» » Контрзащита

Контрзащита - Александр Курзанцев скачать бесплатно

Скачать Контрзащита
1 часть
00

Краткое описание

Перед тем, как скачать книгу Контрзащита fb2 или epub, прочти о чем она:
Что делать, если игра перестала быть игрой, а ты сам очутился в шкуре цифрового персонажа? Но только вокруг реальность лишенная условностей компьютерной поделки. И раны – это твои раны, а смерть окончательна. Как повести себя, очутившись на самом острие атаки, вступив в бой с силой способной уничтожить всю развитую галактику? Только так, как велит сердце и офицерский долг – служить и защищать!

Cкачать Контрзащита бесплатно в fb2, pdf без регистрации


Скачать книгу в Fb2 формате Скачать книгу в PDF формате

Читать книгу Контрзащита Полная версия

Александр Олегович Курзанцев


Контрзащита


Что делать, если игра перестала быть игрой, а ты сам очутился в шкуре цифрового персонажа? Но только вокруг реальность лишенная условностей компьютерной поделки. И раны – это твои раны, а смерть окончательна. Как повести себя, очутившись на самом острие атаки, вступив в бой с силой способной уничтожить всю развитую галактику? Только так, как велит сердце и офицерский долг – служить и защищать!
V 1.0 by prussol
Александр Курзанцев
Контрзащита
Моим учителям и командирам: подполковнику Шатову, подполковнику Жуйкову, подполковнику Калашникову, полковнику Лебедю, полковнику Панову, полковнику Василькову
Пролог
Человечество к середине двадцать четвёртого столетия на политической карте мира так и не стало единым, как на это надеялись фантасты века двадцатого. Правда, ушла лоскутная пестрота, мир постепенно превратился в три глобальных политических образования: Американо-Австралийскую Конфедерацию – ААК, Российско-Европейский Союз – РЕС и Паназиатское Содружество – ПАС. Но остались и конфликты, и пресловутая «холодная» война, хотя так и не перешедшая границу горячей. Реальность полного взаимного уничтожения остужала излишне авантюрные головы.
Морские флоты постепенно были вытеснены космическими, сначала внутрисистемными, а затем, с изобретением сверхсветового двигателя, ССД, и межзвёздными. Пусть они были не слишком совершенны и позволяли за один прыжок преодолевать лишь несколько световых лет, но это открыло перед землянами ближайшие звёзды.
А затем была обнаружена первая пространственная аномалия – «кротовая нора», «червоточина», как только её не называли, проникнув в которую первые, ещё автономные, без живых исследователей зонды вдруг оказались не за десятки, а сразу за сотни, а то и тысячи световых лет. Галактика открыла перед людьми свои двери.
Вот только первая же найденная пригодная для жизни планета чуть не стала яблоком раздора для трёх земных государств, и чем кончилось бы всё усиливающееся противостояние, никто не смог бы сказать, если бы в один прекрасный момент земляне не столкнулись нос к носу с тем, что в Галактике, оказывается, существует далеко не один разумный вид существ.
Катри, майлары и квийлаты – так называли себя инопланетные существа, которые намного раньше людей вышли в космос и освоили систему порталов. Гораздо более продвинутые технически, они создали Совет, который регулировал взаимоотношения первоначально между своими тремя расами, а затем и другими, менее развитыми, но освоившими межзвёздное перемещение.
Местом дислокации Совета Трёх стала древняя циклопическая космическая станция – почти искусственная планета, которую назвали Нулевой Мир и которая стала всеобщей дипломатической и торговой площадкой…
Что для контактов с так внезапно обнаруженными братьями по разуму нужна какая-то единая структура, руководство земных государств поняло сразу, и пусть не с ходу, но такая надструктура была создана, и название Земной Альянс отныне стало общим для всего человечества.
Было создано отдельное правительство, отдельные вооружённые силы, в равной пропорции сформированные из сил трёх участников Альянса, и единое дипломатическое представительство на Нулевом Мире.
Фантасты могли быть довольны: пусть так, но великое объединение человечества практически произошло.
Глава 1
ТКР проекта 1711-А «Новосибирск»
В КС Земного Альянса
Орбита планеты Новая Земля
Внутрисистемные крейсеры Российско-Европейского Союза проекта 1711 были трёхсотметровыми, слегка сплюснутыми бочонками, сделанными по общей для всех земных кораблей того периода схеме, когда отсеки сооружали вокруг орудия главного калибра, огромной рельсовой пушки с мощностью залпа в пару килотонн, и термоядерной силовой установки, тем самым заключая наиболее важные для боеспособности корабля системы в оболочку из нескольких кольцевых палуб. С созданием же ГГВ (генератора гравитационных волн) в качестве новой, более мощной и безопасной для экипажа и корабля силовой установки, а также новых орудий под них, оборудованных гравитационным ускорителем-компенсатором и выдававших сходную мощность залпа при значительно меньших габаритах, этот тип крейсеров морально и физически устарел, но после переоборудования и модернизации по проекту 1711-А, дополнительно получив портальную прыжковую систему, хоть и не мог уже нести полноценную боевую службу, но в качестве учебно-боевых кораблей как нельзя лучше подошёл Земному Альянсу, став тренировочной площадкой для тысяч курсантов как лётных, так и десантных училищ.
Вот на одном из таких, крейсере «Новосибирск», мне и пришлось взять под начало роту курсантов РГВДУ (Рязанского гвардейского высшего десантного училища) на время реабилитации после тяжёлого ранения. Мне – это майору космодесанта В КС Земного Альянса Владиславу Комарову, командиру группы специальной разведки флота.
А ведь каких-то полгода назад меня звали вовсе не Владиславом, да и не Комаровым, а был я Павел Кореев, двадцативосьмилетний офицер регионального управления ФСБ из самого начала двадцать первого века. Потом – трах-ба-бах, как в том фильме: упал, очнулся… и вот я уже тридцатидвухлетний майор космодесанта так называемого русского флота ВКС Альянса середины двадцать четвёртого столетия. Правда, на больничной койке с повреждениями, в моей прошлой жизни однозначно несовместимыми с жизнью. Здесь, однако, медицина вполне уверенно ставила меня на ноги, обещая полное исцеление в течение года.
Куда подевалась прошлая личность доставшегося мне тела, я не знаю. Может, не выдержала физических испытаний. Может, в какой-то момент майор действительно умер, а моё сознание просто заняло пустующее место… В эзотерике и реинкарнации, честно говоря, я был не силён. Но факт оставался фактом: воспоминания, всплывающие во мне под действием каких-то внешних раздражителей, да занятная моторика тела, явно тоже принадлежащая тому Владиславу, – вот и всё, что досталось мне в наследство.
Глядя на окружающую меня обстановку, я словно вспоминал давно забытое. Это сложно описать словами, но, впервые коснувшись коммуникатора двадцать четвёртого века, мои руки уверенно и совершенно независимо от сознания включили его, а пароль тихонько проговорили губы, вторя быстро пробежавшим по виртуальной клавиатуре пальцам. Это было донельзя странно, но вместе с тем как-то совершенно естественно.
Последствия полученных травм были достаточно серьёзны, детали произошедшего так мне были и недоступны, только из разговоров навещавших меня лиц я понял, что это была одна из тех боевых задач, о которых говорят: «Умри, но сделай, сделай, но умри», однако врачи давали оптимистичные прогнозы на реабилитацию, и меня не списали, как сказали бы моряки, на берег, а только временно перевели во 2-ю учебно-боевую флотилию флота с перепективой последующего возврата к своим прямым обязанностям.
А там я с ходу попал в дальний учебный поход, только и успев ознакомиться со своими обязанностями куратора разношёрстной толпы курсантов третьего курса успешно существующего уже четыреста пятьдесят лет рязанского училища, почти не изменившегося за все эти годы, единственно переставшего быть воздушным.
Глядя на них, я «вспоминал» годы, проведённые Владиславом в стенах РГВДУ, и нет-нет, да и вспоминал своих командиров, окончивших РВВДКУ в той, прошлой жизни, и свои два года срочной службы в «войсках дяди Васи». Можно было и мне после срочки поступить в училище, благо отцы-командиры обещали поспособствовать, но меня потянуло на другую стезю. К добру ли, к худу, что теперь гадать.
Погрузившись на крейсер, мы вышли в трёхмесячный поход к первой открытой людьми планете идеального земного типа и старейшей колонии человечества – Новой Земле. Поход был в новинку не только курсантам, но и мне, но спасала память Комарова, судя по воспоминаниям, не раз участвовавшего в таковых как курсантом, так и офицером.
Резко взявшая меня в оборот действительность не дала толком даже оглянуться, втягивая в заполненную новыми для меня и вполне обыденными для Владислава событиями, и оставшаяся в далёком прошлом Земля двадцать первого века начала потихоньку тускнеть, отходя на задний план, и лишь вечерами порой накатывала тягучая, с привкусом горечи тоска по родным, навсегда оставшимся там.
Двигаясь по опустевшим с прибытием к планете коридорам корабля, экипаж которого, кроме дежурной смены, был в увольнительной на Земле, я с лёгким раздражением помянул курсанта с польскими корнями Генриха Жолондзевского, из-за которого не смог с другими спуститься на планету.
Оный курсант отличался прямо-таки неуёмной страстью к приключениям на свою голову, после чего награждался закономерными нарядами вне очереди, и перед самой увольнительной умудрился нарваться на командира крейсера капитана первого ранга Кернея О’Киффа, который был товарищем весьма суровым. Вот благодаря этой суровости он и припряг курсанта на хозработы и меня к нему в придачу – бдить и погонять.
– Влад, – под шипение разъехавшихся створок задержал меня негромкий голос, и я, остановившись и чуть кивнув, протянул руку появившемуся в проходе парню чуть младше меня прошлого, в лёгком обтягивающем комбезе военного образца.
– Здравствуй, Габриэль.
Старший лейтенант пси-корпуса Габриэль Герра был человеком спокойным и малоэмоциональным. Как, впрочем, и многие другие адепты пси. Это такой зверь, такое недоразумение, которое может, аки джедай, силой мысли, а в нашем случае некоей пси-силой раскидывать противников без помощи рук. Есть в Галактике виды существ, поголовно являющиеся сильными псиониками, например катри, а вот у людей развить редкий сам по себе дар «без костылей» весьма проблематично, вот и вживляют детям с зачатками псионики усиливающие импланты прямо в мозг. Но ничего хорошего, на мой взгляд, наличие куска металла в башке не давало. Тот же старлей был завсегдатаем медотсека, так как устаревший имплант второго поколения временами глючит, и регулярная головная боль – это самая малая из проблем.
К слову, псиоников, которым ставили импланты первого поколения и которые всего на двадцать лет старше Габриэля, уже никого нет в живых, а сколько протянет сам старлей, не скажет и наука, слишком мало статистики и слишком недавно человечество вступило на путь изучения этой новой грани знаний.
Герра был на крейсере единственным псиоником и редко когда спускался на поверхность планет, предпочитая без особой необходимости не удаляться от медиков флота. И это при том, что по всем штатным нормативам находиться на корабле, даже учебном, должен был не один псионик, а полноценная пси-группа и минимум рота со средствами усиления. У нас же наличествовала всего одна БМД, хотя и последнего поколения, которая служила больше учебным пособием курсантам, чем реально боевой единицей. У неё не было не то что штатного экипажа, а даже и мехвода.
Вообще, десантом укомплектовывались все боевые корабли Альянса. В зависимости от класса на них могло находиться до усиленного батальона десанта и до трёх рот БМД различных типов как средств доставки и поддержки, оснащённых разными видами вооружения, но штатно – 120-мм орудием.
Не знаю, как у наших до сих пор остающихся заклятыми «друзьями» коллег из Американо-Австралийской Конфедерации и Паназиатского Содружества, на их кораблях, составлявших оставшиеся две трети космических сил Земного Альянса, я не был, а память Владислава молчала, но фрегаты Российско-Европейского Союза, чаще используемые в качестве кораблей дальней разведки, на которых немало пришлось походить Комарову, укомплектовывались взводом десанта, усиленным расчётами УРО, и группой войсковой разведки. Как средства доставки к нему шли два БМП-17П «Пустыня» и три десантных дропшипа типа МИ-20Д, ласково прозванные в войсках «Утюгом».
Правда, в серию был пущен абсолютно новый проект корабля дальней космической зоны – корвет с более совершенной системой маскировки, предназначенной для одиночных глубинных разведывательных рейдов, и его технические данные с жёсткими габаритами и ограниченным внутренним пространством потребовали серьёзного пересмотра наличия на борту боевых сил и средств.
Почему я это знаю? Да потому, что незадолго до ранения бывший хозяин этого тела был со своего рода экскурсией на головном корабле серии, и воспоминания об этом всплыли в моей памяти буквально на второй-третий день после прихода в сознание.
Изменения коснулись бортового вооружения: оставив без изменений систему ПРО, комплекс лазерного огня «Бастион», сократили количество орудийных батарей корабельных ускорителей с трёх до одной, правда вооружив спаркой ускорителей промежуточного класса, так что удельный вес залпа почти не поменялся, а поражающая способность только выросла, и убрали обе пусковые ракето-торпеды «Аметист», которые просто не вписывались в новый корпус. Кардинально пересмотрели и состав десантной группы: уменьшив её численность до одного отделения из-за жёстких ограничений к жилому пространству. Также сменили общевойсковой состав на группу специальной разведки флота.
Однако затык произошёл при укомплектовании средств доставки. Ладно дропшип сообразили на подъёмнике убирать под потолок ангара, но как ни крутили «Пустыню», она решительно отказывалась хоть как-то вписываться во внутренний объём корабля. В итоге выдали техзадание на проектирование новой БМД, чьи габаритно-весовые характеристики позволили бы разместить её на корвете.
Вот тогда и наступил звёздный час Уральского танкового завода в Нижнем Тагиле. До ГАУ ВКС Союза смогли наконец достучаться оружейники, давно доказывающие, что «Пустыня» с более чем тридцатилетней историей использования технически устарела. Они обоснованно указывали на перетяжелённость конструкции, слабую способность листовой брони держать выстрел орудийного ускорителя, низкую манёвренность и слабую проходимость, а также невозможность десантирования с воздуха. Представленный на суд комиссии проект пятилетней давности почти идеально подошёл под выданное техзадание. Вес новой БМД кардинально уменьшили за счёт ГГВ и тотального уменьшения толщины брони, которую компенсировали установкой эффекторов силового щита «Сфера-2ТК». Снижение веса позволило применить совершенно новый тип подвески, что вкупе с интегрированной системой десантирования «Реактавр» позволяло сбрасывать БМД с низкой орбиты с экипажем внутри!
Так родился БМД-35 «Циркон». Экипаж боевой машины ограничили тремя членами, объём десантного отделения «похудел» с семи до трёх мест, однако жертвы эти были не напрасны. Взамен флот получил машину, которая в прямом смысле валилась противнику на голову и с ходу начинала вести огонь. Вооружённый новым 132-мм орудийным ускорителем, «Циркон» в полтора раза перекрывал по мощности «Пустыню». Силовой щит выдерживал неоднократные попадания тяжёлого пехотного оружия и один выстрел орудия корабельного калибра третьего класса. Скорость, манёвренность, всё было на высоте. Практически идеальная разведывательно-диверсионная машина, которая в большую серию пойдёт ещё не скоро. Хорошо ещё, на учебные пособия флот не скупился, буквально перед выходом нам загрузили именно эту БМД, причём, в связи с отсутствием готовых тренажёров, доставили серийную, прямо с конвейера, и с третью боекомплекта в придачу.
Вместе с Габриэлем, который, больше ни слова не сказав, увязался за мной, была у него такая привычка, я спустился на ангарную палубу, где курсант Жолондзевский с присущим молодости задором, с песней драил ультразвуковой шваброй холодный металл. Завидев нас, он тут же принял строевую стойку и громко отрапортовал:
– Та-щ майор, курсант…
– Не кричи, – махнул я рукой, заставляя Генриха умолкнуть.
Глянул на чуть поморщившегося Герру, которому звонкий голос курсанта отзывался не иначе как головной болью.
Огромный ангар был почти пуст. Два дежурных «Утюга» в углу да пятёрка пустотных истребителей, служивших учебным пособием курсантам Качи – Качинского высшего авиационного училища. Прикрытое на моей памяти чуть ли не в конце девяностых, здесь оно вполне здравствовало, готовя пилотов истребительной и штурмовой авиации. У одной из графитово-чёрных машин с зализанными и хищными обводами кто-то копошился, видать ещё один залётчик, но меня он не интересовал.
– Много тебе ещё?
– Никак нет, – на полтона ниже ответил Жолондзевский, покосившись на старлея, с задумчивым видом уставившегося куда-то в сторону.
– Хорошо, – хищно улыбнулся я. – На камбузе как раз три мешка картошки ждут, чтобы их почистили.
Не ожидавший такой подставы курсант аж приоткрыл рот. А когда осмыслил сказанное, то возопил:
– Но ведь там всё автомат чистит, товарищ командир!
– А я специально для тебя приготовил.
Три с половиной века технического прогресса не прошли даром: современное поколение привыкло жить в окружении умной техники, отвыкнув от такой простой вещи, как уборка и другие хозработы вручную. А вот я припомнил опыт своей армии, не избалованной полной автоматизацией, и если энтузиазм из Жолондзевского на первых порах ещё выпирал, то, когда я вручал ему самодельную швабру с варварски отодранной от робота-уборщика щёткой, лихое выражение на лице он уже вымучивал. Чистка же корнеплодов и вовсе должна была окончательно убить всю жажду приключений, хотя бы на время, и я надеялся на пару недель спокойствия и тишины.
Вот только всем этим планам не суждено было сбыться. Сбоку послышался полузадушенный хрип, и, мгновенно развернувшись, я успел подхватить оседающее на пол тело Габриэля. Подняв на меня глаза, расширенные зрачки которых смотрели куда-то мимо, он прохрипел:
– Приближается, что-то приближается…
Тут из его носа обильно, в два ручья хлынула кровь, а старлей, казалось, потерял сознание. Но нет, хрип, ещё более страшный, чем предыдущие, раздался снова, и, схватив меня за ткань комбеза, Герра уже осмысленным взором пробежавшись по нам и по окружающей обстановке, практически скомандовал:
– Влад, боевая тревога, если что, говори: я приказал!
– Курсант! – рявкнул я, и Генрих тут же подхватил всё ещё безвольное тело псионика.
Бегом бросившись к интеркому на стене, я в два нажатия вызвал мостик. На наше счастье, ответил мне не дежурный пилот, а сам О’Кифф, которому хватило буквально нескольких слов, чтобы по кораблю судорогой пронеслась дрожь сигнальных баззеров с тревожно-красной световой сигнализацией.
– Боевая тревога! Корабль к бою…
Но страшный удар, словно гигантским молотом впечатавшись в корабль, заставил его содрогнуться до самого основания. На секунду отключились даже эффекторы искусственной гравитации, а ангар погрузился в мерцание аварийного освещения.
Не зная, не видя, что творится снаружи, толком не понимая, кто же на нас напал и каковы повреждения, я не нашёл выхода лучше, чем, подхватив псионика, вдвоём с курсантом дотащить его до дропшипа и, пристегнув в кресле, спешно пробраться в кабину и уже оттуда снова вызывать мостик.
– Майор! – рявкнул мне каперанг, бросив буквально один взгляд на экран. – Убирайся с корабля, живо! – Отвлёкся, прорычав по корабельной связи: – Всему экипажу эвакуация! – Снова обернулся ко мне: – Майор, ты ещё здесь?!
– Здесь. Кто они?
Что на нас напали, догадаться большого ума не было нужно, но одно сверлило мне мозг: что за враг решил атаковать колонию человечества.
– Не знаю! Ни сигнатуры, ни визуальная картинка не идентифицированы, – поборов искушение просто меня послать, ответил Керней.
В этот момент взволнованный голос на мостике прокричал:
– Заряд полный!
И вслед за этим тут же последовало короткое рубящее О’Киффа:
– Огонь!
Волну излучения от сработавшего гигантского рельсотрона мы почувствовали даже за бронёй десантного челнока, что лёгким покалыванием пробежала по коже, подняв дыбом волоски. Крейсер всё же сумел ударить в ответ главным калибром, доказав, что у старого волка ещё есть клыки. Вот только второго выстрела ему совершить не дали: странно пульсирующий ярко-красный луч буквально взрезал обшивку ангара, словно ножом сквозь масло пройдя через бронеплиты лёгкого и прочного корпусов.
А затем в образовавшуюся дыру я увидел поверхность планеты в разрывах облаков и, больше не раздумывая, одним движением сорвал дропшип с палубы, бросая туда, вперёд, включёнными на полную импульсными движками машину.
Приземление вышло не самым удачным. Всё-таки я знал лишь общие принципы управления, максимум которых включал в себя только знание, на какую, образно говоря, кнопку автопилота в случае чего жать. Я от греха подальше выбрал программу спуска «Десантирование в условиях зенитного противодействия», и весь остальной полёт мучался подкатывающей к горлу тошнотой от закладывающего противоракетные манёвры дропшипа.
Ситуацию обостряло то, что совсем недалеко, в нескольких десятках километров от нас, на посадку заходили странные, совершенно чужеродные аппараты размером с наш фрегат, а следом – не меньше крейсера, а то и размером с линкор ещё одна совершенно нечеловеческих форм махина, одним своим видом пробуждавшая мрачные фантазии о злобных инопланетянах.
Известный человечеству космос делили с десяток выбравшихся за пределы своей планеты видов существ, но ни один их корабль и близко не походил на виденное мной. Новый, доселе неизвестный вид? Да ещё и изначально враждебно настроенный? Это было плохо, очень плохо.
Рекогносцировка на местности настроение не улучшила. В той стороне аккурат находился местный астропорт, и захват противником стратегического узла инфраструктуры наводил на нехорошие мысли.
Что должен был делать я, как офицер спецназа, в условиях отрыва от основных сил? Ну уж точно не сидеть сложа руки, глядя, как в колонии хозяйничают чужаки. Всё во мне восставало против бездействия.
Использовать все имеющиеся возможности для разведки и оценки сил захватчиков? В идеале – да, заодно постаравшись установить связь с подразделениями планетарной обороны для координации и организации противодействия.
Однако, как я уже упоминал, вместо слаженной диверсионной группы, у меня на борту было два больших недоразумения. И взять спецов было по сути неоткуда.
Вообще весь этот поход, пусть даже и учебный, без штатной десантной группы был за гранью добра и зла. Слишком уж расслабились ответственные лица. К тому же ни одного псионика. Плюнув на субординацию, я тогда потребовал приказ в бумажном виде на выход в поход в нарушение устава без десантной группы. Это чуть проняло тыловых крыс, и они мне запихнули находившегося на базе Габриэля, на тот момент из-за сбоя в работе импланта отстранённого от выхода со своим экипажем. После чего отписались, что группа частично укомплектована, сославшись на пункт устава, который гласил, что в исключительном случае допускается частичный недокомплект.
Я-то в курсе, что данный пункт касается, вообще-то, кораблей, участвующих в боевых действиях, где ввиду потерь в личном составе и обстановки на конкретном ТВД бывает невозможно полностью доукомплектовать подразделение, и тогда в поход идут с тем, что есть. Однако не бунт же мне поднимать. Мысленно пообещав по возвращении набить морду тому полковнику из штаба, который нас так подставил, я схоронил приказ понадёжнее.
Как в воду глядел. Теперь остаётся только добраться до своих, а там уж достану и покажу кому следует, то-то трибунал обрадуется. Вот только сейчас от этого не легче.
Что ж, остаётся смириться, что слаженную группу диверсов мне не видать, и попытаться слепить из Герры и Жолондзевского хоть какое-то её подобие.
Перейдя в десантный отсек к уже оклемавшемуся псионику и прилипшему к бортовому иллюминатору курсанту, я довёл им обстановку и первичные вводные на дальнейшие действия. Габриэлю уделял внимания меньше, он поопытней, да и жизнь его била: стоит молча, не суетится, прекрасно знает, что он не боец первой линии, его основная задача – поддержка. А вот Генрих перед высадкой вёл себя совершенно безобразно, как несмышлёный щенок, только что хвостом не вилял, пришлось рявкнуть:
– Курсант Жолондзевский, смирно! Смирно, я сказал! По команде «смирно» военнослужащий должен принять строевую стойку и не шевелиться!
Выпучив глаза, тот застыл оловянным солдатиком. А я для пущей убедительности поднёс к его носу кулак, который в броневой перчатке смотрелся внушительно, особенно вблизи, и постарался сказать как можно более веско:
– Там. Сейчас. Идёт бой. В районе астропорта наши войска, скорее всего, уничтожены, и надежды на поддержку нет. Значит, двигаться придётся по территории, занятой противником. Как Устав предписывает осуществлять передвижение в этом случае?
– Максимально скрытно!
– Правильно. А ещё он предписывает проводить тщательную разведку местности, особенно по предполагаемому маршруту движения! И никаких забегов с винтовкой наперевес! Понял меня?!
– Так точно!
Парня вроде проняло, я увидел, как дебильно-весёлое выражение сползает с его лица. Успокоившись, обратился к обоим:
– А теперь ещё раз по порядку движения. Я иду первым, следом Жолондзевский, Герра замыкающий. Идёте за мной след в след, я остановился – вы остановились. Генрих, осматриваешь левую сторону, Габриэль – правую. Без разрешения говорить запрещаю, условные знаки вам известны! Снаряжение подогнали? Попрыгали!
Десантные дропшипы всегда имеют определённое количество запасных комплектов брони и оружия, на экстренный случай, и мы, быстро облачившись в почти полноценные бронескафандры, способные защитить от любых отравляющих веществ и ядов и оснащённые полностью автономной системой дыхания, занялись оружием.
Вот что мне нравится в этой броне, так это продуманные крепления под оружие, всё надёжно крепится и легко снимается, и самое главное – не брякает друг о друга. Я выбрал снайперскую винтовку и пистолет. В той жизни я отслужил срочную снайпером в разведроте, четыре раза заносило на Кавказ, пришлось слегка повоевать. Даже как-то просился поучаствовать в охоте на снайпера, который не давал житья блокпосту, однако комбат не разрешил. Может, и правильно, что я там – пацан двадцати лет, на одном азарте и энтузиазме, а комбату, что случись, на меня похоронку отправлять, а он мужик правильный был, за солдат душа болела, да и были там поматёрей меня охотники – спецы из конторы глубокого бурения.
Жолондзевский-то по будущему ВУС командир взвода десанта, а значит, товарищ всеядный и автомат ТК-55М2 был ему в самый раз. А Герра, как ходячее не пойми что поддержки, прилично стрелял только из пистолета – доводилось в тире пересекаться. Впрочем, его сила была не в этом.
Проверял я их не зря, и сейчас уже ничто не бренчало, не стучало, броня была подогнана, все крепления надёжно защёлкнуты, даже шейные пояски, соединяющие шлем с кирасой. За это Жолондзевский, как и, будем честны, большинство курсантов, был бит ещё в первое практическое занятие. Есть такое досужее мнение, что при нормальной атмосфере шлем сцеплять пояском нет особой необходимости, якобы это обеспечивает большую подвижность, то есть башкой вертеть свободнее можно. Всю пагубность этого я показал на самом курсанте. Простым приёмом съёма часового. Воспользовавшись тем, что Жолондзевский отвлёкся, я подбежал сзади, пнул его под коленку, и, когда тело рефлекторно запрокинулось назад, одним движением развернувшись, подсел, подставляя под голову плечо и заведя ладонь под подбородок запрокинутой головы, чуть привстал, заставляя курсанта встать на цыпочки. Отпустил.
– Ну что, понял? Жёсткая сцепка не даст тебе шею сломать, а поясок и от удушения, и от гарроты спасёт.
Жолондзевский понял. И теперь был экипирован исключительно по уставу. А что устав не для задрочки и задрючки нерадивых солдат – это я тоже с самого начала вбивал ему в голову. Устав написан кровью, особенно Боевой устав и Устав караульной службы. Его соблюдение – лишний шанс выжить и сохранить подразделение…
Приземлились мы на проплешине в низине и, стараясь не шуметь, стали пробираться по поросшему лесом склону. Наша броня всем хороша: практически не даёт теплового излучения, использует мимикрирующий камуфляж, подстраивающийся под окружающую цветовую гамму, всячески гася нашу заметность, но, к сожалению, звук шагов и человеческую речь она скрыть не в состоянии.
Увидев просвет между деревьев, я жестом остановил куцую группу и ползком подобрался к крайним деревьям, оглядывая окрестности.
Мы вышли на край небольшого обрыва, открывавшего вид на какой-то посёлок с прямоугольными передвижными вагончиками, хаотичными группками расположившимися примерно в километре. От некоторых вился чёрный дымок.
«А вот и противник», – мысленно отметил я, засекая движение левее, в лощине на границе леса, где в воздухе зависли источающие под собой марево машины, походившие на индивидуальные десантные системы, но такие, будто чужаки были карликами. Мне они напомнили наши автономные боевые дроиды. Инженеров-операторов автоматизированных боевых систем у нас тоже готовили, вот только ни в штатной обслуге крейсера, ни среди курсантов таковых мне обнаружить не удалось. Ещё один минус. Разведка малозаметными дронами была бы сейчас кстати.
Оглянувшись, я, жестом показав передвигаться ползком, подозвал группу к себе. Расположение у нас было достаточно удачное, мы находились чуть выше и с удалением до двухсот метров. Жолондзевский залёг от меня сбоку метрах в пяти, Герра – за нами, его задачей была в случае чего постановка псионического барьера, лишняя защита никогда не помешает, а эффективная дальность его умений, по моим прикидкам, всего метров двадцать – двадцать пять.
Я аккуратно положил винтовку и приник к окуляру, отмечая парящие над землёй цели – пять единиц. Я был почти уверен: сейчас они неподвижны, вероятно сканируя датчиками всё вокруг, но стоит им засечь хоть что-то, напоминающее человека, как они мгновенно сорвутся в атаку.
Тут вдруг откуда-то, совсем не с нашей стороны, по ним заработал автомат, и по ушам резанул до боли знакомый треск основного оружия десанта, такого же, что Генрих сейчас до скрипа сжимал бронеперчатками. Вот только стрелок, по звукам, похоже, был один, и я, плюнув на всю маскировку – не оставлять же неизвестного стрелка один на один с пятёркой противника, – навёл перекрестье чуть ниже того, что идентифицировал как орудийную башенку одной из машин, и плавно нажал на спусковой крючок. На мгновение задержал дыхание. Есть! Чужак рванул, разлетаясь осколками, а я уже ловил в перекрестье следующего. Рядом рявкнули частые очереди курсанта, и краем сознания я одобрительно отметил, как ещё один дроид, задымив, рухнул в траву. Перед глазами заплясали зеленоватые всполохи – это ответные очереди двойки развернувшихся к нам ещё целых машин принял на себя псионический щит, а я смог записать на свой счёт ещё одного дроида, повредив, скорее всего, его маневровые движки. Отбросив винтовку и выхватывая пистолет, я рывком поднялся на колено и открыл частую пальбу – два последних механизма вспыхнули, разваливаясь прямо в воздухе.
«Что ж, по крайней мере, они уязвимы для нашего оружия», – мелькнула отстранённая мысль, и я с некоторым удивлением ощутил, что пальцы, держащие оружие, слегка подрагивают.
Сколько длился этот бой? Вряд ли больше тридцати секунд. А адреналин стучит в висках бешено колотящимся сердцем. Но надо успокоиться, унять слишком частый пульс, потому что нам всем сейчас нужна ясная и холодная голова. Особенно мне как командиру группы.
Глубоко, но негромко вздохнув, я зорко прочесал окрестности и, больше не заметив ничего подозрительного, коротко хлопнул Генриха по наплечнику:
– Ну что, с боевым крещением тебя, курсант.
Парень сработал как надо, уничтожил две цели, да и вообще показал себя с самой лучшей стороны.
– Молодец, отлично стреляешь.
Жолондзевский поднял на меня глаза и почти по-детски доверчиво улыбнулся:
– Командир, у меня второе место на курсе по стрельбе, восемьдесят девять из ста.
Было видно, что моя похвала много для него значит. Я одобрительно кивнул:
– Давай и дальше так. А теперь… – Я ещё раз посмотрел туда, где, по моим прикидкам, должен был сидеть неизвестный стрелок. – Пойдёмте искать нашего застрельщика.
Когда навстречу нам вышел курсант лётного училища с крейсера, я почти не удивился. Парень оказался тем, кто ковырялся в ангаре у истребителей, и, когда всё началось, залез в кабину одной из учебных машин. Стартанул с агонизирующего корабля он почти сразу вслед за нами, мудро решив последовать моему примеру. Огонь по чужакам открыл больше от неожиданности, за что и был мной примерно отруган. Однако сильно Олегу, так звали летуна, по ушам ездить я не стал, научится ещё, коли жив останется.
«Птичку» свою он угробил при приземлении, просто уронив её в лес, что было, в общем-то, простительно, ну, лично на мой неискушённый в лётном деле взгляд. Больно уж внезапно для молодого курсанта тут завертелись дела, мог и замандражить, позабыв всё, чему учили. Но главное, сообразил засечь ориентиры на случай, если не сработает штатный аварийный маяк, чтобы потом долго не искать свой аппарат. А там, может, окажется, что и не сильно много нужно восстанавливать. Так, по крайней мере, я Олега успокаивал.
Осмотренные вблизи чужаки подтвердили свою полностью механическую природу, укрепив меня в мысли, что это только автономные передовые дозоры, их же хозяева ждут нас ещё впереди. И я махнул чуть разросшемуся отряду двигаться дальше.
Вновь стрельбу мы услышали уже на подходе к посёлку: резкий незнакомый стрёкот оружия чужаков перемежался беспорядочными автоматными очередями. Мы только-только успели укрыться за крайними поселковыми модулями, как на нас вынесло шатающегося десанта в закопчённой, изгвазданной броне. Сбив его подножкой, я рывком дёрнул парня в наше укрытие, а Герра с Жолондзевским открыли ураганный огонь по дроидам противника, наступавшим тому на пятки. Хорошо, их было не много. А то с без пяти минут инвалидом-псиоником и парой недоучившихся курсантов много не навоюешь… И я занялся спасённым.
М-да, словно кольнуло что-то, когда из прорези шлема на меня глянули большущие глаза с накрашенными ресницами. Знаки различия сержанта, эмблема наземных подразделений флота, короткая фамилия Седых на груди слева – всё это я выхватил за мгновение. Да, таких ресниц у парней, особенно на флоте, не бывает, а значит, глаза определённо принадлежат женщине, нет, даже весьма молодой девушке. Одно было плохо: эти глаза были пусты и безжизненны. Тяжёлое дыхание с хрипом вырывалось наружу, она безвольно сидела, прислонившись к камню, еле удерживая за рукоять валявшийся подле неё автомат.
Я скрипнул зубами, осознавая простую мысль: «Первый бой, мать их, как пить дать для неё это первый реальный бой, она же сейчас в полном ступоре». Надо срочно приводить её во вменяемое состояние, тут «или – или». Или переборешь себя, или сломаешься психологически. Я такое уже видел, там, на Кавказе. Так вот, она мне нужна боеспособной.
Зло оскалившись, я схватил её за кирасу и тряханул.
– Звание, имя! – Ещё раз тряханул. – Звание, имя! – Видя, что девушка не приходит в себя, долбанул ладонью по шлему, заставив голову мотнуться в сторону. – Звание, имя!
– Сержант Седых… – с запинкой проговорила она, фокусируя свой взгляд на мне.
Уже хорошо. Продолжая давить на вбиваемые инструкторами в учебке рефлексы, я всё рявкал:
– Я майор Комаров, спецназ Альянса. Сержант Седых, приказываю доложить обстановку!
– Мой взвод, та-щ майор…
Я про себя выматерился и снова рявкнул:
– Вы что, сержант, забыли, как докладывать?! Вы кто, солдат или студентка педучилища?
– Нет, не забыла. – Она наконец пришла в себя, я аж отшатнулся от волны накатившей на меня злобы и внутренне усмехнулся: злость такая здорово проясняет разум. – Двести двенадцатый пехотный батальон, та-щ майор. – Это «та-щ» она прошипела сквозь зубы. – В составе взвода обеспечивали охрану лабораторного комплекса ВНИМИ, были обстреляны неизвестным кораблём и последовавшим с него десантом. В связи с большими потерями и численным превосходством противника удержать оборону не представилось возможным.
– И вы бежали, – констатировал я.
Сержант с вызовом посмотрела на меня.
– Да. Мой взвод был уничтожен.
– Уверены? – прищурился я. – Уверены, что там не осталось живых, раненых?
Она промолчала.
– Напомните мне ещё раз, какова была ваша задача.
– Охрана лабораторного комплекса.
– Вы не смогли удержать оборону и бежали, пустив противника на охраняемую территорию, полную гражданских. – Мой голос был сух и холоден. – И значит, те, кто не успел укрыться, уничтожены. Уничтожены те, кого вы должны были защищать, сержант. Вы на сто процентов уверены, что те пара минут, которые бы вы ещё сдерживали противника, не стоили бы чьей-либо жизни? – Я почувствовал, как приблизились курсанты с псиоником. Пусть, им полезно послушать, розовые очки моментально спадают, и вся романтика армейской службы сдувается, как воздушный шарик. – Гипотетически вы, сержант, бросили раненых товарищей и не выполнили свой боевой долг. Подумайте, сержант, для чего вы пошли в пехоту?
– Отдадите меня под трибунал? – Она ещё пыталась язвить, но по побледневшему лицу было видно, с каким трудом ей это давалось.
– Нет. Не отдам. Но запомните раз и навсегда: воинский долг выше вашей жизни. – Я протянул руку: – А теперь вставайте. Этот бой ещё не закончен.
Посёлок чадил, вагончики были изрешечены выстрелами, в воздухе резко воняло жжёным пластиком, то там то здесь лежали тела. Седых, закусив губу, бросила на меня затравленный взгляд. Я подумал с мрачным ожесточением: «Смотри, смотри, кошмары мучить будут, но ты справишься – упрямая. И в следующий раз уже не побежишь». Всхлипнул один из курсантов. «И вы смотрите, и учитесь ненавидеть, а потом выкуйте из своей ненависти ледяной клинок, потому что если это война, то пощады в ней не будет никому».
Вдруг одно из тел начало шевелиться.
– Стой! – рявкнул я дёрнувшейся было к нему Седых.
«Что-то не то», – забилась в голове мысль, слишком уж неестественны движения. Да и то, что вставало, мало походило на человека. Искорёженное тело, какие-то металлические с виду наросты, светящиеся глаза… Это вряд ли можно причислить к роду человеческому, скорее – напичканный имплантами зомби. Вот только как неведомый противник успел это сделать за какие-то полчаса?
Но все вопросы потом. Сдёрнув с пояса гранату, я резко метнул её в скопление тел, встававших вслед за первым.
– Огонь, огонь!
Взрыв вывел группу из ступора. Застучали автоматные очереди. Почти подбежавшего ко мне зомби вдруг отбросило метров на десять. Оглянувшись, я увидел Габриэля. Ещё раз уверился, что псионика хороша в обороне. Примерившись, метнул ещё гранату. Хорошо, что с собой только наступательные, осколков не дают, а без гранат никак: похоже, почти весь посёлок к нам сбежался.
Пара взрывов прогремела справа: курсанты с Седых отсекли зашедших с боку, и я махнул Герре:
– Давай к ним.
Зомби-то, как я успел понять, псевдоорганические роботы с небольшим набором управляющих программ, да и опасны только вблизи, но их действительно было много, и уничтожить их трудно. Каждый внедрённый имплант, судя по всему, абсолютно самодостаточный механизм, поэтому даже оторванная от тела рука продолжала, подчиняясь генерируемым импульсам, дёргаться и извиваться. То, что в голову стрелять бесполезно, я понял сразу.
– Стрелять по ногам!
Двигательный аппарат-то остаётся тот же, и двигаются бывшие человеческие тела благодаря мышечным сокращениям, а стоит повредить, перешибить мышцы и связки ног, как зомби уже практически не опасен, а ползать они не умеют. Всё-таки чужаки, создавая управляющие программы для человеческих тел, возможность движения ползком не учли. С другой стороны, раз вообще смогли добиться результата, значит, к атаке готовились заранее.
А вызывавшие дрожь порождения изощрённого чужого разума всё лезли и лезли неорганизованной толпой. Похоже, сержант была права: укрыться из научного персонала комплекса не успел, наверное, никто. Рваные светло-голубые комбинезоны не оставляли сомнений в их принадлежности.
Помощь пришла откуда не ждали. Прямо в гущу прущих на нас тел на полном ходу влетел, сшибая клинообразным носом, «Циркон», развернулся, снеся пару жилых модулей, причесал длинной очередью из спаренного с орудием пулемёта зомби, буквально разрывая их крупнокалиберными пулями, и замер, угрожающе поводя стволом.
Устало прислонившись к вагончику и глядя на вымотанную боем группу, я стал разглядывать новейшую боевую машину, каким-то чудом оказавшуюся здесь.
Вот только бортовой номер «051»… и показавшаяся в боковом люке чумазая голова ещё одного моего курсанта, Миши Таранова, развеяла последние сомнения. Это была именно наша учебная машина с крейсера.
– Товарищ майор! – заорал он обрадованно, потом увидел Жолондзевского и ещё более обрадованно завопил: – Длинный! Живой!
Длинным Генриха прозывали за высокий рост и худобу. Я, правда, был не ниже, но, раздавшись в плечах и груди, шире был раза в полтора, что визуально скрадывало рост. Но ничего, Генрих наест мяса и будет как я.
– Ты один, Миш? – спросил я его, подходя.
– Не-а, – помотал он головой. – Двое нас. Ещё Серёга со второго взвода.
Заглянув внутрь машины, я увидел сосредоточенно сидящего за рычагами Серджио Ортегу, испанца, родом откуда-то из Каталонии. А Таранов принялся с жаром рассказывать вновь обретённому товарищу в лице Жолондзевского их похождения.
– Мы только-только успели в машину заскочить, как – бах! – и крыши нет, одни звёзды над головой. Срезало, да чисто так. Прямо в притирочку прошло, метр ниже – и мы бы без башни оказались. Я только «мама» и успел сказать, как нас выкинуло наружу. Ну всё, думаю, капец, хорошо ещё автоматика сработала: как только наружное давление упало, машину сразу загерметизировало. Благо сообразил, что мы в гравитационном колодце планеты уже, воткнул режим десантирования – и всё, дальше только держись.
– Миша, – прервал я переполненного впечатлениями курсанта, – как нас нашёл?
– Система «свой – чужой» сработала, подсветила вас, – незамедлительно ответил тот. – Связи-то нет, ни спутников над головой, ни местных, один белый шум, удачно, что вы всего в нескольких километрах оказались, сигнал смог пробиться.
– Так, – принял я решение, – группа, в десантное отделение. Курсант Таранов наводчиком, Ортега мехводом. На броне двигаться запрещаю. Люки в боевое положение. По местам!
«Ну всё, – подумал я, умещаясь в удобном командирском кресле, – „Циркон” со своим 135-мм орудием по огневой мощи танк переплюнет. Тут главное – особо не высовываться, а для рейда по тылам противника лучше машинки и не придумаешь».
Под бронёй с активированным силовым щитом я почувствовал себя намного увереннее. «Циркон» всё-таки умная голова придумала. БМД и плавающая, и летающая, всяко лучше «Пустыни». Органы управления напоминали мне «Малютку»: ПТУР на базе БРДМ моего времени. Широкий визор с нанесённой шкалой упреждения и прицеливания, слева – жёстко закреплённая ручка типа «скоба» со спусковой кнопкой, а справа – рукоять с кноппелем под большой палец, которым осуществляется наведение орудия. А что, удобно. Наводчик всегда держится обеими руками, что при стрельбе с ходу очень полезно, работают только большие пальцы обеих рук, а приемлемо освоить кноппель хватает пары часов на тренажёре.
– Миша, – проверив данные со сканеров, свесился я вправо к курсанту за орудийным пультом, – какой боекомплект?
– К орудию тридцать выстрелов, пулемёт – около семисот.
– Гут. – Я толкнул Серджио в плечо, привлекая внимание: – Отметки наших видишь? Километрах в двух на северо-запад.
– Да!
– Давай резво туда, но только без фанатизма, не угробь нас ненароком.
– Есть, командир!
Басовито загудел электропривод колёс, каменная крошка, словно шрапнель, сыпанула по вагончикам, а я вперил взор в экраны. У командира несколько задач: задавать направление движения, засекать цели и давать целеуказание наводчику. На шести экранах мне выводились данные радара, датчики органики-неорганики, круговой обзор с переключением режимов тепловизора и ноктовизора и ещё куча всего – красота!
– Цель на два часа…
Не успел я договорить, как взвыли сервомоторы орудийной башенки. Бам-м! Всё, нет чужих. Мельком отметил: «Трое – патруль».
– На девять…
Бам-м! И следом ударила пулемётная очередь, добивая оставшихся.
Тут выскочили на каменистую проплешину в редколесье. Пулемётная строчка перечеркнула двух чёрных дроидов, и мы остановились подле раскрытой спасательной капсулы. Похоже, одной из тех, на которых эвакуировался экипаж «Новосибирска».
Выбравшаяся наружу Седых с курсантами, проверив её, отрицательно покачала головой. Напряжённый голос по тактической связи произнёс:
– Пусто, ни живых ни мёртвых.
– Ладно. Помимо лабораторного комплекса поблизости есть ещё что?
– Только сортировочный пункт, а оттуда монорельс до астропорта.
– Далеко?
– Километров десять, или чуть больше.
– Тогда туда!
Мы круто развернулись и рванули в указанном направлении, там могли быть местные, может, даже кто-то из остатков охранного взвода. Трясясь на ухабах – не будь пристёгнутым, давно башкой все мониторы пораздолбал бы, – я пытался слушать Седых, втолковывающую мне о сортировке.
– Там справа, вдоль монорельса, технологическая дорога, сервисники по ней ездят, на броне вполне пройдём. До астропорта недолго, полчаса – и выйдем к платформам, но дальше только ножками, хотя, если хорошо подпрыгнуть, с ходу можем и на платформу заскочить.
Я покивал. Взбодрившаяся в боевой машине сержант, похоже, уже свято уверовала, что мы рванём до самого астропорта выбивать оттуда наглых захватчиков. Вот только мне такой одиночный рейд прямо под дула целой эскадры никуда не упирался. Обрывать девушку, однако, я не стал, боевой дух – тоже дело важное, но попридержать коней всё же приготовился.
Показалась сортировочная с тонкой серебристой ниткой монорельса.
– Гляди! Что это?! Какой огромный! – чуть ли не хором завопила моя банда, увидев торчащую над астропортом чужеродную махину.
Громада же линкора чужих плавно оторвалась от земли и, набирая скорость, скрылась в плотных красноватых облаках, а вслед за ним и пятёрка силуэтов поменьше.
«Всё, приехали», – подумал я. Вражеское вторжение окончилось так же внезапно, как и началось. Машинально осмотрев визором здания и склады на сортировке, я увидел медленно бродящих технозомби, которые казались более заторможенными, чем виденные нами ранее. Похоже, ещё пара часов – и их тела окончательно перестанут функционировать, уже не представляя опасности. Всё-таки это, вероятно, оружие первого удара.
– Таранов, противника уничтожить, – отдал я короткий приказ, право выбора очерёдности целей доверив курсанту, и хладнокровно отметил, как несколькими выстрелами зомби смело с нашего пути.
– Ортега, Таранов – в машине, остальные за мной.
Выбравшись из бээмдэшки, соблюдая осторожность – помимо зомби, нас могли ждать и другие сюрпризы, двинулись к платформе. И вдруг вдалеке сверкнуло, вспухло грязно-серое облако дыма.
– Они взорвали астропорт! – охнула сержант.
Секунд через пять до нас докатилась сейсмическая волна, а ещё через десять дошёл чуть раскатистый гром, похоже, подорвали несколько зарядов одновременно.
«Вот и конец», – устало опустил я пистолет и сел на камень. Уже можно не гнать коней, чужаков нет, тем более, кроме их дроидов и технозомби, мы никого больше не видели, так и не установив хотя бы примерную видовую принадлежность противника. Через пару суток сюда, скорее всего, заявится «папаша» – командующий русским сегментом флота Альянса адмирал Фёдоров и отвесит всем звиздюлей за просранные полимеры. Осталось только дождаться пару взводов местного гарнизона, чтобы до прилёта с адмиралом следственной группы военной прокуратуры всё тщательно оцепить.
Ещё бы знать, что с остальными курсантами да с экипажем крейсера и куда девать прибившихся к группе сержанта с летуном? Вопросы, вопросы…
Жолондзевского с другими курсантами распирало, хотя той щенячьей задорности уже не было, я ловил пару раз его серьёзный и задумчивый взгляд. Со временем будет хорошим командиром и, похоже, не успокоится, пока не пробьётся в подразделения спецназа флота.
А вот Герра, разлёгшийся на тёплой броне БМД, был, как всегда, безэмоционален и молчалив, словно наши покатушки и бой в посёлке его совсем не взволновали. Ну да, я вообще не понимаю, как можно жить с практически постоянной головной болью. Ещё в той жизни дед мне рассказывал о своём товарище, который вернулся с Великой Отечественной со страшнейшей головной болью после контузии. Как жил и работал – вообще непонятно. Тридцать лет держался на силе воли, но в итоге не выдержал и повесился. А в записке написал: «Простите, товарищи, не считайте меня дезертиром, но я так больше не могу». Так что единственное, что я мог, так это лишний раз не дёргать Габриэля, оставляя его отдыхать.
Вернувшись в командирское кресло «Циркона», я снова попытался связаться хоть с кем-то, но, похоже, уцелевшие спутники ещё не успели выйти на орбиту над нами, оставляя нас без связи с внешним миром.
– Ну нет, я вернусь! Обязательно вернусь! – прошептал я, рефлекторно сжимая кулаки.
Потряс головой, отгоняя дурные мысли. Пора разложить всё по полочкам, как учили, и первой в очереди стояла оценка оперативной обстановки. Целью атаки были астро-порт, сортировочная и лабораторный комплекс. Чем-то эти три пункта были связаны. Но чем?
Откинувшись в кресле, я так и этак мысленно вертел ситуацию в мозгу, что-то мешало сложиться цельной картинке, чего-то не хватало, какой-то маленькой детали, шестерёнки, из-за которой никак не хотел заработать весь механизм.
Мои размышления прервало лёгкое покашливание. Повернув голову, я увидел заглядывающую в боевое отделение сержанта.
– Да?
– Товарищ майор, разрешите поговорить?
– Заходи, сержант.
Седых вошла, захлопнув за собой бронированный люк. Села в кресле наводчика, разворачиваясь ко мне, сняла шлем, откидывая слегка спутанные волосы, и взглянула на меня чуть исподлобья. Замялась, словно подбирая слова, а я невольно окинул всю её взглядом, заново оценивая, но уже не как солдата, а как женщину. Раньше как-то не до того было, вся эта беготня, стрельба, да и кирасы что на мужиков, что на женщин оборонка клепает абсолютно одинаковые, так что отличить девушку в броне от щуплого солдатика сложновато.
Что могу сказать: хороша, чертовка, приятные черты лица, не длинные – по-моему, это называется каре – тёмные волосы, пронзительные, зацепившие меня ещё в первый раз карие глаза. Я постарался скрыть свой интерес, отводя взгляд, но, несмотря на все возводимые психологические барьеры, шальная мысль узнать, какое у неё под бронёй тело, у меня проскочила. Не знаю, расшифровала ли она те взгляды, которые я бросал на неё, но, не поднимая головы, сержант глухо заговорила:
– Товарищ майор…
Я остановил её, покачав головой:
– В неформальной обстановке разрешаю обращаться просто по имени – Влад.
Она кивнула:
– Влад, я пришла поговорить о том… что произошло в посёлке.
Я открыл было рот сказать, что всё понимаю и в этом нет необходимости, но, натолкнувшись на её взгляд, промолчал, отчитывая себя за чуть было не совершённую ошибку. У неё был первый бой, она потеряла весь свой взвод, чудом выжила. А ещё повисший на ней груз жизней не меньше сотни гражданских, которых она должна была защищать… не одна, но всё же. Вот с кем ей сейчас об этом поговорить, как не со мной, пусть временным, но её командиром. А любой грамотный командир должен быть хорошим психологом, но не кабинетным, а больше интуитивным, полевым психологом, что приходит с опытом. Нельзя научиться читать человеческие души по книжкам. Вот поэтому я промолчал и стал внимательно слушать.
– В общем, я тогда разозлилась очень. А ещё во мне была обида, мне казалось, что я выжила чудом, а вы… Мне казалось, что то, что я выжила, вас взбесило, словно я должна была умереть, и это было несправедливо, ведь всех остальных убило, а я осталась одна, совсем одна, а вокруг была смерть…
Она изливала душу, выговариваясь, а я с каждым словом мрачнел. И что мне ей ответить? Она, конечно, молодец; солдат после первого боя, да ещё такого, бывало и сильнее ломало. А она ничего, держится, гнётся, но не ломается. Но женщина на войне, вот так, в первых рядах… Мне с моим опытом двадцатого века это до сих пор было очень тяжело воспринимать. А она продолжала:
– Но потом, когда я увидела уничтоженный посёлок и трупы, везде трупы, мне хотелось заплакать, ведь я знала почти всех… А потом, когда они стали подниматься и нападать на нас и я стреляла в них, то думала, что свихнусь, так это было страшно, ужасно, нелепо, я не знаю, как это сказать… И самое страшное: а вдруг, действительно, продержись я чуть дольше, задержи чужаков хоть на несколько минут – и кто-то из них сумел бы спастись… Тогда я поняла, что ты мне говорил, Влад, и я не знаю, как с этим жить дальше.
Она подняла на меня взгляд полный отчаяния. Такой, что мне захотелось пожалеть её, прижать к груди, как маленькую девочку, успокаивающе гладя по голове. И я понял, что смириться с женщинами в своём подразделении я, наверное, не смогу никогда, потому что к своим солдатам я не имею права испытывать таких чувств. Всё, что угодно, – понимание, сочувствие, но только не жалость.
Крейсер «Варшава», ВБА[1] «Дальний-1»
Вопреки традиции, адмиральский вымпел был поднят не на линкоре «Союз», головном линкоре серии, флагмане русского флота, а на крейсере «Варшава», где и был оборудован мобильный пункт управления флотом. Начальник 3-й разведывательной флотилии флота контр-адмирал Старинов подошёл к задумчиво разглядывающему интерактивную тактическую схему командующему.
– Товарищ адмирал, пришёл рапорт с Новой Земли.
– Без чинов, Пётр Михайлович.
Старинов непроизвольно поморщился, но кивнул:
– Хорошо, Владимир Александрович.
А Фёдоров, глядя на главу разведки флота, скривившегося как от лимона, развеселился:
– Что, прочитал уже про себя? Я, признаться, друг мой, долго хохотал. Прости, Господи, эти СМИ, не ведают, что пишут.
Старинов только буркнул что-то непечатное, меняясь в лице. А ситуация, в общем-то, была презабавная. А дело было в невежестве писак из ААК, которых объединённое командование пригнало в образцово-показательное подразделение флота. И всё бы ничего, но Старинова, отдавая дань уважения его опыту и навыкам, многие, даже вышестоящие по званию, называли по имени-отчеству – Пётр Михайлович. Пожалуй, из флотских он был одним из самых опытных офицеров, участник нескольких вооружённых конфликтов, так же как и Фёдоров. Но если Фёдоров оставался в душе больше офицером спецназа, собаку съевшим на проведении десантных операций, то Старинов был флотоводцем до мозга костей. Некоторые его тактические схемы действий соединений флота в прорыве и в обороне, подтверждённые, между прочим, реальными боями, преподавались в Академии Генштаба как образец эффективности и грамотного тактического планирования. Но кого-то из сопровождавших делегацию угораздило отрекомендовать Старинова именно по имени-отчеству, как одного из лучших офицеров флота. А у журналистов не хватило то ли ума, то ли сообразительности уточнить этот вопрос в кадровой службе, и по всем сетям контр-адмирал пошёл под фамилией Михайлович. Вот это Фёдорова и веселило, а Старинова приводило в бешенство.
– Вот, Пётр Михайлович, придётся теперь фамилию в паспорте менять.
– Ну, хоть не имя, и на том спасибо. Как они русские имена коверкают, так страшно становится. В одном из их фильмов бедную девочку назвали Петрова. Петрова Фоссиль. Это же бред!
Рассмеявшись, адмирал участливо похлопал по плечу возмущённого Старинова.
– Прости, мой друг, ладно? – Взмахом руки убрав тактическую схему, Фёдоров сел в одно из кресел, жестом предлагая контр-адмиралу садиться в соседнее. – Рассказывай.
Включив планшет, Старинов перебросил на голоэкран несколько снимков огромного, необычной формы корабля.
– Это фотографии неизвестного линкора, атаковавшего Новую Землю. Было ещё несколько десантных кораблей, но в прорыве обороны они не участвовали. Два крейсера прикрытия уничтожены, бывший там же учебно-боевой крейсер «Новосибирск» смог опуститься на поверхность, но восстановлению не подлежит, дешевле новый построить. Уничтожено до трети спутников орбитальной обороны, причём, со слов командующего гарнизоном, орбитальная группировка практически не смогла оказать какое-либо существенное противодействие. Этот линкор продавил оборону, не снижая скорости. По непроверенным данным, каждому из наших кораблей хватило по одному попаданию.
Адмирал покачал головой:
– Чтобы вот так, походя, развалить пусть устаревшие, но всё же крейсеры… Что им было нужно, сведений нет?
– Десант чужаков накрыл лабораторный комплекс ВНИМИ и астропорт с сортировочным комплексом. Есть подозрение, что это как-то связано с тематикой проводимых там исследований. – Старинов развернул ещё несколько снимков разрушенного астропорта. – Астропорт был уничтожен несколькими взрывами сразу после взлёта эскадры чужих.
Разглядывая расплывчатые обводы снятого издалека корабля противника, Фёдоров словно постарел на несколько лет, чётче прорезались морщины, на лице проступила печать усталости. Он потёр виски и хмуро посмотрел на Старинова.
– Как думаешь, кто это и сколько у них таких кораблей?
– Не знаю. Мало данных. Но кто поручится, что это не проба наших сил? Даже один такой корабль с треском ломает всю нашу военную доктрину. До подхода ударной группировки флота нам просто нечего ему противопоставить.
– Чужаки, чужаки… Откуда они вообще вылезли? – Не в силах усидеть, Фёдоров поднялся с кресла и почти вплотную подошёл к голоэкрану, разглядывая очертания линкора. – А если это война? Если это обкатка боевых возможностей нового корабля перед вторжением? – Адмирал наклонился к интеркому: – Флоту – двухчасовая готовность. Эскорту – готовность к прыжку. – Обернулся к Старинову: – Я с эскортом иду на Новую Землю, твоя задача – организация разведки. Прочеши все системы, где могут быть секретные форпосты чужаков: базы обеспечения, места концентрации ударных группировок, информация – вот что нам нужно сейчас как воздух.
Контр-адмирал кивнул, а командующий продолжил:
– Режим секретности не снимать. Мне сначала нужна чёткая оценка на месте. А дальше разберёмся. Все данные по чужаку шифровкой в объединённое командование. – На прощание Фёдоров обнял старого друга: – Знаешь ведь: надеясь на лучшее, готовься к худшему. Что ж, будем готовиться и надеяться.
Глава 2
Как говорил генерал Лебедь, если виновных нет, их назначают. Однако в нашем случае назначать никого не пришлось. Мы с О’Киффом, чудом умудрившимся приземлить разваливающийся на ходу крейсер, дожидались своей очереди в приёмной в здании местной администрации, главу которой прибывший через три дня командующий флотом временно выгнал, заняв его кабинет. Вернее, если сказать более точно, когда Фёдоров с четырьмя крейсерами прибыл на Новую Землю, администрация колонии ещё не успела вернуться после спешного бегства под прикрытием 7-й пехотной дивизии, расквартированной на планете.
Первым под тяжёлую руку адмирала попал командир дивизии генерал-майор Старк. Больше всего Фёдорова разъярило то, что Старк, как телок, шёл на поводу у главы администрации колонии Беннета. И вместо того, чтобы организовать контратаку и не дать чужакам закрепиться и уничтожить астропорт, выполнял истеричные требования защиты ценной тушки этого Беннета и его кодлы. Как оказалось, именно он запретил Старку атаковать противника, требуя бросить все силы на защиту от возможного нападения чужих.
Даже из-за двойных дверей был слышен рёв Фёдорова: – Ты, твою мать, кто?! Какого… ты не заткнул это визжащее чмо?! Говно ты, а не генерал! Брысь с глаз моих!
За безграмотное управление наземными войсками, потерю контроля за обстановкой, что привело к утрате одного из важнейших узлов инфраструктуры колонии – астропорта, Старку впаяли неполный ход. На комдива после разговора с командующим было больно смотреть: судорожно вытирая лоб платочком, он просеменил мимо меня, бормоча что-то вроде «Ох крут, ох крут».
Следующим на очереди был командир 103-го полка, чей взвод стоял в охранении археологической экспедиции и астропорта. Ему тоже не позавидуешь. Десант противника, как выяснили после нападения, был не так уж и велик, что-то около трёхсот единиц с небольшим количеством тяжёлых платформ, с которыми нам повезло не встретиться. Первая волна десанта, около двухсот нападавших, захватила астропорт, выбив подразделения полка. Оставшаяся сотня высадилась практически на голову взвода охранения и полностью его уничтожила. Единственной, кто выжил, была сержант Седых. Командиру 103-го полка полковнику Кемптону явно грозило не просто служебное несоответствие: лаборатории, похоже, были прикрытием какого-то ещё более засекреченного объекта. Так что обоснованность решения о небольшой охране, хоть и принятого для как можно меньшего привлечения внимания к месту раскопок, полковнику придётся доказывать военному трибуналу.
Мои догадки подтвердились, когда полковника из кабинета вывели под конвоем, личный пистолет Кемптона адмиральский порученец сдал охране. Проводив взглядом конвой, порученец кивнул нам, приглашая в кабинет. Я оправил китель, разглаживая морщинки и чуть сдвигая назад поясную кобуру, – всё-таки к адмиралу идём, не хрен собачий.
Вам знакомо чувство, когда как под обстрелом тянет вжать голову в плечи и пригнуться? Так вот что-то подобное я ощутил, когда мы вытянулись пред гневными очами адмирала. Вот только я уже давно не гимназистка, пугающаяся грозных взглядов, меня таким не проймёшь, собственно как и О’Киффа, который, сдаётся мне, в иные моменты с командующим и водочки пивал.
Тяжёлый взгляд адмирала упёрся в меня.
– Что, задумался, майор?
Я промолчал. Но от меня пока ответов и не ждут, вопрос был скорее риторическим. А Фёдоров продолжил:
– Где, кстати, десант с «Новосибирска»? Сколько там, рота минимум была на крейсере? Ладно, курсанты все на земле, ладно, командир десантной группы мог засидеться, расслабиться, но ты же матёрый волчара, мы же с тобой… – Он осёкся, недобро покосился на Кернея, опустив, что же такого вместе с командующим мы делали. Похоже, Владислав когда-то по службе плотно с ним пересекался, вот только никаких воспоминаний у меня на этот счёт не было. А Фёдоров продолжил: – Целая, мать его, рота десанта! Или ты тоже растерялся? А может, десант вместе с курсантами доблестно на планету в увал свалил? Тут, конечно, дров и до тебя наломали, о соблюдении режима секретности, такое впечатление, никто и не слышал. Среди бела дня объект возят туда-сюда. Сказано же было, прилетят – и заберут! – Не выдержав, адмирал грохнул кулаком по столу.
«М-да, – подумал я, стараясь не задумываться об очередной оговорке командующего о каком-то объекте, – видать, сильно допекло местное дуболомство».
– Ну так вот, майор, – немного успокоился адмирал, – не поверю, что ты не смог бы ничего сделать. Ладно, местные, реального боевого опыта у них, считай, нет. Но ты же им не чета, у тебя, в конце концов, боевых операций десятка три, не меньше. А, майор?
– Та-щ адмирал, – подался я вперёд. Фёдоров сам из десанта, и меня поймёт. – Если бы у меня действительно была кадровая рота, можно было бы эту партию сыграть по-другому, а с тем, что есть… – Я покачал головой.
– Что ты мне башкой тут машешь! – Адмиральское недовольство аж сквозило в голосе. – Куда она делась?!
Я достал сложенный вчетверо листок приказа, передавая Фёдорову.
– Спросите это у полковника, который данным приказом, засунув мне одного псионика с устаревшим имплантом в экипаж, выпнул корабль в поход без десантной группы.
Взяв бумагу и вчитавшись в строчки, Фёдоров нахмурился. Вызвал порученца, всунул ему приказ:
– Передать Старинову: полковника в карцер, вернусь, лично на рее вздёрну. – Снова посмотрел на меня: – Ладно, Комаров, с этим мы ещё разберёмся. Времени у меня мало, так что пока свободен, но позже ещё поговорим. – Взгляд адмирала переместился на О’Киффа: – А ты, капитан первого ранга, останься, есть разговор.
Молча козырнув, я крутанулся через левое плечо и вышел, плотно прикрыв дверь. Мне-то их большие секреты побоку, адмиралу, похоже, хочется на корабельные темы поговорить. Это пока ещё разбор полётов, Фёдоров сейчас всем подряд «пряники» раздаёт, но чуть позже, когда он разгребёт эти авгиевы конюшни, тогда в приватном разговоре для меня кое-что, может, и прояснится.
Вот только вышедший через полчаса Керней обрадовал меня, во-первых, своим назначением на новёхонький корвет, прибывший с адмиральской эскадрой, а во-вторых, приказом о переводе меня из учебки обратно в спецподразделение разведки флота и назначении командиром разведывательно-диверсионной группы этого же корвета, куда мне и следовало прибыть незамедлительно для встречи с подчинённым составом.
«Стойкий», так назван был корвет, громадой высился на наспех развёрнутом силами наземной дивизии астродроме. Вытянутый и чуть распластанный силуэт восьмидесятиметрового корабля хищно изгибался, нависая над посадочной площадкой. По верху брони шли два небольших гребня эффекторов портальной системы, а снизу выпирал горб спрятанной до поры до времени орудийной спарки. Красивый корабль, что ни говори.
Мимо меня проносились грузовики, постоянно взлетали и садились дропшипы, высаживая десант. Козырнув хмурой охране на временном КПП, я прошёл мимо снующей судовой команды. Кое-кто оказался из старого экипажа О’Киффа, и мичман, ведающий погрузкой, оторвавшись от планшета, чуть кивнул мне, как старому знакомому. Герра тоже был здесь, смотрел, как наш «Циркон» с бортовым номером «051» задним ходом загоняют в трюм. Судя по скупым жестам, он давал команды невидимому мне мехводу, чтобы, не дай бог, не снесли гидравлические стойки пандуса.
Ударил порыв ветра, рядом с нами стал снижаться дроп-шип с эмблемой адмиральского крейсера на борту. Проводив его взглядом, я подумал: «Ну вот и оно». Похоже, прибыла моя группа диверсантов. И точно, из распахнувшегося люка на бетонку, не торопясь, с ленцой, граничащей с расхлябанностью, стали соскакивать фигуры в повседневной форме, многие без кителей, в одних форменных майках, у нескольких я заметил на ногах неуставные кроссовки. Что ж, им прощалось. Лёгкое чувство узнавания посетило меня. Видел я уже такое, да и сам таким был, вернее, таким был Владислав, это были мои прошлые и будущие сослуживцы – действительно, матёрая группа диверсов. Тактическая группа флота – так они именовались официально. Общая численность – около трёхсот человек, командующий – не ниже контр-адмирала. Приказы только лично от командующего флотом. Фёдоров, да и Комаров были именно оттуда. Всего я насчитал девятерых, подхватив сумки, они двинулись ко мне.
«Твою ж мать», – подумал я, глядя на идущего, нет, идущую первой. Вот вы видели фильм «Солдат Джейн» с Деми Мур в главной роли? Я видел, и сейчас ко мне приближалась практически точная её копия. С ёжиком рыжих волос, с жёстким и цепким взглядом, с рефлексами профессионального убийцы. Её сложно назвать женщиной, у таких даже не замечают ни первичных, ни вторичных половых признаков, настолько чисто психологически она стала для всех боевым товарищем. Это не сержант Седых, совсем нет, эта «подруга», что надвигалась на меня, давно поборов все рефлексии.
Тут стоит сказать о странных свойствах моей памяти, всё-таки находился-то я не в своём изначальном теле, поэтому какие-то вещи, явления, события, словно триггер, пробуждали воспоминания бывшего хозяина тела, и перед мысленным взором словно проносилась череда картинок. И оказалось, что практически всю тактическую группу я знал, кого-то лучше, кого-то хуже, но в лицо всех. Эту даму я тоже узнал и рефлекторно потёр скулу, именно туда Комарову когда-то от неё прилетело.
Увидев мой жест, она чуть дёрнула уголком губ, но, подойдя, стёрла улыбку без следа.
– Та-щ майор, разведгруппа прибыла в ваше распоряжение, старший группы капитан Сааринен.
Это были свои люди, волкодавы, в звании не ниже старшего лейтенанта. Вообще, именно тактическая группа всегда состояла исключительно из офицеров. Это в подразделениях армейской разведки в составе десантных групп крейсера или фрегата офицером был только командир в звании старшего или просто лейтенанта, реже младшего, а само подразделение укомплектовывалось сержантско-рядовым составом.
– Без чинов, Сара, – сжал я протянутую ладонь.
По очереди поздоровался с каждым. Кто-то дружески хлопал по плечу, кто-то ограничивался кивком, пожалуй, только одно лицо было мне незнакомо – старший лейтенант Якимура.
– Переведён из десанта на освободившуюся должность, – отрекомендовала молчаливого японца Сааринен.
Я глянул на неё:
– Освободившуюся?
Она только молча кивнула.
Тряхнув головой, я отбросил мрачные мысли. Одно было хорошо: теперь в моём распоряжении действительно подготовленная группа.
На нижней палубе, за шахтой лифта, по правому борту располагались кубрики десанта, по два человека в каждом. Сааринен я определил в тот же, где располагалась Седых, не без умысла, конечно. Официально – по причине половой сегрегации, а в основном – чтобы сержант поняла и примерила на себя, хочет ли она стать такой же, как Сара.
Ах да, временно всех, кто участвовал в нашем сумбурном рейде, до полного разбирательства прикрепили ко мне, засунув в этот же корвет, да-да, и всех курсантов в придачу, даже летуна, на мою голову.
Кинув сумку на койку, Сааринен махнула в сторону вещей сержанта:
– Чьё барахло?
– Сержант Седых, из местных.
Сара хмыкнула, скинула форменную куртку и ещё раз оглядела вещи соседки.
– А с какого перепугу сюда? Нет, ты не подумай, – она осклабилась, – если ты подружку решил притащить, твои дела. Мне так, для общей информации.
– Сара, Сара, ни такта, ни приличия, ты же девочка, а так выражаешься.
На мои слова она мгновенно ощетинилась и с угрозой в голосе произнесла:
– Слушай, Влад, я ведь не посмотрю, что ты командир, мы не в боевой обстановке, я тебе сейчас двину – мало не покажется.
Это упоминание о девочке, а также примеривание на неё разных женских атрибутов, типа платьев, юбок и так далее, бесило её неимоверно.
– Ну-ну, а в карцер за нападение на командира?
– Клала я на… твой карцер.
– Ладно, капитан, отставить разговорчики, – пришлось перейти на чуть более официальный тон, и я понял, почему ещё не люблю баб в подразделении – как раз из-за подобных выходок. В боевой обстановке, ясно, она будет молча выполнять приказы – они-то, как известно, не обсуждаются. Но в неформальной обстановке ей только дай поупражняться в злословии. – Сержант Седых – единственный выживший из взвода, первым столкнувшегося с чужими. Во-первых, она здесь как свидетель нападения на колонию и будет в таком качестве до конца расследования, а во-вторых, ей подписали рапорт о переводе на флот, так что пока она прикомандирована к «Стойкому» и временно зачислена в контрабордажную команду. – Я ткнул пальцем в Сааринен: – Будешь официально её наставником и в походе погоняй по максимуму, девочка, похоже, с характером, так что должна реально оценить, что её ждёт.
После разговора с Сарой я поднялся в кабину пилотов. Что было хорошо: во второй смене, как раз сейчас, пилотом был старший лейтенант Волков, закончивший ту самую православную Качу – Качинское высшее лётное училище, курсантом которого был Олег Пономарь. Он был тоже с «Новосибирска», хороший парень, мы с ним сдружились за время похода. Потом в Кубинке он учился в Военно-космической академии имени Можайского в классе лётчиков-навигаторов. У нас любой пилот имел неплохой налёт на всех типах малых кораблей, даже пилоты-навигаторы линкоров, естественно, те, что закончили военные вузы РЕС.
Зайдя в кабину, я остановился за креслом пилота. Кроме Волкова, больше никого не было. Справа находилось кресло второго пилота, слева – пост штурман-навигатора, справа сзади, за креслом второго пилота, располагался массивный пульт станции РЭБ с управлением активным постановщиком помех и системой маскировки. Опершись на спинку кресла, я смотрел, как Паша задумчиво в тестовом режиме гоняет навигационный комп.
– Здорово, крылатая гвардия. – Обернувшись, Волков кивком указал на соседнее кресло: – Присаживайся, рассказывай.
Пришёлся он мне здесь по душе. Спокойный, улыбчивый, компанейский. Был грех: раз после вахты, ещё на крейсере, под беседы о родине раздавили мы с ним пару бутылок сорокаградусной, горланя весь известный нам репертуар от «На востоке тучи ходят хмуро…» до «Комбата» «Любэ». На удивление, несмотря на давность песен, Волков их знал… Вот только наше выступление слушала вся палуба. Так что по поводу нарушения дисциплины я был вызван О’Киффом на проработку и уязвлён, отчитан, пристыжен. Наглая ирландская или шотландская, я не разбирался, морда тыкала на недостойное поведение старшего офицера и плохой пример команде. Стыдно, конечно, но душа-то требовала. В итоге договорились с Пашей, что следующий раз – на берегу, под шашлык и гитару. Особо любопытным сексотам, входящим к капитану без стука, пообещал, что ещё раз – и на стройке будут несчастные случаи. Те вроде поняли, дружно покивали як китайский болванчик.
– Да что рассказывать… – Я упал в кресло, откинулся, устраиваясь поудобнее. Повернул голову к Волкову. – Хреново всё, Паша. Фёдоров сейчас всем профилактическую клизму объёмом с ведро вставляет, наотмашь рубит, только головы отлетают.
Волков покачал головой:
– Крутой мужик, знаю. А что с нападением-то решили?
Я пожал плечами:
– Флот, сам знаешь, в готовности номер один. Наша 3-я флотилия окрестности шерстит, ну да ты циркуляр секретный по флоту видел. Ищут следы вторжения. А здесь всё непонятно. Так-то: только пришли, астропорт гробанули и ушли, но вот корабль этот…
– Согласен, опасная хрень. – Волков вывел на экран запись взлёта чужака, сделанную кем-то со стороны. – Видишь, какая динамика. Он размером с линкор, однако взлетает, как ракета. И дело даже не в том, что у него гравикомпенсаторы просто чудовищные должны быть, у него тяга маршевых запредельная. Насколько здесь силовая установка мощная, но даже нам нужно двигаться по параболической траектории, а у него строго вертикальный взлёт.
Волков замолчал, а я решил поделиться своими соображениями:
– Это всё, конечно, мои домыслы. Но как бы это не было первым этапом массированного вторжения. И линкор этот… Да ещё и нападение на лабораторный комплекс… Что там такого происходило? А может, это кто-то из инопланетян решил нам крылья подрезать? Выяснил о каких-нибудь исследованиях и решил физически их нам зарубить?
– Не знаю, Влад, не знаю. Хотя логика в этом есть. – Павел на минуту задумался. – Знаешь что, Влад, будет возможность, ты обратись к Бате, к Петру Михайловичу, он мужик серьёзный, не отмахнётся. Я его ещё по Можайке помню, он приезжал к нам лекции читать. А вообще… – Взгляд Волкова затуманился, и он переключился на любимую тему: – Батя знаешь какой человек?! У-у-у… К нему все наши рвутся.
М-да, о Бате я от Павла уже слышал, и не раз. Старинова во флоте уважали: гроза врагам, отец солдатам. Элита флота как-никак, адмирал Кинжал, как его прозвали за точные и смертельные удары.
– Слушай, – оживился Волков, – у меня вахта через полчаса заканчивается, давай партеечку в шахматы, а? Я только Нытику вахту сдам – и готов. А то к кому здесь ни приставал, шахматы только издалека видели, да и то раз в жизни.
Тут вдруг защёлкал коммуникатор.
– Влад, это О’Кифф.
– Да.
– Мы с адмиралом через десять минут будем на «Стойком».
– Хорошо, иду. – С сожалением выбираясь из кресла, я хлопнул Волкова по плечу: – С шахматами уж как-нибудь потом.
Павел хмыкнул:
– Давай, как закончишь, заходи, по шахматам всё в силе.
Быстро сбежав по трапу на бетонку, я вежливо поприветствовал возникшего словно из ниоткуда старпома, мимоходом, однако, подумав: «И этот здесь, тоже выжил». Старпом, Фёдор Иванович Костюшенко, был деятелем хмурым и вечно недовольным, постоянно портя мне кровь на крейсере по поводу моих курсантов. На моё приветствие он только искоса глянул и едва заметно кивнул. «Ну и хрен с тобой, старая обезьяна», – подумал я. Привычно вытянулся, когда от приземлившегося «Утюга», упруго шагая, к нам направились две фигуры. Козырнув первым, старпом бодро отрапортовал:
– Та-щ адмирал, капитан второго ранга Костюшенко, разрешите обратиться к капитану первого ранга О’Киффу.
– Разрешаю.
Старпом довернул к Кернею:
– Та-щ капитан первого ранга, за время вашего отсутствия происшествий не было.
Оставив этих двоих разбираться со своими полномочиями, Фёдоров повернулся ко мне:
– Майор.
– Да, та-щ адмирал.
Тот дёрнул подбородком в сторону от корабля:
– Пройдёмся.
Я только кивнул в ответ, понимая, что наступает время для откровенного разговора.
Отойдя к краю астродрома, почти к самой спешно натянутой сетке, огораживающей периметр, Фёдоров долго смотрел в сторону ещё слегка дымящих развалин астропорта, затем негромко произнёс:
– Вою поднимется… – И, обращаясь ко мне: – Майор, в общем, подробности тебе не нужны, но те, кто бил по нам, знали, куда бить. Мало того, наши инопланетные «друзья» каким-то образом пронюхали, что за объект тут находился, и теперь вся дипслужба Альянса носится как ужаленная. – Фёдоров ткнул пальцем в сторону астропорта: – Выкатили нам такую ноту… – Адмирал, став вдруг снова абсолютно спокойным, слегка цинично заметил: – Хотя мне-то, по большому счёту, наплевать. Меня больше заботит, кто это такие смелые и сколько у наших врагов ещё таких линкоров.
Разглядывая резкое, грубо очерченное лицо адмирала, который, прищурившись, продолжал смотреть куда-то вдаль, я негромко, уже не по-уставному спросил:
– Владимир Александрович, а что за объект?
Адмирал остро глянул на меня:
– Об объекте пока забудь, считай, не было никакого объекта. Влад, ты воин опытный, с чужаками столкнулся лицом к лицу, сам что думаешь о нападении?
Собравшись с мыслями и ещё раз прокрутив в голове все этапы скоротечного боевого контакта, я осторожно произнёс:
– Моё мнение: это была проверка наших оборонных способностей. Но возможно, обкатка нового оружия, техники. Я заметил, что не было ни единого контакта с биологическим противником, только автономные дроны да технозомби. И вероятно, они проводили натурные, так сказать, испытания этой технологии – превращения человеческих тел в оружие первого удара.
– Может быть, – сухо ответил Фёдоров.
– Вот только не почувствовав серьёзного сопротивления, они могут активизировать свои усилия. Этот линкор – слишком мощное оружие, чтобы держать его в качестве сил сдерживания. А если он ещё и не один, то надо готовиться к массированному вторжению. – Я замолчал, натолкнувшись на жёсткий взгляд адмирала.
– Не ты один, майор, такого мнения, не ты один. Ладно, – Фёдоров резко мотнул головой, – я тебя услышал. Но пока ты с О’Киффом займёшься другими вопросами. Какими, я вам объясню чуть позже. А пока обживайся на новом месте, думаю, ты с этим корветом надолго.
Красный гигант, плюющийся протуберанцами, казалось, находился на расстоянии вытянутой руки. Прикрытый мощными светофильтрами, он смотрелся почти бордовым, бросая багряные отсветы на находившихся здесь мужчин. Удобно устроившийся в кресле, глава всесильной организации, признанной террористической даже собственным правительством, известный абсолютному большинству как Экселенц, раскурил трубку, с удовольствием вдыхая сладковатый дым. Это была его вотчина, его крепость, в которой он себя чувствовал вполне вольготно. Второй усмехнулся:
– Мне иногда кажется, что ты отсюда никогда не выходишь. Когда бы я здесь ни появился, ты сидишь в своём кресле и дымишь трубкой.
Экселенц, положив руку с зажатой в ней трубкой на подлокотник, глубокомысленно ответил:
– Друг мой, ничто так не успокаивает и не очищает разум, как это зрелище. Но это же не единственное, что ты хотел спросить?
– Нет, не единственное. – Мужчина почти вплотную подошёл к экрану и, сложив руки на груди, некоторое время смотрел на шар термоядерного огня. – Новая Земля.
Экселенц склонил голову набок, с нового ракурса разглядывая посланца.
– Что – Новая Земля?
– Не прикидывайся. – Мужчина резко развернулся: – Тебе прекрасно известно о нападении на Новую Землю. Совет крайне обеспокоен. Русский флот в двухчасовой готовности, шерстит все прилегающие системы. Фёдоров хоть и перестраховщик, но отнюдь не дурак. Неизвестный линкор походя разносит всю нашу оборону и уничтожает объект, а глава «Феникса» спокойно сидит и любуется картинками. – Посланник нервно прошёлся, бросая на молчащего Экселенца гневные взоры. – Послушай, – продолжил он, – в «Феникс» было вбухано столько средств, столько усилий по прикрытию! Да одну только дезу, что «Феникс» абсолютно самостоятельная террористическая организация, не подчиняющаяся Альянсу, разрабатывали полгода! Тебе напомнить для чего? – Мужчина всматривался в безмятежное лицо Экселенца. – Мы создали «Феникс» для того, чтобы разрабатывать любые способы защиты Земли и человеческой расы. Любые, даже стоящие за гранью добра и зла. Потому что в вопросах выживания расы не может быть этики, благородства и запрещённых приёмов. И Альянс требует действий. Мы закрываем глаза на многое. Замяли даже дело с пропавшей разведгруппой американского флота.
Экселенц, глубоко затянувшись, выпустил струю дыма, оценивающе посмотрел на разгневанного посланника Земного Альянса.
– Ты о разведгруппе контр-адмирала Дика? Вам надо было вовремя завернуть его с расследованием. Страшного ничего не случилось, ему всего лишь стали известны сведения первого уровня секретности, но его разведгруппу пришлось срочно убирать. Или вам хотелось, чтобы кто-нибудь добрался до информации второго уровня?
Мужчина, отвернувшись, через силу выдавил:
– Нет. Поэтому дело и замяли.
– Плохо замяли. Дик сейчас на Нулевом Мире и просит помощи у алиенов. Ты понимаешь, что будет, если им хоть краешком удастся заглянуть за второй уровень? И выяснить, что за «Фениксом» стоит Альянс?
– И что ты предлагаешь? Это контр-адмирал, ему так просто рот не заткнуть, да и флот традиционно не любит вмешательства в свои дела. Пойдут разговоры, слухи.
– Тогда им займётся «Феникс». – Экселенц спокойно смотрел на посланника, резко замолчавшего.
Он застыл, крепко о чём-то задумавшись. Через некоторое время со вздохом посмотрел на главу «Феникса».
– Будь по-твоему. Действуй, как сочтёшь нужным.
Экселенц по новой раскурил трубку, вдыхая аромат табака.
– Хорошо. По поводу Новой Земли. Мои люди уже работают. Сейчас изучают остатки наших уничтоженных кораблей и часть захваченного оружия противника. С уверенностью могу сказать, что это не похоже на технологию известных нам видов. Таких у них нет. Голословным пока быть не хочу, как будет какая-то конкретика, информацию направлю.
– Я передам Совету. Если необходимо дополнительное финансирование, дайте знать. Процедура такая же: разместим большой оборонный заказ, победителем будет известная вам фирма.
Экселенц кивнул и взглянул на часы.
– Думаю, неотложные вопросы мы обсудили. Не смею задерживать.
В ответ на это посланник саркастически хмыкнул:
– Узнаю прежнего хама. Ладно, не кашляй.
Проводив взглядом уходящего посланника, Экселенц негромко поинтересовался:
– Мастер, ты здесь?
– Да, – прозвучал бесплотный, с механическими нотками голос.
– По Новой Земле.
– Ты прав, это начало, – ответил голос.
– А кто они?
– Основная угроза – линкор. Мы уже думаем над этой проблемой.
– Что требуется от меня?
– Ничего. Только соблюдение инструкций. Помни, третий уровень неприкосновенен.
Экселенц, несмотря на всю свою невозмутимость, нервничал каждый раз при разговоре с Мастером. Слишком чуждым он иногда ему казался. Ища успокоения, он снова стал разглядывать меняющуюся поверхность местного светила. Красный гигант потихоньку умирал, остывал вот уже на протяжении миллионов лет. И будет остывать так ещё миллионы лет, пока не умрёт окончательно. Но всё равно в человеческом понимании до его конца была вечность.
Через несколько минут нервозность стала проходить, уступая место спокойствию. Щёлкнув коммуникатором, Экселенц произнёс:
– Мак, зайди.
Появившийся высокий брюнет, в ладно скроенном костюме, сверкнув стёклами очков, которые привык носить на старомодный манер, безмолвно замер подле кресла, ожидая распоряжений шефа. Моложе на добрых двадцать лет, он, однако, давно уже успел доказать свою полную лояльность, и не было у Экселенца ближе соратника в «Фениксе», чем этот скрывавшийся под коротким псевдонимом Мак человек.
– Контр-адмирал Дик, – без предисловия начал Экселенц, – сейчас на Нулевом Мире. Ему стали известны сведения первого уровня. Необходимо выкрасть и установить, откуда у нас утечка информации. В методах допроса можете не церемониться, мне важен результат.
Не дрогнув ни единой мышцей лица, мужчина лишь уточнил:
– Ещё что-то?
– Нет.
Оставшись один, Экселенц закрыл глаза, откидываясь в кресле. Усмехнулся про себя: «Когда я умру, на мою могилу набросают кучу мусора. Но ничего, ветер истории развеет её».
Глава 3
С любым коллективом всегда сложно, особенно если он изрядно разбавлен маленькой, но доброй порцией элиты десанта в лице десяти матёрых волкодавов. Старпом уже приходил жаловаться. С вечной миной неудовольствия, он долго и нудно перечислял все прегрешения моей команды. И о напуганных до икоты навигаторах, и о разбитой панели БИЦа, и о том, как его самого в заложники брали, в общем, много чего. Выслушав, я пообещал, что разберусь. С серьёзным видом покивал на нравоучения Костюшенко о недопустимости подобного поведения на корабле, морализатор из него ещё хуже оказался, чем из О’Киффа. С панелью БИЦа, конечно, не очень хорошо получилось, за это, пожалуй, публичную экзекуцию я им устрою. Специально для старпома, пусть порадуется. Хотя надо же ребятам где-то тренироваться. Им, может статься, «Стойкий» от вражеского десанта оборонять, и практические натурные тренировки – лучшее подспорье для выявления узких мест. Разделившись, тогда отрабатывали имитацию захвата БИЦ, кто-то в горячке и заехал локтем, расхреначив несчастную панель.
Сейчас, выгнав «Циркон» на середину палубы, под пристальным наблюдением Сааринен группа отрабатывала действия при возникновении боевого контакта с противником. Как оказалось, «Циркон» – машина новая и хотя уже запущена в серию, но далеко не все подразделения, даже спецназначения, ею укомплектованы. Массово, в войсках, до сих пор применялась «Пустыня», а у них с «Цирконом» различия очень серьёзные, как в компоновке, так и в самой концепции применения. «Пустыня» – это стопроцентная БМП, призванная доставить пехоту к полю боя, ну и, располагаясь метрах в двухстах за спиной пехоты, поддержать её огнём. «Циркон» в корне менял эту концепцию. Во-первых, мощное 135-мм орудие с большим углом возвышения и высокой скоростью вращения башни благодаря качельному механизму обеспечивало большую точность стрельбы с ходу, позволяя поражать низколетящие цели типа атмосферных штурмовиков. Во-вторых, высокая скорость и проходимость, включая штатную систему десантирования с экипажем и систему посадки «Реактавр», позволяла буквально высаживаться на голову противника, сразу по приземлении вступая с ним в огневой контакт. Мало того, отдельные виртуозы на тренажёре умудрялись, нештатно используя систему «Реактавр», уклоняться от выстрелов противника, подпрыгивая, и преодолевать рвы, валы, поверхность с большой разностью высот. И в-третьих, установленный ГГВ питал силовые щиты, способные выдержать несколько попаданий ручных УР и тяжёлых полевых орудий. В итоге при массовом применении «Циркон» был сродни танковым подразделениям моего времени, а в одиночку это была великолепная разведывательно-диверсионная машина для действия в оперативном тылу противника.
Остановившись у грузового лифта, я опёрся плечом о металл переборки. Кожу чуть захолодило через тонкую ткань форменной куртки. Мой взгляд остановился на Сааринен, стоявшей подле «Циркона» с секундомером в руке.
– Противник! – злым, резким голосом рявкнула она, щёлкая секундомером.
В ту же секунду ствол орудия дёрнулся вверх, переходя в боевое положение.
– Воздух, на девять часов!
Взвизгнув, башня довернула влево, выискивая цель. Тут я обратил внимание на развешанные по стенам фотоэлектрические мишени. Из ствола на секунду упёрлась в мишень точка маломощного лазера.
– Земля, два часа, групповая!
Доворот, и лазер по оси ствола упёрся в первую мишень, затем лазер, имитирующий пулемёт, полоснул по двум соседним.
Я видел, как Сара морщится, делая отсечки по времени. На мой взгляд, норматив выполнялся, хотя ещё, конечно, нужно сравнить точность попаданий. Но это общий норматив, для действий одиночным порядком этого может быть недостаточно.
– Покинуть БМД!
Почти синхронно бортовые люки распахнулись, выпуская наружу десантников в полной боевой броне. Рассредоточиваясь, они заняли круговую оборону.
– Стоп! – Сделав финальную отсечку, Сааринен высветила результаты на планшете. – Все ко мне!
Отлипнув от стены, я тоже подошёл. Как заму по боевой подготовке Саре цены не было. Моё-то место при таком раскладе – в командирском кресле БМД сидеть, руководить боем и контролировать обстановку, занимаясь, так сказать, стратегией, а не вести за собой в атаку, а вот задача Сааринен – как раз тактическое руководство. Бросив короткий взгляд в мою сторону, она слегка кивнула, но строить группу не стала: при проведении практических занятий команда «смирно» не подаётся. Постучав по борту «Циркона», она скомандовала:
– Экипаж, к машине! – и выгнала из неё скучающего мехвода, стрелка-радиста и наводчика.
Первые два мне были незнакомы, тоже, наверное, из переведённых с адмиральского флагмана и приданных «Стойкому», а вот третьей была сержант Седых. Я одобрительно кивнул, пусть учится приносить пользу.
Парни, снимая шлемы и закрепляя оружие на спине, обступили капитана. Лица у всех покрасневшие, потные, похоже, пару часов в броне, то-то система кондиционирования уже не справляется. Однако никто не протестует, все серьёзны. Я снова порадовался, что Фёдоров направил профессионалов. С такими парнями работать одно удовольствие.
Под одним из шлемов закономерно оказалось довольное, как у кота после литра сметаны, лицо Жолондзевского – напросился-таки. Сегодня же отправлю его на флагман, к остальным. Жолондзевский последним из находившихся со мной курсантов оставался на «Стойком». Парню за счастье было поучаствовать в тренировках спецназа, да и группа его хорошо приняла, вот он и отрывался напоследок, будет что в училище рассказать. Не удержавшись, я потрепал его по волосам, молодец парень, такой практикой, как у него, вряд ли кому-то удастся похвастаться. Отзыв на него, как и на других парней, я подготовил и собирался направить их начальнику кафедры. Жолондзевский обернулся и, увидев меня, расплылся в улыбке. Чуть кивнув, я глазами показал на Сару, чтобы слушал, не отвлекаясь, и сам переключил внимание на Сааринен. Она вела пальцем по зафиксированным результатам тренировки.
– Сержант Седых, результат неплох, для пехоты. Все цели поражены, точность наведения около восьмидесяти процентов, время по нормативу. Но для десанта этого мало, особенно в условиях отрыва от основных сил, а нам именно так воевать и придётся. Так что тренировки и ещё раз тренировки. В любое свободное время, хоть со мной, хоть без меня, – на тренажёр или в машину и отрабатывать наводку по целям. Вопросы есть?
Кара отрицательно мотнула головой. Пожалуй, устала она не меньше остальных, лицо было осунувшееся, даже глаза, казалось, потускнели, однако выражение упрямства всё равно с него не сходило. И это был хороший знак. Именно таких, упорных и безжалостных к себе, в спецназе любят.
– Теперь остальные. Отдельно каждого разбирать не буду, свои ошибки вы видели сами, скажу одно: время, камрады, время. Слишком долго. Знаю, машина новая, это не «Пустыня», компоновка иная, кто-то с непривычки за что-то зацепился, кто-то с кем-то столкнулся, всё понимаю, но это не оправдание. Пока вы будете вылезать, БМД будет стоять и отсвечивать без возможности манёвра, а это не есть гут. А нам ещё десантирование на ходу отрабатывать.
Народ зашумел. Впрочем, без особого наезда на старшую, больше высказывали свои соображения и предложения.
– О’кей, камрады. Вечером соберёмся и обсосём, как лучше всё сделать. А пока разоблачайтесь – и в релакс. А вы, – Сара ткнула в мехвода и радиста, – загоняйте машину в бокс. А потом на тренажёр, я ещё не уяснила, что вы умеете и как вы это умеете.
Те обречённо переглянулись и полезли в «Циркон», с капитаном хрен поспоришь, да и здоровье не казённое.
Десантная группа, на ходу расстёгивая замки брони, потянулась в оружейку. «Циркон», деликатно рыкнув, аккуратно сдал назад, выворачивая и заруливая в бокс, а Сара с планшетом в руках застыла передо мной.
– Кинешь мне результаты с записью, тоже посмотрю.
Она кивнула.
– Как тебе в целом?
Капитан пожала плечами:
– В целом неплохо. Новичок на уровне, тянет, остальные, как всегда, хорошо. Машина – конфетка, парни, когда освоятся, будут как пробка из бутылки выскакивать. Кару подтянем, в основную группу ей пока нельзя, но в качестве артподдержки она неплоха. Что ещё? Ах да, было бы неплохо, чтобы и командир иногда отрывал жопу от койки и принимал участие в групповой тренировке. – Она хитро глянула на меня, давая понять, что это как бы шутка.
– Оторву, обязательно оторву, только не, как ты выразилась, жопу, а чей-то не в меру болтливый язычок.
Сара рассмеялась, потом посерьёзнела.
– Ладно, командир, я пошла этих двух чудиков погоняю, «папаша», конечно, плохих не дал бы, но чем они дышат, я должна знать.
Я посмотрел ей вслед. Она была права, что от команды отрываться мне не следует.
Вдруг по всему кораблю взвыли сирены. Ожил бесстрастный голос ИИ:
– Боевая тревога. Корабль к бою и походу изготовить!
Я переглянулся с выскочившей из бокса Сааринен. Экстренный выход корабля? Отрицательно мотнул головой на её немой вопрос. Причина самому мне была неясна. Вспомнив о курсанте, крикнул Саре:
– Жолондзевского с вещами готовь! Пилоту «Утюга» – чтобы был готов быстро перебросить парня на флагман. Я к командиру.
Она коротко кивнула, резко разворачиваясь так, что взметнулись полы куртки. А я рванул к подъёмнику. Выскочив на первой палубе, увидел возле рубки связи О’Киффа. Хмурый кэп что-то втолковывал старпому, но, увидев меня, махнул призывно. Отпустив Костюшенко, подхватил меня под руку, уволакивая за собой к пульту гиперсвязи. На ходу быстро объяснил ситуацию:
– Влад, хорошо, что подошёл, я уже хотел тебя вызывать. Адмирал на связи, требует срочно.
– Зачем я ему?
О’Кифф пожал плечами:
– Этого он мне не объяснял.
– Ладно, – махнул я рукой, Фёдоров сам всё сейчас объяснит.
Связь с флагмана включилась мгновенно, и мы, вытянувшись, козырнули голограмме адмирала. Капитан доложил:
– Та-щ адмирал, майор Комаров.
– Вольно. – Фёдоров взглянул исподлобья. – Майор, пришёл приказ с самого верха: «Стойкого» максимально быстро доставить на Нулевой Мир, все материалы и свидетелей по нападению – на колонию. На тебе задача обеспечения сохранности. Особенно при передаче СБ Нулевого Мира. Отвечаешь головой, понял?
– Так точно, та-щ адмирал! – бодро отрапортовал я.
Фёдоров переместил взгляд на каперанга:
– Сколько вам необходимо времени на подготовку?
– Полчаса, та-щ адмирал.
Адмирал одобрительно кивнул:
– Хорошо. Сразу по готовности идёте на Нулевой Мир. В походе режим полного радиомолчания, у Нулевого Мира по указанной частоте свяжетесь с нашим соединением, они обеспечат эскорт, прикроют вас, если что. Частоты вам сейчас передадут по шифрованному каналу. Не задерживайтесь, назревает дипломатический скандал. Пока не поздно, мы должны успеть предоставить своё видение произошедшего. Вопросы есть?
– Разрешите? – чуть выдвинулся я вперёд.
– Разрешаю.
– На борту курсант Жолондзевский, он должен был с вашей эскадрой вернуться на «Дальний-1» для завершения практики…
Адмирал нетерпеливо рубанул рукой, прерывая меня:
– Отменяю, курсант, как свидетель событий на Новой Земле, идёт с вами на Нулевой Мир. Ещё вопросы есть?
– Никак нет, – ответил за обоих О’Кифф.
– Выполняйте. – И Фёдоров отключился.
– Вот так, Влад, – резюмировал О’Кифф распоряжение командования. – Руки в ноги и побежали. Ты это, – посмотрел он на меня, – выстави пост у камеры с вещдоками, на всякий случай. Мне как-то спокойней будет.
Я кивнул:
– Выставлю, не сомневайся.
– Ладно. – Развернувшись, О’Кифф скорым шагом направился прочь. – Я на мостике, как пройдём портал, загляни ко мне. Есть разговор.
– Хорошо. – Оставшись один, я по внутренней связи вызвал Сааринен. – Сара, – начал я без предисловий, – организуй пост у камеры с вещдоками. Жолондзевскому отбой, приказом адмирала идёт с нами. – И отключился, услышав подтверждение от капитана.
Невольно обратил внимание, как чаще забилось сердце: Нулевой Мир – легендарная космическая станция, почти искусственная планета, этакий реальный, а не киношный «Вавилон», построенный неизвестно кем и когда. Площадка для мирных встреч и диалога всех разумных видов известной Галактики, а также место третейского суда трёх самых сильных видов алиенов, которые, опираясь на мощные флоты, взяли на себя обязанность поддержания мира в Галактике. И теперь мы идём туда.
На мостике кипела работа, шли последние тесты систем корабля, посты поочерёдно докладывали о готовности. Глядя на бросавшего короткие команды О’Киффа, я невольно залюбовался человеком, который был, что называется, на своём месте. Прислонившись к переборке, встав так, чтобы не мешать остальным, с удовольствием наблюдал за слаженной работой команды. Голографическая схема «Стойкого» переливалась изумрудными огнями штатно работающих систем. Когда последняя была протестирована и было получено подтверждение полной готовности корабля, вместо схемы палуб высветилась голокарта освоенного космоса, закладывая маршрут прохода порталов. Ещё раз раздался сигнал тревоги.
– Волков, маршрут проложен, «Стойкому» сход с орбиты.
– Есть, – отозвался пилот.
По кораблю прокатился низкий гул набиравших тягу двигателей. Низкочастотная вибрация отдавала в зубы, её не могли погасить даже гравикомпенсаторы. Я невольно поморщился: до сих пор не могу привыкнуть, ощущение, что ещё немного – и зубы повыпрыгивают из челюсти, хорошо только, длится это недолго. Одновременно с утихшей вибрацией раздался голос пилота:
– Тяга в норме, три минуты до прыжка.
Сверившись с хронометром – на его руке сквозь окно в облегчённом лётном скафандре блеснул хромированный кругляш с кожаным ремешком, ещё одна корабельная традиция, – О’Кифф сделал краткую запись в бортовой журнал. Подняв голову, скомандовал:
– Прыжок по готовности. Ещё раз напоминаю о полном радиомолчании. К порталам подход в режиме маскировки, по всем замеченным кораблям доклад немедленно. Посту РЭБ: до специального распоряжения только пассивное сканирование. По кораблю: повышенная боевая готовность, уровень тревоги – жёлтый.
В этом отлаженном механизме я был откровенно лишним, поэтому, тихо развернувшись, покинул мостик и спустился в свою каюту: за эти несколько дней до станции надо очень вдумчиво изучить всю доступную информацию о нашем месте назначения.
К Нулевому Миру мы вышли в 12.30 по корабельному времени. В лётном скафандре без шлема, то и дело поглядывая на часы, О’Кифф метался по мостику, как рассерженный тигр в клетке. Будь у него хвост, он сейчас мотал бы им из стороны в сторону и бил по бокам, показывая крайнюю долю раздражения. Команда старательно прикрывалась БИЦем, воткнув морды в мониторы, изображая кипучую деятельность, один лишь старпом стоически терпел, находясь подле капитана.
Поднявшись на мостик, я поприветствовал офицеров. Сдержанно пожал руку Костюшенко. Тот, ощутив под пальцами жёсткое волокно перчатки, удивлённо воззрился, увидев на мне вместо такого же, как и на нём, скафа, полный комплект полевой брони, отвернулся, и будь я проклят, если не услышал тихий хмык от этого без пяти минут пенсионера-отставника. Упрямо двинув челюстью, я шевельнул плечами, ощущая привычную тяжесть брони – это действовало на меня успокаивающе, – положил правую руку на шлем, висящий на специальном зацепе на поясе. Слева на поясе брони в замках покоился табельный пистолет, увидев который старпом снова якобы в приступе удивления округлил глаза. Ох уж мне это чванство потомственного флотского в лице Костюшенко, он-де – Флот, именно так, с большой буквы, и на корабле ходит в недосягаемых вершинах, а мы – десант, по грязи на брюхе ползаем. От желания дать ему в лоб спасло только то, что на встречном галсе нас заприметил О’Кифф. Остановившись подле, сдавил ладонь, я даже сквозь перчатку почувствовал хватку, в крепком рукопожатии. Нетерпеливо постукивая носком ботинка, он практически зарычал:
– Влад, представляешь, полчаса, как сигнал эскорту отправили, и тишина. Нет, ты понимаешь, меня тут за яйца взяли, шаг вправо, шаг влево, хренова секретность, а эскорта нет! Связь по открытому каналу запрещена, по спецчастоте только односторонний сигнал! Болтаемся здесь, как корыто в штиль!
Последовавший за этим краткий перечень морских терминов я выслушал с лёгким удивлением. Вот уж не знал, что флотский матерный ещё надводного флота до сих пор в ходу. Каперанга прервал взволнованный голос оператора РЭБ:
– Командир, регистрирую гравитационную аномалию, три точки выхода, в ста километрах от нас!
Мгновенно взлетев на командирский пост, О’Кифф, ухватившись обеими руками за поручень, наклонился, сосредоточенно вглядываясь в услужливо выведенную на БИЦ картинку с грависканера. Оглянулся на меня, пробормотав:
– Может, и эскорт. – Но тут же повысил голос, командуя: – Боевая тревога! Щиты на максимум! Орудийный пост, готовность к открытию огня! Двигатели на разогрев – готовность к манёвру уклонения! Посту РЭБ: постановка помех, готовность к отстрелу тепловых и гравитационных ловушек!
По кораблю прокатились баззеры тревоги. «Ох, непуганые здесь комендоры», – подумал я, глядя на суетящихся в лётных скафах, но без шлемов флотских. Ладно, во время прыжка или рутинного похода. Но сейчас, в условиях боевой тревоги, никто и не думал облачаться, пристыковывать шлемы, привыкли полагаться на гравигенераторы, которые в случае пробития обшивки смогут удержать внутри атмосферу. А вот выйдут гравигенераторы из строя – и всё, амбец экипажу. Но похоже, об этом здесь как-то не задумываются. И ладно бы Костюшенко, он хоть и опытный офицер, но непосредственного огневого контакта с противником у него, насколько я знаю, не было, но О’Кифф-то, О’Кифф! Или здесь традиции флота: в бой при параде? Не пойму.
После отзвучавшего баззера я аккуратно надел шлем, до щелчка, оставляя открытой только вентиляционную прорезь напротив губ, в случае скачкообразного падения давления автоматика тут же загерметизирует броню, запуская замкнутый цикл. Кислородные кассеты, полностью заправленные, были проверены лично мной и переустановлены в небольшой горб между лопаток. На что я уловил ещё один косой взгляд старпома. Усмехнулся под шлемом: прослыву, похоже, параноиком. Ну и хрен с ним, у меня все бойцы сейчас в броне и с оружием, в полной готовности отразить возможное нападение.
– Внимание, появление целей!
На радаре замерцали три синие точки, сбоку от них высветились параметры: удаление, скорость, вектор движения. Подойдя ближе, я с интересом всмотрелся в картинку: синяя подсветка, как я знал из теории, – это неопознанные цели, красная – враждебные, зелёная – дружественные.
– Визуальный контакт.
Всплывший голоэкран показал переданное мощной оптикой «Стойкого» изображение неизвестных. Всмотревшись в угловатые конструкции, О’Кифф чуть расслабился, это явно были крейсеры земной постройки.
– Идентификация произведена, – проснулся бортовой ИИ, успевший уже обменяться с кораблями идентификационными кодами. – Крейсеры американского флота «Миссисипи» и «Йорктаун», фрегат «Нокс».
– Связь, быстро! – резко рявкнул О’Кифф, выпрямляясь.
Изображение на экране сменилось на панораму ВИЦ крейсера. Посреди панорамы торчал натуральный негр, лет сорока, капитан, на их английский манер. «Коренной?» – подумал я, угадывая его социальную принадлежность.
– Старший группы эскорта капитан Лэм, крейсер «Миссисипи», – представился наш визави.
А я похвалил себя за наблюдательность. В Америке сейчас темнокожих процентов шестьдесят? И все себя считают коренным населением. Впрочем, сколько лет-то уже прошло, да и Африка давно уже не та.
– Капитан первого ранга О’Кифф, корвет «Стойкий». Прошу подтвердить полномочия!
Согласно кивнув, Лэм отдал команду на пересылку кода. Снова проснулся ИИ:
– Полномочия подтверждены.
Окончательно успокоившись, О’Кифф дал отбой тревоге. Эскорт тем временем занял позиции в охранном ордере, расположившись треугольником вокруг «Стойкого».
– Капитан Лэм, я хотел бы выяснить наши дальнейшие совместные действия.
Негр, как я по привычке нетолерантно называл чернокожих, понял недосказанность в словах капитана «Стойкого», чуть прищурился и слегка недовольным тоном произнёс:
– Никакой неопределенности, капитан О’Кифф, у меня чёткие указания штаба флота: с этого момента командование эскортом переходит к вам. Наша же задача: обеспечить любыми средствами беспрепятственное достижение вами Нулевого Мира. Поэтому командуйте.
Плотный ордер эскорта прикрывал «Стойкий» до самого момента докования. Только когда корвет полностью прошёл силовую завесу, Лэм, получив от О’Киффа подтверждение и напоследок всё-таки, несмотря на лёгкое недовольство, пожелав удачи, развернулся и прыгнул прочь от Нулевого Мира, оставив нас разбираться с местной СБ.
На ходу одёргивая подогнанный по фигуре китель, я поднялся на мостик. Мне вместе с О’Киффом предстоял поход к послу Альянса на Нулевом Мире от РЕС Сулимову. Я покрутил шеей – стоячий жёсткий воротник с непривычки слегка натирал кожу. Пальцами нежно огладил ребристую поверхность табельного пистолета в тактической кобуре, крепившейся слева. Рукоять удобно легла в ладонь – я проверил, как пистолет выходит из кобуры. Вот ничего не могу с собой поделать, люблю оружие, ещё там, в прошлой жизни, не пропускал мимо себя никакую железку. ПМ понятно, из него не стрелял только ленивый, вот ТТ уже был более редким экземпляром, его ещё можно было найти у СОБРов да у нас в Управлении ОСОМ, но больше нигде на вооружении он не стоял. Нравился мне и наган, трофейный, отнятый у бандюков, револьвер с историей, тут ничего не скажешь. Иной раз диву давался, какие раритеты порой обнаруживались у криминала.
На мостике О’Кифф составлял вместе с Костюшенко расписание вахты по кораблю, определяясь с очерёдностью увольнений на Нулевой Мир. Я успел застать окончание разговора:
– Нет, что ни говори, а оба пилота останутся на «Стойком».
О’Кифф рубанул рукой, отметая возражения и оставляя за собой последнее слово. Костюшенко лишь пожал плечами, ему оставалось только согласиться. С отсутствующим видом старпом мазнул по мне взглядом и, отвернувшись, делая вид, что не заметил, не здороваясь, ушёл в рубку к пилотам, видимо, чтобы «обрадовать» их решением капитана. А О’Кифф, увидев меня, обрадовался на самом деле:
– А, Влад, отлично. Сулимов уже нас ждёт, ему удалось добиться внеочередного созыва Совета Нулевого Мира в связи с нападением на Новую Землю. Осталось часа три до заседания, так что поторопимся.
О’Кифф был при параде. Я оглядел форменный китель с наградными планками, офицерский кортик на левом боку, табельный пистолет на правом и завистливо цокнул языком. Несмотря на свою изначальную принадлежность к десанту, О’Кифф, окончив впоследствии, по старой памяти называемое «мореходным», Высшее командное училище В КС, сумел пропитаться лоском, присущим кадровым флотским офицерам, слывшим педантами и аккуратистами. Идеально сидевший китель, без единой морщинки, планки, выверенные до миллиметра, перчатки, белоснежные, как свежевыпавший снег… И во всём этом чёткость и скупость движений. Мне до такого было расти и расти.
– Ну, время не ждёт. – Отдав последние распоряжения, О’Кифф сверился с показаниями ручного хронометра и направился к шлюзовой камере, надевая форменную фуражку.
Поправив за козырёк свою, я двинулся следом. Спустившись на лифте, мы оказались в зоне таможенного досмотра СБ. Внимательно оглядевшись, я отметил прикрытые люками турели, мобильные летающие сканеры и очень много майларов в броне и с оружием. Похоже, работка у СБ весёлая, не ради нас же столько народу понагнали. Через минуту к нам в сопровождении двух вооружённых охранников подошёл майлар в униформе без знаков различия.
– Таможенный контроль, – проскрипел он своим фирменным голосом. Что характерно, не на общегалактическом, а на универсальном Альянса. То ли знак уважения, то ли, наоборот, презрения. Нелюдей не поймёшь.
– Капитан первого ранга О’Кифф, корвет «Стойкий», – протянул кэп свою идентификационную карточку.
Я заметил, как майлар цепким взглядом впился в неё. Идентификационная карточка имеет сенсор, настроенный на несколько параметров владельца, подделать можно, но крайне сложно, однако можно украсть и, надев специальные накладки на пальцы, обмануть сенсор. Вот именно такие накладки майлар и высматривал, но, не увидев ничего подозрительного, провёл по ней сканером и, сделав пару отметок в планшете, обратил внимание на наше оружие. Узловатый палец ткнулся в кортик на боку.
– Нерегламентированное оружие? – В голосе таможенника слышалась настороженность. На вид кортик не особо опасен, особенно при наличии пистолета, но, похоже, в имевшейся у него базе данных кортик был помечен как предмет вооружения. – Офицерам Альянса на Нулевом Мире разрешено ношение только табельного оружия. – Майлар ткнул пальцем в пистолет: – Это табельное оружие, а это, – перевёл он палец на кортик, – не табельное.
– Это не оружие, это элемент парадной формы офицера флота Земного Альянса, – терпеливо объяснил О’Кифф.
Покопавшись в планшете, майлар удовлетворённо кивнул и потерял к кортику интерес. Вот что-что, а что такое воинские традиции и парадная экипировка, им объяснять не надо, с их-то насквозь милитаризированным обществом.
Мне кажется, они спокойно пропустили бы нас, будь у нас в руках полутораметровый двуручный меч с волнистым лезвием, если бы он тоже был частью парадной формы.
Переведя взгляд на меня, таможенник снова проскрипел:
– На Нулевом Мире табельное оружие разрешено только старшим офицерам корабля.
– Это старший офицер, командир десантной группы, – опять не менее терпеливо пояснил О’Кифф.
Я протянул свою идентификационную карточку и представился:
– Майор Комаров.
Сверив данные, таможенник махнул своей команде и, потеряв к нам интерес, ушёл. Я бросил косой взгляд на О’Киффа, слегка удивлённый такой бесцеремонностью. Тот криво ухмыльнулся:
– А что ты хотел, здесь нас не особо любят, особенно они, – посмотрел он вслед майлару. – Да как, собственно, и мы их.
Я едва заметно кивнул: были у нас с майларами конфликты интересов, так скажем, и взаимная неприязнь порой принимала очень опасные формы. А ещё я понял, почему кэп так спокойно и терпеливо отвечал на вопросы: не хотел, чтобы неосторожно сказанное слово вылилось в конфликт.
– Ладно, пошли в посольство, Сулимов уже, поди, места себе не находит…
Двери посольства разъехались, представляя нашему взору мечущегося возле входа посла. «М-да, какой скользкий и неприятный тип». Я разглядывал невысокого человечка перед нами и не мог отделаться от чувства брезгливости. Он был словно холодная и скользкая рыбина, после соприкосновения с которой все ладони остаются в слизи и чешуе. Посол был ниже на голову нас, поэтому ему приходилось заглядывать нам в лицо снизу вверх. Он, заложив руки за спину, подошёл к нам почти вплотную с плотно сжатыми от сдерживаемого недовольства губами. Потом вздёрнул подбородок:
– Опаздываете. Я всегда считал, что офицерам флота свойственна пунктуальность.
О’Кифф демонстративно посмотрел на хронометр, затем снова на посла и ничего не ответил. Я отвернулся, разглядывая висящие при входе картины в духе воинствующего супрематизма. Различные геометрические фигуры ярких, несочетаемых цветов отчаянно грызлись между собой за пространство на холсте. Не поверив, я подошёл ближе, разглядывая фактуру. Действительно – холст, действительно – масло. Я аккуратно провёл по краске пальцами, ощущая наложение её разных слоёв, широкие мазки слабо выделялись, похоже, использовалась мягкая широкая кисть. В одном месте палец зацепился за небольшой бугорок. Присмотревшись, понял – волосок. Так и остался, не замеченный художником.
– Я вам не мешаю?! – послышался язвительный голос за спиной.
Вернувшись к реальности и обернувшись, я увидел красное от гнева лицо Сулимова, подумал с лёгким удовлетворением: «Давай, давай, дёргайся, какой-то шпак нонкомбатант, а нам ещё тыкать на пунктуальность пытается». Молча, игнорируя посла, я отошёл от картины, вставая рядом с кэпом. Ситуацию разрядил О’Кифф. Взяв Сулимова под локоток, прогудел, нарочито добродушно:
– Ну, ну, не будем ссориться, сейчас есть дела поважнее, в конце концов, мы все на государственной службе и все усилия сейчас должны направить на одно: скорейшее решение по нападению на нашу колонию.
Посол чопорно кивнул:
– Вы, как всегда, правы, капитан. Не будем же терять драгоценное время.
Поверх прилизанной головы О’Кифф переглянулся со мной, его иронический взгляд говорил, что он и сам не прочь поставить коротышку на место.
Эх, Нулевой Мир, Нулевой Мир, никак нет времени полюбоваться твоими красотами! К сожалению, пока все наши передвижения по станции – это забеги от одной точки до другой…
Через полчаса мы были в Зале Совета.
– О, директор, рад вас видеть! – Сулимов бросился к одному из двух майларов у входа.
– Нахирр, директор СБ, – шепнул мне О’Кифф.
Я кивнул, разглядывая, похоже, уже немолодого главу местной «кровавой гэбни». В общем-то впечатление он производил неплохое. В строгом, без особых побрякушек мундире. С этакой аристократической осанкой. А взгляд острый, пронзительный, но какой-то уставший. Тяжела, похоже, ноша-то.
– Посол, – обозначив в ответ едва заметный кивок, Нахирр снова повернулся к своему собеседнику, возвращаясь к прерванному нашим появлением разговору.
Сулимова это явно немного покоробило, но он снова разлился в елейной улыбке, как бы показывая нам, что ничего страшного не произошло. Однако, прервав разговор, к нам направился второй майлар.
– Капитан, – игнорируя посла, майлар обратился прямо к О’Киффу. – Я офицер отдела расследований СБ Рраум Праэрус. Я провожу проверку по одному из специальных наблюдателей Совета Фрайсу.
Тут вмешался Нахирр:
– Проводили проверку. Расследование закрыто.
Рраум, угрюмо набычившись, посмотрел на директора. Похоже, это были отголоски их разговора. Но, ничего не сказав, снова повернулся к Кернею и с мрачным ожесточением продолжил:
– Новая Земля, косвенные данные позволяют…
– Вот именно, косвенные! – грубо оборвал подчинённого Нахирр. – А имея только косвенные доказательства, мы не можем обвинять специального наблюдателя Совета. Если вы забыли, то ознакомьтесь с положением о статусе специального наблюдателя. Всё. Расследование закончено, тема закрыта. И больше здесь говорить не о чем.
Я видел, как челюсти Рраума задрожали от сдерживаемого напряжения. Однако он справился с собой, вбитые с детства понятия о дисциплине сделали своё дело. Убедившись, что больше возражений от него не поступает, глава СБ добавил:
– Офицер, думаю, здесь вам делать больше нечего. Если не ошибаюсь, у вас в разработке ещё два десятка материалов, которые тоже требуют вашего внимания.
Хмуро кивнув, Рраум резко развернулся, направляясь к выходу, но я успел поймать его за рукав.
– Офицер!
Он обернулся ко мне, с удивлением рассматривая. Я отпустил руку, с опозданием соображая, не нарушил ли какое-нибудь правило майларского поведения. Вдруг у них такое считается оскорблением. Однако, видя, что ничего, кроме удивления, на лице майлара не отражается, я успокоился и негромко сказал:
– Я – майор Комаров. Мне хотелось бы после заседания Совета переговорить с вами на интересующую нас тему.
После пары секунд раздумий Рраум ответил:
– Хорошо, свяжитесь со мной, когда всё закончится, – и сбросил мне свой код информера. – До связи.
Повернувшись, я поймал подозрительный взгляд Нахирра и услышал, как директор коротко буркнул:
– До свидания, – также уходя куда-то вглубь Зала Совета.
– Ну же, ну же, Совет уже ждёт, – заторопился Сулимов, хватая О’Киффа и буквально таща за собой.
Я пошёл вслед за ними, но вопрос, при чём тут какой-то специальный наблюдатель Фрайс и что за косвенные данные указывают на его причастность к нападению на колонию, никак не шёл из головы. Правильно, что перехватил этого Рраума, может, что-то полезное и узнаю…
Час, проведённый с представителями Совета, ничего толком не дал. Сначала нам выразили соболезнование по поводу неспровоцированного нападения на колонию Новая Земля, однако напомнили, что ранее Альянс предупреждали о риске освоения миров, граничащих с неразведанными секторами. Затем строго отчитали, что мы заблаговременно не сообщили о находке на планете – видимо, том самом объекте. И в итоге пообещали разобраться как следует и наказать кого попало. По крайней мере, я так это понял. И обещали, кстати, прислать этого самого специального наблюдателя.
Сулимов напоминал побитую собаку, О’Кифф в ярости сжимал кулаки, а я раздумывал о Фрайсе и о структуре специальных наблюдателей. Похоже, придётся вспоминать свой опыт опера ФСБ, слишком уж тут всё было странно.
ВБА «Дальний-1»
Старинов стоял в полумраке кабинета, опершись о край окна, разглядывая черноту, разлившуюся за бронестеклом. Мощные плиты брони, в случае угрозы прикрывавшие окно, сейчас нависали сверху и снизу, готовые в любой момент схлопнуться. Сзади на столе чуть светился рабочий планшет да неярко горела индикация дверной панели. А за стеклом, отделявшим контр-адмирала от пустоты вакуума, россыпью огней вольготно обосновалась основная ударная сила русского флота, без малого сто сорок вымпелов.
Ближе всего расположился самый крупный корабль флота – линкор «Союз», его километровую тушу намётанный глаз Старинова угадывал без труда, несмотря на множество огней других судов. Недавно на стапелях для русского флота был заложен второй линкор нового класса – «Новороссийск». Он обладал огромной боевой мощью: 156 корабельных орудий второго класса обеспечивали невероятную плотность огня. С введением в строй таких монстров нужно пересматривать схему построений боевых ордеров: если линкоры класса «Союз» с курсовыми орудиями первого класса действовали преимущественно из-за крейсеров первой линии, нанося точные и смертельные удары по единичной цели, за что заслуженно были поэтично прозваны «Мизери-корд», то новые линкоры, имея такую плотность бортового залпа, должны прорываться внутрь боевых порядков противника, опережая основные силы флота, разрушая вражеский строй и выдавая максимум ДПС[2] всем противникам в сфере действия орудий, после чего в организованный ими прорыв вбивался клин из крейсеров, довершая разгром.
Километрах в пятидесяти угадывались по конфигурации бортовых огней тяжёлые крейсеры: несколько устаревших класса «Гангут», однако основной костяк, более семидесяти процентов, удалось сформировать из новых, класса «Грозный». С другой стороны ВБА под прикрытием её мощных орудий была организована стоянка авианосцев. Несколько не уступавших линкору размером кораблей несли в общей сложности около тысячи истребителей, перехватчиков и штурмовиков, реализуя концепцию москитного флота.
Ну и конечно же 3-я разведывательная флотилия, лелеемое и самое любимое детище контр-адмирала. Более тридцати быстроходных фрегатов, с капитанами, которым сам чёрт не брат. По уровню подготовки экипажи флотилии на голову превосходили весь остальной флот. Всё время в рейдах: слабо изученные секторы, а кое-кто и за границу изученной Галактики хаживал, стычки с пиратами, холорианцами и прочими отбросами большой галактической семьи, в которой, как известно, не без урода. Высадки на неосвоенные планеты, разведка неопознанных сигналов. Кто-то рвался в флотилию, кто-то открещивался от назначения туда, как чёрт от ладана, не было только равнодушных. Их любили за удачливость, лихость и блеск чуть прищуренных глаз, но были и те, кто замечал седину у тридцатилетних капитанов, морщины, прорезавшие лоб, залёгшие вокруг глаз, и третий стакан, который пили не чокаясь в полном молчании. Старинов любил своих сорвиголов отцовской любовью, и они отвечали ему взаимностью, уважительно называя Батя.
Мысли контр-адмирала прервал сигнал интеркома, шедший от двери.
– Да! – отходя от окна, бросил Старинов.
В кабинет вбежал порученец. В руке старший лейтенант сжимал планшет, взволнованно протягивая его контр-адмиралу.
– Пётр Михайлович, пришла шифровка с фрегата «Эрестфер», с пометкой «воздух»!
Мгновенно сбросив расслабленное состояние, Старинов перехватил планшет, коротко скомандовал:
– Свет! – Чуть сощурился, когда полумрак кабинета сменился холодным белым светом ламп, впился глазами в текст шифровки. Через долгую минуту, показавшуюся порученцу вечностью, Старинов поднял изменившийся, ставший вдруг жёстким и колючим, взгляд. – Связь с командующим, срочно! Всем командирам 3-й флотилии, через час сбор в малом зале!
– Есть! – Старший лейтенант сорвался с места, а контр-адмирал ещё раз вчитался в сухие строчки:
«„Эрестфер”
Шифротелеграмма № 34/347 ОВ[3]
Расшифровано в 13.35 по корабельному времени.
Старший лейтенант отдела специальной связи Козырев А. В.
Внимание: воздух!
В скоплении Альфа Персея обнаружены следы пребывания чужих. Засечены многочисленные пробои пространства около планетарных систем. В системе Мирфак перехвачена часть кодированного радиообмена, не поддающегося расшифровке, сравнение системы шифрования с имеющимися в базе сигнатурами даёт менее одного процента соответствия по основным кодировочным ключам. Существует опасность обнаружения корабля. Продолжаю дистанционную разведку имеющимися средствами. Запрашиваю поддержку.
Капитан фрегата „Эрестфер” Чехов».
– Значит, всё-таки вторжение, – пробормотал Старинов.
Отодвинув край рукава, привычно сверился с наручным хронометром, засекая время. Оправил китель, убирая несуществующие морщинки на плотной ткани. Потянулся к фуражке, но, досадливо махнув рукой, как был, вышел из кабинета, торопясь в рубку связи. Ситуацию нужно было решать безотлагательно, а Фёдоров был ещё в пути, эскадра вышла с Новой Земли сутки назад, и ещё столько же ей оставалось идти до «Дальнего-1».
Глава 4
Сущность правоохранительных органов никогда не меняется, что в двадцатом веке, что в двадцать четвёртом, хоть у нас, хоть у разномастных нелюдей. Развитие любого общества приводит к всё большей централизации, развитию госаппарата и усилению надзорных и контролирующих функций. Это практически аксиома, и Нулевой Мир не исключение.
Когда я связался с Рраумом, мы договорились встретиться у него в кабинете. СБ занимала немалую площадь, отдел же внутренних расследований располагался в отдельном крыле. Идя мимо одинаковых дверей без табличек, только с порядковыми номерами, нанесёнными на стене справа, я ощущал стойкое дежавю, настолько это напоминало моё родное Управление, пусть и с поправкой на футуризм. Возле двери с номером 210 я остановился и, коснувшись сенсорной пластины, негромко произнёс:
– Майор Комаров.
С мелодичным звонком цвет сенсора сменился с красного на зелёный, и двери разъехались, пропуская меня внутрь. Рраум сидел за слабо мерцающим экраном и что-то быстро набирал на проекционной клавиатуре, его пальцы, узловатые, оканчивающиеся короткими, но крепкими когтями, порхали в воздухе, словно у пианиста при быстрой игре. Не отрываясь, он кивнул мне на кресло, стоящее подле. Я сел и бросил испытующий взгляд вокруг, составляя впечатление об обстановке. В лучших традициях оперской работы на всех горизонтальных поверхностях было пусто, исключая редкие, явно не относящиеся к расследованиям предметы. В углу кабинета стоял, поражая монументальностью, двухсекционный сейф. На стене слева пристроилась большая, два на полтора метра, рамка голопроектора, в настоящее время отключённая. И в общем-то всё, если не считать кресел под нами и стола с компьютером.
– Здравствуйте, Комаров.
– Добрый день, офицер.
– Можно без официоза, просто Рраум. – Это было произнесено со странными нотками усталости в голосе.
Внимательно всмотревшись, я подумал, что майлар напоминает осунувшегося и действительно усталого человека, если, конечно, можно применить к нему это определение. Что-то в таком поведении было странно и настораживающе. Однако я оставил размышления на потом, сейчас гораздо важнее получить всю имеющуюся у Рраума информацию о Фрайсе.
Пальцы майлара выписали финальный аккорд, и, отключив клавиатуру, он откинулся, закачавшись в кресле.
– Фрайс, – произнёс я ключевое слово.
Рраум резко щёлкнул челюстями и, медленно кивнув, поднялся с чуть скрипнувшего кресла.
– Пройдёмся, Комаров.
Идти пришлось далеко, куда-то на нижние уровни, и мы остановились у ограждения боковой галереи. Я проводил взглядом несколько пронёсшихся подо мной аэрокаров. Мы находились в глухом тоннеле, лишённом какой-либо иллюминации, даже редкие надписи были выполнены краской, а не голографическим способом, как повсеместно на Нулевом Мире. Галерея шла почти под самым сводом, купол смыкался в метре над головой. Серо-стальная абсолютно гладкая стена уходила на пару десятков метров вниз, шириной тоннель был метров пятнадцать. Рраум облокотился о перила и запрокинул голову, разглядывая что-то вверху.
– Знаешь, Комаров, – нарушил он тишину, – последнее время меня стало посещать странное чувство: либо у меня начала развиваться паранойя, либо всё намного хуже, чем я думал. – Он замолчал, что-то обдумывая.
А меня вдруг посетила мысль, что майлары во многом похожи на людей. Может, стоящий здесь, рядом со мной, был исключением, но его эмоции я читал легко, и чувство сомнения, грызущее опера, было мне знакомо и понятно. Сведения, которые Рраум собирался мне передать, явно относились к категории секретных, и стань это известно, он легко рисковал и работой, и, возможно, свободой. Он шёл на должностное преступление, и его, офицера, сподвигнуть на это могло только что-то очень серьёзное. И я знал что – предчувствие беды. Это тоже было знакомо, там, в прошлой жизни, доводилось учиться у старых оперов, чутьём, каким-то сверхъестественным нюхом улавливающих систему там, где её даже не было. И похоже, такое же чутьё проснулось и у Рраума.
Наконец решившись, майлар прервал молчание:
– Всё началось с того, что пропал один из моих агентов в порту. Единственное, что он передал в своём сообщении, связавшись по экстренному каналу, что прилетел корабль со странным грузом. Позже на условленное место он не явился, на основной явке тоже следов его посещения не было, на связь больше не выходил.
– Спалился, – резюмировал я.
– Да, – хмуро кивнул Рраум. – Это было несколько месяцев назад. Меня долго мучил один вопрос: почему для связи он использовал экстренный канал, а не оговоренный способ связи, что это был за такой странный груз? Я поднял списки прибывших кораблей. Не все идут на погрузку в тот же день, поэтому список был за три дня. – Майлар снова щёлкнул челюстями и посмотрел на меня. – Комаров, ты знаешь, сколько кораблей прибывают в день на Нулевой Мир? До тысячи! Ладно, я отсеял мелкие яхты и военные суда, но всё равно счёт шёл на сотни! – Рраум порывисто, в возбуждении сделал несколько шагов по узкому пространству галереи. Круто развернулся. В голосе засквозила какая-то гордость пополам с удовлетворением: – И всё же мне это удалось! – Однако, вспыхнув было, он снова помрачнел, медленно вернулся, вновь опершись о перила. Из голоса тоже пропали живые нотки, он опять стал ровный, почти механический. – Я отследил и установил характер груза всех кораблей, кроме одного. Корабля, вся информация по которому оказалась закрыта специальным наблюдателем Совета Фрайсом. Это, конечно, ни о чём не говорит, но некий «запашок» появился. Сам понимаешь, информация носила непроверенный характер, поэтому никакого документирования не велось. Даже начальнику я ничего не докладывал, потому что, только услышь он ССН[4], всё тут же прикрыл бы.
– Нахирр? – уточнил я.
– Нет, – помотал головой майлар. – Начальник отдела расследований. Тот ещё перестраховщик. А Нахирр сам ССН недолюбливает, но против Совета не пойдёт. В общем, копал я на свой страх и риск. Задействовал ещё нескольких своих агентов и узнал интересную вещь. Одну из бандитских группировок вроде как курирует некий специальный наблюдатель. Сам понимаешь, никакой конкретики, слухи, сплетни, по пьяни да с девочками.
Я понимающе покачал головой. Была у меня когда-то одна агентесса. Индивидуалка. Иной раз от клиентов, по пьяни, в сауне или ещё где, такие сведения приносила – пальчики оближешь! Жаль, сгорела на работе – передоз.
По тоннелю пронеслось эхо движущегося аэрокара, мелькнул размытый силуэт, и снова стихло. Даже они были здесь редкими гостями.
– Выйти на эту группу стоило больших трудов, и это стало ещё одним кирпичиком в теорию об участии специального наблюдателя. Систему безопасности и конспирации организовывал явно профессионал. – Майлар выдавил некое подобие усмешки. – Это был, наверное, первый случай, когда пришлось вспомнить всё, чему учили. Даже чтобы просто определить приблизительный состав группы. Кое-как удалось подобрать кандидата на вербовку, и то только одного, к остальным вообще подобраться было крайне сложно. Потом была подготовка вербовки и сама вербовка. – Рраум снова изобразил подобие улыбки, но в голосе слышалась усталость. – Знаешь, думаю, эта вербовка была бы достойна занесения в учебники. Я его обставил со всех сторон по всем правилам, ему просто некуда было деваться. Секретил тоже по высшему разряду. Может, ты в курсе, что личность агента известна только оперу и его начальнику, ну и сотрудникам в учётном архиве. Так вот, даже от них его личность я скрыл, по всем учётам проведя другое лицо. Хотя сообщения в дело вкладывал от него и деньги выплачивал ему, списывая фиктивно. Хорошо ещё, у нас давно забыли, что такое контрольная встреча.
– М-да… – протянул я, на мгновение окунаясь в свои воспоминания.
Мне как-то везло. Из Москвы комиссия, было дело, в рамках проверки затребовала контрольную встречу с агентом. Благо тот был у меня образцово-показательным. У нас ведь какая самая желательная вербовка? На идеологической основе. Сейчас, конечно, называется чуток по-другому, но не суть. В общем, у меня был именно такой. На все вопросы проверяющего отвечал как надо, и о мотивах сотрудничества, и о своих возможностях и обучении. Короче, обошлось, уехали довольные.
Я вынырнул из воспоминаний, а Рраум продолжил:
– От этого агента я и получил подтверждение, что у лидера группы были контакты с Фрайсом. Через него же я вытащил и основной список боевиков группы. Забыл сказать, основной специализацией группы были заказные убийства.
Ну и иногда сопровождение некоего груза, приходящего на Нулевой Мир. Естественно, я, услышав про груз, сделал стойку. И вот тогда совершил самую большую, как оказалось, глупость. Решил всю имеющуюся на тот момент информацию озвучить начальнику и завести оперативный материал, чтобы подключить тёмных. Крайне был необходим технический контроль средств связи и наружка. А в итоге через два дня я потерял напарника, сам чудом оставшись в живых. – Слова падали всё тяжелее, наливаясь могильным холодом. Практически физическая тяжесть будто сильнее и сильнее давила на плечи майлара, сгорбливая его, заставляя тяжелее наваливаться на перила. – От агента тогда пришло последнее сообщение, что он покидает Нулевой Мир, так как весь состав группы шерстят, ища стукача, и ещё прямо указал, что убийство напарника и покушение на меня – дело рук боевиков группы. Материал завернули как неподтвердившийся. Просто плюнув на могилу моего друга. И тут пришла информация о нападении на Новую Землю, а затем прилетели вы, и я вспомнил, что по одному из агентурных сообщений Фрайс как раз готовился для какой-то операции на вашей колонии. По словам агента, вас, землян, он ненавидит страшно. К сожалению, и такие есть среди майларов. Раньше я значения этому не придавал, думал, очередная контрабанда или заказ на кого-то из ваших, землян, вот только отсутствовал Фрайс на Нулевом Мире аккурат во время событий на Новой Земле. – Рраум замолчал, бросив на меня острый взгляд. В глазах его горел огонь обречённой решимости. – А ведь экспертиза входного отверстия и раневого канала в теле моего напарника должна была проводиться, но проведена не была, вернее, эксперту было дано устное указание дать заключение, что характер ранения не позволяет определить тип применяемого оружия. Но самое интересное… – Майлар зло щёлкнул когтями. – Эксперт, кое-чем мне обязанный, рассказал, что по некоторым характерным признакам оружие он установить смог, тем более у него на руках были недавние исследования ранений таким же оружием.
– И что это за оружие?
– А вот, Комаров, ознакомься. – Резким жестом Рраум выдернул из-под одежды небольшой угловатый предмет и, не глядя, почти бросил его мне, словно ему было неприятно держать это в руке.
Пистолет. Непривычно маленький и плоский, он напомнил мне ПСС, в просторечии «Пёс». Хоть и не под человеческую руку, но в ладони лежал плотно. Хищная, даже, пожалуй, агрессивная внешность с тёмным, словно графитовым, не отражающим и не бликующим напылением. Это было оружие не общеармейского или полицейского назначения.
Я поднял на майлара вопросительный взгляд.
– Оцени, Комаров. Ты держишь в руках новейшую майларскую разработку. Пистолет для подразделений внешней разведки. Практически не определяется ни одним типом сканеров, бесшумен, не даёт световой вспышки при выстреле. Есть только один минус: слабая пробивающая способность. Поэтому применяется по не защищённым бронёй целям. – В голосе Рраума сквозила едкая горечь. – Он не поступает на вооружение даже в СБ Нулевого Мира. Ты не в курсе, Комаров, но мой отец – генерал майларской армии, и ему было крайне интересно знать, как ко мне попал этот экземпляр, когда я обратился к нему за консультацией. Однако даже ему не удалось выяснить, как к Фрайсу попала партия засекреченного оружия. Похоже, его действия прикрывает или координирует какая-то группа в Верховном командовании на Миерисе.
Я, фигурально выражаясь, схватился за голову. Миерис – это столичный мир майлар, и, вспоминая слова Кернея о давних напряжённых отношениях с Землёй, я всё стал открывать в новом свете. Получается, действия Фрайса изначально направлялись частью майларских генералов. Некоей группой, допустим, реваншистов, преследующих какие-то цели, вполне возможно, направленные и против человечества. Удар по колонии в эту схему укладывается. Значит, Фрайс, хоть и специальный наблюдатель Совета и считается лицом незаинтересованным, по сути является ставленником майларского командования. Вот только даже если Фрайс и организовывал нападение, какими силами и с помощью кого он его совершил? Пока нет ответов. И что это за линкор? Новая разработка майларов? Или новый игрок, найденный и привлечённый к нападению?
Усилием воли я заставил себя остановиться. Детальный анализ будем проводить потом. Повертев пистолет в руках, невольно оглаживая пальцем хищные обводы, я, встретившись взглядом с майларом, задал один вопрос:
– Почему?
– Почему я всё это тебе рассказываю? – уточнил Рраум.
Я кивнул. Он отвёл взгляд, ссутулившись, напряжённые пальцы когтями пробороздили перила.
– Мой напарник… – Рраум словно подбирал слова, делая долгие паузы. – Я не говорил, но… он был человеком. Нулевой Мир декларирует общие права для всех видов разумных, и в СБ есть представители почти всех. А в моей семье никогда не было ненависти к вам, несмотря на то что мой отец принимал участие во многих… конфликтах. Майлары вообще раса воинов, и мы воюем с солдатами, а геноцид, тотальное уничтожение претит нашему Кодексу. Поэтому желающих человечеству гибели, таких как Фрайс, всё же не так много. А как солдаты вы вызываете уважение. Пожалуй, да, уважение, вот что вынес мой отец из всего этого, уважение к достойному противнику. Поэтому я и согласился на напарника-человека. И после двух лет совместной работы не было у меня друга ближе его. А потом его убили. Вот этим оружием. – Рраум кивнул на пистолет в моих руках и отвернулся.
– Хочешь отомстить? – Я вытолкнул эти слова из себя не без труда, почти физически ощущая сдерживаемую майларом, стоящим напротив меня, смесь горечи, ярости и жажды мести.
– Да, – жёстко бросил Рраум.
– Я помогу. Держи, – протянул я пистолет вперёд рукоятью, возвращая опасный трофей.
Но Рраум, мотнул головой:
– Оставь себе. – Похоже, сама возможность мести встряхнула его, мобилизуя. Движения стали резкими, внутри кипела сдерживаемая сила. – Пойдём со мной, Комаров. Не стоит медлить. Если предчувствия меня не обманывают, то я под колпаком, и о нашей встрече уже доложили. Хоть и не знают пока, где мы.
– Куда сейчас? – Небольшой пистолет я сунул во внутренний карман куртки, запахнул отворот, стягивая края, чтобы ткань под весом оружия не провисала.
– Есть одно место. – Не оглядываясь, майлар вернулся к небольшой двери в стене тоннеля, через которую мы проникли на галерею. Одним движением он разблокировал её. От резкого перепада давления потоком воздуха из открывавшегося створа взметнуло успевшую осесть пыль. Приглашающе махнул: – Надо кое-что взять. Дело обещает быть жарким.
Не знаю, как на Нулевом Мире могли возникнуть трущобы, но здесь, на нижних уровнях, близ основания, был целый лабиринт, полный обитателей. Дно, которое мне почему-то напомнило картинку, виденную в фильме «Разрушитель» со Сталлоне в главной роли. Такие же замордованные, одетые в обноски существа, бродяги, в основном нелюдь, я заметил даже нескольких холорианцев – наших давних противников, проводивших меня, а особенно мой флотский мундир, колючими, полными ненависти взглядами. Рраум, однако, шёл уверенно, с невозмутимым видом. В конце концов мы нырнули в узкий проход, лавируя между куч мусора, и остановились у замызганной двери, со строчкой похабных надписей, сделанных краской. От некоторых букв вниз тянулись засохшие потёки. Майлар произвёл манипуляции с дверью, после чего, внимательно осмотрев узкий коридор, шагнул в открывшийся проём. С лёгким шипением дверь за нами сомкнулась, и я с трудом сдержал возглас удивления.
То, что я увидел, походило на склад. Одежда, от гражданской до комбинезонов военного образца, несколько комплектов лёгкой брони, в одной стопке я различил даже стандартную кирасу десантных подразделений Земного Альянса и оружие…
– М-да, – прищурившись, оглядел я всё это богатство и прикинул, что тут было около двадцати экземпляров стрелкового оружия, от пистолетов до висевшей на самом видном месте снайперской винтовки. «Земная, армейская», – подумал я. Экземпляр был, правда, не новый, изрядно потёртый, и, если не ошибаюсь, на кожухе сбоку было несколько зарубок, словно винтовкой закрывались от ударов холодным оружием.
– Комаров, переодевайся, – кинул мне стопку одежды Рраум, и я развернул тёмно-синий комбинезон. – Надевай, надевай, – поторопил меня майлар, спешно натягивая нечто похожее, но только подогнанное под его фигуру.
– Оперативный гардероб? – поинтересовался я, влезая в комбез, который, на удивление, довольно неплохо на мне сидел, по крайней мере, нигде не жал.
– Угу, – промычал Рраум из-под маски респиратора, подгоняя её. Потом, сдвинув её на лоб, достал из коробки такую же и кинул мне: – Это тоже.
Маска была почти копией корабельного комплекта ИДА[5]экипажа. Быстро примерив, я кивнул, подтверждая, что всё нормально. Придирчиво оглядев меня, майлар указал на выложенный мной пистолет:
– В комбезе с внутренней стороны слева и справа есть карманы, убери туда.
– А табельный? – Стандартный пистолет десантных войск так просто никуда не денешь, это всё равно что пытаться спрятать кирпич.
Рраум сосредоточенно кивнул, ногой пододвинул ко мне коричневый кейс и сам в такой же аккуратно уложил виденную мной снайперку. Закончив с упаковкой и сунув в комбез небольшой пистолет, схожий с врученным мне, майлар накинул на голову капюшон, маска респиратора при этом оставалась сдвинутой, краем выпирая из-под него, и повернулся ко мне.
– Это форма технической службы Нулевого Мира. Комбинезон из спецткани, холодное оружие держит надёжно, гасит удары тупыми предметами, против огнестрела, к сожалению, неэффективен. Маска неплохо защищает от отравления, может как очищать внешний воздух, так и переключаться на замкнутый цикл. Полностью заряженного кислородного элемента при средней физической деятельности хватает на пятьдесят минут, при отсутствии физической деятельности – до двухсот сорока минут. При активной нагрузке, сам понимаешь, меньше.
Оценив достоинства одёжки, я полностью застегнулся и по примеру Рраума натянул капюшон. Подхватив кейс и направившись к выходу, майлар полуобернулся:
– Сотрудники техслужбы – привычное зрелище для местных, почти никто не обращает внимания. Но в случае чего говорить буду я.
Рраум, сунув руку в нагрудный карман, достал тонкую пластинку, на которой высветился такой же, как и на кейсах, логотип техслужбы, после чего проявились фото с должностью. Было написано что-то вроде «старший специалист» какого-то там отдела. Показал мне, я понимающе кивнул. Хороший опер ничего не забудет.
– Начнём с координатора боевых групп, – перешёл майлар к постановке конкретной задачи. – Это своеобразная прокладка между верхушкой и пехотой, но в курсе всех планируемых действий и исполнителей. Давно мечтал взять его за яйца, только раньше оснований не хватало.
– А теперь основания появились? – криво улыбнулся я, на что Рраум страшно оскалился:
– А теперь мне на них плевать. Тех-то, кто выше, брать неудобно, они на верхних уровнях живут, там контроль не в пример жёстче, а эта сволочь живёт недалеко от складов, как, впрочем, и пехота. Это место для них как дом родной, но и нам лучше – можно хоть взрывать, никто не почешется. – Ещё раз проверив нашу амуницию, жаждущий мщения майлар хлопнул по сенсору двери: – Всё, ходу.
На уровнях ближе к складам было почище. И контингент попадался не такой забитый. Я даже сказал бы – слегка быковатый. То в одном месте, то в другом в лёгком полумраке освещения кучковались подозрительные личности. Численность варьировалась от трёх до пяти, и их шарящие взгляды исподлобья, сканирующие всё вокруг, не оставляли сомнений в намерениях. Явного огнестрела не наблюдалось, однако кастетов и намотанных на кисть руки цепей я насмотрелся. На нас, правда, мутные взгляды если и останавливались, то надолго не задерживались, форма техслужбы и впрямь не привлекала к себе большого внимания. Поравнявшись с Рраумом, я на ходу поинтересовался причиной такой неприкасаемости. Хмыкнув, майлар ответил:
– Да было дело, гробанули двоих, только спецотдел СБ тогда тут всё вверх дном перевернул. А местных смотрящих предупредили: если такое повторится, весь квартал стройными рядами пойдёт на спецпоселение в майларский сектор. Техслужба – не шутка, мы всё же находимся не на планете, а на станции. В её ведении всё управление станцией, обслуживание и поддержание в рабочем состоянии. Так что дураков нет к нам цепляться.
Несколько раз свернув – ей-богу, в этом лабиринте без навигатора легко можно потеряться, – мы вышли к нужным дверям. Я встал так, чтобы прикрыть колдовавшего у панели доступа Рраума, осматривая окрестности. Но краем глаза наблюдал, как он инструметроном ломает автоматике мозги. Интерфейс аппаратуры, применяемой майларом, довольно сильно отличался от моего, что, в общем-то, было понятно. Разные стандарты, разные производители. Да и модель явно специализированная, с функциями, отсутствующими в гражданских образцах. Инструметрон торжествующе пискнул под аккомпанемент резкого лязга мгновенно распахнувшихся створок.
– Я убедил ИИ, что в помещениях пожар, сработала аварийная автоматика, – не без гордости прокомментировал Рраум, распрямляясь.
Зайдя внутрь, лёгким мановением руки он заставил двери вновь сомкнуться. Световая сигнализация, волнами бегущая по полу, также потухла, сменяясь нормальным освещением, и я огляделся. Попали мы в коридор, вдоль которого по обеим сторонам располагались двери отдельных апартаментов, из которых начали высовываться любопытные головы. Уверенным, хорошо поставленным голосом Рраум успокоил встревоженных жителей:
– Всё в порядке. – Он продемонстрировал свою карточку. – Техслужба, плановая проверка системы пожарной сигнализации.
Настороженность мигом спала, и большинство дверей с лёгким шипением сомкнулось, только из одной продолжала выглядывать не до конца успокоившаяся старушка неведомой расы.
– А точно всё в порядке? Вы нас не обманываете? – робко поинтересовалась она.
– Нет никакого повода для беспокойства, – заверил её майлар. – Прошу прощения, что причинили вам неудобства.
Она кивнула, однако, похоже, не совсем поверила его словам, но всё же скрылась за дверью. Посмотрев на меня, Рраум тихо произнёс:
– Двадцать пятая, – имея в виду номер квартиры координатора.
Дверь с этим номером обнаружилась почти в самом конце, что нам было на руку. Не сговариваясь, мы синхронно достали пистолеты, а инструметрон жадно вцепился виртуальными лапами в замок, заставляя створки медленно расползтись. Мы плавно перетекли в квартиру, Рраум по правой стороне, я по левой, чуть пригнувшись обшаривая комнаты одну за другой. В первой я быстро повёл стволом – пусто. Во второй… Рраум отрицательно покачал головой, появляясь в проёме. И тут прямо передо мной раскрылась третья.
Выпучившаяся на меня морда ещё стояла перед глазами, а тело на автомате уже действовало. Раз – и сбивается летящая ко мне рука с каким-то предметом. Два – жёсткий захват и рывок на себя. Три – и колено вбивается в живот, практически переломив тело пополам. Захрипевшему бандиту я хлёстко рубанул рукоятью пистолета по загривку, и только когда он начал бесформенным кулем заваливаться на пол, я, опомнившись, встревоженно осмотрел детище майларских оружейников, не пострадало ли оно от такого обращения. Не найдя никаких видимых повреждений, облегчённо вздохнул.
Рраум в это время быстро проверил остальные комнаты и помотал головой. Координатор был один.
Втащили тело в зал. Я, не удержавшись, присвистнул от обилия дорогого барахла. Форменные ботинки тонули в чём-то мягком и слегка фосфоресцирующем, шикарная мебель, всякие там драпировочки, рюшечки-подушечки. Начали закрадываться некие подозрения о пристрастиях хозяина жилища. Из другой комнаты притащили стул. Приподняв, усадили бесчувственную тушку и, заведя руки за высокую спинку, зафиксировали браслетами. Тщательно обыскав, ничего подозрительного не нашли, и, воткнув в шею бандиту инъектор, Рраум привёл его в чувство.
– Что, кто вы?
Взяв инициативу на себя, я молча сбоку хлестанул ногой поперёк груди координатора. Его снесло вместе со стулом. Так-то ерунда, больше психологический эффект, но желание задавать вопросы отбивает. Подняли. Подождав несколько секунд и не услышав новых вопросов, я удовлетворённо кивнул.
– Правильно. Вопросы задаем мы. Имя!
Тот прокашлялся, покосился на меня:
– Нотту Аймар.
Щёлкнул пистолет, ствол упёрся координатору в лоб. Рраум, оскалившись, с силой вдавил голову Нотту в спинку стула. Резко побледнев, тот расширенными глазами, отчаянно кося, уставился на хищное оружие.
– У меня огромное желание размазать по стенке твои мозги, – когтистый палец начал медленно прожимать курок, так что даже я встревоженно взглянул на майлара, а глаза бандита вообще, казалось, вылезли из орбит. – Рассказывай!
– Ч-ч-что рас-с-сказывать? – заикаясь, проблеял тот.
– Всё. О действиях твоей группы, заказчики, исполнители, цели. Всё, всё выкладывай!
Координатор, бледный как смерть, мелко затряс головой. Коротко размахнувшись, Рраум торцом рукоятки хлестанул его по губам, раскровянив их, а я отвернулся: майлар в своём праве, и даже если начнёт резать Аймара на кожаные ремни, я ничего не скажу, хотя смотреть на это неприятно. Не хочется огрубеть настолько, чтобы спокойно воспринимать сцены пытки. Хотя видел я и методику полевого допроса российского спецназа. Честно говоря, вспоминать неохота, для меня, девятнадцатилетнего сержанта-срочника, это было то ещё испытание.
Отойдя, я остановился перед объёмной рамкой на стене, в которой всеми цветами радуги переливалось фантасмагорическое нечто. Пока я пытался в движении цветовых полос угадать хоть какой-то смысл, сзади стоны и крики сменялись причитаниями. Один раз визг поднялся чуть ли не до ультразвука, после чего клиент, по-видимому, потерял сознание. Обернувшись, я увидел, как Рраум снова вкалывает Аймару в шею какую-то химию, отчего тот снова пришёл в себя.
– Всё, всё расскажу-у-у-у-у! – завыл Аймар.
Я глянул на часы: с начала допроса прошло чуть больше десяти минут. Вспомнился старый анекдот о вскрытии пароля за десять минут, пять из которых заняло разогревание паяльника.
– Все контракты в файле в планшете под паролем!
– Где планшет?
– В сейфе, за картиной.
Недолго думая, я с хрустом сдёрнул рамку со стены, так что Рраум даже крякнул от неожиданности. А я с опозданием увидел, что картина была полностью голографическая. Но, по крайней мере, сейф за ней был. Весьма хитрый, однако моему инструметрону на две минуты работы. Планшет я передал Ррауму. Введя пароль, он быстро скопировал информацию, пробежав глазами по строчкам и хмуро кивнув мне, что это оно. Не знаю, правильно ли я понимаю выражение лица майлара, но от Рраума повеяло какой-то грустью вкупе с решимостью. Подняв пистолет, он направил его на прикованного бандита.
– Прощай!
Краткая вспышка – и тело обвисло на стуле. «Что ж, так тому и быть, око за око, смерть за смерть». Тут начала оформляться новая мысль.
– Рраум! Список! Какой там последний заказ?
– Погоди. – Майлар развернул перед собой голограмму, прокрутил в конец списка. – Так. Двое. Шаарши. Нет, один убит. Вчера. Второй, вернее вторая… Указано место, куда она должна прийти. Ага, аллея. Знаю, знаю. Сегодня, конкретного времени нет. Сигнал подтверждения должен направить Фьюри. Фьюри, Фьюри, Фьюри… А-а-а, вспомнил, он крышует ночной клуб на нижних уровнях. Группа ликвидации – трое. Квийлатская команда. Приоритет… высший!
– Рраум, это крайне важно. Возможно, у неё какие-то сведения о Фрайсе, иначе за ней так рьяно не охотились бы. Она нам нужна живой, обязательно живой!
Майлар решительно кивнул:
– Хорошо. Место известно. Пошли!
Аллея, в которой назначено место встречи… В моём представлении, аллея – это широкая пешеходная дорога под сенью деревьев, по которой приятно прогуливаться с девушкой или с семьёй, где дети носятся по вытянутым орбитам вокруг родителей, а через листву пробивается ласковое солнце. А здесь? Глухой технологический тоннель, всё равно что мрачная подворотня, в которую лучше просто так не входить. Малолюдное место, подходящее для тёмных делишек. Даже местные старались сюда не соваться.
Квийлаты уже занимали аллею, и их действительно было трое. А это означало, что подтверждение от Фьюри получено и шаарши скоро будет здесь. Завидя нас, они напряглись, однако, не дойдя до них, Рраум остановился возле распределительного блока энергосистемы, судя по нанесённой на щите маркировке электроопасности, и, вскрыв замки щита, с головой влез в открывшиеся внутренности. Боевики расслабились. Прокачав рефлекторные движения рук квийлатцев, дёрнувшихся при нашем появлении, я, опершись о крышку блока и наклонившись к майлару, негромко доложил результаты наблюдения:
– Ближайший к нам слева – правша, оружие слева под мышкой. Тот, кто справа, тоже правша, но оружие, похоже, на поясе, сдвинуто назад, а вот дальний слева, хотя оружие тоже под мышкой левой руки, вероятно, всё-таки левша и выхватывает пистолет нестандартно.
Немного подумав, Рраум спросил:
– Аллея свободна?
– Пусто, кроме нас – никого.
– Тогда надо действовать сейчас. Шаарши дожидаться не стоит. Ещё попадёт под шальной выстрел.
Выведя на инструметроне схему местной энергосети, двумя движениями майлар заставил часть светильников в аллее погаснуть, после чего, громко чертыхаясь, подхватил с пола чемоданчик, якобы для ремонта забарахлившего блока. Повернувшись спиной к боевикам, он раскрыл его, аккуратно доставая пистолет. Дождался, когда я достану свой, и шепнул:
– Твои слева, мой справа.
Я кивнул, у меня позиция выгодней, я уже лицом к противнику, а майлару надо ещё тратить время на разворот.
– Начали!
Резко ухожу вбок из-за Рраума, одновременно выбрасывая вперёд и выводя на уровень глаз сжатый обеими руками пистолет. В стену вокруг первого квийлатца тут же втыкаются вспыхивающие росчерки выстрелов. Чуть смещаю прицел – и несколько пуль пробивают грудь и живот. Готов. Переношу огонь на следующего. Одновременно майлар, приседая в развороте, почти по наитию открывает огонь, нащупывая правого. Краем глаза замечаю, как бегущая по стене строчка вспышек перечёркивает и ломает его фигуру. Остаётся последний, дальний. Он ловок и опытен, от нескольких наших выстрелов перекатом уходит в сторону, и хотя его правую руку чуть ниже плеча удалось зацепить, он уверенно выхватывает пистолет левой. Но коридор… Будь пространства больше, у него был бы шанс, но не здесь, здесь с успехом прицельную стрельбу заменяет плотность огня. Квийлат не успевает добраться до ниши в стене, попадание в ногу – и та подламывается, а вслед несколько выстрелов дырявят торс. Всё, живых противников нет. В воздухе резко тянет палёным пластиком, настенные панели слабо дымят пробоинами.
В аллее, кроме нас, никого. Быстро стаскиваем тела, пряча их за съёмной панелью в стене. Машинально, оттянув маску, я провёл ладонью по лбу. Посмотрел на заблестевшую от пота перчатку. Перевёл взгляд на изрешечённые стены, потом бросил настороженный взгляд вдоль аллеи, в обе стороны. В заказе только трое, но кто поручится, что у этих гавриков никого нет на подстраховке? Координатор – одно, но группа вполне могла организовывать прикрытие по собственной инициативе. Тронул Рраума за плечо:
– Прибраться бы тут слегка, пока никакие «гости» не появились.
Майлар кивнул, соглашаясь. Убрав пистолет, снова поиграл с освещением, затемнив повреждённый участок аллеи, чтобы проплавленные отверстия в панелях не так бросались в глаза. Потом, пройдя вдоль стены, остановился у панели с другой маркировкой, вскрыл её, подключив инструметрон, что-то внимательно изучил. Через минуту в полную силу с лёгким гулом заработала принудительная вентиляция. Мощным потоком воздуха быстро вынесло всю гарь, и запах сожжённой пластмассы почти перестал ощущаться. Я в это время, держа наготове пистолет, следил за аллеей. Во избежание, как говорил один мой знакомый. Привычно контролируя входы, интенсивно шевелил мозгами, продумывая разговор с шаарши, стараясь из крупиц известной информации собрать более-менее стройную картинку.
Девочка, если это, конечно, девочка, недавно потеряла напарника, при каких обстоятельствах, правда, не знаю. Сейчас должна дёргаться от каждого шороха и подозревать всех. Ну, по идее. Всё-таки эти шаарши очень странные существа, какие-то межзвёздные кочевники-побирушки. Знает что-то такое про Фрайса, что установлен высший приоритет на её ликвидацию – другого объяснения нет. Почему не пошла в СБ с этой информацией? А может, ходила, и результатом стал убитый напарник? И после этого решила продать инфу хотя бы криминалу, а держатель клуба, скорее всего, вполне себе или сам бандит, или хорошо знает местную крышу. В принципе, логично.
Что, что мне ей предъявить, чтобы вызвать доверие? Эти пресловутые первые пять минут разговора, чтобы перевести рабочий контакт в доверительное общение. Свои домыслы? Скорее всего – нет, только насторожит, тем более могу и ошибаться с выводами. Ну-ка быстро, психпортрет шаарши. Их образ жизни неплохо учит самостоятельности. Подозревает сейчас по-любому всех, но, возможно, этакое изначальное доверие к людям ещё не потеряно, если я прав в том, что сначала они обращались в СБ. Значит, нужно это доверие у неё вызвать. Причём быстро, не исключено, продажные коллеги Рраума, науськанные дружками Фрайса, нас уже ищут. И уходить с ней туда, где можно безопасно поговорить, но тут майлару карты в руки.
Ожидая шаарши, мы расположились возле многострадального распределительного блока, имитируя работу рембригады. Ох, неспроста здесь встреча назначена, было у меня безотчётное убеждение, что СБ о перестрелке узнает ещё не скоро. Похоже, все датчики, установленные в аллее, были заранее отключены. Ни в жизнь не поверю, что на станции, для которой пожар – это страшнейший бич, нет понатыканных везде датчиков дыма и температуры. Однако, несмотря на гарь от пробоин, ничто нигде не выло, не мигало, не срабатывали системы пожаротушения, хотя, присмотревшись, я разглядел форсунки, идущие по стыку стен и потолка. Ещё один кирпичик в пользу версии о продажности отдельных сотрудников госслужб Нулевого Мира.
Она появилась через полчаса. Нервно озираясь, прошла мимо нас – я снова мысленно восхитился незаметности нашей экипировки, – лишь скользнув взглядом, и тут же переключилась на другое. Вдруг остановилась. «Увидела следы от выстрелов», – понял я. Медленно, не торопясь, откинул капюшон, снял маску ИДА, отложив её в сторону, и, держа руки так, чтобы она могла видеть пустые ладони, направился к ней. Увидев моё приближение, она, отступив на шаг, повернулась полубоком, спрятав одну руку за спиной. «Что у неё там? Оружие, что-то нестандартное, вряд ли пистолет, скорее какие-то спецсредства. Главное, без резких движений».
Я подходил, внимательно разглядывая её – фигуру, позу, рефлекторные движения тела. Достаточно высокая, по земным меркам, тонкая фигура в глухом обтягивающем комбинезоне. За небольшим исключением вполне человеческих пропорций. Тонкие кисти рук и ступни ног, ну и, конечно же, глухая пластина шлема, никто не видел шаарши без наглухо закрытого скафандра, ну разве что только мёртвого. Глаз невольно остановился на небольших, но приятных формах, как любил говорить мой тренер по самбо: «Глаза, плечи!», непременно жестами эти самые «глаза и плечи» показывая.
– Стойте, не приближайтесь! – резко потребовала шаарши, когда до неё оставалась пара метров, и, ещё раз бросив встревоженный взгляд по сторонам, отодвинулась на шаг. – Кто вы, что здесь происходит?
Я поднял руки, показывая, что не имею агрессивных намерений.
– Мы те, кто хочет вам помочь.
– С чего вдруг? – недоверчиво хмыкнула она, делая ещё шаг назад.
– С того, что я давал клятву «Служить и защищать», – чуть мрачновато, но стараясь по максимуму транслировать серьёзность своих слов, ответил я. – Послушайте, у нас не так много времени, но я знаю, что здесь вы хотели с кем-то встретиться. И поэтому, ища контакт, вышли на Фьюри. Вот только на вас уже был заказ наёмников, и Фьюри сдал вас им, направив сюда, в засаду. Это те же, кто убил вашего напарника, и они собирались убить вас.
– Вы много знаете… – всё ещё настороженно произнесла она.
– Да, потому что он, – кивнул я на Рраума, – офицер СБ и уже давно следит за этими наёмниками. Именно благодаря этому мы узнали о готовящемся на вас нападении и смогли их упредить, уничтожив боевиков, – махнул я рукой в сторону продырявленного и покорёженного пластика.
Шаарши снова оглядела проплавленные, ещё чуть курившиеся дымом отверстия в стенах и медленно кивнула:
– Это похоже на правду…
– Это правда, – веско и серьёзно отчеканил я.
Настороженность у неё всё не проходила, но я с внутренней радостью увидел, что её тело слегка расслабилось, исчезло ощущение сжатой пружины, даже сама поза изменилась, плечи почти полностью развернулись ко мне.
«Она готова поверить! Вот, всё, сейчас быстро надо закреплять результат».
– Я офицер ВКС Земного Альянса Владислав Комаров, а он, – кивнул я в сторону стоявшего чуть позади майлара, – повторяю, офицер СБ, Рраум Праэрус.
– Лин Ти ан Туар, – тихо представилась она.
Я устало кивнул и улыбнулся.
– Лин, немногие женщины смогли бы выдержать то, через что прошли вы. И нам очень важно знать, из-за чего на вас охотились эти… Но, – остановил я пытающуюся что-то сказать девушку, – не здесь, здесь слишком опасно. Рраум, – повернулся я к офицеру, – нам необходимо тихое и спокойное место.
Майлар кивнул и, коротко махнув «за мной», молча направился к выходу. А я мысленно перевёл дух: всё, полдела сделано.
Она рассказала. Всё, и даже больше. Нам, а затем и Совету Нулевого Мира. И о Фрайсе с примкнувшей, как оказалось, к нему матриархом катри Калисой, одной из влиятельнейших персон их вида, и о чужаках, напавших на Новую Землю. Наконец удалось узнать, чьими силами был нанесён удар по колонии. Лин называла их необронами. И корни этих необронов тянулись к далёкому прошлому народа самой Лин.
Тысячу лет назад шаарши на огромных кораблях появились в пространстве Нулевого Мира. Они не просили для себя прав основать колонию и поселиться в пределах освоенной Галактики, нет, они так и не решились покинуть свои корабли, только получили право на ресурсную разработку необитаемых систем, весьма ограниченную, стоит заметить. По какой причине шаарши покинули свой родной мир, они говорили крайне неохотно. Впрочем, катри, майлар и квийлаты, скорее всего, были в курсе, в неведении оставалась только Земля, слишком уж недавно мы присоединились к «дружной» галактической семье, и контактов с шаарши, не залетавшими в земной сектор, не имели.
А всё было просто и прозаично: тысячу лет назад на планете, в родном мире шаарши, где-то в глубине неизведанного пространства произошёл раскол их общества, часть решила отринуть биологическую природу, полностью переселив сознание на синтетическую основу, другие же категорически от такого отказались. Тех, кто погнался за синтетическим бессмертием, оказалось больше. Был ли вооружённый конфликт или оставшихся шаарши просто вынудили покинуть их мир, Лин не рассказывала, но факт оставался фактом: спустя тысячу лет необроны вслед за шаарши появились здесь.
За время скитаний общество соотечественников Лин почти перестало развиваться, а вот необроны сильно продвинулись в технологиях, что с горечью девушка и отметила. Что до Фрайса с Калисой, то шаарши смогли получить модуль памяти одного из необронов, вытащив оттуда записи переговоров специального наблюдателя и матриарха, обсуждавших использование необронов для нападения на колонию. Где и как этот модуль памяти был захвачен, Лин умолчала, но проверка подтвердила подлинность записи.
Подвергнутый критике Совет официально отозвал статус специального наблюдателя Фрайса, как оказалось, уже покинувшего пределы Нулевого Мира, и инициировал в отношении его расследование. После чего признал исключительное право Земли на активное участие в нём и дал разрешение на действия в секторах других видов. Этакий мандат, сходный, кстати, с полномочиями специальных наблюдателей, хоть и временный.
Рраума за самоуправство закономерно из органов попёрли, хотя и без шума, официально он ушёл по собственному желанию. С убитым координатором дело спустили на тормозах, Совет поспособствовал. После всех представленных фактов убийство членов группы нам тоже простили. Единственное, о чём ни я, ни Рраум Совету не упоминали, – это о связях Фрайса с частью верхушки майларского командования. Что делать с этой информацией, я пока не решил.
ВБА «Дальний-1»
Во главе стола мрачной глыбой, навалившись на чуть скрипнувшую столешницу, сидел адмирал Фёдоров. Слева, положив руки на тонкую папку, чуть прищурившийся, как всегда собранный и сосредоточенный, располагался Старинов. Несмотря на безукоризненный облик, покрасневшие глаза контр-адмирала выдавали проведённую без сна ночь. Напротив него, сплетя пальцы рук в замок, сидел начальник штаба русского флота контр-адмирал Адам Робертс. Полноватый, невысокого роста, он производил обманчивое впечатление человека мягкого и слегка неуверенного, однако за непритязательным обликом скрывался грамотный, жёсткий и волевой офицер. Дальше располагались начальники служб.
– Так, – первым нарушил молчание Фёдоров и взглянул на Старинова: – Пётр Михайлович.
Тот чуть кивнул и раскрыл перед собой папку:
– По последним разведданным, обнаружены множественные следы деятельности чужих в скоплении Альфа Персея. Пропала также связь с Новусом и Севеном, с направленных в системы кораблей несколько часов назад пришло подтверждение, что также обнаружены чужие корабли…
Ладонь Фёдорова с силой впечаталась в стол, прерывая доклад, и адмирал сквозь зубы выматерился:
– Твою мать! Новая Земля, теперь Новус и Севен. Опять наши колонии! А что со скоплением, там какой у них интерес?
Старинов достал из папки ещё один листок.
– В скоплении Альфа Персея наших колоний нет, однако это очень удобный плацдарм для организации вторжения в колонизированные системы. При организации там мощной перевалочной базы треть всех периферийных колоний Альянса оказывается под ударом.
До хруста суставов сжав кулак, Фёдоров мрачно спросил:
– Как давно они там?
– Не очень давно. Вряд ли успели хорошо закрепиться. Помните операцию «Шторм» пять лет назад?
Фёдоров бросил пристальный взгляд сузившихся глаз на Старинова, вспоминая.
– Точно, пираты!
Контр-адмирал кивнул:
– Да, в основном из холорианцев. Они использовали систему 17 Персея для разрядки ССД. Мы тогда скрытно разместили станции слежения на спутниках газового гиганта и по выходным векторам определили координаты их баз. Часть станций функционирует до сих пор. Подняв с них информацию, определили, что первые выходы ССД чужих засечены около двух недель назад.
– Так, – нехорошим голосом произнёс адмирал, подняв голову, которая до этого была склонённой от раздумий. Обвёл взглядом сидящих офицеров. – Две недели… За неделю до нападения на Новую Землю. А почему мы об этом узнаём только сейчас? – Его глаза упёрлись в начальника службы контрразведки флота полковника Василькова.
– Владимир Александрович. – Несмотря на тяжёлый взгляд адмирала, полковник говорил спокойно и уверенно. – Первичная проверка проведена. Информация со станций слежения поступила, была зафиксирована и передана оператором отдела спецсвязи в 12.43. По инструкции в 13.20 была передана дежурному офицеру. Есть запись в журнале, информацию принял старший лейтенант Гленн. Однако в сводный отчёт эта информация включена не была, так как старший лейтенант посчитал её не стоящей внимания. В его оправдание могу сообщить, что на тот момент сигнатуры ССД чужих ещё не были известны. Однако вины с старшего лейтенанта это не снимает, так как, согласно инструкции, необходимо докладывать о любых неопознанных сигналах для последующей их проверки. От службы он отстранён и находится под арестом.
– М-да, расслабились, как я посмотрю, – растягивая слова, зло выдавил Фёдоров. – Полковник, организуйте тщательную проверку поступающей информации за последний период, вполне возможно, это не первый такой случай. Все материалы по лейтенанту готовьте для направления в военный трибунал, никакого оправдания его действиям нет и быть не может! Контр-адмирал Робертс.
– Адмирал? – встрепенулся начальник штаба.
– Организуйте по личному составу внеплановую проверку знания должностных инструкций и действий в качестве дежурного офицера. По всем не сдавшим списки с ходатайством о наложении дисциплинарного взыскания мне на подпись! – Кивком дав понять, что разговор с ними закончен, Фёдоров снова посмотрел на Старинова: – Примерную численность группировки чужих в скоплении мы можем определить?
– Нет. К сожалению, перспективной системой маскировки из всех кораблей флотилии оборудован только корвет «Стойкий». Система новая, интегрируется ещё в процессе постройки, оборудовать же уже построенный корабль технически крайне сложно. По нашей заявке следующие корветы придут не раньше чем через два месяца. А те фрегаты, что у нас есть, курсируют на грани чувствительности сенсоров, иначе слишком велик шанс обнаружения чужаками.
– «Стойкий» пока на Нулевом Мире, – задумчиво пробормотал адмирал. – Полковник Райкер, – поднял он начальника отдела спецсвязи, – запросите «Стойкий», какое решение принял Совет Нулевого Мира по нападению на Новую Землю. Если необходимости присутствия «Стойкого» на Нулевом Мире больше нет, пусть полным ходом двигается в скопление Альфа Персея… Кто у нас там? – отвлёкся Фёдоров, обращаясь к Старинову.
– Фрегат «Эрестфер».
– Хорошо, командир фрегата «Эрестфер» пусть окажет содействие и передаст весь объём разведданных «Стойкому».
– Есть!
– Так, теперь что касается Новуса и Севена. Пётр Михайлович, какая информация по колониям?
Контр-адмирал достал из папки следующую пару листов:
– Численность колонистов и там, и там не велика, собственно, поэтому они практически не имели системы орбитальной обороны. Севен – ярко выраженная сырьевая планета, однако на сегодняшний день большая часть доступных запасов полезных ископаемых выработана. Новус полезными ископаемыми беден. Единственное, что является общим, – в обеих обнаружены обширные комплексы руин неизвестной цивилизации, которые иногда находят в Галактике, так называемых предтеч.
Услышав такое, Фёдоров, откинувшись в кресле, крепко задумался. На память пришёл объект, уничтоженный на Новой Земле, а ведь это тоже был реликт этих самых предтеч. Одно – случайность, два и три – уже закономерность. Наконец приняв решение, адмирал хлопнул ладонью по столу.
– Пётр Михайлович, подготовьте список планет, где занимаются изучением руин предтеч. Также организуйте разведку периферийных систем пространства Альянса для выявления и предупреждения возможного нападения чужих. Я доложу объединенному командованию, пусть привлекают к этому наших коллег из ААК и ПАС, угроза глобальная. – Фёдоров перевёл взгляд на начштаба: – Контр-адмирал Робертс, указание штабу: подготовить планы деблокады Новуса и Севена, сформировать ударные группы. К 23.00 по общекорабельному времени полностью весь расклад мне по ресурсам флота, возможно, придётся задействовать всё, что есть, за исключением охранного ордера базы. – Бросив короткий взгляд на наручный хронометр, Фёдоров пружинисто вскочил. За ним поднялись все остальные. Оглядев серьёзные и сосредоточенные лица, адмирал кивнул: – Работаем, товарищи, времени нет.
Глава 5
Агхр! Я пришёл в себя, борясь с удушьем. Что-то снилось, почему-то вспоминался разбитый скафандр и утекающий сквозь треснувшее забрало шлема воздух: то ли крошечная каюта корвета навеяла, то ли просто пересмотрел в своё время фантастики.
Мрачно потерев покрывшиеся жёсткой щетиной щёки, я поплёлся в ванную приводить себя в порядок. Завернув по дороге к холодильнику, свернул крышку местному подобию минералки и, жадно припав, высосал с пол-литра. Дойдя до умывальника, всмотрелся в отразившуюся в зеркале хмурую небритую морду, хмыкнул. Выглядел я лучше, чем ожидал, однако здоровье не пропьёшь. Да и индивидуальная аптечка вколола какой-то антидот, в общем, после вчерашнего чувствовал я себя более-менее.
Тут такое дело: меня официально вывели из состава десантной группы и включили в состав следственной по расследованию преступлений Фрайса, и хотя я оставался в списках личного состава флота, даже выслуга продолжала идти, как положено, но командовать подразделением Земного Альянса, являясь частично подчинённым Совету Нулевого Мира, я уже не мог. А такую подчинённость участие в расследовании предполагало. Оно, несмотря на участие в нём Альянса, всё равно шло под эгидой Совета Нулевого Мира.
Негласно намекнули, что Рраума не просто так отпустили с миром из СБ. Наши намёк поняли, посол подсуетился, и майлара привлекли экспертом со стороны Альянса, тем самым как бы не связав опального опера с Советом. Шаарши привлекли тоже как эксперта по необронам. Я боялся, что на неё лапу наложат местные, но, к удивлению, они вполне спокойно её отдали.
Временно командование отрядом переходило Сааринен, до утверждения её или кого-либо другого на эту должность командованием Земного Альянса. Вот мои проводы с должности отряд меня и потащил отмечать.
Поплескав в лицо холодной водой, я достал бритву, но мыслями вернулся к событиям вечера. Сначала пили за назначение, за десант, третий, за тех, кто не с нами, потом просто пили, потом я собачился с Сарой, потом, помирившись, мы с ней пили на брудершафт. Помню, целовал её троекратно, как Брежнев Хонеккера, взасос, «передавая полномочия».
– М-да… – Выйдя из ванной, я пристально оглядел каюту.
Но нет, следов женского присутствия не увидел, можно спокойно вздохнуть, а то ещё неуставных отношений мне не хватало. Хотя я теперь как бы им и не начальник вовсе, так, праздношатающееся по кораблю лицо.
Облачившись в форму, в обычный синий китель Земного Альянса, я проверил пистолет и новенькую идентификационную карту, подтверждающую полномочия специального наблюдателя, конечно, с ограниченным сроком по функционалу, но и это открывало многие двери. Выдали её торжественно, прочитав вслед кучу благоглупостей типа защиты всей Галактики, о какой-то там великой ответственности и прочую ересь. Вот умиляют меня все эти сотрудники кадров: такое ощущение, что они сами верят в то, о чём говорят. Фрайс-то, майларская креатура на штатном посту специального наблюдателя, на Галактику и на ответственность плевал с высокой колокольни.
Однако меня ждало одно дело, и следовало поторопиться, поэтому, бросив мимолётный взгляд в зеркало и подхватив с полочки у входа фуражку, я скорым шагом направился в сторону шлюза. На таможне меня пропустили без слов, стоило только светануть перед сканером идентификатором. Отдел расследований СБ я нашёл быстро и у дверей кабинета столкнулся с Рраумом.
Майлар нёс перед собой большую коробку. Увидев меня, он немного помялся, но, решившись, развернулся, поставил коробку и, разогнувшись, протянул руку, здороваясь. Я с чувством пожал её: несмотря на принадлежность к иному виду разумных, нравился мне этот индивид. Опер от бога: жёсткий, хваткий, матёрый волкодав. Последние события это очень хорошо показали. Но самое главное, он не скрывал свои чувства под маской лицемерия, не боялся пойти против системы, и это мне импонировало, с таким напарником работать одно удовольствие.
– Спасибо, Комаров, – тряхнул мою руку Рраум.
– Не за что, – улыбнулся я, – русские своих на войне не бросают.
– Русские?
– Забудь, это просто самоназвание части людей на Земле.
Рраум хмыкнул:
– У нас все майлары.
– Ваши проблемы.
И тут по коридору два закованных в тяжёлую броню спецназовца повели мимо нас здоровенного, в наручниках инопланетянина, бугрящегося мышцами. Бросив вопросительный взгляд на Праэруса, я дёрнул подбородком в сторону задержанного:
– Кто это?
Рраум слегка прищурился, разглядывая его.
– Это Борз, наёмник. Устроил небольшую войнушку в клубе Фьюри. Грохнул его самого и с десяток его подручных. – Майлар задумчиво подвигал мандибулами. – Знаешь, Комаров, не могу его осуждать, сам бы этот гадючник давно выжег. Под Фьюри ведь все барыги сектора ходили, только он хитрый волчара, сам наркоту в руки сроду не брал. Он из блатных, а в их среде употреблять наркоту западло, уважать не будут. Так что знали, что он организатор, но притянуть не могли.
Наёмник, поравнявшись с нами, вдруг резко остановился, так что идущий сзади конвойный чуть не ткнулся ему в спину, повернул ко мне голову, уставившись долгим взглядом. Но тут же качнулся вперёд, так как конвойный с силой двинул ему прикладом меж лопаток.
– Иди давай!
Борз ещё раз обернулся на меня, но, ничего не сказав, двинулся дальше.
Конвой ушёл, а я немного постоял в раздумье, чем же вызвал у этого здоровяка интерес, но, попрощавшись с Рра-умом, поторопился к послу Альянса: что-то он для меня припас, больно уж морда во время вызова меня к себе у него была довольная.
– Комаров! Проходите, проходите же! – С широкой улыбкой посол встал из-за стола и протянул мне руку. – Вы знаете, ведь это величайшее событие: первый человек в составе специальных наблюдателей! Это не просто шаг, это прыжок вперёд в укреплении статуса Альянса в галактической семье!
Я поморщился. Ох уж этот высокий слог! Не на митинге. Однако, улыбнувшись, поправил:
– Временно, только временно.
– Где временно, там и постоянно!
Почти насильно усадив меня в большое кресло возле панорамного окна, выходившего на местный парк, посол плюхнулся в кресло рядом.
«Счастья полные штаны», – подумал я, глядя на надувшегося чиновника.
– Комаров! Руководство Альянса, зная, какая именно задача стоит сейчас перед нами, и понимая, что её решение напрямую способствует и безопасности самого Земного Альянса, решило предоставить для проведения расследования, для исполнения этой, я не побоюсь этого слова, важнейшей миссии самый лучший корабль, вершину земного инженерного искусства, каким только располагает Земля! – Тут посол выдержал драматическую паузу.
Я сделал заинтересованное лицо. И – та-дам!
– Корвет «Стойкий»! Чьи выдающиеся возможности вы ещё не успели оценить, но обязательно оцените!
– Как замечательно! – едва скрывая лёгкую издёвку в голосе, ответил я. – И что, теперь мы передадим его Совету Нулевого Мира?
От моего вопроса Сулимов чуть не подавился. Откашлявшись, поднял на меня ошарашенные глаза:
– С чего вы взяли?!
– Ну… – неопределённо покрутил я кистью руки. – Расследование-то под его эгидой.
– Гм. А вы, Комаров, хорошо изучили условия участия Альянса в расследовании?
Тут уже мяться пришлось мне, понимая, что как-то не особо я этим интересовался.
– Ну… нет.
– Вот видите, – тут же расслабился посол. – Там указано, что Альянс вправе с разрешения Совета осуществлять техническую поддержку и использовать не только силы, но и различные средства. Корветом по-прежнему командует О’Кифф, и корабль по-прежнему в составе флота Альянса. Тут не может быть сомнений. Нет, – спохватился Сулимов, – конечно, в рамках расследования вы можете полностью использовать корвет. И О’Кифф доставит вас в любую указанную вами точку, но Совету мы его не передаём.
Отработанным жестом Сулимов откуда-то из-за кресла достал бутылку вина с парой бокалов.
– А теперь я предлагаю выпить за этот прекрасный корабль, поступивший в ваше полное распоряжение!
В это же время, за много световых лет от Нулевого Мира
– Что за хрень! – Командующий русским флотом швырнул планшет с личным сообщением на стол.
В ответ на возмущённо-негодующую реплику Фёдорова Старинов лишь глубокомысленно дёрнул бровью. Высказывать своё мнение он не спешил.
– Ладно Комарова отдали для проведения расследования, дело важное, в конце концов, я его сам рекомендовал. Но кто тот умник, который спокойно «подарил» единственный пока стелс-корвет?! Нам тут скоро необроны эти – что им ещё тысячу лет дома не сиделось? – на головы повалятся, и мне нужны точные разведданные, а эти умники о политическом решении рассказывают! И что теперь? Из-за грёбаной политики я должен вслепую жечь корабли, не имея сведений о численности и дислокации противника?!
– Владимир Александрович, не кипятись. – Старинов задумчиво потёр подбородок. – Комаров, несмотря на новый статус, всё равно в первую очередь офицер Альянса. И воинский долг для него не пустой звук, иначе ты его не рекомендовал бы, да и служба Василькова не пропустила бы. Приказывать ты ему, конечно, не можешь, но, думаю, от нашей просьбы он не отмахнётся.
Фёдоров недовольно поджал губы, раздумывая. Наконец кивнул:
– Ладно, будем надеяться, ты прав. – И по внутренней связи вызвал начальника ОСС[6]: – Как только «Стойкий» покинет пространство Нулевого Мира, свяжите меня с Комаровым. – Отключив связь, добавил, адресуя Старинову: – Не хочу, чтобы там перехватили наш разговор.
Нулевой Мир мы покинули без всякой помпы и шумихи. После расстыковки я, в старых добрых традициях, двинул патриотическую речь, суть которой, если опустить все словеса, сводилась к тому, что мы найдём, нагнём и поимеем в извращённой форме Фрайса, необронов и всех остальных, кто нам будет мешать по дороге. Народ взбодрился, есть такая черта у людей – вера в собственные силы: раз я сказал, что нагнём, значит, обязательно нагнём, и это радовало. Рраума с Лин я официально представил как экспертов: майлар по Фрайсу, а шаарши по необронам. Пара резервных кубриков для них нашлась, обошлись без подселения к экипажу.
Сейчас же я, О’Кифф и два моих эксперта сидели в комнате совещаний, оборудованной постом дальней связи и располагавшейся сразу за мостиком.
– Ну-с, товарищи, начнём. – Я удобно устроился в кресле. – Задача перед нами стоит не самая простая. Фрайс – мятежный наблюдатель. Умная, хитрая и беспринципная сволочь. Его надо найти и оторвать ему яйца. Прошу прощения у присутствующей здесь дамы, – чуть наклонил я голову в сторону шаарши, и она молча кивнула, принимая извинения. – Конкретного местонахождения Фрайса установить мы не можем. – Сделав небольшую паузу, я подождал реакции. Возражать никто не стал, поэтому я продолжил: – Искать придётся в местах его возможного появления. В прошлый раз он проявил себя во время нападения на Новую Землю. Возможно, необроны сейчас атаковали и другие наши колонии, а значит, Фрайс вполне может оказаться там.
– Комаров, – прервал меня О’Кифф.
– Да? – бросил я взгляд на капитана.
– У штаба русского флота есть информация о нескольких системах, где замечены необроны.
– Где?
– Колонии на Новусе и Севене, также следы большого количества кораблей необронов обнаружены в скоплении Альфа Персея.
– Севен? – подключился к разговору Рраум, и кресло тихо скрипнуло, когда он подался вперёд.
О’Кифф в ответ сдержанно кивнул. Я, честно говоря, пока ещё не понял, как капитан относится к неожиданному пополнению на корабле. Свои эмоции он всегда держал при себе.
– Где-то там должна находиться дочь матриарха Калисы Мэйв, – уверенно заявил майлар.
Я сощурился. Матриарх – верная последовательница Фрайса. И то, что у неё есть дочь и она находится в одной из наших колоний, – это очень интересный факт.
Помимо голоса Фрайса на записи, сделанной Лин, присутствовал и голос матриарха Калисы, что, конечно, в Совете вызвало шок, особенно ударив по представителю катри. Ещё бы, член совета матриархов, одна из сильнейших псиоников… Присланный мне файл о Калисе я, для анализа, переслал Праэрусу. Аналитика – это его стихия, я не сомневался, что он просеет всю подборку сведений по матриарху и вытащит именно то, что нам необходимо.
– Рраум, – обратился я к майлару, – к вечеру дай мне краткую справку о наиболее интересующих нас фактах о Калисе.
– Сделаю, – кивнул Праэрус, абсолютно буднично отреагировав на просьбу.
Отбросив прочь всё, что его связывало с СБ, он полностью переключился на работу в своём новом статусе моего помощника, без рефлексий, без переживаний, без сомнений.
Мои мысли ненадолго перешли с Фрайса на Калису. Вот что её сподвигло выступить на стороне Фрайса? Катри ранее в особой ненависти к Земле замечены не были.
Тут тишину разорвал голос офицера связи, обратившегося к О’Киффу:
– Командир, пришёл вызов из штаба русского флота. Адмирал Фёдоров. Вызывают вас и майора Комарова.
Керней выжидательно посмотрел на меня. Я кивнул, поднялся:
– Товарищи, остальное обсудим позже. Рраум, Лин, можете быть свободны.
Мои эксперты вышли, а я развернулся к пульту связи.
– Лейтенант, – скомандовал О’Кифф, – соединяйте со штабом.
– Есть.
Негромко щёлкнуло, и голопроектор сформировал перед нами слегка подёргивающуюся зыбью фигуру командующего флотом. Мы дружно поприветствовали адмирала.
– Капитан О’Кифф, майор Комаров. Рад, что вы справились с возложенной на вас миссией. – Фёдоров говорил спокойно, но эмоции под маской хладнокровия выдавал пристальный взгляд прищуренных глаз, нет-нет да и впивавшийся в меня. – Особенно поздравляю вас, Комаров, с вскрытием деятельности недружественных нам лиц. Надеюсь, однако, что, несмотря на подчинённость Совету Нулевого Мира, вы не забудете свою принадлежность к войскам Альянса.
Я невольно одними губами улыбнулся, настолько пристально Фёдоров сканировал меня.
– Товарищ адмирал, я уже говорил это и скажу снова: я был, есть и буду офицер Альянса, и ничто этого не изменит.
– Рад это слышать. Мне очень не хотелось бы в вашем лице увидеть предателя собственной расы.
От этих слов, сказанных мрачноватым тоном, да ещё от его взгляда мне стало немного не по себе, веяло от всего этого какой-то далёкой, неявной угрозой, словно где-то за горизонтом, за незримой границей грозно дышала зарождающаяся буря, слегка погромыхивая грозовыми разрядами.
«Нет, – подумал я, – товарищ адмирал, я не Джейк Салли, и всяким смазливым спортивным инопланетянкам меня не сманить».
– Комаров, – разорвал установившуюся тишину голос адмирала, – так уж случилось, и это было политическое решение, продиктованное определёнными и, я думаю, весьма вескими обстоятельствами, что корвет «Стойкий» был передан вам для проведения расследования. Решение принято, и обсуждать его мы не будем. Однако вы понимаете уникальность данного корабля и его возможности, по которым он значительно превосходит аналогичные корабли старых выпусков, которыми укомплектована Третья флотилия.
– Понимаю.
– Хорошо. – Фёдоров перевёл взгляд на О’Киффа: – Керней, вы проинформировали Комарова о переданном инфопакете?
– Так точно, – кивнул О’Кифф. – В общих чертах.
– Передайте Комарову инфопакет полностью. Майор, – адмирал снова сосредоточил внимание на мне: – тщательно ознакомьтесь с ним, там наиболее полные разведданные по системам, оккупированным необронами. Нам крайне необходимо, чтобы «Стойкий» провёл доразведку. Нужны детальные сведения, иначе, не зная расстановку сил, мы только без толку пожжём корабли. Наиболее тревожащая обстановка сейчас в скоплении Альфа Персея, вероятно, там готовится плацдарм для массового вторжения, вот по нему нужны сведения в первую очередь. К сожалению, других кораблей, оборудованных системой стеле, у нас нет. Поэтому вся надежда только на «Стойкий». Фрегат «Эрестфер» сейчас на границе зоны сканирования и вам окажет любую необходимую помощь и поддержку. – Фёдоров замолчал, глядя на нас.
Подумав секунду, я повернулся к О’Киффу:
– Готовьте корабль к прыжку в скопление Альфа Персея… Товарищ адмирал… – Я снова посмотрел в голопроектор и замер, ожидая дальнейших указаний.
– Капитан первого ранга, майор. Жду данных разведки. Будьте готовы к координации действий флота. – Кивнув на прощание, адмирал отключился.
Вернувшись к себе, я завалился на койку. Ноги в форменных ботинках закинул на стол, разуваться не было никаких сил, и устало прикрыл глаза. Вся эта свистопляска, весь этот галоп, в который сорвались события последних дней, отзывались тупой головной болью. Приоткрыв веки, я взглядом пробежался по серо-стальным стенам. «Хоть картину какую повесить, что ли? – навалилась апатия. – Нет! – встряхнулся я. – Надо расслабиться, а то так и перегореть недолго».
Сделав усилие, я поднялся и, порывшись в шкафчике, выволок большую сумку с надписью MUAY THAI на боку со спортивной формой. Не то чтобы я был приверженцем этого вида единоборств, мне как-то больше самбо да рукопашный бой на его основе ближе были, но это было увлечение «того» Комарова, поэтому что-то менять я не стал.
Спустившись на нижнюю палубу, я кивнул Сааринен, которая в дальнем конце ангара с несколькими десантниками отрабатывала приёмы рукопашного боя. Распаренная, с блестящим от пота лицом, в форменных шортах, с мускулистыми точёными ножками и промокшей вдоль позвоночника маечкой, она напоминала амазонку с картин Бориса Вальехо. Мысленно усмехнувшись, я представил её в бронелифчике, с зажатым в руке копьём, как кольчужное плетение струится по бёдрам… Отогнал непрошеное видение и в ответ на её приглашающий жест отрицательно качнул головой: нет, спасибо, моё боевое самбо пусть не сильно, но отличалось от существующей армейской боевой системы, и намётанный глаз той же Сары это быстро заметил бы.
То, что здесь преподавали инструктора, не отличалось разнообразием ударов, связок, блоков, но оно и понятно: в современном бою до рукопашной доходит в одном случае из тысячи. А если и доходит, то задача не устраивать показательные рукомахательства, а нанести один-два удара, разорвать дистанцию и пристрелить противника из любого имеющегося оружия. Поэтому и учили простейшим и эффективным ударам, никаких там ударов ногой с разворота в голову в прыжке: прямая двойка, джеб, апперкот. Я так скажу: дурак тот, кто, глядя на «вертушки» каратистов, с пренебрежением относится к простому боксу. Ещё удары ногами, в основном лоукики. Стандартная система блоков, тоже в должной мере эффективная, разве что ставить блок перекрещенными руками при нанесении удара сверху вниз лично мне мои учителя не советовали, руки в таком положении перекрывают обзор, а от вертикального удара сверху вниз лучше или уклониться, чтобы противник «провалился», или взять на приём.
Мои камрады из десантной группы «Стойкого», конечно, знали и умели поболе простого сержанта-десантника. Подготовка по программе спецназа включала в себя дополнительный объём по рукопашке, там уже учили захватам, съёму часовых, задержаниям, работе в паре по захвату, обездвиживанию и конвоированию цели. Плюсом – спецприёмы, разработанные под физиологию конкретных рас: майларов, катри, квийлатов, холорианцев и ещё нескольких других.
Обойдя десантников, я через раздевалку прошёл в небольшой, неплохо оборудованный тренажёрный комплекс – не поскупилось начальство на оснащение. Полностью отключившись, под негромкую музыку, размеренно, в режиме шесть минут километр побегал полчаса на беговой дорожке. Затем растяжка, разработка суставов, упражнения на скручивание, тест Купера на выносливость. Сделав все шесть кругов и умерив сердцебиение, я добавил сорок отжиманий и пятьдесят сгибаний на пресс. Занимаясь «физикой», я впадал в состояние полутранса, когда телом управляет практически один спинной мозг, голова же в это время отключалась, освобождая от ненужных мыслей, очищая разум лучше любого сна.
Из созерцательного состояния меня, уже в сауне, когда я, расслабив натруженные мышцы, млел, лёжа на полке, вывел резкий шлепок по заднице. Резко приподнявшись на локтях, я уже хотел было от души высказать всё, что думаю по данному поводу, но натолкнулся на весело скалящуюся Сару, которая стояла передо мной в чём мать родила. М-да. Ох уж это равноправие, это только на входе в немецкие общественные бани мои соотечественники могли похохатывать в предвкушении зрелища голых баб. Однако, почему-то, войдя, вместо разглядывания означенных баб, вдруг резко начинали прикрываться тазиками и, стесняясь, отводить глаза. Вот что-что, а какие-то меры приличия в нас всё ещё живы, не давая опуститься до уровня «что естественно, то не безобразно».
Сара нагло скалилась, а я, проглотив рвавшуюся с губ грубость, дёрнул бровью.
– Ну и?
– Да захотелось мне что-то командирскую попку оценить. – Пройдя к боковой стене, Сааринен бесстыдно завалилась на такую же полку рядом.
– И как, оценила?
Она рассмеялась, принимая ещё более развратную позу, выгибаясь так, что соски небольшой груди встали торчком.
«Ах, ты ж, мать!» – выругался я, чувствуя предательское шевеление в паху. Ну не привык я к такому, хоть убей не привык!
– Ага, попка – класс, в моём вкусе, – продолжала изгаляться эта стерва.
Плюнув, я сполз с полки и боком, но с гордо поднятой головой, стараясь не отсвечивать напрягшейся интимной частью тела, удалился из сауны. Уже в дверях меня догнал нахальный свист чертовки.
«Мля, но я же не железный! – думал я, натягивая в раздевалке форму. – Нет, я не мальчик, не умеющий сдерживать своё либидо. Два-три месяца без женщины – не проблема, могу вполне провести, при этом не пытаясь лезть на стенку, но когда вот так: красивая голая деваха в двух метрах от тебя, а капельки пота медленно стекают по загорелой коже, по ложбинке грудей, по крутым бёдрам… Тьфу, не туда опять занесло! Хочется волком выть».
Закинув форму в сумку и прихватив из оружейки винтовку, я в расхристанных чувствах поднялся к себе. Одно мне должно было вернуть спокойствие духа – уход за оружием. Поэтому, запершись в каюте и расстелив на столике плотную ткань, я аккуратно разложил перед собой в боевой режим винтовку.
Армейская снайперка, хорошее проверенное оружие Земного Альянса. Очень точная, неприхотливая и надёжная, удачный проект, даже в сравнении с более мощными аналогами. Штатный несъёмный прицел переменной кратности. Отключив питание нажатием утопленной в ствольной коробке кнопки, я двумя пальцами вдвинул боковые штифты под прицелом, стопоря линзы. В походном режиме эти штифты вдвигались автоматически, предотвращая повреждение нежной начинки прицела от тряски и ударов.
Отсоединил нижнюю, самую тяжёлую часть ложа, затем питатель прямо за пистолетной рукояткой. Положив руку сверху приклада, другой с силой надавил на коробку питателя и потянул на себя, с щелчком вынимая её из пазов. Затем отсоединил приклад, осмотрел канал ствола, запустил диагност компьютера. На этом, собственно, неполная разборка винтовки и закончилась, а что вы хотите, это вам не автомат Калашникова, в полевых условиях электронную начинку оружия не починить, можно только заменить отдельные блоки.
Пока комп гонял систему, сверяя выдаваемые электроникой показания с эталонной таблицей, я проверил износ ствола – не смертельно, побегаем пока с этим. Когда пискнул диагност, докладывая об окончании теста, я прогнал перед глазами таблицу значений и успокоился: все параметры укладывались в допуск. Аккуратно собрал винтовку в обратном порядке, сложил в походное положение и удовлетворённо откинулся в кресле.
Однако предаться раздумьям мне не дали. Из интеркома раздался неуверенный голос Лин.
– Майор Комаров, извините, если помешала… – Голос её чуть дрогнул, вызвав у меня мимолётную улыбку: «Молодая ведь, совсем ещё девчонка».
– Да нет, всё нормально, и можешь обращаться просто Влад.
Она обрадовалась, и хотя голос всё равно чуть дрожал, но неуверенность пропала.
– Спа… спасибо. Я просто хотела тебя поблагодарить, что ты меня спас, там, на Нулевом Мире.
– Не я один, Рраум тоже.
– Знаю, и я ему тоже очень благодарна, но, как он сказал, именно ты не раздумывая бросился тогда спасать меня.
«М-да, – подумалось мне, – вот так и формируется идеальный образ рыцаря, спасающего прекрасную деву от злобных убийц».
Буквально через секунду я принял решение.
– Вот что, Лин. Ты сейчас где находишься?
– Ну… – замялась она, но медленно, с виноватыми нотками в голосе ответила: – Я на посту управления ГГВ. – И тут же бросилась сбивчиво оправдываться: – Просто… просто… Комаров, понимаешь, такая уникальная технология, исполнение, это очень, очень интересно! Ну… ну… ну я просто не смогла пройти мимо, мне так захотелось изучить! Я… я…
– Стоп, стоп, стоп, – прервал я словоизлияния шаарши. – Лин, всё нормально. Давай так: я сейчас спущусь к тебе, и мы спокойно поговорим, хорошо?
– Хорошо, Влад.
Она отключилась, а я схватился за голову. Это же надо! Пост управления ГГВ, это же один из самых режимных отсеков корабля с очень ограниченным доступом. Генератор – это сердце корабля, новейшая разработка, которая охраняется едва ли не лучше, чем мостик. А здесь на пост спокойно проходит совершенно посторонний, даже не человек, инопланетянка. Ну ладно, я знаю, что вреда от неё не будет. Да и то знания эти базируются на личном впечатлении, во многом условном и не учитывающем кучу факторов, но откуда остальные-то преисполнились такого доверия?
Вызвал Сааринен:
– Сара.
– Да.
– Выясни, кто из членов экипажа охраняет пост управления генератором.
– Сейчас, Влад. – Она отключилась. Через минуту снова вышла на связь: – Сержант Монро.
– Хорошо, соедини меня с ним. – Услышав мужской голос, я рявкнул: – Майор Комаров. Сержант, доклад немедленно, как на пост управления прошла шаарши!
Парень явно замешкался.
– Та-щ майор, э-э-э…
– Сержант, ты плохо слышишь? Я сказал доклад немедленно!
– Есть, та-щ майор! Шаарши провёл командир поста лейтенант Стивенсон.
Я покачал головой, тихо обалдевая от творящегося на корабле. Эх, Стивенсон, Стивенсон.
– Сержант, свободен.
– Есть! – радостно выпалил Монро, ощущая, что гроза прошла стороной, и отключился.
По долгу службы я в своё время ознакомился с личными делами экипажа. Лейтенант Стивенсон нареканий по службе не имел. Да и не мог иметь: на такой корабль экипаж проверяли вдоль и поперёк, абы кто сюда и не попал бы. Отличный инженер и специалист, образцовый офицер, на «Стойкий» переведён с крейсера «Грозный». И тут вдруг такая выходка. Мелькнула шальная мысль: «А не является ли наш образцовый лейтенант тайным ксенофилом. Вот интересно, не висят ли у него в каюте рисованные постеры с обнажёнными шаарши?»
– Ну и что мне теперь с ним делать? – пробормотал я вслух.
До О’Киффа это дойдёт обязательно. Он хоть и головастый мужик, рассудительный, но горячий. Рубанёт шашкой – и всё, полетел Стивенсон со «Стойкого», и хорошо, если без «неполного хода», иначе с боевым флотом придётся распрощаться. И это мы не в боевой обстановке. О чём думал Стивенсон?.. Если и думал, то, похоже, не той головой. «Нет, надо переговорить с Лин и хорошенько прочистить мозги лейтенанту, пусть свои эротические фантазии засунет как можно глубже», – в сердцах саданул я кулаком по столу.
Спустившись на нижнюю палубу, я угрюмо зыркнул на сержанта, застывшего у входа на пост. Поймав мой взгляд, Монро вытянулся оловянным солдатиком и начал, что называется, есть меня глазами, выказывая служебное рвение. Подойдя почти вплотную, я проникновенно заглянул в выпученные его глаза. Тот попытался вытянуться ещё сильнее. Тяжело вздохнув, я приступил к словесной экзекуции.
– Монро, вот ответь мне честно: ты умный или дурак?
Сержант невольно сглотнул и промолчал.
Я продолжил:
– Думаю, не дурак, здесь дураков не держат. Но и умным слишком тут быть не надо. На флоте как: не знаешь, что делать, делай по инструкции. Понимаешь?
Тот кивнул.
– Хорошо, что понимаешь. Инструкцию по организации доступа на боевые посты, мостик и пост управления ГГВ читал?
Монро снова кивнул.
– Тогда, если читал, процитируй мне, кто имеет доступ на пост управления.
– Команда поста, командир корабля, старший помощник, – не задумываясь выпалил сержант.
– Вот. А что написано о доступе лиц, не входящих в указанный список?
– Доступ лиц, не входящих в указанный перечень, осуществляется только по письменному распоряжению командира корабля.
Я подытожил:
– Знаешь. А тогда какого хера ты пустил на пост шаарши?!
От моего последнего рявка Монро непроизвольно вздрогнул. Открыл рот:
– А-а-а…
Я с интересом наблюдал за непередаваемой мимикой лица сержанта.
– Разрешите доложить, та-щ майор. Указание пропустить шаарши поступило от лейтенанта Стивенсона. Он командир поста, и я посчитал, что раз он ответственный за пост, то знает, что делает, – немного не по-уставному виновато закончил Монро.
– Млять! – Слов нет, одни маты. Один из не вполне понятных соображений тащит незнакомую шаарши на охраняемый пост с ограниченным допуском, другой, то ли по простоте душевной, то ли от большого ума, их спокойно пропускает. Ладно, надо успокоиться, дышать глубже. Выдержав секунд тридцать паузу, во время которой сдерживал себя, чтобы не наговорить лишнего, я снова обратился к парню: – Сержант Монро, ты понимаешь, что совершил грубейшее нарушение?
– Так точно, – поникнув, ответил тот.
– Ну хоть что-то ты понимаешь. Но я надеюсь, что в дальнейшем при возникновении подобных ситуаций ты будешь придерживаться инструкции, не обращая внимания на чины и должности.
– Так точно! – слегка воспрял сержант.
– А теперь, – ткнул я пальцем ему в грудь, зловеще скалясь, – вызови ко мне лейтенанта Стивенсона.
Сержанта передёрнуло от угрозы, прозвучавшей в моём голосе, однако отрапортовал он намного более бодрым голосом, видимо, перспектива, что иметь будут не его одного, принесла ему некое моральное удовлетворение.
– Есть!
Связавшись по интеркому, он вызвал сюда Стивенсона. На мгновение в раскрывшемся перед Стивенсоном проходе я разглядел Лин, заворожённо уставившуюся на мощный генератор корабля. И немудрено, ядро такой мощности на малых кораблях не устанавливали никогда. Крейсеру впору. С таким ядром по энерговооружённости (балансу масса/мощность энергоустановки) «Стойкий» далеко обгонял любой корабль Альянса, на треть превышал стандарт энерговооружённости кораблей майлар, вдвое – против флота катри.
Подойдя ко мне, лейтенант бодро вскинул руку к виску.
– Товарищ майор.
Искоса глянув на стоящего подле сержанта, превратившегося в одно большое ухо, я подхватил Стивенсона под локоть, совершенно опешившего от такого обращения, и со словами «Пойдём-ка, лейтенант, отойдём, разговор есть» потянул его подальше, нечего младшим по званию слушать, как старшим разнос устраивают. Дотащив лейтенанта до противоположного конца палубы, я развернул его к себе. Во взгляде Стивенсона было непонимание пополам с растерянностью.
– Скажи мне, Адам, тебе сколько лет? – обратился я к нему.
– Тридцать пять, – недоумение его росло.
Я, поджав губы, покивал и, не выдержав, выматерился.
– Ты мне, лейтенант, одно скажи: зачем ты шаарши потащил на пост управления?
– Вы имеете в виду Лин? – совершенно по-идиотски переспросил.
– Нет, блин! У нас тут толпы шаарши на корабле?
– Та-щ, майор… – Тут Стивенсон, совершенно неожиданно для меня, покраснел. – Просто ей было так интересно, и она замечательно разбирается в технике. Вы бы знали, к каким ухищрениям шаарши прибегают на своих кораблях! Мне очень захотелось услышать её мнение о нашей установке.
– Ага, мнение. И для этого наплевать на кучу инструкций, режим секретности, здравый смысл, так, что ли?
– Нет, – запротестовал он, – вы не правы! Шаарши никогда сознательно не причинит вред кораблю, для них корабль… ну… не знаю даже, с чем сравнить. От корабля зависит вся их жизнь!
Выслушав этот полный экспрессии спич, я, прищурившись, вперился в глаза лейтенанту. Тот отвёл взгляд.
– Стивенсон, что-то ты неплохо осведомлён о шаарши. Расскажи мне, чего я о тебе не знаю.
Он посмотрел на меня как-то грустно и в то же время устало.
– Понимаете, я сам смею считать, что неплохой инженер, и поэтому меня не могла не заинтересовать раса талантливейших инженеров, которыми оказались шаарши. Я собирал о них всю доступную мне информацию, все те крохи, что проходили по открытым источникам, и не переставал удивляться их стойкости, героизму и инженерному таланту. А увидеть и пообщаться с шаарши – это было самой моей заветной мечтой. И тут такая возможность! Я… я просто не смог устоять.
– Да, действительно. А тем более оказалось, шаарши – молодая девушка, грамотный техник, и в придачу не глупая. – Как я ни старался, мне всё-таки не удалось сдержать сарказм.
Стивенсон промолчал. Я же продолжил:
– А что, в другое место её пригласить нельзя было, обсудить твою любовь к шаарши?
Лейтенанта покоробило, но он угрюмо дёрнул подбородком.
– Нет, как инженера, я знаю, что ей было больше всего интересно.
– Pizdets! – единственное, что я смог на это ответить.
Стивенсон набычился. Глядя, как постепенно его губы начинают сжиматься, а нижняя челюсть выпячиваться, я понял, что достучаться до лейтенанта сейчас дело безнадёжное. Любые мои слова будут восприняты в штыки.
«Не, пусть О’Кифф с ним занимается, на кой мне эта головная боль?»
– Ладно, лейтенант, всё мне ясно. С нотациями я прекращаю, ты не мальчик и сам всё прекрасно понимаешь. – Я больше не глядел на Стивенсона. – А посему не смею больше задерживать.
Инженер, постояв секунду, молча развернулся, только подошвы чуть скрипнули на металлическом полу.
– И сообщите Лин, – бросил я ему вслед, – что я жду её здесь.
Стивенсон не ответил, но я знал, что он ей сообщит. Взрослый человек, думаю, он понимал правоту моих слов, но иногда так сложно вот так сразу признать свои ошибки.
Ожидая шаарши, я разглядывал трюм. В отличие от верхних палуб здесь под обшивкой набор корабля не скрывался. В слоях изоляции, покрывавшей плотную сеть трубопроводов различного назначения, выделялись мощные шпангоуты, переходившие в бимсы под потолком. Вместе с идущими вдоль борта стрингерами они обеспечивали жёсткость прочного корпуса корабля.
В теории я знал, что за всем этим на расстоянии полутора метров находится ещё второй, лёгкий корпус корабля, на котором были смонтированы внешние датчики и эффекторы силовых щитов. Также лёгкий корпус исполнял роль основной брони судна. Пространство между прочным и лёгким корпусами не было герметичным, что в случае пробития позволяло избежать взрывной декомпрессии и разрушительного воздействия ударной волны.
– Комаров! – прервал мои размышления звонкий оклик.
Повернувшись, я увидел шаарши. Она, в смущении заламывая руки, подошла ко мне. Хоть я и не видел её лицо, волнение и нервозность хорошо читались в движениях и позе. Мягко улыбнувшись, я произнёс:
– Влад. Мы же договорились, называй меня просто Влад.
– Я стараюсь, Ко… Влад! – тряхнула она головой. – Я стараюсь, и, наверное, когда-нибудь это у меня получится, – чуть неловко закончила она.
«М-да, как мило», – подумал я. Кивнул в сторону поста, возле входа в который гранитным изваянием застыла фигура сержанта. Композицию портили только его слишком заинтересованное лицо и любопытные глаза, неотрывно следящие за нами.
– Ну как тебе установка «Стойкого»?
– О-о-о-о!.. – протянула Лин, воодушевляясь. – Просто нет слов! Ком… Влад! Оно уникально. Плотность энергетических ячеек невероятная! Как вам удалось стабилизировать его? А схема энергополей, а шины передачи мощности, они же при заявленной пропускной способности должны быть сечением в полметра, а у вас от силы сантиметров десять! А вот это, а это…
Следующие пять минут она буквально засыпала меня техническими вопросами. В полном обалдении, я поднял руки, капитулируя, и невольно рассмеялся, с таким пылом она начала меня атаковать.
– Лин, успокойся. Я при всём желании не смогу на эти вопросы ответить. Я же солдат, а не инженер.
– Ой, прости. – Она сдулась, как воздушный шарик. Передо мной снова была застенчивая нерешительная девушка. – Просто это всё так необычно. Мы на своих кораблях экономим каждый эрг. Ресурс энергетических ядер кое-где выработан десятикратно, и скольких усилий стоит их поддерживать в работоспособном состоянии! Да и мощность они выдают в лучшем случае половинную от изначальной.
А здесь такое чудо… – Вспомнив о родном флоте, шаарши сразу погрустнела.
Я её понимал. Без нормальной ресурсной и производственной базы даже гениальным инженерам не наладить производство и исследования на перспективу. Все силы уходят на поддержание неумолимо дряхлеющего оборудования. Нет времени разрабатывать новое, хоть бы старое не загнулось.
Да, они несравненные инженеры, но, извините, лишь в вопросе, как из ржавого ведра и сломанного трансформатора слепить синхрофазотрон. А вот их инновационный потенциал снизился за время скитаний почти до нуля. И практически единственное, что им остаётся, – это действительно пытаться урвать то тут, то там кусочки новых технологий, чем они и заработали славу мусорщиков и попрошаек. Как-то Рраум неплохо меня просветил в этом вопросе. К сожалению, разработать что-то своё им не под силу.
– А Стивенсон тебе разве ничего не рассказал? – полюбопытствовал я у ушедшей в себя девушки.
Лин отрицательно мотнула головой и с грустью сказала:
– Нет. Он сказал, что эта технология является секретной разработкой.
Я мысленно поблагодарил лейтенанта, что он не до конца поддался разжижению мозгов при виде шаарши. Развёл руками:
– Извини, Лин, но это действительно так.
– Я понимаю, – не менее грустно произнесла она.
Внезапно взвыл ревун общекорабельной сигнализации.
– Внимание! Экипажу корабль к бою и походу изготовить. Расчётное время прыжка минус тридцать минут.
Мгновенно сбросив шутливый тон, я серьёзно посмотрел на шаарши.
– Так, иди к себе, во время прыжка на постах может находиться только рабочая смена. Тебя же уже разместили?
– Да, Влад, – кивнула она.
– А Рраум далеко?
– Нет, в соседней каюте, в восьмой.
Улыбнувшись, я извинился:
– Ты уж прости. Будет свободное время, я с большим удовольствием послушаю о твоём флоте и твоих приключениях.
Пройдя вместе с ней на жилую палубу, у створа номер 8 я нажал на сенсор:
– Рраум?
В ответ динамик хрюкнул что-то невразумительное, и створ распахнулся. Заглянув, я уставился на задумчиво сидевшего перед экраном майлара. На экране в бешеном темпе сменяли друг друга какие-то таблицы, списки. Бросив на меня косой взгляд, Рраум отрицательно качнул головой и снова погрузился в работу. Я молча закрыл кубрик. Если человек, то есть майлар, работает – это святое. А поговорить мы сможем и позже.
Мысленно я вернулся к цели нашего прыжка – скоплению Альфа Персея. Было у меня некое нехорошее предчувствие насчёт него. Но одно я знал точно: задача «Стойкого», которую кроме него некому выполнить, – это произвести детальную разведку и оценку сил необронов. И постараться, чтобы никакого огневого контакта с противником не было. Ещё чего не хватало! Нет, тихо придём, тихо уйдём. А проламывать оборону и давить форпосты будет ударный кулак флота. Каждый должен делать свою работу, а нам ещё Фрайса ловить…
Здание Генерального штаба объединённого командования Вооружённых сил Земного Альянса
Хмурый, невыспавшийся, сразу с корабля Фёдоров, поджав губы от неудовольствия, больше, правда, на себя – по прилёте не хватило времени на самое элементарное, – торопился на срочное заседание Генштаба. Ситуация с необронами была крайне тревожной, поэтому на Землю были вызваны все командующие флотами. По дороге, бросившись навстречу, его перехватил прилетевший с ним адъютант, майор.
– Та-щ адмирал, заседание начнётся через пять минут…
– Знаю, – отмахнулся Фёдоров.
Однако майор продолжил следовать за ним на шаг сзади. Торопясь вслед за командующим, протянул ему через плечо планшет:
– Командир, ваш ПАДД.
Коротко кивнув, Фёдоров перехватил его, на ходу ещё раз пробежавшись по загруженным в планшете данным. Там была подготовленная штабом аналитическая записка, материалы расследования по Новой Земле, отчёты разведки флота. Несколько гигабайт приложений, фото, видео, документы, изъятые контрразведкой. Фёдоров освежил в памяти все подготовленные документы и материалы, он не обольщался на свой счёт, понимая, что именно ему делать основной доклад и отвечать за действия русского флота перед командованием. Как-никак 7-я пехотная дивизия генерала Старка, изрядно облажавшаяся, тоже относилась к флоту.
Толкнув двери Малого зала, адмирал кивнул находящимся там офицерам и быстро проследовал к закреплённому за ним месту за длинным столом по правую руку от президиума в центре. Бросив короткий взгляд в зал, Фёдоров понял, что был последним, все остальные командующие уже сидели на своих местах. Положив перед собой планшет и подключив его к инфосети в зале, адмирал чуть расслабился, поднял голову, останавливая взгляд на сидевших в президиуме высших офицерах Альянса.
По центру сидел командующий Вооружёнными силами Альянса адмирал флота Ральф Дилл, немолодой седовласый мужчина с усталым взглядом серых глаз. Слева от него располагался первый заместитель адмирал Клайд Торстенссон. Потомок скандинавов отличался мощным телосложением, своими рублеными чертами лица он производил впечатление человека жёсткого, может, даже жестокого, и, как и Фёдоров, он начинал свою службу в подразделении десанта. Справа от командующего – начальник Генерального штаба адмирал Джессика Уайндер, хоть и женщина, но обладающая отличными организаторскими способностями и критическим мышлением, пришла из разведки, пост свой занимала пятый год вполне обоснованно.
– Все на месте? Тогда начнём. – Командующий сделал знак офицеру в углу и обвёл взглядом присутствующих.
Словно небольшой зуд волной пробежал по кончикам пальцев Фёдорова. В просторечье «глушилка», или подавитель сигнала «Штора», делал зал максимально защищённым от любого вида сканирования.
Дилл, повернув голову, обратился к начальнику Генштаба:
– Адмирал Уайндер.
– Командир, – кивнула та. Привстала, опираясь ладонями о матовую поверхность президиума, и обратилась ко всем сидящим в зале: – Господа командующие, мы вызвали вас всех в связи с крайне тревожной ситуацией, сложившейся на наших границах. Русский флот… – кивнула она в сторону Фёдорова, – вступил в соприкосновение с противником, и есть основания полагать это не единичным инцидентом, а проверкой нашей обороноспособности и подготовкой полноценного вторжения. Адмирал.
Фёдоров встал, через инфосеть с планшета вывел на общий экран несколько снимков с Новой Земли: разрушенного астропорта, археологического посёлка и в центре – изображение линкора необронов, снятого нашлемной камерой. Лёгкий шепоток пробежал по залу. Для командующих другими флотами снимки были внове, лишь президиум угрюмо молчал, они уже видели все материалы. Хмуро оглядев высших офицеров Альянса, с многими из которых он был знаком очень давно, Фёдоров начал говорить:
– То, что вы видите, – последствия атаки необронов на Новую Землю. Нами была восстановлена хронология событий. В 12.15 по усреднённому общекорабельному времени станцией дальнего слежения была засечена вспышка выхода в нормальное пространство недалеко от Новой Земли неизвестного корабля. В 12.53 с планеты было засечено уничтожение двух крейсеров планетарной обороны и повреждение учебно-боевого крейсера Альянса. Уничтожены они были, вероятнее всего, первым же попаданием, связь была потеряна мгновенно. В течение ещё двадцати минут уничтожены все спутники орбитальной группировки, на тот момент находившиеся над зоной высадки. А уже в 14.11 первая волна десанта необронов атаковала астропорт, подавив и уничтожив части Седьмой пехотной дивизии.
– Наши потери? – прервал Фёдорова вопрос.
Тот, помедлив, ответил:
– Основное прикрытие астропорта – около ста двадцати человек. – Произнеся это, командующий русским флотом непроизвольно дёрнул щекой. Глухо добавил: – Тридцать минут. Тридцать минут им хватило уничтожить всех. Десант противника был около двухсот мобильных платформ, условно выделяемых как «необрон-солдат», и до десятка тяжёлых платформ, предварительно классифицированных как «необрон-танк».
Тряхнув головой – сейчас не до лирических отступлений, эмоции необходимо оставить на потом, – Фёдоров вернулся к хронологии нападения:
– В 14.25 вторая волна десанта, около ста единиц, высадилась в район лабораторного комплекса, захватив его, прилегающий посёлок и станцию сортировки монорельса, уничтожив взвод охраны, выделенный в прикрытие, и практически весь гражданский персонал. Потери гражданских, по последним подсчётам, составили около ста сорока человек. В 16.30 корабль необронов, предварительно классифицированный как линкор, исходя из продемонстрированной огневой мощи, стартовал с захваченного астропорта, ещё через минуту подрывами пяти зарядов астропорт был уничтожен.
– Потери необронов? – задал вопрос командующий американским флотом.
– До трети десанта.
– Вот так, господа, – поднялся Дилл. – Четыре с половиной часа. Противник нанёс удар, высадился, сделал свои дела и спокойно стартовал с планеты. Действия подразделений русского флота мы сейчас разбирать не будем… – Он бросил острый взгляд на Фёдорова. – Однако с сожалением могу констатировать только одно… – Он ткнул в услужливо увеличенное изображение вражеского линкора: – Против такого оружия наша военная доктрина никакой защиты не обеспечивает. Думайте, господа. – Адмирал флота сел.
Фёдоров, взяв стакан, смочил ставшее вдруг сухим горло. Кашлянул.
– После получения информации с Новой Земли флот был приведён в двухчасовую готовность, на ВБА «Дальний-1» введён усиленный режим несения службы, 3-й разведывательной флотилией русского флота произведена доразведка пограничных систем… – Переглянувшись с мрачно кивнувшей Уайндер, резко закончил: – В скоплении Альфа Персея обнаружены следы большого количества кораблей необронов, есть все признаки организации крупной базы снабжения. – Качнул головой на невысказанный вопрос, который читался в глазах офицеров, и, помедлив, ответил: – Да, вероятнее всего, это плацдарм будущего полномасштабного вторжения.
Последние слова легли, словно придавив многотонной плитой. А адмирал сжал планшет до хруста в пальцах, пристально вглядываясь в глаза командующих. Война встала на пороге, дыша, раззявив клыкастую пасть прямо в лицо.
Глава 6
Посты замерли в напряжённом ожидании. Чуть повернув голову в массивном шлеме, я покосился на замершего на мостике О’Киффа. На нём, как и на дежурной смене, был надет облегчённый лётный скафандр, почти не сковывающий движений, но способный уберечь при разгерметизации отсека. Я, как водится, был в полной боевой. Вцепившись в поручень, О’Кифф буравил взглядом высвеченную трёхмерную картину окружающего «Стойкий» пространства.
– Пост, доклад! – рявкнул он неожиданно.
– Сигнала нет.
– Стивенсон! – вызвал кэп инженера. – Сколько ещё можем идти в режиме маскировки?!
– Командир, часов десять, точнее не скажу, на полную выработку тестов не делали, а потом всё, режим «ревущей коровы».
– Хорошо. – О’Кифф по-звериному дёрнул губой, выдавая крайнюю степень раздражения, резко окрикнул навигатора: – Лейтенант!
Стоявший у пульта офицер, вытянувшись, преданно замер, уставившись на капитана.
– Десять минут на прокладку оптимального курса через центр системы, мимо каждого планетарного объекты мы должны пройти на расстоянии уверенного сканирования! Выполнять!
– Есть!
О’Кифф чуть выдохнул, успокаиваясь. Последнее дело срываться на подчинённых. Уже чуть более спокойно продолжил:
– По проложенному курсу, без команды, начинаем движение. Пост РЭБ, мне все данные по дальнему сканированию системы, каждые пять минут доклад по общей обстановке. При обнаружении противника держать дистанцию не менее одной трёхсотой астрономической единицы.
– Есть.
О’Кифф углубился в изучение предоставленных данных, а я всё пытался разобраться в ощущениях. Чувство тревоги уже безостановочно вопило, что ничего хорошего нас не ждёт.
А началось всё с того, что «Эрестфер» не появился в обозначенном месте встречи на границе скопления. Сутки «Стойкий» дожидался либо самого фрегата, либо передачу, но не дождался. «Эрестфером» командованию были переданы только данные, полученные дальними сканерами корабля, копия была переслана нам перед самым прыжком. Разумеется, никаких сведений о составе и численности группировки необронов в скоплении данные сканирования дать не могли, только сам факт их присутствия и примерное местонахождение, очень приблизительное, не точнее отдельной системы. Таких систем было четыре, безымянных, под ничего не говорящими буквенно-цифровыми обозначениями.
Наиболее вероятным было, что «Эрестфер» пропал при попытке более детальной разведки одной из этих четырёх систем. По крайней мере, какой-то шанс обнаружить его следы был. В общем-то, и так и так лезть нам в эти системы к необронам, а там, может, и на пропавший фрегат наткнёмся.
Я видел стиснутые кулаки и тревожные взгляды членов экипажа. Костюшенко, вечно холодный и невозмутимый, и тот старательно погружался в работу, находя себе занятие, чтобы за надетой маской не промелькнуло, не прорвалось тщательно сдерживаемое беспокойство. 3-я разведывательная флотилия была одной крепко спаянной семьёй, на каждом корабле были свои друзья, знакомые. Сейчас мы в стелс-режиме безмолвно дрейфовали инерционным ходом почти в плоскости эклиптики на сближение с крайним планетоидом системы, с которым должны были накоротке разминуться где-то через полчаса. Дальнейший курс зависел от навигационных расчётов.
– Курс проложен!
– Есть, курс! – мгновенно доложился Волков.
Лёгкое изменение гравитации чуть толкнуло под ноги, сработали компенсаторы, гася возникающие моменты инерции при маневрировании.
О’Кифф поинтересовался у навигатора:
– Сколько на проход системы?
– Примерно семь часов, командир.
– Пойдёт. – Испытующе глянул на меня: – Влад? – Да?
– Твои готовы?
– Готовы, – утвердительно кивнул я и под шлемом улыбнулся этому «Твои».
Несмотря на де-юре назначенную командиром группы Сааринен, группа всё равно считалась моей. Впрочем, Сара это не оспаривала.
Невысказанную мысль кэпа я понимал. Вытаскивать оставшихся в живых с «Эрестфера», если таковые обнаружатся, моя задача. У О’Киффа на это нет ни сил, ни средств: слишком урезана судовая команда, по сравнению со стандартным фрегатом Альянса, да и возможность боевого столкновения с необронами никто не отменял.
– Проходим планетоид! Начинаю сканирование, – пошёл доклад с поста РЭБ.
«Ага, – подумал я. – Пятая же, крайняя планета системы».
– Сканирование завершено, искусственных источников сигнала не обнаружено.
Снова манёвр, лёгкая тяжесть перегрузки, компенсаторы чуть с опозданием гасили ускорение. Судя по схеме, сейчас идём к третьей планете, она ближе всего, четвёртая пока с той стороны местного светила, к ней выйдем последней. Текут томительные минуты ожидания. Каждые пять минут отчёт. Сигнала нет.
– Внимание, неизвестный корабль!
На самом краю зоны сканирования начинает пульсировать синяя точка. Свой-чужой по информации с пассивных датчиков определить нельзя.
– Курс, дальность! – это О’Кифф.
– Две астрономические единицы, курс на удаление, за пределы системы, – быстрый ответ.
– Визуальный контакт.
На голоэкране микроскопическая звёздочка резко увеличивается в размерах. Сомнений нет – это корабль необронов. Яркая вспышка сработавшего ССД – и космос снова девственно пуст.
– Курс не менять, – следует жёсткая команда кэпа. – Идём дальше, к третьей планете системы.
В гробовом молчании проходит ещё двадцать минут. Снова резкий выкрик оператора:
– Две цели, верхняя полусфера, курс на сближение, дальность один и три!
На схеме, теперь уже справа выше, недобрым красным заполыхали две точки. Пунктиром засияла вероятная траектория движения, почти соприкасаясь с зелёной траекторией нашего фрегата.
– Расходимся? – задал тревожащий всех вопрос О’Кифф.
Я, оторвавшись от схемы, пробежался взглядом по замершим сосредоточенным лицам. Если патруль необронов, а то, что это именно патруль, сомнений почти не было, пройдёт слишком близко, то может обнаружить «Стойкий», а значит, нам заблаговременно придётся менять траекторию полёта, уходя с оптимального курса, и тем самым съедать и так небольшой запас времени, каким мы можем двигаться в стелсе.
– Должны, командир. Минимальное удаление две сотых.
Мне почудился эфемерный вздох, пронёсшийся по мостику. Ерунда, конечно, богатое воображение, однако всем заметно полегчало. Необроны пройдут далеко за кормой, стадия активного маневрирования давно закончена, идём инерционным ходом, и дюзы уже не светятся ярким голубоватым огнём, демаскируя нас, а это значит, мы практически невидимы. До третьей планеты осталось чуть больше часа…
– Внимание. Цель на орбите третьей планеты!
О’Кифф встрепенулся. Ожидание, тем паче неизвестность выматывали неимоверно. Успела смениться дежурная смена, в таком напряжённом ритме кэп установил четырёхчасовой график дежурства. И сейчас доклад вёлся приятным, хоть и напряжённым женским голосом.
– Регистрирую радиообмен с поверхностью. Локализую источник!
Сощурившись, О’Кифф что-то пробормотал себе под нос. Повысил голос:
– Что цель?!
– Сходит с орбиты, командир. Траектория за пределы системы, набирает ускорение!
– Отлично. Источник на поверхности локализован?
– Так точно, командир!
– Вот и славно, – потёр руки О’Кифф. – Волков! – вызвал он пилота.
– Я!
– Рассчитай виток по орбите над точкой так, чтобы в случае чего, если промахнёмся, могли без особых потерь уйти на второй. Необходима детальная съёмка поверхности.
– Есть, командир!
«Стойкий», подчиняясь командам пилота, довернул к проплывавшей справа планете, ударившие по курсу двигатели ориентации чуть притормозили фрегат, переводя его на более низкую орбиту и опуская в гравитационные сети.
– Внимание. Одна минута до прохода над целью!
Мощная оптическая система «Стойкого», включившись, вывела изображение на центральный пульт.
– Вижу цель!
В левом углу изображения с бешеной скоростью запустился счётчик кадров фотосъёмки поверхности. ИИ «Стойкого» за тот малый промежуток времени, что мы были над аванпостом необронов, успел отснять почти три тысячи планов местности разного масштаба от крупного с общим видом местности вокруг до детализированных мелкомасштабных отдельных строений. Потом изучением снимков займутся аналитики флота.
– Съёмка произведена!
О’Кифф, до того момента сжатый словно пружина, распрямился и удовлетворённо хлопнул ладонью по поручню.
– Молодцы! Сход с орбиты, идём к следующему объекту. Маловероятно, что в системе больше одного аванпоста, но проверить необходимо. Сбросить разведдрон!
Подчиняясь команде, от «Стойкого» отделился малый разведывательный БПЛА – полутораметровая сигара, оснащённая системой двигательной ориентации и сверхсветовой связью, с ядерной батареей внутри со сроком службы до двадцати пяти лет.
«Да… – подумалось мне, – какая ирония: середина двадцать четвертого века, а для малых аппаратов ничего лучше ядерной батарейки с каким-нибудь изотопом стронция внутри, используемого ещё в первых зондах, тех же „Пионерах”, так и не придумали».
Сойдя с орбиты, корвет, набирая ускорение, пошёл к ближайшей к нам сейчас второй планете системы. Я понимал, что больше мы вряд ли что-то обнаружим, однако был микроскопический шанс наткнуться на какие-нибудь следы «Эрестфера», а значит, не использовать эту возможность мы не могли.
Прошло ещё три часа. На границе зоны сканирования снова прошла патрульная двойка необронов, по всей видимости, та же. Сканирование второй, первой и четвёртой планет системы новых данных нам не добавило. Устало помассировав виски, О’Кифф склонился над коммуникатором, вызывая Костюшенко. Старпом часов пять назад ушёл отдыхать, теперь наступил его черёд сменить капитана на мостике. Проходя мимо, Керней притормозил, глядя на меня, положил ладонь на наплечник брони.
– Влад, иди отдохни, мы сейчас полсуток отсиживаться будем, так что своим тоже отбой дай. Разрядка генераторов маскировки, проверка, диагностика – сам понимаешь, дело не быстрое.
На это я мог только кивнуть. Отдохнуть было необходимо. Хотелось в душ и поваляться на койке. Несмотря на все прогрессивные технологии, находиться восемь часов в боевом скафандре – далеко не сахар. Эластичный облегающий комбинезон, надетый под бронёй на голое тело, можно выжимать.
– Внимание. Пять минут до прыжка!
– Группе отбой, – бросил я по внутренней связи.
Часов десять нам на полноценный отдых, а затем снова в броню, и так пока не пройдём следующую систему. Что ж, мероприятие обещало быть весьма утомительным…
– Влад, Влад. Вставай.
– Да, мам. Ещё пять минуточек, – пробормотал я, поворачиваясь на другой бок.
Раздалось с трудом сдерживаемое рычание и вслед за ним чувствительный удар в плечо. Вскочив, я посмотрел в разъярённое лицо Сааринен. Протяжно зевнул:
– Сара, шуток не понимаешь?
– Да иди ты… – Крутанувшись, капитан выскочила из каюты.
Помотав очумелой головой, я пошёл в душевую и сунулся под холодную воду. Кончались пятые сутки напряжённейшей работы в скоплении. Накануне прошли последнюю из отмеченных «Эрестфером» систем, получив более-менее точный расклад по силам необронов. Прыгнув к самой границе скопления Альфа Персея, данные одним информпакетом направили флоту. Посмотрев на часы, понял, что проспал чуть меньше пяти часов. Связался с О’Киффом:
– Керней, ты где? Что по нашему разговору?
С небольшой заминкой кэп ответил:
– Я у себя, на мостике Костюшенко. А по разговору… Не знаю, ничего определённого пока сказать не могу. – О’Кифф замолчал, видимо что-то обдумывая. Осторожно сказал: – Влад, пока ничего, указывающего на наличие ещё одной не замеченной «Эрестфером» базы, нет.
– Я понимаю, – хмуро отозвался я. – Только и ты пойми меня, Керней: куда-то же фрегат девался, в этих системах нет ни единого его следа. Думаю, он обнаружил ещё одну базу, но не смог уже оттуда выбраться…
– Ох, Комаров, не знаю, во что ты меня опять втравливаешь. Концентрация ударной группы флота на дальности одного прыжка на границе скопления уже почти завершена, ещё пара часов – и флот будет готов нанести удар. Пойми, маховик уже раскручен, как ты мне предлагаешь остановить всю эту махину? Объяснить, что у кое-кого нехорошее предчувствие? Подтверждающих данных нет, ни от «Эрестфера», ни от наших дальних сканеров. Тянуть тоже нельзя, сам понимаешь, пока необроны не успели окопаться…
– Да знаю я, – не выдержав, зло оборвал я каперанга и, мысленно досчитав до десяти, постаравшись успокоиться, слишком многое сейчас стоит на кону, начал излагать Кернею пришедшую мне в голову идею: – Ладно, флот мы не остановим, но и не надо. Если я прав и пятая база существует, при нападении на аванпосты какой-то сигнал-предупреждение они отправят. Отследив его направление, выйдем на эту базу, недаром же мы разведдроны вывесили над каждой планетой. Нам самое главное – быть готовыми к немедленному прыжку и тут же прыгать по полученным координатам. На финише делаем рекогносцировку, а там либо работаем сами, либо ждём подмогу. Пойдёт такая идея?
– Ладно, – хмыкнул О’Кифф, – с командующим эскадрой я поговорю. Мы формально к ним не относимся, в составе ударной группы нас нет. Приказа о включении в состав я тоже не видел. Мы здесь по личной просьбе командующего флотом, не более. Думаю, у него особых вопросов не будет, да к тому же ты вполне можешь постановку задачи в рамках «Стойкого» определять самостоятельно. – И с тихим щелчком О’Кифф отключился.
Переключившись на Сааринен, я бросил:
– Сара, через пятнадцать минут строй личный состав на нижней палубе.
Принял короткое подтверждение: Сара, как всегда в боевой обстановке, отвечала кратко, чётко и по существу. Задержавшись у выхода, посмотрел на отражение в зеркале своей такой непривычной короткостриженной головы, сжал до хруста кулаки. Это первая полноценная боевая операция, в которой мне предстояло участвовать здесь, в этом теле, если, конечно, не брать в расчёт сумбурный вояж по Новой Земле. Нет, действительный боевой опыт был и у майора, несколько операций против холорианских пиратов я «помнил», и достаточно хорошо. Да и свой собственный, чеченский опыт снайпера в составе РДГ кое-что значил, но всё равно лёгкий мандраж не отпускал. Через пятнадцать минут, спустившись, я остановился перед строем, который возглавляла Сааринен. Вскинув руку в воинском приветствии, Сара отрапортовала:
– Та-щ майор, по вашему приказанию личный состав построен, старший группы капитан Сааринен.
Я внимательно оглядел ряд стоящих передо мной офицеров. В основном – офицеров, поправился я, скользнув взглядом по стоящим на левом фланге Седых и Жолондзевскому. Всего пятнадцать человек, десяток во главе с Сааринен, трое прикомандированных – Герра, Жолондзевский, Седых, чуть в стороне – мехвод «Циркона» и пилот «Утюга». Во всей этой суматохе что я, что остальные о курсанте банально забыли, и теперь, словно Нильс с дикими гусями, он курсировал с нами по скоплению. Получая, судя по всему, огромное удовольствие от всех приключений.
«Нет, – подумал я, – по возвращении первым делом обратно в училище, вот прям с ходу: трап подъехать не успеет, выпну с корабля с вещами».
– Долго говорить не буду.
Пятнадцать пар глаз, смотрящих на меня, были внимательны и серьёзны. Двое новичков в группе, но не новичков в деле, их направил Фёдоров с флагмана. Не пожалел, хотя от сердца оторвал. Я внимательно изучил их личные дела. Мехвод, сержант, с кривым шрамом, идущим через челюсть к шее и скрывавшимся под воротом куртки. Раненный, на горящем БТР до последнего в паре с наводчиком прикрывал взвод пехоты. Наводчик сгорел, мехвод чудом выжил.
Пилота «Утюга», старлея, я даже немного знал. Он получил прозвище Серафим, когда прорвался сквозь сплошной заградительный огонь и вытащил зажатую в горах группу спецназа, ещё на спуске получив несколько пробоин в борт челнока и два осколка в грудь. Почти отвесно рухнув вниз, сумел затормозить, на пределе перегрузки забрать группу и проскочить обратно, в коридор, пробитый парой штурмовиков. Отключился старлей только после посадки на палубу. Врачи потом долго разводили руками: пилот должен был потерять сознание ещё на спуске от болевого шока.
Каждого из них опалила война, пометила кривыми рунами шрамов, словно зарубками на память. Да, собственно, как и всех, стоящих передо мной, включая самого Комарова. Помню, как впервые на «Дальнем-1» встретился с курсантами. Ещё с одним физиком мы им давали несколько уроков армейского рукопашного боя. Скинули майки, а там – что Комарова, в моём лице, что напарника в своё время расписало здорово, броня, похоже, лохмотьями висела. Притихшие курсанты кивнули на напарника:
– Это откуда?
Взглянув на шрамы, я просто сказал:
– Война.
– А у вас?
– И у меня война.
Оставшееся время занятие проходило почти в полной тишине.
В общем, Батя не поскупился, дал лучшее, что у него было.
– Флот готов к проведению операции в скоплении Альфа Персея, – сказал я. – Очень скоро сформированные группы нанесут удар по разведанным аванпостам необронов. Наша задача – быть готовыми на случай возникновения нештатной ситуации. По всем четырём аванпостам удар будет нанесён одновременно, однако могут обнаружиться и другие силы необронов, которые мы должны выявить и подавить, либо связать боем до подхода основных сил. Поэтому на весь период операции группе полная боевая готовность! – Я повернулся к Сааринен: – Капитан, определите боевые группы на «Циркон» и «Утюг». На «Циркон» командиром пойду я. И не спорить! – пресёк я возможные возражения.
– Есть, командир! – вскинулась Сара, бросила короткий взгляд вдоль строя. – В «Циркон»: наводчиком Седых, десантом Роджерс, Саагхти, Ноймер, Кравиц, остальные в «Утюг». Командир?! – снова повернулась она ко мне.
Я кивнул, подтверждая распределение, но, остановив Сару, негромко спросил:
– Почему Седых?
– Она неплохой наводчик, – пожала плечами старлей, – опыт есть, да и я её поднатаскала. В составе пешей группы ей идти не стоит. Вот Жолондзевский – да, мальчик подаёт надежды, быстро схватывает, чувствует группу. Ты, похоже, здорово ему мозги промыл на Новой Земле, – сделала она мне комплимент.
– Понятно, – отмахнулся я, не став выяснять, чем так хорош Жолондзевский, и, наверное, зря, совсем вылетели из головы некоторые выверты Сааринен. Но пожалел я об этом позже. – Группе вольно. Седых, ко мне!
Поняв меня правильно, Сара махнула рукой:
– Разошлись, мальчики.
Парни потянулись по кубрикам, а ко мне подскочила Кара:
– Та-щ майор, сержант Седых по вашему при…
– Без чинов, Кара, – остановил я сержанта.
– Есть, без чинов!
– Не тянись, кому говорю, – улыбнулся я. – Я знаю, это всё тлетворное влияние Сары. Её иногда инструктором привлекают, так ей благодарные десантники прозвище придумали – Стальные сиськи. Только смотри, ей не проболтайся, а то мне не жить, – постарался перевести я диалог в неформальное русло.
Седых, не сдержавшись, хихикнула.
– Вот так-то лучше. Сейчас я хочу поговорить с тобой не как твой командир, а как боевой товарищ, с которым, возможно, скоро идти в бой.
– Да, Влад.
– Наводчик ты неплохой, если Сара говорит, что тебя поднатаскала, значит, так и есть. С необронами ты уже встречалась, это тоже плюс. Минус в другом: может статься, сбрасывать нас будут прямо на голову противнику, и тут главное – не растеряться, не нервничать, не обращать внимания на огонь противника, а чётко и спокойно выполнять поставленную задачу, отрабатывать указанные цели. Понимаешь?
– Я справлюсь! – не отрывая от меня взгляда, серьёзно кивнула Кара.
– Рад слышать. Можете идти, – отпустил я сержанта, а сам невольно задержал взгляд на Саре, которая, оставшись в ангаре, о чём-то беседовала с мехводом.
Сейчас, разглядывая её по-новому, глазами Павла Кореева, а не воспоминаниями Владислава Комарова, смотря на её манеры, прямоту, я понимал, кого она мне всё больше напоминает. Единственную мою незакрывшуюся рану.
Как-то так случилось, что к своим двадцати восьми я не обзавёлся ни женой, ни детьми. После первого курса института попал в армию, в «войска дяди Васи». Голубой берет, за форму ласково прозванный «пельменем», с тех пор пылился на антресолях. Потом отбор и курсы снайперов, как взял в руки СВДС, десантный вариант, так полтора года с ней в обнимку. Забеги по горам, работу в паре с гранатомётчиком до сих пор помню, словно это было вчера. Когда вернулся, восстановился в институте, на военной кафедре присвоили звание лейтенанта запаса. Затем почти год проверок и – здравствуй Новосибирск. Год там. Спасибо лейтенантскому званию, вышел я новоиспечённым старшим лейтенантом ФСБ. И заверте…
Попал на линию работы по противодействию разведке латиноамериканских государств. И это в центре Сибири. Пришёл к начальнику с вопросом, в каком месте у нас латиноамериканская разведка. Был послан по известному адресу. Учили? Учили! Значит, и действуй, как учили. Потом снова Чечня, полгода с военной контрразведкой. Поддался на уговоры – и здравствуй Хабаровск. Контрразведка против слишком уж активных действий двухмиллиардного соседа. Ну вот и сами посудите, какая тут к чёрту семья, с таким-то образом жизни.
Однако любовь у меня была. Странная, наверное, и тщательно скрываемая от собственной безопасности. Стоит сказать, что на линию по Латинской Америке я был поставлен из-за знания испанского языка. Не бог весть какое знание, честно говоря. Английским я владел лучше, но, как говорится, за неимением… Допуск к гостайне у меня был по второй форме, поэтому выезжать за рубеж можно было без особых проволочек, если, конечно, не считать за таковые два месяца, за которые до поездки я должен получить одобрение СБ. В отпуске выбор мой пал на Испанию: и море, и солнце, и в языке можно попрактиковаться.
Там я и встретил её.
В Барселоне, станция метро «Площадь Каталонии».
Молодая девушка, как потом оказалось семнадцати лет, нимало не смущаясь, из-за отсутствия свободных скамеек сидела прямо на полу, скрестив по-турецки ноги, и увлечённо болтала по телефону. Светлые шорты, тёмная, очень свободная майка, в проймах рукавов которой мелькал красный ажурный бюстгальтер. Меня всегда смешила эта молодёжная испанская манера одеваться. Но эта девушка привлекала своей непосредственностью. Бросив телефон, она достала из рюкзачка толстенную книгу и, периодически поглядывая на табло, углубилась в чтение. Мелькнула обложка, я хмыкнул. Книгу, что так увлечённо читала молодая испанка, я мучил уже третий день, продираясь сквозь хитросплетения испанской прозы. Подошёл, присел рядом.
– Сеньорите нравится новое произведение… – Далее следовало ФИО писателя, которое я сейчас уже и не вспомню.
Она недоумённо посмотрела на меня. Я с глупой улыбкой повторил, добавив, что сам очень увлёкся произведением, в котором автор так удачно показал характеры персонажей. Неожиданно рассмеявшись, она меня передразнила и раскритиковала. А про книжку добавила, что более глупого произведения ни в жизнь не читала. Пришёл черёд смеяться уже мне.
Марита, так её звали.
Мы встречались каждый день, всю ту неделю, что оставалась мне в Испании. Ничего такого у нас не было, ну, вы понимаете, что называется – по-взрослому. Нет, просто гуляли, болтали обо всём. А под конец, уже перед самым отлётом, она просто сказала:
– Приезжай, Паш…
Я приехал через год. Марита ждала меня в аэропорту. Похорошевшая и повзрослевшая, она бросилась мне на шею, я подхватил, закружил, крепко поцеловал, не отпуская с рук. Моя испанка. И опять у нас ничего не было дальше поцелуев и бесконечных прогулок по городу и набережной. Улетал я с лёгким сердцем и твёрдым намерением. Думать о проблемах, которые возникнут в моём родном Управлении, не хотелось категорически. А потом меня занесло сюда…
Я смотрел на Сару и понимал, что в ней с каждым разом вижу всё больше черт Мариты.
Сааринен ушла, а я остался в глубокой задумчивости, слишком сильные нахлынули воспоминания, которые всеми силами старался… нет, не забыть, такое не забудешь, просто загнать в самый отдалённый угол. Решительно тряхнув головой, я отбросил посторонние мысли. Сейчас надо сосредоточиться на предстоящей операции флота.
Поднявшись на мостик, я козырнул паре матросов на посту. Почти столкнулся с Костюшенко. Тот, вопреки обыкновению, приостановившись, поприветствовал:
– Майор.
Я аж дар речи потерял. Неужели чванливый старпом признал меня полноправным членом команды, а не бесполезным временным балластом? Чудеса. Оправившись от потрясения, кивнул в ответ.
О’Кифф, сменив старпома, был уже на посту. Поздоровавшись, я поинтересовался:
– Как обстакановка?
Улыбнувшись незамысловатому каламбуру, он махнул рукой в сторону развернувшейся голограммы:
– Смотри сам.
А посмотреть было на что. Концентрация ударной группировки уже была произведена. Во время «Ч» она нанесёт одновременный удар по всем аванпостам необронов. Грозная сила. Целая эскадра: четыре крейсера и двенадцать фрегатов. Плюс тринадцатый – «Стойкий». Однако, если учесть, что командование не исключает вероятности встречи с линкором необронов, каким считают «Властелин», то количество сил отнюдь не избыточно.
Не отрываясь от осмотра эскадры, спросил О’Киффа:
– Сколько ещё?
– Примерно час, – бросил он мимолётный взгляд на запястье.
– Пора облачаться, – стукнул я по-дружески Кернея по плечу. – Скоро наступит момент истины, – намекнул на свои предчувствия.
Кэп суеверно постучал по пульту и усмехнулся:
– Не каркай.
– А тут каркай не каркай… – пробурчал я, уходя.
Полностью экипированный в десантную броню, я вернулся на мостик. Дежурная смена, кэп – все были в лётных скафандрах. Бронешторки в боевом положении плотно закрывали иллюминаторы. Корабль был готов к бою.
– Пятнадцатиминутная готовность! – это О’Кифф.
Боевые группы начинают разгон. На голограмме видно, как они постепенно отдаляются друг от друга, расходясь по векторам прыжков.
– Пять минут! Полная боевая готовность!
Взревели баззереты. Корабли синхронно исчезли, запустив ССД, через несколько минут они будут в системах. А напряжение всё нарастает.
– Группы в системах, переход штатный, сбоев и неполадок нет, – слышен доклад с БП-1.
– Что дроны?
– Тишина, командир!
Снова молчание, нарушаемое лишь шумом корабельной вентиляции и лёгкой дрожью прогретых двигателей.
– Боевые группы вошли в огневой контакт с противником!
– Сигнал от дронов?
– Нет, командир. – И вдруг размеренный тон оператора резко подскочил, и он затараторил: – Есть! Есть сигнал! Регистрирую направленную передачу, вектор вне разведанных систем!
О’Кифф бросил на меня острый, внимательный взгляд и тут же переключился на пост РЭБ:
– Систему определить можем?
– Нет, командир. Для точного позиционирования нужны данные от трёх, лучше четырёх дронов. – Оператор снова прервался и через секунду: – Есть второй сигнал! Вывожу на схеме пересечение векторов.
На голограмме высветилась часть скопления в пересечении двух светящихся зеленоватым коридоров – векторов сигнала. С учётом погрешностей в эту зеленоватую область попадало несколько звёздных систем.
Оценив схему, О’Кифф резко бросил:
– Если в течение пяти минут не будет сигнала от других дронов, прыгаем в систему с большей процентной вероятностью.
– Есть, командир! – откликнулся Волков.
Однако через пару минут снова раздался радостный крик оператора:
– Третий сигнал! Система определена, командир! Вероятность девяносто – девяносто пять процентов.
– Волков, прыжок!
– Есть, командир!
Я выжал кнопку интеркома:
– Сара, что у вас?
– На месте, майор.
– Всё. Мы в игре. – Вот он, момент истины.
Корабль вздрогнул, набирая скорость. Ощутимо повело назад, пришлось вцепиться в поручень БИЦа, чтобы не упасть. Волков дал максимальный разгон. Прыжок, несколько минут, вспышка. Всё, мы в системе. Приглушённый свет мостика, напряжённая фигура капитана, словно восковая, в таком освещении.
– Стеле! Посты, доклад!
– БП-11: переход норма, дрейф незначительный, сбоев в работе навигационного оборудования нет!
– БП-10: норма, система «Бастион» – активный режим.
– БП-20: норма, орудия приведены в боевую готовность.
– БП-31: норма, ядро стабильно, ресурс двигателей девяносто два процента.
– Командир! – вдруг завопил оператор радиотехнического поста. И столько всего было в этом вопле, что все невольно замерли. И удивление, и возбуждение, даже какая-то радость пополам с недоверием. – Регистрирую передачу на аварийной частоте! По кодам это «Эрестфер»!
Буквально тут же всё на мостике пришло в движение. Нет, никто не выражал бурный восторг, но взгляды были красноречивы, у людей появилась пусть призрачная, но надежда.
– Где они, связь с ними есть? – О’Кифф сильнее сжал поручень.
– Нет, командир, это аварийный автоматический маяк. Сигнал идёт со спутника третьей планеты.
– Волков, самый полный! Мы должны там оказаться как можно быстрее! – Керней обернулся ко мне: – Влад, эвакуация на тебе.
Я кивнул, а кэп продолжил раздавать указания:
– Полное сканирование системы, мне нужно точное местоположение базы необронов и кораблей в системе!
– Командир, противник на орбите третьей планеты!
– Класс?
– Командир, цель условно обозначена как основной корабль-необрон.
– Он один?
– Да, командир!
– Волков, выводи на дистанцию оптической наводки, к необрону заходи с кормы! – О’Кифф вызвал артиллерийский пост: – Внимание, цель первая: корабль-необрон, прицел оптический, заряд полный, по пять снарядов, первый залпом, остальные беглым, наводить по двигателям, огонь по команде!
– Есть, командир!
А О’Кифф молодец. Оптическая дистанция – это, по сути, дистанция кинжальной стрельбы, промахнуться невозможно, уклониться тоже. Необрон на геостационарной орбите, маршевые заглушены, вероятность попадания – твёрдые сто процентов. Один минус: они нас могут засечь визуально, несмотря на всю нашу стелс-систему. Риск, однако возможность сразу вывести из игры опасного противника того стоила.
Ожил радиотехнический пост:
– Командир, обнаружена база необронов. Меньше полутора тысяч миль от маяка «Эрестфера»!
Кэп помрачнел. Я подошёл ближе.
– Похоже, их сбили.
В ответ Керней еле заметно кивнул, сделав такие же выводы. Бросил по связи:
– Детальная съёмка поверхности, ориентиры: маяк и база необронов.
Тем временем на экране планета неуклонно вырастала в размерах. Заработала оптическая система, выводя снимки места. Не оставалось уже никаких сомнений о крушении «Эрестфера». Невольный вздох прокатился по БИЦу, когда на снимке показались ломаные обводы фрегата. «Эрестфер» лежал, завалившись на правый бок и носом зарывшись в грунт. Всю видимую его поверхность, словно оспины, испещряли кратеры взрывов, остатки лёгкого корпуса висели лохмотьями, открывая оплавленные борта, боковые пилоны были начисто сорваны, а один из двигателей раскрыло, взрывом разворотив обшивку лепестками диковинного цветка. Вне всякого сомнения, это было следствием атаки необронов.
Скрипнули, сжимаясь, перчатки на руках. В гробовой тишине О’Кифф скомандовал:
– Съёмку вкруговую, по улитке, может, кто-то выжил, они могли где-то укрыться.
Доложился Волков:
– Тридцать минут до выхода на дистанцию стрельбы.
Керней с трудом разжал ладони – надежда на встречу с командой «Эрестфера» таяла с каждой минутой. Внешне, однако, он оставался всё тем же – сдержанным и собранным офицером. Его внутренние переживания я замечал только в силу опыта и давнего общения.
– Подключите резервную аппаратуру, мне нужны снимки базы необронов.
Буквально пара минут ушла на развёртывание системы, лёгкой калибровки и наведения на базу. Замелькал счётчик снимков. Один из них стал крупнее, и сразу выявилась первая неприятная новость: у необронов был ещё один корабль. Такой же, как и на геостационарной орбите, он лежал на грунте возле периметра.
– БП-20, внимание, цель вторая: корабль необронов, поверхность, прицел оптический, заряд полный, по три снаряда, по отработке первой цели перенос огня на вторую, стрельба по готовности.
– Есть!
Тут снова включился радиотехнический пост:
– Командир, обнаружена активность необронов, засечены крупные передвижные платформы, условно обозначены как «супертанк». Вывожу на экран!
Участок местности увеличился, стали заметны маленькие, похожие на диковинных паучков конструкты необронов.
– Где их засекли?
– Километров семьдесят от места крушения.
– Влад? – развернулся ко мне О’Кифф, – кто-то выжил, иначе необронов там не было бы. Приказывать я тебе не могу, но мы должны попытаться своих спасти.
– Керней, я офицер Альянса, командуй!
О’Кифф кивнул, дёрнув уголком губ в слабом подобии улыбки.
– Тогда, майор Комаров, готовьтесь к высадке. После отработки целей один и два сбросим вас как можно ближе к необронам. – Кэп подошёл, взглянул в глаза: – Вытащи их оттуда, Влад.
– Вытащу.
– Спасибо, – серьёзно ответил О’Кифф. – Прикрыть тебя не смогу, нужно безотлагательно раскатать базу необронов, чтобы без сюрпризов, но знаю, что ты справишься.
Я не стал ничего говорить, молча кивнул. Но тут раздался голос Волкова:
– Командир, мы на дистанции стрельбы, активность систем противника на прежнем уровне… Командир, наведение произведено, орудия готовы к стрельбе.
На экране крупно показался корабль необронов. На переднем плане была кормовая часть с тёмными овалами дюз. Никакой активности вокруг него замечено не было.
– Приготовиться к стрельбе главным калибром!
Все стоящие на мостике, включая меня, вцепились во что только можно. Залп батареи главного калибра, да ещё полным зарядом – никакие компенсаторы полностью отдачу не погасят, тряхнёт будь здоров.
– Батарея, огонь!
Данг!
Бросило к стене, кто-то не удержался, падая на колени, казалось, корвет стал на дыбы, а я во все глаза смотрел на монитор, где с ярчайшей вспышкой две маленькие звёздочки впились в корму судна необронов, взрывом сминая и уродуя конструкции. Неактивные силовые щиты – пришло понимание. Только этим можно было объяснить такой результат первого попадания. Корабль противника начало разворачивать боком – всё, он не жилец, двигательную группу разнесло, а это полная потеря хода и манёвренности.
Тридцать секунд. Данг, данг! И ещё две разогнанные до огромной скорости, перешедшие наполовину в состояние плазмы болванки впиваются в борт, разрывая и сминая корпус. Похоже, О’Кифф результатами стрельбы удовлетворён, на то, что осталось от первой цели, тратить оставшийся боекомплект смысла нет, и он командует:
– Перенос огня на цель два!
«Стойкий» разворачивается носом к поверхности спутника. Корабль необронов на земле всё ещё неподвижен. Ещё один сдвоенный выстрел. Планета почти лишёна атмосферы, поэтому болванки не теряют убойной мощи. Попадание – и корабль разметает роем осколков. Детонация ядра. И снова силовой щит не активен.
– Волков, к зоне сброса!
Я быстро спускаюсь к своим. Группа в курсе событий, я специально держал открытый канал. Выбегаю из подъёмника. Моя команда уже возле «Циркона» в полной боевой, на лицах решимость и готовность к бою.
– Экипаж, десант, по машинам! – Машу Саре: – Пока площадку не расчистим, не суйся, прижмись к рельефу, жди команды!
Споро залезаю в БМД на место командира. Устраиваюсь в кресле, ремни плотно стягивают тело, пальцы на автомате уже бегут по переключателям, подключая и тестируя оборудование. Справа, ниже, Седых колдует над пультом управления огнём. Впереди мехвод, руки на рычагах. Он один не суетится, спокойно и как-то отрешённо косится на Кару. Включаю связь. Тут же голос пилота:
– Группе высадки, через пять минут точка сброса.
Откидываюсь, прикрыв глаза. Стараюсь выкинуть из головы все мысли, расслабиться, делаю несколько ритмичных вдохов и выдохов, очищая сознание. Волнение, мандраж, адреналин – это всё сейчас мои враги, как никогда нужен холодный разум, ясность и чёткость мышления. Лампа над аппарелью загорается зелёным, включается удерживающий атмосферу силовой щит, «Циркону» он не помеха, продавит моментально.
– Комаров, мы над целью!
– Сброс!
БМД трогается с места, короткий разбег – и срываемся с аппарели. Под нами километр до поверхности. Руки мехвода порхают по клавишам, он сейчас отчасти пилот, «Циркон» держит ровно, чуть приподняв нос машины. В трёхстах метрах над поверхностью включаются тормозные двигатели, тело наливается тяжестью, перегрузка вжимает в кресло, спасают только экзоскелет брони и ГГВ БМД. Дюзы оттормаживают почти до нуля вертикальную скорость, касание. Я теперь понимаю, почему мехвод держал нос машины чуть задранным, на спуске мы набрали некоторую горизонтальную скорость и сейчас, коснувшись поверхности, избежали капотирования.
Ставшим вдруг хриплым голосом командую:
– Экипаж, доклад!
Мехвод, нахмурившись, наклонился над диагностом, лёгким нажатием переключаясь с системы на систему. Затем лоб его разгладился, он кивнул и чуть повернулся:
– Норма, майор!
– Кара?
– К стрельбе готова! – Поводив стволом слева направо, Седых улыбнулась, поглядывая на меня снизу вверх.
– Тогда помаленьку двинулись. – Согласно данным разведки я вывел и отметил на карте приблизительное местонахождение «супертанков», скинул мехводу и ткнул в точку: – Видишь? Давай туда, сильно не высовывайся, километра за два притормози, высадим разведку. Понял?
– Да. – Мехвод уверенно двинул рычаги.
Мощная машина плавно набрала ход, скользя между холмов, шины хорошо шли по жёсткому, спёкшемуся грунту, ни пыли, ни острых камней, только чуть покачивало на неровностях. Мимо проплывали безжизненные пейзажи иного мира. Тёмно-серые сглаженные края кратеров и пологие горы, часто заканчивающиеся жерлом вулкана. Планета была ещё очень активна. Молодая, она бурлила и кипела внутри, излучая массу тепла в космос. На экране постоянно светилась тревожная надпись, сигнализирующая о первой степени температурной опасности. Поверхность спутника прогревалась до трёхсот пятидесяти одного градуса по шкале Цельсия – форменный режим гриля. Хорошо ещё, что на теневой стороне температура резко падала, до тридцати-сорока градусов, а то долго даже в нашей броне не продержишься, пятки припечёт. Выжил ли кто с «Эрестфера» в таких условиях?.. Хотелось надеяться, что да.
– Майор, подъезжаем, – прервал мои мысли мехвод.
«Циркон» затормозил и, упруго качнувшись, остановился у подножия холма. Поспешно отстегнувшись, я бросил:
– Ноймер, Кравиц, за мной! – и, согнувшись, втиснулся в крохотную шлюзовую камеру.
Щёлкнули замки, и я шагнул на неприветливую, пышущую жаром, как сковородка, местную почву. Запищал зуммер – линия терминатора неспешно приближалась к нам, неся день и адское пекло. До неё было ещё далеко, но грунт понемногу накалялся, температура уже подбиралась к ста градусам. «Эрестферу» хоть немного повезло – рухнуть далеко на ночной стороне, на дневной они не выдержали бы и нескольких часов без спецоборудования и защитных модулей. Однако день наступал, следовало торопиться.
Шлюз сработал ещё два раза. Всё, разведка в сборе. Махнув рукой в понятном всем жесте «за мной», я снял со спины винтовку, переводя её в боевой режим, и осторожно стал подниматься на холм. Спецы неровной цепочкой потянулись следом. Ноймер чуть правее, Кравиц – левее. С вершины холма я выглянул, окидывая раскинувшуюся пологую низменность, подтянул винтовку, приникая к окуляру.
«А вот и они». На удалении в пару километров топтались два матово-металлических паучка – «супертанка». Мелькнуло несколько вспышек – паучки приподнялись, выпуская заряд неизвестной природы.
– В… мать! – выругался я, скатываясь вниз, и на всех парах бросился к БМД.
Точно, кто-то ещё из наших выжил, вспышки выстрелов не оставляли сомнений. Буквально впрыгнув в командирское кресло, рявкнул:
– Вперёд, на полной. Седых, основная цель – «супертанки», стрельба с ходу, с максимальной дистанции, нужно отвлечь их на себя.
Взрыкнув, «Циркон» вылетел на холм. Пару секунд на захват мощной оптикой целей – и ухнул первый выстрел, а мы уже скатываемся с холма. Небольшую каверну по пути мехвод просто перепрыгнул. Десять секунд – выстрел, десять секунд – выстрел. Кара раз за разом посылала горячий привет в сторону «танков» необронов. То, что она ещё умудрялась с такой дистанции на ходу попадать в пятидесяти процентах случаев, было удивительно. Скрипнула амортизационная подушка: «Циркон» подпрыгнул, пропуская под днищем ответный залп. Завалило на один борт. Вильнув, машина выправилась, пошла зигзагом, сокращая расстояние до необронов. Метров с восьмисот удачным попаданием Седых пробила силовой щит и оторвала ногу ближайшему «супертанку».
– Второй туда же! – не сдержавшись, заорал я.
Изловчившись, Кара засадила следующим выстрелом почти в ту же точку, подрубая охромевшему противнику вторую опору. «Супертанк», качнувшись, грузно завалился, выходя из боя. На полном ходу мы влетели в скопление необронов-солдат, не успевших убраться с дороги, снося и давя бронёй. «Циркон» утюжил площадку, катком проходя по малейшему шевелению.
Вдруг резкий нырок в сторону – по борту мазнул, ссыпавшись искрами, выстрел последнего «супертанка», просаживая силовой щит почти на четверть.
– Кара, не спи. Пока сержант отводит душу, твоя задача разнести на хрен эту железяку!
Мы кружили вокруг гадского танка, а он никак не хотел умирать. Окривевший, скособоченный, он продолжал поворачиваться за нами, пытаясь подловить выписывающего восьмёрки мехвода.
– Сдохни, тварь! – Седых вдавила гашетку, посылая очередной снаряд.
И то ли сработало проклятие, то ли удача нам благоволила, однако попала она прямиком в энергетическое ядро «супертанка». Рвануло – будь здоров. Ударная волна приподняла его с одного бока, и рой осколков с визгом впился в наши щиты.
Мы медленно остановились. В визоры мне был виден взрыв. Остов орудийной башенки летел далеко и красиво, перекорёженные опоры оторвало от туловища, разметав венцом, броню сорвало, оставив голый развороченный каркас. Вспомнились слова моего преподавателя с военной кафедры, офицера-артиллериста. Он описывал, что происходит с БМП при попадании осколочно-фугасным боеприпасом: снаряд, пробивая броню, подрывается уже внутри, отлетают башня, катки, люки… Так вот здесь было очень похожее.
Затормозив, мехвод отпустил рычаги, откинулся. Всё. Больше необронов поблизости не было. Я огляделся. Жаркий был бой. И «танков» было не два. Нам, похоже, достались лишь остатки. Остовы. «Один… три… пять, шесть», – мысленно считал я, водя глазами по экрану. Шесть «танков», которым противостоял малочисленный экипаж сбитого фрегата.
В гробовой тишине мы подъехали к двум развороченным, едва узнаваемым «Пустыням». Обе с «Эрестфера». Они приняли на себя основной удар необронов. Грунт вокруг них был весь изрыт и перемешан, один БТР застыл, косо смотря в небо. Задняя часть зарывалась в воронку, оканчиваясь перекрученными обрывками брони и рамы, колёсные оси снесло начисто. Второй просто переломило пополам, полностью уничтожив десантный отсек. Ещё что-то тлело, от останков поднималось марево, похоже, прошло не больше нескольких часов.
– Сара, давай к нам, – щёлкнув тангентой, отправил я короткое сообщение.
А взгляд никак не мог оторваться от развороченных остовов. Мог ли кто-то здесь выжить?
Из прострации меня вывел настойчивый удар по колену.
– Влад, да проснись ты!
Кара вознамерилась ещё раз двинуть бронированным кулаком. Но, вскинув ладонь, я остановил десантницу:
– Тут я, тут. Говори.
– Влад, смотри, как они стояли, оба бэтээра, – начала втолковывать мне Седых. – Углом под сорок пять градусов. Они явно кого-то прикрывали, скорее всего, остатки экипажа, когда поняли, что не могут оторваться от преследования. Здесь должно быть какое-то укрытие, неспроста же они выбрали именно это место!
«А ведь Кара права!» Быстро оценив обстановку, я понял, что такое вполне возможно. Пальцы забегали по тумблерам. Настроить мощную радиостанцию «Циркона» на волну нашлемных раций, зуммер, вслед за ним голосовое сообщение:
– Внимание, экипажу фрегата «Эрестфер», говорит майор Комаров, есть кто живой?!
Сначала тишина, потом треск в эфире. Добавил мощности – пробилась пара слов:
– …Ком……ещере… – Затем снова треск.
Поняв, что больше ничего не услышу, отключился. Лихорадочно начал переключать на аппаратуре режимы сканирования.
– Пещера, пещера…
Не стал обращать внимания на вопросительное выражение лица Седых и пояснять, не было времени. Оборудование «Циркона» выводило звук прямо на мой шлемофон, и пробившийся сигнал экипажа «Эрестфера» никто, кроме меня, не слышал. Запустил сканирование ближайшего пространства на наличие полостей под поверхностью. С пульсирующим гулом пронёсся над головой «Утюг», сверкая синими сполохами маневровых дюз. Сделал разворот, дюзы засияли сильнее, гася горизонтальную скорость, и сел подле БТР на бронированное днище. Из открытых створов на землю посыпались десантники, разделились, рассредоточиваясь и беря на прицел окрестности. Голос Сары в шлемофоне присвистнул:
– Ну ты и намолотил, Комаров! – Но тут же смолк, видимо, она увидела остовы БТР.
Запищал зуммер, сигнализируя окончание сканирования. Судя по карте, большая естественная полость находилась буквально в километре от нас в направлении возвышавшегося впереди потухшего вулкана. Я ответил Саре, одновременно скидывая маршрут на экран мехводу.
– Не я. Давайте на броню, проскочим, тут недалеко. С фрегата отозвался кто-то живой.
Лейтенант, – бросил я пилоту «Утюга», – давай за нами, держи дистанцию метров пятьсот, чем ниже пойдёшь, тем лучше – нарвёмся на необронов, чёрт его знает, какие у них есть средства ПВО.
– А ну, ребятки, давай-давай! – подогнала своих Сааринен, первой запрыгивая на броню «Циркона» и устраиваясь сбоку башни.
По металлу прогрохотали тяжёлые ботинки десантников.
– Готовы, – доложила Сара, когда все разместились.
Плавно тронулись, сначала в небольшой подъём, затем полого вниз, к основанию вулкана. Там я и увидел эту естественную полость. Боковой выход лавы – вот что это было. Извержение давнее, существенной разницы с температурой окружающей среды не наблюдалось. Видимо, основное жерло вулкана когда-то основательно закупорило, и по трещинам лава пробила себе иные пути. Там, похоже, выжившие и укрылись.
Неожиданно по лобовой броне сыпанула дробь, с характерным звуком впиваясь в силовой щит, частицы металла ярко вспыхивали, сгорая.
– М!.. – Мехвод резко тормознул, и десантники, как горох, с тем же матом посыпались с «Циркона», разбегаясь и залегая по сторонам.
Бам-м! – плюнуло орудие в сторону засветившегося необрона.
БМД дёрнулся, срываясь к входу в пещеру. Сааринен, не стесняясь в выражениях – у меня чуть наушник не свернулся в трубочку, – организовывала ответный огонь. Пространство около десантников начали прошивать плотные трассы очередей. Я аж заслушался, открывая девушку с новой для себя стороны. Команды она пересыпала отборными ругательствами, почти не повторяясь. Слитно по позициям необронов заработали автоматы, очереди били слева и справа от рвущейся на сближение БМД. Подсвеченные компьютером цели я сортировал по приоритетности. Отдельный экран дублировал визор наводчика. Поглядывая туда, я корректировал огонь лаконичными командами, давая упреждения сразу по шкалам наводки:
– Лево двадцать! Право пять, выше три! Право тридцать, ниже два, ещё один!
Второй выстрел Седых положила в ту же точку, выковыривая окопавшегося необрона. Подсветка цели моргнула и погасла. Использовалась артиллерийская шкала тысячных, бортовой вычислитель по подсвеченным целям сразу выдавал значения доводки, относительно текущего положения ствола. Красота! Я вспомнил, как в прошлой жизни корректировал артогонь по биноклю, засекая количество делений между разрывом и целью. А здесь всё просто, хотя, конечно, отсутствие мозгов никакая самая умная техника не заменит – определять приоритеты целей компьютеры так и не научились.
Заслон необронов мы смели, «танков» и расчётов тяжёлого оружия у них не было. Раскатали в ноль, основательно перепахав площадку перед входом. Остановились недалеко от чёрного зева. Я попытался просканировать пещеру вглубь, но дальше нескольких десятков метров сканер начинал серьёзно сбоить, видимо, состав стенок экранировал сканирующее излучение.
Подтянулась оставшаяся группа. Откинувшись, я отключил мониторы, отцепил ремни, притягивающие к креслу, и развернул его боком к десантному отсеку. Спустился. Остановил жестом дёрнувшуюся было за мной Седых:
– Нет, Кара, остаёшься в машине. Твоя задача прикрывать нас, когда мы войдём в пещеру.
Она молча кивнула, хотя по выразительным глазам я понял, что возражения рвутся у неё из груди. Тоже воспитание Сааринен. Раньше, может, она и заспорила бы, но не после той муштры, которую всем новичкам учиняла Сара.
Открыв шлюз, я спрыгнул в хрустнувший подо мной, спёкшийся грунт, подошёл к старлею, внимательно разглядывающей вход. Она обернулась, чуть расслабленная, это было видно по позе, со снайперской винтовкой в руках, оружие чуть покачивалось стволом вниз. Занимавшаяся заря окрасила кроваво-красным литую броню, плечевые щитки, шлем. «Дева битвы», – подумал я и чуть улыбнулся этому сравнению. В моих руках разложилась такая же, как у Сааринен, винтовка.
– Влад, с нами идёшь?
– Да, – кивнул я. – Первым кого поставишь?
– Уиларда, он со щитом.
Обернувшись, я действительно увидел квадратного лейтенанта, который из подлетевшего «Утюга» вытаскивал массивный ростовый металлический щит с забранной стеклом прорезью. Щит был к тому же оборудован эффектором силового поля, подобно нашей броне.
– Кто второй?
– Саагхти, он с дробовиком.
– Третий?
– Я пойду.
Обдумав слова Сары, я снова кивнул, одобряя:
– Хорошо, за тобой я. Остальных сама определи, только Жолондзевского поставь в арьергард, чтоб дров не наломал.
– Лады… Уилард! – по общей связи гаркнула Сааринен, выстраивая цепочку.
Прикрываясь лейтенантом, взгромоздившим перед собой огромный щит, мы потянулись в тёмный зев. Включив ночное видение, Сара осматривала левую сторону, я – правую. Саагхти был в полной готовности стрелять, если противник возникнет прямо по ходу движения.
Сто метров, двести, мы углублялись внутрь вулкана по извилистому ходу. По связи начало пробиваться шипение, постепенно преобразовывающееся в слова:
– Назад, все назад… – Потом чей-то всхлип. – Братишка, держись… – И срывающийся голос: – Комаров, Комаров, слышишь меня, Комаров?!
Выкрутив сигнал на полную, почти кричу:
– Слышу тебя! Это Комаров, идём к вам!
Шорох, треск, снова тот же голос:
– Быстрее, быстрее, нас зажали, долго не продержимся!
И снова чей-то всхлип в эфире.
Голос Сары:
– Я их засекла, где-то километр по прямой.
– Держитесь, мы на подходе, – снова бросаю в эфир.
А в ответ:
– Зажали, плотно зажали. Отойти не можем!
Зло командую:
– Темп!
Срываемся почти на бег.
– Роджерс, Жолондзевский, Герра, прикрытием, здесь! – Это Сааринен, оставляет арьергард прикрывать нас с тыла.
А там идёт бой. Крики, мат – бьют по нервам, заставляя сильнее сжиматься зубы. Поворот, ещё один. Выскакиваем на заслон необронов. Они нас уже ждут, с воем впиваются кусочки металла в щит, заставляя его полыхать синим. Бухает дробовик, такают автоматные очереди, пару необронов подбрасывает к потолку один из наших псиоников. Снесли заслон, ещё один поворот. Там основной отряд противника. Наши уже близко, буквально в сотне метров впереди, за изгибами прохода. Хорошо, что ход так извилист, огнём по необронам можно не бояться зацепить своих.
Гранаты, бросок из-под прикрытия щита, перекатом уход за складку на другой стороне прохода. С «Эрестфера» воспряли духом, услышав нас, усилили огонь. Нас больше, уже больше, и необроны зажаты на прямом участке, не имея шансов укрыться от нашего огня. Крик полный боли с той стороны.
– Вперёд! – подымаю группу, надо задавить врага, не до позиционных боёв, когда любое промедление может стоить жизни остаткам экипажа фрегата.
Всё, никаких укрытий, надежда лишь на броню. Впиваются пули, неприятно, но не смертельно, срывает наплечник, обжигая плечо раскалившимся металлом.
Бой идёт, словно фрагментами, перед глазами. Мат слева, кого-то зацепило. Граната прямо перед собой, взрыв, волной толкает в грудь. Необрона, прикрывшегося подбитыми собратьями, откидывает назад, из оторванной руки выбрызгивает синяя жидкость. Очередь справа почти отрывает ему голову. Стреляю в упор, ударом ноги отбрасывая другого необрона. Краем глаза замечаю, как слева от псионического удара необрона просто разрывает, вминая грудную пластину. Ещё один взрыв, совсем рядом, оглушает, отбрасывая к стене.
– Комаров, ты как?
Мотаю головой, приходя в себя. Отлепляюсь от стенки, отмахиваясь от помощи подбежавшей Сааринен. Нога чуть не поскальзывается на попавшейся на дороге оторванной конечности синтетика.
Всё, бой окончен. С той стороны, пошатываясь, появляются выжившие с «Эрестфера». Окидываю взглядом проход. Кто-то сидит у стены, баюкая руку, кто-то из группы, в зелёном свечении визора не могу разобрать кто. Кого-то поддерживают товарищи. Меня хватает за плечо один из спасённых, безошибочно угадывая во мне командира.
– Там раненые, тяжело.
Киваю:
– Сара, раненых выносим к «Утюгу».
Считаю выживших. Восемь на ногах, почти все легкораненые. Пять тяжёлых – четверо в забытьи, один в сознании, и шестеро, которым уже не помочь.
– Засада! – истошный крик по рации. Узнаю, холодея, голос Жолондзевского.
Стрельба, взрывы.
– Комаров! – Это Роджерс в эфире. – Здесь необроны, откуда выползли, не пойму. Жолондзевский отошёл и на них напоролся. Мы держимся, он гранатами нескольких положил. Сканер мне пятерых показывает.
– Что пацан?!
– Не знаю, – тяжёлый вздох, – боюсь, он мог подорвать их с собой вместе…
– Да чтоб твою… – крою матом всё и вся. Не уберёг мальчишку.
– За мной!
С пятёркой наиболее боеспособных возвращаемся к оставшимся в прикрытии десантникам. Необронов уже не пять, только три активные точки на дисплее. Плотным огнём сносим и их.
А потом нашли парня… Он действительно подорвал себя. Отойдя в сторону, он, видимо, наткнулся на небольшое, не замеченное нами ответвление, где и столкнулся с ещё одним отрядом необронов. Почти лицом к лицу. После чего, предупредив нас о засаде, сорвал обе гранаты и бросил навстречу выбегающим необронам. Броню посекло, особенно досталось ногам, их почти перекрутило взрывной волной. Я склонился над ним, над измятой и изуродованной кирасой, а инструметрон вдруг пискнул, улавливая какую-то активность. Не поверив, я упал на колени, проводя инструметроном над телом. Жизнь ещё теплилась в нём, в непоседливом курсанте, так мечтающем стать героем. Лихорадочно я принялся срывать небольшую коробку аптечки на поясе. Ту, что была у Жолондзевского, похоже, сорвало взрывом. Торопясь, подключил к скафандру курсанта. На корпусе замигали огоньки, вводя полный комплекс противошокового, стимуляторов, ещё какие-то коктейли, поддерживающие едва теплющуюся жизнь.
– Он ещё жив! Берите, выносим его.
Подскочили Роджерс с Геррой, подхватывая спереди. Мы несли его, а я желал только одного: чтобы парень выжил. Наверху нас уже ждали: «Стойкий» горой нависал над входом. Почти весь экипаж был здесь, помогая раненым. Курсанта уложили на носилки. Подбежала корабельный доктор. Быстро отсоединив мою аптечку от Жолондзевского, подключила свою. Я проводил взглядом сопровождающую носилки. Тяжелораненых подняли на подъёмнике и унесли в лазарет. Остальных разместили в трюме. Буквально через пятнадцать минут, громыхая по пандусу, заполз «Циркон».
Не теряя ни секунды, мы стартовали.
Устало снимаю шлем, тот повисает на шлангах за спиной. Сзади тихий вопрос:
– Комаров?
Обернувшись, киваю наголо обритому лейтенанту с «Эрестфера». Тот долгим взглядом смотрит на меня, потом, развернувшись к своим, командует срывающимся голосом:
– Экипаж, стройсь!
Семеро поднимаются, выстраиваясь. Безмерно усталые, они, в посечённой броне, в потёках вспенившегося в местах пробоев герметика, находят в себе силы стоять прямо.
А лейтенант снова разворачивается ко мне, выталкивая слова сквозь схватившее спазмом горло:
– Товарищ майор, перед вами оставшиеся в живых члены экипажа фрегата «Эрестфер». Заместитель командира десантной группы лейтенант Морозов.
Не выдержав, отворачивается, ладонью вытирая набежавшие слёзы, как и его подчинённые, стыдясь. Ком в горле. Нет, парни, здесь нечего стыдиться. Бегут слёзы и у меня, обнимаю по очереди каждого.
Тяжело, тяжело думать: «А могли бы мы успеть раньше. Спасти ещё кого-нибудь. Если бы поторопились, если бы сразу, не планируя…»
Думаешь и не знаешь ответа. А какой ценой? Ценой жизни своих? Готов ли я был рискнуть офицерами своей группы? Не знаю, не хочу думать.
Поднявшись на вторую палубу, чувствуя странную пустоту в груди, подошёл к лазарету, остановился, не в силах зайти, уткнулся лбом в холодный металл переборки. Но тут двери с шипением разъехались, и вышла доктор – Зиммель, вспомнил я её фамилию.
– Комаров, тебе плохо?
Я отрицательно дёрнул головой.
– Док, я нормально. Как они?
– Тяжёлые, но шанс есть.
– А Жолондзевский? – поднял я глаза на доктора. – У него шанс есть?
Она отвернулась, смолчав.
– Доктор!
– Не знаю! – зло выкрикнула Зиммель. – Мне, Комаров, больно не меньше, чем тебе. Делаю всё, что могу, но у меня не госпитальный корабль, и даже не медслужба крейсера, нужна полноценная реанимационная камера, а не скудный кибердок. Мне приходится колоть такие препараты, которые больше калечат, чем лечат, только чтобы не дать остановиться сердцу и отказать окончательно остальным органам!
На её запястье запищал инструметрон. Она ринулась обратно, я за ней. В камере кибердока оплетённый трубками, с залитым гелем телом лежал Жолондзевский. Глаза его были открыты.
– Он пришёл в себя! – Зиммель подскочила к экрану диагноста.
А курсант нашёл глазами меня:
– Ттт… р… щ… мма… йор…
Я встал почти вплотную к камере:
– Генрих, побереги силы.
А он, глядя мне в глаза, зашептал:
– Я… я не могу умереть, я единственный сын… мать одну не могу…
– Генрих, ты не умрёшь, обещаю, мы тебя вытащим!
Я подошёл к Зиммель:
– Доктор, мед служба крейсера может его вытащить?
– Возможно, точно не могу сказать, тут слишком много «или».
– Но шанс есть?
– Да, небольшой.
– Тогда делайте всё возможное, но парень должен дожить до крейсера! – Стукнув по интеркому, вызвал О’Киффа: – Керней, Жолондзевского срочно нужно перебросить на крейсер! Срочно!
– Понял тебя.
Я обернулся к снова провалившемуся в забытье Жолондзевскому:
– Держись, курсант, только держись.
Станция «Оплот». База террористической организации «Феникс»
– Что скажете?
На огромном голоэкране, развёрнутом на фоне красного гиганта, крутилась нарезка записи боевой операции в скоплении Альфа Персея. Лёгким жестом Экселенц остановил воспроизведение, выводя на экран фото аванпоста необронов. Перелистнул несколько, останавливаясь на крупных планах, долго разглядывал лежащий на поверхности на одном из снимков корабль необронов.
– Откуда велась съёмка?
– Разведывательный корвет «Стойкий». Новая дорогостоящая игрушка флота.
– Не скажи… – задумчиво протянул Экселенц, услышав нотки пренебрежения в голосе у подчинённого. – Задумка очень и очень интересная. Исполнение, конечно, подкачало, как всегда, до конца что-то где-то не додумали, но сама концепция в целом перспективная. Я уже дал задание снять копии с чертежей.
– Он так… – замялся Мак, подбирая определение, – важен?
– Да. – Экселенц затянулся, выпустив дым. – Уже сейчас «Стойкий» – почти идеальный корабль для глубокой разведки и диверсий, а когда мы переработаем и улучшим его конструкцию, равных этому корвету не будет ещё очень долго. – Вернувшись к изображённому на экране кораблю необронов, Экселенц поинтересовался: – Как продвигается дело с предоставлением нам образцов захваченного оборудования необронов?
– «Успешно», – усмехнулся Мак, – ещё бы этих образцов было много… Русский флот – как всегда. Никаких попыток оставить хоть что-то. Раскатали всё в ноль. Этот-то, – махнул он в сторону экрана, – вообще можно было захватить почти целым.
Экселенц промолчал. Ожидая продолжения, чуть покосился на оперативника.
– После начала операции флота в скоплении «Стойкий» перехватил сигналы, направленные в ещё одну систему. Прыгнув, обнаружили пятый аванпост необронов. Предполагаю, это был центр управления.
– Предполагаешь? – акцентировал Экселенц внимание на этом слове.
– Ну, если бы он не был героически уничтожен «Стойким», можно было бы сказать определённей.
Экселенц вздёрнул бровь, поинтересовался:
– А кто капитан корвета?
– Керней О’Кифф.
Глава «Феникса», услышав фамилию, улыбнулся:
– Тогда не удивительно. Они с Фёдоровым одного поля ягоды. Резки, прямолинейны. Оба из десанта, а это накладывает свой отпечаток. Как сказал один десантный генерал: «Что такое демократия: это когда подогнал авианосцы, нанёс ракетный удар, а потом построил журналистов и поставил задачу аплодировать». Но ладно, – вернулся к теме разговора Экселенц, – продолжай.
– Так вот, там же засекли сигнал аварийного маяка фрегата «Эрестфер», проводившего разведку скопления и пропавшего за несколько дней до операции. По некоторым признакам было установлено, что часть экипажа могла выжить. О’Киффом было принято решение, не дожидаясь подхода подкреплений, проводить спасательную операцию своими силами. Помимо аванпоста были засечены два корабля необронов, один на поверхности, – Мак ещё раз показал на экран, – другой на геостационарной орбите. Скрытно подобравшись, «Стойкий» с короткой дистанции первым попаданием уничтожил силовую установку корабля на орбите, от второго детонировало энергетическое ядро. То, что осталось, слабо поддаётся идентификации. Поразительный успех, не правда ли? – с иронией резюмировал Мак. – Как оказалось, оба корабля необронов были повреждены ещё в ходе боя с «Эрестфером». Тот, что на поверхности, вообще потерял ход и не мог взлететь с планеты, а тому, который на орбите, помимо прочего, выбило несколько эмиттеров силового щита, прикрывавших заднюю полусферу. Если бы не поспешные действия О’Киффа, один, а то и оба корабля мы могли бы получить почти целыми, серьёзной угрозы они не представляли.
– Жаль, жаль. – Экселенц набил табаком трубку. – Да, – обратился он к помощнику, – как продвигается изучение образца А-10?
Мак бросил странный взгляд на шефа, как-то по-особенному прищурившись:
– А вы не могли бы сказать, от кого получили данный образец? А то наша биоинженерная группа такого ни разу не видела. Говорят, это получится боевая машина, а не человек. На таком уровне модификаций никто никогда с человеческим телом не работал.
– Пусть не забивают себе голову вопросами, которые не должны их волновать, – чуть улыбнулся Экселенц в противовес жёсткому тону ответа, давая понять, что сказанное не стоит воспринимать слишком буквально. – Не мы одни озабочены выживанием человечества. Не мы одни, Мак. – Экселенц замолчал, не желая продолжать.
Мак не стал проявлять настойчивость, понимая, что даже у него могут быть ограничения в доступе к информации. Пожалуй, только принцип жёсткого её дозирования в рамках должностных обязанностей и позволял «Фениксу» до сих пор сохранять свой статус самой законспирированной организации людей.
– Да. Ещё. – Помощник искоса взглянул на шефа. – Мы решили присмотреться к новому протеже русского флота и временному специальному наблюдателю Совета майору Комарову. Он тоже находится на «Стойком». По официальным данным, ему даже передали корвет вместе с командой на время расследования нападения на Новую Землю.
– Вывели из состава русского флота?
– Нет. «Стойкий» считается временно переданным, а экипаж прикомандированным. Комаров, кстати, также не выведен из списков личного состава. Исходя из полученной информации, можно сделать вывод, что Фёдоров имеет на него виды. К операции в скоплении «Стойкий» привлекли именно по просьбе Фёдорова.
– Неудивительно, – спокойно ответил Экселенц. – Адмирал был бы дураком, если бы не пропихнул в комиссию по расследованию абсолютно преданного ему человека.
– Аналитики пока изучают всё, что есть по Комарову, но на первый взгляд он перспективный кандидат на вербовку. По крайней мере, наш человек даёт о нём положительный отзыв.
– Кто там из наших?
– Очкарик, командир. Не в ближнем круге, но рядом.
– Очкарик? – Экселенц задумался. – Не помню такого. – И вопросительно взглянул на подчинённого.
– Он раньше не привлекался. Подвернулась удачная возможность внедрить на «Стойкий» – нам, можно сказать, повезло. Мы прорабатывали внедрение другого агента, Шалопая, но там схема внедрения слишком многоэлементная, постепенный, ступенчатый ввод в окружение Комарова с использованием двух других наших агентов, причём с их взаимной расшифровкой, что не есть хорошо, а здесь почти никаких усилий не потребовалось, поэтому решили использовать его.
Экселенц кивнул, приняв информацию к сведению, закинул ногу на ногу и расслабился, откинувшись в кресле. Мак поймал его взгляд, брошенный из полуприкрытых век. Так часто бывало, когда он обдумывал какое-то важное решение. Наконец взгляд его стал осмысленным:
– Знаешь, пожалуй, держи Очкарика на контроле и при первой возможности организуй связь, я хочу сам с ним поговорить.
Глава 7
Жить будет. – О’Кифф серьёзно и как-то устало взглянул на меня, отвечая на заданный вопрос. Сидя за экраном монитора в своей каюте, он со вздохом разогнулся, потирая напряжённую шею.
Я отлепился от косяка, к которому прислонился, с порога задав капитану самый тревожный для меня вопрос: о курсанте Жолондзевском. Пройдя мимо Кернея, уселся без спросу на кровать, сгорбился, опираясь о колени.
– Жаль парня, – глядя на меня, снова произнёс О’Кифф. Я кивнул, промолчав, не находя слов. – Врачи говорят, состояние тяжёлое, но стабильное. О большем пока говорить рано, но организм молодой, борется.
– Я понял, Керней.
Я много видел и крови, и боли, скольких друзей похоронил, скольких раненых на себе тащил многие километры до вертушки, а всё равно каждый раз как резцом по сердцу. Да и Генрих… по-моему, вся моя группа его воспринимала как младшего брата. Кто-то даже подарил десантный нож, Жолондзевский ещё хвастался, показывал.
– Влад, ты извини, – отвлёк меня от мрачных мыслей О’Кифф. – Мне ещё отчёт готовить по нашим действиям в скоплении…
– Хорошо, – поднялся я, – не буду мешать.
Вышел, оставляя капитана наедине с его головной болью. Ему ещё объяснять, почему мы вместо того, чтобы оценить боеспособность кораблей противника, их уничтожили. Штабу и флоту хотелось трофеев, а как выплыла информация, что корабли на тайной базе необронов особой угрозы не представляли и был реальный шанс их захватить, так словно с цепи сорвались, требуя объяснений. Чую, впаяют О’Киффу выговор с занесением, если Фёдоров не прикроет. Главное, мы сразу скинули адмиралу свою версию событий, думаю, нас он поддержит, что спасение экипажа «Эрестфера» было задачей приоритетной.
– Комаров. Вот вы где.
Обернувшись, я пожал руку подошедшему старпому. От прежнего сноба не осталось и следа. Костюшенко сейчас на меня смотрел, чуть прищурившись, без превосходства во взгляде, как равный на равного. После последних событий меня, похоже, взвесили, оценили и признали достойным.
– Товарищ кавторанг?
– Интересный вы человек, майор, – чуть прищурился Костюшенко. – Пятнадцать минут назад пришёл информпакет с Нулевого Мира, зашифрованный шифром Альянса на имя специального наблюдателя Совета Комарова, причём маркирован 2-й разведывательной флотилией. Я, конечно, не лезу в ваши дела, но скажу честно: удивлён.
– Да?.. – протянул я, копаясь в памяти, вспоминая, куда относится эта 2-я флотилия.
Вдруг вспомнил, точно: 2-я флотилия находится в составе 1-го флота Альянса – американского. У них цифра порядкового номера смещена на единицу вперёд, поэтому и в составе 2-го флота, русского, не 2-я, как было бы логично, а 3-я флотилия. Соответственно, 3-й флот ПАС в своём составе имеет 4-ю разведывательную флотилию.
Почему так, не знаю, но догадываюсь: для дезинформации противника. Это, однако, не означает, что 1-й разведывательной флотилии нет, она есть, но ни к какому флоту не приписана, и в её состав входят корабли СВР (службы внешней разведки). Цели и задачи прикиньте сами. Я, кстати, удивился, что «Стойкий» не ввели туда, в 1-ю, а направили в состав русского флота. Хотя, наверно, стелс-фрегат должен был сначала пройти полевую обкатку, всё же технология новая, не опробованная.
– Не знаю, Фёдор Иванович, с Первым флотом дела не имел, – хмуро ответил я, качнув отрицательно головой, так и не определив, какие вопросы ко мне могут быть у Первого флота, дислоцирующегося в Солнечной системе.
– Ну-ну, – хмыкнул старпом, не поверив.
Эта нелюбовь флотских к представителям всякого рода спецслужб тянется, наверно, с царских времён, с флота ея императорского величества. И ничто – ни годы, ни пространство эту нелюбовь преодолеть не могут. Ощущение, что им ещё в училище начинают преподавать курс классовой ненависти.
Чуть не вспылив, я стиснул зубы, загоняя внутрь своё плохое настроение. Костюшенко же, видимо поняв что-то по моему лицу, расспрашивать больше не стал, махнул рукой:
– Пойдёмте, Влад. Уже должны были расшифровать.
Приведя на узел спецсвязи, показал, где включать запись, и уже у входа одним нажатием активировал «Пелену», корабельный вариант подавителя сигнала «Штора». Щёлкнули за ним замки на сомкнувшемся створе, я остался один, тет-а-тет с таинственным посланием. Откинувшись на спинку кресла, я бросил:
– Запись, запуск.
В динамиках зашипело – качество записи было явно не самым хорошим, изображения не было, только голос, напряжённый, чуть сбивчивый.
«– Здравствуйте, Комаров. Я – командующий 2-й разведывательной флотилией 1-го флота Альянса контр-адмирал Дик…»
Поставив воспроизведение на паузу, я усиленно принялся вспоминать, встречался ли когда-нибудь Комаров с этим Диком. Но никаких зацепок так и не вспомнил.
– Плэй, – коротким словом запустил я запись дальше.
«…Мы не встречались, хотя я присутствовал на Нулевом Мире в момент вашего принятия в ССН. Знаю о вас не так много, но то, что известно, даёт хоть какую-то надежду. У меня не так много времени, и, вероятно, шанса встретиться с вами лично у меня уже не будет, поэтому я решил связаться с вами таким образом. Пару месяцев назад моим подразделением при досмотре задержанного транспорта были получены сведения о связях террористической организации «Феникс» с кем-то из правительства Земного Альянса и координаты базы, откуда стартовал транспорт. Сведения, естественно, не проверенные. Для проверки по установленным координатам предполагаемой базы «Феникса» вылетела спецгруппа флота, однако связь с ней была потеряна. Последние сведения о местонахождении группы были месяц назад. Я давно уже утвердился в мыслях, что они уничтожены «Фениксом». Я попытался инициировать поисковую операцию, но везде, на всех уровнях получил жёсткий отказ. Нет сомнения, что это тоже рука «Феникса». Они предали их, Комаров, просто предали, списали группу, будто ничего не было. Не найдя поддержки там, я прилетел на Нулевой Мир, но, по-видимому, Совету нет до всего этого дела. Пока они считают это нашими внутренними проблемами и не думают вмешиваться. И тогда я узнал о вас. Вы – ССН, а значит, в некоторой степени независимы от Альянса, но вы и человек, офицер флота, поэтому не должны равнодушно смотреть, как таких же, как вы, офицеров списывают в угоду чьим-то корыстным интересам, предав их и оставив неотомщёнными. У меня мало времени, похоже, «Феникс» уже идёт за мной, ждать больше нельзя, поэтому в этом же информпакете координаты той системы, где пропала группа, и всё, что мне удалось установить о «Фениксе». Попробуйте, может, у вас получится то, что не удалось мне. А теперь прощайте, Комаров, по крайней мере, я не предал их».
Запись закончилась.
– И что мне с этим делать? – пробормотал я в пустоту риторический вопрос.
Дик, «Феникс», террористы, связи с правительством Альянса… Я посчитал бы это чьей-то больной фантазией, если бы не был вот он, контр-адмирал собственной персоной. Но у меня Фрайс и вторжение необронов – видимый враг и ясная цель. А «Феникс»… Да я даже не слышал о нём. Ладно, позже уточню.
Перебросив иноформпакет себе на ПАДД, стёр запись из памяти поста: незачем кому-то знать эту информацию.
Выйдя с поста, на мостике натолкнулся на вопросительный взгляд Костюшенко. Отрицательно качнул головой:
– Извини, Фёдор Иванович. Но пока не хочу втравливать во всё это кого-то ещё.
Забыл сказать: после успешной операции в скоплении Альфа Персея «Стойкий», вместе с ударной группой, возвращался на ВБА «Дальний-1» для переформирования и ремонта. Шутка ли, неделю стелс-систему гоняли на износ до полной перегрузки. Всё, в том числе и ГГВ, требовало тестирования и калибровки в условиях дока. К тому же на ВБА уже собрана комиссия для оценки ходовых и боевых испытаний корабля. Планировалось её провести сразу после Нулевого Мира, однако случилось то, что случилось, и хорошо ещё, что ничего не отказало и не вышло из строя: нормы по дальности хода и общему количеству часов, проведённому в стелсе, мы превысили на порядок.
Десантная группа также требовала доукомплектования, четверо из основного состава, не считая Жолондзевского, с ранениями средней тяжести, как минимум месяц проведут на лечении и ещё столько же на восстановлении. Да и экипаж порядком вымотался, работая в жёстком цейтноте. В общем, от десяти дней до двух недель в доке, это к бабке не ходи, просидим как миленькие. Одно радует: командование флота тоже там, а значит, приватный разговор с Фёдоровым мне обеспечен. Будут проводить полный разбор проведённой операции и уж о нас-то не забудут.
Сейчас на «Стойком» тишина. Идём в центре ордера кораблей. Раненых и всю спасённую команду «Эрестфера» перебросили на один из четвёрки крейсеров, поэтому в коридорах пусто, на постах только дежурная смена, остальные отдыхают. Было у меня предчувствие, что эти две недели будут у меня теми ещё беспокойными, стоит только зайти в док.
Впрочем, всё оказалось не так уж и плохо. Через сутки мы подошли к «Дальнему-1», и, чуть покружив, загнали нашу птичку в свободный док. О’Кифф сразу свалил в неизвестном направлении, команда, кроме дежурной смены во главе с Костюшенко, расползлась по квартирам, а меня мои архаровцы утащили в местное питейное заведение, где мы надрались до поросячьего визга.
Как говорили раньше: «Не можешь предотвратить – возглавь». Я удачно вспомнил тосты в стиле незабвенного генерала Булдакова – и понеслось. Главное было – не дать парням остаться наедине со своими загнанными внутрь мыслями, что-что, а пьяные драки особой редкостью тут не были, особенно с флотскими. А сейчас всё шло удачно: тост – выпили, затем всеобщее восхищение тостом и всеобщее же его обсуждение. Когда разговоры стихали, я вставал и говорил следующий тост, и всё начиналось сначала.
В общем, норму по упражнению «подъём стакана с переворотом» я тогда перевыполнил. Как-то незаметно слева от меня образовалась Сара, справа – Кара, или наоборот, но то, что обе, – это факт. Потом они меня вроде тащили до выделенных апартаментов. Вернее, шёл я сам, а они лишь задавали курс, причём похихикивая. Как дошли, ещё смутно помню, а потом как отрезало.
Вставал я с тяжёлой головой. Приподнявшись на вконец измятой постели, осмотрел себя с ног до головы. Спал я, как и был, в форменной майке и штанах, даже ботинки были не сняты.
– М-да… – Огляделся. Ну что ж, в целом порядок, особых следов разгрома не заметно. Ухо вычленило негромкий разговор с небольшой кухоньки, которая находилась за тонкой перегородкой. – Ну и кто тут у нас? – риторически поинтересовался я, заходя в небольшой коридорчик у входа.
– Майор! Влад! – прозвучало хором.
Меня передёрнуло, слишком громко это было для тяжёлого утра.
– Привет, девчонки. Что, чаи гоняете?
Обе посмотрели на меня как-то по-особенному. Сара сидела по-турецки, скрестив ноги, держа дымящуюся кружку обеими руками, а Кара, закинув ногу на ногу, задумчиво водила кончиком пальца по краю чашки.
– Да вот ждём, когда спящая красавица проснётся, – сверкнула белыми зубками Сара.
Кара лишь фыркнула. Я улыбнулся и тут же поморщился от пробежавшей волны лёгкой головной боли.
– Девчонки, мне чайку тоже сварганьте, а я пока в душ.
Стянув с себя майку, поймал заинтересованный взгляд обеих.
– Влад, хочешь спинку потру? – хитро посмотрела на меня Сааринен.
– Ну, потри, – устало махнул я рукой, сил на остроумие в ответ просто не было.
В душе подставил под чуть прохладную воду голову, сгоняя тяжесть. Потом, сделав погорячее, с удовольствием постоял под бьющими по телу струями. Набрав в ванну воды, сел, почти засыпая.
Чьи-то ладони мягко, но уверенно легли на плечи, начиная массировать, с плеч перемещаясь на шею, затылок. Поддавшись им, не открывая глаз, я ощущал, как постепенно отступают боль и тяжесть, благодаря… кому? Два варианта, но наиболее вероятен, практически единственно возможен один. Голос Сары, раздавшийся над ухом, подтвердил правильность выводов, её губы негромко зашептали возле моего уха:
– Влад, а я ведь раньше не замечала в тебе такого… профессионализма, что ли, в питии.
Дремота слетела с меня в мгновение ока. Продолжая внешне казаться расслабленным, я повернул голову, встретился взглядом с серыми глазами. Сааринен чуть отстранилась, убирая руки, и, задумчиво глядя на меня, продолжила:
– Десантура ведь не пьёт так, а то, что было вчера, это было похоже… ну, как на японскую чайную церемонию. Нет, плохое сравнение. Вот! На застолье кадровых офицеров флота. Вроде тоже пьянка, но обставлена традициями сверху донизу, и всё в теме, и цель вроде даже как-то и не нажраться, а культурно посидеть. И ты вчера будто вёл вечер, как главный распорядитель, от начала и до самого конца. Ты сильно изменился, Влад, не могу сказать, в хорошую или плохую сторону, просто изменился. И раньше ты не был таким мрачным, а сейчас тебя словно гнетёт какое-то знание. – Она коснулась свежего шрама на предплечье. – Там, когда выручали парней с «Эрестфера», когда ты бросил ребят в атаку, я понимала, что это верно и правильно, но ты бежал впереди, и мне было страшно… – Сара замолчала, недосказав. Улыбнулась краешком губ. – Как бы то ни было, старайся не умереть, иначе мне будет очень грустно.
Она вышла, оставляя меня наедине с… очень разными мыслями. То, что я по-другому себя веду, заметила, думаю, не она одна. И вот здесь надо становиться очень осторожным и под каждое отличие иметь чёткую легенду. А то контрразведка, не дай бог, заинтересуется, а не под влиянием ли психокодирования и внедрения спящей психпрограммы некто Комаров начал вести себя иначе. Какие зубры работают во флотской контре, рассказывать не надо. Примут где-нибудь без свидетелей, вколят усовершенствованный вариант пентотала натрия и охренеют, узнав, что разговаривают с выходцем из двадцать первого века. Дурка с траниками и барбитурой обеспечена на сто процентов, ибо в реальность услышанного никто не поверит, решат, что или действительно майора неудачно закодировали, или же сработала вшитая защитная подпрограмма, заменяя факты бредом. Официально предложить пройти полиграф и местного психолога им мешает мой статус специального наблюдателя, а вот так, по-тихому, очень даже вполне.
Завернув полотенце на бёдрах, я вышел, шлёпая мокрыми ступнями по полу. Зацепился за косой взгляд Кары. Не став разбираться, молча ушёл в комнату, достал форму и облачился, ещё не хватало из-за девчоночьих заскоков голову греть. Но только натянул китель, как немелодично запиликал входящий вызов.
– Да.
– Влад, это О’Кифф. Я на «Стойком», здесь проверка флота, ждут тебя.
– Гут, Керней, через полчаса буду.
Выглянул на кухню:
– Дамы, слышали? Времени нет. Чай мне налили?
Кара, пряча улыбку, кивнула.
– Вот эта? – Я схватил стоящую на столе кружку, она одна была полной до краёв. Не заметив ложки, уточнил: – Точно она, а сахар положили, как я люблю?
– Да-да, положили, пей давай! – толкнула меня в бок Сара.
Опрокинув в себя терпкого сладкого чая, с удовлетворением выдохнул.
– Ну всё. – Взглянул на девчонок. Сааринен в своей любимой позе, Седых сложила руки на груди. Каждая думала о чём-то своём, стараясь не глядеть ни на меня, ни друг на друга. Я покачал головой: сегодня они были сами на себя не похожи. – Ладно, до обеда меня ни для кого нет. Сара, найди остальных, пусть приводят себя в порядок. Оформи Кару переводом официально на «Циркон», рапорт я подпишу. И подготовь рапорт на доукомплектование десантной группы, попытаемся вытянуть у Бати ещё несколько спецов, будет ругаться, но, думаю, даст. Всё, я ушёл.
Минут за двадцать я добрался до дока. Сержант у шлюза вскинул руку в воинском приветствии, я кивнул, одёрнул китель и шагнул к причальному мосту. Тут же увидел О’Киффа, в парадной форме, при кортике. Капитан беседовал с флотским в звании контр-адмирала, с лицом, которое показалось мне смутно знакомым, с сеточкой морщин вокруг глаз, упрямым волевым подбородком и поджатыми в недовольстве губами… И тут память Комарова дала ответ: рядом с капитаном стоял командир 3-й разведывательной флотилии русского флота контр-адмирал Старинов, Пётр Михайлович.
«М-да, чувствую, я сейчас выслушаю…» – подумал я, видя застывшее с чётко видимым выражением недовольства лицо контр-адмирала. Вспомнив наставления Волкова, шагов за пять перешёл на строевой, где-то за шаг до Старинова замирая и рявкая:
– Здравия желаю, товарищ контр-адмирал!
Тот вскинул бровь, глядя на меня, но холод глазами источать не перестал.
– Майор. Или теперь к вам надо обращаться – специальный наблюдатель? – с лёгкой язвительностью поинтересовался Старинов.
– Майор, товарищ контр-адмирал. Из рядов Вооружённых сил Альянса меня не исключали.
– Не исключали… Я рад, что вы помните об этом. И также напомню, что и «Стойкий» не был выведен из состава флота, из состава МОЕЙ флотилии. То, что корвет временно, подчёркиваю, временно передали вам, ещё не означает, что вам дозволено нарушать устав, тем более в отношении корабля экспериментального и секретного. Я с инспекторской проверкой прибываю на борт, и что вижу! – Было видно, что контр-адмирал сдерживается, не переходя на матерный, но по тому, как вжал голову в плечи Керней, я понял, что уж каперангу Пётр Михайлович высказал всё, не выбирая выражений. – На борту свободно разгуливают инопланетяне. Шаарши! Майлар! Как вы умудрились ещё катри с какими-нибудь алиенами сюда не запихнуть! Мне капитан первого ранга О’Кифф мямлил что-то о вашем задании как специального наблюдателя, но я, признаться, не совсем понял, может, вы мне разъясните?!
«М-да, общение будет тяжёлым».
– Товарищ контр-адмирал, шаарши и майлар, присутствующие на борту, привлечены мной в качестве экспертов для расследования нападения на нашу колонию и поимки бывшего специального наблюдателя Совета Нулевого Мира Фрайса, организовавшего это нападение.
Магические слова «Фрайс» и «колония» чуть успокоили Старинова. Он покачал головой и буркнул, переходя на более неофициальный тон:
– А что, людей найти нельзя было?
– Нет. У нас нет специалистов по необронам, даже близко сравнимых с шаарши, а Лин Ти давно занимается их изучением и эволюционированием. Офицер Праэрус, оперативник СБ, отслеживает деятельность и контакты Фрайса более полугода, вряд ли кто-то знает больше его о мятежном наблюдателе. Это лучшее, что можно было найти на сегодняшний момент, товарищ адмирал.
– Ладно, Комаров, верю. И хочу, чтобы ты поймал и вздёрнул эту тварь без всякой пощады. Но перемещения инопланетян по кораблю требую ограничить второй и третьей палубой, на мостике им делать нечего, на боевых постах, естественно, тоже.
– Есть, та-щ адмирал!
Командир 3-й флотилии усмехнулся, оттаивая:
– Я подумаю, что написать в рапорте. А теперь ты, каперанг… – Старинов обратил внимание на старающегося не отсвечивать О’Киффа. – Расскажи мне, какой умник придумал так разместить мостик и навигационный пост. Нет, я знаю, что твоего мнения никто не спрашивал, ты обрисуй мне достоинства и недостатки в боевой обстановке. Майор, – кивнул он мне напоследок. – Можете быть свободны.
Оставив О’Киффа отдуваться дальше в одиночку, я обошёл офицеров по крутой дуге и поднялся на борт корвета. Причальный рукав плотно присосался к борту «Стойкого», возле раскрытого люка бдил вахтенный, утомлённо лупая глазами, ещё бы: комиссия на судне и вокруг судна, не расслабиться. Мне же нужно переговорить с Рраумом о проведённом им анализе в отношении Фрайса и его деятельности. Того, чем майлар занимался каждую свободную минуту с момента вылета с Нулевого Мира.
По понятным причинам ни Рраум, ни Лин с корабля не сходили. Военная база – это вам не гражданская станция, инопланетяне тут появляются или в рамках официальной делегации, от ваших нашим, или под конвоем, третьего не дано. Поэтому майлара стоило искать в его кубрике, из числа резервных, не закреплённых за командой.
На третьей палубе было тихо, команда вся на базе, бокс БМД пустовал, видимо, мехвод угнал его на полную диагностику, только у раскрытого грузового люка виднелось какое-то шевеление. Неразборчивые голоса я различил за несколько метров до искомой двери, еле слышные, они тем не менее разделялись на два тона. Вдруг из резко распахнувшегося створа на меня вылетела девушка из корабельной команды. Почти столкнувшись, она ойкнула, глядя на меня расширившимися глазами. Дико покраснела, пискнув:
– Извините! – И умчалась, будто за ней гнались все демоны ада.
– Развлекаешься? – поинтересовался я, переступая порог оставшегося раскрытым створа.
Вольготно расположившийся в кресле Рраум до предела распахнул пасть, что наверняка означало широкую улыбку:
– Руки чешутся, как хочется заняться калибровкой.
– Твоё знание земных идиом меня умиляет, – вернул я ему ответную улыбку. – Девочку хоть пожалей, тебе калибровка, а её со службы попрут.
Майлар что-то муркнул и хрипло рассмеялся. Я поморщился.
– Ладно, шутки в сторону. – Прищурился на заметно подобравшегося Рраума. – Фрайс и Калиса. Давай выкладывай, что смог накопать.
Майлар дёрнул жвалом, крутанувшись в кресле, одним движением набрал пароль.
– Смотри сюда, Комаров. – Он раскрыл и развернул схему на полный экран.
– М-да… – только и смог протянуть я, глядя на изыски майларской оперативной мысли.
Детище Праэруса – было видно, что он им гордится, как качественно выполненной работой – занимало в распечатке, по моим прикидкам, размер метра два на три. Какая-то хитрая программка построения связей с пиктограммами. Типа виденной в моей прошлой жизни британской разработки, программы «Аналистс ноутбук» для британской же полиции. Два центральных элемента: Фрайс и Калиса. А вот и линия связи от матриарха к Мэйв, дочери. А здесь – оба-на! – Рра-умипо Райчи нарыл, что у Калисы там свой интерес. И это при том, что Райчи – это планета, практически не контролируемая Советом, где правят корпорации и вся планетарная администрация действует лишь в их интересах. Своих клиентов и деловых партнёров они стараются не светить, по максимуму обеспечивая конфиденциальность. Обе цели – и Мэйв, и Калиса, замечательно, но первая в списке, наверное, всё же дочь, Мэйв. Заполучим её, и будет какой-никакой источник информации о местонахождении матери. Я потыкал пальцем в её пиктограмму и приписку, что, предположительно, она находится на планете Севен.
– Ну, теперь всё понятно. Разведка флота обнаружила необронов в нашей системе. С колонией людей, которая находилась на планете Севен, потеряна связь. Как раз где-то там, судя по твоей схеме, и находится дочь матриарха. Думаю, это не просто совпадение, всё-таки для Калисы это серьёзный рычаг давления. Как считаешь?
– Возможно, Комаров, возможно. – Рраум быстро добавил к схеме уточнения, собираясь что-то сказать.
Но тут нас, как всегда некстати, прервали. Щёлкнул коммуникатор:
– Влад, это О’Кифф. Зайди к Фёдорову, он какой-то недовольный с утра, особо подчеркнули, что это не приказ, а просьба, но ты всё-таки не тяни, хорошо?
– Хорошо, Керней. Сразу к нему направлюсь.
Отключился, хмуро потёр пальцами висок. И что адмиралу от меня понадобилось сейчас? По скоплению О’Кифф отчитался, весь прошлый день в штабе провёл. По действиям группы Сара тоже отписалась подробно. Опять какое-то секретное спецзадание?
– Вызывают? – спросил майлар.
Я кивнул, чуть улыбнулся:
– Не вызывают, просят.
Рраум рассмеялся:
– Конечно, ты же теперь большая шишка.
– Смейся, смейся… Ладно, всё потом…
В приёмной адмирала было тихо. Только порученец за столом, на манер секретарши, что-то перебирал, раскидывая бумажки по папкам. Оторвавшись от нудного занятия, он кивнул мне, как старому знакомому, показал на дверь:
– Тебя ждут.
– Что адмирал? – поинтересовался я.
– А-а! – махнул рукой порученец, скривившись.
– Не в духе?
– Ну да, с утра.
– А что так?
– А-а! – снова махнул рукой тот, ничего не объясняя, и опять зарылся в канцелярию.
Пожав плечами – мало ли у Фёдорова день не задался, видать, переехал адъютанта своего пару раз за сегодня, – я приложил руку к панели доступа. Створки разошлись. Небольшой тамбур с встроенными в стенки сканерами, за ним ещё одни створки. Захожу:
– Та-щ адмирал! Разре…
Но меня прервали:
– Владислав Комаров, первый специальный наблюдатель Совета – человек! Рад, рад! – И всё это – растягивая слова и округляя гласные, и откуда такая барственность в голосе?
Вздёрнув бровь, я смотрел, как от стола, сидя за которым хмурился Фёдоров, ко мне шагнул, протягивая руку, некто в дорогущем костюме. Неизвестный просто лучился улыбкой, на его запястье блеснул золотом хронометр со строгим чёрным кожаным ремешком.
– Позвольте представиться: сенатор Манделл!
Я мысленно присвистнул: это же глава Комитета по межзвёздным вопросам! Это всё равно что в сталинские времена со мной бы Молотов пришёл беседовать.
– Рад встрече! – осторожно пожал я его руку. – Только я временно.
Если правительство Альянса – клубок змей, то сейчас передо мной форменная анаконда, которая сдавит в своих тисках, доброжелательно улыбаясь, и сожрёт без остатка. То-то адмирал такой грустный. А тип этот явно по мою душу, вон как весь сияет добротой ко мне, грешному.
– Лиха беда начало – так вы, русские, говорите? – продолжал улыбаться сенатор. – А я ведь вас таким и представлял. – Приобнял за плечи, разглядывая. Обернулся: – А, адмирал? Герой, воин, со стальным блеском в глазах! То, что называется – опора человечества. Такие люди нам нужны! – Отойдя наконец от меня, Манделл присел на краешек стола, барственно махнув рукой: – Влад, не стойте у порога, проходите, здесь все свои.
Я взглянул на Фёдорова, молча спрашивая одобрения, всё-таки хозяином кабинета был он. Тот, заметив мой взгляд, коротко кивнул.
– Адмирал, – мягко обратился Манделл, улыбнувшись уголком губ – от него не укрылся мой взгляд и жест одобрения Фёдорова, – я понимаю, что вам не хочется отпускать столь ценный кадр. Комаров, несомненно, выдающийся офицер, но он теперь больше чем просто хороший солдат, и как бы нам и вам сейчас ни хотелось, но мы должны перестать его воспринимать как просто майора Комарова. Он теперь особая фигура в той шахматной партии, которую мы ведём с Советом Нулевого Мира. Но, самое главное, эта фигура легко может, по одному лишь своему желанию, поменять цвет и начать играть против нас, независимо от того, будем ли мы «за» или «против» такого развития событий. – Манделл перевёл взгляд на меня: – Прошу прощения, Влад, что говорю вот так, напрямик. Я ничуть не сомневаюсь в вашей лояльности к человечеству, но считаю, что играть с вами в дипломатические расшаркивания не только бесполезно, но и откровенно вредно, вы человек прямой и можете это воспринять резко негативно.
Тут пришёл мой черёд улыбнуться.
– Вам это посоветовала ваша аналитическая служба? Что со мной надо говорить прямо, не играя в полунамёки и излишние политесы?
Сенатор рассмеялся почти искренне. Поднял руки, словно сдаваясь:
– Ты меня раскусил! – Посерьёзнев, он внимательно, даже оценивающе, оглядел меня: – Что же, наши в тебе не ошиблись, поэтому буду говорить прямо. Ваше участие как специального наблюдателя Совета в операции в скоплении Альфа Персея, конечно, похвально, это неплохо скажется на вашей растущей известности в Альянсе. Но, согласитесь, это, в общем-то, рядовая армейская операция, в которой вы здорово рисковали. Вы – первый за чёрт знает сколько лет упорного труда наблюдатель – человек. – В голосе Манделла явственно зазвучало неудовольствие. Правда, отчего-то казалось, что оно направлено больше в сторону Фёдорова. – Использовать там вас то же, что забивать гвозди микроскопом, можно, конечно, но молотком проще и дешевле, неизмеримо дешевле. Категорически вам что-то запретить, равно как и адмиралу, я не могу, да и не в моей это власти. Но я прошу, Влад, прошу, забудьте уже эту вашу игру в войнушку, вы не тупой оловянный солдатик, вы – совершенно иная фигура, вы – наш шанс сдвинуть с мёртвой точки позицию людей в галактическом сообществе. Поймайте этого Фрайса, поставьте на колени, выбейте из него признание, а мы уж постараемся дать этому событию максимально широкую огласку, и Совет никуда не денется, сделает вас полноправным наблюдателем, чтобы не опорочить весь институт ССН. И если последующую вашу деятельность организовать в нужном русле, то через пять=десять лет, чем чёрт не шутит, люди смогут войти полноправно в Совет Нулевого Мира. А это уже совершенно иной уровень! Как вам, Комаров, а? Вот это даст человечеству много больше, чем любые ваши забеги с винтовкой наперевес, – совестил меня сенатор, и, надо сказать, вполне обоснованно. С его колокольни, конечно, он-то мыслит государственными масштабами, не на недели и месяцы, а на годы и десятилетия вперёд. Легко соскочив со стола, Манделл, заложив руки за спину, прошёлся по кабинету. Бросил взгляд, очень внимательный, очень серьёзный: – Подумайте, Влад, и пересмотрите приоритеты, вы сейчас – остриё нашей политики, фигура влияния, с вашей помощью мы можем и должны повысить уровень доверия к людям в целом у галактического сообщества. – Тут он приостановился, задумавшись, потом чуть улыбнулся каким-то своим мыслям. – Стоит, однако, признать: кое-какие полезные нашей цели шаги вы уже предприняли. Очень умно было взять в свою команду майлара и эту шаарши. С майларами у нас вообще сложные отношения, сколько копий поломано дипслужбой, чтобы хоть как-то снизить напряжённость между нашими видами. Но что самое интересное, вам ведь попался очень интересный субъект. – Манделл хитро прищурился. – Не знаю, в курсе вы или нет, но этот ваш Рраум Праэрус – сын майларского генерала и, что ещё более хорошо, одного из тех военных, кто за нормализацию отношений с Альянсом. Он представляет левое крыло, так сказать дружественное нам. А ведь есть и группа тех, кто за полное уничтожение человечества. Тех, кто выкормил и выпестовал Фрайса. Да-да, Фрайс – протеже праворадикального крыла в верхушке военного ведомства на Миерисе и Совету Нулевого Мира подчинялся чисто номинально.
– Даже так… – в пустоту, ни к кому не обращаясь, протянул Фёдоров.
– Да, адмирал, – бросив на него быстрый взгляд, ответил сенатор. – Между прочим, всё благодаря нашему Владу. Он так качественно взбаламутил это болото на Нулевом Мире, что зашевелились все, ну а уж мы это шевеление засекли и получили нужные сведения.
– Очень интересно, – задумчиво пробормотал командующий.
– А уж как нам это интересно! Вспомните, сколько было у нас пограничных инцидентов за последнее десятилетие. И кто каждый раз от Совета проводил расследование с известным результатом? Не знаете? А я скажу: этот самый Фрайс. С учётом выясненного с уверенностью можно говорить, что это было не случайностью, а вехами долгосрочной, чётко спланированной операции, – рубанул рукой сенатор. Но тут же снова переключился на меня: – Видите, Комаров, как всё непросто. Всё, хватит, пора забыть о корабликах и танчиках, выйти из песочницы и начинать играть во взрослые игры.
– Занятно… – протянул я.
Да, было о чём подумать. Вокруг меня и Фрайса начала закручиваться какая-то хитрая игра разведок, что не могло не напрягать. Но и соскочить с подножки уже было поздно, события, всё ускоряясь, начали нести меня вперёд.
Стоило, однако, мысленно похлопать расторопности нашей внешней разведки. Ловля рыбы в мутной воде занятие больше на удачу, чем на какой-то точный расчёт.
– Ещё бы, – улыбнулся Манделл и спохватился: – Да, кстати, не согласитесь провести для меня экскурсию по «Стойкому»? А то все мне расписывают, какой это чудо-корабль, а видеть вживую не приходилось.
– Да, конечно, сенатор, – кивнул я. Понятно, хочет со мной поговорить тет-а-тет. Фёдоров, к слову, тоже понял – острый взгляд на долю секунды остановился на мне. А Манделл вон как хитро улыбается, и тоже понимает, что все всё поняли. Ох уж мне эта игра в дипломатию. – Когда вам будет удобно.
– О! – махнул рукой Манделл. – Я не отказался бы прогуляться прямо сейчас. Адмиралу… – с лёгкой улыбкой сенатор кивнул Фёдорову, – я, наверное, уже осточертел за это утро.
– Товарищ адмирал?
– Не задерживаю, – кивнул Фёдоров.
От адмирала мы вышли вместе. Всю дорогу до «Стойкого» я обдумывал линию поведения с сенатором. То, что он будет, говоря оперативным языком, меня вербовать, это понятно, остаётся вопрос: на чём и как. Сведётся это к примитивному взыванию к моему патриотизму или же к чему-то иному? Манделл, однако, шёл в полном молчании, погружённый в какие-то свои мысли, иногда, правда, на его лице мелькала загадочная улыбка.
– Пришли, сенатор.
– Давай без официоза, Влад. Дональд, можно просто Дон.
– Хорошо… Дон.
От него не укрылась моя заминка, отчего он только шире улыбнулся. И как-то так хитро и с прищуром посмотрел, что у меня заныло в одном месте, что сие не что иное, как подпольная кличка среди своих, особо если вспомнить, что Дон – титул главы мафиозного клана, семьи. Дон… Голову дам на отсечение, что никто, кроме узкого круга, его так не называет. И что это значит? Мне делают предложение на вступление в их элитарный кружок по интересам? Я им важен и интересен, это понятно. И что, у них далеко идущие планы на меня? А какие? Ну не верю, что они так заботятся о деле, что все их мысли и чаяния посвящены скорейшей интеграции Альянса в галактическую семью. Нет, альтруистов на таких постах не бывает, есть тут шкурный интерес лично самого Манделла. Но какой? Ну не в президенты же Альянса они меня метят. Или… Вот тут я завис. Бредовая идея, но крутится почему-то в голове, или это я сам себя обманываю на почве прогрессирующего ЧСВ? Нет, мало информации к размышлению. Что ж, посмотрим, что расскажет сенатор, авось появится больше данных для каких-то выводов.
Манделл разглядывал громаду корвета. Подошёл к краю пирса, опершись об ограждение, цокнул языком:
– Красив. Никакого сравнения с рубленой колодой линкора. Никогда не понимал, зачем строить уродливые корабли, в которых ни изящества, ни хищной красоты, – пожаловался он мне. – Не понимал и не понимаю.
– Ну, аэродинамические формы линкору не нужны, он не предназначен для посадки на планету. Думаю, исходили из более эффективного расположения вооружения и систем корабля.
– Ерунда, – категорично отмёл мои предположения сенатор. – Оружие должно быть красиво, может, конечно, боевая эффективность пузатого бочонка и не будет отличаться от смертоносности корабля, подобного разящему клинку, но куда охотнее пойдут служить? Какая голограмма будет висеть в комнате у подростка? Да, – рассмеялся Манделл, видя немой вопрос в моих глазах, – приходится думать и о таких вещах. Правительство выкидывает миллионы на пропаганду службы в армии. У нас, к сожалению, всё больше тех, кто хочет только получать, ничего не отдавая взамен. И это накануне большой войны, которую прогнозирует командование В КС.
– Значит, война…
– Да, Влад. Слишком многое свидетельствует об этом. Необроны поднялись, не без помощи майларов, смею заметить, не знаю, чего уж им пообещали. Но этот линкор необронов… Неужели эти идиоты, клика майларских реваншистов, не понимают, что с такими кораблями даже им со всем своим флотом синтетиков не удержать. Они наклепают десять, сто, тысячу таких кораблей. И сметут всю органическую жизнь в Галактике.
Я, слушал сенатора и постепенно начинал понимать, что за человек стоит передо мной. Весь этот шик, лоск, намёки на мафию – всё это лишь маска, скрывающая под собой как бы не махрового альтруиста. Меня чуток пробрало. Маски просто так не снимают, а значит, я уже с ними, хочу того или нет.
– Близится война. Нет, точнее, она уже на пороге и стучится в двери. Новая Земля, скопление Альфа Персея – это только начало. Альянсу сейчас позарез нужны герои, пример для подражания, чей образ заставлял бы мальчишек по окончании школы, прямо с выпускного, в костюмах, ломиться на призывной пункт записываться в десант.
– И первый специальный наблюдатель – человек?.. – вопросительно протянул я, начиная понимать.
– Идеальный кандидат на эту роль, – закончил мысль сенатор.
Вздёрнув бровь, я покачал головой в нарочитом изумлении:
– Даже так…
Манделл снова рассмеялся:
– Влад, ты бы видел себя сейчас, это непередаваемое выражение лица! – Он вздохнул, снова становясь серьёзным. – Да, ты идеальный герой. Сначала спас эту Седых, единственную оставшуюся в живых из всего взвода, на Нулевом Мире разоблачил Фрайса и спас шаарши. Затем скопление Альфа Персея. Знаешь, Влад, как бы мне это ни нравилось, но твой десант и спасение экипажа «Эрестфера» – это где-то даже за гранью героизма, я бы сказал, за гранью возможностей, но ты это сделал, а люди такое любят больше всего. Сейчас весь пиар-отдел стоит на ушах, как лучше это преподнести народу. Одно понятно: это будет бомба. Полгода не пройдёт, как об этом снимут фильм с актёрами первой величины. Ну, не без нашей помощи, конечно. И тогда знаешь, Влад, нам не придётся делать из тебя героя. На этот пьедестал народ поднимет тебя сам.
«Чёртов жук!» – мелькнула мысль, когда я глядел в его серьёзные и внимательные глаза. Вот на что ты меня ловишь: известность, слава, любовь в народе. И за всем этим добрый дядюшка Дон. Как там говорил герой Аль Пачино в «Адвокате дьявола»: «Тщеславие – мой самый любимый порок». А ведь этот ему не уступит.
– Как-то это неожиданно для меня… – неуверенно начал я. – Я всё же больше солдат, а не публичное лицо.
– Влад, я не тороплю. Слава всё равно настигнет тебя, рано или поздно. В наших силах просто это сделать к большей пользе для Альянса в целом. Но, я понимаю, это требует тщательного обдумывания… Всё, – поднял Манделл руки, – обо всём этом потом. А пока пошли, покажешь мне эту птичку изнутри.
Больше ни о чём серьёзном мы с ним не говорили, прошлись по палубам, переговорили кое с кем с дежурной вахты, попили кофе в корабельной столовой, полюбовались на ГГВ. Наконец, где-то через час, я его выпроводил, напоследок получив ещё один многообещающий взгляд. Хренов змей-искуситель. Выдохнув, спустился на третью палубу, куда как раз загоняли «Циркон».
– Командир! – откозыряла появившаяся будто из ниоткуда Сара. – Осмотр и ремонт БМД проведены, боекомплект пополнен. Машина готова к выполнению боевой задачи.
– Хорошо, – кивнул я. – Что по личному составу?
– Пять лёгких, до конца недели курс восстановления закончат, вернутся в строй, трое средних, им на восстановление недели две минимум.
– Можем не успеть.
– Знаю, командир. Поэтому Герру и Седых зачислила в подразделение сразу в основной состав, они перекроют убытие. Ещё просится с переводом лейтенант Морозов с «Эрестфера».
Задумчиво потерев переносицу, я внимательно посмотрел на Сааринен.
– А он не сорвётся? Мне не нужен мститель, который, завидя врага, очертя голову ринется в атаку, мстя за погибших товарищей и ставя под удар всю группу. У нас всё-таки другие задачи.
– Не должен. Психологи с ним работали, отвечают положительно.
– Ладно, если командование разрешит, бери, только присматривай за ним, а лучше закрепи за кем-нибудь из группы, посели в одном кубрике, чтобы быть начеку, если у него тараканы какие полезут.
– Бу еде, Влад.
– Майор Комаров? – вдруг прозвучал сзади незнакомый голос.
Обернувшись, я увидел незаметно подошедшего к нам лысеющего господина невыразительной внешности в костюме и при «дипломате». Он протянул руку:
– Я представитель «Хеклер и Кох», Альберт Вебер.
«Какой-то день знакомств, ей-богу», – подумал я, пожимая сухую ладонь. «Хеклер и Кох» после объединения России и Европы плавно перестроилась на изготовление более штучного, более элитного вооружения, обычные десантные части его оружием не вооружали.
– И что вы здесь, гм… забыли, если не секрет? – обвёл я выразительным взглядом пространство палубы.
– О, не подумайте плохого, майор. Я, как представитель компании, нахожусь здесь в составе правительственной комиссии, изучаем характер повреждения платформ необронов нашим оружием и повреждения нашей брони оружием необронов. По итогам будут определены требования к оснащению десанта для повышения эффективности борьбы с необронами. Мы, как вы понимаете, заинтересованная сторона, все понимают, что это очень выгодный контракт. – Вебер как-то чуть виновато улыбнулся: – Я понимаю, что вам может быть не очень приятно, что мы меряем всё на деньги…
– Да нет, я понимаю… – Но мне всё ещё не было понятно, зачем этот чудик к нам подошёл. Да и после утомительного общения с Манделлом разводить политесы ещё и с этим желания не было никакого.
Видя моё нежелание продолжать беседу, Вебер заторопился:
– Майор, от нашей компании к вам есть одно очень выгодное предложение.
«О майн гот, и он туда же!» Я поджал губы. Сенатор предлагал мне славу и известность, что теперь хотят предложить эти?
– Мы узнали, что вы, хоть и временно, стали специальным наблюдателем Совета, но фирменного комплекта вооружения специального наблюдателя вам выдавать не стали. Не спрашивайте, откуда мы это знаем. Но фактически это так. И поэтому мы хотим предложить вам полный комплект вооружения нашего производства последнего поколения, а также любой комплект брони из существующих в производстве.
– Угу. – Захотелось рассмеяться. Одни с моей помощью хотят пиарить армию, другие – своё оружие.
– А, давайте! – махнул я рукой. – Я, так понимаю, вы всё это готовы предоставить мне абсолютно бесплатно?
– Конечно-конечно, майор, – вытер вспотевший лоб Вебер вытащенным из кармана платком. – Для вас всё абсолютно бесплатно.
– Ну да, – хмыкнул я. – Но вы, конечно, не забудете ненавязчиво упоминать будущим клиентам, что вашим оружием пользуется первый специальный наблюдатель-человек, так?
В который раз виновато улыбнувшись, Вебер пожал плечами:
– Бизнес есть бизнес, это прибыль компании, вы должны понимать.
– Да понимаю я всё. И согласен. Но одним мной вы не отделаетесь. У меня тут ещё моя группа, десять человек, им ваше оружие тоже не помешает, – широко улыбнулся я.
– М-м-м-м… – пожевал губами представитель. – Ну, думаю, компания от этого не обеднеет. Хорошо, любой комплект по желанию для ваших подчинённых.
– Вот и славно! – Я протянул руку: – Рад был встрече.
– М-м-м… – глядя на меня, Вебер хотел ещё что-то сказать, но, встретившись со мной взглядом, поспешно пожал руку и, ещё раз извинившись, тихо испарился…
БМД уже загнали в ангар, оттуда слышался негромкий матерок мехвода, вместе с двумя матросами устанавливающего «Циркон» в специальные крепления в полу.
– У… – протянула Сара, смотря вслед Веберу.
– Выдохнула? Ну, говори, – рассмеялся я.
– Ах, ты… – двинула она мне кулаком в плечо. – Ну ты и жук, Комаров! Это же надо, выбить полный комплект вооружения с «Хеклер и Кох», да ещё всей десантной группе!
– Пользуйся, пока я добрый!
– Добрый он! Да их оружие в армию вообще не поставляется, я как-то видела их спецификации по снайперским винтовкам…
– Так ты рада или нет?
– Ещё бы я не рада! – Сара, вцепившись в воротник, нагнула меня к себе, чмокнула в щёку. – Эх, Влад! – мечтательно подняла она глаза. – Я как представлю, что мне в руки попадёт МСГ семнадцатого поколения… Это же не винтовка, это слонобой!
– И в пару к нему ещё пистолет УСП, – добавил я, глядя на витавшую в грёзах капитана.
Тут за переборкой послышался звон, мат и вслед за этим грозный рык сержанта:
– А ну убирайтесь отсюда, черти косорукие!
Двоих матросов вымело из бокса, следом вышел мехвод, тщательно вытирая ветошью замасленные руки. Коротко кивнул мне, подходя. Оттерев чёрные разводы и засунув тряпку в карман комбинезона, крепко пожал руку:
– Что, майор, решили проведать наше хозяйство?
– Есть такое. – Я кивнул в сторону нервно мнущихся в сторонке парней: – Чем провинились?
Бросив на них грозный взгляд, мехвод сплюнул, но тут же виновато затёр плевок ботинком:
– Да дури много, а знаний мало. Эх, правильно адмирал тогда говорил: мало, мало мы занимаемся воспитанием рядового состава, давно пора серьёзно начинать прививать дисциплину.
– Ага, а ещё он говорил: только кувалдой по голове не бить, во-первых – бесполезно, а во-вторых – инструмент быстро выходит из строя, – дополнил я.
– Точно, – улыбнулся сержант и повернулся к провинившимся: – Что встали, а ну марш обратно к машине! Майор. – Развернувшись, мехвод потопал обратно.
Невысокий, широкоплечий, вызывавший впечатление этакого увальня, сержант был невероятно силён, жилистые, толстые, как моя нога, руки, казалось, могли согнуть и лом. Взгляд мой остановился на шраме от ожога, который от спины выходил из-за воротника и захватывал правую часть затылка – память о том его самоубийственном бое.
Я смотрел ему вслед, думая, как мне всё же повезло с командой, таких спецов, как эти, ещё найти надо. Ни одного случайного человека, только те, чьей профессией стала война. Обожгла, закалила, провела по кругам ада, а они выжили и стали только прочнее. Только большую цену приходится отдавать, навсегда переставая быть прежним. И седые виски в тридцать лет не редкость, и льдистый взгляд в минуты отрешённости, словно морозом опаляющий кожу. Правильно говорят: гвозди ковать из таких людей.
На расстоянии пятиминутного прыжка от границ системы Кеплер-440 3-я оперативная эскадра 2-го флота Флагманский крейсер «Варяг»
– Командир, последние данные с Новуса!
Склонившись над трёхмерной проекцией планеты, контр-адмирал Бинг отметил изменения в россыпи красных огней на орбите и поверхности колонии Альянса. Небольшое количество зелёных огней на разных орбитах – всё, что осталось от орбитальной спутниковой группировки, именно от них в большей степени удавалось получать сведения о количестве и дислокации противника. Также удалось связаться с местным гарнизоном и отдельными отрядами ЧВК, обеспечивающими безопасность активов крупных компаний, таких как «Алаир-групп», которые сейчас вели бой с десантом необронов на поверхности. Всё было похоже и одновременно не похоже на Новую Землю. Линкор необронов уже побывал на планете, идя в первой волне атаки. Сел и также через некоторое время покинул Новус, ещё до подхода эскадры. Однако необроны не ушли с ним, на орбите оставалось ещё порядка десятка крупных кораблей и, по приблизительным подсчётам, несколько тысяч единиц десанта. Было впечатление, они продолжали что-то искать, хотя, если так, почему ушёл линкор, или он ещё должен вернуться?
Бинг нахмурился, ему было трудно понять машинную логику. Однако в этом был свой плюс: присутствие линкора делало бы шансы на успешную деблокаду колонии трудно-прогнозируемыми, до сих пор не было внятных данных по боевой эффективности этого монстра. Он ещё раз прикинул в голове состав эскадры: три ударных крейсера, лёгкий авианесущий и пять фрегатов. Необронов больше, но они растянуты по орбите, создавая локальный перевес сил на отдельных участках, но можно надеяться на приемлемый уровень потерь. Осталось только найти такую точку удара, количество кораблей противника в которой, во-первых, возможно было бы быстро уничтожить силами эскадры до стягивания остальных сил, а во-вторых, уничтожение которых значительно ослабило бы группировку в целом. В связи с этим атаковать одиночный корабль было бы глупостью, остальные успеют перегруппироваться, не понеся значительных потерь, и, соответственно, нанести первый удар нужно на два, лучше три корабля. Это почти на треть ослабит необронов.
Задумчиво покрутив проекцию, контр-адмирал выделил три точки почти в середине позиций противника. Ещё раз оценил задумку и, наконец уверившись в замысле, дал знак связисту:
– Лейтенант, голосовую связь с капитанами, синхронизировать данные БИЦ.
– Есть, командир! – Невыспавшийся, красноглазый от проведённых за пультом часов офицер кивнул, склонился, вызывая корабли эскадры.
– «Минск» на связи, «Женева», «Хельсинки»… – посыпались доклады.
Лейтенант поднял голову:
– Командир, связь установлена.
– Товарищи офицеры, – Бинг скупо улыбнулся, глядя на сосредоточенные лица командиров кораблей, – тактический план операции передан на ваши БИЦ. Боевой ордер, порядок отработки целей на орбите, порядок маневрирования – всё там, на ознакомление даю тридцать минут. Все дальнейшие действия требуют предельной чёткости и своевременности, иначе процент наших потерь будет возрастать в геометрической прогрессии, поэтому требую полной проработки действий корабля с офицерами БЧ. Eto окончании ознакомления кораблям пятнадцатиминутная готовность. – Отодвинув обшлаг, контр-адмирал бросил взгляд на часы, засекая время, поднял глаза на экран: – Товарищи, время пошло.
Один за одним изображения начали гаснуть. Отключившись, Бинг устало потёр виски: последние полтора суток были нелёгкими как для него, так и для всего штаба эскадры. Нашёл взглядом связиста. Критически посмотрел на осунувшееся лицо, синие круги под глазами и уже заметную щетину на щеках, цокнул языком, осуждающе качнув головой:
– Лейтенант.
– Та-щ контр-адмирал?
– Даю вам двадцать пять минут умыться и привести себя в порядок, боевая обстановка ещё не повод махать рукой на свой внешний вид, вы всё-таки не в наземных подразделениях служите.
– Извините, та-щ адмирал, сейчас исправлюсь, – мучительно покраснел лейтенант, пытаясь одёрнуть мятый китель, в котором, похоже, проходил всё это время не снимая.
– Идите, – махнул рукой Бинг, но тут же спохватился: – И ещё: предупреждаю, моё замечание – это не повод идти сейчас и с горя напиваться, а то был тут уже один… После того как я его выгнал с совещания за небритость, он не нашёл ничего лучшего, как пойти и надраться. Буквально через сорок минут ко мне его притащили матросы из комендатуры, вдрызг пьяного, но, правда, побритого.
Проводив взглядом молодого офицера, как ошпаренный выскочившего с мостика, контр-адмирал тоже позволил себе небольшой перерыв, добравшись до каюты, скинув китель и рубашку, засунул под холодную воду голову и плечи.
Бинг был уже немолод, канадец по происхождению, он унаследовал все черты настоящего канадского лесоруба, такого, каким его представляют: двухметровый рост, широкие плечи, длинные мускулистые руки, но, несмотря на возраст, фигура не заплыла жиром, осталась такой же худой, выносливой жердью, как и в молодости. Один из участников операции «Шторм», получил от своих подчинённых прозвище Бинго, и быть бы ему давно адмиралом, если бы не его легендарное нежелание молчать. Недовольный чем-нибудь, Бинг запросто мог высказать всё, что думает, даже вышестоящему по званию и должности. Многие знали, как Бинг без обиняков объяснил командующему американским флотом свою оценку решения ограничиться пассивной обороной по отношению к холорианским пиратам. А сунувшегося было в дискуссию чиновника дипслужбы, заикнувшегося о мнении Совета Нулевого Мира в данном вопросе, вообще послал так далеко, что чиновник не сразу вернул себе дар речи. После чего, понятно, повышение Бингу уже не светило. Контр-адмирала он получил, уже перейдя путём сложных манёвров, к Фёдорову, и только Фёдоров знал, каких усилий это потребовало.
Закончив растираться полотенцем, Бинг вышел из душевой, окинул долгим взглядом каюту. Подошёл к сейфу в стене. Набрав кодовую комбинацию, достал бутылку коньяка толстого стекла и рюмку, которую тут же наполнил. Поставил бутылку обратно, взял рюмку и, поднеся к носу, с шумом втянул аромат. Вздохнул и, так и не пригубив, отставил вслед за бутылкой. Прошли те времена, когда пятьдесят грамм коньяка взбадривали и успокаивали, сейчас даже с этой рюмки его могло развести, двое суток не спал всё-таки.
Вернувшись на мостик, Бинг одобрительно посмотрел на уже крутившегося там лейтенанта, синева под глазами никуда не делась, но гладко выбритое лицо говорило само за себя. Лейтенант, как, впрочем, и Бинг вместе со всей судовой командой, сменил форму на лётный скафандр. Шлем связиста лежал у него под рукой на приборной панели.
– Командир! – подскочил он. – Все корабли доложили о готовности!
– Отлично. Эскадре пятнадцатиминутную готовность. Штурман, рассчитать прыжок, обеспечить полную синхронность по всем кораблям, особенно крейсерской группы, она должна финишировать одновременно.
Взвыл ревун, сигнализируя об обратном отсчёте перед прыжком. Бинг подхватил шлем, как всегда висевший на боку, одним краем зацепленный за рукоять табельного пистолета, надел на голову, чуть довернув до щелчка, ещё раз пробежался в уме по пунктам плана, вздохнул, вспоминая старую истину, что первой жертвой любого боя становятся планы этого боя, и, прикрыв глаза, тихо прошептал:
– С Богом…
Финишировали корабли в нескольких десятках тысяч километров от Новуса. Штурман не подвёл, все три ударных крейсера вышли в космос одновременно. Носовые орудия засияли, щедро расходуя энергию накопителей. Залп – и три точки, разогнанные почти до одной сотой световой, устремились к кораблям противника. Хороший шанс: пока они идут инерционным ходом, рассчитать попадание может в уме любой мало-мальски знакомый с математикой человек. А вот при активном маневрировании такой фокус уже не пройдёт. Бинг с тревогой ждал отчёта: сейчас от успешности первого залпа зависит дальнейший рисунок боя. Ожил сухой голос корабельного ИИ:
– Цель один – поражена, цель два – поражена, цель три – не поражена. Поправка, цель один поражена дважды.
Контр-адмирал скрипнул зубами. Два крейсера отработали по одной цели, но на каком этапе допущена была ошибка, нет времени разбираться. Нужно с ходу импровизировать. Ожил по старинке называемый радиотехническим пост голосом его командира, старшего лейтенанта Иванова: – Командир, цель три начала манёвр уклонения, идёт на сближение к целям восемь и девять. Все цели с четвёртой по десятую покинули орбиты, перегруппировываются. Вывожу данные на БИЦ!
Тут же взвыла система оповещения:
– Внимание, захват наведения, ракетный пуск!
– С-сука! – сквозь зубы выматерился контр-адмирал. Возвысил голос: – Крейсерской группе: приказ: «Делай, как я!» Поворот левым бортом, в линию, бортовыми, по цели три, веер 0—01, беглым, огонь по готовности!
Махины крейсеров плавно довернули, выстраиваясь в линию, – классическое построение ещё со времён парусного флота, одновременно расходясь выше и ниже относительно флагманского корабля, давая возможность вести огонь по цели бортовым батареям двенадцати орудиям второго класса. Бинг бросил короткий взгляд на схему: облако торпед шло со стороны восьмёрки и девятки, находившихся по левому флангу, оба корабля противника держали дистанцию, ожидая, видимо, спешащую к ним тройку и десятку, находившихся на удалении нескольких тысяч километров. Вторая группа необронов, с четвёрки по семёрку, находилась по правому флангу, им пока ещё вести огонь мешала планета.
– Внимание, залп!
Контр-адмирал поспешно ухватился за поручень. Тяжёлый раскат прокатился по кораблю, все двенадцать орудий с миллисекундным разрывом выпустили тяжёлые болванки по цели. С небольшим отставанием поддержали флагман огнём «Минск» и «Женева».
Снова ИИ:
– Цель три, есть попадание, потери хода и манёвренности нет.
В это время, вспыхнув яркими точками, позади строя финишировали остатки эскадры, фрегаты и авианесущий крейсер «Хельсинки».
– Фрегатам: отсечь группу, цели с четвёртой по седьмую, свяжите их боем, чтоб в нашу сторону ни одна торпеда не прошла! – рявкнул Бинг.
Основная ударная сила – это крейсеры, но работать по двум флангам физически невозможно, поэтому фрегатам надо сделать всё, чтобы отвлечь на себя часть сил противника.
– «Хельсинки», поднимай истребительную группу, это наш резерв, пусть будут готовы к торпедной атаке. – Как помнил контр-адмирал, истребителей на борту крейсера было тридцать шесть. Не много, но вполне достаточно, чтобы в критическую минуту переломить ход сражения.
Вдруг в пустоте перед «Варягом» начали один за другим вспыхивать разрывы: торпеды противника вошли в зону действия системы «Бастион».
– Командир. БЧ-5, лейтенант Сакс! – раздался взволнованный голос. – При таком угле встречи мы не можем задействовать все излучатели «Поиска», система не справляется с количеством торпед.
Новый раскат прокатился по палубам, следующая порция металла ушла в сторону мечущейся, пытающейся уйти из-под обстрела тройки.
– Цель три, попадание, снижение скорости, снижение манёвренности. Скорость цели – сорок процентов от номинала.
– Ещё один залп, – прошептал Бинг, – ещё один залп. – Спохватившись, ответил лейтенанту: – Сынок, постарайся выжать всё, что можешь, нам нужно ещё несколько минут.
Словно тяжкий стон пронёсся по кораблю, аж сработали, клацнув, ИДА скафандров.
– Попадание торпеды, силовой щит, снижение мощности тридцать два процента.
Пространство вокруг кораблей буквально вспыхнуло от частых взрывов. Во второй волне ракет было уже на порядок больше. Системы лазерного огня не успевали отсекать все торпеды, то одна, то другая прорывались, гася силовые щиты. Попадание следовало за попаданием.
– Мощность силового щита пятьдесят семь процентов! Двадцать восемь! Три процента!
– Внимание, залп!
ИИ:
– Цель три поражена, цель три уничтожена!
– Манёвр! – рявкнул Бинг, но было поздно.
Через почти погасший щит прорвалась одна из торпед, хоть и сдетонировав на удалении от обшивки, она была, похоже, оснащена тандемным боеприпасом. Страшный удар подбросил контр-адмирала, и его, вырвав поручень из рук, приложило о переборку. Слизнув кровь из прокушенной губы, Бинг поднялся. В голове шумело. Он дёрнулся к БИЦу, но бок прострелило резкой болью. С тихим стоном контр-адмирал, заставляя себя переступать ногами, кое-как доковылял до пульта.
– Доклад о повреждениях.
– Командир, пробит лёгкий корпус, выведены из строя орудия с первого по четвёртое левого борта, повреждён эффектор силового щита левого борта.
– Прочный корпус?
– Целостность не нарушена.
«Повезло», – подумал Бинг.
– Ну ладно, сейчас мы вам устроим веселье, – оскалился командующий эскадрой. – Крейсерской группе, по целям восемь – десять, торпедные аппараты с первого по восьмой, пуск!
Двадцать четыре ракеты, полыхнув бустерами, устремились к противнику. Тридцать секунд на перезарядку, и вторая волна пошла вслед за первой. Заняв эшелон выше, крейсеры перевернулись правым боком к противнику, наводя орудия.
– Цели с восьмой по девятую, веер 0—01 от основного, беглым, огонь!
Бинг прищурился, вглядываясь в заложивших крутой вираж необронов. Мощная оптика, выводя изображение на экран, показывала их корабли во всех подробностях. Привычная вибрация пробежала по палубе, от поручня передалась в руки, крейсер дал новый залп.
– Командир! – поднял голову связист. – Фрегаты вступили в огневой контакт с противником. Согласно приказу, оттягивают необронов на себя, атакованы большим количеством ракет.
– Они должны продержаться. Передай, чтобы не геройствовали и держали дистанцию, идеально будет, если смогут оттянуть их в сторону и подставить под перекрёстный огонь, когда закончим с этими.
Бинг снова посмотрел на схему. Первая волна ракет уже подходила к кораблям противника, и сейчас два варианта: либо необроны вынужденно ограничат маневрирование для большей эффективности противоракетной обороны и тогда неизбежно попадут под залп бортовых орудий, либо продолжат совершать манёвр уклонения, и часть ракет прорвётся к кораблям.
– Цель восемь – попадание, цель девять – попадание, цель десять – попадание, потеря манёвренности, потеря скорости, попадание, цель десять уничтожена.
Сказанное монотонным голосом ИИ контр-адмирала порадовало. Ещё один уничтоженный корабль врага.
– Внимание, залп противника!
Крейсер буквально стал на дыбы, делая вираж, поворачиваясь носом к противнику, уменьшая площадь атакуемой поверхности.
– Силовой щит мощность сорок три процента! Силовой щит погашен.
Вслед за сообщением тряхнуло, однократно взвыла сирена.
– Лёгкий корпус пробит, повреждение прочного корпуса, палуба три, разгерметизация отсеков пять и шесть.
– Что у них за орудия? – сквозь зубы прорычал Бинг, тревожно вглядываясь в схему корабля с повреждениями.
Однако вроде обошлось, вспенившийся пластометалл уже затянул пробоины. Никаких жизненно важных отсеков затронуто не было, пострадала пара жилых кают, в настоящее время пустых.
– Командир, фрегат «Стремительный» уничтожен, щиты фрегатов почти не держат снаряды необронов, запрашивают помощи.
Контр-адмирал с тревогой взглянул на связиста:
– Приказ истребительной группе: прикрыть фрегаты. Ракетный удар всем, что есть, по целям с четвёртой по седьмую! – Перевёл взгляд на вторую группу ракет, подходивших к их целям, уже серьёзно потрёпанным, и прошептал: – А мы здесь и сами справимся. – Угрюмо качнул головой: тяжело воевать с противником, о чьих ТТХ можно только гадать – неизвестно ни вооружение, ни боевая эффективность, ни сильные стороны, ни слабые, всё приходится выяснять на собственной шкуре, в бою.
– Цель восемь – уничтожена, цель девять – попадание, потеря скорости, потеря управляемости.
– Ах ты! – выдохнул Бинг, зло ухмыльнувшись.
Похоже, у противника повредило двигательную или силовую установку. А значит, можно навести главный калибр, благо крейсер уже направлен носом к противнику.
– Главным: цель девять, прицел оптический, огонь!
Одиночный высверк – и болванка ушла к цели. Лишённый хода необрон просто разлетелся от попадания. Заботливо выведенное на экран изображение во всех подробностях показало разорванные пополам конструкции, ещё одну кучу металлолома, добавившуюся к той груде, которая уже болталась на орбите Новуса.
Массированная торпедная атака истребителей додавила сопротивление второй группировки необронов, правда, в то время, когда волна ракет накрыла корабли противника, эскадра потеряла ещё один фрегат – «Гордый».
Подавив сопротивление на орбите, побитые корабли 2-го флота выходили на стационарную орбиту над полыхающим огнём Новусом. Бинг хмуро заслушал доклад по состоянию эскадры. Два фрегата уничтожено, у оставшихся трёх – повреждения, у «Резвого» критическое повреждение силовой установки. Своё получили и все крейсеры, правда, без фатальных последствий, однако у «Женевы» прямым попаданием выведено из строя головное орудие, теперь подлежащее только замене в условиях дока. Истребительная группа потерь не имела, но она и была в резерве до самого последнего момента.
С планетой тоже было всё не просто: необроны перемешались с колонистами, стычки вспыхивали повсеместно, а здания и укрепления переходили из рук в руки. Нанести безжалостный орбитальный удар без опасения задеть своих не было никакой возможности. Как ни хотелось, но, похоже, без штурмовки и высадки десанта не обойтись, а там уже можно будет по подсветке с земли наносить точечные удары по скоплениям необронов.
– «Хельсинки», выпускай штурмовики, свяжитесь с нашими на поверхности, пусть дадут координаты, а твои расчистят плацдарм для высадки десанта. – Контр-адмирал раздавал последние указания, теперь всё ложилось на плечи десанта.
Десантные группы были уже готовы. С учётом потерь, к десанту на Новус готовился «толстый» батальон – около семисот человек, усиленный БМП «Пустыня» со 120-мм орудием. К сожалению, новейшими «Цирконами» вооружить эскадру не успели, поэтому фрегаты несли десант без машин поддержки, слишком уж «Пустыня» не вписывалась в габариты разведывательных судов. БМП несли только крейсеры, по шесть машин на каждом. Но козырем были не они, а два десятка штурмовиков, в настоящий момент стартующих с «Хельсинки», им отводилась основная роль в уничтожении наземной группировки.
Первые штурмботы ушли к планете. Теперь от Бинга мало что зависело, оставалось только ждать. Не находя себе места, контр-адмирал мерил шагами пространство мостика, выслушивая регулярные доклады с поверхности. Связист то и дело поднимал голову, докладывая обстановку. В это время на связь вышел майор, руководящий десантной операцией. Изображение было плохое, слишком много металла было вокруг, но было видно лицо майора в шлеме с открытым для удобства разговора ИДА.
– Командир, здесь в здании заперлись колонисты, они словно обезумели, открывают огонь по всем вокруг – и нам, и необронам без разбору. Я своих отвёл назад, дал команду пока блокировать их, на выстрелы не отвечать.
Бинг бросил на него удивлённый взгляд:
– Вы пробовали с ними связаться?
– Да, они не отвечают, в ответ только выстрелы. И ещё… командир… – Майор замялся. – Тут ещё странности: нас атаковали какие-то мутанты.
Командующий эскадрой сразу вспомнил доклад по Новой Земле о том, что необроны делали с трупами людей.
– Зомби? – всплыло в памяти данное кем-то название этому чудовищному оружию необронов.
– Нет, командир, – отрицательно качнул головой майор, – я был на Новой Земле, видел. Нет, это что-то иное, биологической природы, а их кровь настолько токсична, что в месте контакта броня плывёт, как воск.
Контр-адмирал мрачно выругался. Дела творились всё веселее и веселее, будто им одних необронов не хватало.
– Майор, слушай меня: пока ничего не предпринимай, здание окружи, чтобы ни одна сволочь оттуда не выползла. Если это заражение, мы должны локализовать источник.
– Есть, командир! – Майор отключился.
Снова потянулось томительное время ожидания. Необронов постепенно выжимали из зданий, кое-где установив, что людей там нет, нанося удар корабельными орудиями, ровняя с землёй. Опять на прямую связь вышел майор:
– Командир, деблокировали здание «Алаир-групп», нашли их учёных и кое-какие документы, похоже, понятно, что произошло с колонистами! – Голос офицера дрожал от еле сдерживаемой злобы.
– Что там?
– Командир, я лучше вам скину запись допроса и материалы их исследований, что мы изъяли с компьютеров в здании.
Ознакомившись с пересланными документами, Бинг ужаснулся. «Алаир-групп» проводила на колонистах исследования препаратов подчинения на биологическом уровне. А мутанты, напавшие на солдат Альянса, были плодом одного из вырвавшихся из лаборатории при нападении необронов боевого вируса. Руки зачесались лично поставить к стенке и пустить пулю в затылок каждому причастному к этому делу.
– Майор, – вызвал он десантника, – сотрудников «Алаир-групп» под охраной транспортом доставить на «Варяг», хочу сам с ними побеседовать. А пока надо подумать, что нам делать с колонистами.
– Командир, мы тут пообщались кое с кем… Есть экспериментальный газ, который воздействует на них, вводя в состояние искусственной комы. Мы усыпим их, введя газ в систему воздуховодов, мутантов уничтожим, а потом в лаборатории эти наведаемся.
Секунду подумав, Бинг кивнул:
– Действуй, майор.
Десантники подвели шланги от баллонов с газом во вскрытый воздуховод, ведущий в здание. Тридцать минут – и в здание с нескольких сторон врываются штурмовики в тяжёлой броне, вихрем проносясь по этажам, уничтожая мутантов, попадавшихся на пути.
Майор шёл в первых рядах. Злость усиливала действие импланта, псионикой он буквально расшвыривал противника по пути. Ему очень хотелось кого-нибудь убить, особенно тех учёных. Хотя какие это учёные? Нюрнбергский трибунал по ним плачет горючими слезами. Квийлату, оказавшемуся местным начальником лаборатории, вообще чуть шею не свернул: поднятый к потолку мысленным импульсом, тот хрипел, цепляясь за горло, и сучил ногами. Майора еле остановили. Почти задушенный, хлопнувшись на пол, квийлат с ужасом в глазах пополз от разъярённого человека.
Волна десанта вкатилась в главное помещение колонии. Ориентируясь на полученные сведения, майор разблокировал вход в подземный комплекс, перехватил винтовку поудобнее и медленно пошёл вниз, ведя за собой солдат. Палец оглаживал курок, в левой ладони кружился псионический вихрь: с тем, что ждало в подвале, пора было заканчивать…
Когда вновь пошёл вызов от майора, Бинг с нетерпением вскочил, ожидая доклада. На экране снова показался офицер. В подпалённой броне, с висевшей плетью левой рукой он тяжело дышал, но глаза его светились торжеством.
– Командир, колония освобождена, колонистов изолировали, держим под газом, лабораторный комплекс зачищен и взорван. И ещё есть одна интересная находка!
Камера уехала вправо, показывая окружённую солдатами, в наручниках… Тут Бинг не поверил своим глазам: ка-три, самую настоящую.
– Командир, она из свиты матриарха Калисы, которая вместе с Фрайсом находится на борту линкора необронов.
– Вот это номер… – прошептал контр-адмирал. – Майор, её, живой, ко мне, и чтобы ни одно щупальце с её головы не упало!
Бинг устало опёрся о поручень БИЦа, пронеслась мысль, что наконец он получит хоть какие-то ответы на мучающие его вопросы.
Глава 8
Брифинг-зал «Дальнего-1» был полон, пустых мест не было. На ум невольно пришло сравнение с залом Президиума Верховного Совета. На заднем фоне колыхалось голографическое изображение герба Земного Альянса, по стенам – флаги и знамёна родов войск, а посредине сцены, в центре внимания, застыл, словно статуя, адмирал Фёдоров в парадной форме. В первых рядах – офицеры оперативной эскадры, участвовавшие в разгроме группировки необронов в скоплении Альфа Персея, включая меня и всю десантную группу со «Стойкого» вперемешку с выжившими с «Эрестфера». Позади нас, кажется, вся база, амфитеатр, куда ни кинь взгляд, заполнен до отказа. Солдаты, инженеры, техники, все, кто не стоит на вахте. Первая победа в этой… нет, пока ещё не войне, но слово «война», казалось, витает в воздухе, и все с тревогой ждут, мрачнея лицом, когда же прогремит набатом: «Враг, враг пришёл!»
Скосив глаза, я взглянул на Морозова. Лейтенант уже в наших рядах, словно заледеневший, смотрит неотрывно перед собой, плотно сжав зубы, маленькая складка прорезалась между бровей. Перевод на «Стойкий» ему подписан. Местные «психи» уже протащили его через девять кругов экспертизы, говорят, парень в норме, с катушек не слетел. И то добре.
Рядом с ним Кара. Сержанта тоже официально ввели в состав группы, приписали наводчиком к «Циркону». Нет, специально я её не тянул. Комиссия вытащила из БМД данные её стрельб, вывели боевую эффективность и зачли как сдачу квалификационного экзамена с правом претендовать на включение в состав сил поддержки групп спецназначения. Присовокупив к этому положительный отзыв Сааринен, Седых и перевели из наземных сил на корабль. Оценив спокойное, даже безмятежное выражение лица сержанта, я понял, что Кара уже избавилась от своего детского комплекса кому-то что-то доказать. Девочка наконец поняла, что всё это прах и тлен, все эти амбиции и оскорблённая гордость. Уничтожить врага, не дать погибнуть товарищам и выжить самому – вот что действительно важно и именно в такой последовательности.
Сааринен ещё левее, с коротким ёжиком рыжих волос. Сантиметра два уже, похоже, решила отращивать. Что-то почувствовав, она встретилась со мной глазами, подмигнула, чуть поведя плечами. В парадной офицерской форме с тремя нашивками на рукаве за тяжёлое ранение, она смотрелась точёной статуей, даже сейчас, не теряя привлекательности, гибкости и грации боевой кошки.
– …Прежде хочу отметить действия 1-й оперативной эскадры по уничтожению группировки противника в скоплении Альфа Персея.
За своими наблюдениями, как оказалось, я пропустил начало речи Фёдорова, однако, собравшись, прислушался к негромкому, но хорошо слышимому в тишине зала голосу адмирала.
– Вам выпало атаковать врага, не имея чёткого представления о его возможностях, эффективности, огневой мощи. Только разведкой боем, полагаясь на собственное мастерство и отвагу…
Адмирал ещё много говорил о враге – необронах, о будущей войне, о нападении на колонии. Долго, чего обычно за малоразговорчивым командующим не замечалось, но было видно, что делает он это не для себя, а для всех, кто находится в зале.
Потом пришла очередь наград отличившимся. Сперва офицерам эскадры: кому-то досрочно присвоено звание, кому-то полагалась медаль, персоналии я не запоминал, особо не вслушиваясь, но инженерному и вспомогательному техперсоналу всё больше выдавали «Курицу в венке»[7], а боевым офицерам – «Стреляную курицу»[8]. Затем экипажу «Стойкого», О’Киффу, выразили благодарность за блестяще проведённую разведывательную операцию, однако никаких наград, так обильно сыпавшихся на эскадру, не вручили. Похоже, наша самодеятельность высшему командованию не пришлась по душе. Среди офицеров прошёл слух, что кто-то шумно возмущался, что «Стойкий» уничтожил те два корабля необронов, когда их можно было захватить почти целыми… Следом наградили весь экипаж «Эрестфера», кого посмертно – с присвоением очередного звания, пусть пенсия родне будет чуть больше.
А вот затем пошли странности. На сцену к Фёдорову выбрался Манделл. Довольный до нельзя. Встав рядом с, похоже, готовым к такому развитию событий адмиралом, сенатор обратился к залу с приветственной речью. Там было много бла-бла-бла о восхищении храбростью и отвагой солдат Альянса, о единственной надежде всего человечества в нашем лице и тому подобные словеса. Но вот концовка речи заставила меня напрячься.
– …Но всегда среди нас были те, кого с полным правом можно назвать героем, именно они совершают подвиги, которые нам кажутся невозможными, невероятными. Спасение экипажа фрегата Альянса «Эрестфер» – это именно такой подвиг, и заслуга в этом в первую очередь майора Альянса, первого специального наблюдателя-человека, боевого офицера, героя Владислава Комарова!
И вот представьте, что все эти слова ещё и искусно накачиваются эмоциями, словно объявление чемпиона на ринге. Немудрено, что зал взорвался шквалом аплодисментов. И судя по энтузиазму, с каким все хлопали, а кто стоял ближе, ещё и от души стучал меня по плечу, народ был заранее очень грамотно обработан. Тут меня пронзила мысль: а не ищу ли я подвоха там, где его нет, что, если это действительно искренняя радость, а я опять вижу в этом происки Манделла. Так недолго и параноиком стать.
Меня буквально вытолкнули на сцену, где меня уже поджидали. Я с чувством пожал руку сначала адмиралу, а затем и сенатору. Манделл улыбнулся, произнёс одними губами: – Я же говорил, что слава сама найдёт тебя.
– За беспримерный героизм майор Комаров награждается Золотой Звездой Земного Альянса!
«Мать моя женщина!» – мысленно присвистнул я. Это же высшая боевая награда, причём вручаемая только в военное время. Похоже, чтобы устроить это, Сенату пришлось присвоить операции статус локального военного конфликта…
– Внимание, тридцать минут до финиша, боевая тревога! – вырвала меня из приятных воспоминаний система оповещения.
Подскочив с койки, на которой валялся, предаваясь вопиющему ничегонеделанию, я быстро воткнул ноги в ботинки, накинул куртку и с планшетом в руках выскочил наружу. Дежурная смена в скафандрах уже разбегалась по постам, моё же место было внизу с десантом. Именно группа со «Стойкого», вероятнее всего, первой высадится на Севене в системе ещё одной нашей колонии, захваченной врагом. Мы пока одни, 2-я оперативная эскадра в полной готовности находится в получасовом прыжке от системы. В отличие от Новуса здесь не было такой спутниковой группировки и планетарных сил. По последним данным в рабочих посёлках жило около сорока тысяч человек, преимущественно вахтовики, которых сменяли каждые три месяца. Транспорт приходил и уходил вместе с рудовозами, вывозившими из системы полезные ископаемые. Поэтому об обстановке был полный мрак. Не были известны ни группировка, ни состав, ни даже приблизительная дислокация необронов. Отчёт по боевой операции на Новусе успел прибыть на «Дальний-1» аккурат за сутки до отлёта «Стойкого», и, зная теперь уровень огневой мощи противника, соваться туда без разведки было сущим безумием.
Как всегда не к месту вылез Совет Нулевого Мира со своим никому не нужным мнением, что я занимаюсь не своим делом, участвуя в боевых операциях Альянса вместо поиска Фрайса. Пришлось выложить данные по местонахождению дочери Калисы. Совет заткнулся, а мы спешно стали готовиться к отлёту.
Нашей задачей снова была разведка системы. Однако в операции флота мы не участвовали. Основной нашей, а точнее, моей целью была Мэйв.
На нижней палубе все были уже в сборе.
– Здорово, бойцы! – поприветствовал я десантников в броне, подгоняющих снаряжение возле раскрытых ящиков с амуницией.
Одобрительный гул был мне ответом. Ну ещё бы! Массивные пластиковые кофры с фирменной эмблемой «Хеклер и Кох», чёрные, матово блестящие, у любого настоящего спеца вызывали мгновенное непрекращаемое слюнотечение. А уж их содержимое… Вся группа в нездоровом ажиотаже двое суток скакала вокруг доставленных на борт ящиков. Это же надо всё снять с консервации, примерить, подогнать, а ещё пристрелка, калибровка да и вообще. В общем, голубая мечта оружейного маньяка.
Я оглядел всю десятку. Семеро из старого состава, Морозов и пара новых лиц, насколько я понял из их личных дел, недавно введены в состав группы спецназначения 2-го флота Альянса. Лица незнакомые, похоже, раньше Комаров с ними не пересекался. Оба, что примечательно, спецы по техдиверсиям, высшая инженерная квалификация по боевым дронам и роботизированным боевым платформам. Спасибо Фёдорову. Благодаря его стараниям пересмотрели состав боевых групп, спешно затачивая их под противодействие синтетикам, насыщая инженерами и техниками. На базе Военно-инженерной академии в Москве развернули трёхмесячные курсы боевой переподготовки техспецов для подразделений десанта, на первое время заткнуть дыру хотя бы такими эрзац-специалистами. На перспективу же, дополнительно, внедряют новую военно-учётную специальность для студентов пятого курса в Бауманке и Массачусетском технологическом – «Противодействие системам искусственного интеллекта в условиях активных боевых действий».
В общем, парни своеобразные, видно, фанаты своего дела, вон как жадно поглядывали на шаарши. Одно их пока останавливает: до окончания боевой операции никаких контактов с посторонними.
В раскрытом боксе «Циркона» я заметил Кару, она с мехводом загружала в БМД унитары боекомплекта.
Я влез в скорлупу брони, нацепил шлем, достал и прицепил по-походному оружие. Пока есть время, народ отдыхает, в трюме то тут то там скучковались группки по интересам. Присев рядом с Сарой на чуть скрипнувшую подо мной крышку кофра, я улыбнулся, глядя в сосредоточенное лицо капитана, копавшейся в своём уни-инструменте.
– Ну что, подруга дней моих суровых, как настроение?
– А в глаз? – буркнула она. – Влад, я знаю это стихотворение, за старушку получишь.
– Да ладно, я же любя.
Со вздохом лёгкого неудовольствия, Сааринен свернула голопанель на запястье, повернулась ко мне, иронично изогнув бровь.
– Мне это расценивать как предложение?
– Кольцо не подарю, – тут же отреагировал я, продолжая улыбаться.
– Я знала, что ты жмот. – Приняв условия игры, она невольно тоже улыбнулась.
– Внимание, пять минут до финиша!
Вмиг посерьёзнев, Сара гаркнула:
– Ребятки, а ну быстро собрали все шмотки, очистили трюм. Если компенсаторы откажут, эти ящики устроят нам тут весёлую жизнь.
Связавшись по внутренней связи с О’Киффом, я попросил:
– Керней, держи меня в курсе обстановки, у нас всё готово. И ещё: независимо от действий флота первоочередная задача – найти эту Мэйв и вытащить её с Севена, после чего немедленно уходить. В бой с противником не вступать ни при каких обстоятельствах, кроме прикрытия и поддержки нашей группы, у нас другие задачи.
– Хорошо, – сухо ответил капитан и отключился.
Его… сложное к этому отношение можно понять. Но мы сейчас действительно не для Альянса работаем и не можем рисковать, оставаясь в системе дольше необходимого. Извини, старый друг, но нам по-другому нельзя, у нас сейчас другая война.
– И вновь начинается бой, – пробормотал я, оглядывая живые смеющиеся лица товарищей – похоже, Сара отпустила ещё одну из своих скабрёзных шуточек.
Сколько из них выйдет живыми из этой заварушки?..
Задумавшись о предстоящей операции, я вдруг поймал себя на мысли, что стандартный сценарий высадки мне откровенно не нравится. Слишком много времени теряем. В условиях почти несомненного превосходства необронов в наземной силе и технике удар должен быть нанесён быстрый, неожиданный и не растянутый по времени, не дающий возможности противнику перегруппироваться и связать боем десант, ставя под угрозу выполнение основной задачи. А значит, высадка на «Цирконе» отпадает, такую крупную цель могут ещё на баллистическом спуске заприметить и сбить при мало-мальски развернутой ПВО. Высадка на зависшем над целью «Стойким» тоже отпадает, такой тоже крупный объект засекут до выхода его на точку, и если даже в том районе не окажется средств ПВО, за то время, пока мы будем ковыряться, необроны успеют подтянуть значительную артиллерию – преимущество единого инфополя: хоть один засечёт корвет, и об этом тут же узнает вся вражеская группировка.
Тут нужно было иное решение, и ответ снова дала память Комарова: реактивный комплекс десантирования, сокращённо РКД-22 «Дуга» – детище сумрачного российского ВПК, ранние версии которого применялись ещё до образования Альянса. Суровая, между прочим, вещь. Что называется, мы с космоса на головы врагам посыплемся, как метеоритный дождь. Комарову довелось с таким прыгать в одной из операций, когда он ещё не был майором, но уже вовсю варился в спецназе. И то, несмотря на все встроенные компьютеры и защиту от дурака, к практическому использованию допускались только прошедшие серьёзную теоретическую и практическую подготовку. «Дуга» никогда не была массовым средством, и тысячи десантников, волнами валящиеся из космоса на позиции ничего не ожидающего противника, так и остались плодом воображения генералов. Но вот для диверсантов это иной раз был единственный способ скрытно проникнуть на планету, из-за малых размеров незамеченными преодолевая систему радиоэлектронного обнаружения.
По воспоминаниям Комарова, в его первый прыжок было страшно до ужаса. Особенно страшно было наблюдать, как полыхает в полуметре от забрала странное синеватое пламя, визуальный эффект высокочастотного разрядника, практически раздвигавшего молекулы воздуха перед пикирующим десантником. «Энергетический гвоздь» – вот как в науке называлось это явление. Изобретение генератора излучения и стало тем ноу-хау, воплотившим в жизнь саму возможность десантирования из космоса, убирая проблему высоких температур вследствие трения об атмосферу. Осталось только выяснить, есть ли эти комплексы на «Стойком».
Интендантом на корвете был суровый морщинистый дядька, прозванный Нет-на-складе по самой часто употребляемой им фразе, которой он встречал всех просителей. Заявки он удовлетворял только после долгого торга и въедливого изучения всех бумажек, и горе тому, у кого заявка оформлена не по всей форме. Нарушитель с позором изгонялся и клеймился последними словами. Но только не Комаров. К командиру десантной группы, то есть ко мне, интендант питал, по всей видимости, некую толику уважения, ничем другим его покладистость в общении со мной объяснить я был не в состоянии.
Обнаружил я его за инвентаризацией вещевого склада под нижней палубой.
– Михалыч, отвлекись на минутку.
– Ась? – Интендант с недовольным лицом вынырнул из недр огромного, вскрытого наполовину пластикового контейнера, но, увидев меня, смягчился: – А, это ты, Влад. Выкладывай, чего надо.
– Слушай, – обвёл я взглядом склад, от пола до потолка заставленный ящиками так, что посередине оставался лишь небольшой проход, – у тебя, случаем, не завалялись РКД-22? Очень надо.
Михалыч хмыкнул, отряхнул руки и достал планшет.
– Были где-то, сейчас поищу. Нас же на «Дальний-1» по полной укомплектовали, я уж не знал, куда распихивать, хорошо ещё, вас не полный взвод, на одно отделение и то еле влезло.
Одновременно с рассказом он быстро пальцем пролистывал список имущества на экране, выискивая нужную позицию.
– А, вот они. Десять комплексов, секция семь. – Михалыч поднял глаза на меня. – Но сам я их не попру, зови свою банду. В этих комплексах весу килограмм по шестьдесят.
– Не вопрос, – обрадованно потёр я руки. То, что «Дуга» была в наличии, делало мой план всё более реальным.
Выбравшись со склада, я подозвал Сааринен, успевшую уже облачиться в броню.
– Сара, – начал я без предисловий, – планы меняются, высадку будем осуществлять не на «Цирконе» и челноке.
– А на чём это? – Она удивлённо воззрилась на меня, ошарашенная таким заявлением.
– Прыгнем на РКД-22.
– Это на «Ведьме», что ли?! – И, глядя на меня всё более расширяющимися глазами, она выдала такой матерный загиб, что захватило дух даже у меня. Видимо, впечатления о таких полётах у неё были не хуже комаровских.
И да, я «вспомнил», что «Дугу» действительно на местном жаргоне прозвали «Ведьмой», уж не знаю за что.
– На ней, – подтвердил я её самые чёрные подозрения. – Собери остальных, определимся с составом десантной группы.
Прокашлявшись, Сара рявкнула:
– Группа, становись!
Встала слева, но продолжала таким взглядом смотреть на меня, что стало немного не по себе. Подумалось даже, может, я чего не помню об этих комплексах. Спросил негромко:
– А чего ты так переживаешь-то?
Она несколько секунд помолчала, затем, выдохнув, сквозь зубы бросила:
– Комаров, ну если тебя возможность обосраться в полёте не пугает, то да, канеш, переживать не о чем.
Я задумался, о такой возможности память Комарова меня не предупреждала. Однако десант уже построился, и, собравшись с мыслями, я задал вопрос:
– Джентльмены, кто летал на «Ведьме»?
Строй сразу же поделился на две неравные части: первую, состоящую из Габриэля, Кары и обоих техдиверсантов, на чьих лицах было написано удивление и непонимание, и вторую, включающую всех «старичков» и Морозова, разразившихся непереводимой смесью ругательств на всех известных языках. Я улыбнулся.
– Ну вот и определились. Те, кто не понял, о чём речь, могут быть свободны, остальные на месте. – Оглядев скривившиеся лица оставшихся, я ещё раз подтвердил свои слова: – Да, джентльмены, нам предстоит увлекательный полёт на «Ведьме» на поверхность Севена. Все вы через это проходили, неприятно, – развёл я руками, – иногда досадно, но ладно. – Посерьёзнев, добавил: – К сожалению, это единственный вариант с реальными шансами на успех. Поэтому придётся прыгать.
Взгляд мой остановился на лейтенанте с «Эрестфера». Единственном, чью квалификацию мне ещё предстоит проверить, к сожалению, прямо в боевых условиях.
– Морозов, – подойдя к новенькому, заглянул я ему в глаза, – сколько у тебя реальных прыжков, не на имитаторе?
– Два, – смутился тот.
– Боевые были?
Он смутился ещё больше:
– Нет, оба тренировочные.
– Ну хоть что-то, – резюмировал я, отходя. – Пойдёшь в замыкающей тройке.
Вместе со мной и Сарой как раз получалось девять человек. Три тройки.
Снова встав перед строем, я объявил:
– Идём тремя тройками, в первой – самые «тяжёлые», во второй со мной Сааринен и Кравиц, Морозов с остальными в третьей. Прыгаем тройками с интервалом в тридцать секунд. Засечка целей начнётся с пяти километров, с этой же высоты первый тормозной участок до километра, с километра можно открывать огонь на подавление, с пятисот метров второй тормозной участок до поверхности. И напоминаю: оружие со штатных креплений снять, поместить в носимый контейнер, для стрельбы с воздуха всем взять штурмовые винтовки, если кто забыл, как крепить на «Дугу», я покажу.
Помимо сложности управления и далеко не дешёвого оборудования, у РКД существовали и другие ограничения, в частности, возможность крепления лишь на тяжёлую и среднюю броню, лёгкая не оборудовалась достаточно мощным экзоскелетом и была слишком чувствительна к перегрузкам. «Дуга» и на средние-то бронескафы крепилась с оговорками, но выбирать не приходилось.
– Внимание, вход в систему! – короткое сообщение от ИИ, и вдогонку однократный звон баззеретов под вспышку красной иллюминации.
Я подключился к каналу мостика, ловя распоряжения О’Киффа. Голос капитана, резкий и чёткий, ворвался в наушники:
– Посты, доклад. Данные сканирования на экран!
Прослушав скороговорку отчётов командиров постов, оглянувшись, увидел, как в свою очередь, щёлкнув тангентой, коротко доложила Сара:
– Капитан Сааринен, десантная группа, к бою готовы. – Посмотрела на меня, я коротко кивнул. Ей пора привыкать, что она командир группы и один из старших офицеров корабля, а я в таких ситуациях не более чем пассажир.
Выждав паузу, я связался с Кернеем:
– Это Комаров. Как там наши дела?
– Пока не родила, – скаламбурил О’Кифф. Но, перейдя на серьёзный тон, ответил: – Не особо, Влад. Пять основных кораблей необронов, и это только те, кого вижу, сколько их вне пределов зоны сканирования, предугадать сложно.
– Понятно, что Севен?
– Пока чист, по крайней мере, та сторона, что обращена к нам.
– Долго до него?
– Часа два до выхода на высокую орбиту.
Я ещё раз быстро прокрутил в голове складывающийся план, окончательно утверждаясь с основными пунктами, затем донёс их до капитана:
– Керней, смотри, я тут обмозговал ситуэйшн, в общем, делаем максимально полное сканирование планеты, думаю, надо искать аномальный либо действующий источник энергии на месте руин предтеч, нахождение Мэйв наиболее вероятно там, и вне шахтёрских посёлков и добывающих участков. Судя по собранным о ней сведениям, она фанатично увлечена археологией, возможно, даже после нападения необронов она осталась на месте раскопок.
– Понятно. – О’Кифф прервался, отдавая указания, затем снова вернулся к нашему разговору: – Как думаешь производить высадку?
– Прыжок на «Ведьме».
Керней аж закашлялся:
– Кхм, да, ну не завидую я тебе. Какая серия?
– Двадцать вторая, – ответил я нейтральным тоном, стараясь скрыть удивление от такой реакции даже от несгибаемого О’Киффа.
– Ну эта ничего, одна из новых, – справившись с эмоциями, даже несколько снисходительно прокомментировал мой ответ капитан. – У меня первые, в учебке, были на девятой, но это нам старьё спустили, тогда уже тринадцатые приняли на вооружение. Но их быстро списали, дефект какой-то вылез, на боевые я уже на пятнадцатой прыгал, а ты?
Я порылся в памяти Комарова, затем уверенно произнёс:
– Не, пятнадцатые видел, но не прыгал, к нам как раз новую восемнадцатую серию прислали, тренировочные уже на них делали, а на боевые на девятнадцатой, точно помню, у них ещё станок турели громоздкий такой был.
– Да, да, да! – перебил меня Керней. – Помню, как же, под новое техзадание, для возможности крепления УРО, спаренного с автоматом.
– Точно! – улыбнулся я воспоминаниям.
– Не, двадцать вторая неплоха, недаром её уже лет пять не меняли, – подытожил О’Кифф. – Новее только двадцать пятая, но она пока только в одной бригаде полевые испытания проходит. Кстати, соседи наши, во 2-й оперативной три их батальона, зачищать Севен они будут.
– Влад, – отвлекла меня Сааринен, тронув за плечо.
Я обернулся, ловя взгляд больших зелёных глаз. Её рука осталась на моём плече, лишь ладонь чуть напряглась, кончиками пальцев цепляясь за выпуклый наплечник, не давая руке соскользнуть. В боевой броне, без шлема, с коротким ежиком рыжих волос, с этим пронзительным взглядом, легкой полуулыбкой, скульптурной линией вздёрнутого подбородка, резко очерчивающей овал лица, она была красива, но красива, как, наверное, красиво оружие, совершенное в своём предназначении убивать… Я очнулся от мысли, что уже целую минуту стою и молча смотрю на неё, а понимающая полуулыбка действительно не сходит с её лица. Моргнув и на секунду опустив глаза, что помогло мне собраться с мыслями, я посмотрел на неё снова:
– Да, Сара, что?
– Ну, – прищурилась она, отпуская моё плечо, – группа в броне, пора цеплять «Ведьм».
– Гм. Ну да, – почувствовал я лёгкую неловкость за минутный ступор.
По дороге уловил долгий косой взгляд от Кары, которая хоть и не участвовала в высадке, но болталась здесь же, имитируя какую-то деятельность возле «Циркона». Поджав губы, я подумал, что пора с этим треугольником что-то делать. А уж когда поймал и парочку других взглядов, но уже сопровождающихся ухмылками, от не менее наблюдательных товарищей, то желание переросло в настойчивую необходимость. Не хватало только приписать мне парочку любовниц среди подчинённых, народная молва – вещь такая. А ещё сейчас на борту молодая шаарши, взятая на корабль по моему распоряжению. Скоро, тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить, ещё и симпатичную катри подберём. И ведь только дай повод, к гадалке не ходи, припишут мне наличие гарема, да ещё и обсуждать, подхихикивая, будут, что мало Комарову пары землянок из спецназа, видишь, на экзотику потянуло. Нет, с этим вопросом надо решать жёстко и чётко.
С группой пошли к нетерпеливо бьющему копытом интенданту. Для удобства транспортировки вскрыли люк прямо к седьмой ячейке в настиле палубы. Упакованные комплексы поднимали талью, аккуратно выставляя прямоугольные контейнеры на палубу. После девятого комплекса, подбив «бабки», мы с Михалычем ударили по рукам, я расписался в ведомости о передаче со склада, одновременно в разрешении на передачу, подписанном О’Киффом, к которому ушлый дядька уже успел сгонять, и, передав устные заверения во всевозможных усилиях по сохранности вверенного оборудования, с облегчением отправил интенданта восвояси.
– Ну что, хлопцы. Приступим, – оглядел я присутствующих.
Стоящие передо мной, почти двухметровые в высоту контейнеры будили лёгкую дрожь: ещё бы, если Комаров на них прыгал, то для меня сие технологическое чудо было в диковинку. Нет, уже по опыту, как только мои руки коснутся «Дуги», память и навыки майора проснутся и очень скоро станут мне как родные, но сейчас ещё всё было для меня ново и незнакомо.
Подойдя к первому, я положил руку на матовую грань, отключая мысли, словно со стороны, с интересом смотря, как моя рука привычно скользнула ниже, щёлкая замком, к ней присоединилась вторая, раздвигая створки. Щелчки крепежей внутри – и вот, уже перераспределив нагрузку на экзоскелет, на руки ложится «привычная» тяжесть комплекса. Оглянувшись на остальных я скомандовал:
– Не стоим, кто забыл порядок снятия с консервации, делай как я. Тестовая таблица с внутренней стороны контейнера, порядок юстировки двигателей и калибровки навигационного компа там же.
Тишину ангара тут же разорвала дружная суета. Подавая пример, я поочерёдно, снизу вверх начал крепить массивные части комплекса на элементы брони. Когда дело дошло до спины и плеч, на помощь пришла Сара, сначала она мне помогала правильно установить и подключить комплекс к разъёмам брони и кабели для вывода навигации на забрало шлема, потом уже я ей. Чем-то это было похоже на складывание парашюта в войсках моей реальности, не процесс, конечно, а сам принцип, сначала вдвоём складываем мой, затем, также вдвоём, твой, на ходу проверяя друг друга, исключая возможность ошибки.
В тестовом режиме прогнал информацию с компа, сверяясь с нормативными значениями по таблице. Затем центровка и юстировка двигателей, калибровка навигационной системы. Рядом, за выносным дисплеем Сааринен, ей на экран выдаются те же значения, что и мне на забрало, она не менее скрупулёзно сверяет значения теста с допусками по нормативу. Десятки таблиц, сотни значений. Долгий, нудный, монотонный процесс. Но любая ошибка – и поверхности планеты достигнет лишь небольшая часть обгоревших останков, поэтому никто не жаловался.
Где-то на заднем фоне проскакивает сообщение от О’Киффа. До Севена около часа хода. Отмечаю в памяти, но не отвлекаюсь, теперь уже я дублирую настройки комплекса Сары.
Долго, не долго, но к выходу на орбиту Севена мы были готовы. Оглядев своё воинство, я еле слышно хмыкнул. В полном обвесе десантники стали напоминать каких-то трансформеров, какими я их помнил в своём детстве, словно собранных из различных геометрических фигур, игнорирующих кривые линии.
– Сурово смотримся, братва! – осклабился наш щитоносец, уже старлей Уилард.
– Ну да, ну да. Челябинские мужики, однако, – пробормотал я в сторону. Окинув взглядом палубу, остановился на всё ещё болтающихся неподалёку посторонних в лице Седых и пары любопытных матросов из корабельной команды. Цыкнул на матросню, шуганув: – Брысь отсюда!
Молодых и любопытных сдуло как ветром. На душе сразу потеплело, уважают, черти. После той истории с Лин на электромеханическом посту, с от души изнасилованным мной вахтенным, опасливого уважения в команде прибавилось, да и исполнительность резко пошла вверх.
Тяжёлым взглядом впился в Кару, отчего она рефлекторно попыталась спрятаться за ящиками.
– А вам, сержант, отдельное приглашение нужно? По боевому расписанию, вы должны находиться… где?!
– Э-э-э, командир. Возле «Циркона», командир, – выпалила она после секундной заминки, приняв строевую стойку.
Стойка была как по уставу: руки по швам, грудь вперёд. Колесом. Двумя колёсами… М-да. Однако доложилась и продолжает стоять и есть меня глазами.
– Сержант! – грозно растягивая слово, начал я.
Ага, стартанула, только пыль взметнулась. Ну хоть с этим всё.
Снова взблеск красных ламп, а в наушнике голос О’Киффа:
– Влад, вышли на орбиту. Два витка – и готовы к сбросу. Что у тебя?
– Нормально всё, готовы к бою, – оглядываясь на Сару и видя её подтверждающий кивок, сообщаю я.
Она тоже в канале, как командир группы, но пока молчит, не влезая в наш диалог.
– Как обстановка наверху?
– Дерьмово. – Почти физически ощущаю, как кривится кэп, отвечая на мой вопрос. – Но, на наше личное счастье, вблизи от планеты кораблей противника нет. Ближайшим часа два до выхода на низкую опорную орбиту. Так что время у тебя будет.
– А в целом?
– А в целом Вилл ару придётся нелегко. Двенадцать кораблей группами по четыре. У них просто численное превосходство. Не говоря уже о качественных показателях…
Командиром 2-й оперативной эскадры был француз по национальности, контр-адмирал Жан Луи Виллар. Из молодых, чуть старше самого Комарова. Командовал оперативной группой в операции «Шторм». Зарекомендовал себя грамотным, нестандартно мыслящим офицером. Нагл, авантюрен, но, в силу развитого чутья на неприятности, неизменно добивался победы.
Всё это пронеслось в моей голове за долю секунды.
– Виллар хитрый жук. Придумает что-нибудь. Тупо жечь корабли не в его стиле, – уверенно заявил я, вспоминая всё, что о нём слышал.
Резкий щелчок: О’Кифф переключился на другой канал. Слабое шипение в наушнике, значит, связь не прервана, терпеливо жду. Через минуту снова щелчок и голос О’Киффа:
– Влад, есть аномальный сигнал! Просканировали местные частоты. Попали на оперативную группу ЧВК, сейчас слушаем в фоновом режиме. Прошла информация, что потеряна связь с исследовательской группой катри, сообщают, что там большая группа необронов и с ними тяжёлый шагающий танк. Координаты есть, уверенно бьются с источником аномального сигнала!
– Это оно! – быстро переглянулся я с напрягшейся Сааринен. – Керней, сколько до точки сброса?
– Пятнадцать минут.
– Хорошо, мы готовы. Только одна большая просьба.
– Да, Влад.
– Сможешь накрыть танк с орбиты?
О’Кифф помолчал секунду. Затем ответил утвердительно:
– Смогу, если подсветишь с земли.
Я мысленно потёр руки. Из автомата загрызть танк – это только в компьютерной игре возможно. А с нашим способом десантирования много тяжёлого вооружения с собой не утащишь.
– Я его тебе ещё с воздуха попытаюсь зацепить, километров с пяти наши сенсоры должны его засечь.
– Хм, Комаров, может, тогда заодно по площади отработать, площадку вам расчистить? – предложил капитан.
– Не, не, не, – тут же отмёл я это рацпредложение. – А если пустоты, раскопки же, руины, ещё завалим всё нафиг. Нет, мне только точечно танк накрыть.
– Ладно, понял тебя. – О’Кифф отключился.
– Товарищи офицеры, – обратился я к группе, – готовимся к выброске, расчётное время – двенадцать минут.
Я посмотрел на последние приготовления, задумался: а не двинуть ли патриотическую речь в стиле американских фильмов? Затем понял: нахрен, были бы это «сапоги» из наземных бригад без психологической подготовки, которым надо перебороть страх, одно, но здесь все профессиональные воины.
– Мальчики, слышали? Готовимся, убираем слюнявчики, подтираем сопельки. После сброса сильно не разлетаемся, не более пятидесяти метров друг от друга. – Несмотря на ставшую неповоротливой броню, Сааринен вихрем пронеслась по трюму, ещё раз придирчиво осматривая бойцов, особенно критично оглядев Морозова.
Пискнул зуммер, пошло подключение к навигационному компьютеру корвета, синхронизация и загрузка координат места приземления. Над аппарелью засветился большой голоэкран, выводя снимки поверхности, снятые чуть под углом. Я внимательно вгляделся в изображение. Небольшая площадка в окружении разломов, прямого подъезда не видно, вероятно, сообщение организовывается по воздуху. Проглядываются какие-то сооружения на поверхности, скорее всего типовые времянки, такие же, как те, что встречались на Новой Земле. А вот и что-то типа входа в выработку, некая металлическая конструкция, упирающаяся в склон.
Голос Волкова по громкой связи:
– Мы над целью.
Красный огонёк над аппарелью сменяется зелёным. Включается синяя завеса силового поля, а в раскрывающийся зев пробивается режущий луч местного светила. Клацают клапаны ИДА скафандра, светофильтры темнеют, приглушая нестерпимый из-за отсутствия атмосферы свет.
– Первая тройка! – командует Сара.
Три фигуры одна за другой медленно подходят к краю аппарели, чуть с натугой продавливая защитное поле. В полностью раскрытом створе видно край планетного диска, тоненькую полоску атмосферы, не голубого, как на Земле, а желтоватого оттенка. Она не пригодна для дыхания, так как насыщена тяжёлыми элементами – последствия масштабной добычи полезных ископаемых. Громоздкие фигуры чуть наклоняются вперёд под влиянием меняющегося вектора искусственного гравитационного поля палубы, всё более слабеющего. На срезе аппарели хватает небольшого толчка ног, и вот уже первый удаляется от корабля на безопасное расстояние. Второй, третий. Фигурки расходятся в стороны на ионных двигателях малой тяги. Разворот ногами к нам, включение маршевого двигателя, полыхнувшего почти бесцветным пламенем, и первая тройка резко уходит вниз, к планете, словно проваливается.
– Вторая! – лаконично бросает Сара, повернув ко мне непрозрачное забрало шлема.
Коротко киваю. Пересиливаю себя и делаю первый шаг к краю бездны. Безумно рад, что моё лицо скрыто от окружающих, ибо, чтобы шагнуть вот так, в открытый космос навстречу планете в одном скафандре, мне понадобилось всё моё мужество. И пусть весь опыт Комарова кричит, что это всё делает он далеко не в первый раз, но как же до дрожи страшно встречаться с этой пустотой за бортом, без надёжного прикрытия десятка сантиметров корабельной брони, чуть ли не голышом бросаться вниз с высоты двухсот километров.
Сердце колотится, запоздало корю сам себя за излишнюю выдумку, но шаг, другой – и я уже на краю. Планета огромна и величава, сжимаю волю в кулак, толчок, я отрываюсь и… плыву. Первый раз я плыву в невесомости, удивительно, сколько уже в теле Комарова, сколько на корабле, а невесомость только сейчас.
– Майор, Влад, ау?! – Сара по приватному каналу уже проявляет беспокойство.
Спохватываюсь, пора включать маршевые. Запуск программы спуска, и вот уже нас разворачивает ногами к «Стойкому». Рывок, резко проваливаемся вниз, а на забрале шлема начинают крутиться цифры альтиметра. Теперь остаётся только наблюдать, до первого торможения всё управление в автоматическом режиме.
Включается надпись: «До входа в атмосферу…» – обратный отсчёт секунд, доворот к поверхности. Вдруг перед забралом вспыхивает голубоватое, змеящееся разрядами поле.
Спускаюсь всё ниже и ниже, прошивая атмосферу. Связи с группой нет, поле намертво глушит любую связь. Одно слегка радует: в неведении я буду совсем недолго, с той скоростью, с какой мы двигаемся, первого тормозного участка мы достигнем всего за пять минут.
Снова переворот, теоретически я знаю, что сейчас конфигурация поля меняется, становясь неким энергетическим парашютом, наваливается тяжесть, а когда включается маршевый, ощущение, что начинают скрипеть кости, темнеет и полностью пропадает зрение, перегрузка прыгает под двадцать единиц! Недолго, секунд пять, но, когда генератор поля с маршевым отключаются, с трудом восстанавливаю дыхание. Писк навигационного компа, вся группа успешно преодолела атмосферу. Сканеры шерстят поверхность. А вот и танк под каким-то маскировочным полем, но с такого расстояния сканеры улавливают силовую установку боевой машины необронов. Короткий шифрованный импульс корвету, который вышел над нами в пятнадцати тысячах километров над поверхностью. Танк неподвижен, идеальная цель.
Слева вспыхивает двойной ионизированный след, вертикально прорезавший атмосферу.
«Хана необрону». На месте танка только облако пыли.
«Перестраховался О’Кифф, ему и одной болванки хватило бы». Пищит наведение, наполняя моё сердце радостью, необроны, как мураши, забегали внизу, очень удачно подставляясь под огонь первой тройки.
Пара десятков секунд, первая тройка уже на поверхности, а у нас второй тормозной участок на высоте в километр. Перегрузка приемлемая, до трёх единиц, турель сама прыгает в руку. Наведение через шлем, сразу с упреждением, короткими очередями бью по всё выползающим необронам.
А вот и земля.
Приземление вышло жестковатым. Не удержавшись, я ткнулся коленом в жёсткий грунт. Быстро кинув взгляд по сторонам, отмечая, как облачка пыли выбиваются из-под ног удачно приземлившихся рядом Сары и Ноймера, нащупываю на груди замок, ладонью в перчатке крепко сжимаю рукоять, резкий рывок – и под хлопки плазменных зарядов «Дуга» кучей металлических блоков, в прямом смысле, рушится с меня. Экстренный сброс, только в боевой обстановке, ибо потом менять все соединения и энерговоды, что долго, муторно и только в заводских условиях. Ах да, и суперкарго разворчится, ему списывать как утраченное в ходе боевых действий, и ещё доказывать, что именно утрачено, а не пропито. Но вот так, в бою, это позволяет скинуть с себя всю неповоротливую конструкцию буквально за секунду.
Почти по центру археологического посёлка, где мы приземлились, было уже тихо, необронов повыбили, только где-то периодически рявкал очередями по два автомат.
Аккуратно, перебежками выходим ближе к устью входа в подземный комплекс. Уилард уже здесь, за укрытием, видя нас, вскидывает кулак в интернациональном приветствии, одновременно предупреждая об осторожности.
– Обстановка? – прижавшись рядом к металлу археологического вагончика, держа пистолет наготове, стволом вниз, коротко интересуюсь у старлея, аккуратно высовывающего за край стены выносную камеру.
– Да хрень какая-то!
Камера вдруг брызнула веером осколков.
– Вот, сука! – Уилард, чертыхаясь, выбросил бесполезный кусок кабеля с остатками микросхем. – Всех положили, один этот остался. Странный какой-то, – поделился наблюдением десантник, – скачет, словно резиновый, да резко так, ещё и к стенам прилипает.
Н-да. Ну да, там, где нет возможности, точность поменяем на плотность огня.
Короткий приказ рассредоточиться, бросок гранаты, вспышка! Будем надеяться на хотя бы частичную засветку сенсоров у необрона. Тем временем Уилард, как самый утанкованный, выныривает из-за стены, с ходу, пока ещё не прицельно, стреляя очередями в сторону противника. Голубая вспышка прогибающегося силового щита – вот оно! Ещё с четырёх точек открываем плотный огонь по бешено мечущейся фигуре. Стреляем «на отказ», с максимальной скорострельностью. Необрон резкий и очень быстрый, но плотность огня делает своё дело: три очереди пересекаются на «прыгуне», срывая со стены и почти разрывая гибкое тело на части. Бесформенной куклой он падает на камни, а из разорванных мышц толчками выходит белая молочная жидкость, заливая камни вокруг.
– Вот тварь! – выражает общую мысль Уилард, подходя и со злости пиная необычного синтетика.
Опускаю пистолет, от которого идёт марево перегретого воздуха.
– Это последний, – звучит в наушниках спокойный голос Сааринен.
Во внешних датчиках действительно ничего, кроме шороха плотного стокового ветра, чьё давление ощущалось даже в броне. Тишина.
Исследовательская группа, похоже, в полном составе скрылась под землёй, посёлок был пуст. Сара раздавала короткие команды, диверсы проверяли вагончики, но никого, ни трупов ни живых, не обнаружили.
Подходя к внешнему створу шлюза на входе в подземный комплекс, я всё отчетливее видел следы разрушительной деятельности необронов. Ворота были взорваны, покорёженные створки распахнуты, одна, провисая на полуоторванном шарнире, слабо поскрипывала, качаясь под порывами ветра. Похоже, их подручными средствами блокировали изнутри, пульт был обесточен и не подавал признаков жизни. Бросив осторожный взгляд вглубь тоннеля, полого уходившего вниз, увидел дальше, метрах в пятидесяти, ещё один створ, на этот раз закрытый. Освещение, цепь ламп по верху тоннеля, слабо моргало, но, по крайней мере, было, перспектива ползать под землёй в полной тьме совершенно не прельщала.
Услышав хруст каменной крошки сзади, я обернулся.
– Опять под землю? – Это подошла Сара и аккуратно заглянула внутрь зева. – Скоро как кроты станем, хорошо, я клаустрофобией не страдаю. Хотя всё равно жуть берёт, как представишь, какая толща камня над головой.
– Не опять, а снова, – буркнул я, напряжённо обдумывая ситуацию.
Лезть внутрь ну никак не хотелось. Интуиция, до этого спавшая, даже тогда, когда вытаскивали экипаж «Эрестфера», сейчас вопила в полный голос, а это мне не нравилось совершенно. Сколько внутри необронов, абсолютно непонятно, где и жива ли вообще эта Мэйв, тоже неизвестно. Один большой знак вопроса.
Ещё раз обречённо взглянув в тоннель, я махнул рукой:
– А, хрен с ним. Сара, здесь закончили?
– Да, Влад. В посёлке тихо как в могиле.
– Хорошо. Тогда первой и второй тройками идём вниз. Третья держит вход, если нас прижмут сзади, можно сразу играть похоронный марш.
– О’кей!
Сааринен коротко, парой команд организовала группу. Затем, ловким движением выдернув из креплений на спине снайперку, заскочила на пандус перед входом и на полусогнутых скользнула вбок, прижавшись к створу слева, аккуратно выцеливая закрытый створ в глубине. Почти зеркально повторив её движения, я устроился справа, и в позиции с колена, чуть потёршись щекой об анатомическую подушечку на прикладе из какого-то мягкого материла, настроил прицел.
Быстро собравшись, мимо медленно и осторожно прошла первая тройка. Бросив короткий взгляд назад, я увидел Морозова: с оставшимися парнями он спешно стаскивал к входу пустые контейнеры, готовя импровизированное укрытие.
Уилард достиг второго, неповреждённого створа. Наши «тяжи» буквально прилипли к стенкам тоннеля, а мы напряглись. Вот рука старлея касается панели. Красный огонёк сменяется зелёным, пульт цел. Секунда – и створки распахиваются, открывая тёмный зев провала. Палец на спусковом крючке, но прямо за створом необронов нет. Уилард, аккуратно осмотрев пространство за створом, приглашающе махнул рукой, и вся тройка осторожно втянулась внутрь.
Коротко киваю Саре. Синхронно убираем винтовки, доставая притёршийся к рукам и ставший почти родным пистолет. Пара шагов – и вот уже над нами не открытое небо, а низкий, ребристый свод. Неосознанно передёрнул плечами, по телу пронеслась волна мурашек.
«Ну что ты как маленький! – усовестил я себя. – Ты же не хрю, му, а самый что ни на есть майор Комаров, всея и вся спаситель Галактики». Усовестил, а у самого непрошеные мысли, что была бы это игра, так без вопросов, а здесь-то сэйв-лоада нет, как бы ни хотелось.
Усилием воли отбрасываю ненужные сейчас тревожные думы, не место и не время, надо сконцентрироваться на цели и задаче, иначе ничего хорошего не выйдет.
Пока мы спускались, я внимательно оглядывал стенки тоннеля. Возле верхнего створа они были деформированы взрывом, испещрены бороздами от разлетевшихся осколков металла, но ниже металл был девственно чист, ни следа от выстрелов, ни пятен копоти, ничего, что указывало бы на перестрелку. А это значит, что никакого заслона на пути у необронов не было, и это было странно. Да, конечно, здесь были учёные, а не солдаты, но катри… Эти деятели зачастую весьма сведущи в боевой подготовке, особенно если понимать, что все они, поголовно, псионики.
Да и где охрана? Места здесь суровые, так почему нет хотя бы отделения солдат Альянса, это же руины предтеч, а не захоронение средневекового царька. Мало ли какие удивительные технологии массового поражения таят в себе эти развалины.
Тоннель вывел нас на неширокую металлическую площадку три на два метра, огороженную перильцами. Подойдя к краю и заглянув вниз, Сара не сдержала сдавленного возглоса:
– Да тут до дна неделю лететь!
Вид, конечно, открывался феерический. Огромная полость, с одной стороны – вертикальная стена камня, с другой – матово отблёскивающая гладкая поверхность чуждой конструкции неизвестного назначения. Между ними, навскидку, метров двадцать – двадцать пять, и вот этот провал уходит куда-то вниз далеко-далеко, на сотни метров, и теряется в глубине. А с краю к камню прилепилась площадка, на которой стоим мы, и тянется вниз тонкая, по сравнению с самим провалом, ниточка арочных металлических конструкций, подъёмник, полтора на полтора метра, и ходовое лестничное отделение. Однако захватывает дух.
Тройка Уиларда уже спустилась метров на пятьдесят, двигаясь пешком по ходовому отделению. Разумно. Привод у подъёмника собственный, ездит он по двум проводникам, двигатели хитрые, что-то там на электромагнитном принципе, но с внешним питанием могут быть проблемы, и если на ходу движки сдуются, будет весело. Нет, по инструкции должны сработать стопоры и расклинить кабину подъёмника, застопорив движение, но их могли сознательно вывести из строя, так что лучше по старинке, ножками.
А ничего, никто не ноет, не скулит, вот что значит генно-модифицированный солдат, отмахиваем пролёт за пролётом – и хоть бы усталость появилась.
Первый огневой контакт возник, по моим прикидкам, на уровне где-то минус сто пятьдесят от верхней площадки. Несколько лёгких платформ необронов, но их наши «тяжи» лихо вышибли с позиций, парочка синтетиков так и вовсе вылетела от мощного пинка усиленного экзоскелетом брони.
– Красиво летят! – завистливо проводил чей-то голос две серебристые фигурки.
– Это Спарта, сынок! – Я почти физически ощутил самодовольство произносящего это Уиларда.
Уверен на девяносто девять процентов, что зеркальное забрало в этот момент скрывало осклабившееся во все тридцать два зуба и жутко довольное лицо старлея. Хмыкнул, неужели эта шутка до сих пор жива?
– Впечатления потом обсудите, предупреждала же, без нужды эфир не засорять! – тут же последовал еле сдерживаемый рявк Сааринен. – А тебя, спартанец, я сейчас самого вслед за ними отправлю. Эти два гостинца сейчас внизу такой кипеш поднимут, а мы здесь как на ладони!
Двинулись дальше, уже в тишине, пролёт за пролётом, и только когда спустились метров на пятьсот, замаячило дно. Комитет по встрече, к сожалению, тоже присутствовал. Очереди хлестанули по балкам, вышибая искры и пропахивая борозды в металле. Засияли голубоватыми сполохами силовые щиты.
– Ходу, ходу!
Уже бегом рванули вниз, на ходу отвечая огнём. На лестнице мы будто на блюдечке поданы, только скорость да надежда на щиты, что выдержат достаточно попаданий до того, как подберёмся к необронам. Группа буквально ссыпается по ступенькам, чёртово машинное наведение с убийственной точностью бьёт по броне, катастрофически гася щиты, с тревогой краем глаза наблюдаю за мигающим уже в красной зоне индикатором, еле слышно шепчу:
– Ну ещё чуть-чуть, ещё немного.
Вниз уже полетели гранаты, раскидывая серые фигурки, снижая плотность огня. Вдруг что-то резко бьёт по ноге ниже колена, теряю равновесие, последние несколько ступенек пересчитываю всем телом, успеваю извернуться, принимая удар на наплечник, а не со всей дури впечататься шлемом. Тут же вскакиваю, беглый взгляд вниз: так и есть, на броне, на голени уродливая шишка вспененного металла, след от попадания. Кость не перебита, ногу ниже колена хоть и не чувствую, но стоять и двигаться могу, обезболивающее уже впрыснуто в мышцу.
Искрит перед глазами балка, удар по шлему, словно звезданули молотком, – это ещё одно попадание, теперь уже по касательной в голову. Я в сознании, похоже, шлем всё же не пробит. Что-то сильно толкает в грудь, в прыжке Сааринен отпихивает меня в сторону, а чьи-то руки, схватив за плечи, утаскивают ниже. Сара рычит:
– Сдохнешь, сама убью! Прикройте его!
Ниже нас взрывы один за другим, но наконец огонь противника слабеет, а мы достигаем дна. Диверсы рассредоточиваются за укрытиями, закидывая гранатами последних синтетиков.
– Комаров, живой? – падает рядом на задницу Сааринен.
– В норме, – отвечаю я, помахивая перегревшимся пистолетом, прислонившись к здоровенной каменюке.
Ну а что, современная военная фармакология творит чудеса, и не важно, что в итоге нашей пробежки по лестнице многострадальная нога пробита уже дважды, а из плеча вырван кусок кожи с мясом вместе с наплечником, сейчас там такой же неровный вспененный бугор, закрывший повреждённое место, боли и усталости я не чувствую. Во мне сейчас ядрёный боевой коктейль, и ещё пару часов я могу изображать супермена, главное – потом добраться до медчасти.
– Как группа? – интересуюсь.
– Тяжёлых нет, но ранены все, – хмыкнула она. – Тебе, правда, больше всех досталось.
– Вот ты, сука, где спрятался! – раздаётся в шлеме голос Уиларда. Рявкает винтовка, что-то взрывается. – Ну вот и всё! – снова довольный голос старлея. – Это последний.
– Развлекается, – хмыкает Сара.
– Везёт, – опираясь на камень, поднимаюсь я. Нога ощущается как заледенелое бревно, но двигаться можно.
То тут то там изломанные тела необронов, искорёженные взрывами, посечённые из автоматов. Большая удача, что у них не было тяжёлого вооружения, долбани они по нам на ажурной лесенке парой-другой ракет – и всё, тушите свет. Да и так, я посмотрел на диверсов, разбредшихся по огромной каверне, прошли, считай, по самому краешку, хорошо хоть, разведка чётко знает железный принцип: гранат много не бывает. Если с обычным боеприпасом худо-бедно вопрос решён, то с гранатами всё осталось по-прежнему, что в двадцать первом веке, что в двадцать четвёртом, ни веса, ни габаритов они не потеряли. Подсумков как таковых уже, конечно, нет, современными требованиями предусматривается надёжная фиксация всех элементов вооружения, поэтому гранаты располагаются в жёстких над броневых контейнерах, выполненных в виде пеналов с внешних сторон бедра, с пружинной подачей, откуда легко извлекать сплющенные кругляши с большой плоской кнопкой посередине. Однократное нажатие – и граната взрывается по таймеру, удерживаешь кнопку на две секунды, и в полёте включается электромагнит, намертво прикрепляясь к любой металлической поверхности, – удобно.
Стандартный комплект десантника – восемь гранат в двух пеналах, но у нас нестандартные, сдвоенные, по спецзаказу, по шестнадцать кругляшей на брата, и как минимум треть легла сюда, положив больше десятка необронов.
Внимание привлёк один из диверсов. Коротко махнув рукой, он показал на боковое ответвление, хотя скорее это походило на естественный грот, чем искусственную полость, где под трапециевидными металлическими шатрами было складировано оборудование археологической экспедиции.
Подойдя ближе, я понял, где находятся сотрудники и охрана. Штабель тел, несколько катри, пять или шесть тел в стандартной армейской броне Альянса, ещё чьи-то ноги в рабочей робе, торчащие из этой груды, разгребать и выяснять расовую принадлежность которых не хотелось совершенно. Похоже, они здесь пытались организовать оборону, но необронов было больше. Стащили тела в кучу явно тоже синтетики, больше некому, зачем только и для чего?
– Влад, – голос Сары по приватному каналу.
Обернувшись, увидел её возле искусственной стены, напряжённо сжимающую пистолет, направленный куда-то вниз. Бросив мрачный взгляд на груду тел возле меня, скрещиваю мысленно пальцы на удачу, надеясь, что тела дочки Калисы здесь нет.
– Да, Сара? – подойдя, я увидел прямо у основания конструкции предтеч полого уходящий под стену провал, пробитый в скале направленным зарядом, вероятно, именно здесь археологи смогли проникнуть внутрь руин.
– Ты думаешь о том же, о чём и я? – напряжённо спросила Сааринен, не спуская тёмный лаз с прицела пистолета.
– Есть ли там ещё необроны? – криво усмехнулся я. Мой пистолет тоже целил во тьму, плотно зажатый в левой руке, правая слушалась всё хуже. – Давай проверим и узнаем.
– Уилард!
– Ёу! – отозвался здоровяк, направляясь к нам, на ходу доставая такую специфическую для десанта вещь, как дробовик.
Обычному десантнику эта бандура, рассчитанная на ближний бой, на фиг не нужна, это оружие полицейское, для работы в стеснённых условиях, требующее высокой квалификации от стрелка, хладнокровия и расчёта. Эх, знать бы, что там дальше только необроны, действовали бы в полном соответствии с заветами советских воинов образца 1944–1945 годов при штурме зданий и помещений, когда сначала в дверь заходит граната, а потом уже ты. Но Мэйв… Если она жива, надо действовать предельно аккуратно.
– Макс, – обратился я к «тяжу», – учти, там могут быть гражданские, их надо вытащить по-любому. Светошумовые есть?
– Есть, – похлопал Уилард себя по бедру. – Один пенал, целый.
– У вас? – адресовал я тот же вопрос кивком подбородка двум другим из первой тройки.
– Так же, – кивнули они.
– Ну да поможет нам Ктулху, – пробормотал я негромко, отходя в сторону и занимая позицию сбоку.
С богами всех конфессий у меня было всё сложно, верю в то, что вижу, а вот их как-то не довелось углядеть, поэтому в обычную присказку ещё там, на Земле, привык вставлять порождение буйной, а для кого-то и больной фантазии Лавкрафта, не вкладывая в это особого смысла.
Однако Сааринен вдруг замерла и посмотрела на меня.
– А я и не знала, что ты из Этих, – выделила она последнее слово. Не видел выражения её лица, но голос звучал как-то задумчиво-заинтересованно.
Не придав этому особого значения, хмыкнул:
– Из этих, из тех, какая сейчас разница. Уилард!
– Йэх, кто не спрятался, я не виноват. – Выхватив первую гранату, старлей могучим броском запустил её вглубь лаза.
Громыхнуло, один за другим мы втянулись в проход. Почти бегом пересекли неровный ход в скале, метров двадцати в длину, который плавно вышел на пологую аппарель из такого же, как и стены чуждой башни, материала. Ещё один бросок гранаты, уже в проём уровня выше, за аппарель, один короткий рывок – и мы внутри, диверсы растекаются по стенам, обходя зал, открывшийся перед нами, по периметру, а я замираю, вглядываясь в тоненькую фигурку катри, застывшую в голубоватом поле в нише в стене.
– Кто вы? Где профессор Мирия, где лейтенант Гарибальди? Скажите, что с ними? – Голос, полный мольбы и отчаяния, отразился от стен зала.
Катри широко раскрытыми, по-детски большими глазами смотрела на меня. Одета она была в лёгкий облегающий комбинезон и почти полностью прозрачный шлем с небольшим непрозрачным утолщением в районе подбородка.
– Специальный наблюдатель Совета Комаров. Успокойтесь, нам сейчас, в первую очередь, надо освободить вас.
– Ох, простите. Вся эта стрельба, нападение, я просто… просто очень испугалась. Я так боялась, что необроны убьют меня, они были прямо здесь, в этом зале, они что-то искали, я боялась, что они смогут снять защитное поле…
– Успокойтесь, необронов больше нет, – поднял я руку, давя в зародыше начинающуюся у девушки истерику. – Вы в безопасности, вам ничего не угрожает. Вы сказали, что есть пульт, с которого можно отключить поле?
– Да, да, простите. Мне просто надо немного собраться с мыслями. – Мэйв, а у меня почти исчезли сомнения в том, что это именно она, прикрыла глаза и сделала несколько глубоких вдохов. Уже более осмысленно взглянув на меня, она чуть кивнула, насколько ей это позволяло внутреннее пространство шлема, и уже спокойнее произнесла: – Всё, я в норме. Простите ещё раз. Я Мэйв Кану, старший научный сотрудник университета. Отключить поле можно с пульта в центре зала.
Обернувшись, я бросил изучающий взгляд на сложную конструкцию, выступающую где-то на метр над полом.
– Подойдите, там голографический дисплей, – продолжила катри.
Последовав её совету, я приблизился, и, словно по мановению волшебной палочки, зажглись голопанели, разделённые на несколько секторов и испещрённые иероглифами.
– Левый сектор. Нажмите последовательно второй иероглиф первой строки, пятый второй строки и первый третьей строки, и если они все подсветились, то жмите нижний крайний левый иероглиф.
Сделав, как она говорила, я коснулся последней пиктограммки и краем глаза заметил, как поле отключилось, а
Мэйв приземлилась на ноги, но, не удержавшись, с лёгким стоном повалилась на бок, едва успев подставить руку, чтобы совсем не завалиться.
– Всё тело затекло, – с обидой в голосе пожаловалась она.
Кое-как поднявшись, она подошла ко мне, снова, уже снизу вверх, взглянула своими огромными глазищами и тихо спросила: – Комаров, скажи, где все остальные, они живы?
Я отрицательно качнул головой, промолчав.
Она, закусив губу, кивнула.
– Я могу их увидеть?
– Не стоит, девочка, – ответила Сара. – Не самое приятное, даже в моей жизни, зрелище.
Мэйв вскинулась, но тут же опустила голову, не находя что возразить.
Сааринен, тоже подойдя, коротко бросила мне:
– Всё, больше никого, надо уходить.
– Мэйв, уходим, – тронул молодую учёную я за плечо.
– Хорошо.
Она собралась, судорожно сжав кулачки, и быстро подошла к ещё полыхающему голопанелями пульту. Её пальцы с большой скоростью запорхали над иероглифами, выстраивая какую-то, лишь ей одной известную, комбинацию.
– Все сюда! – разнёсся по залу её голос. – Эта площадка – подъёмник, идущий через всю башню прямо к верхней площадке, быстрее всего подняться на нём.
– О’кей. Народ, все на борт.
А пол под ногами вдруг дрогнул и начал подниматься, ускоряясь, и почти сразу ожил передатчик, пробился голос Морозова:
– Майор, вы там скоро? Нас атаковали необроны, мы пока держим вход, но они настойчивые, лезут и лезут.
– Уже едем, пять минут – и зовите кавалерию, свою задачу мы выполнили, – откликнулся я и по общей связи обратился к группе: – Все слышали? Готовимся к бою.
Добравшись до верха башни, по боковой галерее вышли на площадку перед наклонным тоннелем и, запихнув Мэйв в самый конец, рванули к выходу, на ходу доставая гранаты.
Уже слышна частая перестрелка, забегаем наверх и прямо из створа на выходе бросаем по атакующему противнику гранаты веером и под грохот разрывов и очередей воспрявшей духом прикрывающей тройки сыплемся, как горох, топая бронированными ботинками по металлическому спуску.
– Ур-р-ра! – ору, с ходу поливая огнём затормозивших необронов, ещё буквально мгновение назад чувствовавших собственное численное превосходство.
– А-а-а-а-а! – вторят мне диверсы с какой-то животной яростью в голосе, накатываясь на врага.
Кровавый туман в голове проходит только после того, как падает последняя изрешечённая тушка противника, и я понимаю, что врагов больше не осталось. Руки безвольно обвисают, сил больше нет, ни физических, ни моральных, правый бок саднит и стреляет резкой болью в плече, хочется лишь, опустив руки с зажатым в них оружием, бездумно стоять. Обрушивается такая усталость, что кажется, ещё шаг – и ноги уже не удержат. А небо разрывает грохот дюз идущего на посадку «Стойкого». Мэйв, выбравшись из тоннеля, стоит, обхватив себя руками, словно не веря в то зрелище, что открывается перед её глазами.
«Вот и кавалерия», – проводил я взглядом разворачивающийся фрегат. А последней мыслью было: «Как же не хватает кнопки «Save»!
ВБА «Астра». База 1-й разведывательной флотилии ВКС Альянса. Штаб-квартира 3-го Главного управления СБА (Службы безопасности Альянса)
Тёплый ламповый свет, пробиваясь из-под зелёного абажура настольной лампы, разгонял полумрак кабинета, освещая большой Т-образный стол, однако углы помещения уже тонули в темноте.
За столом сидело трое. Во главе, размеренно постукивая пальцем по старинному металлическому портсигару, располагался немолодой, слегка грузноватый мужчина. Поверх форменной рубашки без погон был затянут тёмно-синий галстук с вышитой посередине эмблемой щита и меча. На брошенном на спинку кресла кителе матово поблёскивали адмиральские звёзды. Начальник 3-го Главного управления СБА, глава всей контрразведки Альянса адмирал Бероев Лазарь Константинович.
Двумя другими были полковник Васильков, начальник контрразведки 2-го флота, и полковник Черняховский, начальник направления по линии работы противодействия разведки рас Нулевого Мира.
Первым тишину нарушил Бероев. Отложив в сторону пачку листов с грифом «СС», хранение таких документов в электронном виде не допускалось, он на секунду задержал цепкий взгляд на Василькове, хмыкнул:
– Да, товарищи, дела. Василий Петрович, так значит, вокруг нашего объекта крутятся уже трое наших заклятых друзей?
– Товарищ адмирал…
– Без чинов.
Васильков кивнул, продолжил, уточнив для ранее не присутствовавшего здесь Черняховского:
– Объект, майор Комаров, первый человек – специальный наблюдатель. Да, наш источник сообщил, что группа Комарова вытащила с Севена дочь матриарха Калисы Мэйв Кану, которая сейчас находится вместе с ними на «Стойком».
– Новый корвет… – задумчиво протянул Бероев, отрывисто пробарабанив по портсигару.
– А не зря мы его отдали под специального наблюдателя? Нет, ходовые и боевые испытания очень даже успешны, майору на месте явно не сидится, по стелс-режиму, я видел отчёт, превысили плановые показатели в семь раз, и ни одного отказа, несколько раз выходили на предел длительности пребывания в стелсе. Великолепный корабль. Но сейчас по корвету бродит трое инопланетян, один из которых офицер СБ, сын майларского генерала. Вы можете поручиться, что он действительно просто хороший полицейский, а не агент майларской разведки?
Тут оживился Черняховский:
– Лазарь Константинович, разрешите?
Бероев кивнул.
– По офицеру Праэрусу мы направляли запрос нашим коллегам из Первого главного, проверка показала, что его деятельность в СБ не похожа на легенду прикрытия, слишком долго он там проработал, если он и агент, то затачивался явно не под нас. Есть, однако, альтернативное мнение, что внедрялся он лично отцом для контроля за деятельностью агентов реваншистского крыла майларских генералов. В это очень хорошо укладывается его деятельность по разоблачению бывшего специального наблюдателя Фрайса, да и вообще, слишком самостоятельная его деятельность в СБ. Как утверждает источник, директор СБ Паллен очень жёстко контролирует деятельность своих подчинённых, а в случае с Праэрусом попросту закрыл глаза на его действия, похоже, откуда-то сверху пришло указание не мешать.
– Обвинение в превышении полномочий и угроза ареста… – коротко, не то спросил, не то резюмировал адмирал.
– А вот это уже практически точно подходящая легенда для внедрения его в окружение Комарова, – уверенно ответил Черняховский. – Рабочий контакт с Комаровым был установлен весьма и весьма неплохо, а уж совместные действия по уничтожению наёмников банды Фрайса и одного из кураторов сразу его вывели на уровень доверительных отношений. Психологически Комаров стал считать офицера СБ своим боевым товарищем, а как вы знаете, «десант своих не бросает». Поэтому думаем, что именно угроза ареста и суда подтолкнули майора совершить такой финт и протащить Праэруса на корвет.
Бероев криво улыбнулся:
– Ловко исполнено. И чем это нам грозит?
– Пока ничем, я думаю. – Голос полковника стал задумчивым, глаза машинально нырнули куда-то вниз. – Аналитики в один голос утверждают, что задача Праэруса не поменялась, он всё так же отслеживает деятельность Фрайса, одновременно работая над противодействием ему, а в команде Комарова это делать сподручнее. Так что на данном этапе мы союзники.
– Да, наш источник на «Стойком» пришёл к такому же выводу, – глядя на Бероева, добавил Васильков, утвердительно кивнув.
– Так, с этим понятно. – Адмирал сцепил перед собой пальцы, так что поверх были видны лишь глаза за матово блеснувшими очками, пристально изучающие офицеров за столом. – Что по шаарши?
Коротко переглянувшись с начальником контрразведки 2-го флота, слово снова взял Черняховский:
– По ним не так много информации. Полученной из первых рук, – торопливо добавил полковник, видя, как в глазах адмирала мелькнула тень неудовольствия от такого начала. – Официальных, на уровне диппредставительств, контактов с ними не было, и в нашем пространстве они появляются крайне редко…
– Чем это можете объяснить?
Услышав вопрос начальника Управления, полковник поджал губы, на секунду задумался, машинально скосив глаза на стоящую слева в углу гнутую металлическую конструкцию неизвестного назначения. Адмиралу требовался взвешенный и полный ответ, поэтому Черняховский ответил не сразу. Бероев и не торопил подчинённого, и лишь коротко кивнул, разрешая говорить, когда увидел, что тот готов.
– В целом основным является то, что флот шаарши никогда не проходил близ нашей зоны экспансии…
– Это общеизвестно, – заметил адмирал, прерывая аналитика. – Меня интересует личное мнение вас и вашей службы. Насколько я знаю, их флот вообще старается находиться вне зон влияния всех основных рас, но их граждане встречаются везде, кроме Земного Альянса.
– Мы просто не интересуем их.
– Даже так? – вздёрнул бровь адмирал.
– Это вывод аналитического отдела, – спокойно выдержал взгляд Черняховский. – Их основной императив – это поиск новых знаний, преимущественно технико-прикладного направления. Мы, по объективным признакам, как наиболее молодая вышедшая в космос раса, отстаём в техническом развитии и, пожалуй, лишь сейчас что-то передовое воплотили в экспериментальном стелс-корвете.
– На экспериментальное ядро ГГВ которого уже успела полюбоваться эта молодая и застенчивая шаарши, – саркастически хмыкнул Бероев.
Полковник улыбнулся одними губами.
– Кстати, Петрович, – обратился к Василькову адмирал с хитринкой в глазах, но с абсолютно серьёзным выражением на лице, – расскажи, что там твой источник бает, как эта дама оказалась на охраняемом посту?
Начальник контрразведки 2-го флота скривился, будто сжевал лимон:
– Наш просчёт. Начальник электромеханического поста лейтенант Стивенсон, как оказалось, с подросткового возраста увлекается цивилизацией шаарши. Проверяющий офицер не придал этому значения и не поставил отметку в личном деле, посчитав это сродни увлечению орками и эльфами. Выяснили уже при повторном изучении.
– Это действительно наша недоработка. Надо будет разослать циркуляр на повторные проверки экипажей флота, акцент именно на увлечённости инопланетными расами, – резюмировал Бероев.
– Источнику, однако, – продолжил Васильков, – показалось подозрительным, как быстро шаарши удалось установить плотный контакт с лейтенантом, это не вяжется с её образом застенчивой и неопытной молодой девушки. Есть подозрение, что это маска.
– Константин Александрович?
– Её тоже отрабатывали, – утвердительно кивнул полковник. – Согласно отчёту с Первого, несмотря на молодость, хотя определение возраста шаарши по понятным причинам затруднено, Лин Ти ан Туар проявила на Нулевом Мире некоторые специфичные навыки и реакции. По общей оценке её уровень боевой подготовки примерно соответствует подготовке выпускника диверсионной школы, но по некоторым другим признакам, данные навыки являются побочными, высказано предположение, что она может быть полевым агентом с широкой свободой действия. К сожалению, сведений о периоде её нахождения во флоте шаарши, как и о связях там, нет. Однако это укладывается в схему построения разведсети через этакий низовой социальный уровень, мусорщиков и бродяг.
– Значит, свободный агент с самостоятельным определением приоритета задач? Её интерес во всём этом?
– Необроны, вероятнее всего. А вернее, обеспокоенность, что специальный наблюдатель Совета Фрайс и матриарх катри каким-то образом смогли подчинить себе ИИ необронов, и не участвует ли в этом Совет Нулевого Мира? По официальной информации, запись разговора Фрайса и Калисы была получена в ходе её странствий. Данная версия вызывает у наших коллег большие сомнения, наиболее вероятно, что запись была изучена руководством их флота, а Лин – агент, направленный на Нулевой Мир для изучения ситуации. Её погибший компаньон, скорее всего, агент-боевик, обеспечивающий прикрытие.
– Её приоритеты сейчас?
– Те же необроны. Она убедилась, что Совет не осведомлён о действиях мятежного специального наблюдателя, а с учётом особого положения Комарова для решения поставленной перед ней задачи выгоднее всего быть на «Стойком». Вот только не выдержала душа поэта, не устояла перед технологиями корвета и нарушила выстраиваемый образ, а это, конечно, серьёзный промах для агента, всё-таки она действительно ещё молода, хотя, возможно, и талантлива.
– Наши действия?
– Наблюдение. Активных действий пока не предпринимаем, но, однако, ориентируем источник на отслеживание её попыток сближения с экипажем, не исключена вероятность с её стороны вербовки кого-то из команды.
– Ладно, – тяжело вздохнул Бероев, – понятно. Что по последней… – Не полагаясь на память, Черняховский достал из кейса несколько листов бумаги. – Мэйв Кану, дочь матриарха Калисы. Правда, никаких преференций такое происхождение не даёт. Окончила университет Гесты, учёное звание примерно соответствует нашему кандидату исторических наук. На пятнадцать лет выпала из поля зрения, есть только сведения о периодических отчислениях университета в её адрес на проведение археологических изысканий.
– Ваше мнение?
– На более детальный анализ времени не было, но мы подняли архивы. Несколько перечислений примерно совпадают по срокам с проведением боевых акций спецгруппами катри. Возможно, это совпадение, но аналитический отдел считает, что университет лишь прикрытие и через него осуществляется финансирование диверсионных групп, а Мэйв Кану в эти пятнадцать лет проходила подготовку, сходную с нашей программой подготовки диверсантов.
– Ну и террариум там собрался, – откинулся в кресле адмирал. – Глаз с них не спускать! – Усмехнулся, покачав головой: – А всё-таки, согласитесь, уникальный случай: под одной крышей одним делом заняты три разведки инопланетян, не считая нашей. – Но потом посерьёзнел: – По катри: аналитическую записку с результатами проверки Первым мне на стол в как можно короткие сроки. А теперь за работу, товарищи.
Глава 9
Тяжело привалившись к переборке, рефлекторно щурясь от сильных порывов ветра, заметающих поднятую от реактивных струй пыль в закрывающийся створ, я без сил наблюдал за суетой корабельной команды. Док на ходу осматривала свалившихся вповалку десантников, бросая короткие отрывистые команды. Меддиагност, вшитый в её униинструмент, мгновенно подключался к компьютеру брони, считывая все данные о повреждениях, вколотых стимуляторах и общем состоянии организма.
– Носилки, живо!
Два матроса подскочили к поднимающейся с колен Зиммель, осторожно, но быстро и сноровисто сняли броню с потерявшего сознание диверса. «Уилард», – машинально отметил я, не было сил даже на эмоции, действительность воспринималась как кадры чёрно-белой кинохроники.
– Майор. Майор! – Добравшись до меня, доктор резко провела уником, заставляя распахнуться забрало шлема, сдёрнула маску ИДА, требовательно и пытливо вглядываясь мне в глаза, лишь на секунду отвлекаясь на мигание диагноста. Затем взгляд её помягчел. – Жить будешь, подырявило тебя знатно, но на вколотых стимуляторах должен продержаться. Идти сможешь?
Я безучастно кивнул.
Она нахмурилась, подозвала дневального судовой команды, стоявшего рядом наготове:
– Майора до лазарета.
Однако не доверила матросу, сама ловко расцепила замки брони, высвобождая меня из тяжёлой скорлупы, бесцеремонно скидывая в кучу броневые элементы.
– Спасибо, док, – прошептал я, едва шевеля языком. Бешеная сухость во рту, последствие впрыснутых в кровь боевых коктейлей, казалось превратила язык в неповоротливую шершавую лопату.
Уже в медотсеке, глядя на почти всю свою группу, а ранеными были абсолютно все, обколотый обезболивающим, я заторможенно прокручивал все события, начиная с Новой Земли, и понимал, как же всё-таки дико мне продолжает везти. Последняя штурмовка – вообще чудо, что все остались живы. Сложись чуть по-другому, и все легли бы на той лесенке, а не на ней, так на обратном пути, зажатые на входе. Ранения не в счёт, современная медицина возвращала в строй почти безнадёжных, не могла она вернуть только с того света. И всё сильнее в душе росло непонимание, нелогичность, какая-то неправильность всего происходящего.
Разум всё силился это понять, и тут словно шоры упали с глаз, собственная узость мышления буквально заставила меня заскрипеть зубами от обиды на самого себя. Разбуженный моим эмоциональным всплеском, диагност тревожно запищал и тут же вкатил мне ударную дозу транквилизаторов, погружая в тяжёлое забытье.
Как потом рассказал О’Кифф, с Севена валили мы, удирая во все лопатки. Ибо к нам, как пчёлы на мёд, слетались все окрестные необроны. Ну, да нет худа без добра: в хвост растянувшейся группировки противника удачно ударила финишировавшая эскадра, сосредоточенным огнём давя поодиночке не успевшего перегруппироваться врага. Когда мы покидали систему, дропшипы уже начали сыпаться на планету под прикрытием штурмовиков, а это значило, что необронам жить осталось последние часы.
Довольный как слон, О’Кифф радостно скалился, ибо это в общем-то случайное стечение обстоятельств явно начальству будет преподнесено как грамотно спланированный манёвр отвлечения, позволивший эскадре нанести неожиданный, а потому решающий удар, завершившийся полным разгромом вражеского контингента в системе.
От той бури в душе, заставившей переволноваться медицинское оборудование, не осталось почти и следа, только где-то глубоко внутри поселилась тяжёлая вязкая горечь. В раздумьях хромая по БИЦу, я нет-нет да возвращался мыслями к спасённой катри. Почему её хотели убить слуги собственной матери и её соратника? Или не убить? Но спаслась же она лишь чудом? Или нет? Не было ли это ловко срежиссированным ходом? Пока нет ответа. И допрашивать её рука не поднимается, по крайней мере, допрашивать жёстко, а по-иному… если это игра, да ещё и подготовленного агента, её так просто не раскусить.
Несколько дней до финиша на «Дальний-1» я мерил каюту и БИЦ, не зная, к какому решению прийти, да периодически загорал в восстановительной камере. Всех раненых удалось поставить на ноги, нескольким ещё с месяц придётся провести в восстановительном центре на базе, но главное, все остались живы.
Одно меня несколько напрягало все эти дни: то, какими глазами смотрела на меня Мэйв. Эти её детские нотки в голосе и восхищение с полуобожанием каждый раз, когда она встречала меня в коридоре. Причём, судя по частоте таких вроде бы случайных встреч, старший научный сотрудник банально меня караулила. После одной из таких встреч мне даже посочувствовал случайно оказавшийся рядом Габриэль. Проводив смущённую собственной настойчивостью катри долгим взглядом, он покачал головой, взглянул на меня с какой-то жалостью и глубокомысленно изрёк:
– С этими катри надо держать ухо востро, будь осторожен, Влад, будь осторожен. Да и вообще… – И ещё раз сочувствующе покачал головой.
Сбитый с толку странной реакцией на вызывающую у всех безотчетную симпатию девушку, я переспросил:
– И вообще – что?
Псионик тяжело вздохнул, но объяснил:
– Понимаешь, Влад, все они сильные псионики, и побочный, по сути врождённый эффект их дара – это поле как бы дружбы, а то и сексуального интереса у особей противоположного пола, даже иного вида. Они проецируют его на всех вокруг неосознанно, и вы видите их не такими, какие они на самом деле: глядя на них, вы подстраиваете свой внутренний образ под то, что хотели бы видеть, и, по сути, абсолютно не замечаете недостатков, акцентируясь исключительно на достоинствах, причём, заметь, каждый в них видит что-то своё.
– Ну ни хрена себе… – почесал я затылок.
– Очень странно, что ты это забыл, – добавил задумчиво Габриэль, кольнув вдруг заострившимся взглядом.
– Последствия ранения, думаю. Иногда вообще ощущение, что обыденные вещи вижу в первый раз, – убеждённо сказал я, внутренне, однако, холодея. Постарался тему увести, вспомнив и акцентировав на сказанном им слове «вы»: – Погоди, а себя, описывая подпадание под поле дружбы, ты не включаешь?
– Нет. Похоже, ты действительно забыл. Их поле на псиоников не действует, ну кроме разве что самых слабых. Мы видим их как есть, без прикрас, – констатировал он общеизвестный факт.
– И как тебе? – поинтересовался я.
– На любителя, майор, очень на любителя.
«И вот как мне теперь с этим жить дальше? – подумал я, глядя вслед уходящему старлею. – Я же теперь буду подсознательно всё время себе говорить, что это всё обман, на самом деле там крокодил страшный».
А потом мы прилетели на «Дальний-1».
– Адмирал ждёт, – кивнул нам, как старым знакомым, адмиральский порученец.
В этот раз настроение у командующего было явно хорошее, так как капитан не носился по приёмной, как наскипидаренный, а расслабленно сидел за столом. А это знак. Кажется, ситуация выправляется в нашу сторону.
– Капитан первого ранга, майор, – в ответ на наше с О’Киффом синхронное воинское приветствие, Фёдоров коротким жестом указал на свободные кресла напротив.
Мы сели, обменявшись кивками с уже находящимся в кабинете полковником Васильковым. Начальник контрразведки флота был задумчив, но настроение главного «молчи – молчи» мне никак не удавалось распознать, видно, его мысли были ни хорошими ни плохими.
Меня же подмывало поделиться своими «озарениями» после Севена, но без дополнительной проверки даже для меня они были только предположениями.
– Товарищи офицеры, хвалебные слова опустим, скажу только, что ваши действия оценены на самом верху, и оценены высоко.
Было видно, что адмирал находится в приподнятом настроении. Ещё бы: противник выбит со всех плацдармов на территории Альянса, несмотря на техническое превосходство необронов, с вполне приемлемым соотношением потерь. 2-й флот снова показал высокий уровень подготовки и выучки экипажей, грамотных действий командования и штабов. А значит, «звездопад» не обойдёт стороной самый боевой флот Альянса, включая и его командующего.
– Также хочу сказать, что после изучения боевой эффективности корвета «Стойкий» принято решение расширить серию, в будущем все разведывательные флотилии, даже флотов наших коллег по Альянсу, будут укомплектованы именно этим типом кораблей.
– А что с предыдущим поколением? – поинтересовался О’Кифф.
– Вопрос решается. Постепенно будут выводиться на модернизацию, правда, пока думают над оптимальной схемой перевооружения, возможно, будет два направления: ударные фрегаты с упором на ракетное вооружение и фрегаты поддержки с мощной РЭБ и модернизированной системой «Бастион», для прикрытия крейсерских групп.
«И это правильно», – подумал я. В прямом боестолкновении фрегаты Альянса необронам на один зуб, бой на орбите Новуса это показал с абсолютной ясностью.
– Ну, это не ваша головная боль. У вас своей хватает, и вот с вашей, майор, как раз я и хочу помочь, для чего вас и вызвал. Полковник?
– Адмирал. – Васильков, сбросив задумчивое состояние, уже по-деловому взглянул на нас. – Десантной группой на Новусе в ходе боевой операции была захвачена одна из катри, сопровождавшая матриарха Калису и прилетевшая на Новус на том же самом линкоре необронов, на котором передвигается Фрайс.
– Жива?! – прервал я полковника.
– Жива и здорова, – ухмыльнулся контрразведчик. – Располагается в самых комфортабельных апартаментах нашей внутренней тюрьмы.
Я покачал головой своим мыслям: вот ещё одна ниточка, которая должна привести нас к Фрайсу, уж что-что, а умельцы в застенках нашей контрразведки из неё вытащат даже то, что она успела позабыть. Глядя на Василькова, поинтересовался:
– Что говорит?
– Много интересного. Протокол допроса я перешлю, очень занимательное чтиво.
– Кстати, – перебил полковника адмирал, – по описанию, данному катри, устройство и внутренняя архитектура корабля совершенно отличны от виденных ею технологий необронов. Похоже, это не их корабль или построенный не по их технологиям.
– Технологии предтеч? – бухнул я почти наобум, но по тому, как все переглянулись, понял, что это общее мнение.
– А как вообще она там оказалась? – задал я логичный в данной ситуации вопрос.
– О, а это интересный вопрос. Фрайс тоже что-то нашёл на Новой Земле.
– И что он нашёл?
– Объект. Очень важный объект предтеч, со слов катри, – серьёзно ответил полковник. Бросив короткий взгляд на Фёдорова, продолжил: – Нам повезло, что эта катри – сильный псионик с даром к телепатии и кое-что, что знает он, теперь знает и она. Правда, не всё понимает, но кое-что ей удалось выяснить.
– Что? – напрягся я.
– Что объект как-то относится к глобальной системе обороны предтеч, причём эта система, несмотря на то что их цивилизация пропала в глубине веков, всё ещё действует. Есть сведения о планете, где вроде находился центр цивилизации предтеч, но катри не может её идентифицировать.
– А если, – прищурился я, – попросить нам помочь Мэйв Кану, ведь у неё ученая степень по истории, и занималась она как раз руинами предтеч. Если катри передаст ей всю информацию телепатическим контактом, возможно, она узнает эту планету.
А сам я подумал, что это хороший способ эту самую Мэйв и проверить.
Офицеры переглянулись, от меня не укрылась некоторая заминка в вопрошающем взгляде особиста, словно Васильков по какой-то причине не хотел, чтобы этот контакт состоялся, однако адмирал, чуть дёрнув ему головой в отрицающем жесте, мне поощряюще кивнул, вверяя катри:
– Действуйте, майор…
На следующий день я, удобно развалившись в кресле пыточной… вернее, допросной блока внутреннего изолятора особого отдела флота на «Дальнем-1», наблюдал этот самый телепатический контакт двух катри. Невольно вздрогнул, представив, какими возможностями обладают эти две хрупкие миловидные девушки… Тут снова вспомнил слова Габриэля и поправился: два прикидывающихся миловидными крокодила.
Впрочем, тройка людей-псиоников, по сравнению с которыми Габриэль казался желторотым пацаном, весь процесс контролировала от и до, готовая в случае чего удержать пленниц, пресечь попытку побега.
Китару, так звали катри с Новуса, нам, конечно, не отдали. Она ценный свидетель гособвинения в деле о военных преступлениях Фрайса. Но нам дали постоянный допуск во внутреннюю тюрьму СБ, где мы могли вполне свободно разговаривать.
– Комаров, это что-то невообразимое! Целая планета, сплошь покрытая нетронутыми сооружениями предтеч! Которых ещё никто не касался! – Мэйв, казалось, сейчас запрыгает от радости. Но вдруг резко погрустнела, посмотрела на меня большими печальными глазами. И сказала чуть не плача: – Только Китара не знает, где она сейчас. Этот объект, с Новой Земли, и ещё несколько, пару из которых они нашли на Новусе и Севене, часть одной большой системы. Планета предтеч по какой-то причине блуждает вне звезды, думаю, они сознательно каким-то образом вырвали её из системы, отправив блуждать по Галактике, что крайне осложняет расчёт точки выхода сверхсветового двигателя, не говоря уже об аномалиях порталов, которые существуют только вблизи звёздных систем. С точки зрения безопасности, очень умный ход. Так вот, эти объекты Фрайс смог активировать и отследить направление сигнала, правда, не все оказались работающими и координаты планеты в текущий момент пока неизвестны. Опять же, по словам пленной катри.
– Не расстраивайся, мы что-нибудь обязательно придумаем, – мягко произнёс я. Всю такую несчастную инопланетяночку хотелось погладить по голове, утешить, прижав к себе, но я сдержался. Экзотика – это, конечно, да, но всё же как-то боязно спать с крокодилом в красивой обёртке. Поэтому ограничился словами.
Утерев воображаемые слёзы, Мэйв вдруг посерьёзнела и, глядя на меня, тихо произнесла:
– Есть один вариант.
– Какой?
– Моя мать.
Я покачал головой:
– Она с Фрайсом.
– Не всегда, – снова тихо и серьёзно ответила Кану. – Есть принадлежащие ей лаборатории на Райчи. Думаю, она может оказаться там, если мои догадки верны.
– Откуда ты знаешь?
– Ну, она всё же моя мать, – слабо улыбнулась девушка.
Я криво усмехнулся. Хороша мать, которая не препятствует физическому уничтожению дочери! В последнее время я всё чаще склонялся к мысли, что события на Севене мало походили на инсценировку.
– А что за догадки? – поинтересовался я, зацепившись за конец её фразы.
– Разработка биооружия.
Вот те раз, я аж не сразу придумал, что сказать.
Невольно прикинул, что знаю об этой планете. Райчи, Райчи. Насколько помню, это планета, официально декларирующая свою полную независимость, со своей собственной СБ, исполняющей полицейские функции.
Вот только кажется мне, что вся эта независимость лишь маска, попытка создать такое ощущение у доверчивых клиентов, и не более того. Случись что серьёзное, встрянет планета в конкретные интересы одного из государств – тех же майларов, не говоря уже о надструктуре в лице Совета, и никакой боевой коммерческий флот не остановит не то что майларскую эскадру, но даже одну-единственную усиленную эскадру Земного Альянса из четвёрки крейсеров с авианосцем.
Кстати, косвенный признак, что Мэйв работает не за противоположную сторону, во-первых, то, что Рраум также выявил связь Калисы с Райчи и сейчас работает в этом направлении, и, во-вторых, то, что на базе Альянса даже контрразведка в лице всесильного Василькова практически проигнорировала молодую катри, не вызвав ту даже для формального допроса.
Кстати. Тут я вспомнил о моём статусе как бы наблюдателя Совета. В какой-то мере я его представитель и в рамках расследования могу затребовать его помощь, а значит, пусть подключается внедрённая агентура Совета.
Вот никогда не поверю, что такой нет. Все эти якобы коммерческие сделки, слияния и переделы рынков сбыта, альянсы и мезальянсы корпораций, да даже рейдерские захваты и бандитские разборки конфиденциальны лишь до тех пор, пока не затрагивают государственную безопасность. Той агентуре, что сидит там, плевать на всю эту мышиную возню, пусть даже на кону крутятся миллионы и миллиарды, сравнимые с бюджетом колонии, но не дай Господь кому-нибудь попытаться обмануть государство, тем паче Совет, никакая конфиденциальность и независимость не спасут.
Нет, агентура там есть, а значит, если её правильно ориентировать, то подробную информацию можно получить уже сейчас, а заодно и выбить карт-бланш на действия меня, любимого, упомянув о биооружии, а это у-у-у…
Я аж поёжился от открывающихся перспектив. Воображение тут же нарисовало десятки боевых кораблей на орбите Райчи, сотни штурмботов, превентивные орбитальные удары, давящие посмевшие вякнуть отряды ЧВК. Особенно хорошо получилась картинка со мной во главе, могучим ударом выносящим двери в офисе главного администратора планеты, и тяжёлые, словно вылитые в металле, в ответ на визгливое «Вы не имеете права!» слова: «Мы имеем право на всё!»
Н – да. Тряхнув головой, отгоняя героические картинки, я связался с Рраумом, попросил сбросить на планшет всё, что он нарыл по Калисе, особенно всё, что связано с Райчи.
Нет, о биооружии Совету я заикаться не буду, пусть они узнают об этом сами, тем сильнее это их проймёт, нет, повод для агентурной проверки есть на поверхности: установление местонахождения мятежного матриарха, ну и проверка активов компании на предмет финансирования террористической деятельности Фрайса. Ну а дальше грамотные аудиторы найдут ту дыру в бюджете компании, через которую ведётся финансирование секретных разработок. По косвенным признакам определят и наличие незадокументированного комплекса лабораторий, а это уже само по себе повод прикрыть лавочку. А уж если агентура вытащит, пусть даже пройдёт слух, даже ничем не подтверждённые слова о биооружии, всё, писец котёнку.
Дело за малым: убедить Совет задействовать эту самую агентуру. И вот тут, если я со своими предположениями, посетившими меня в медблоке, всё-таки оказываюсь прав, разговор с Советом Нулевого Мира сразу расставит все точки над «i» и определит, кто есть «ху»…
Моя прозорливость меня не подвела. Стоило только заикнуться о привлечении дополнительных сил и средств, как оказалось, что я неправильно понимаю суть работы в Службе специальных наблюдателей.
На что мне член Совета – майлар – со всей неприкрытой майларской прямотой и указал. Его резкий голос немилосердно резал слух:
– Специальный наблюдатель, вы и есть полевой агент, с широчайшими, между прочим, полномочиями, данными вам Советом. Не вижу причин, мешающих вам самому там, на месте, провести расследование и получить необходимые вам сведения.
Ему вторила катри:
– Специальный наблюдатель, вы глаза, уши и руки Совета. Никакой иной, как вы выразились, агентурой на местах Совет не располагает. Да и к тому же особый статус Райчи…
Я возвёл глаза к потолку с немой мольбой: «Боже, дай мне сил».
Только квийлат решил осторожно поинтересоваться причинами такой моей просьбы:
– Ваши мотивы не совсем понятны. Ресурсы в вашем распоряжении, ваш статус откроет перед вами любые двери. Почему бы вам, действительно, лично не…
Тут уже я взорвался:
– Мотивы?! Время, вот мой главный мотив! Я мотаюсь по Галактике, лично проверяя каждую зацепку, трачу бесценное время на перелёты только для того, чтобы в очередной раз убедиться, что Фрайс оставил нас на шаг позади. Мы каждый раз прибываем к шапочному разбору. А мне нужно быть на шаг впереди. Нужно ЗНАТЬ, где он ещё только появится, а не где уже был. – Холодная ярость нахлынула неожиданно. Не так я собирался строить беседу. Но эта их баранья тупость просто взбесила. – Ресурсы… Какие ресурсы? Статус… – вздохнул я, вспышка гнева прошла. – Поймите, сейчас реальную помощь мне оказывает только разведка Земного Альянса. Всё указывает на эскалацию конфликта с необронами. И если это случится, то одним Земным Альянсом необроны не ограничатся, они просто сотрут с лица освоенной Галактики органическую жизнь, не делая различий между видами. Не из-за этого ли шаарши так и не обжили ни один земной мир, а до сих пор ютятся по кораблям, прикрываясь якобы устоявшимся режимом кочевой жизни, потому что бежать удобнее, скрыться от того, во что превратилась большая часть их народа?
Члены Совета переглянулись.
– Это домыслы, – наконец заявил майлар.
– Как и любая другая версия, – парировал я. – Но вы можете привести хоть какие-то доказательства за или против? Я – нет. Машинную логику необронов нам понять пока невозможно. Так что любые варианты развития событий равновероятны. Поэтому даже самый худший из них мы должны проверять со всей серьёзностью и тщанием.
На этот раз майлар промолчал.
Слово взяла катри:
– Как бы то ни было, специальный наблюдатель, но таких ресурсов, как местная агентура, у Совета нет, как и нет даже подобного аппарата управления.
– Зато они есть у правительства катри, майларов и квийлатов.
Тут уже Совет замолчал надолго. Вернее, молчали голограммы в рубке дальней связи на «Стойком», а вот о том, какие споры ведутся там, на Нулевом Мире, мне оставалось только догадываться.
Хотелось выматериться в голос, не сдерживаясь и не скрываясь. Мои самые худшие подозрения подтвердились. Сами посудите, интересная ведь ситуация получается. Для поимки мятежных специального наблюдателя и матриарха, самих по себе личностей незаурядных, да ещё и на мощнейшем линкоре неизвестной конструкции, отряжают лишь одного, да и то только вылупившегося специального наблюдателя. Из всех сил и средств у него только трое представителей инопланетных рас да один пусть современный, но корвет, чья мощь хороша разве что против одноклассников. А ведь и необроны никуда не девались.
Вот, к примеру, нашёл я Фрайса. Пересеклись мы на узкой дорожке, и что прикажете с ним делать? У него совершенная боевая машина, которую даже линкорами давить ой как непросто, да ещё и десяток-другой кораблей необронов, а что у меня? Кораблик восьмидесяти метров длиной? Ну, это даже не смешно. Всё равно что вилкой пытаться заколоть закованного в полный доспех рыцаря, при том что данный рыцарь не стоит на месте, а активненько так машет полупудовым двуручником.
А есть ещё другая сторона медали. Служба СН позиционируется как надструктура, не признающая авторитетов, не зависящая ни от кого, этакое всевидящее око холодной Фемиды. И тут такое. Действия Фрайса же втаптывают в грязь все широко декларируемые принципы Службы. Несмываемое пятно на репутации. На поимку и справедливый суд, ну или, на худой конец, на тихую пулю в лоб должны были подняться все. Каждый оперативник должен считать делом чести найти и покарать предателя. Да у нас солдатик с автоматом из части дёрнет, так поднимают в округе всех от полиции до армии и МЧС, прочёсывая территорию частым гребнем. Но у солдата всего шестьдесят патронов, много не настреляет, а у Фрайса линкор, да ещё сверху донизу чужой.
А в итоге? Тишь да гладь. Почему, зачем – нет ответа. Раньше как-то, закрутившись в вихре событий, на это не обращал внимания, больно всё для меня здесь было ново, но, изрядно побегав на своих двоих, я начал понимать всю суетливость и бесполезность такой беготни.
То озарение в медотсеке… Именно тогда мне подумалось, что всё это изуверский план Совета – заменить настоящую работу её видимостью.
Ну ладно у меня проблемы с мышлением на стратегическом уровне, так я, по сути, и по должности галимый тактик. Но там же сидят люди, ну пусть не люди, но существа, которые решают вопросы галактического масштаба, которые должны видеть ситуацию на макроуровне.
А это значит, что раз всё идёт, как идёт, то это кому-то выгодно. Осталось только окончательно убедиться кому.
Наконец, после почти получасового сидения, фигуры членов Совета отмерли.
Я отстранённо разглядывал физиономии стоящих напротив.
«Всё-таки, похоже, это майлар», – сделал я вывод, глядя на неприкрытую гримасу раздражения, которую член Совета даже не пытался скрыть. Катри, как всегда, держала дипломатический нейтралитет, и только выражение лица квийлата было мне непонятно.
Он и нарушил тишину первым, не дожидаясь мнения остальных:
– Специальный наблюдатель, затребованная помощь будет вам оказана.
Майлар неожиданно громко щёлкнул мандибулами, его голограмма вдруг пошла рябью и исчезла, оставляя членов Совета вдвоём. Если катри поджала губу, то квийлат, казалось, никак не прореагировал на эту выходку майларского коллеги.
– Спасибо, – просто ответил я.
Видимо, квийлаты действительно смотрели на проблему под другим углом. То-то в предателях оказались лишь майлар с катри, квийлата в подручных Фрайса что-то не наблюдалось.
Вообще, разговор оставил после себя тяжёлое впечатление. И ещё, наверное, разочарование. Разочарование в том, что всё это всё-таки правда. Надо было сразу связать одно с другим. Фрайс – креатура майларских реваншистов. Вся эта возня выгодна им, так как необроны пока давят исключительно человеческие колонии. И Совет, похоже, испытывает сильное их влияние. И никакой Фрайс не мятежный специальный наблюдатель, а лишь лицо, чётко исполняющее указания своих настоящих хозяев, которые смогли надавить и на Совет Нулевого Мира. Правда, есть у меня подозрение, что Фрайс таки заигрался. Я, признаться, от майларского члена Совета ожидал наложения категорического вето на решение о помощи. А раз взбрыкнул, но не отказал, значит, не все там так гладко у них выходит.
Вот как пить дать тут пресловутая политика сдерживания, мать её. Прав был российский император Александр III – перефразируя его слова, у Земного Альянса есть только два союзника: армия и флот. Все остальные враги, либо явные, либо скрытые.
Однако дальше события понеслись вскачь. Во-первых, за время моего вынужденного сидения на «Дальнем-1», в те несколько дней, что заняла ускоренная реабилитация по ранению, квийлаты смогли-таки раскопать инфу по лаборатории. Что самое приятное, дознались и о биооружии. Как мне сообщили, ударная группировка квийлатского флота уже идёт к Райчи.
Также перед остальными ошарашенными коллегами, по крайней мере я думаю, что это стало для них неожиданностью, квийлат выложил данные и от их спецгруппы с ещё одной планеты, где они засекли подозрительную деятельность Фрайса, тоже связанную с разработками запрещённых видов оружия.
Вот тут Совет проняло по-настоящему. Одно дело – разыграть тонкую многоходовку с необронами, чтобы поумерить экспансионные и колонизационные аппетиты Земного Альянса. Другое – столкнуться с перспективой полноценной войны с вышедшим из-под контроля и хапнувшим сил агентом с неконвенционным оружием.
Теперь уже приближение белого полярного лиса почувствовали все без исключения. Неповоротливая в своей инерции, но зато потом неумолимая как асфальтный каток военная машина была запущена. Осталось одно: планомерно загонять Фрайса в, пользуясь шахматными терминами, цугцванг, положение, при котором любые его действия приводили бы только к ухудшению его позиций.
«Опомнились», – злорадствовал я, глядя на встревоженные морды представителей Совета.
На орбиту Райчи мы прибыли через четыре дня по субъективному земному времени. «Стойкий» финишировал в околопланетном космосе с яркой вспышкой, тут же оказавшись под прицелами боевой орбитальной платформы, коих вокруг планеты было понатыкано с добрый десяток.
Короткий обмен кодами – и на экране возникло изображение квийлата в боевой броне.
– Гор, командующий эскадрой, – представился он. – Рад вас видеть, специальный наблюдатель.
– И я вас, – коротко кивнул я в ответ. – Только, гм… а где ваша эскадра? – выразительно поведя взглядом по сторонам, как бы ища эту самую эскадру, задал я логичный вопрос.
Саларианин обнажил зубы в подобии улыбки:
– На расстоянии минутного прыжка в режиме радиомолчания. А эти штучки, – хохотнув, он по-хозяйски похлопал край пульта, видимый на экране, – мы вежливо попросили нам на время уступить, совсем ненадолго.
– Что Калиса?
– Пока не было, ждём, – сразу стал серьёзен и деловит командующий.
– Лаборатории?
– Под контролем, сотрудники изолированы, объект под наблюдением.
– Командующий, – снова обратился я к квийлату. Время утекало неумолимо, поэтому я с ходу начал загибать пальцы: – Наша первоочередная задача – допросить Калису и всех причастных к проекту. Нужен безопасный коридор для спуска и максимальный режим секретности. Калису, когда она здесь появится, нужно взять, по возможности, тихо и без потерь. Будьте готовы, её могут сопровождать необроны, в том числе и мобильные платформы на борту её корабля.
– Не учи учёного, Комаров, – уверенно ответствовал Гор. – Не впервой.
Отвлёкшись, квийлат что-то прощёлкал на своем языке. Повернувшись, сказал на интерлингве:
– Специальный наблюдатель, минут через пять коридор спуска вам организуем.
– Хорошо.
Я переглянулся с О’Киффом, пока всё шло по плану.
Но дальнейшие события поломали мои наивные надежды на работу хоть раз в спокойной обстановке. Послышалась резкая трескотня на квийлатском, заставившая командующего всем телом развернуться к невидимому нам говорившему.
Прослушав сообщение и выдав неразборчивую трель, Гор произнёс, уже без привычной бравады:
– Неизвестный корабль на границе дальности сенсоров, быстро приближается.
– Матриарх?
В ответ на мой вопрос квийлат почти по-человечески пожал плечами:
– Возможно. – Изображение на экране пошло рябью, на месте квийлатского офицера сформировалась голограмма неизвестного катри в чёрном форменном кителе. – Сейчас узнаем. Комаров, двигай ближе к нам, не свети сигнатурой, – сказала голограмма изменённым голосом, но с интонациями Гора.
По короткому взмаху руки О’Киффа связист отрубил двусторонний контакт со станцией, оставив нас наблюдать в фоновом режиме. Корвет с поворотом, пыхнув импульсом, ушёл ниже, за боевую платформу. Теперь любой массдетектор будет видеть один большой объект.
Стандартная процедура обмена кодов занимает совсем немного времени. Неизвестный корабль, видимый теперь уже и нашими сканерами, уверенно шёл к планете.
Включилась видеосвязь.
«Бинго!» – прищёлкнул я пальцами, вернее, попытался это сделать, насколько позволили броневые перчатки. На экране в рубке неизвестного стоял стопроцентный десантник катри в характерной броне, точь-в-точь как из учебных видеоматериалов флота.
– Станция, немедленно откройте коридор спуска, на борту матриарх Калиса, – властно приказал он.
– Да, pay! – чуть склонила голову голограмма квийлата. Я вспомнил, что именно таково было уважительное обращение к десантникам. В приблизительном переводе что-то вроде «Да, могучий», или «сильный». Саларианин бросил пару команд на интерлингве, снова вежливо поклонился: – Рау, коридор открыт, рады приветствовать матриарха на Райчи.
Не удостоив того даже ответного кивка, десантник отключился. Корабль повернулся, подставив камерам бок, и я наконец разглядел, что это был лёгкий рейдер катрийской постройки. Из-за своих отличных ходовых качеств и эстетического внешнего вида самый любимый тип кораблей как личных яхт, если, конечно, у вас есть необходимые для его покупки деньги и влияние.
Рейдер плавно по дуге двинулся в обход станции, как вдруг в рубке станции, связь с которой мы не отключали, кто-то взволнованно затарахтел на квийлатском.
– Чёрт! – выругался Гор, снова меняя личину на свою собственную вытянутую морду. – Комаров, с корабля матриарха идёт направленная передача на планету!
А корабль Калисы, вдруг заложив манёвр уклонения, разрядил орудия по станции, долбанув чем-то мощным, слишком мощным для корабля таких размеров. На картинке с внешних камер чётко было видно, как в сторону полетели куски обшивки. Явно применялось что-то нестандартное, штатные орудия не пробили бы щит.
Я не знал квийлатского, на котором Гор сыпал пулемётной очередью приказов, но логику действий приблизительно мог понять. Явно ушёл приказ эскадре на прыжок к планете. Одновременно боевые платформы открыли заградительный огонь, ставя завесу, не давая рейдеру выйти на разгонную траекторию и набрать скорость для прыжка. Замысел понятен: финишировав, корабли квийлатского флота возьмут в клещи не набравший скорость корабль, обездвижат и абордируют.
– Они запускают ССД!
На доклад с поста РЭБ мы с О’Киффом тревожно переглянулись. Без набора необходимой скорости прыжок им не совершить, разве что…
Не додумав мысль до конца, я подскочил к БИЦу, вызывая Гора.
– Вы это видите?!
– Вижу. – И квийлат грязно выругался, для разнообразия теперь на майларском. Несмотря на ситуацию, из уст не обладающего значительными габаритами инопланетянина это звучало забавно.
– Похоже, они решили использовать себя как приводной маяк, – озвучил я пришедшую в голову догадку.
Без набора скорости ССД просто испускает сверхсветовые колебания, служащие прекрасным ориентиром для точного прыжка.
– Догадался! – рявкнул Гор. – Комаров, другая проблема. Сигнал с корабля Калисы активировал скрытую систему защиты лабораторий. Связь с группой потеряна, объект вышел из-под контроля!
– Что за… – тут уже выматерился я.
– Командир! – снова тревожно заголосил пост РЭБ. – Вблизи корабля противника регистрирую вспышки, десять… семнадцать… двадцать шесть вымпелов!
– Необроны, – мрачно произнёс квийлат. У него аппаратура была мощнее нашей. – Комаров, – снова обратился он ко мне, – сейчас здесь будет эскадра. От твоего корыта всё равно пользы чуть. Поэтому, пока не поздно, уходи к планете, там резервная группа, которая должна была захватить матриарха, с ней прорывайтесь к лабораториям, объект ни в коем случае не должен попасть к Фрайсу живым. А мы здесь будем держаться, сколько сможем.
Почувствовав мрачную решимость в голосе командующего, явно собравшегося геройски погибнуть, я постарался его приободрить:
– Гор, не хорони себя раньше времени, авось свидимся ещё.
– Вали давай. Не теряй времени, – сохранил неприступность квийлат.
Улыбнувшись одними губами, я вскинул руку в коротком воинском приветствии. Квийлата стоило уважать хотя бы только за одно это качество – стоять до конца.
Набрав скорость, «Стойкий» по максимально короткой траектории пошёл вниз. Уже приближаясь к планете, с внешних камер я заметил вспышки финишировавшей эскадры, с ходу окутавшейся короной орудийных залпов, да яркий проблеск чуть выше горизонта там, где была одна из орбитальных боевых платформ – необроны даром времени не теряли.
Двадцать шесть вымпелов, не считая рейдера Калисы, боевой ордер планетарной обороны, эскадра квийлатов, вымпелов пятнадцать, навскидку, пожалуй, по количеству участвующих в битве у планеты боевых судов, эта крупнейшая, в которой Комаров принимал участие до этого. Я опёрся о поручень БИЦа, вспоминая. Нет, даже короткая война с холорианами не шла в сравнение, там, с холорианской стороны, нас атаковало семнадцать боевых кораблей, да и то из них больше половины были БДК (большие десантные корабли), слабо вооружённые, но несущие по две – две с половиной тысячи солдат каждый, а Весту, третью по счёту колонию людей, прикрывало на тот момент лишь три устаревших крейсера. Основные сражения там были именно на поверхности. То же, что развернулось над нашей головой, явно назовут «Райчийской мясорубкой».
Похожие мысли были не только у меня. Тишину мостика, казалось, даже офицеры боялись нарушить своими докладами. Корвет проходил атмосферу под аккомпанемент едва уловимой дрожи, поручень мелко подрагивал под жёсткой кевларовой тканью перчатки.
– Командир, связь с поверхности, – разорвал гробовую тишину резкий голос.
– Специальный наблюдатель, – на экране набрало резкость изображение квийлата в боевой броне, – я офицер спецкорпуса квийлатской разведки Нордус. Командир группы захвата.
– Сколько вас? – перебил я его.
– Двадцать пять вместе со мной.
– Где мы можем сесть?
– Только астропорт. Местность гористая, разве что небольшой челнок может приземлиться прямо на дорогу.
– Вы сами где?
– На подступах к лабораторному комплексу. После сигнала с орбиты активировалась скрытая система обороны объекта. Полно огневых точек с автоматическими турелями, а мы без тяжёлого вооружения.
– Хорошо, – быстро принял я решение. – Ждите меня. И ещё: присмотрите и подсветите где-нибудь в безопасной зоне прямой участок дороги, желательно поровнее. Попробуем прыгнуть на «Цирконе».
Саларианин недоверчиво хмыкнул:
– Специальный наблюдатель, там справа отвесная гора, а слева бездонная пропасть, ширина дороги метров восемь, не промахнётесь?
– Нет, – твёрдо ответил я. В мехводе я был уверен. – Главное – обеспечьте прямой участок, хотя бы метров сто.
Нордус нахмурился, но всё же утвердительно кивнул:
– Хорошо, специальный наблюдатель, найдём.
Отключив связь, я обернулся к капитану:
– Керней?
Тот понял меня без слов:
– Заход на десантирование организуем. Ты, главное, высоту и дистанцию обозначь.
Хлопнув О’Киффа по плечу, на ходу поднимая десантную группу, рванул на третью палубу. Уже там изложил диспозицию Саре и мехводу.
– Василия, – обратился я к Волкову, – сможешь? Дорога серпантином вдоль склона, с земли ровный участок подсветят, но видимость нулевая и сильный ветер порывами. Сам знаешь, какой он в горах бывает.
Тот энергично потёр подбородок, прикидывая что-то, остро посмотрел мне в глаза:
– Один пойду?
Я понял, что он имел в виду. «Циркон» – не челнок, летает с грацией кирпича, прыжок в условиях сильного разнонаправленного ветра будет мотать бээмдэшку безбожно. В таких условиях попасть на полосу шириной восемь метров реально только вытянув машину за счёт инерции, компенсировав боковое давление ветра хорошей горизонтальной скоростью, поэтому я требовал полосу минимум сто метров, чтобы погасить набранную скорость уже на земле. Да и вообще, с такой управляемостью «Циркону» легко промахнуться с точкой приземления метров на двадцать – тридцать, а то и на все пятьдесят, в общем, ювелирная работа. Понимая высокий риск, механик и интересовался, один он пойдёт на «Цирконе» или нет.
Нет, скажи я, что рисковать ему одному, а остальную группу доставит челнок, он понял бы. Зачем зря людьми рисковать. Умом это можно понять, но вот сердцем… Поэтому я ответил, максимально твёрдо, глаза в глаза:
– Нет, со мной.
Улыбнувшись краешком губ, мехвод кивнул:
– Смогу.
– Комаров…
– Стоп, – остановил я Сару коротким жестом.
Беспомощно оглянувшись на мехвода, старлей попыталась меня в чём-то убедить, но я снова прервал её монолог в самом начале, она успела вымолвить буквально пару слов. Василии лишь неопределённо хмыкнул, поджав губы, поизучал потолок, после чего, бросив короткую фразу: «Высота тысяча, дистанция пять», удалился в бокс к БМД, а я холодно взглянул на Сару.
Её растерянность сменилась злостью. Ожгла взглядом, сжала кулаки до скрипа притёршихся броневых перчаток.
Полуотвернувшись, я отстранённо произнёс:
– Капитан, оставшуюся группу в полном составе за два захода перебросить к месту десантирования «Циркона». Обеспечить усиление тяжёлым ручным вооружением, в том числе сформировать расчёты ПТУР «Балабан». К ПТУРам двойной комплект боеприпасов. Вопросы?
– М…к ты всё-таки, Влад, – дрогнувшим голосом произнесла она.
Скосив глаза на Сару, я, не предвещавшим ничего хорошего голосом, уточнил:
– Я так понимаю, это значит «Есть»?
С секундной заминкой она, вытянувшись, коротко бросила:
– Так точно. – Резко развернувшись, так, что ширкнули каблуки на прорезиненном покрытии палубы, она почти бегом покинула отсек.
С болью где-то в середине груди я смотрел ей вслед. «Заигрались», – подумал со злостью, больше, правда, на самого себя. Сара, конечно, тоже хороша, увлеклась новоиспечённым специальным наблюдателем. Да и он не лучше, не пресёк в своё время. Вспомнил, и мои поцелуи взасос, «передачу полномочий», ещё там, на Нулевом Мире, попойки с просыпанием в одной квартире, формально, конечно, ни её, ни Кары я в одной с собой кровати не помню, позорно проснулся последним, но, однако, не было в той квартире других мест для сна. А это значит, что спал ты, хренов майор, со своими подчинёнными другого пола в обнимку, и хоть не было там ничего, факт присутствия рук на энных частях тела девчонок можно считать подтверждённым. Видел же, видел это постепенное сближение, фразы на грани флирта… Нет, надо было её удалять со «Стойкого», под любым предлогом удалять, чтобы не было подобных вывертов.
Разозлённый, с силой стукнул по жалобно скрипнувшей пластине коммуникатора:
– Керней.
– Да, Влад? – включился в канале О’Кифф.
– Высота тысяча, дистанция пять, – передал я данные для расчёта точки сброса.
– О’кей, принял. Где-то полчаса на сборы у вас есть.
– Гут, – кивнул я в такт своим мыслям.
– Кто пойдёт на «Цирконе»? – через мгновение поинтересовался капитан.
– Только я.
Керней секунду помолчал, но почти тут же, выдав неопределённое «хм», ответил:
– Хорошо. За вами следом запускаем «Утюг» с остальной группой.
– Да. Сааринен я предупредил, – подтвердил я.
– Ну, тогда удачи.
– Не помешает.
Помедлив отключаться и краем уха слушая отдаваемые на мостике команды, я ещё раз прокрутил в голове план. Всё вроде было сделано и сказано, поэтому отключил канал связи, пора готовиться к десантированию. Услышав резкий металлический звон, прислушался. За переборкой, в боксе, лёгкой дрожью отозвался запуск двигателя БМД. Мехвод плавно вывел «Циркон» наружу, подводя к поднятой аппарели.
Через пять минут, уже облачённый в броню, я протискивался в командирское кресло. Удобно уместился в противоперегрузочном ложе, вцепившись руками в поручни. Перевёл кресло в десантное положение – оно плавно наклонилось градусов на тридцать назад. Василии, ниже меня, тоже уже полулёжа колдовал с пультами. Полуприкрыв глаза, я постарался максимально расслабиться. Вдох – выдох, медленно прошептал:
– Дыхание – дух дисциплины, – фраза-ключ лёгкого самогипноза.
По внутреннему каналу мехвод доложил об общей готовности к прыжку. Я передал О’Киффу, тот в ответ скинул последнюю сводку по сражению на орбите. Ничего утешительного для нас там не было. Половина станций планетарной обороны и до трети флота квийлатов уже потеряно, пусть и при сопоставимых потерях необронов, но самое плохое, что они пробили коридор, и рейдер Калисы прорвался к планете.
– Хреново, – так и сообщил кэпу.
Он не стал спорить, прекрасно понимая, что «Стойкий» рейдеру не противник, если уж от орбитальной станции неизвестное вундерваффе на борту умудрялось куски отрывать, то от корвета после подобного залпа останутся рожки да ножки.
По-быстрому прикинули с ним на пальцах: мы идём с опережением чуть больше получаса, но нам ещё продавливать оборону базы, «Стойкий» ныкается от греха где-нибудь вне зоны действия орудий корабля Калисы, а мы быстробыстро сносим турели и прорываемся к лабораториям. Я особо не рассчитывал на то, что матриарх, стремясь попасть к себе как можно быстрее, не будет обращать внимания на нашу боевую группу, которая штурмует подступы базы. Вот я, на её месте, точно обратил бы и пальнул, много ли там надо. Даже стандартным орудийным залпом нас отсюда мигом сдует. Так что до подхода рейдера нам надо быть уже внутри, по своей базе Калиса открывать огонь не станет.
– Подходим к точке сброса, – прозвучал в шлемофоне спокойный, как, впрочем, и всегда, голос Волкова.
На обзорном экране я увидел распахивающийся створ. Сквозь затянутый прозрачной голубоватой плёнкой силового поля срез было видно, как закручивает непрерывно сыпавший снег за кормой и уносит яростными порывами ветра.
Полоса приземления находилась по курсу корабля, поэтому с аппарели мы скатывались задом. Отрыв, ухнуло в животе, нос машины задрало круто вверх, сработавшие реактивные движки выправили положение, но тут же нас бросило вправо. Мехвод выругался, крепко, по-флотски, уже вручную играя на панели управления тягой двигателей, как на пианино, удерживая БМД на курсе. Болтанка была знатная и неприятная, даже с моим тренированным вестибулярным аппаратом. За бортом была сплошная стена снега с нулевой видимостью.
«М-да, чтобы поймать одного маньяка, нужен другой маньяк», – вспомнил я фразу из старого фильма.
– Высота пятьсот, – раздался в наушниках напряжённый, но ровный голос мехвода.
Визуальной картинки нет, идём по радиомаякам, установленным группой Нордуса.
«А ведь мы идём уже по ущелью», – мелькнула мысль. А вокруг всё та же непроницаемая стена снега. Щёлкаю тумблером: так и есть, слева и справа, метрах в пятистах, сканер видит монолитный камень. Ещё секунда – и прямо перед нами стенки ущелья резко сужаются, справа сквозь пелену проступают смутные очертания холодной серой поверхности.
– Десять секунд, – напряжённый голос мехвода чуть вибрирует.
Холодная волна окатывает тело, подскакивает пульс, давление, тревожный огонёк кардиомонитора мигает в углу забрала, а вокруг всё словно замедляется, восприятие взвинчивается до максимума, фиксируя малейшие детали.
Скала буквально в десятке метров сбоку, и всё ближе. Мимолётная искра с камеры на носу БМД, но успеваю выхватить картинку работающего проблескового маячка.
Задирается нос, удар, подскок, воет включённый реверс, с матом-перематом мехвод тянет пытающуюся сорваться в неуправляемое вращение машину, левое заднее колесо чиркает по кромке, вывешиваясь над пропастью, задницу заносит ещё сильнее. Сильный удар, БМД словно пинком выдёргивает из заваливания на бок и бросает от края пропасти к стене. Вовремя. Если бы не реактивный импульс, лететь нам, кувыркаясь, на скалы внизу. Занос вправо, сначала только чиркаем бронёй по скале, затем уже качественно, бортом, врубаемся и бороздим, вышибая искры, но скорости уже нет. Так, с диким скрежетом и замираем. А Василия выдаёт такой боцманский загиб, что, кажется, скукоживается даже рация. Молчу, а что тут ещё скажешь.
«Хрена с два я так когда-нибудь ещё раз буду прыгать», – даю себе зарок, но умом понимаю, что жизнь заставит – прыгну, куда я денусь.
Откашливаюсь:
– «Стойкий», на месте. – Не могу удержаться и добавляю, уже не по уставу: – Только с собой запасные подштанники надо было брать и покурить, а лучше выпить.
Слышу облегчение в голосе О’Киффа:
– Будет и выпить, и покурить. – Но тут же переходит на деловой тон: – Первая группа уже ушла вслед за вами. Вторая в готовности.
– Рейдер Калисы? – задаю животрепещущий вопрос.
– Хрен его знает. Там такое наверху, все сенсоры с ума сходят. Но очень-то не рассчитывай, что тебе дадут время на раздумья.
– Да знаю! – зло буркнул я. – По уму, надо атаковать не дожидаясь всей группы, силами квийлатов при поддержке орудий «Циркона».
– Влад, снаружи, – вклинивается в разговор мехвод.
А вот и наши коллеги. Квийлатский скафандр ни с чем не спутаешь. Трое возле машины, ждут. Худые, а откровенно говоря, даже дрищеватые фигуры, как их не сносит только на таком ветру? Не задерживаясь, выползаю через шлюз. А давит-то нехило. Резкий порыв ветра заставляет покачнуться, и это при моих-то девяноста пяти кэгэ, плюс хоть и средняя, но весьма и весьма тяжёлая броня.
– Майор Комаров, – подхожу к ближайшему.
Тот наклоняет непрозрачный шлем в знак приветствия:
– Командир группы Нордус.
Вблизи переговариваемся не через стандартную радиосвязь, а через ближнюю, с ограниченной дальностью сигнала – в радиусе десяти метров тебя слышно, дальше уже нет. Удобно, позволяет переговариваться в условиях невозможности прямого речевого обмена, не боясь перехвата разговора противником.
– Славно. Ну, показывайте.
Под шквальными ударами ветра преодолеваем метров триста до поворота трассы.
– Здесь, – коротко бросает квийлат.
Писк уника – и на шлем выводится план местности с отметками засечённых огневых точек. Чуть неуклюже опускаюсь в неглубокий снег, по-пластунски двигаюсь вперёд, аккуратно заглядывая за поворот. Видимость плохая, несмотря на то что здесь потише, нет такого ветра, как наверху. Пощёлкав режимами, нашёл один, при котором худо-бедно, метров на сто пятьдесят – двести что-то можно различить. Тут же на ландшафте спроецировались отметки с карты.
– Турели спрятаны в толще скалы, активируются ближе ста метров, сверху прикрыты бронекрышкой, пробить нашим оружием не выйдет, нужен корабельный ускоритель. Либо уничтожать в боевом положении, – отрывисто произнёс Нордус.
– «Циркон»? – вопросительно смотрю на него. Тот отрицательно мотает головой. – Ну, значит, будем выманивать машиной и долбать ПТУРами.
Будем за наживку, нам не привыкать. Правда, на этой дороге шибко не покрутишься, нет пространства для манёвра, ну да Василия муж умудрённый, выжмет из машинки по максимуму. А квийлаты, кстати, молодцы. Там, над нами, их флот перемалывают необроны, вся операция трещит по швам, а они ничего, собраны, холодны и готовы к выполнению боевой задачи. Уважаю.
Сзади, разметая снег, садится дропшип, народ, навьюченный снаряжением, быстро покидает борт. Считаю по головам – шестеро, первая группа вся. Дропшип стартует за второй партией, а я прибывшим коротко разъясняю диспозицию. Начинать нужно сейчас, пока на голову не свалился этот клятый рейдер катри.
Снова мимоходом вспомнил о чудовищной мощи залпа, передёрнул плечами от пробежавшего по коже холодка. Необроны – сволочи, успели что-то такое воткнуть в орудийные гнёзда. Эх, мелькнула мысль, было бы неплохо перехватить кораблик да передать флоту для изучения. Рефлекторно «сплюнул» через левое плечо, чур не сглазить.
Мои меж тем сноровисто парами снаряжают ПТУРы. Несмотря на вой ветра, с внешних динамиков слышу скрип снега за спиной. Нордус. Я и не заметил, как он свинтил куда-то.
– Мы готовы, – коротко доложил квийлат.
– Хорошо, тогда начинаем.
Рыкает движком БМД, на полном ходу проносясь мимо нас и юзом уходя за поворот, закруживая начинающие, как чёртики из табакерки, выскакивать турели. Щелчок, контейнер покидает первая ракета, с протяжным шурхом уходя вверх, и через несколько секунд серебристой стрелой с неба в клочья разносит первую турель.
Щелчок, ещё щелчок, сзади, разрывая стену снега, садится дропшип, выгружая вторую партию десанта. Семеро. Всматриваюсь в силуэты скафов и в одном узнаю лёгкий скафандр катри. Я, признаться, и забыл о спасённой учёной, однако вот она, здесь, видать, поплакалась Саре, а та, мне в отместку, согласилась её взять с собой. Я только хмыкнул, приближаясь к Мэйв и стоящей рядом с ней Сааринен. Если старлей надеется, что я сейчас начну рвать и метать по поводу гражданского на боевой операции, то глубоко ошибается, и мести её придётся остаться неудовлетворённой, Мэйв я и сам планировал использовать как инструмент психологического давления на Калису.
За моей спиной всё по плану, отметки турелей на карте гаснут одна за другой. Галантно подхватываю бедную катри под руку, когда её чуть не уносит особенно сильным порывом.
– Гражданка Кану?
– Ох, Комаров, спасибо, – со вздохом облегчения Мэйв вцепилась в меня, как в спасательный круг, прижимаясь всем телом. – Такое ощущение, что меня подхватит, как пушинку, и унесёт, как Элли из Канзаса, но только вряд ли я окажусь в волшебной стране.
– Читали Баума (или Волкова?), впечатлён, – подпустил я в голос немного удивления.
– О, – отмахнулась она, – курс межвидовой мифологии в университете.
– Мифологии? Гм… – А вообще, конечно, стоит задуматься, что это за курс у катри, где изучают такую не слишком распиаренную по нынешним временам сказку, как «Удивительный волшебник из страны Оз».
– Влад, – коснулась моего плеча Сааринен, ничем не показавшая своего разочарования от моей такой тёплой встречи инопланетянки. В отличие от катри старлей стояла твёрдо, умело противостоя напору неприветливой погоды Райчи. – Турели уничтожены, Нордус с группой уже у входа в комплекс, вскрывают шлюз.
Я мгновенно отбросил полушутливый тон:
– Поторопимся, Мэйв.
Кану активно закивала:
– Да, да, Комаров, идёмте, я только за вас подержусь, можно?
К нашему приходу огромные шлюзовые ворота были распахнуты, и сейчас в них аккуратно заползал «Циркон». В круге света возле шлюза, небольшом, даже мощных прожекторов над воротами не хватало далеко пробить сплошную стену снега, нас поджидал квийлатский командир.
– Комаров, передали с орбиты: рейдер матриарха прорвался сквозь оборонительный пояс и идёт сюда, максимум через полчаса она будет здесь.
– Это хорошо или плохо?
По изменившемуся голосу я понял, что тот встревожен.
– Плохо. Если все внутренние защитные периметры активны, до монорельса в подземную часть комплекса нам быстро не добраться, а здесь, наверху, посадочная площадка с прямым лифтом к посадочной станции. Она может оказаться там раньше нас.
– Ну что ж, нам ничего не остаётся, как постараться опередить её.
В нашем распоряжении был взвод квийлатов и двенадцать членов десантной группы «Стойкого». Договорились, что люди организовывают ближний круг защиты меня и Мэйв, две тройки впереди, с третьей мы с научным сотрудником и замыкающая четвёртая держит тылы. Салариане, в свою очередь, осуществляют первичную разведку комплекса и выставляют заслоны в ключевых точках.
Нордус со своими бойцами ушёл вперёд, оставив троих караулить шлюз. Василича, пока «Циркон» торчит в ангаре, прямо за шлюзовыми воротами, я попросил в случае чего их прикрыть, как это говорится, орудийно-пулемётным огнём.
– Двинулись? – Я проводил взглядом Уиларда с неизменным щитом, ушедшего вперёд во главе первой тройки.
Но тут же резко вздрогнул и внимательно посмотрел на стоящего невдалеке и что-то напевающего себе под нос Кравица, немилосердно терзая слух далёким от музыкального голосом. Подумав, что со слухом что-то может быть плохо как раз у меня, остановил его и попросил спеть погромче. Тот пожал плечами, но раз командир требует… Прокашлялся и, жутко фальшивя, запел уже в голос:
Сегодня в семь двадцать две,
Я буду в глухой тайге,
Лететь на мопеде,
И думать о медведе
А вот и он за мной
Летит бурою стрелой,
И когти сверкают,
А попу страх сжимает и ага!..
Меня слегка заклинило от услышанного. Но, постояв немного, я справился с минутным параличом мозга и задал вопрос:
– А на хрена?
На что Кравиц, снова пожав плечами, выдал гениальную в своей простоте фразу:
– А мелодия красивая…
Короткая отмашка Сааринен, и потянулись коридоры, металлические стены без декоративных панелей, с тревожной люминесценцией по стыку стен и потолка. Раскрывшие зев проёмы – идущая впереди группа Нордуса не оставляла за собой закрытых помещений, – иногда оплавленные и обожжённые, и трупы, квийлаты и только квийлаты. Ни единого свидетельства об их противниках. Хотя выбор небольшой – необроны, больше некому. Биооружие не владеет автоматами, если я правильно себе его представляю.
Вышел на связь квийлатский командир, слегка тревожным голосом доложил, что пока в помещениях пусто. Его, похоже, тоже волновал вопрос, куда ушли необроны, уничтожив сидевший здесь спецназ.
Периодически мы останавливались, давая время квийла-там вскрыть новую дверь. Глядя на оплавленные створки гермодверей, валявшиеся под ногами, невольно поражался их толщине. Кто бы ни сооружал всё это, он явно был параноиком. Теперь эта паранойя существенно замедляла наше продвижение вглубь комплекса.
Лёгкая дрожь пробежала по стенам, странная, идущая словно издалека.
– Нордус?
– Да, Комаров. Это она, – значительно медленнее, чем обычно, произнёс квийлат. Мрачности в его голосе хватало с лихвой. – И нам ещё далеко до монорельса. Скажу честно, специальный наблюдатель, мы не успеваем.
– Значит, достанем её там, – хмуро бросил я.
Жаль, конечно. С Райчи у меня всё же были связаны надежды, что мы выйдем из положения вечно догоняющих.
Пока медленно двигались по пустым коридорам, я всё крутил головой, подсознательно ожидая атаки чего-нибудь неведомого. Однако умом понимал, что взяться ему здесь неоткуда. Всё, что относилось к экспериментам с биооружием, квийлаты ещё в ходе первичного захвата должны были уничтожить.
– Мы пробились, – снова короткий доклад.
Квийлаты рассредоточились по небольшой станции монорельса, контролируя тёмный зев тоннеля, уходящий вдаль. Станция, закономерно, была пуста. Нордус стал ковыряться с пультом в небольшой застеклённой рубке, но только разочарованно покачал головой:
– Заблокировано. Вагон на той стороне, так что вам один путь – пешком.
Первая тройка во главе с Уилардом уже спрыгнула с невысокой платформы, подойдя к срезу тоннеля.
– Они могут заминировать вагон и подорвать его где-нибудь на пути к лабораториям? – Опасения такого рода были нелишни, катри, да и необроны, воевать умели и различных хитростей и гадостей знали предостаточно.
– Чёрт его знает. – Жест квийлата был аналогичен человеческому пожиманию плечами. – Лаборатория сооружена глубоко в скальном массиве, но шахты воздуховодов точно были, правда, можно ли их использовать в качестве резервного выхода, не уверен. Так что пятьдесят на пятьдесят.
Нет, то, что матриарх устроит глобальный взрыв с полным обрывом коммуникаций, вряд ли, но в отсутствии растяжек я не был столь уверен. Что-то типа МОН вполне могли и поставить, шрапнель большого урона монолитным стенам тоннеля не нанесёт, а вот нам неприятных моментов доставит.
– Сара, – лёгкий поворот головы в сторону старлея, – кто с сапёрным лучше всего обращается?
– Ноймер, – не задумываясь ответила она.
– Хорошо. Его первым поставь, а то как бы нам наши синтетические «друзья» не оставили гостинцев.
Капитан кивнула, короткая перестановка, и впереди Уиларда встал Ноймер с рамкой прибора в руках.
– Сколько до лабораторий? – вопрос к командиру квийлатского спецназа.
– Пара километров, если в ваших величинах.
Я прикинул: с сапёром впереди это около получаса. Много ли можно сделать за полчаса? Не знаю, но вполне вероятно, что с мятежным матриархом можем столкнуться лбами ещё на подходе.
– Джим! – дёрнул я Уиларда.
– Да, Влад. – Здоровяк стоял, опёршись на массивный штурмовой щит, переговариваясь с Ноймером, но, услышав меня, прервался.
– Гранатомёт держи под рукой, наткнёмся на возвращающийся вагон, подорвёшь монорельс, будем штурмовать с ходу.
– Бу еде, – успокаивающе махнул тот рукой.
Этого было достаточно, тупых в спецуре не держали, так что, как рвануть пути так, чтобы и товар не попортить, и нам шкуру не подпалить, объяснять ему не надо было.
– Нордус.
Тот поднял голову, оторвавшись от пульта.
Я чуть улыбнулся: несмотря на все перипетии, квийлат был всё так же хладнокровно невозмутим.
– Не прощаюсь.
Он кивнул скупо, но затем меня удивил, вдруг сжав трёхпалую ладонь в кулак и подняв кверху, ответил лозунгом интербригад, ужасно коверкая слова:
– Но пасаран![9]
– Венцеремос[10], – удивлённо подняв бровь, ответствовал я на испанском, а Сара только и смогла, слыша наш разговор, выдать лаконичное:
– Зашибись!
– Что такое? – поинтересовался я. Мы как раз скрылись в тоннеле, вслед за второй тройкой.
– Да я сама это «но пасаран» смутно помню по урокам военной истории, а он-то откуда знает? – поразилась Сааринен.
– Ну, тоже, наверное, с уроков военной истории, – хмыкнул я. – Только он, наверное, не спал на них и не пьянствовал, в отличие от некоторых.
– Да ну тебя, Комаров, – фыркнула она рассерженно.
Узкий тоннель метра три шириной и столько же высотой ровно, как по линейке, с небольшим уклоном уходил вдаль. Так-то ничего особенного, гладкая отделка, бетоном или пластикатом, не столь важно, под ней, скорее всего, те же тюбинги – выпукло-вогнутые секции корытчатого типа, прекрасно держащие нагрузку, в моё время использовали такие, только железобетонные, в основном для строительства метро, а вот чугунными тюбингами выкладывали стенки шахт МБР. Да редкие светильники, слегка разгонявшие мрак.
Несмотря на тревожные ожидания, прошли без сюрпризов, ни растяжек, ни заслонов из необронов – то ли торопились, то ли не сочли необходимым, однако нам это было на руку. Первый контакт произошёл уже на конечной станции монорельса. Только сухой голос Уиларда коротко бросил по связи:
– Необроны.
Впереди послышались частые хлопки дробовика, пару раз ухнули гранаты, несколько очередей, как необронов, так и наших автоматов, на слух они очень чётко различались, более тонкий звук стрельбы винтовки необронов напоминал стрекот швейной машинки, за счёт большей скорострельности. И на том всё стихло.
Нашему взору предстали только развороченные остовы противника в лужах вязкой белой технической жидкости да покорёженный вагон монорельса, одна из гранат рванула, похоже, аккурат внутри, отчего тонкие стенки вздуло, а местами вывернуло наружу.
Я невольно вздохнул: теперь и назад предстояло полное романтики путешествие пешкарусом по однообразному тоннелю. Не то чтобы на меня давила многометровая скальная толща над головой или клаустрофобия, нет, навидался в своё время. Просто прямой как стрела, абсолютно лишённый каких-либо естественных укрытий тоннель вызывал безотчётное чувство уязвимости, сказывалась выработавшаяся паранойя. Ну а что вы хотите, за последний месяц, что мотаюсь по Галактике, сколько меня пытались убить, сколько сам врагов уничтожил! Да ещё эта нездоровая тенденция – с каждой последующей операцией огребать всё больше и больше. После Севена пришлось пятую нашивку за ранения на мундир лепить.
А ещё, крайне неудобно было себя чувствовать в положении охраняемого объекта вне огневого контакта с противником.
Снова щелчок в эфире: «Необроны» – всё так же отрывисто, от ушедшей вперёд первой тройки.
И снова проходим без потерь, но вот дальше везение резко пошло на убыль. Буквально через пять минут нарвались на смешанный состав из необронов и катри. Чёртовы алиены не стеснялись активно применять псионику, поэтому Уиларду пришлось залечь, дожидаясь подхода второй тройки, с палочкой-выручалочкой в лице Габриэля, нейтрализующего биотические удары катри.
Стрельба, взрывы, мат… Да, мат. В своё время американцы как один из аспектов успешных боевых действий выделяли длину фразы для подачи команды, так, по их исследованиям, в бою между подразделениями армии США и армии Японии американская армия показала более эффективное управление боем за счёт того, что в среднем на команду приходилось пять с половиной слов против десяти у японской. В советской армии этот показатель составлял примерно семь слов, но и это было отмечено особо: в ходе реального боя при подаче команд русские переходили на русский матерный, что уменьшало длину до менее чем четырёх слов.
О, слышали бы вы эту полную лаконизма речь! И слыша такой родной русский матерный, я испытывал не вполне пристойное удовлетворение. Брань – это всё-таки, наверное, не совсем тот продукт, стойкостью ко времени которого стоило бы гордиться.
Бои в помещениях скоротечны, это не подготовленные оборонительные позиции, тут всё решает оружие: у кого мощнее, тот и в дамках. Нам в этом плане повезло. «Хеклер и Кох» не пожалела самых последних образцов, которые выдавали просто сумасшедшую мощь или, как раньше говорили, удельный вес залпа. Кстати, этот ход уже активно пиарился в Сети. Не хватало только видеоролика со мной, но, думаю, такое предложение ещё поступит, этих акул бизнеса учить не надо, как делать прибыль.
Вот и этот бой не продлился больше нескольких минут. Но последовал взрыв брани в эфире и яростный, пробившийся сквозь маску спокойствия голос Уиларда: «У нас сотый!» Сотый – это тяжёлое ранение, сопряжённое с невозможностью продолжать бой. В голове немой вопрос: «Кто?» А в обходном, пробитом в скале ходе, ещё даже ничем не укреплённом, у стены изломанной куклой лежит Кравиц.
Тихое ругательство Сары, у самого на языке вертится мрачное и непечатное. Броню словно мял в кулаке великан, ни одного неповреждённого элемента. Тяжёло вздохнув, поднялся с колен Ноймер, сидевший над телом. Реанимационные мероприятия и первую помощь может оказать каждый, но в основном – определить необходимую комбинацию препаратов, которые введёт встроенная аптечка. В его руках был мобильный медблок, похоже, внутренняя аптечка брони Кравица была повреждена.
– Его надо на корабль, больше двух часов под препаратами тело вряд ли выдержит. – Голос был наполнен тревогой.
Сара поняла меня без слов, коротко рявкнула:
– Тогда вперёд, мы уже близко.
На ходу поменяли построение, двое замыкающих остались с Кравицем, заодно прикрывая наши тылы, Морозов вошёл в состав первой тройки. Двигаться решили единой группой, только Мэйв задвинув подальше назад. Наша цель рядом, а значит, предстоит жаркий бой, матриарх крайне опасная боевая единица сама по себе, а уж при поддержке десанта катри становится вообще чрезвычайно трудной целью.
Оставшийся путь прошли без сюрпризов, пока не упёрлись в мощные шлюзовые ворота. Короткий взмах ладонью – и Ноймер пристраивается к терминалу, ломая электронные мозги активированным инструметроном, а Уилард покрепче перехватывает щит, чуть наклоняясь вперёд, сжимая в правой руке дробовик, просунутый сквозь специальную прорезь. Строй уплотняется, щетинясь автоматами справа и слева.
Кивок Ноймера, сигнал на терминале загорается зелёным, а в расходящиеся створки уже вливается плотным потоком спецназ. Тут же начинают расходиться вторые створки шлюза, новый протокол, внедрённый после взлома, не даёт им закрыть первые ворота и провести нормальное шлюзование.
Небольшой коридор – и мы врываемся в помещение, заставленное различной аппаратурой.
– Чисто, – короткий доклад.
Беглый осмотр, и вправду никого. Бойцы расходятся по залу, осторожно обтекая массивные блоки, змеящиеся кабелями и трубопроводами, а мой взгляд прикован к площадке в центре возле огромной стеклянной колбы, ну если можно назвать колбой стеклянный цилиндр метров пяти в диаметре, заполненный каким-то коричневого цвета газом.
«Похоже, именно там были те самые образцы биооружия», – отрешённо вглядывался я в коричневую муть, различая неподвижную бесформенную массу внутри.
Молча по наклонному пандусу поднимаюсь на площадку, Сара, чуть опустив пистолет, идёт слева, а сзади, отстав на пару шагов, Мэйв с пустыми руками, хотя кобура и висит на поясе, но что возьмёшь с гражданского.
Осторожно прикасаясь рукой в броневой перчатке к стеклу, убеждаюсь: там жизни нет. Ну и хорошо, не хватало ещё, чтобы Калиса выпустила это что-то на нас.
Вдруг из распахнувшихся створов в противоположной части зала слитно ударили несколько автоматов, и зал наполнился воем очередей, оставляющих раскалённые росчерки в опасной близости от нас.
Залёгшая группа попыталась ответить, но момент внезапности сыграл свою роль, и в зал успели ворваться катри в чёрной броне.
Мы на площадке, как мишени в тире, поэтому незамедлительно падаю на решётчатый пол и перекатом ухожу в сторону по стеклянной камере, а по стоящему рядом массивному пульту пробегает строчка попаданий, дырявя всё на своём пути. Коричневая муть с лёгким свистом начинает вырываться наружу, и что-то мне подсказывает, что попадать в это ядовитое облако не стоит.
В перекате цепляю стоящую в ступоре Мэйв, жёстко роняя её и стаскивая за собой в укрытие. Сейчас не до сантиментов и возможные синяки меньшее из бед. Смотрю в большие глаза, наполненные горьким удивлением, но она лишь одними губами шепчет: «Спасибо».
Коротко киваю и, убедившись, что она надёжно прикрыта, оцениваю обстановку. Недалеко от нас Сааринен азартно садит из пистолета, постоянно двигаясь и меняя точки стрельбы. С площадки она спрыгнула раньше меня и сейчас вела фланговый огонь, укрываясь за массивными блоками лабораторного оборудования и не давая катри приблизиться к группе.
Вдруг мощная волна смела, выдирая с корнем, укрытие капитана, а я открыл бешеный огонь, прикрывая спасающую свою задницу Сааринен.
– Мама! – тихо вскрикнула Мэйв.
А следующая кинетическая волна Калисы, а здесь больше некому выдать биотический импульс такой мощи, подхватывает меня, словно пушинку, и сносит, по дороге пару раз чувствительно приложив головой.
Спасибо силовому щиту брони, он предотвратил воздействие волны на внутренние органы. Чувствуя на языке солёный привкус, я приподнялся, машинально проверяя показатели заряда, которые, мигая красным, показывали только жалкие десять процентов. Н-да, не выдержи щит, и составлял бы я сейчас компанию Кравицу.
– Влад?! – срывающийся голос Сары, а я хриплю в ответ:
– Живой я, живой.
Только в голове шумит, и страсть как не хочется подниматься.
– Мама, нет!
И я вижу, как на пути следующей волны, которая для меня будет гарантированно последней, встаёт тоненькая фигурка. Вспыхивает псионический щит, от удара сминаются окружающие предметы, корёжит даже металлические балки под ногами. В руке Мэйв закручивается голубоватый вихрь, а она сама словно начинает светиться, приподнимаясь над полом почти на метр.
Смотрю во все глаза, проверяя, пишет ли камера на шлеме бой псиоников такого уровня, а у нашей скромницы дар тоже, как оказалось, на запредельном для человека уровне. Иметь запись, а уж тем более видеть такой бой вряд ли кому приходилось.
Стихает даже бой вокруг, и десант катри, и моя группа – все мы становимся невольными зрителями выплёскиваемой мощи, от которой хочется куда-нибудь вжаться, а ещё лучше подальше сбежать.
Голубые всполохи мечутся между раскинувшими руки катри. Воздух трещит, будто под напряжением, а вокруг псиоников в радиусе пяти метров нет ни одной целой конструкции, тяжеленные балки скручивает и сминает, как пластилин, металл рвётся, словно бумага.
Сила против силы, голая энергия выплёскивается огромным потоком. Протяжный крик, и сердце непроизвольно сжимается, но Мэйв, бессильно опустив руки, продолжает стоять на дне рукотворной воронки, живая, пусть и опустошённая, а Калиса, откинутая последним ударом, бесформенным кулем лежит подле опустившихся на колени десантников.
Вколотые мне стимуляторы сняли боль, добавив сил и бодрости, поэтому, перескочив через вал перемолотого металла, я почти скатился к нашей катри, тревожась за её состояние. Тряхнул безвольно стоящее тело, заглянул в забрало.
– Как же так, Комаров?! Мама… – шептала она, а по щекам пролегли две мокрые дорожки.
Я молча обнял её за плечи. Сааринен, командуя группой, уже разоружила прекративших сопротивление катри, деморализованных смертью своего лидера, поэтому можно было не опасаться нового нападения.
– Влад! – Крик Сары привлёк моё внимание. Старлей склонилась над телом Калисы, – Она ещё жива!
– Мама! – Кану вырвалась из моих рук, бросаясь к матери, упала на колени, отталкивая Сааринен, но тут же снова залилась слезами.
Подойдя, я понял почему. У Калисы не было брони, которая могла бы хоть частично смягчить удар. Человек от таких повреждений был бы мёртв мгновенно, но катри ещё жила, хоть и было видно, что ей осталось немного, пять-десять минут, может, чуть больше.
– Дочь, – тихий свистящий шёпот, почти не двигая губами.
– Мама, мы тебя спасём, потерпи, мама!
– Нет. – Матриарх устало прикрыла глаза, но почти сразу открыла. – Сейчас мой разум свободен, Мэйв, знай: я, Фрайс, мы просто пешки, которыми управляют, даже моей силы не хватило сопротивляться.
– Что он ищет? – вмешался я.
Пусть это и жестоко по отношению к Мэйв, но нам сейчас важнее последние минуты матриарха использовать для получения информации, слишком многое на кону.
– Планету предтеч, – хрипло ответила она.
– Зачем?
– Там ключ.
– Какой?
– Не знаю, только Фрайс в курсе.
– Но как? Как нам её найти! – хоть и со слезами на глазах Мэйв, собравшись, включилась в диалог.
– Есть способ, – устало ответила Калиса. – Загляни в мой разум, там данные по всем найденным нами «…» – произнесла она незнакомый мне термин, – включая последний, тот, который я нашла перед тем, как прилететь сюда, на Райчи.
– Вы передали эту информацию Фрайсу? – перебил я её.
– Как? Это словами не опишешь. Мы должны были встретиться после того, как я проверю лаборатории. – Калиса закашлялась, прошептала: – Мэйв, времени мало, проникни в мой разум, я передам тебе всё, что знаю.
– Да, мама!
Катри сняла шлем, наклоняясь, а я отвернулся, слишком уж это интимный процесс. Устало вздохнув, отошёл к неизвестно как уцелевшему стулу, сел, откидываясь. Тот жалобно заскрипел, грозя развалиться, но выдержал. Всё-таки мы опередили Фрайса. Уже хорошо. А вот что из этого получится дальше, стоит тщательно обдумать, особенно относительно планеты предтеч.
За тяжкими думами я почти пропустил лёгкие шаги за спиной. На плечо легла узкая ладонь. Сухой безжизненный голос Кану произнёс:
– Комаров, нам надо поговорить.
Нулевой Мир. Зал Совета
Напряжение почти чувствовалось в воздухе, на круглом столе, вокруг которого располагались три кресла представителей самых могущественных рас Галактики, яблоком раздора лежал небрежно брошенный катри планшет.
По лицу Бресс, советницы-катри, почти ничего нельзя прочитать, но взгляд, бросаемый на внешне безобидный носитель информации, словно на ядовитую змею, был полон опаски и отвращения.
– Что здесь? – коротко спросил майлар, наклоняясь и беря в руки устройство.
– А вот это вы мне и объясните, уважаемый советник Лау! – Эмоции прорывались даже через монолитную маску обычно крайне осторожной представительницы Республики катри. – Фрайс, по вашей указке, вступает в контакт с необронами, находит где-то мощнейший линкор и готовит самое настоящее вторжение! Ваши генералы там, на Миерисе, совсем, что ли, с ума посходили?!
Майлар хищно оскалился:
– Но-но. Не забывайте, что ваш матриарх тоже во всём этом завяз по самую маковку!
Бресс покачала головой, с презрением глядя на майлара:
– Мы лишь пытались хоть как-то держать ситуацию под контролем. Не делай этого, из-за вас Галактика уже недосчиталась бы десятка видов разумных. И не наша вина, что воздействие на Калису было слишком сильным.
Лау, щёлкнув в раздражении языком, ничуть не смущаясь брошенных обвинений, усмехнулся, буравя катри взглядом:
– Вот-вот, вы не ожидали. Смею уверить, наши цели тоже не были столь глобальными. Эти необроны… Мы сами догадались, что дело нечисто, когда Фрайс уже вышел из-под контроля.
– Это изначально была авантюра! – Бресс не собиралась сдаваться, продолжая обвинять Империю майларов в лице Лау в непродуманных действиях.
– Да, но вы что-то не возражали против неё. Заняли… этот, как его… нейтралитет. Как вы всегда любите делать. Чтобы в случае чего остаться в стороне. – С не меньшим презрением майлар посмотрел в лицо катри. – Никто не был против щёлкнуть зарвавшихся землян по носу, благо они сами начали экспансию на планеты в опасной близости от границ изученной зоны. Никто из вас, – Лау обвёл обвиняющим взглядом своих коллег, – не отрицал, что люди – это растущая угроза, способная, если их не притормозить, стать не меньшей проблемой, чем… – Он не стал произносить вслух – чем, а другие советники постарались лишний раз не вспоминать не самые лицеприятные страницы собственного прошлого.
Неожиданно слово взял до этого молчавший Жойнар – советник- квийлат.
– Мы считаем, что то решение, возможно, было ошибкой.
– Ошибкой, санкционированной всеми членами Совета, не забывайте! – рявкнул майлар, его обвиняющий перст ткнул в грудь квийлата. – И это вы изобрели «Ксин-Д»!
– Но применили вы! – чуть повысил голос Жойнар.
Майлар фыркнул:
– С вас вины это не снимает.
Готовую вспыхнуть драку остановила катри. Загнав раздражение подальше в себя и вспомнив свою роль модератора, она снова попыталась восстановить рабочую атмосферу. Подавшись вперёд, развела руками набычившихся советников:
– Сейчас не время выяснять, кто виноват. Нужен наш ответ на угрозу. От разведки квийл ат точно известно, что Фрайс планирует нанести удар по Нулевому Миру и уже давно готовится к этому. И ещё этот линкор… Кстати, вы не выяснили, кто его построил, не предтечи ли?
Майлар отрицательно качнул головой:
– Наши учёные точного ответа не дают, возможно, и предтечи, но, возможно, те же, кто построил Нулевой Мир, а вероятно, и необроны, если откопали где-то технологию.
– Так всё-таки какие наши действия?
Майлар на секунду задумался, хмыкнув, бросил короткий взгляд на квийлата:
– Предлагаю усилить группировку Нулевого Мира, думаю, 3-м либо 4-м ударным флотом Империи – они ближе всего. Также на нас мобильные ударные группы для поимки Фрайса и ликвидации угрозы необронов. За уважаемым Жойнаром – разведка, ну а на вас, – Лау чуть издевательски глянул на катри, – уважаемая Бресс, как всегда, контакт с людьми, получение информации, координация и тому подобная дипломатия, всё, в чём вы так сильны, всё-таки именно они сейчас на острие удара.
Глава 10
Со смертью Калисы всякое сопротивление прекратилось, а корабли необронов – одиннадцать вымпелов, столько на тот момент не потеряло хода – ушли с орбиты и, запуская ССД и набирая скорость, покинули и пределы системы. Саларианская эскадра их не преследовала, в ней не было ни одного не повреждённого корабля. Орбитальные платформы планетарной защиты выбило все, они приняли на себя первый удар, и как наиболее опасные и наименее манёвренные цели подавлялись в первую очередь. Однако мой знакомец Гор выжил. Его, потерявшего сознание, вытащили из боевой рубки подчинённые и с другими ранеными катапультировали на спасботе к планете.
Ах да, неповоротливая военная машина Нулевого Мира наконец пришла в движение, снялись с мест дислокации могучие майларские эскадры, ядром которых были мощные линкоры, главный калибр которых по удельному весу залпа превосходил человеческие аналоги в полтора-два раза.
Я злорадно потирал руки – это вам не людишкам подгадить: как поняли, что возникла угроза собственному благополучию и безопасности, так забегали, засуетились.
Ну а мы уже второй день докуемся на Нулевом Мире. Прямым приказом нас выдернули прямо с Райчи, не дав даже дух перевести. Об одном я жалел: что рейдер Калисы осел в квийлатских ручках, очень уж мне любопытно было, что там необроны с вооружением накрутили.
Нет, всё понятно, симпатии симпатиями, а перспективные оружейные комплексы врозь, самим нужны – примерно так, но в более завуалированной форме ответили мне.
И вот второй день сижу и, как примерный ученик, кропаю отчёты, коих затребовали до неприличия много. Мои гражданские привлечённые специалисты тоже оказались нарасхват. Про обвинения в отношении Рраума быстро забыли, затребовав его самого и все его наработки по Фрайсу, как увели ещё вчера с почётным караулом, тире конвоем, так до сих пор ни слуху ни духу.
Мэйв тоже запропала в секторе катри. Ну это понятно, с неё вытягивают всё, что ей передала мать. Тёмная лошадка, мать её. Габриэль по секрету поделился, что такой биотической мощью, что она показала на Райчи, обладает какая-то совсем мизерная доля процента катри. Да и навыки применения… Герра был убеждён, что против матриарха в прямом столкновении чистой псионикой он продержался бы всего несколько секунд. И это тренированный офицер, с детства проходивший спецобучение! Ох, недоговаривает что-то катри.
Благо сведения от Калисы систематизировали, и теперь приблизительная область нахождения планеты известна. И похоже, на планету предтеч нужно двигать, отбросив и Фрайса, и необронов, так как там-то, возможно, и можно ответить на все вопросы сразу…
Да, ещё на Нулевом Мире теперь не протолкнуться от военных. Майларский флот в полном составе влился в оборону станции, втрое увеличив группировку кораблей. Ибо Совет перестраховался и ждёт нападения в любой момент. Частым гребнем прошлись по складам и докам, вычистив и отправив за сотый парсек всю криминальную шоблу, вскрыли и все приготовления Фрайса, коих оказалось до неприличия много, благо у Рраума уже всё было, целая войсковая операция была проведена, в ходе которой уничтожили больше тысячи платформ необронов, скрытно размещённых в товарных контейнерах.
Утром подошла и наша крейсерская группа русского флота с флагманом и тушкой адмирала Фёдорова на борту. Во-от! Как запахло жареным, так сразу – мир, дружба, жвачка. Сидят, планируют совместные действия. Я на том заседании был, даже с докладом по результатам расследования, после чего был милостиво отпущен, дабы не мешать большим дядям заниматься решением глобальных вопросов. Да, собственно, я и не горел желанием, ну на фиг, стратегия – не мой уровень.
На выходе из дока столкнулся с нашим боевым псиоником. Тот с жутко серьёзным лицом торопился куда-то, поминутно поглядывая на часы.
– Габриэль! – поймал я его за рукав. Положение на Нулевом Мире полувоенное, вся десантная группа безвылазно сидит на корабле, поэтому моё удивление было искренним. – Ты куда?
Вымученно улыбнувшись, он потёр висок, а я вдруг понял, что лицо его покрывает неестественная бледность.
– Имплант барахлит. Нужное оборудование есть на флагмане. Зиммель договорилась, что меня там посмотрят, – словно извиняясь, ответил он, а мне стало неловко.
Старый имплант, да ещё и последствия активного использования псионики на Райчи… Наверное, у него сейчас чертовски неприятная головная боль.
– Извини, дружище. – Я отпустил его, проводив взглядом, отмечая напряжённую спину и некоторую скованность движений, и в который раз возблагодарил силу, перенёсшую меня сюда, что Комаров оказался не псиоником.
Отчёты, отчёты. Командование Альянса интересовало всё. Оценка эффективности действий квийлатского спецназа, уровень вооружения и подготовки, тактическая и стратегическая грамотность руководящего состава. То же и в отношении десанта катри, что резонно, так как ранее столкновений ни с теми, ни с другими у людей не было. Особняком стояла оценка эффективности биотических умений катри и, собственно, дуэль между Калисой и Мэйв. Запись боя, я думал, выдерут вместе с нашлемной камерой, такой ажиотаж был у аналитиков, и что-то мне подсказывало, что эту запись они разберут по наносекундам. Но всё равно личные ощущения и впечатления в письменной форме попросили предоставить.
Да, ещё сегодня вечером должна проставиться Сааринен – пришёл приказ о присвоении ей очередного звания – майора, и я был искренне рад за неё.
Ну и на закуску: вчера, сразу по прилёте, меня вызвали в Президиум на приватный разговор с Советом Нулевого Мира. Та встреча, снова, как живая, всплыла в памяти…
– Специальный наблюдатель, – короткий кивок советника Бресс.
– Советники, – моё ответное приветствие, глядя на как всегда непроницаемого квийлата и вечно недовольного майлара.
– Мы вызвали вас, чтобы выразить благодарность за проделанную работу. Благодаря ей мы смогли вовремя вскрыть истинные намерения бывшего специального наблюдателя Фрайса и принять соответствующие меры. Совет отдаёт должное вашей высочайшей подготовке и навыкам, проявленным в ходе расследования. Это, несомненно, будет высоко оценено и вознаграждено, – разлилась соловьём катри.
Отмер Жойнар, до этого занятый своими думами:
– Да, специальный наблюдатель, думаю, одна из высших наград Нулевого Мира и полноправный статус наблюдателя будет адекватной наградой за ваши усилия.
Н – да… награды, благодарности, я стоял перед ними и с кристальной ясностью понимал, что сейчас за этим последует.
– Вы закрываете дело, – полуутвердительно произнёс я.
– Да, – кивнул майлар. По его лицу трудно было понять, о чём он сейчас думает, но какая-то тень ухмылки по нему пробежала. – Основную задачу специального наблюдателя вы выполнили, вскрыли все приготовления и замыслы вашего бывшего коллеги, к сожалению ставшего нашим врагом. С учётом тех сил и возможностей, какими он располагает, ваше дальнейшее участие нецелесообразно, – чуть раскрыл мандибулы Лау в ухмылке. – Вы же не собираетесь воевать против армады необронов на одном корвете?
У меня зачесались кулаки врезать по этой самодовольной морде. Конечно, мавр сделал своё дело, мавр должен уйти. А то ещё, не дай бог, откопаю незадокументированную связь между Фрайсом и Советом. Кому это надо.
– Операция по поимке Фрайса и ликвидации угрозы необронов полностью передаётся командованию объединённой группировки флотов, – продолжила Бресс. – Да, специальный наблюдатель, с учётом той психофизической нагрузки, которую вам пришлось испытать, Совет даёт вам тридцатисуточный отпуск для восстановления здоровья, – по-доброму улыбнулась она.
Но я уже перестал верить улыбкам катри.
– Я хотел бы участвовать в операции.
– Нет, специальный наблюдатель! – отрубил майлар. – Считайте, это приказ!
– Но…
– Я думал, вы, как армейский офицер, в курсе, что такое приказ! – язвительно бросил Лау. – Пока вы специальный наблюдатель, то подчинены Совету. Поэтому ваше участие больше не обсуждается.
Я сжал зубы, в бессильной злобе глядя на самоуверенное трио перед собой. А что я могу сделать? Или всё же могу?
Подойдя к столу, за которым сидели все трое, наклонился над ним, опершись руками о столешницу, сверля взглядом морду майлара, выплюнул сквозь зубы:
– Тогда я выхожу из ССН.
– Когда угодно, майор. Вас здесь никто не держит, – Лау откровенно забавлялся, произнося моё армейское звание.
Развернувшись, я молча покинул зал, сдержавшись. Врезать бы ему, да стол был длинноват, побоялся, что не достану кулаком, а так хотелось зарядить с левой прямо в оборзевшее инопланетное табло…
От свежих воспоминаний меня отвлёк вызов коммуникатора.
– Да. Да, сейчас буду.
Отключив связь, я хмыкнул: похоже, пошла реакция на мои вчерашние разборки с Советом, вызывали меня в посольство Альянса к Сулимову.
Громкий визгливый голос посла я услышал ещё от входа. Речь, видимо, шла обо мне, Сулимов просто кипел.
– Нет, ну что за идиот!
– Это вы обо мне? – подпустив холода в голос, поинтересовался я.
Пышущее гневом лицо посла обратилось ко мне, однако мгновением позже на нём проступило удивление, переходящее в растерянность. Сулимов побледнел, отступая назад.
– Ну что ты, Влад! – Ба, ещё один знакомый субъект: от стола, раскинув руки, с белозубой улыбкой во все свои тридцать два, ко мне направлялся сенатор Манделл. – Просто посол чересчур самокритичен. – Сенатор бросил выразительный взгляд на Сулимова. – И воспринимай это не как официальный разговор, а просто как встречу старых знакомых. И без чинов, джентльмены, я попрошу, без чинов!
Ну что же, это Манделл вовремя упомянул, а то я уже было собрался тянуться.
Помимо посла с сенатором в кабинете оказалось ещё двое прекрасно знакомых мне людей. Адмирал Фёдоров и капитан… нет, стоп, уже контр-адмирал О’Кифф!
Пожав крепкую адмиральскую руку, я повернулся к старому товарищу:
– Поздравляю, Керней! – Но не удержался попенять ему на излишнюю скрытность: – Мог бы и предупредить, мы и поляну подготовили бы.
О’Кифф только улыбнулся в ответ, а ответил, к моему удивлению, Фёдоров:
– Ну, с этим придётся немного подождать, новые обязанности контр-адмирала требуют его немедленного отбытия.
– Я же просил, без чинов, – этаким добреньким дядюшкой прогудел Манделл.
Однако я заметил, как он бросил хмурый взгляд на адмирала. Похоже, не такая уж и дружеская здесь была атмосфера.
– Новые обязанности? – Вопрос так и вертелся на языке, я, хоть убей, не понимал, куда О’Киффа хотят запихнуть.
– Да, – лаконично ответил Фёдоров, всем своим видом давая понять, что эту тему развивать не намерен.
Ну ничего, я у Кернея сам выпытаю, в приватной обстановке.
Слово снова взял сенатор. Ему, видимо, надоело ходить вокруг да около, поэтому он, присев на край стола, легонько хлопнул ладонью по столешнице, привлекая внимание:
– Ладно, всё это прекрасно и замечательно, но звали мы тебя, Влад, чтобы поговорить о тебе. Особенно мне, да и всем остальным, интересно, почему ты решил выйти из ССН. Вроде всё у тебя там хорошо. Совет… вот… – Сенатор, пошарив, из стопки бумаг под рукой вытащил официальный бланк Нулевого Мира, развернул, мельком вглядываясь в текст, поднял на меня глаза: – «Высоко оценивает ваши действия, отмечает высокую подготовку и отличные навыки первого человека – специального наблюдателя, что, несомненно, серьёзным образом характеризует и человечество в целом», – дословно привёл он цитату. Просмотрел ниже, добавил: – Ах да, также представил тебя к награде Нулевого Мира… Ну, тут трудночитаемое название… – Манделл хмыкнул: – В общем, что-то типа ордена Почёта. Так почему?
На лице сенатора было выражение добродушной заинтересованности, видимо, маска «дядюшки» всё ещё действовала. Фёдоров был непроницаем, О’Кифф в целом бесстрастен, и только на лице Сулимова проскакивало неудовольствие вперемешку с неуверенностью.
– Ну, сказать, что мне опротивели их лицемерные рожи, будет не совсем верно. Хоть это и так.
После этих слов Сулимов скривился, а Манделл улыбнулся.
– Но, – продолжил я, – вы же поняли, что означают эти благодарности и награды. Они просто решили закрыть расследование, прикрывшись тем, что это уже армейская операция, и свою задачу Служба наблюдателей, в моём лице, выполнила.
– Ну, в целом это так и есть, – спокойно отреагировал Фёдоров.
– Нет, не так, – медленно покачал я головой. – Фрайс – исполнитель, пешка, об этом упоминала и Калиса перед смертью.
– Официальная версия утверждает, что она подразумевала воздействие на себя и Фрайса. У неё были найдены вживленные импланты, серьёзно влияющие на мозговую активность, и огромное количество наноботов в крови, – вставил сенатор.
– И это тоже, но не только, – завёлся я. – Совет решил принудительно отправить меня в месячный отпуск и категорически запретил дальнейшее участие в операции. И мне кажется, это не в последнюю очередь потому, что за спиной Фрайса, до последнего времени, торчали уши как минимум майлара, а вероятнее всего, Совета Нулевого Мира.
Вдруг послышались негромкие хлопки.
– Браво, Влад. – Манделл, теперь уже, я это чётко видел, искренне довольный, продолжая сидеть на столе, хлопал в ладоши. Взгляд его метнулся к Фёдорову, выдавшему неопределённое: «Кхм», но тут же вернулся ко мне, а О’Кифф чуть кивнул. – Вот теперь я вижу, что ты уже не фигура на доске, а один из будущих игроков. Ты уже понял, что все эти слова о благе, о процветании, о безопасности, которые декларирует Совет как ценности, распространяемые на всю Галактику, касаются только их троих. Все остальные должны знать своё место, как это случилось с авари, тимцыанами, да даже холорианцами. Думаешь, принимая решение о передаче нам территорий, ранее принадлежавших холорианцам, Совет пёкся о благе землян, о новой колонизации и увеличении наших колоний? Нет, он просто сталкивал нас лбами, чтобы мы ослабляли друг друга. А знаешь, что самое паршивое, Влад… – Маска «дядюшки» слетела с лица Манделла, а в глазах поселилась затаённая грусть. – Что все всё понимают. Что мы, что они, прикрываем свои неблаговидные поступки криками о демократии, справедливости, а ведь единственный мотив – один: выживание расы. Нет таких, кто бескорыстно пёкся бы о благе других, нет, Влад. Когда-то в первый раз мы пытались им поверить…
Я метнул быстрый взгляд на О’Киффа, но он остался непроницаем.
– …старались верить Совету, верить, что нас примут в большую галактическую семью, но нам чётко и ясно указали на наше место. Так что иллюзий по данному поводу я не испытываю. Одно меня радует, – хищно оскалился Манделл, – что эти придурки сами себе организовали большую головную боль. Кто бы мог подумать, – затряс он головой, злобно похохатывая, – разработка биооружия, необроны, линкор, собственный агент, начавший играть против них самих!.. Вот уж точно долбаный Совет клюнуло в ж… – Отсмеявшись, он посмотрел на Сулимова, стоявшего с отвисшей челюстью, видимо, такого сенатора он ещё не видел. Манделл подмигнул мне, энергично соскочил на пол. – Эх, приятно, что ни говори! – Подошёл, кладя руку на плечо. – Ладно, Влад, всё мне с тобой ясно. Специальный наблюдатель – это хорошо, конечно, но некий компромат на Совет нам тоже не помешает. У нас продолжает работать комиссия по расследованию преступлений Фрайса, так что ты можешь войти в неё, и в рамках этой комиссии продолжить расследование, и кое-кто, – тут он снова подмигнул, – из твоих новых знакомых, я думаю, не откажется тебе помогать и дальше. – Манделл обернулся к адмиралу: – Я думаю, ничего страшного не произойдёт, если мы передадим «Стойкий» уже нашей комиссии. Уверен, майору не помешает в его расследовании такой корабль.
– Ничего не имею против, – коротко кивнул тот.
– На том и порешим. – Сенатор плюхнулся в кресло, по-хозяйски развалившись. Вальяжно крутанул кистью, привлекая внимание Сулимова, распорядился: – Прикажите принести каких-нибудь закусок, что ли, надо обсудить детали, а это процесс не быстрый.
На корвет я вернулся только к вечеру с двойственными ощущениями. С одной стороны, понимание ситуации сенатором было мне на руку: я-то считал, что придётся долго объяснять, приводить факты, уговаривать, в конце концов. А всё вышло куда проще: думал, что самый умный, а оказалось – не умнее других. Разведка да дипкорпус тоже не лаптем щи хлебают. С другой стороны, это его спокойствие, словно он знал, что так и будет: что я выйду из Службы или совершу ещё что-то в этом духе. Когда Манделл спрашивал о причине выхода, он словно уже заранее знал или догадывался и сейчас просто удостоверялся в правильности своих выводов. А действия потом? Да чувство удовлетворения он даже не пытался скрывать, будто всё шло по заранее намеченному плану, и все мои действия, все поступки чётко укладывались в этот план. И план этот – лично сенатора, посол в него посвящён не был, иначе не разорялся бы так по моему поводу, как и Фёдоров. Только вот адмирал о чём-то явно догадался, был некий ледок в его поведении, я сначала, ошибочно, принял его на свой счёт, однако сейчас, ещё раз прокрутив разговор в голове, склонялся к мысли, что недовольство было как раз сенатором.
Короткое отступление
Сенатор пригубил коньяка, по такому случаю извлечённого из неприкосновенных запасов Сулимова. Он придерживался правила, что в одиночку пьют только алкоголики, но ради такого повода грех было не откупорить благородный напиток.
Вспомнив весь разговор с Комаровым, Манделл позволил себе открыто улыбнуться, благо покой одного из первых лиц Альянса никто не нарушал.
Помещение было максимально защищено от прослушки, поэтому он мог в кои-то веки расслабиться, сбросив приевшуюся маску. Покрутил перед глазами пузатый бокал на короткой ножке, любуясь на просвет янтарным содержимым.
– Что ж, Экселенц будет доволен. Мы в нём не ошиблись.
На борту меня перехватил Костюшенко. Старый служака был, как всегда, до неприличия аккуратен и гладко выбрит.
– Майор! – С недавних пор он несколько поменял своё отношение ко мне, и в его голосе уже не сквозило набившее оскомину высокомерие.
– Поздравляю, товарищ капитан первого ранга! – отметил я его повышение в должности. Как бы к нему ни относились, никто не отрицал его достоинств как офицера.
Костюшенко степенно кивнул, воспринимая обращение как должное, и, загадочно усмехнувшись, произнёс:
– Зайдите на пост дальней связи, с вами хочет поговорить один небезынтересный субъект. – И, сославшись на занятость, скрылся у пилотов.
А я, заинтригованный таким поведением не склонного к театральности офицера, поспешил в рубку связи. И, скажу честно, увиденное там меня не разочаровало. На посту из стороны в сторону прохаживалась голограмма до боли знакомого здоровяка, встреченного в наручниках в СБ Нулевого Мира.
– А, Комаров, уже НЕ специальный наблюдатель Совета! – хохотнул он.
– Я смотрю, тебя уже выпустили?! – Подивившись тому, как быстро расходятся слухи, пустил я ответную шпильку.
– И да и нет, Комаров, и да и нет. – Несмотря на попытку хохмить, смотрел алиен зло.
Тут я вспомнил, что именно его расу называют авари, видать, недавние слова сенатора пробудили какие-то пласты памяти. И ещё я вспомнил, что раса их на грани вымирания, а родной мир почти не населён.
Резкость проявлялась и в разговоре, в его тоне преобладали рыкающие нотки.
– Но ты уже прочухал всю глубину лицемерия этих ублюдков из Совета или ещё нет? А, Комаров? Слышал я, что тебя отстранили. Что, слишком близко подобрался к Фрайсу, верному пёсику Нулевого Мира?
Нет, однозначно, на Нулевой Мир кто-то жёстко сливает инфу, хотя мне должно быть уже абсолютно пофиг.
– Слухами земля полнится, – растянул я губы в улыбке.
До сих пор цель этого разговора была мне не ясна, но что-то подсказывало, что скоро от взаимных расшаркиваний наёмник перейдёт к сути.
– Полнится, Комаров. Кстати, ещё одну басенку тебе расскажу, хочу, чтобы ты знал, – рыкнул авари. – Ещё одно решение нашего всеми любимого Совета. Так вот: жили-были авари. Ну, как жили, бывало, и воевали. Но тут угораздило их придумать сверхсветовой двигатель и на вновь открытых звёздах встретиться с этими тремя галактическими надзирателями в лице майларов, квийлатов и катри… – Злоба, исходившая от авари, стала почти осязаемой. – Вот только не нравилось им: больно уж мы воинственны, а в наземных боях так и вовсе рвём хвалёных катрийских десантников и майларскую пехоту, аж шум стоит. Нет, до прямого столкновения не доходило, это они нам, тупым варварам, решили преподать урок правильной тактики, но учиться им пришлось в тех учениях самим. Да к тому же оказалось, что мы слабо восприимчивы к воздействию псионикой, все поголовно. Мы этим гордились, а, как выяснилось, надо было бояться. Пять лет прошло, и вдруг на единственной нашей планете начался дичайший мор, выкосивший девяносто девять процентов населения. А Совет только руками развёл, мол, неизвестная эпидемия! Как тебе такое, а?
«Вот же…» – не находя слов, думал я, глядя в полные затаённой тоски глаза авари.
А тот шумно вздохнул и, теряя пыл, сказал устало:
– Мы всегда были хорошими бойцами, запомни это, Комаров. Если захочешь меня найти, ищи командора Гану.
Голограмма погасла, а я только невесело усмехнулся: «Кому-то, оказывается, повезло меньше, чем нам».
А на мостике меня ждал второй сюрприз.
Я всё ещё обдумывал слова авари, как вдруг знакомый ироничный голос за спиной произнёс:
– Всё в заботах, всё в делах, а, Комаров?
– Рраум!
Это действительно был майлар, да не один. Из-за его спины смущённо, ну, по крайней мере, мне так показалось, выглядывала Лин, а сзади, привстав на цыпочки, радостно семафорила Мэйв.
– Твою мать! – распахнул я объятия. В голове промелькнула мысль, что не на этих ли кое-кого намекал сенатор. Больно уж морда у него была хитрая. – Ну, рассказывайте, – подтолкнул я к диалогу своих добровольных помощников.
Лицо Рраума было открытым, взгляд прямым: в физиогномике майларов, с некоторого времени, я начал неплохо разбираться. Однако о двух девушках я этого сказать не мог. Под маской Лин сложно что-то определить, но «эмоции» тела не скроешь, да и Мэйв вела себя нетипично. Хотя после Райчи сложно понять, что же для неё типично.
Под моим внимательным взглядом катри скромно потупила глазки.
Первым начал Рраум, он никогда особо не стеснялся, да и рефлексии разного рода были ему не свойственны, что тут скажешь – майлар и есть майлар. Усмехнувшись, он явно процитировал чьи-то слова, сказанные, по всей видимости, обо мне:
– Да, надо быть чёртовым идеалистом, чтобы бросаться статусом специального наблюдателя Совету прямо в лицо.
– Никакой статус не стоит предательства, – глядя в глаза бывшего офицера СБ, серьёзно ответил я, а Рраум одобрительно кивнул.
– Вот за это я тебя и уважаю, Комаров. – В голосе майлара сквозило одобрение.
– А вроде ещё не пили, – рассмеялся я. На вздёрнутую бровь ответил: – У нас, как правило, о «Ты меня уважаешь?» начинают разговаривать, хорошо подвыпив.
– В общем, Рраум хочет сказать… – вклинилась в разговор Лин, а я хмыкнул про себя: вся такая молодая и застенчивая, временами она проявляла недюжинную волю и решительность.
Всё-таки в этом их кочевом образе жизни были свои плюсы, возвращались шаарши на флот после этого своеобразного «утиного» теста битыми жизнью, с опытом и знаниями. Хотя и это в своё время меня немало интересовало, без централизованного контроля да и элементарной финансовой поддержки: флот, по сути, отправлял молодёжь бродяжничать и побираться, однако, хоть шаарши и не сорили деньгами, они не были ограничены в свободе передвижения (а перелёт тоже стоит денег), да и с протянутой рукой я их никогда не видел. Так что кое-какое противоречие между тем, что мне рассказывала Лин, и реальностью всё-таки было.
Но я вернулся к разговору, а шаарши, посмотрев на своих соседей, озвучила общую мысль:
– Мы с тобой, Комаров. Пусть ты больше и не специальный наблюдатель.
Я не сдержал улыбки: чёрт возьми, приятно, когда люди, хм, ну или НЕ-люди, вот так готовы идти за тобой. Ладно, Лин: её ничего не держит, но у Праэруса – служба в СБ, хотя он уже показывал, что может пойти и против прямого указания начальства, а у Мэйв её работа. Я вообще удивился, как её после контакта с разумом Калисы выпустили из-под колпака спецслужбы катри, хотя кое-что и в ней было неясно, надо задать пару вопросов в приватной обстановке.
– Так, товарищ майор и прочие, вынужден попросить вас с мостика, – возник Костюшенко, словно из ниоткуда. – Поступил приказ на немедленную передислокацию.
Включился ревун, дрожью прошедшийся по металлическим переборкам. Команда разбежалась по боевым постам, включаясь в подготовку к вылету. А мы поспешно покинули палубу, с нашим «пассажирским» статусом там и вправду нечего было делать. Что до подробностей… так пока доберёмся до места назначения, у меня будет достаточно времени побеседовать и с Рраумом, и с Лин, и с Мэйв. А там уж, как говорится, будем посмотреть.
А ещё через несколько дней мы, обосновавшись на флагмане небезызвестного контр-адмирала Бинга, так удачно прижавшего необронов на Новусе, уже подходили к последнему прыжку в пустоту, туда, где, по данным Мэйв, должна была находиться неизвестная планета предтеч.
Базу мы проскочили транзитом, мимоходом, и я наконец узнал о назначении О’Киффа, который, согласно приказу, принял под командование 3-ю разведывательную флотилию вместо назначенного на должность первого заместителя командующего флотом Старинова. Опытного флотоводца тоже не обидели званием, присвоив адмирала.
Керней хлопотал по хозяйству, принимая флотилию; часть экипажей сейчас переводили на новые корветы той же серии, что и «Стойкий», к тому же он усердно корпел над тактикой применения малых кораблей, которую срочным порядком требовал Генштаб, а меня спешно всунули в стартующую эскадру.
Крейсерская группа Бинга, усиленная авианосцем, на всех парах шла к цели, слишком ценно было то, что искал там Фрайс, это все прекрасно понимали. И да: явно кому-то грезилось некое чудо-оружие, которое неплохо было бы прибрать себе. Стоило признать, что реваншистские идеи витали не только в кругах майларских военных, земным генералам они тоже были не чужды. Во что это всё выльется, я мог только гадать и ждать, оставаясь пассивным наблюдателем. Развязка была близка, я это остро чувствовал, и счёт шёл пусть не на минуты, но на часы.
– Командир. Готовимся к прыжку, – короткий доклад по интеркому.
Бинг, давно в скафандре, чуть кивает, внимательно следя за обстановкой. Наблюдаю за контр-адмиралом: этого зубра в боевой обстановке я ещё не видел. Вообще Фёдоров, конечно, собрал под своё крыло целую плеяду талантливых военачальников. Такого созвездия боевых генералов/адмиралов нет ни на одном флоте, равно как и такой головной боли. Каждый ведь – Личность с большой буквы, со своими закидонами и мнением. Русскому флоту их спихивали с превеликим удовольствием, на что многоопытный командующий только иронически улыбался: он-то знал им реальную цену. Зато русский флот, на сегодняшний день, самый боеспособный и подготовленный, а экипажи слётанные и имеющие действительный боевой опыт. Передовой кулак Альянса, ни больше ни меньше.
– Командир. Вижу корабль майларской Империи, они запрашивают связь.
– Что за корабль? – мрачно бросил Бинг, переглядываясь с офицерами БИЦа.
– Патрульный крейсер.
Я прикрыл глаза, вспоминая характеристики этого класса майларских кораблей. Не самая большая посудина, зато с мощными движками и ядром, мелочь разгонит, а от более тяжёлых уйдёт за счёт преимущества в скорости. Нам не соперник.
Бинг, похоже, тоже так считал: хмыкнув, он спросил:
– Он один?
– Так точно, командир.
– Выводи его на меня.
В ту же секунду большой экран вспыхнул, и мы встретились глазами с майларом, со здорово разозлённым майларом, насколько я мог судить по опыту общения с тем же Рраумом. Однако адмирала это не впечатлило.
– С кем имею честь? – сухо спросил он.
– Я капитан Унтарас, дальняя зона закрыта для полётов майларской Империей…
– А я – контр-адмирал Бинг, – перебил его канадец. – И я тебе так скажу, капитан: иди-ка ты на хер, твоя империя мне не указ. – Повернув голову, контр-адмирал скомандовал: – Эскадре прыжок по готовности, красная тревога!
Майлар лишь скрипнул зубами от злости и отключился. А у меня мелькнула шальная мысль, что какие уж тут необроны, самим друг меж другом не передраться бы. Похоже, ставку на несуществующую вундервафлю сделали многие, и ведь знаю, что Фрайс искал какой-то ключ, но никак не мегапушку, но приходится молчать в тряпочку, ибо мнение моё сейчас вообще никого не колышет.
Прыжок мы совершили нормально, майларский патруль не делал попыток нам помешать, оставаясь на прежней орбите. Стало даже слегка удивительно от такой покладистости представителя не самой терпимой и уж точно самой воинственной расы известной Галактики.
Понимание пришло чуть позже, когда на орбите таки обнаруженной нами безымянной ещё планеты мы, нос к носу, столкнулись с целым майларским флотом, да ещё, если меня не подводит память, развёрнутым по штатам военного времени, а это помимо трёх десятков кораблей разных классов с парой линкоров во главе минимум десять тысяч единиц десанта с тяжёлым вооружением. Полнокровная дивизия с танками и артиллерией, которая, судя по данным телеметрии, вовсю высаживалась на поверхность.
Дилемма, однако рядом с ними мы смотримся откровенно бледно. Наша эскадренная группа из семи кораблей – три крейсера, авианосец да три фрегата, наспех переоборудованные в ракетные мониторы – с тремя батальонами пехоты тут не котировалась.
Снова поступил входящий вызов, экран вспыхнул, и я увидел очередного майлара. Этот был старше, застарелый шрам перечёркивал наискось лицо, и ещё одно отличало его от виденного ранее: он был спокоен как удав.
– Адмирал Райтерн, 7-й флот Империи.
– Контр-адмирал Бинг, 2-й флот Альянса.
Два немолодых флотоводца внимательно изучали друг друга. Глядя на майларского командующего, я пытался поймать какую-то мысль, которая крутилась на краю понимания, но всё никак не давалась.
– Что вы здесь забыли, контр-адмирал? – чуть растянул усы в подобии усмешки Райтерн.
– Видимо, то же, что и вы, адмирал.
Бинг чуть сильнее сжал поручень, о который опирался, скрип перчатки привлёк моё внимание. Опытные офицеры начали проверять друг друга на прочность, и сейчас от того, насколько правильной будет выбранная Бингом линия поведения, зависело очень многое, в том числе и реальная возможность геройски погибнуть в неравном бою и остаться тут облаком обломков на орбите, и не важно, сколько майларских кораблей мы прихватим следом: при таком соотношении сил шансов выжить никаких.
– Послушайте, Бинг, вы, как и я, офицер, поэтому я говорю прямо: у меня приказ обеспечить безопасность внутри системы и на поверхности планеты любой ценой. Сейчас войска на поверхности занимают ключевые позиции, а оборонительный орбитальный пояс уже сформирован. Никому не попасть на планету мимо нас. – Майлар не угрожал, он просто констатировал факт и абсолютно спокойно предлагал нам, фигурально выражаясь, убираться к чёрту.
– У нас те же задачи, – упрямо наклонив голову, ответил командующий земной эскадрой. – Прошу обеспечить взаимодействие и включение кораблей Альянса в орбитальную группировку, а также обеспечить допуск на планету наземной группе войск для совместного обеспечения мер безопасности.
Райтерн, отрицательно дёрнув головой, жёстко отрезал:
– У меня конкретный приказ, и вас в том приказе нет.
– У меня тоже приказ! – выпятив челюсть, рявкнул Бинг, не сдерживая стальных ноток в голосе.
Майлар прищурился:
– Не вынуждайте меня прибегать к крайним мерам, контр-адмирал, не вам здесь диктовать условия.
С поста заполошно зачастил оператор:
– Командир, они наводят на нас орудия ближайших кораблей, один из линкоров сошёл с орбиты и движется в нашем направлении, регистрирую зарядку орудийных накопителей.
Бинг тяжёлым взглядом прошёлся по лицу соперника, разом постарев на десяток лет, сказал негромко:
– Адмирал, вы понимаете, что это будет война?!
– Не хуже тебя, так что не давайте повода мне её развязать, – также негромко, но жёстко ответил Райтерн.
То, что переговоры зашли в тупик, я понял сразу, как только увидел глаза майлара. Он не политик, он боевой офицер до мозга костей, и приказ для него – это святое, а значит, так просто он не отступится. И тут я поймал себя на мысли, которая не давала мне покоя.
Быстро отстегнув шлем, я подошёл ближе, привлекая внимание Райтерна:
– Адмирал, вы знаете, кто я?
– Отставной специальный наблюдатель, – констатировал он, разглядывая меня, словно под микроскопом. Не меняя тона добавил: – Вряд ли это что-то меняет.
– Адмирал, дайте нам час, и может, нам удастся разрешить это маленькое недоразумение.
Проблема имела решение, по крайней мере какой-то шанс на него, но мне нужно было время, и сейчас я с надеждой смотрел на майлара, молясь всем богам, чтобы моя репутация хоть немного мне помогла.
– Хорошо, – после недолгой паузы, для меня длившейся целую вечность, Райтерн утвердительно кивнул, – у вас есть этот час. Однако, если это уловка, предупреждаю сразу, при попытке атаковать либо приблизиться к планете флоту дана команда без предупреждения открывать огонь на уничтожение.
Картинка на экране сменилась тушей наплывающего линкора, пойманного объективом какой-то из внешних камер, а я буквально галопом бросился к центральному лифту, отмахнувшись от вопросов Бинга – всё потом, сейчас главное – успеть. Мне позарез нужен Рраум.
В каюте я застал идиллическую картину. Рраум, закинув руки за голову, медитирует на потолок, заняв койку, а две наши дамы о чём-то мило беседуют под разлитое по стаканам нечто. На этикетке бутылки я с некоторым трудом прочитал название: «Пот сирусийской пантеры». И почему мне это что-то напоминает? Однако выкинул лишние мысли из головы, нам всем скоро станет совсем не до алкоголя непонятного происхождения.
– Рраум, – вынырнул обратно в нашу реальность май-лар, скосив на меня глаза. – Подъём! Труба зовет.
Хрустнув суставами, бывший оперативник СБ (или его уже восстановили, обвинения-то точно сняли, ну да не суть) сел на койке, уже более осмысленно глядя на меня, а я заметил, что и наши «научные» консультантки тоже, отставив стаканы, навострили уши.
– Адмирал Райтерн, знаешь такого?
По лицу Рраума пробежала тень лёгкого удивления над моим вопросом, но быстро пропала под абсолютно серьёзным взглядом.
Он покачал головой, сказал задумчиво:
– Лично – нет. Так, слышал что-то, отец упоминал пару раз.
– А в каком контексте? – жадно ухватился я за последнюю фразу.
Майлар, прищурившись, посмотрел на меня, о чём-то раздумывая. Затем, решившись, продолжил:
– Райтерн был оппонентом отца, но отец высоко о нём отзывался, называл «думающим» адмиралом. А что?
– Да так, пустячок, – невесело хмыкнул я. – Тут на орбите целый майларский флот, как раз во главе с Райтерном, с чётким приказом никого не пускать. И у нас только час, чтобы как-то решить эту проблему, пока не началась новая человеко-майларская война.
Вот тут Рраум реально поменялся в лице, и это смотрелось бы забавно, если бы не абсолютно не располагающая к смеху ситуация.
– Мне нужна связь с Миерисом. – Майлар подскочил как ошпаренный, лихорадочно собираясь. – Срочно!
– Комаров! – дёрнула меня за рукав Мэйв, и голос её мало был похож на голос вечно стесняющейся неопытной девушки. Видимо, она что-то для себя решила и говорила уверенно и твёрдо: – Мне тоже нужен доступ к сверхсветовой связи!
– Хорошо. – Я не стал задавать лишних вопросов, всё потом.
Доступ к аппаратуре нам организовали без проволочек, и Рраум засел почти на полчаса, о чём-то договариваясь с отцом. Я по этическим соображениям при этом не присутствовал, всё равно местный «молчи-молчи» запись организует, и мне потом дадут почитать… Наверное… Если очень попрошу…
Затем Мэйв, которая, правда, управилась значительно быстрее. Но всё равно успели буквально за считаные минуты до конца срока.
На мостике на майлара с катри смотрели неодобрительно, но Бинг только молча махнул рукой, на его лице читалось: «А, делайте что хотите».
Но вот на экране появился Райтерн, и снова, но уже с большим интересом посмотрел на меня.
– А вы полны сюрпризов, молодой человек, и умеете подбирать себе знакомых… – Тут выразительный взгляд майларского командующего остановился на слегка смутившемся Ррауме, однако быстро перешёл на Бинга: – Контр-адмирал, получено согласование на совместное обеспечение мер безопасности силами Земного Альянса и майларской Империи, пусть ваши свяжутся с моим начальником штаба для определения порядка патрулирования и состава патрульных групп.
Бинг кивнул, сохраняя непроницаемое выражение, уточнил:
– Наземные группы?
– То же, со штабом определите зоны высадки.
Вопросов с нашей стороны больше не было, но тут подключилась Мэйв.
– Адмирал, – Райтерн чуть кивнул катри, и та, наклонив голову в ответ, продолжила: – Мэйв Кану, личный код JSK-8344411.
– Нас предупредили о вас, – незамедлительно отозвался майлар.
– Обеспечьте свободный доступ к руинам предтеч мне и моей группе.
Спокойный тон катри и уверенность в голосе не оставляли сомнений в её праве распоряжаться.
– Состав группы? – поинтересовался Райтерн, ничем не выказав несогласия с требованиями «простого» старшего научного сотрудника какого-то там университета.
– Будет сообщён позднее.
Майларский командующий отключился, а я очень внимательно и многообещающе посмотрел на открывшуюся с новой стороны катри. Нет, вопросы к ней были ещё после Райчи, но сейчас весь этот ворох нестыковок… я просто не знал, что о ней думать.
– Мэйв, ты ничего не хочешь мне рассказать? – поинтересовался я.
Та дёрнула бровью, сказала отстранённо:
– Это долгий разговор… Влад.
– Ну, я не тороплюсь. Адмирал? – Бинг понял мой невысказанный вопрос, ответил степенно, сам с интересом поглядывая на катри: – Пока подойдём к планете, пока скоординируем действия с майларским флотом, часов пять-шесть, не меньше, пройдёт.
– Вот и отлично, – обрадовался я. – Этого нам хватит. А Мэйв лишь понимающе усмехнулась, как-то по-особому глядя на меня.
С местом, где поговорить, проблем не было. Мне, как важной, гм, шишке, на крейсере досталась вполне комфортабельная каюта, уж не знаю, у кого отжатая, а может, и свободная, как раз для гостей. В общем, расположились мы с комфортом, в удобных креслах по обе стороны небольшого журнального столика. Правда, изобразить хозяина положения у меня не получилось, слишком двоякой была ситуация, да и Мэйв тоже не спешила проявлять показанную крутость и норов: зажав ладони между колен, она чуть исподлобья посматривала на меня.
– М-да, – попытался улыбнуться я, но вышло, похоже, слегка кривовато. – Так, вероятно, скромный старший научный сотрудник?
Катри чуть помедлила, затем дёрнула головой, не соглашаясь, но и не отвергая, сказала негромко:
– Не совсем.
– Значит, работаешь? – Я не строил каких-то планов на эту беседу, надоело всё, хотелось просто поговорить, без вопросов с двойным дном, без игры словами в попытках поймать собеседника в логическую ловушку, без выведывания стратегических планов и секретов, поговорить по душам, просто как двое… разумных, мысленно чуть было не сказал «человек», но пора привыкать, что круг моих знакомств людьми уже не исчерпывается.
– Работаю, – вздохнула она, – с детства «заболела» предтечами, поэтому и поступала на историко-археологический, да и прикрытием вышло хорошим, ничего придумывать не пришлось.
– Внешняя разведка? – спросил я, чувствуя коллегу.
Мэйв не пыталась юлить и играть в секретность, улыбнувшись одними губами, коротко ответила:
– Нет, – но, не дожидаясь следующего вопроса, продолжила: – Ближе к контрразведке, пожалуй.
– Ликвидатор?
В бою на Райчи то, что показала катри, было чем-то запредельным для земных псиоников и… очень специфичным. Габриэль тогда высказал предположение, что её затачивали именно под одиночную цель, далеко не под армейский стандарт.
Улыбка Мэйв поблёкла.
– Не люблю это слово, – произнесла она, и было видно, что этот в общем-то стандартный термин для убийцы на государственной службе ей неприятен, – я предпочитаю название «боевик».
– Но ты же ещё молода совсем, по меркам катри?
– Да, молода… – Некая недосказанность повисла в воздухе, но, выдержав длинную паузу, в ходе которой я старался даже не дышать, она продолжила, не глядя на меня: – Влад, ты слышал когда-нибудь про особенных катри?
М-да, вопросик. Я порылся в памяти, но никаких зацепок не нашёл и поэтому лишь неопределённо хмыкнул.
– У моего народа особая связь с псионикой. – Мэйв говорила ровным голосом, негромко, а я слушал и поражался той перемене, что произошла с ней. И ведь не скажешь, что та наивная девушка, стеснительная и слегка неуклюжая, какую мы подобрали на Севене, это была просто маска, нет, похоже, Мэйв могла быть и такой. Сейчас же передо мной сидела опытный боец, хмурый, жёсткий, прошедший множество боёв. – Для нас пользоваться ею сродни дыханию. Кто-то даже называет это даром свыше.
А вот тут я удивился, ни разу не слышал о верованиях катри.
– Псионика в нас живёт и со временем развивается, к тысячелетнему рубежу превращаясь в могучее существо, если, конечно, действительно стараешься этого добиться. Но бывает небольшой, даже, я сказала бы, исчезающе малый процент среди нас, кто подобной мощью обладает изначально.
– И ты?.. – не удержался я от вопроса.
– Да, я одна из них, – посмотрела она на меня, – та самая пресловутая, одна скольких-то там после запятой доля процента, что сильнее ветеранов корпуса юстициаров и матриархов. – Мэйв провела ладонями по лицу, будто стараясь что-то стереть.
– Тебя готовили убивать других катри…
Она прервала меня:
– Нет, псионическая мощь без соответствующей подготовки не так опасна, там хватает и корпуса юстициаров.
– Тогда…
– Да, – подтвердила она мою догадку. – Моя задача – ренегаты среди матриархов и тех же юстициаров, иногда ветераны-десантники, из тех, кто достиг успехов в управлении псионикой.
Тут мне в голову пришла одна мысль, которую я не преминул озвучить:
– А там, на Севене, значит, вы ждали не меня?
А что вы хотите, не чем иным, после понимания, кем оказалась катри, как внедрением её в моё окружение, мне эта ситуация не виделась.
– Нет, – снова открестилась Мэйв от моих предположений. – Там была ловушка для моей ма… Калисы, – поправилась она.
– А зачем же ты тогда осталась с нами?
Катри посмотрела на меня, чуть улыбнувшись:
– Ну, на самом деле я один из лучших специалистов по предтечам.
Из остановившегося городского такси у входа в военное училище вышел молодой лейтенант в новой, с иголочки, форме. Над правым нагрудным карманом кителя располагалась прямоугольная нашивка за тяжёлое ранение, аккурат над серебристыми крылышками знака классности, над левым – так называемый «боевик», орден Боевой Славы. На сам карман крепился знак об окончании высшего военного учебного заведения, как раз того, по чьим ступеням сейчас подымался, сильно припадая на левую ногу, новоиспечённый офицер. А завершала образ закреплённая на клапане кармана нашивка с фамилией и инициалами: «Г. Жолондзевский».
Козырнув вытянувшемуся курсанту, он предъявил предписание. Тот, быстро пробежав глазами текст, дождался писка сканера, что предписание подлинное, и передал планшет обратно Жолондзевскому с коротким:
– Товарищ лейтенант.
Пройдя пост, лейтенант привычно захромал на второй «штабной» этаж, где располагались кабинеты начальников ВВУЗа. Войдя в дверь с табличкой «Заместитель начальника полковник Мезенцев Виктор Александрович», коротко отрапортовал:
– Товарищ полковник, лейтенант Жолондзевский прибыл согласно предписанию.
– Здравствуй, Генрих.
Полковник вышел из-за стола, крепко пожал руку Жолондзевскому, оглядев, усмехнулся по-доброму и кивком указал на кресло:
– Присаживайся, герой, разговор нам предстоит обстоятельный.
Мезенцев знал цену награде на груди лейтенанта, «боевиков» у него самого висело два, и первый он получил, командуя пограничным дивизионом. На преподавательскую работу уходил уже подполковником с должности командира отдельной десантно-штурмовой бригады, полковника получил уже здесь.
Жолондзевского награда и звание нашли в Центральном госпитале армии, на Земле. Когда, провалявшись месяц в искусственной коме, в период активного восстановления повреждённых тканей (а отдельные органы пришлось выращивать практически с нуля), Генрих пришёл в себя, первое, что он увидел, – это новую форму с лейтенантскими погонами, которую повесили на самое видное место. Затем последовал приказ о присвоении и торжественное вручение награды, а через неделю это предписание…
Сев в чуть скрипнувшее кресло, Жолондзевский с ожиданием посмотрел на полковника, вернувшегося на привычное место за столом.
– Ты ещё не думал, чем дальше заниматься?
Вопрос Мезенцева застал того врасплох. Собравшись с мыслями, лейтенант немного неуверенно произнёс:
– Ну, служить…
– Служить – да, я знаю, – кивнул полковник. – И о заявке в спецназ знаю. Однако что врачи говорят о полном восстановлении функций тела?
– Полгода, может, больше. – Генрих не понимал, к чему ведётся весь этот разговор, но обострённым восприятием чувствовал, что вопросы эти не от праздного любопытства.
– А как ты смотришь на то, чтобы остаться у нас на преподавательскую работу?
От такого предложения молодой офицер несколько опешил, но, обстоятельно взвесив все за и против – Мезенцев молчал, давая Генриху время всё обдумать, – отрицательно качнул головой:
– Нет, товарищ полковник, я всё же хотел бы дальше в войсках.
Мезенцев задумался, однако быстро нашёл выход: хлопнув легонько ладонью по столу, предложил:
– Тогда давай так: врачи всё равно, пока полностью не восстановишься, ни в какие войска тебя не отпустят, а тебе ещё физическую кондицию восстанавливать, нормативы для отбора по программе спецназа тебе должны быть известны…
При этих словах Жолондзевский кивнул, а полковник продолжил:
– Так что это не малый срок. Вот это время и поработаешь у нас, я тебя устрою на кафедру тактики, будешь проводить практические занятия у курсантов, заодно, для себя, полигон, полосу препятствий помучаешь, чтобы навыки не растерять, а через годик снова поговорим. Решишь пойти в спецназ, удерживать не будем, захочешь остаться – переведём в постоянный состав кафедры. Как тебе такое предложение?
Предложение было интересным, да и обижать полковника категоричным отказом не хотелось, поэтому Генрих утвердительно кивнул:
– Да, пожалуй, согласен.
– Вот и славно, – чуть сощурился Мезенцев, улыбаясь. – Тогда мы сегодня начнём готовить документы на тебя, а завтра, как подойдёшь, сведу на кафедру, представлю коллегам.
– Товарищ полковник, извините… – замялся Жолондзевский. – Скажите, а почему именно я?
– Переживаешь, что молодой, лейтенант, ни звания, ни опыта и уже на преподавательскую работу? – чуть иронично спросил полковник и по глазам парня понял, что угадал. Серьёзно и с какой-то грустью взглянув на чудом выжившего, еще не отошедшего от тяжелых ран парня, сказал негромко, но веско: – А вот тут, Генрих, ты не прав. Один разведрейд «Стойкого», непосредственным участником которого ты был, – это новая глава в тактическом искусстве. А необроны? Ты думаешь, хоть у одного из преподавателей здесь был опыт боевого соприкосновения с синтетиками? Думаю, ты и сам прекрасно понимаешь, что нет. Знаешь, я крайне внимательно прочёл отчёт о твоей практике, составленный майором Комаровым, а он очень высоко оценивал рост твоих профессиональных навыков и способности к работе в группе. Причём именно рост, – заострил на этом внимание Мезенцев. – По уровню твоей первичной готовности майор в отчёте прошёлся крайне критически, впрочем, – полковник кашлянул, отведя глаза, – правда, в основном ставя это в вину нам же, указывая на слабую психоэмоциональную готовность курсантов к боевым действиям. Да… – Мезенцев сделал небольшую паузу, а Жолондзевский почувствовал некоторое смущение и досаду на себя, словно своим поведением, перед Новой Землёй, бросил тень на все ВВУЗы. Заметив состояние лейтенанта, полковник поспешил его разуверить: – Нет, тут майор кругом прав, этот аспект подготовки у нас проводится несколько… формально, что ли. И этого, – Мезенцев был как никогда серьёзен, – никто лучше такого же молодого офицера, прошедшего огонь, воду и медные трубы, курсантам не сможет объяснить.
Жолондзевский всерьёз задумался над последними словами полковника. Действительно, вспоминая себя в самом начале практического похода, свои мысли, поступки, эмоции… Если бы не Комаров, рванул бы вперёд, без оглядки, словно молодой любопытный щенок, и… нарвался бы на шальную пулю, скорее всего. А сколько таких было у него на курсе, Генрих даже покраснел, вспоминая их разговоры в шапкозакидательской манере. Да, это было ново, вот так оценивать самого себя, каким был всего несколько месяцев назад, и искренне благодарил судьбу за командира, за жёсткую учёбу и за бесценный опыт.
– А за звания ты не переживай, – развеял последние сомнения Мезенцев, – через год станешь старшим, ещё через два – капитаном, махом, сам не заметишь.
Жолондзевский со стыдом подумал, что переживал он не поэтому, но промолчал. Поднявшись, попрощался с довольным полковником, не торопясь пошёл к выходу. Стоило всё тщательно переосмыслить, чтобы действительно попытаться донести до парней то, что в своё время ему вдалбливал майор, чтобы как можно больше хороших парней выжило в грядущей войне, а что она будет, Генрих не сомневался. Он чувствовал, что всё, что сейчас происходит, лишь прелюдия, основное же действие ещё только разворачивается.
Глава 11
Руины, руины, руины, руины…
Я провожал взглядом уходящие вдаль, до горизонта, остовы километровых небоскрёбов, так и окончательно не разрушившихся за неизвестное количество тысячелетий. Вся планета была покрыта ими. Всё, всё искусственное, состав атмосферы поддерживается неизменными за тысячи лет аппаратами, чьё энергопитание завязано на процессы, происходящие в ядре планеты. Почти бесконечный источник энергии шёл на поддержание зданий и сооружений, пронизывая конструкции полем непонятной природы, укрепляющим саму структуру материала, делая его чрезвычайно устойчивым к любому воздействию. На том же Севе-не башня предтеч оказалась в толще камня в своём первозданном виде, хотя по всем канонам физики сдвижение тектонических плит, плавное и неумолимое, должно было стереть её в пыль. Лифты, силовые поля, освещение – всё это работало, словно не были они осколками цивилизации, ушедшей в глубину веков так давно, что ни один из существующих в Галактике видов их не помнил.
А их агрокомплексы: огромные крытые поля на многие сотни километров, обеспечивающие продовольствием всю планету. Даже сейчас там что-то росло, абсолютно выродившееся и давно непригодное в пищу… Но сам факт!
Я разглядывал этот памятник славы и упадка цивилизации предтеч из снижающегося «Утюга», который, по плавной глиссаде, шёл к новой точке, где разворачивали временный исследовательский лагерь.
Пять дней мы сидим на планете, и все пять дней глухо.
После первого дня бесцельного брожения по местным памятникам архитектуры мы с Мэйв наконец пришли к мнению, что надо искать управляющий бункер. Вся логика нам говорит, что бункер должен быть. А как без бункера-то? Ну не может единый центр управления располагаться вне хорошо защищённого места!
Сканировали поверхность на пустоты, нашли уйму всего, и что из них наше – опять же непонятно. Ладно, худо-бедно процентов восемьдесят отсеяли, как сооружения хозяйственного назначения. Оставшиеся двадцать – это больше трёхсот закрытых объектов, в которые ещё надо попасть.
А в Галактике все пять дней тишина. Нездоровая такая тишина, точь-в-точь как перед бурей. Ощетинившись пушками, все ждут необронов. У меня были опасения, что Фрайс со товарищи заявится сюда прямиком следом за нами. Однако никого… И не поймёшь, что этот гадский бывший наблюдатель там придумал такого, что готовит втихую ото всех…
Под такие невесёлые мысли транспорт нырнул в лабиринт зданий. Здесь они были пониже, всего этажей тридцать или сорок. По всему выходило, что это нежилой район, в отличие от километровых башен, где были найдены признаки личного жилья. И ещё одно меня смущало. По самым скромным прикидкам, здесь должно было жить несколько, если не десятки, миллиардов существ. И где они все? Следов глобальной катастрофы не замечено, может, конечно, вирус какой, но странно как-то всё это.
Выбравшись из «Утюга» под хруст вдавленных тяжёлыми ботинками расползшихся во все стороны лиан, я огляделся. Как и везде, всё покрывал ковёр ползучей дряни. Ярко-зелёные лианы в основании достигали почти полуметровой толщины, разбегаясь миллионами отростков. Всё было покрыто ими, особенно стены зданий. Кто-то высказал здравую мысль, что, возможно, это растение каким-то образом паразитирует на стазисном излучении, которое поддерживает прочность всех конструкций предтеч…
Мимо пронеслась майларская БМД с десятком солдат, а на ближайших перекрёстках я углядел мобильные зенитные платформы. Обеспечение безопасности, ага, а заодно и контроль со стороны наших заклятых друзей.
– Комаров!
Я оглянулся на голос. Мэйв коротко махнула рукой, подзывая. В земном боевом скафандре она колдовала над портативным плазменным резаком. К сожалению, ничем иным нормально срезать мешающий зелёный покров было нельзя.
– Готов?
– Конечно, – утвердительно кивнул я, – как пионер.
Вспышка плазмы – и с диким шипением обугливающееся растение начинает расползаться, обнажая вход.
– Пионер – это первопроходец? – неожиданно поинтересовалась катри, медленно ведя резак по контуру проёма.
– Ну, почти, – не стал я вдаваться в подробности.
Вырезанный кусок выпал наружу. Захлопнув забрала и включив нашлемные фонари, мы зашли внутрь. Я – держа руку на пистолетной кобуре, Мэйв – с резаком чуть на отлёте, тоже, между прочим, оружие, для ближнего боя самое оно, отмахнуться разок, а потом вдарить псионикой по самое не балуйся. Хотя животной жизни на планете нет. Даже в зоопарках. Тем более зоопарков я здесь не видел. Вся планета полностью на искусственном поддержании, тут даже о биосфере сложно заикнуться. Но рефлексы есть рефлексы.
Вошли – осмотрелись. Так же пусто, та же паутина лиан по стенам и потолку, только слабее и тоньше, чем снаружи. И тишина. За тысячелетия всё, что могло сгнить и рассыпаться в пыль – сгнило и рассыпалось. За все пять дней общий счёт наших находок – ноль.
Слабо светится панель местного лифта. Ради разнообразия: при прикосновении створки разъезжаются, там круглая площадка с пультом посередине, как на Севене, но размерами много меньше. А могли и не открыться. Из пятидесяти трёх обнаруженных подъёмников использовать мы смогли только девять, остальные заблокированы. Сейчас там ИИ перебирает комбинации на символьной панели, но сколько это займёт времени, один Ктулху знает.
Этот сработал.
А вот дальше было интереснее. Стоило нам спуститься ниже, как в первом же помещении включился компьютер предтеч. Нам они уже попадались, правда отключённые.
А тут заработал. Зашипел, зарокотал… И Мэйв застыла соляным столбом.
– Комаров, – зашептала она вдруг чуть подрагивающим голосом. – Это они. Я через слово могу понять, и похоже… – Она на миг смолкла, словно не веря. – Он обращается ко мне!
Я мог понять её шок, я сам офигел не меньше от её заявления. И на каком языке, интересно, он с ней разговаривает?
– Он… он хочет встретиться. – Мэйв обернулась, глядя на меня широко распахнутыми глазами. Затем снова напряглась, вслушиваясь в клёкот чуждой речи. – Нам надо вернуться в одно из тех зданий, где мы были… Всё, я поняла, где это! – Она развернулась ко мне с полубезумным взглядом: – Комаров!..
– Давай! – махнул я в сторону лифта. – Разговоры потом.
Бегом проскочив здание, запрыгнули в «Утюг». Под сбивчивые команды Мэйв в шлемофон на бреющем пронеслись по улицам.
Затем новое здание, лифт, который прошлый раз не открылся, теперь помаргивает весёлыми зелёными огоньками, приглашая зайти внутрь, долгий спуск… И перед нами открылось умопомрачительное зрелище…
Мы с Мэйв замерли на небольшом пятачке, ошарашенно окидывая взглядом уходящие во тьму ряды капсул. Выглядело это просто невероятно: эти капсулы напоминали пчелиные соты, такие же правильные шестиугольники, уходившие, скрываясь в темноте, не только вверх и вперёд, но и глубоко вниз.
– Н-да, дела… – пробормотал я, подходя к краю площадки, с которой тянулся тоненький ажурный мостик.
Сжав перила, я перегнулся, вглядываясь во мрак под ногами, но дна не увидел.
– Сколько их здесь… – заворожённо протянула катри.
– Да уж, немало.
Я ещё раз вгляделся в темноту, борясь с хулиганским желанием плюнуть вниз, но сдержался, мало ли, ещё вылезет какая-нибудь… н-да, какая-нибудь… и заявит, что оскорбил я предтеч, и откажется помогать.
Мэйв, отмерев, подошла к мостику, с сомнением разглядывая хрупкую конструкцию. У меня эта тонкая ниточка, шириной в полметра и с невысокими перильцами, тоже не вызывала доверия, лететь-то вниз ой как далеко… Но жажда открытий… кто же остановится на полпути? С тяжёлым вздохом наш гений-археолог тире матёрый килхантер осторожно сделала первый шаг, ещё один и, ободрённая успехом, обернулась:
– Влад!
– Ты иди, иди, – покивал я, оставаясь на месте.
Кхе-кхе, а что вы хотите, я раза в два тяжелее дамы. Вот сейчас, если под ней ничего не прогнётся и не затрещит, тогда и я двинусь, уж двукратный запас прочности точно заложен в конструкцию… Однако вроде всё в норме, мостик, хоть промежуточных опор и не видно, висит как влитой, я даже дрожи от шагов Мэйв не почувствовал. Ну, значит, и мне можно идти, успокоил я себя, ступая следом. Если не смотреть вниз, то полное ощущение, что идёшь по твёрдому покрытию на монолитном основании, а не по сетке в полсантиметра толщиной, протянутой над бездной.
Прошли мы так где-то с полкилометра, пока вправо в узкий проход между «сот» не свернуло короткое ответвление. И там мы попали в небольшое пустое помещение с одиноким терминалом чуждого компьютера посередине. Вспыхнув яркой иллюминацией, ИИ что-то проквакал, а затем прямо перед собой сформировал подобие кресла, в виде изогнутой гравитационной линзы.
Мэйв посмотрела на меня и с сомнением в голосе произнесла:
– Он просит меня сесть. – Не дождавшись от меня реакции, подошла, осторожно присела, откидываясь. Рефлекторно дёрнулась, когда вокруг рук и головы вспыхнул голо-интерфейс, и тут же вскрикнула, обернувшись ко мне, широко распахнув глаза: – Это какой-то нейромодуль мыслесвязи! – Взгляд её стал отсутствующим. – Влад, – обратилась она ко мне через пару минут, – это, похоже, надолго, тут целый массив информации, подготовленный ИИ, мне нужно несколько часов.
– Хорошо, я подожду, – спокойно пообещал я.
Пара-тройка часов, хех, ерунда, зато информация, полученная катри, сто процентов не оставит равнодушным никого, а эти ублюдки-советники – которые вздумали играть, нет, даже не с огнём, они в свою песочницу протащили тактический ядерный заряд и весело давили по кнопочкам, наблюдая, как ярко перемигиваются огоньки на корпусе, – надеюсь, ощутят на всю толщину и глубину, в какую клоаку они попали.
– Влад, – снова выплыла Мэйв, – я, пожалуй, была слишком оптимистична в прогнозах, тут не пара часов, несколько дней минимум. Дай команду, чтобы временный лагерь развернули прямо в здании, на корабль я не буду возвращаться, сразу здесь буду перегонять всё на свой лэптоп.
– Хорошо, – откликнулся я и пошёл разбираться с нашим интендантом, оставляя девушку один на один с древним детищем предтеч.
Но меня стало гложить: почему заработавший автомат древних заговорил, да так, что его поняли, и именно катри. Неспроста это, ой неспроста…
Три дня потребовалось Мэйв, чтобы освоить основной пакет информации и сделать определённые выводы. И самое интересное, она смогла дознаться, куда делись все те миллиарды населения с планеты, оставив нетронутой развитую инфраструктуру.
– Это был эксперимент, самый масштабный эксперимент предтеч, система галактической защиты, они пытались защититься от кого-то, от кого, я так и не поняла, они называли его или их просто – враг. Поэтому они и отправили планету в межзвёздное пространство, чтобы спрятать своё население, а те объекты, один из которых был на Новой Земле, – это своего рода эффекторы этой защиты, разбросанные на всех пригодных к жизни планетах. Так они пытались защитить будущие разумные виды.
В наступившей тишине я посмотрел на замолчавшую катри.
– Значит, поэтому Фрайс их уничтожал. Он не только искал координационный центр, но и старался по максимуму ослабить всю систему защиты?
– Да, всё завязано в единую систему. Потерю отдельных узлов ещё можно перенести, но когда нарушен целый сектор обороны – это брешь, открытая для врага, – подтвердила Мэйв.
– А куда они делись сами?
– Просто ушли.
– Ушли? – не поверил я своим ушам.
– Да, – невесело хмыкнула девушка, – просто ушли. Их тела – в этих сотах, но разум они отправили куда-то дальше. Куда – даже мне не понять.
– Н-да… – после недолгого молчания выдавил я. – И много там ещё интересного?
– Ты не представляешь, Комаров, сколько… – мечтательно протянула девушка. – Пожалуй, пойду прямо сейчас ещё ИИ на информацию трясти.
– Давай, – привстал я, разминая затёкшую спину. – А я, пожалуй, отдохну.
Катри усвистала на лифте вниз, я же, кивнув двум майларам из охраны, вышел на улицу. Ещё четверо майларов располагались снаружи, хотя от кого тут охранять, посторонних здесь нет, а сквозь орбитальную группировку пролезет разве что муха. Челнок должен был прибыть через полчаса, забрать меня на флагман для отправки ежедневного отчёта. Так что было время прогуляться и неторопливо всё обдумать.
Попинав толстую, с руку толщиной, лиану, я прогулочным шагом направился вдоль улицы… Вот и вылез этот объект, вокруг которого разводили секретность наши на Новой Земле. Сами же на блюдечке выставили его Фрайсу, а то, что это эмиссар врага, возможно, конечно, что и принудительно перевербованный, дело практически ясное. И вопрос-то ведь ни много ни мало, а о судьбе всей разведанной Галактики. Чёртов Совет, доигрался-таки.
Тут на грани восприятия мелькнул какой-то силуэт. Чуть не запнувшись, я остановился, сосредоточенно оглядываясь. Показалось или нет? Что-то царапнуло взгляд, но что? Достав пистолет, я побежал вдоль здания обратно. Если это действительно кто-то чужой, то его цель угадать нетрудно.
Я выскочил на площадь перед зданием и тут же перекатом ушёл назад, уходя с открытого места.
Трупы и кровь на месте четырёх майларских солдат. Уничтожены практически мгновенно, никто даже выстрела не успел сделать, иначе я услышал бы. Чёрт, чёрт, чёрт. А майлары-то не голые были, в броне, как положено. Чем их вообще?.. Столько крови огнестрел не оставляет. Ножом, что ли? А где такие ножи дают, что режут броню, как бумагу?
А там Мэйв, достать её, когда она на мыслесвязи, проще простого. Вот же гадство.
Аккуратно выглянул из-за угла. Тишина, как в морге, и антураж соответствующий. Раз, два: броском преодолеваю пустое пространство, прижимаясь к стене у входа. Изнутри ни звука, похоже, тех двоих внутри тоже можно списать со счетов. Майлары передо мной во всей красе, и оптимизма не добавляют ни на йоту. У ближайшего сквозная дыра в груди, кулак свободно пролезет, у другого, чуть дальше, напрочь снесена голова с рукой, одним ударом… Мне поплохело, это какой силы удар и чем?
А лезть придётся, там Мэйв, а без неё конец бесценной ценности информации. Неужели проворонили кого-то из местных? Всё же планета огромна, десять тысяч солдат для неё – капля в море…
На цыпочках, не дыша подползаю к проёму, тихонько заглядываю и почти утыкаюсь в раскроенный шлем солдата внутри. И тут морг, и кровищи, словно на скотобойне.
Собрав всю волю в кулак, по стеночке, тенью отца Гамлета, скольжу к проёму во второе помещение, где лифт и Мэйвино барахло с лэптопом. Есть шанс, что чужак заинтересуется им, и, возможно, получится подловить его на этом.
Плавно, не дыша я сместился, поведя стволом перед собой, но так и замер в проёме, а в груди словно ухнула резко возникшая пустота. Да, чужак был здесь, склонившийся над компьютером Мэйв, но заставить себя выстрелить я уже не мог. Потому что эти короткие рыжие волосы я не смог бы не узнать.
– Здравствуй, Влад. – В голосе, которым она поприветствовала меня, слышалась теплота.
– Сара… – устало и опустошённо, не веря в происходящее, произнёс я.
Пистолет опустился в моей руке, я встал с колена, но не смог заставить себя зайти, переступить порог, застыв на месте.
Она, развернувшись, чуть улыбнулась мне. В лёгкой броне Альянса, только шлем лежал тут же на столе.
– Значит, это ты, – тихо произнёс я с сосущей пустотой внутри…
– Я, Влад, – просто ответила она, и улыбка её стала чуть грустной.
– Зачем? – с болезненным мазохизмом задал я глупый вопрос.
– Так надо. – А во взгляде её появилось странное выражение, словно жалость.
– Тебе?
– Нет, «Фениксу», – ответила она, а мне почти физически стало больно.
– Ты с ними?
– Да.
– Почему?
– Ты хочешь знать? – пытливо спрашивает она, ловя мой взгляд.
– Да, – киваю я.
– Помнишь историю пять лет назад? Когда пропал мой взвод, а я осталась единственной выжившей?
И я «вспоминаю», память Комарова услужливо разворачивает перед внутренним взором это знание.
Прочитав в моих глазах, что я вспомнил, Сара продолжила:
– Не было, Влад, никакого несчастного случая, а была одна из грязных операций в зоне ответственности майларов. Подробности тебе знать не нужно, важно другое: нас накрыл майларский патруль, корабль уничтожили на поверхности, а нас, как крыс, гоняли по пещерам две недели. Две недели, Влад. А руководство Альянса нас списало, побоялось дипломатического скандала, им было проще выставить нас безымянными контрабандистами, чем вытащить оттуда.
– И как ты?..
– «Феникс». Спасибо им. – Она долгим взглядом посмотрела на меня. – Глупо ворошить прошлое, надо думать о будущем.
Тело словно налилось странной тяжестью. Недоумённо посмотрев на пистолет в своей руке, я убрал его обратно в кобуру, в Сару я никогда не смог бы выстрелить, только не в неё.
– Чем ты их? – кивнув назад, на кровь и трупы, спросил я.
– Пси-клинки, – развела она руками, и кулаки окутало сияние, с тихим гулом развернувшись в почти метровые призрачные лезвия.
У меня уже не было сил чему-то удивляться, я просто смотрел.
– Новое слово в псионике, – похвасталась она, – знаешь, как Экселенц назвал меня, когда увидел с ними? Королева клинков!
Тут я увидел то, от чего кулаки рефлекторно сжались, а челюсть заиграла желваками. Глаза Сааринен перестали быть человеческими. В момент активации клинков её зрачки загорелись неестественным огнём, чётким признаком искусственного вмешательства в человеческую природу.
– Кем они тебя сделали?
– Оружием, Влад. Ты разве этого ещё не понял? Хотя я всегда им и была, что в Альянсе, что здесь, отличие только одно: Экселенц своё оружие ценит и никогда не бросает.
Клинки пропали, но вокруг рук Сары закружился призрачный вихрь.
– Псионика… – Я смотрел на вихрь, на теперь уже стандартную боевую форму атакующего адепта пси, а ведь официально она псионикой не владеет. Чёртов Экселенц!
– Прости, Влад.
Вихрь подхватил меня и прижал к стене, не давая пошевелиться. Сааринен подошла, сняла с меня шлем, коротко провела ладонью по волосам.
– Ты не можешь мне помешать. Но я верю, что мы ещё встретимся.
Она впилась в мои губы долгим поцелуем, а затем меня накрыла тьма…
Я очнулся оттого, что меня кто-то тряс за плечи. Дико болела голова, и жутко мутило, радовало только одно: у мёртвых явно ничего болеть не может, а значит, я жив.
«Сара…» Волной накатило какое-то отчаяние, стоило мне вспомнить о ней. Агент «Феникса», чтоб Экселенцу пусто было. Сердце защемило от обиды. Запала рыжая мне в душу, так что теперь и не выдерешь.
Но убивать не стала, да и этот поцелуй напоследок…
Что-то ты расклеился, майор, укорил я сам себя. Соберись, тряпка! Потом будем рефлексировать и предаваться унынию, у нас пока одно нерешённое дело: гадский Фрайс, прячущийся где-то в бездне космоса.
Кое-как справившись с рвотными позывами, я сфокусировал взгляд на обеспокоенном лице Мэйв. Трясла меня именно она.
– Влад, ты в порядке? – Похоже, она искренне переживала за меня, сказано это было со странными нотками, прежде таких я не слышал.
– Частично, – закряхтел я, как старый дед.
Тревога в голосе девушки уступила место облегчению. Отпустив мои плечи, она, выдав протяжное «Уф-ф», приземлилась рядом со мной. Уже совсем другим тоном произнесла:
– Боги, как ты меня напугал! Я боялась, что псионическим ударом тебе выжгло все синапсы.
– Псионическим? – переспросил я, пытаясь привести мысли в порядок.
– Да, и с учётом, что мозги у тебя вроде в порядке, очень умелым, – кивнула она сама себе. – Даже среди ка-три мало найдётся псиоников настолько ювелирно управляющихся со своим даром. Могу сказать одно: кто бы это ни сделал, он не хотел твоей смерти.
Сара, Сара… И откуда же ты так научилась псионикой владеть. О возможности вот так вырубать противника я даже и не слышал.
– Ты, кстати, не видел, кто это сделал? – деловито поинтересовалась катри.
Я отрицательно мотнул головой: выдать Сааринен, несмотря ни на что, я не мог.
– Нет, только зашёл – и сразу удар. А ты?
Мэйв смутилась, тихо произнесла, потупив взгляд:
– Я тоже не видела.
– Тоже псионический удар?
Мой вопрос старшего научного сотрудника вогнал в краску, и она сказала ещё тише:
– Нет, просто удар по голове.
М-да. Для катри, с её-то навыками, это, наверное, серьёзный урон самолюбию, что её вот так просто вывели из строя.
А затем здание наводнила целая толпа, включая и майларское командование, и Бинга с группой офицеров эскадры с выражениями полного «фэ» на лице.
Кипиш поднялся, конечно, не слабый. Шутка ли, шесть трупов и утечка сведений, полученных от ИИ предтеч, идущих под грифом «Особой важности».
Что самое смешное, уйти Саре не составило никакого труда. Не мудрствуя лукаво, вырубила пилота прилетевшего за мной челнока, после чего, имея коды доступа на борту, беспрепятственно вышла на орбиту и, пока никто ничего не успел сообразить, встала в разгон и прыгнула из системы.
Ушедший в погоню фрегат вернулся ни с чем, похоже, челнок сразу же подобрал корабль «Феникса». М-да, крайне нагло и потрясающе эффективно.
Личность нападавшего так и не установили, на все вопросы что я, что Мэйв отвечали отрицательно, отбиваясь от нападок со стороны майларов. Их подозрительность подогревало только то, что нас оставили в живых…
Но тут нам всем стало не до утечки информации. Одновременно и флоту майларов, и нашей эскадре пришло уведомление о нападении необронов на Нулевой Мир…
Мостик просто гудел от почти осязаемого напряжения, что витало в воздухе. Бинг с Райтерном угрюмо пялились друг на друга с корабельных экранов. В свете полученной с ИИ предтеч информации, от самой возможности, вот так, прямо сейчас столкнуться с мифическим непобедимым врагом припекало всем без исключения.
Командование тоже не спало, стягивая всевозможные силы к Нулевому Миру. К тому же пришёл приказ на передислокацию львиной доли кораблей с орбиты планеты. Правда, прибыть они могли только к шапочному разбору, дня через три, не раньше…
– Адмирал, последняя сводка с Нулевого Мира!
– Докладывай, – хмуро буркнул Бинг.
А офицер связи затараторил:
– Необроны смогли продавить линию майларских кораблей и прорваться к станции. Диспетчерская служба сообщила, что запущен какой-то протокол взлома извне, они не могут его отменить или заблокировать, оборонительные системы самой станции начинают отказывать. Флот пытается сковырнуть линкор, но необроны словно обезумели – командир, это прямая речь – и, не считаясь с потерями, полностью закрывают его.
Я сидел тихонько в углу, стараясь не путаться под ногами офицеров мостика, и думал: «И где же ты, майор, ошибся?» Ведь ждали Фрайса здесь, ведь это была его цель?
Райтерн, которому, похоже, доложили то же самое, с сомнением вымолвил:
– Ну, по крайней мере, там у нас сорок тысяч солдат на самом Нулевом Мире. – Видимо, он пытался найти хоть что-то хорошее в этой ситуации.
Следующая сводка, через пятнадцать минут, рассеяла и эти надежды.
– Линкор прорвался к станции и пристыковался. Оборонительные системы станции отключены. Флот не может сковырнуть его, необроны буквально закрывают его своими кораблями. А линкор выгрузил на Нулевой Мир не менее ста тысяч мобильных боевых платформ разных типов.
– Чёрт, их сметут, – не сдержавшись, произнёс кто-то.
По мигом помрачневшей морде майларского командующего стало понятно, что с такой оценкой ситуации он вполне согласен.
Тут вдруг на мостик выбежала Мэйв. Я ясно увидел на её лице озарение. Она завопила:
– Есть, есть вариант. Тут на планете есть портал прямо на Нулевой Мир. Я нашла отчёты о его постройке и тестировании. Они планировали после массивных портальных аномалий у звёздных систем сооружать такие на своих мирах! Наземные силы сможем перебросить. И я, похоже, поняла, почему именно станция узел всей системы защиты, а не эта планета, – это ковчег для цивилизации предтеч, а управляющий центр там.
Я сорвался из своего угла, на ходу выстраивая пришедший в голову план.
– Контр-адмирал, адмирал! – без лишних слов вклинился я в разговор. – Сколько у нас наличных сил десанта?
Бинг глянул на меня с сомнением и, чуть помедлив, произнёс:
– Два батальона, не считая средств усиления.
– Это тысяча, – резюмировал я. – А у вас?
Райтерн хмыкнул, почесал когтем правую мандибулу, но ответил:
– Стандарт для ударного флота Империи.
– Это? – уточнил я.
– Сорок тысяч солдат.
– Отлично, – оглядел я повеселевшим взглядом командующих. – Как считаете, если эти силы окажутся на Нулевом Мире, мы сможем остановить необронов?
– Возможно. – В глазах майларского адмирала зажёгся огонёк надежды.
И я не стал его разочаровывать.
– Тогда предлагаю немедленно приступить к переброске сил. Правда, портал тьму лет простоял в бездействии…
– Это всё равно шанс! – уцепился Бинг за предложение. – Надо постараться его запустить как можно быстрее.
– Хорошо. – Я кивнул Мэйв: – Думаю, специалист у нас есть.
Райтерн с Бингом переглянулись.
– Надо определить порядок высадки, – почти хором произнесли они.
– Да, – кашлянул майлар. – Думаю, первой партией должны пойти мои, крайне важно быстро наладить координацию с войсками на Нулевом Мире, а у моих офицеров это выйдет лучше.
– Согласен. – Бинг и не думал возражать.
– Тогда к делу!
Экран погас, и я, прихватив Мэйв, полетел, как на крыльях, к челнокам. Ещё ничего не закончено, всё ещё только начинается…
Я стоял возле налитого по самую маковку энергией портала и радовался как ребёнок. У нас получилось с помощью ИИ запустить его, и эта махина ведь заработала. Вот строили-то предтечи, на века! Как часы, только волнами расходится в стороны почти осязаемая дрожь.
С той стороны нас уже ждут. Несмотря на бой, удалось по сверхсветовой связи выйти на флагман флота у Нулевого Мира, а с него – на командующего наземной группировкой на станции.
Необроны, словно тараканы, лезут во все щели, уже стало понятно, что прорываются они к определённым узлам, видимо, к ключевым системам, которых больше двух десятков, и часть уже занята необронами, часть ещё держится, но майлары нормальную защиту организовать не смогли, поэтому сейчас умываются кровью, синтетики не жалеют ни врага, ни себя.
Отмашка – и колонна майларских войск приходит в движение, две тысячи солдат, первая группа. За ней – батальон десанта Альянса, с которым пойду и я, на время операции батальон передан под моё командование, моя основная задача – поиск и ликвидация Фрайса. Удалось убедить командование, что без предателя – специального наблюдателя там точно не обойдётся. И, как знающий досконально устройство Нулевого Мира, он будет явно в самой ключевой точке. Второй батальон пока остаётся, как и пятитысячная группировка майларов, это защита портала, ИИ и стратегически важного субъекта в лице Мэйв, которую, как она ни рвалась, в бой не пустили, и правильно, как я считаю.
Портал начинает вспыхивать, катапультируя стройные ряды в броне прямо в гиперпространство.
– Ну что, Влад, готов?
Обернувшись, я увидел Праэруса, в броне, с монструозного вида винтовкой в руках. Рраум все эти дни безвылазно просидел на крейсере, периодически заседая в рубке гиперсвязи. Чем он там занимался, я не вникал, однако на Нулевой Мир он решил прыгать вместе со мной. Отказываться от помощи опера, прекрасно знающего местность, я не собирался, поэтому сейчас майлар и стоял рядом со мной. Оценив полутораметровое весло в его руках, я неопределённо хмыкнул. Для предстоящего боя на станции такой выбор оружия представлялся мне весьма сомнительным.
Поняв это, Рраум, чуть хмыкнув, объяснил:
– Не, Влад, ты не думай, эта малышка себя покажет, – любовно огладил он цевьё. – Специальная разработка, для работы по целям, прикрытым псионическим или силовым щитом. Как оказалось, просто идеальна против тяжёлых платформ необронов.
Я кивнул довольному майлару, заимевшему чудесную стреляющую игрушку. Проводил взглядом остатки колонны, исчезающие в портале, оглянулся: «А вот и мой батальон».
Ну, с Богом. Оскалившись, я почти запрыгнул в это белёсое марево. Вспышка, короткое нечто, не поддающееся описанию, и подошвы жёстко ударяют в пол, заставляя присесть.
Отбежав от портала, из которого меня выдернули встречающие, я оглядел ранее чистую и ухоженную аллею. Теперь же чад, взблески очередей, дрожь от недалёких взрывов и растекающиеся в стороны полноводные реки десанта Империи. Первый круг ада, не меньше.
– Майор! – окликнул меня майларский офицер с большим «тактическим» планшетом.
Местный, из расквартированной на Нулевом Мире бригады войск, судя по маркировке на броне, он, похоже, отвечал за координацию.
Взмахом руки я подозвал Рраума и моего коллегу, майора Альянса, штатного командира батальона десанта, что завёл под меня Бинг. Впопыхах имя майора совсем вылетело из головы, помнил только, что он был знатным псиоником, одним из сильнейших на флоте. Смутно припоминал его на межфлотских соревнованиях, где Комаров тоже участвовал и занял второе место, уступив в псионике только представителю 1-й разведывательной флотилии, что, правда, неудивительно. Внешняя разведка всегда забирала себе только лучших.
Координатор развернул трёхмерный план станции, тревожно переливавшийся огнями зелёного и красного цветов.
– Мы здесь! – ткнул он пальцем в схему. – Эти районы, – тычок в области, светящиеся зелёным, – под нашим контролем. Это – захваченные необронами. Подкрепления в первую очередь сюда, сюда и вот сюда. – Тонкие зелёные стрелочки, отчёркнутые когтем, разошлись в стороны.
– Что линкор? – Приходилось напрягать голос, перекрикивая стоявший вокруг шум.
Майлар кивнул и ответил, стараясь говорить громче:
– Пока тихо. После того как выпустил десант, ни манёвров, ни других каких-то действий, так пристыкованный