором Гвоздь ставил свой эксперимент. Дом был более новый и при строительстве использовались более современные материалы. Но арматура обнажилась, и вор получил к ней доступ облив жидким кислородом и треснув молотком, расколол арматуру в крошку. Образовавшейся дыры хватило, чтоб в помещение Гвоздь прошёл свободно, а погрузочный дроид даже стенок не задел. В самой квартире оборудование находилось в запертой комнате, но повторив трюк со-строительным раствором Гвоздь получил доступ и туда. Вся операция заняла чуть меньше пятнадцати минут.
Тот, кто защищал квартиру, совершил классическую ошибку, построив мощный периметр защиты, а вот внутри периметра система была несообразно слабее. И специальным подавителем такую защиту вор смог обезвредить на время кражи. Погрузчики прихватили всё оборудование, что нашли как в защищённой комнатке, так и в остальной квартире. Гвоздь рассудил, что хакер мог прихватить для работы какой – то гаджет в жилую часть и безалаберно его бросить. За такую предусмотрительность заказчик накинул ещё десять процентов премии, а остатками строительного раствора Гвоздь осуществил давно планируемую месть. Сосед через квартиру полюбил регулярно включать громкую музыку поздно вечером. И хоть звукоизоляция стен была на уровне, через открытые окна меломан делился своей любовью со всей округой. И ладно музыка была бы приличная. Ни ритма, ни мелодичности, ни слов нормальных там не было. Гвоздь каждый раз недоумевал, с чего-кто– то решил, что это вообще музыка.
Вырубив подавителем внутренние камеры наблюдения своего дома, Пепито остатками строительного раствора залил дверной проём меломана посреди ночи. Утром, вместо музыки двор огласили крики замурованного узника. Причём, любитель альтернативных звуков так задолбал всех соседей, что спасателей ему вызывали прохожие. А приехавшие охранники из частной охранной компании, опросившие соседей получили от всех заявления типа того, что все думали, будто меломан крутит новые музыкальные композиции.
21
– Сколько ты кредитов будешь тратить?
– Две зарплаты.
– Ты сейчас издеваешься? Какие в жопу две зарплаты? Когда такое ещё случится? Мы же договорились!
– Ламинус, успокойся. Я пошутил. У меня сто сорок китов и ещё семьдесят три я могу срочно одолжить в банке. Я с ним договорился.
– Уф. Стоп! У тебя же больше было?
– Было. Я с долгами расплатился. Все кредиты закрыл.
– Аа. Ну и зря.
Иеремия, когда только познакомился с напарником, заметил, что тот очень недоволен, когда его называют сокращённым именем. Он даже потратил пару часов на то, чтоб выяснить причину такого недовольства. Ламинус был с небольшой сельскохозяйственной планеты формально независимого и не входящего в Содружество государства, состоящего из только одной системы. Правда, система являлась зоной контроля Аратнанской империи и государство было по сути буферным сателлитом, которым империя прикрывалась от фронтира. А чтоб никто даже не сомневался, в систему перекинули пару военных станций с «призмой», диспетчерским модулем, который может контролировать практически всю систему и навигационные точки входа – выхода из системы. Ну и патрульный флот там же базировался. А значит и базы снабжения, топливный завод и тому подобная флотская инфраструктура. Треть жителей работали в инфраструктуре флота, набирались на службу в ВКС империи Аратан или её гражданские службы. Ну и программа миграции была для тех, кто тянет по индексу уровня интеллекта хотя бы в минимуме. Ламинус Тянул.
Так вот, на планете в ходу имена были не маленькие. И в системе координат местного социума сокращать имена – означало демонстрировать свой высокий социальный статус. Семейка Ламинуса на местной лестнице в небеса была аккурат посредине и Ламинус в силу воспитания сокращение своего имени воспринимал как попытку оскорбления. Умом и выученными базами типа «Содружество» во втором ранге он понимал, что в Содружестве очень распространены и популярны короткие имена. Одно дело сказать: «Лам, пошли кредов сшибём». И совсем другое: «Ламинус, пойдём зарабатывать кредиты». Первое – предпочтительнее. Но Ламинус к статусу был более ревнив, чем к деньгам, которые зарабатывать всё же не отказывался. Так что Иеремия оказался напарником как раз в силу того, что предыдущий напарник достал гордеца сокращением своего имени. И вот Иеремия себя специально первое время заставлял произносить его полностью. Ламинус отвечает ему тем же. И хотя окружающие часто над этим подтрунивали, такая ситуация их в первое время сблизила. Ну а дальше уже началась дружба двух уверенных в длине своего имени мужчин.
А вот прямо сейчас Ламинус бесился на подначку землянина совершенно обоснованно. Ибо дело касалось не только денег, но и возможностей. Ривен Статом всё же вылез из реанимационной капсулы живым и невредимым. Нашёл своих обидчиков и отыгрался на них по максимуму. Кроме того, то приключение, связанное с потерей памяти, как оказалось позже, так же сыграло ему на руку. Уж как его шеф Статом разыграл, напарники были не в курсе, но тот смог в карьерных войнах достойно ответить и оттаптаться на конкурентах. Общество, увы, поощряет агрессивное развитие. В общем – по итогам, а также в счёт будущей перспективы, начальник отдела кадров решил поощрить дальнего родственника и его напарника. Но не наличными. И не ценными подарками. А чем-то более ценным, но ему лично не стоящим и кредита. Возможностью!
Ривен шепнул Ламинусу, а тот перешептал Иеремии дату, место и код доступа в торговый павильон, где контрабандисты будут свой товар продавать. И это действительно была невероятная возможность прикупить кое – что из вещичек, редко попадающих на периферию Содружества. Ограничений было несколько. Во-первых – закон о запрете на поставки технологий начиная от определённого поколения и выше. Скажем, в центральных мирах в продаже начало появляться оборудование двенадцатого поколения. И этот факт начинает радовать не только производителей такого оборудования, но и всю цепочку потребителей. Значит в срединные миры начнёт поступать оборудование десятого поколения и отдельные образцы одиннадцатого. А в окраинные миры типа тех же империй Аратан и Арвар, стабильных и последовательных противниц – оборудование восьмого и девятого поколения пойдёт. Ну и по очень большому блату и ценнику – десятого. Это для примера, потому что сейчас на рынок стало поступать четырнадцатое поколение, что происходит с регулярностью лет в двадцать – двадцать пять.
Для контрабандистов тоже начинается горячая пора. В продажу по цепочке из центральных миров на окраины идёт не только новое оборудование с производства или скажем складские запасы, но и бывшее в употреблении. Скажем, флот военный или гражданский срединных миров начинает модернизировать свои суда и сбывать остатки. Такое оборудование конечно тоже купят те, кто сидят ближе к фонтиру и являются буфером, но давайте по-честному, купят для перепродажи втридорога. А уже на эти кредиты будут покупать новьё. А вот что происходит с бывшим в употреблении оборудованием из центральных миров? Правильно, его скупают срединные, чтоб толкнуть окраинным, где такое оборудование – писк сезона для покупателей. Самое интересное – все знают, что так нельзя и все так делают. Ибо все хотят заработать и зарабатывают. Контрабандисты же устраняют посредников. В том смысле, что оборудование из центральных миров на прямую сыпется в окраинные, а из срединных – на фронтир.
Иеремия обалдело узнал, что программа скупки работает на государственном уровне. И Ривен – один из кураторов программы. Ламинус чуть на орбиту не запрыгнул от счастья и свалившейся удачи, когда перешёптывал напарнику полученную информацию.
– Подожди, Ламинус. Они же контрабандисты. Как их можно поощрять? Да ещё и своими деньгами!
– Вот ты опять! Запомни – контрабандисты бывают правильные и не правильные. Не правильные – это те, кто таскает наркотики, рабов, рабские нейросети и тому подобный товар, то мы их ловим и отправляем на рудники. А вот хорошие контрабандисты таскают нам то, что нужно нам, и на эти деньги покупают то, что мы им продаём и уже вот это везёт обратно. Эти вот у нас купят не сырьё, как крупные корпорации и не людей с высоким интеллектом будут таскать, а загрузятся натуральными продуктами в стази – контейнеры. Кстати, в центральных мирах с этим проблема, говорят. Там народ стараются кормить синтетикой. Лобби у них там от производителей. Не, богатые, понятное дело, едят что хотят. Так что туда у них тоже контрабанда пойдёт. Я так думаю, мясом забьются под завязку.
– Тогда почему они открыто не торгуют?
– Ну да! Дурных нет. Они же тогда будут всем известны и их прихватят. А так – не пойман – не вор. Ты это, денег собирай. И побольше. Есть у меня идея.
Идея у Ламинуса была грандиозная. Не смотря на наличие двух жён и соответствующего количества тёщ, ушлый парень денег зарабатывал где только мог и просто так их не просаживал. Иеремия периодически учувствовал в его левом заработке, но далеко не везде. Ламинус придерживался того принципа, что дружба – дружбой, но кошелёк врозь. Землянин и не возражал. За те месяцы, что он служил в службе имперской безопасности, для него открылось несколько возможностей самому подкалымить. И, глядя на коллег, он не упустил такие возможности. Тут, главное, следов не оставить и поделиться с кем надо. В общем – идея была в том, что – бы прикупить свой собственный бот с оборудованием. Бот для патрулирования, если кто не понял. И выбить из СИБ право служить на нём. За что ожидалась большая такая прибавка к заработной плате, а к ней ещё и компенсация за использование своего оборудования, халявное топливо, техобслуживание на станции СИБ и страховка на случай утери или необходимости ремонта.
Сам челнок Ламинус уже купил. Это был челнок восьмого поколения, от которого отказалась спасательная служба Империи Аратан. К удивлению Иеремии – челнок восьмого поколения для службы устарел. Это был ещё один выверт Содружества. Все территориальные образования обязаны иметь спасательные службы. Один из постулатов Содружества – ценность жизни разумного. Понятно, что в этом больше декларативности, но за невыполнение влететь можно сильно. Поэтому службы спасения оборудуют очень хорошо. И вот тут вылезает нюанс – финансирование местное, а стандарты от Содружества и пишутся они в центральных мирах. А там про оборудование старого поколения уже и забыли. Так что в империи спасатели оснащены лучше военных. Кстати, это оборудование двойного назначения и правительство в случае войны на него имеет виды. А тут, сильно похоже, Ламинус замотивировал кого – то в личном порядке и челнок ушёл на лево и сейчас стоит где – то у приятелей Ламинуса, умеющих работать с железками.
Прихватив контейнер и гравиплатформу, чтоб перевезти покупку не привлекая внимания, а так – же прихватив личное оружие, чтоб покупку не отжали, напарники в нужное время заявились на склад, где проводилась распродажа. Склад был условно поделён на три зоны. В одну из них приятелей просто не пустили. Там закупались военные и спецслужбы, поэтому вход преградил боевой дроид с серьёзным вооружением и потребовал код доступа. А потом предложил прогуляться по территории, а сюда больше на заходить, когда Ламинус попытался вторично предъявить код на вход. Иеремия сделал вывод, что код требовался совсем другой и Ривен им не поделился.
Второй зоной был не самый большой закуток, где стояли информационные терминалы и несколько явных консультантов. Там продавалось всё крупногабаритное. Когда проходили мимо, Иеремия услышал, как консультант рассказывал о динамических характеристиках разгонных двигателей. Мельком глянув на экран, бывший ком убедился в том, что сюда это продвинутое изделие может и не влезть. Здоровая сигарообразная штуковина могла принять их челнок внутрь, причём поперёк дюз.
Зато оставшаяся половина была отдана тому, что можно было условно «унести в руках». От мелочёвки в левых рядах до оборудования и прочих высокотехнологических устройств в правом. Ламинус естественно потянул в правый. Почти полторы сотни китов, которые Иеремия отложил на покупку разлетелись на первой же полусотне метров. Ламинус сразу озвучил критерии – безопасность и эффективность. Поэтому покупка мобильного реактора, датчиков обнаружения, системы целеуказания и компактного искина, чтоб этим всем рулил даже у Иеремии, который в местной машинерии был откровенно слаб, вопросов не вызвало. А вот то, что за пол сотни китов Ламинус купил в одном из центральных рядов брусок внешнего носителя информации и пару кристаллов, вызвало у землянина культурный шок. Иеремия воочию увидел, как напарник торгуется. Торговался он минут тридцать, самозабвенно вскидывая руки, хватаясь за голову, дважды порываясь уйти и один раз даже хватаясь за несуществующий ствол в креплениях. Кстати, оружие на входе потребовали сдать и сдавали даже армейцы. В итоге стороны сошлись ровно на пятидесяти тысяч кредитах и недовольный Ламинус потащил напарника дальше, ворча о том, что у торгаша торговые базы были, видать в более высоком ранге и поколении. Хотя, судя по тому, что увидел землянин, бросив взгляд за спину и увидев недовольного торговца, сделка была удачной. Ну, раз уж обе стороны остались недовольны друг – другом.
– Ты мне скажи, за что это ты отвалил такие деньги и почему так долго торговался.
– Ты что? Это же программное обеспечение для челнока. Без него всё оборудование просто дорогой лом. Ну и базы нам под него заточенные. У нас же теперь там будет искин стоять пятого ранга. У нас теперь челнок по возможностям как малый корвет. С вооружением пожиже, но уж по управляемости и энергонасыщенности мы точно самые крутые в местном СИБ теперь будем.
– А ты посчитал, когда мы отобьём вложения?
– Ривен подсчитал. Примерно через полгода.
– Дай угадаю. Ривен тебе прямым текстом велел делать свой челнок как можно круче.
– Ну, примерно так. Я-то планировал сделать его на уровне местных, но он на пальцах мне объяснил, где и как сильно я ошибаюсь.
– Значит у этого пирата есть планы на нас.
– Так это же хорошо. Денег капнет.
– Поживём – увидим.
Напарники разгуливали уже в рядах, где торговали личной мелочёвкой. Напарник увидел наручный искин у тут же ринулся торговаться.
– Могу уважаемому предложить индивидуальные средства защиты.
Иеремия резко обернулся на вкрадчивый голос. Как подкрался продавец, он, при всей своей подготовки, не услышал.
– Хм. Интересно. Что есть?
– Есть персональный щит. – продавец протянул ремень с кучей крепежей, на котором висели четыре чёрных бруска – Вот, четыре эмиттера. В зависимости от источника энергии, могут выдержать до часу непрерывных попаданий кинетических орудий среднего калибра до четырёх миллиметров. Или пять – шесть попаданий плазменного оружия стрелковых калибров. Может питаться от стандартных энергетических блоков или носимого микрореактора. Он у меня тоже есть в наличии.
– Сколько? – предложение было интересным. Про такую штуку Иеремия даже и не знал. В базах такого небыло, и никто не рассказывал.
– Без реактора – тридцать. С реактором вместе будет тридцать семь ровно.
– Ого! Это для меня дороговато. Нет ли аналога, но более дешёвого? Я соглашусь на более скромные параметры.
– Увы, нет. Всё, что более скромное – у меня уже выгребли. Этот образец как раз из-за цены и лежит. Этот, да ещё и тот, что в два раза дороже.
– А что ещё для индивидуальной защиты можете предложить?
– Вы для какой работы интересуетесь? Извините, что спрашиваю, но тогда я смогу лучше подобрать.
– Я патрульный СИБ. Всякое бывает.
– Понимаю. – кивнул продавец – Специально для вас я могу предложить боевой скаф патрульных сил одного из срединных миров. Он одиннадцатого поколения и ресурс, к сожалению порядка, сорока процентов, но зато цена – всего три кита. Уверяю, при его уровне защиты восемь – плюс даже с таким ресурсом за такую цену не найти.
Иеремия проверил записи, которые он сохранил в своей нейросети. Выданный ему в обеспечение скаф с уровнем защиты пять по инвентарной ведомости проходил как скаф с износом порядка двадцати процентов и стоил четыре с половиной кита. А своё ранение, от которого скаф не спас он помнил хорошо.
– Я понимаю, цена привлекательная. – кивнул СИБовец – Но меня смущает ресурс. Можно ли его поднять? Ну там ЗИП добавить или ещё что?
– Вопрос довольно сложный. Штатного решения нет. Скаф, по сути, ремонт непригодный. С другой стороны, – продавец сильно задумался, вероятно сверяясь с каталогом – … есть одно альтернативное решение. У меня есть фабрика нанитов. Она экспериментальная и не пошла в производство. Не то слишком дорого, не то ещё какие – то проблемы типа лоббирования производителей. В общем, досталась она мне … ээээ… не важно за сколько, но если берёте её вместе со-скафом, то я берусь вам помочь её разместить на скафе. По инструкции для фабрики нанитов, она должна уметь устранять износ. Информация берётся из инфоблока изделия. До конца не понятно, чем её кормить, но по опыту общения с аналогичными изделиями, могу предположить, что разного рода металлолом, вторсырьё пластика, керамики и разного рода технологических, сломанных изделий даст нужное сырьё нанитам. Отдам всё в сумме за три – двести.
– Бонус будет? – на всякий случай поинтересовался уже информированный землянин.
– Хм. Вот. – ушлый продавец протянул перстень – Что это я не знаю, но шло в комплекте.
Иеремия кивнул, перевёл деньги продавцу и забрал контейнер со– своей покупкой. Зря он не поинтересовался, с чем именно в комплекте идёт перстень. А именно с баллоном, где хранилась фабрика нанитов, и шёл перстень, а точнее, управляющий контур, который через нейросеть позволял управлять всей фабрикой. Спросил бы – быстрее бы разобрался, что именно спёрли и по дешёвке впарили контрабандистам залётные воры из исследовательской лаборатории корпорации «Митроком». Но и так получилось отлично.
По дороге к выходу, Иеремии попадалась всякая уже совсем всячина, типа термоса – конденсатора, который умел насасывать влагу из атмосферы и готовить из пищевого картриджа два десятка разных напитков, который встал в пол сотни кредитов и индивидуального блокиратора нейросети, стоившего сотню, но при этом совсем незаконного на территории Империи Аратан. Но Иеремия и его на всякий случай купил. Перед выходом, где его нагнал напарник, сияющий от счастья и хвастающий новым наручным искином, компактного размера, с большим объёмом памяти, и, что более важно, большим количеством современного программного обеспечения, бывший чикагский коп увидел в толпе бывшего чикагского грабителя, которого так и не успел дома поймать. Мимолётная встреча подпортила ему настроение. Впрочем, не на долго.
22
Под ногами скрипели осколки пластика, пустые контейнеры из-под боеприпасов, выпотрошенные аптечки, снесённые смертельным ливнем навесные пластины брони и какой – то неопознанный мусор. Всё это было залито местами кровью, а местами чем – то более вонючим. На первый взгляд – хладагентом из прострелянной системы жизнеобеспечения. Бой тут был не шуточный. Только в пределах видимости, по коридору от шлюза и до угла, где коридор резко поворачивает на право, лежало четыре трупа в штурмовых скафах и не то три, не то пять боевых дроидов, разобранных до состояния запчастей.
Гвоздь окинул ещё раз картину побоища и поёжился от мурашек, побежавших по спине. В какой – то степени, он был виновником этого побоища, но не причиной. Его наняли украсть информацию, позволившую захватить бункер корпорации «Ву Шис», где располагалась секретная лаборатория. Что она исследовала и было ли так на самом деле, Гвоздь не узнавал, ему это было не интересно. Купленный от жадности на распродаже контрабандистов дешифратор поколения, ещё не поставляемого в Империю Аратан легально даже в купе с обучающими базами данных, был совершенно не в кассу. Точнее, базы, что шли с ним в комплекте были как раз в кассу. Имплантат, давным-давно установленный ему в голову как раз и работал как дешифратор. Где его смог раздобыть Ресиз, для землянина так и осталось загадкой, старый барыга располагал обширнейшими связями, но решение было экспериментальным и в продаже отсутствовало, даже в виде прототипа. Так вот, смысл покупки был в том, что нужно было обновить прошивку, сигнатуры взлома, алгоритмы действий, ну и интерфейс. Вот тут новейший аппарат под незамысловатым название «ДП-103М», в смысле портативный и модернизированный и пригодился. Сам агрегат после остался невостребованным. Не по годам развитый специалист смог проделать всю работу по улучшению имплантата без повреждений «ДП-103М» и с сохранением его товарного качества. Вот этим агрегатом и расплатился Гвоздь за то, что сейчас наблюдал.
За агрегат ему нарыли и схемы лабораторного комплекса, и коды отключения некоторых систем безопасности и сигнатуры маркеров «свой – чужой». В общем – информации полно, только пользуйся и не торопись. И всё бы хорошо, но командир наёмников решил в последний момент переиграть и вместо денег он приставил к голове вора ствол и посадил в челнок, где уже собрались вся штурмовая команда, их дроиды и пилот и ещё какой – то мутный тип в скафе высшей защиты. Вполне может быть и заказчик. Командир объяснил свои действия так, что в случае проблемы Гвоздь будет работать внутри, а если он напортачит, то командир ему лично башку снесёт. Обалдевший первые мгновенья вор понял, что от такого наезда ему не отбиться и остаётся только по максимуму срубить с ситуации и потребовал прибавки в сто процентов. Командир наёмников от неожиданности чуть на спуск не нажал от таких наглых требований. Потом предложил тридцать процентов или заряд плазмы в голову на выбор. На памяти Гвоздя – довольно короткий и продуктивный торг. Он рассчитывал выбить на пять процентов меньше.
В зоне устойчивого приёма пилот челнока запустил в сеть комплекса все необходимые данные и его не сбили на подлёте и даже дали спокойно приземлиться. Гвоздь, пилот и «заказчик» остались в челноке, а штурмовики пошли за добычей. Время от времени к челноку кто – то пытался приблизиться или обстрелять, но пара турелей, под управлением пилота быстро отбивали желание соваться.
Скоротечный бой, а другого просто не могло быть, наёмники не планировали смертный бой, продолжался минут десять, после чего стрельба стала затихать. «Заказчик», судя по напряжённой позе и перекошенному лицу прислушивался к тому, что происходило внутри и ему это активно не нравилось. Похоже, все его планы и расчёты пошли прахом.
– Ты, иди и принеси контейнер, который бойцы несли сюда. – в лицо вора смотрел ствол дорогой модели иглострела.
– И что я с этого буду иметь?
– Жизнь.
– А если ты меня сейчас убьёшь – придётся идти самому. Пилота ты точно не пошлёшь.
«Заказчик» поморщился и не дрогнувшей рукой выстрелил над головой Гвоздя. Противно взвизгнула на высокой ноте срикошетившая металлокерамическая игла. Гвоздь вздрогнул, но глаз не отвёл. Такое он дома уже проходил, только там было страшнее, когда взрывная волна из девятимиллиметрового ствола гладила макушку.
– Что я буду с этого иметь?
– Упёртый? Два миллиона. Наличными, сразу, как принесёшь. – Пепито кивнул и выскочил из челнока, рывком преодолев расстояние до входа. Там его ждала картина скоротечного и разрушительного боя.
Осторожно передвигаясь вдоль коридора, Гвоздь осматривал пол, потолок и стены в поисках работающих датчиков системы безопасности. Нападающая команда отлично поработала и выжгла всё, что можно, однако, в горячке был шанс пропустить что-то. Хруст под ногами не прекращался, и вор морщился от этих противных звуков, от которых не мог избавиться.
Лежащий у стены мертвец был одет в лабораторный комбез практически без средств защиты, однако в руках сжимал компактный плазменный пистолет. Вор искал себе оружие, однако раньше ему попадались только модели, которые были оснащены запоменателем своих владельцев и разблокировать вот так на коленке Пепито эти образцы не мог. Привлекший мужчин пистолет подмигивал фиолетовым сенсором, что означало готовность к использованию. Подобрав его и осмотрев, Гвоздь понял, что запоминатель либо отключен, либо не работает и воспользоваться оружием может любой разумный. Индикатор показал наличие восьми одиночных зарядов или двух повышенной мощности. К сожалению, обыск покойного не добавил зарядов. Либо их у погибшего небыло, либо забыл прихватить. Обругав склеротика, Гвоздь подошёл к повороту и заглянул за угол.
Взору открылось грандиозное побоище. Если на входе в коридор было много мусора, дроиды, разобранные на запчасти взрывами и пять трупов, то за углом всё было гораздо страшнее. Обороняющиеся успели перевернуть гравиплатформу и устроить баррикаду. Вероятно, какой – то местный техник послал пять ремонтных дроидов и пару уборщиков в бессмысленную атаку на штурмовиков с целью отвлечь. Для охраны здесь был форт Аламо, не иначе. Бились они отчаянно, на баррикаде были видны восемь тел в военных скафах и несколько в гражданских с минимальной защитой. И они смогли остановить штурмовиков, правда ценой своей гибели.
Пластиковую отделку коридора как будто смыли огромным напором. Потолок и стены демонстрировали технические ниши, провода и коммуникации, местами порванные в клочья. Пол вздыбился и пошёл волнами. В разных местах в произвольном порядке торчали части боевых и технических дроидов. Было ощущение, что их вбивали в поверхности. Несколько особо крупных железяк вбили в двоих штурмовиков. Нападавшие полегли все – их Гвоздь узнал по скафам цвета хаки, на которых ещё в челноках нагляделся. Присев возле покойного командира, он споро отсоединил тактический искин и сунул в свой карман. Был небольшой шанс, что местная система безопасности его не сможет зафиксировать, но вот то, что мобильный искин скафа его опознает – гарантия была железная.
Последовательно обойдя всех штурмовиков и забрав информационные накопители скафов, вор добрался до баррикады. Последний штурмовик всё же добрался до защитников и уработал всех. Причем, судя по тому, что его сюда послал «покупатель», этот же штурмовик смог добыть то, за чем они пришли. Но вот при попытке покинуть лабораторию, штурмовик не реализовал основное правило штурмовки – не оставлять за спиной тела без контроля. Здоровая дыра в броне на спине это отчётливо демонстрировала. Штурмовику этого выстрела хватило, и он лежал, не шевелясь в окружении тех, кого убил.
Впрочем, не все были мертвы абсолютно. Девушка в лёгком армейском скафе сидела, привалившись спиной к стене коридора. Две встроенные аптечки мигали красными огоньками, сигнализируя о том, что нужные препараты закончились и разумному срочно нужна медицинская помощь. Она часто и надсадно дышала и была практически в сознании. Судя по крупнокалиберной винтовке, лежащей рядом, именно она завалила последнего штурмовика. Так сказать – из последних сил. Для Гвоздя она была проблемой.
– … помоги. – прохрипела девушка. И гвоздь сделал шаг к ней.
– Скоро помощь будет?
– Не успею. – послышалось шуршание помпы аптечек. Похоже, они качали что-то в тело.
Гвоздь оглянулся в поисках неиспользованных аптечек, но вокруг были только равномерные красные огоньки. Хотя нет, на бедре штурмовика, где располагалась автоматическая аптечка скафа, горел зелёный. Смерть была мгновенная и медикаментозная помощь не потребовалась. Выдернув её и быстро заменив на использованную, хвала стандартизации, вор увидел, как зелёный сменился синим, а потом жёлтым. Но в красный не перешёл.
– «Какого фига я делаю?» – запоздало подумал Гвоздь, а потом вдруг понял, что реализует один из основных законов Содружества о важности жизни разумного. Если не оказать помощь умирающему – это гарантированно стирание памяти или, как в случае Империи Аратан – рудники на астероидах.
– …ссспасибо. Протяну. Контейнер.
– Что с ним? – Пепито сообразил, что это за ним, вероятно, пришли нападающие и за него обещали два миллиона.
– Вернуть в хранилище. Премию дадим. Пол миллиона.
– Там в челноке сидит заказчик с пилотом. Они меня захватили и принудили, чтоб я им открыл двери. – Гвоздь отчаянно создавал себе алиби.
– Верни в хранилище.
– Заказчик пойдёт следом, если я не принесу. Он хорошо вооружён и в отчаянии.
– Переложи. В другой. Контейнер. Пустой. Отдай. – девушка потеряла сознание, но перед этим на нейросеть Гвоздя упал код открытия контейнера. В десяти метрах от баррикады взрывом была вырвана дверь в помещение. Кроме как последнему штурмовику, делать это было некому. Метнувшись туда, вор увидел ряд контейнеров вроде того, что он держал в руках, в том числе десяток открытых. Переложить содержимое в другой контейнер заняло с пол минуты. А потом Гвоздь побежал, не позабыв прихватить блок памяти штурмового скафа последнего бойца. В челноке его встретил «покупатель», нацелив на него свой иглострел.
– Ты долго. – походе, этот человек уже начал впадать в панику.
– Мне пришлось собрать все блоки памяти с наёмников. Они могли зафиксировать нас в памяти.
– Взлетаем! – отдал пилоту команду «покупатель», но ствол от вора не отвёл.
– Принято. – отозвался пилот, хлопнула створка и Гвоздя ощутимо качнуло. Резкий старт система челнока полностью компенсировать не смогла.
– Контейнер. – потребовал мужчина.
– Мои деньги где? – поинтересовался вор. Он держал контейнер, прижимая его к груди правой рукой, а левой пистолет за спиной.
– Как только сверю серийный номер.
Гвоздь протянул контейнер и сел в кресло, где сразу пристегнулся. «Покупатель» был вынужден отвести взгляд от вора, чтоб внимательно взглянуть на контейнер и Гвоздь воспользовался этой паузой, чтоб взять мужчину на прицел своего пистолета. И когда улыбающийся мужчина вновь посмотрел на Гвоздя, он сразу увидел и пистолет.
– Мои деньги. – напомнил Гвоздь.
– Я и так планировал расплатиться с тобой. – прокомментировал мужчина, но резких движений не делал.
– Конечно. Где? Мои? Деньги?
Нейросеть отозвалась сообщением о том, что на счёт поступили два миллиона кредитов. Это говорило о том, что «покупатель» прекрасно знал, кто сидит перед ним и скорее всего сам и нашел его для своих наёмников.
– Брось игольник на пол. И прикажи пилоту высадить меня у любой пневмо – станции.
Пилот молча кивнул, выслушав распоряжение и заложил вираж. Судя по тому, что организм чувствовал все кульбиты челнока, пилот летел и проделывал манёвры с запредельной и не разрешённой на планете скоростью. Гвоздь его не осуждал. Ему тоже хотелось как можно быстрее оказаться подальше.
Как ни странно, уйти Гвоздь удалось без шума и пыли. Никто не пальнул в спину и не пытался приземлиться на голову. Как только он спрыгнул на плиту покрытия стоянки, челнок тут же взмыл, сбив ударной волной землянина. Купив в местной лавке бытовой химии какой – то зверский растворитель и контейнер для него, Пепито запихал туда трофейный пистолет и выкинул в таком виде в утилизатор. Даже если его найдут, связать его отпечатки или генетический код с оружием будет трудно. А, судя по тому, что запоминатель был отключен, ствол был палёный.
Выдохнув, вор принял решение на месяц завязать с деятельностью и отправиться на курорт залечивать нервы. Через неделю, нежась на солнышке в шезлонге, на нейросеть упали пол миллиона кредитов и сообщение от неизвестного абонента: «Спасибо». Чертыхнувшись, вор понял, что всё же засветился.
23
Заматеревший, обросший связями и заимевший высокий рейтинг Гвоздь очень не хотел браться за дельце, которое ему по старой дружбе подкинул Ресиз. Вот не лежала душонка Пепе к этому делу, подвох чуяла. Интуиция и паранойя в один голос вопили караул и требовали отказаться. А разум пытался их уговорить, ссылаясь на то, что с сильно приподнявшимся дельцом ссориться не стоит и просто надо хорошенько всё подготовить, предусмотреть и подстраховаться. Но вот ни смотря ни на какие уговоры, чуйка вопила одно: «Откажись!». А Ресиз всё уговаривал. Завлекал благами. Намекал даже, что это может быть последнее дельце и после этого можно будет сделать новую личность и свалить на курортную планету жить – поживать и на солнышке греться, о чём Гвоздь в душе мечтал всегда. Песок, тёлочки, музыка и кайф.
Разум вопил «Солнышко! Ты же мечтал о Майами!». Паранойя шептала «На Аляске тоже солнце светит. Как бы нас не упекли планету колонизировать». Эта внутренняя борьба выматывала сильно, подрывая критическое мышление вора. Все противоречия натуры вылезли на поверхность и устроили гражданскую войну всех со всеми. Гвоздь даже подумывал прогуляться к проверенному психокорректору. А может даже завязать досрочно? Но тут Ресиз выложил последний аргумент: Или Гвоздь берётся за работу или сам меняет планету, ибо заказов ему тут более не видать. Авторитет теневого дельца был достаточно высок, чтоб перед даже высокорейтинговым криминальным специалистом закрылись многие двери, если не все. Шантаж, но Ресиз прямо заявил – у него край настал. Пришлось придушить чуйку и соглашаться. Правда Ресиз пообещал компенсировать моральные терзания. От этого обещания чуйка заворочалась и выдала что-то вроде того, что «такой может и грохнуть опосля». Радости Гвоздю это не прибавило.
Заказчик решил расправиться с конкурентом – химико-фармацевтической компанией «Ди-Глю», производящей особо забористые вещества и входящий в огромный концерн, чьи акционеры сидели где – то в центральных мирах Содружества. В отдельных случаях промышленные синтезаторы, это такие агрегаты, способные синтезировать практически любое органическое вещество, ну, вроде дроида «шеф-повара», не справлялись, или их результат синтеза был гораздо дороже. Или результат хуже. А в части случаев – просто не стойкие вещества выходили. И тогда вещества получали двумя способами: синтезировали естественным, химическим путём или искали в природе. Была возможность смешанных вариантов, когда в природе находили сырьё и после некоторых манипуляций получали готовую продукцию.
В данном случае, речь шла о хищении особо ценного сырья, получаемого из желёз каких-то тараканов с окраинной планеты. А на выходе компания гнала препараты для регенеративных возможностей организма, кои, как известно, не бесконечны. Размер годового урожая свободно помещался в малый контейнер с ребром где – то в длину руки. Объём продукции тоже конечен и в соответствии законов спроса и предложения стоит нереальных денег. И, хотя этот продукт не единственный, убытки от потери всего были бы чудовищными.
Конкуренты, тоже большие парни из центральных миров Содружества, хотели поглотить производителя ценного препарата и сделать это очень дёшево. Схема проста как мычанье коровы. Урожай украден, контракт сорван, предприятие – банкрот, акции в цене резко падают. И тогда выходит «рыцарь на белом коне», который скупает все акции компании, ну или тайный гад, который скупает активы на подставные лица. После чего нанятые супер-сыщики находят урожай, контракт выполнен, прибыль получена. Простая схема? А вот и нет. По сценарию, вместо сырья для особо ценного препарата, после требования провести аудит и расследование, находят сырьё для производства наркоты особо забористой. В итоге стоимость операции по рейдерскому захвату падает в разы. Уже не надо скупать акции или активы. Люди перебегут под защиту сильной корпорации. Люди, вот самый важный актив. Ну и сырьё – в какой – то степени. Оборудование же стоит не так и дорого и его приобретение лежит в себестоимости.
Вот такое дельце предложил Ресизу, а тот всеми своими ресурсами привлёк Гвоздя. И оно вору категорически не нравилось. Но, раз взявшись, молодой да ранний планировал довести его до конца. Для этого был нанят широко известный в узких кругах специалист по сбору информации. Он собрал всю имеющуюся в открытых и кое каких закрытых источниках информацию по персоналиям, планам здания, внутреннему распорядку, системам безопасности и ещё много чего. Всё это было залито в оперативно-тактический искин с целью создания объёмной модели объекта экспроприации сырья и нанесения вреда. Удивляться тут нечему, землянин активно применял современную технику и технологии, позволявшие резко повысить криминальную производительность и результативность. На него работало несколько тактических искинов и один криминальный спец по ним. Гвоздь вложил в этот комплекс большие средства, но в свете последних событий стал задумываться, куда его теперь можно пристроить и желательно с прибылью. Подумав, тактический искин предложил два варианта: силовое проникновение группой в пять человек и скрытное проникновение дроида-диверсанта. На последнем варианте Гвоздь и решил остановиться. Последнее время у него развилось чувство неприятия откровенно силовых операций.
Дроид – диверсант «Тень-19М» был дроидом четвёртого поколения. Диверсионные подразделения империи в принципе уже отказались от использования данного оборудования и большинство единиц было заложено на склады длительного хранения. Данный экземпляр был украден ушлыми кладовщиками седьмого флота и реализован через третьи руки. По документам дроид проходил как списанный и утилизированный, что никак не влияло на его работоспособность. Помимо дроида, был найден диверсант в отставке, испытывавший бескорыстную любовь к деньгам, который мог обучить работе с высокотехнологичным устройством. По понятным причинам учебные базы найти было нереально. Даже ушлые кладовщики седьмого флота не могли раздобыть нужный кристалл. Вот и потребовалась старая, добрая зубрёжка. Гвоздь оказался способным учеником и за неделю освоил хитрое дело погонщика-диверсанта в достаточном для ограбления уровне.
Для резервного плана была разработана операция прикрытия. Вор всё же решил потрафить своей чуйке и подстраховаться. Для этого трое залётных наёмников – боевиков на челноке должны били засесть в засаду рядом с комплексом, подвергающимся сложной процедуре ограбления. И в случае осложнений поддержать огнём из тяжёлого вооружения отступление таланта с криминальными наклонностями, то есть Гвоздя и желательно, с грузом.
«Нет, всё не то, всё мало!» – именно так размышлял ушлый вор – «Всё может сорваться. Надо подстраховаться. Надо ещё что-то сделать!». Он раз за разом прокручивал в модели искина предстоящую операцию и выискивал слабые места, критические точки, всевозможные случайности. Уже раздражённый до состояния, когда начинаешь беспричинно бросаться на людей, он поссорился с подругой. Это было последней каплей. Плюнув на всё, землянин завалился спать.
***
«Очередное дежурство по патрулю. Или нет, не так. Последнее дежурство в патруле. Да, так гораздо лучше.» – вечерние размышления Иеремии текли неспешно. Десять стандартных месяцев в патруле подходили к своему логическому завершению. Трофейные средства были вложены, как ему казалось, с умом и создавали хороший задел на будущее. Выученные базы позволили СИБовцу сертифицироваться на следователя в отдел по раскрытию корпоративных преступлений. Всё началось с того, что учебная база «Юрист» третьего ранга, выученная по рекомендации напарника, дала информацию о градации преступлений по уровню значимости и социальной опасности. И информация эта навела на размышления, которые вылились в план.
Большая часть универсальных законов направлена на предотвращение гибели личности в Содружестве. Жизнь бесценна и всё такое. Надо сказать, при всём при этом наказание за смерть, если это не вынужденная мера, крайне жестокие. Тюремные планеты и астероидные рудники не курорт. А вот смертной казни нет, потому что смотри пункт один. Кстати, наркотики, как таковые, разрешены во множестве. Запреты только локальные, системных нет. Правда, в локальном пространстве империи Аратан большая часть препаратов, расширяющих сознание и стимуляторов запрещена. Вот такой парадокс. Но на это тоже есть законы, разрешающие локальным образованиям дополнять законодательные массивы Содружества на своей территории.
Следующими по значимости являются экологические законы. В содружестве огромное множество планет и большинство из них пустует или незначительно заселено. Но при этом законы чётко регламентируют экологическую нагрузку. Добывать полезные ископаемые категорически запрещено на планетах и лунах. Всего несколько разрешений на добычу органического сырья на планетах. Несколько на всё Содружество – это уже показатель. И попробуй только нарушить. Никого не будет волновать, какого размера и значимости корпорация и какие за ней стоят деньги. Ордер выдаётся искиным и признаётся на любой территории. По крайней мере, так гласил закон, а что там в жизни бывает?
Третьими идут экономические преступления. Причём они довольно простые – нарушение контрактных обязательств. Дурить можно, юристы тем на обед и зарабатывают. А вот контракт нарушать нельзя. Отдельным направлением являлись корпоративные преступления. В общем, большой разницы нет. Сильные жрали слабых, но закон следил, чтоб они делали это помедленнее и с некоторыми трудозатратами.
Собственно, в департаменте корпоративных преступлений и предполагал в дальнейшем служить Иеремия. И кстати, Ламинус, его напарник, тоже. Дело было так, полгода назад оба-двое по распоряжению руководства попали на обследование к внештатному психокорректору СБ. Кто-то из руководства, Ламинус потом уверял Иеремию, что, сказав: «Привет, дорогая», он ничего такого не имел, пристроил родственницу, и она занималась там каким-то своим исследованием. Звали её Ралия и именно она уговорила напарников в рамках проводимых исследований пройти тест на профессиональное ориентирование. В общем то, при подписании контракта и последующем обследовании они что-то подобное проходили, но там был результат «подходишь/не подходишь» в СБ. А тут предполагалось выяснить склонность уже внутри СБ. Результатом всего мероприятия стал рекомендации по развитию карьеры в СБ для обоих и улучшение семейного бюджета Ламинуса. Друзья подумали, обсудили и решили последовать рекомендациям, тем более, как намекнул Ламинус, в этом очень Ривен Статом заинтересован. Большинство трофейных с тех пор вкладывались именно в учебные базы. Надо сказать, что при наличии такой рекомендации СБ охотно пошло на встречу чаяниям своих сотрудников и предоставило медицинские мощности для обучений «под разгоном», своих консультантов и базы знаний с дисконтом. Так же, оба – двое напарников безвозмездно установили себе несколько имплантатов на интеллект, память и скорость реакции, купленных так же за свой счёт. Следствием всего этого со следующего дня напарники так вместе и отправляются на новое место службы. Как вызнал Ламинус, трофейные там тоже бывают жирные.
А сегодня последнее дежурство в патруле. Можно сказать, завершающий аккорд. Искин по этому поводу, а может быть и совсем без повода, кто её, железяку разберёт, поставил их работать в ночное дежурство. Типа утром начинается новая жизнь.
***
Выспавшийся Гвоздь так и не смог до конца успокоиться, однако стал более рассудителен и уже не бросался на людей, да и по железу не пинал больше. И даже помирился со своей подругой. А потом помирился ещё раз. Оглядев подступающий вечерний сумрак и лишний раз сверившись с прогнозом погоды, Гвоздь стал неторопливо одеваться. В таком важном деле, как экипировка для дела, мелочей не бывает. Группа прикрытия к вопросам одежды относилась попроще и уже была на месте, проводя разведку и наблюдение. Признаков осложнений не наблюдалось, вечер обещал быть спокойным. Все, кому положено уже разъехались по домам. Посторонних не наблюдалось.
***
Техник корпорации «Ди-Глю» сегодня очень торопился домой. На конец трудовой недели у него была назначена долгожданная свадьба, на которую пришлось копить чуть не полгода и ему и невесте. Приедет куча родственников, его и невесты, будет семейная церемония, потом недельный отдых в парковом комплексе повышенного комфорта, который уже запланировал подарить его дядя, старый шахтёр. А вот сегодня у него был мальчишник. Какие-то эмигранты затащили на планету это, теперь очень модное мероприятие. У невесты ещё должен был быть девичник. Парень в сети почитал описание этого мероприятия. Он так и не понял, для чего там были нужны голый мужик и взбитые сливки, но его невеста очень радовалась предстоящему мероприятию, а подружки как-то томно похихикивали. Приятели уже заготовили необходимый объём выпивки. Двадцать литров планетарки и море запивки. Приятели так же обещали сюрприз. Это входило в условия мальчишника, как он понимал.
Всё это заставляло техника торопиться. Именно поэтому он оставил часть своей работы недоделанной. Энергетический канал в служебном тоннеле, где он работал перед уходом, остался не изолированным. В принципе, это было не страшно. Искин, управляющий дроидами был извещён о запрете пользоваться именно этим участком, благо было два маршрута в обход. Быстро собрав инструменты и отдав дроидам приказ отправляться к станции подзарядки, техник известил об окончании работ, закрыл наряд и отправился на встречу предсвадебным приключениям. Знал бы он, чем это обернётся?
***
Искин определил Иеремии и его напарнику зону патрулирования в районе комплекса зданий химико-фармацевтической корпорации «Ди-Глю». В принципе, тут редко что происходит, корпоранты содержат неплохую службу безопасности и предпочитают разбираться сами и не привлекать СИБ. Тем страннее было то, что искин корпорации «Ди-Глю», отвечающий за безопасность комплекса фармакологической фабрики обнаружил некоторые подозрительные признаки активности и согласно инструкции, запросил поддержку СБ Ахты. Позже выяснилось, что таково было требование страховой компании и искин следовал инструкциям неукоснительно. Одновременно с этим были отосланы предупреждения всем лицам, отвечающим за принятие решения об повышении уровня угрозы.
Напарники вылетели в заданный район, согласовали с искиным маршрут патрулирование и расписание. После чего началось рутинное патрулирование с периодическими запросами искина на отклонение маршрута. В последнее дежурство зона патрулирования была довольно тихая. Район кишел силами безопасности корпораций, как живых разумных, так и кибернетических систем. Напарники более чем работали, обсуждали планируемые перемены и планы на будущее. Внезапно раздался сигнал вызова, одновременно с этим они наблюдали вспышку, и система контроля зафиксировала большой выброс энергии. Ламинус направил челнок в эпицентр событий, а Иеремия стал запрашивать искин диспетчерской на предмет сводки и отчёта СБ корпорации.
***
Всё шло успешно и в строгом соответствии с планом. Отправленный посылкой в нужное время дроид-диверсант «Тень – 19М» был доставлен на рабочее место уже ушедшего сотрудника в офисный корпус. Выбравшись, дроид влез в технический тоннель и очень проворно добрался подземными коммуникациями до охраняемого складского комплекса. По схемам комплекса информации было гораздо меньше и приходилось постоянно контролировать его перемещение. Дополнительной сложностью было то, что складской комплекс был хорошо экранирован и связь была ограничена расстоянием. Довольно коротким расстоянием, не смотря на наличие усилителя сигналов. Это заставило преступника находиться в непосредственной близости от забора в точке эвакуации дроида-диверсанта. Для того, чтоб быть незаметным, Гвоздь воспользовался диверсионным комбезом «Туман 3». Комбез, как и дроид – диверсант был ветераном спецслужб, давно снятым с вооружения и точно также испарившемся со складов длительного хранения стараниями вороватых кладовщиков. Но для СБ корпорантов этого должно было хватить.
Виртуальный образ, проецируемый на сетчатку глаза нейросетью показывал маршрут следования электронного диверсанта. Оператор принимал решения в случае спорных ситуаций, например, наличия маршрутов, не заложенных в начальной карте. Впрочем, дроид в основном справлялся сам. Два раза заблудившись и вернувшись к предыдущей развилке, дроид всё же нашёл технический люк, ведущий в склад с искомым грузом.
У дроида – диверсанта изначально был некоторый недостаток, который вору пришлось нейтрализовать. Дроид понимал, что в целях разведки некоторые вещи и документы могли подлежать изъятию и доставке оператору. Но вот подложить что-то в замену дроид не умел и не понимал, как это делать. Зато дроид умел минировать. Поэтому контейнер с подменой был обозван нестандартной миной, она же СВУ и в программу была прошита инструкция куда и как «минировать» объект.
Технический люк был закрыт на замок, управлять которым мог только искин комплекса. Однако, в случае форс-мажора предусматривалось ручное управление. Именно это пытался эмулировать диверсант для датчиков люка, при этом блокируя отправку сигналов управляющему искину. Задача была хоть и тривиальная, но не самая быстрая. Дроид возился довольно долго.
***
Предварительная оценка искина охранных систем корпорации гласила, что в служебном тоннеле произошло короткое замыкание. Искин смущало две вещи: в тоннеле проводились ремонтные работы, в данный момент временно прекращённые, следовательно, доступ туда был закрыт и в тоннеле считывалось электромагнитное излучение. Излучение было слабым, но при этом не принадлежал дроидам комплекса. Свои то все были на учёте. Искин подозревал посторонних на своей территории и выслал звено дроидов разведки проверить на месте.
Искин СБ комплекса самостоятельно эскалировал уровень опасности и запросил помощь патруля СБ на сканирование окрестностей склада. Именно этим сейчас и занялись патрульные напарники. Практически сразу был обнаружен флайер неподалёку от места событий. Или теперь уже преступления? Так же, продвинутый сканнер определил потенциальную позицию ещё одного преступника. Правда, в отличии от транспортного средства, сигнатура была смазана, что указывало либо на наличие спец средств, либо на ошибку оборудования. Решили перестраховаться.
После применения активного сканнера, преступники, начали маневрирование. Собственно, начали маневрирование подозреваемые, но вот после открытия огня по челноку СИБ Ахты, они точно стали преступниками, которых заждались каторжные курорты Империи.
Вооружение, установленное на челноке довольно, успешно подавило огонь и затем обездвижило преступников. По инструкции их необходимо было зафиксировать на месте и ожидать подкрепления. Этим занялся Ламинус. Иеремия должен был продолжать патрулирование и сканирование местности.
***
Будь проклят тот, кто оставил голые шины энергоканалов! Дроиду-диверсанту от замыкания практически ничего небыло. Подумаешь, пара сенсоров ослепла. Он хорошо экранирован и может даже на небольшой глубине работать. А вот контейнер был металлическим и не экранированным. Именно им диверсант и задел оголённые шины. Полыхнуло зверски. Гвоздь на мгновенье подумал, что ослеп. Продвинутый комбез впрыснул в кровь из своей навороченной аптечки какой-то боевой коктейль спец препаратов. Гвоздь о его таких возможностях никогда не задумывался и не был готов к фармакологической атаке. С другой стороны, организм получил заряд бодрости и заработал быстрее. Глаза снова включилась в процесс управления.
Дроиду уже небыло нужды скрываться, и он нёсся к ближайшему выходу. У него оставалась одна не выполненная задача – передать контейнер оператору. Краем сознания вор успел подумать, как бы это тараканье дерьмо не сварилось, тогда его могут и с деньгами кинуть, но тут началась стрельба и стало не до посторонних мыслей. План Б стремительно летел в бездну не реализованных возможностей. Сделав запрос подельщикам, Пепе выяснил, что те перестреливаются с челноком СБИ Ахты. «Это не на долго» – мелькнула мысль. Оснащение патрульных СИБ на голову было выше оснащения боевиков.
Последней надеждой был план В! В обед, после пробуждения, ушлый уголовник решил сделать ещё одну подстраховку. Он попросил об мелкой услуге одну молодёжную банду, угнать гражданский флайер и оставить его на стоянке перед входом в комплекс. Получив от дроида контейнер, Гвоздь изо всех сил рванул к последнему доступному средству эвакуации. Боевой коктейль в крови продолжал поддерживать сверх способности организма.
***
Улучшенные сканнеры челнока только что показывали отсутствие активности в зоне происшествия и внезапно выдали сообщение о перемещении неопознанной цели. И даже двух целей. Обе цели имели нераспознанные сигнатуры и тяжело фиксировались. Однако, их уже можно было вести, что Иеремия и сделал, одновременно запуская поиск аналогичных сигнатур в базе знаний СИБ. Цели двигались со скоростью сильно бегущего человека в сторону стоянки транспорта перед входом в комплекс корпорации «Ди-Глю». К сожалению, Иеремия в этот момент был на другом конце диаметра условной окружности, в центре которой происходили события и быстро догнать не смог. К моменту подлёта патрульного челнока к стоянке, с неё стартовал гражданский флайер. База знаний запоздало сообщила, что с вероятностью 72% первая цель была дроидом-диверсантом «Тень – 19» или какой из её модификаций, а вторая цель – разумный в диверсионном комбезе. Иеремия прикинул, если бы не улучшенная начинка их и Ламинусом челнока, в который они вложили кровные кредиты, такую специализированную, диверсионную технику им в жизни не засечь. По крайней мере, обычное оборудование СИБ однозначно проморгало бы диверсантов.
Помимо этого, на искин челнока были переданы варианты сигнатур для захвата таких экзотических целей. На голографическом экране сканнера тут же появилась точка, которая была помечена как «дроид – диверсант». Точка следовала за стремительно удаляющимся гражданским флаером. Сам флайер был распознан автоматически по сквозной кодировке транспортных средств планеты. Флайер числился в угоне и патрульный, оставив сообщение напарнику и диспетчеру, бросился в погоню.
***
Чёртов дроид. Гвоздь по рассеянности забыт отменить приказ «следовать ко мне» и дроид не отставал от оператора весь забег к транспорту. Возможно, именно он и сдал Гвоздя патрулю. А может и нет. Тут все так завертелось, что крайних найти невозможно. «Надо было отказаться от заказа и сразу валить с планеты. Единственная надежда на то, что успею на лифт и лайнер до границы чёртовой империи» – размышлял вор, спешно направляясь в сторону третьего лифта. Собственно, график всей операции был как раз приурочен к расписанию лайнера, отправлявшегося к границе содружества, какому-то королевству Рантика. И пока Гвоздь успевал. Но это пока, всё на волоске висело.
***
Всю безопасность движения транспортных средств планеты контролировал кластер искусственных интеллектов, так называемый искин. Именно к нему и обратился Иеремия с запросом о перекрытии некоторых эшелонов в погоне за преступником в стелс-комбезе. Искин был инструктирован помогать СИБ в таких случаях, а тут, помимо подозрений в диверсии ещё и угнанное транспортное средство было. Патрульный уже сообразил, куда рвался преступник. Войдя в лифт, тот выпадал из юрисдикции планетарной СИБ и попадал под юрисдикцию станционной СИБ. А это не понравилось бы руководству. Некоторая конкуренция, как знал Иеремия, тут присутствовала. Значит надо преступника задержать. И Кластер искинов начал перекрывать самый короткий маршрут, оставляя только длинный. На гражданском транспорте профессионального сканера быть не должно было и о погоне тот мог лишь предполагать.
***
Гвоздь отправил сообщение Ресизу, что дело пошло прахом и он улетает с грузом с планеты. Так же в сообщении предлагалось подумать, как делец сможет обменять хабар вора на его гонорар. Это всё, что мог себе позволить убегавший грабитель. Флайер время от времени получал сообщения от диспетчера контроля транспорта и менял курс, но приказов прекратить движение небыло. На случай такого приказа у преступника был скрим-контроллер, позволявший отключить автоматическое управление транспортным средством и перейти на ручное, непосредственно нейросетью. Гвоздь ещё не забыл навыков гонщика, однако не хотел ими пользоваться, всё еще надеясь на то, что его пока не обнаружили. В случае ручного управления искин – диспетчер начинал вычислять вектор движения и под него расчищать коридор. Однако, в конце пути скорее всего стоял бы патрульный заслон.
Пока же, всё было условно спокойно и был шанс уйти тихо и незаметно.
***
По расчётам искина – диспетчера, флайер должен был опоздать минуты на три-четыре. Лифт всегда ходил по расписанию. Кроме того, если для угнанного флайера путь делался извилистым, то для более скоростного челнока патруля маршрут спрямлялся и выделялся зелёный коридор. Ко времени подлёта флайера преступника, челнок патрульного уже был запаркован и Иеремия, известив коллег ещё в пути, занял позицию для задержания. Он надеялся, если и не взять преступника самому, то сильно осложнить ему жизнь.
Флайер только коснулся покрытия, как из него выскочила фигура человека и рванула к отчаливающему лифту, что-то с собой неся. Всё это совпало с чуть ли не первым разом, когда лифт задержался на две минуты, в ожидании больного разумного, отправлявшегося на лечение в метрополию. Всё решает случай!
***
На краю площадки Гвоздь увидел полицейский челнок. Однако, возни рядом с ним небыло и преступник решил, что его пока не ловят. Однако, была и проблема. Он практически опоздал. Лифт закрывал створки шлюза. Едва флайер коснулся покрытия, Пепе выскочил, прихватив груз и рванул к лифту в безумной попытке догнать вчерашний день. Сознание краем глаза отметило, что на перерез ему рванула какая-то размытая тень, но отвлекаться ресурсов мозга уже не осталось. Боевой коктейль в крови разменивал ресурс организма на скорость.
***
Иеремия выскочил из-за патрульного челнока наперерез преступнику. Находясь, очевидно, в отличной физической форме, а также, в следствии адреналинового душа, преступник не бежал, а летел. Однако и патрульный поддерживал своё тело в отличной физической форме. Выбежав на перерез, он практически догнал преступника, однако в расчётах вкралась махонькая ошибка и Иеремия понял, что тот может проскочить мимо. Тогда он оттолкнулся и прыгнул. Руки были уже почти готовы сомкнуться, когда преступник неимоверным способом ускорился, что казалось невозможным. А самое страшное, он успевал, пусть боком, но успевал в закрывающийся створ шлюза.
***
Тень прыгнула. Гвоздь даже успел услышать хрип дыханья преследователя и безумно испугался. Датчики костюма считали показания организма и аптечка, шурша поршнями, впрыснула чуть не половину своих запасов. Костюм предположил, что если владелец достигнет свою цель, то уж медицинское обслуживание он там получит. Гвоздь заполошно рванул из кармана игольник и не глядя полоснул очередью в контур преследователя, держа палец на спуске, пока скорострелка не выпустила весь боезапас. И организм практически ужом вывернулся из захвата и рванул к лифту. «Успеваю!» – ликовал опьянённый боевыми стимуляторами мозг преступника. Последний рывок. Внезапно толчковая, правая нога как будто онемела и стала подламываться. Надежда сменилась ужасом, тело из-за незначительного изменения равновесия не попадало в ещё свободную полосу пространства между створками. Зато попадало в створку шлюза. А потом пришла тьма.
***
Пролетая мимо преступника, Иеремия пытался ухватить хоть кончиками пальцев ускользающую фигуру. Внезапный удар в грудь, как копытом лягнули, сбил с настроя, и он понял, что промахивается. Стало уже понятно, что патрульный промазал и преступник ушёл. Сбежал, удрал, смылся! Как это уже бывало раньше. С чудовищным напряжением мышц правая рука метнулась к набедренному креплению и вырвала игольник, заряженный парализующими иглами. Палец лёг на датчик стрельбы, но нажать уже не успевал. Не хватало сил. Помогла гравитация. Тело ударилось о твёрдую поверхность покрытия и палец смог вжать датчик. Отскок, удар и снова очередь. После третьего удара тело остановилось. Остановилась и стрельба. Патрульный лежал ошеломлённый на покрытии площади перед космическим лифтом. В глазах темнота, в ушах гул и болело даже в тех местах, про которые он и не знал, что они существуют. Кажется, во время второго удара что-то треснуло. Шипели поршни аптечки, которой не нравилось состояние мужчины. Начинался отходняк от шока.
К коллеге бежали другие патрульные. Ещё несколько бежали к двери лифта. «Поздно, не успел» – додумал Иеремия, но голоса коллег возвестили, что тело преступника в наличии и ему нужна медицинская помощь. Сознание пыталось отрубаться, но патрульный упорно гнал от себя морок силой воли. Аптечка не понимали и увеличивала дозу, но и этого не помогало. Клиент был в сознании.
Коп хотел видеть лицо того, кого все же сумел догнать и поймать. Что-то в преследуемом было знакомо ему. Коллега зафиксировал лицо преступника и переслал пакет с изображением Иеремии, который практически не мог шевелиться. «Гвоздь, я тебя всё же поймал!» – была последняя мысль инспектора департамента по борьбе с корпоративными преступлениями. Всходило солнце. Сегодня был первый день службы в новом департаменте. Сознание милостиво соизволило отключиться.
Ни вор, ни инспектор не почувствовали, как их погрузили в мобильные медицинские капсулы и увезли на транспорте в расположение патрульных. Только медик покачал головой, констатировав ушиб от множества попаданий бронебойных игл в нагрудник бронескафа патрульного, который без сознания пребывал в капсуле. Добрый доктор Мундо ожидал знакомого пациента, который для разнообразия принял меры для защиты своего ценного организма. Оставшиеся коллеги Иеремии изымали улики с мест преступления – контейнер всё же влетел в лифт и теперь планетарные и станционные СИБ вяло переругивались.
Ламинус получил извещение, что его напарник смог задержать преступника, но был ранен и теперь на службу ему придётся заступать в одиночестве. Позже, в столовой на базе патруля СИБ Ахты, милая девушка Лиона расскажет ему все подробности погони по итогам обработки камер наблюдения, данных с челнока и транспортного контроля. Ламинус стал размышлять тогда о третьем браке, но до дела так и не дошло.
Ресиз начнёт готовить вариант с обменом товара на деньги и одновременной ликвидацией Гвоздя. Операция, по замыслу воротилы должна быть предельно простой и эффективной, хоть и не дешёвой. Однако, прикормленный чиновник сообщит, что вор попался и от дачи показаний его отделяет несколько часов в медкапсуле. Тогда он отменит все свои дела, обналичит все свои активы и на собственной яхте отбудет в неизвестном направлении, предположительно в сторону фронтира, где его следы затеряются на долгие двадцать лет.
Ривен Стат, начальник отдела кадров СБ Ахты и по совместительству чиновник, занимающийся распределением премиальных, будет ломать себе голову, как именно считать премиальные за возвращённый урожай тараканьих выделений. Как всё ещё патрульным, в статусе которых напарники начали операцию или уже инспекторов департамента корпоративных преступлений, куда это дело непременно отойдёт. Требовалось ещё разобраться в деталях и найти заказчика, наказать и закрыть массу юридических формальностей.
А где-то в неведомых далях ловцы живого товара корпорации «33-1» планировали рейд на планету Земля, до названия которой им небыло никакого дела. Кого ещё они притащат и как вздрогнет от этих иммигрантов Содружество, пока никто не знал.


комментарии
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив