БЕЗНАДЕГА - Александр Мычко скачать бесплатно

Краткое описание

Перед тем, как скачать книгу БЕЗНАДЕГА fb2 или epub, прочти о чем она:
Отдаленные колонии землян подвергаются жестокому нападению пришельцев. Люди терпят жестокое поражение и в их сердцах поселяется безнадега. Выживет ли человечество как раса?

Cкачать БЕЗНАДЕГА бесплатно в fb2, pdf без регистрации


Скачать книгу в Fb2 формате Скачать книгу в ePub формате Скачать книгу в PDF формате

Читать книгу БЕЗНАДЕГА Полная версия




Отдаленные колонии землян подвергаются жестокому нападению пришельцев. Люди терпят жестокое поражение и в их сердцах поселяется безнадега. Выживет ли человечество как раса?





* * *





Александр Федорович Мычко

Безнадега




Станция Икспи-79.



Помещения этой затерянной в дебрях космоса станции были слабо освещены и выглядели совершенно запущенными. Потертый пластик, изоляционное покрытие местами вспучено, а в открывшихся дырах бесстыдно показались конструкции из крепкого космического металла. В углах помещений пыль буквально въелась в половой настил и стены, став с ними одним целым. Редкие лампы горели с призрачным зеленоватым оттенком, совершенно оставив в тени дальние углы и одиночные коридоры старой станции. Покрытые пятнами коррозии вентиляторы с натугой подавали очищенный воздух в прокисшую атмосферу приемного блока.

Но людям, сплошным потоком, выходившим из отверстий шлюзов, было все-равно. Они оказались рады и такому скупому гостеприимству. После затхлых отсеков грузовых транспортных межзвездников обширные залы станции казались верхом комфорта. Женщины, дети, немногочисленные мужчины устало садились прямо на пол, подпирая переборки, они жадно вдыхали относительно свежий воздух станции. Тот, кто провел несколько недель в консервной банке транспортника, как никто оценит то невероятно приятное чувство свободного пространства. Когда можно спокойно отодвинуться от соседа, не стоять в длинных очередях в туалетные комнаты, когда нет жесткого лимита на воду, терпкого запаха человеческих выделений и вечного, изматывающего душу детского плача. А главное: в душных отсеках межзвездника густо разлита атмосфера поражения и уныния, и избавиться от нее просто невозможно. Тебя с утра до ночи давит Его Величество Безнадега!



— Откуда они? — один из подошедших на смену охранников с нашивками сержанта обратился к коллеге.

— Караван с Леги — хмуро ответил сменщику молодой парень в черной униформе — Три часа как пришвартовались.

— Досталось им — напарник сменщика поправил тяжелый ударник, лучевое оружие на борту станции применять было запрещено, огромный риск повредить что-то ценное.

— Еще бы — пожилой охранник, старший сменяемой пары зло сплюнул — Каюк Леге! Таким темпом эти твари вскоре и до нас доберутся.

— Не доберутся — молодой вздернул нос — Ты слышал, что капитан говорил. Темп наступления Урдов резко снизился, большие потери у них говорят.

— Ага, потери — снова сплюнул пожилой — Это мы уже потеряли кучу планет, и, заметь, с населением. Это просто жалкие остатки от жителей Леге — он кивнул в сторону беженцев — Давят нас, конкретно давят. Сами посмотрите, среди них совершенно нет мужчин, кто воевать то будет?

— Военнообязанную молодежь вывозят раньше — веско возразил сержант — Нил, что еще сказал капитан?

— Да как всегда, общие слова. А вот лейтенант из этих — молодой кивнул в сторону беженцев — кое-что интересное поведал. Нападение, как всегда произошло неожиданно, но они успели эвакуировать всех, кто был на орбите. Почти все дети и женщины с планеты также вывезены.

— Почти?

— Южный континент в области атмосферных возмущений, там сезон ураганов. Их планетарники просто не смогли взлететь.

— Вот черт!

Сержант зло блеснул глазами, на прореженном морщинами лице мужчины за сорок они выделялись своим стальным, лихорадочно-холодным блеском. Крепкие плечи тренированного бойца, ладно пригнанная амуниция выдавали в нем кадрового гвардейца.

— Это не все, Брин — пожилой охранник видимо был накоротке знаком со старшим смены — Наши космофлотчики дали бой урдам. Эвакуацию прикрывал крейсер «Урал», он стоял до конца, пока все транспорты не ушли.

Брин Невелис мрачно ожидал продолжения.

— Он успел сжечь два вражеских фрегата, пока сам не раскололся на части. Флот выполнил свой долг до конца.

— Это что же — напарник Невелиса, мужчина среднего возраста захлопал глазами — штурмовикам садиться будет некуда?

— Да — Брин стал еще мрачнее — парни знали, на что шли. Это был их последний взлет.

Все замолчали и представили себе отважных пилотов, навсегда оставшихся в тесных кабинах небольших корабликов, несущих на борту ограниченное количество топлива, только для ближнего боя. По мере того, как оно кончалось, штурмовики один за другим выходили из схватки с треугольными истребителями жестокого врага. Через несколько часов у парней начнут выходить из строя системы жизнеобеспечения, в кабине станет жутко холодно, и уровень кислорода будет стремиться к нулю.

— Жуткая смерть — передернул плечами молодой.

— Да, уж лучше разгерметизироваться.

— Вонг, а ты видел лица умерших в вакууме? — жестко посмотрел на напарника Невелис — Страшная смерть, только что быстрее. Ладно, идите отдыхать, мы приняли дежурство.



Бывший кадровый сержант гвардии Униата стоял у края платформа и смотрел вниз. Там сидели, лежали, спали или бодрствовали тысячи людей. Молодые женщины кормили младенцев, малыши постарше с шумом и визгом бегали между рядами кресел. Они еще не поняли, что это не очередное приключение, и их дома больше нет. Ребята постарше все понимали, их лица стали, как будто сразу старше, а плечи согнулись в печали. Женщины с надеждой бросали взгляд на крепкого военного, экипированного в полную амуницию и стоящего, как положено дисциплинированному солдату на своем посту. Только вот он то знал, что их надеждам сбыть не суждено. Он не знал даже, будут ли они жить через месяц.



— Мне нужен самый высокий чин на этой станции — перед старшим распорядителем возвышался стройный офицер в полной боевом амуниции. Распорядитель выглядел измученным, их маленькая станция не была приспособлена для такого количества беженцев. А ведь их надо обеспечить водой и едой, санитарными процедурами, занести в единый реестр Службы Спасения, и организовать партии для спуска на планету.

Дел просто невпроворот, а людей мало. И еще тут этот военный, молодой, но слишком наглый.

— Лейтенант — служащий отметил две нашивки на рукаве, война заставит любого разбираться в званиях — вы почему на борту станции расхаживаете с боевым излучателем? Вам законы не писаны.

— Не писаны — офицер холодно взглянул на распорядителя и протянул информационный кристалл — Флотская разведка, у нас свои приказы.

— Вот оно что — протянул служащий, флот он уважал. Не смотря на чудовищные потери, звездолетчики сражались как истинные герои — Тогда вам к начальнику сектора. Я дам вам провожатого.

Лейтенант благодарно кивнул, и устало зашагал за сухопарой женщиной в форме техника.

— Как там? — она повернула бледное лицо, признак долгого нахождения в космосе — Я Хана Кори, у меня муж остался в девятом секторе.

Лейтенант понял, о чем был не прозвучавший вопрос и замотал головой. Он уже привык к подобным взглядам и безмолвным вопросам, но ничем помочь не мог. Уж лучше промолчать, чем ляпнуть, что живых людей в том секторе скорей всего не осталось. Что чуждая им раса безжалостно расправляется со всеми выжившими кошмарными, не поддающимися описанию, бомбардировками. Эта неожиданная война превзошла все прошедшие невиданной жестокостью, не оставляя человечеству никаких шансов.



— Лейтенант третьего эскадрона Питр Лукан — он протянул строгому мужчине в форме гражданского флота свой ИК — информкристалл — Мне необходимо срочно переговорить с командующим этого сектора обороны.

— Командующим? — неопределенно хмыкнул флотский — У нас нет ни командующего, ни армии. Пару недель назад мы были глубоким тылом.

— Вот как? — флотский растерялся.

— Лейтенант, вы из разведки? С какой миссией сюда прибыли? — от соседнего кресла поднялся сухой и подвижный пожилой человек. Дорогая туника, благородная осанка выдавал в нем человека из высоких сословий.

— С кем имею честь?

— Сенатор Квентон Заруби сенатор правительственного совета сектора Икспи, от лица совета я инспектирую станцию, которой заведует Дан Иров. Он комендор второго ранга в запасе, только три дня назад принял должность.

— Комендор! — лейтенант вскинул руку в древнем жесте уважения — Сенатор, у меня очень важная миссия, но для ознакомления с нею нужны достаточно высокие полномочия.

— Что ж — Дан Иров нахмурил одутловатое лицо — Квентон, а мы ведь можем помочь молодому человеку.

— Как? — сенатор повернулся в кресле.

— Ты видел последние известия из штаба Флота? Все управление флотилии, предназначенной для защиты Икспи, погибло при эвакуации. Мы сейчас приняли беженцев с Леги. Командование оттуда также не спаслось. Так что сдается мне, что ты, Квентон, самое высокопоставленное лицо нашего сектора.

Заруби встал неожиданно легко для своего возраста, его походка нисколько не походила на шарканье старца, сказывались хорошая генетика и регулярные гимнастические занятия. Он молча подошел к старинному барному аппарату и заказал себе напиток. Второй стакан он протянул лейтенанту.

— Пейте, Лукан. Когда еще вам удастся выпить искский бренди — затем он повернулся к старому приятелю — Дан, кто сможет подтвердить мои полномочия?

— Я и гражданский комиссар сектора.

— Тогда приступай.

Лейтенант молча наблюдал за действом. Он был далек от власти, недавний выпускник училища, не думал, что полученные навыки совсем скоро придется применять в настоящих боевых действиях. И не с мятежниками или пиратами, а с жестоким и сильным врагом. Он уже видел смерть боевых товарищей, наблюдал за творимым в отношении гражданского населения геноцидом. И вот теперь на его глазах остатки гражданского и военного руководства берут на себя тяжкое бремя власти над целым сектором. Хорошо быть во власти в мирное время: деньги, почет, уважение, потакание мелким и большим прихотям. А в подобное суровое время, когда судьба человечества висит на волоске, власть буквально пригибает человека к земле, это тяжелейший жернов на его шее. Добровольно ее может взять на себя только по-настоящему мужественный человек.



— Слушаю вас, лейтенант. Теперь мои полномочия вам известны.

— Так точно, господин командующий — молодой офицер вытянулся во фрунт — На борту одного из транспортных судов вывезен архив сил специальных операций флота. Он помещен в защищенную информкапсулу.

— Что?? — вскричали оба взрослых мужчин, они не смогли сдержать эмоций. Вот этот сопляк, вот так вот просто докладывает, что на их станции находятся самые секретные документы их флота.

— Спешу сообщить, что доклад специальной группы капитана Челена находится в отдельном кристалле.

— Садитесь, лейтенант — сенатор, он же главнокомандующий сектора, уже пришел в себя — сможете рассказать подробнее об этом докладе? Да не мнитесь, это очень важно. К черту лишнюю секретность.

Лейтенант присел и отхлебнул из высокого стакана, нервы чуть отпустило.

— Господин командующий, чтобы прочитать сам доклад мне не хватило ранга, но я знаю кое-что из рассказов ребят этой группы. Они месяц шарахались по тылам противника, потеряли половину людей и…

— Что, черт побери? — сенатор подался вперед, за маской холодности скрывалась горячая натура.

— В общем, парни говорят, что Челен нащупал их слабое место. Именно поэтому доклад доставили на Легу, там находилась станция ССО. Кто ж знал, что планета станет ареной схватки так быстро.

— Это очень важная информация — Заруби задумался, а начальник станции тут же начал действовать.

— Надо срочно доставить капсулы в наше хранилище. Сенатор не знает, что на старых станциях, подобной этой, имеются тайные хранилища, рядом с реактором. Двигательная установка защищает информацию от удаленного взлома, а в случае непредвиденных обстоятельств, уничтожает ее полностью.

— Это меняет дело — сенатор принял решение — Лейтенант, у вас надежные люди?

— Так точно, два бойца ССО.

— Маловато. Дан, у тебя есть опытные бойцы?

— Найдем.

— Пошли два, три человека на помощь лейтенанту. Согласуйте маршрут и доставьте капсулы в хранилище. А я уже свяжусь со штабом флота, чтобы они прислали курьер, иди другой корабль с оказией. Нынче не до жиру. Неплохо было бы флотским, и поделиться с нами информацией. У меня есть кое-какие мысли.

— Понял вас, командующий — лейтенант отдал честь и вышел.



Сенатор некоторое время смотрел ему вслед, а затем повернулся к старому товарищу.

— Усиль охрану.

— Что-то подозреваешь?

— Пока нет, но на душе как-то неспокойно. А я вызову пока своих людей. В моей личной охране есть несколько опытных бойцов. Ты ведь знаешь Лен Угора? Он также работал в ССО.



Брин Невелис кивнул головой, предъявляя пропуск. «На воротах» стояли люди опытные, это видно и по грамотной стойке, и по амуниции, подогнанной по фигуре, ничего лишнего на жилете-конструкторе. Старший боец ССО также признал в охраннике старого бойца и коротко бросил.

— Откуда, брат?

— Гвардия, пехота. Этот сосунок прошел курсы резерва.

Больше слов и не требовалось. В лихие времена каждый боец на счету, а гвардейцев везде уважали.

— Маршрут?

— Вот код на планшете — Брин нажал на кнопку — мы идем первыми.

Старший ССОшник кивнул головой, местные лучше разбирались в хаосе внутренних коридоров. В случае чего, они могут быстро сменить маршрут.

— За вами пойдет лейтенант с грузом. Мы прикрываем. Работаем парно — право, лево.

— Понял.

— Из оружия только ударники? — боец кивнул на толстый обрубок инерционного пистолета, торчавший из нагрудной кобуры.

— Да, лучевое тут запрещено использовать.

— Тогда держи вот это — ССОшник передал старому солдату толстый ствол с коротким пластиковым прикладом.

— Ого! Это что за древность? — его молодой напарник не выдержал и протянул руку.

— Не хватай, не дорос еще! Это полицейское ружье, стреляет пластиковыми болванками. Убивать не убивает, но вырубает на раз. Мы подобное уже использовали как-то.

— На этих? — бывший сержант гвардии посмотрел прямо в глаза флотскому бойцу.

— И на этих тоже. У них костяк крепкий, травм не приносит.

— Все равно из него стрелять надо аккуратно — Невелис уже думал, куда пристроить такое большое оружие.

— Поэтому тебе и дали.



Они шли молча. Впереди двигались два станционных охранника, уверенно вышагивающих вперед, совершенно не путаясь в сплетении технологических коридоров. В двух метрах от них широким шагом двигался лейтенант, внимательно поглядывающий по сторонам, в боевом шлеме с надвинутым на один глаз многофункциональным искусственным глазом. Тот прямо на сетчатку транслировал схему маршрута, выдавал показания встроенного датчика движения. За командиром следовали два бойца ССО. Один работал в правом направлении, исследуя открывающиеся там ходы коридоров, другой в левом. Их «глаза» работали синхронно с лейтенантским. Пару раз датчики выдавали постороннее движение, бойцы напрягались, но это лишь были работники станции. Технари удивленно озирали странную процессию, но лишних вопросов не задавали, времена нынче не те. Раз надо, так значит надо им здесь ходить.



Невелис был излишне напряжен. Ему вообще не нравилась вся эта затея с «секретным заданием». Он вдруг почувствовал себя слишком старым для подобных молодецких игр. Но где сейчас возьмешь молодых, хоть с каким то опытом? Люди его времени не были слишком воинственны: редкие конфликты между торговыми кланами, еще более редкие мятежи «диссидентов», людей вечно чем-то недовольных, да постоянно появляющиеся гнезда пиратов. Вот и все места приложения сил военных сил Альянса. Ну, раз в сто лет бывает заварушка, но чего-то серьезного не было с самих легендарных эпох.

Честно отслужив положенный срок, Брин Невелис получил полнокровный чин сержанта и написал заявление на отставку. Вся эта армейская дурь встала уже потомку простых фермеров поперек горла. Возвращаться обратно на свое захолустье он не захотел, а прижиться в высокотехнологичном мире мегаполиса не получилось. Как-то в баре он встретил старого знакомого, то и рекомендовал Брина на эту работу. А что? Отработал вахту в три месяца, два отдыхаешь. Зарплата приличная, социальные тоже не самые плохие. А пенсию от гвардии можно складывать в кубышку, на домик в тихом месте под старость. Другое дело, что скучновато. Но Невелис знал цену «веселью», поэтому не жаловался.

И вот на те: не просто война, а полный бздец. Бывший сержант слишком долго прослужил в армейских структурах, чтобы не понять, что официальные власти постоянно врут. Судя по слухам, их флот безжалостно разбит, ключевые планеты уже захвачены, на половине оставшихся идет безнадежная борьба за выживание. Люди оказались не готовы к подобной агрессии и теперь должны были исчезнуть с лица Вселенной. Сейчас бы сбежать куда подальше, спокойно дожив отведенный остаток жизни, но… Как назло на всей станции только он имел опыт настоящих боевых действий.

«Так, что это?» — Брин напрягся, коридор выглядел странно. Почему, он не мог сказать, слишком привык доверять своему внутреннему чутью. Но повернуть направо их группа не успела. Странность начала открыто воплощаться в жизнь. За доли секунды сержант почувствовал легкое дуновение воздуха. Что-то неуловимо замерцало в теневой зоне длинного перехода, а он уже падал на пол и кричал. Напарник только успел выкрикнуть часть слова, остаток так и застрял в простреленной груди. Невелис, перекатываясь за угол в технологическую нишу, успел заметить рваную дыру, и отчаянно удивленное выражение лица своего молодого товарища. Он уже видел раньше подобный тусклый взгляд внезапно умирающего человека, это как медленное угасание огня, не подпитываемого топливом. Только что был огонек, и вот он уже погас, остался только пепел.

Сержант успел развернуться и выхватить ударник, нажимая на спусковую скобу. Ударная волна ушла в темную часть коридора, оттуда что-то два раза вспыхнуло, и боец нырнул обратно. «Твою мать! Они взрывными иглами стреляют!» — успел заметить он, наблюдая за разлетевшейся пластиковой панелью. В той стороне шла жарка схватка, ССОшники палили из лучевого оружия. Мелькали вспышки, резко запахло паленым. Невелис по старой привычке выкатил в коридор «глаз» и накинул на лицо боевой щиток. На глазную сетчатку тут же упало изображение происходящего в проходе. Один из бойцов лежал навзничь, лейтенант боролся. С чем! Это был просто сгусток клубящегося воздуха. Запоздалая догадка мелькнула в голове у бывалого бойца, и он резко вжался в нишу. И правильно! Одна из стрел пробила угол и взорвалась прямо рядом с ним, его осыпало мелкими кусочками пластика и металла. Резко запахло окалиной.

«Врешь, не возьмешь!» — не собирался он тут бессмысленно помирать! Невелис уже выхватил мерцающую гранату и рывком выбросил ее в коридор, затем, сделав полноценный кувырок к противоположной нише, выхватил из крепления ружье и снял предохранитель. Он раз за разом посылал вперед пластиковые снаряды, яркое мерцание ему не мешало, боевой щиток сработал на отлично. Узкий коридор заполнился грохотом и криками.

Впереди вспыхнуло алым росчерком излучателя, сержант вжался в нишу, раздался громкий вой или крик, затем все стихло. Только собственное шумное дыхание, да бешеное сердцебиения. Второго «глаза» не было, помог знакомый голос.

— Эй, сержант, ты живой?

Невелис осторожно выглянул, затем встал и вышел. Он потрясенно озирал еще недавно совершенно мирный технологический коридор. Встречный бой, он всегда захватывающе быстр. Секунды и ты или умер, даже не поняв этого, или корчишься от боли, ожидая добивающий удар. Хотя можно и так — живым победителем.

— Браток, давай сюда — голос ССОшника Брину не понравился, сиплый со свистом. Сержант напряженно озирался, пахло озоном, горелым пластиком и металлом, и еще отчаянно пахло смертью. Напарник был мертв, стеклянные глаза высматривали что-то на потолке, руки безжизненно лежали на полу. В трех метрах от него как-то странно лежал лейтенант. Невелис не поверил своим глазам, сгусток воздуха над ним начал мерцать и внезапно показалось тело в угловатой черной накидке. В начале коридора также замерцало, и появились еще два лежащих чужака.

— Мы зацепили их, браток. Эти сволочи использовали плащи-невидимки.

Брин ошеломленно мотнул головой и бросился к раненому ССОшнику. Тот сидел, опершись о стену, выглядел он, честно сказать, хреново. Его напарник смотрелся еще хуже, у него напрочь отсутствовала часть торса, выжженная огненной стрелой. Не повезло бедняге.

— Ты как? — Невелис поднял щиток, в коридоре с опозданием заработала сирена пожарной безопасности. Эфир сразу же ожил, разразившись массой бесполезных криков.

— Никак — флотский был спокоен, видать уже натерпелся подобного — Ты слушай меня, сержант, внимательно. Под нагрудной кирасой лейтенанта найди синюю кнопку, она с внутренней стороны. Два нажатия, выпадет капсула. Там все.

— А кейс? — Невелис оглянулся.

— Эти твари утащили — боец попытался засмеяться, но скривился от боли.

— Обманка?

— Она самая.



Невелис осторожно скинул тело чужака, и расстегнул кирасу лейтенанта. Искомая кнопка была спрятана за складку панциря, два нажатия и в руке сержанта оказался микрокапсула с инфокристаллом. Брин осторожно перевернул чужака и скинул накидку с головы.

— О черт! — выругался он от неожиданности. На него взирал пустыми глазами чернокожий человек.

Невелис осторожно проверил остальные два трупа. Один был смуглым, но нормальной внешности, третий обычным светлокожим. Сержант устало упал рядом с раненым Сошником. Дышать стало нечем, в груди сжало, видимо адреналина в кровь бросило сверх меры.

— Эй, сержант, кто там?

— Колонисты, двести богов Эпидриума!

— Ого! Ты затейливо ругаешься — боец флота криво усмехнулся.

— Получается эти… они заодно с тварями?

— Получается так, браток. Ты это, давай дуй к сенатору и первым же попутным сваливайте отсюда. В капсуле все. Довезите куда надо. Много хороших парней из-за этой информации погибли.

— А ты?

— Мне не жить. Эти меня добьют, раз сюда проникли.

В голове бывалого солдата все смешалось. Он за годы службы привык просто получать приказы, и просто их выполнять. А здесь открылась большая и опасная тайна. Тайна поражения человечества. Его начало потряхивать, голова закружилась. С удивившим его самого самообладанием Невелис сунул руку в аптечку и достал капсулу с постшоковым, заученным движением вколол его в предплечье.

— Бывай, солдат.

В последний раз он бросил угрюмый взгляд на поплывшего от лекарств ССОшника и уверенно зашагал вперед. Были еще не самые удобные, но более безопасные технологические ходы.



Безнадега — команда.



— Брин, ты как в последний раз готовишься! — молодой парень в набухшим мышцей телом озорно улыбался.

Человек в форме первого сержанта угрюмо поднял глаза, и также молча продолжил укладку боевого ранца. Он раз за разом проверял все мелочи, которые в настоящем бою станут совсем не мелочами, а дополнительным грузилом на весах жизни. Решением вопроса: уходить тебе сейчас или еще помучиться маленько. Большая часть человечества уже проиграла в этой роковой игре. А вот они пока еще цеплялись за жизнь.

— Чего прицепился к человеку? — к ним подошел пожилой боец в форме технаря — антсержант, ваши мотолыги готовы, проверяйте работу.

Невелис поморщился, не нравилось ему это звание, присвоенное сенатором и поставившее ушедшего на пенсию бойца в положение равное младшему офицеру. Но, что поделать, опытных солдат сейчас не хватало. Чертова война!

— Рион, найди Риву и Бусову, хватит дурака валять!

— Есть, сержант! — молодой крепыш вытянулся в свой немалый рост и залихватски отдал честь.

— Болван, к пустой голове руку не прикладывают — технарь засмеялся, а Брин ворчливо добавил — Во, молодежь, насмотрятся боевиков.

Рион заметно обиделся, щеки предательски заалели. Заядлый спортсмен, любитель опасных путешествий, он хотел смотреться бывалым воякой.



— Ну, как? — техник кивнул в сторону ушедшего молодца.

— А! — Невелис махнул рукой и застегнул ранец — Детский сад какой то. Чувствую навоюем.

Он угрюмо замолчал, не нравилась ему намечающаяся авантюра, ох как не нравилась.

— Да — также задумчиво протянул технарь флота — У меня в отсеке тоже или одни старики типа меня, или юнцы безусые. Всех костлявая карга за собой утащила.

— Где? — понятливо сверкнул глазами Брин.

— На Эдеме 3. Всю нашу когорту там положили. Я в резерве оставался. Эх…

— Что поделать, такие времена настали.

Пожилой техник обежал испытующим взглядом Невелиса и спросил в лоб:

— Тебя то как сюда занесло, сержант?

— Меня то… — Брин задумался, отложив в сторону ранец — А дьявол его знает. Знаешь, подумывал, грешным делом, свалить куда подальше. Дожить остаток жизни в покое и довольствии. А потом задумался — да ну его к черту! Раз такой балаган пошел, будем веселиться в полную силу! Да и отомстить есть за кого.

Невелис помрачнел, а технарь понятливо кивнул головой.

— Есть кто у тебя?

— Да, жена с дочкой. Развелись, правда, давно. Сам понимаешь, служба в гвардии со счастливой семейной жизнью плохо сочетается — почему-то Невелису захотелось вдруг выговориться, хотя он всегда слыл молчуном в себе — Ну, она нашла нового, еще мальчика завели.

— Где они были? — голос пожилого человека предательски охрип. Подобные вопросы нынче задавали только своим.

— На Эре — глухо ответил бывалый солдат.

— О-хо-хо — техник положил руки на колени и закачался. Эра была захвачена пару месяцев назад.

— Говорят, молодежь оттуда успели вывезти — Брин смотрел прямо сквозь стену и говорил уверенно, будто убеждая себя — Дочка уже достаточно взрослая, семнадцать лет. Могла уехать к прабабушке.

— Да? А где она живет?

— Здесь, на Плу четыре — саркастически усмехнулся Невелис.

— Значит, поэтому ты сюда напросился.

— Да как сказать — Брин задумался — так получилось. Все один к одному.

— Думаешь найти?

— Не знаю — сержант сгорбился — Судя по разведданным, Урды всю планету не контролируют. У людей там был шанс. А бабка у меня боевая, до сих пор на охоту самостоятельно ездит…, то есть ездила.

— Это же, сколько ей лет?

Невелис подумал и твердо заявил:

— Девяносто уже разменяла. Но это ничего, Плу всегда славилось долгожителями, воздух там такой.

— Может быть — техник бросил взгляд на рабочий планшет — А правду говорят, что у чужаков сил не хватает вести такое же стремительное наступление?

— Вроде так. Но сам понимаешь, это закрытая информация.

— Ох уж эти секреты, сколько мы народу из-за них потеряли — пожилой технарь вздохнул — И про колонистов, правда?

— Да.

— Вот говнюки! — техник затейливо выругался — Пригрели змеюк.

— С ними вообще все странно. Кто, откуда, одни слухи.

Техник пожевал губами, подумал и решился.

— Я вот что тебе, парень, скажу. Я не всегда был простым техником на богом забытой станции. Лет так сорок назад я служил во флоте Дальней Разведки.

— Ого! — удивленно захлопал глазами сержант гвардии — Говорят, лихие тогда были деньки.

— Точно! Мы первыми напоролись на зонды колонистов, да и контакт именно мы установили. Они и тогда мне показались странными.

— А кто они вообще?

— Ходят слухи среди нашей братии разведчиков, что они потомки людей с Западного полушария Земли.

— Да ну?

— Ты же знаешь основную теорию нашей космогонии: существующие планеты освоили люди, ушедшие с Восточного полушария, ее северной стороны. Вроде как начались климатические изменения, сильное похолодание. Исход шел почти сто лет.

— А с Западного тогда почему не ушли?

— Не знаю. Наши умники утверждают, что люди там считались самыми эгоистичными, но сильными. Они собирались прибрать к себе все оставшиеся ресурсы планеты.

— А, понятно тогда почему они сейчас так себя ведут. С гнильцой народец то.

— Может быть.

— А зачем они нам сорок лет назад понадобились? Раз пути дорожки разошлись.

— Технологии у них в некоторых областях оказались больно высокими. Выгодный обмен вышел. Не знаю точно, тут политики решали.

— Вот и нарешали! — Невелис зло сплюнул, затем встал и подкинул на плечо собранный рюкзак.

— Ну, бывай, друг, мне пора.

— Удачи — пожилой человек смотрел вслед старому солдату и что-то молча шептал. Этой молитве его научила бабушка, происходящая из очень древнего рода первых поселенцев. Молодым он смеялся над ее просьбы заучить их наизусть, пока пару раз в дальних рейдах не столкнулся с ужасным и неизведанным.

Как говорил их командор «В Дальней Разведке атеистов нет».



Челнок ужасно трясло, высаживались они тогда, когда в этой части планеты проходил сильный шторм. Так было проще проскочить мимо роботизированных зондов чужаков. Наэлектризованная атмосфера стала их лучшим камуфляжем и защитой.

— Ты как? — к Невелису обернулся заместитель командира их команды Гор Манн, второй настоящий кадровый сержант в их команде.

— Бывало и лучше — зубы лязгали, щеки дрожали, глаза выворачивались, каждый десантник выглядел сейчас как персонаж плохого мультфильма — Ты лучше молодежь проверь.

— А что им! — Манн улыбнулся, его веснушчатое круглой лицо вообще располагало к себе людей. А рост под два метра и мускулистый торс заставлял слишком прытких проглотить язык и четко выполнять команды.

В воздухе нарисовались цифры отсчета — 60 стандартных секунд. Невелис напрягся, раз, за разом повторяя намечающиеся действия «Отстегиваемся, даем команду отделению. Проследить, чтобы ничего не оставили в салоне. Выходим через третий выход. Сразу отбегаем на пятьдесят шагов и устанавливаем монитор. Бочили и Риву на дежурство ПВО. Сам к командиру. Пять секунд. Все. Пошел!»



Сверху поливало дождем, бойцы, напрягая глаза и все остальные чувства, всматривались в ночь. Командование группы собралось под разлапистым хвойным деревом, здесь было суше и не так беспокоил ветер. Накрывшись маскировочным покрывалом, офицер и три сержанта всматривались в развернутый боевой планшет. Рекс Ллойд, отставной капитан разведки гвардии, а нынче их командир, был спокоен и настроен на рабочий лад.

— Ким, продвигаетесь к этому холмы, отсюда легко контролировать подходы к хутору. Манн, на вас хутор и разконсервация техники. Невелис, вы в резерве. Все понятно? Тогда отсчет пошел.



— Сержант, что там? — Невелис не оборачиваясь, передал оптический прибор Цзы.

— Сейчас выйдут. Бусов уже доложил.

— Странно, части давно нет, а техника в порядке.

— Ну и, слава богу, не пешком пойдем.

— А не засекут?

— Мы получили информацию с разведстанции, теперь нам известно расписание их патрулей. Похоже, что чужаки вообще никого здесь не ждут. Их патрули больше озабочены поимкой оставшихся людей.

— Понятно.

— Все, сигнал прошел. Парни, погнали!



— Мне знакомы эти места, командир — Невелис внимательно оглядывал высящиеся неподалеку холмы, состоящие из отработанной породы. В начале колонизации здесь существовал рудник. Между холмами пробила дорогу небольшая речка, с весьма ржавой на вид водой. Вдалеке синели небольшие горы, до них стелилась желтая волна леса, в этой части планеты стояла поздняя осень.

— А это нам надо, сержант?

— Почему нет? — Брин оглянулся на Рекса Ллойда, тот двадцать лет назад служил в легендарном подразделении «Пантера» и принимал участие в операции по поимке знаменитой шайки энийских мародеров. Кроме Невелиса он второй имел опыт участия в настоящих боевых действиях — Осмотрим местность, тут климат бурный, многое могло поменяться. Вот этой речки тогда не было. Дороги могли новые появиться. Да и на самих хуторах можно найти тайники с едой и топливом. Народ тут жил запасливый.

— Запасы говоришь? — капитан зажмурился, подставив лицо заходящему солнцу — Ладно, группу набираешь сам, выдвигайтесь сразу после вечернего патруля. Как связь держать будем?

— Вот с того лесистого холма. Поставим телескопическую антенну и прямо на вас сигнал выведем.

— Заметано — Ллойд говорливостью не отличался, но преимущества задуманного командиром третьего отделения оценил сразу. Разведка ведь она жива непредсказуемостью и импровизацией. Кто не умеет на ровном месте придумать хитрость и действует по пусть и правильному, но шаблону, долго здесь не живет.



Невелис махнул рукой и по камням бегущего с гор ручья сноровисто запрыгал Бочили. Сержант одобрительно взглянул на ловкого крепыша. «Обтесается маленько и будет толк». Специалист по вооружениям в секунду перемахнул на то берег, осмотрелся и подал знак рукой. Здесь они соблюдали полное радиомолчание. Неизвестно сколько на этой планете наставлено сканеров, поэтому лучше исходить из самого худшего.

— Так, слушаем меня — Брин развернул полевой планшет — Рион и Ник, залегаете у этого бугра. Все внимание на дорогу из леса. Дмитро и Ал, остаетесь на опушке, на прикрытие. Остальные за мной.



Четыре тени беззвучно вынырнули из кустов около грубо сколоченной хозяйственной постройки. Невелис и взятый из первого взвода капрал Налич тихонько двинулись к заднему флигелю, пристроенному к большому фермерскому дому. Цзы и Бейба застыли в тени, готовые в случае неприятностей прикрыть своих товарищей.

Капрал остановился слева от дверей, а Невелис аккуратно их открыл. Перед этим он слегка брызнул силиконовой смазкой на застаревшие петли, чтобы они предательски не заскрипели. В помещении они оба включили на боевых ботинках режим «антискрипин», более аккуратно распределявший вес на подошвы.

Налич контролировал правую сторону коридора, Невелис левую. Они быстро осмотрели помещения одноэтажной пристройки, судя по всему, они пустовали уже давно.

Капрал поднял левую руку, включил сканер и через пару секунд удивленно замер. Брин выглянул наружу и движением руки подозвал остальных, оставив их сторожить вход. Он внимательно огляделся и вскоре указал напарнику на хорошо скрытую дверь. Немного повозившись с хитроумным запором и не забыв смазать петли, они нырнули вниз. В очки ночного зрения просматривались ступени, ведущие в подвал. Брину вспомнились его детские приключения, он любил ползать по подземельям основательных фермерских хуторов. Поэтому и вход смог вычислить быстро.

Они осторожно ступали между валяющейся рухлядью, направив легкие импульсники вперед.

— Там! — приглушенно воскликнул Налич и свернул за угол. Послышался грохот, невнятное пыхтение, затем зажегся слабый свет.

Сержант, выскочивший на подмогу, увидел своего подчиненного, который связывал руки здоровому мужчине. Судя по всклокоченной голове и запаху, тот давно не мылся.

— Не убивайте, я сдаюсь, не убивайте!

— Тут есть кто еще? — Брин приподнял заросшее щетиной лицо фермера.

— Нет! Я один! Я ничего вам не скажу!

Налич отрицательно покачал головой.

— Парень, мне некогда с тобой забавляться, я на задании — Невелис подал знак и взятого в плен посадили прямо на пол, а он сам уселся напротив, чуть возвышаясь над ним — Так что лучше расскажи, кто еще здесь с тобой, и что творится вокруг? И как там поживает этот старый пень Макрус?

— Макрус? — круглое лицо фермера вытянулось от удивления, по-видимому, это было последним, что он ожидал услышать от неизвестных военных ночью в его доме — Да его так уже лет двадцать пять никто не называл. А вы кто вообще?

— А ты кого ожидал?

Лицо фермера переменилось, он уже не выглядел испуганным и глупым. И это понятно, выжить после шести месяцев оккупации могли только ловкие и хитрые.

— Кого? Да тех же ловцов?

— А это что еще за зверьки?

— Значит, парни, вы не из местных.

Фермер внимательно осмотрел, насколько это было можно при слабом свете переносной лампы, взявших его в плен бойцов.



— Ты что-то хотел сказать? — Невелис отослал наверх Налича и пододвинулся поближе.

— Ты откуда Макруса знаешь, сержант?

— Опа, а ты разбираешься в нашивках, фермер. Да и морда у тебя такая же круглая, как у Макруса. Родственники?

— Да, двоюродный брат. Только его так звали, когда я еще совсем малыш был. Ты сам из местных что ли? Давно, видать, служишь.

— Давно — согласно кивнул головой Брин — Бабка у меня за горами, бывал и здесь.

— Понятно — глаза фермера сверкнули — А у нас, как видишь, многое что поменялось.

— Вижу.

— Может развяжешь? Тогда и поговорим.

— Поговорим.

Вскоре Невелис и Цзы сидели за общим столом с местными обитателями. Одна из каменных панелей поворачивалась по оси, и открывался проход в большой подвал главного здания. Кроме самого фермера по имени Уса здесь прятались двое его детей-подростков и его дядя Ист.

— Значит, здесь они бывают редко? — Брин попивал вкусный местный чай, не забывая закусывать копченым мясом с самыми настоящими лепешками.

— Патруль из ловцов два раза в неделю проскакивает, а сами Эти что-то у рудников вынюхивает.

— Рудники собираются открывать?

— Похоже на то — сухощавый, но все еще крепкий старик сидел, опустив жилистые руки на обычный дощатый стол. Брин помнил такие основательные столешницы со времен беззаботного детства.

— Так ведь он закрыт давно.

— Еще до войны его собирались открывать. Ты заметил, что земля тут изменилась. Девять лен назад случилось большое землетрясение, тогда и озеро в горах прорвало, оттуда и Коричневый ручей.

— Тогда и моя Зида погибла — мрачно добавил Уса.

— И, похоже, пласты под землей сдвинулись — продолжил Ист — Поговаривали, что снова начнут добычу. Мы и лес начали расчищать под новые поля, ведь горнякам по душе придется свежая еда, Да вот, как видишь, не судьба оказалось.

— А ловцы это кто? — задал вопрос, молчавший до сей поры Цзы.

— Ловцы то — Уса горько усмехнулся — это местные, в основном из городских. Они появились через полмесяца, как наш гарнизон уничтожили чужаки. Хотя поговаривают, что верховодят там люди, но прилетевшие уже с чужаками. Они прошлись по фермам и городкам, вылавливая всех подряд. Потом пойманных грузили в фургоны, как скот, и увезли. Больше мы их не видели.

— Вы пытались сопротивляться?

— Да — Уса поднял глаза и вперся мрачным взглядом в Невелиса — Мы не трусы, и у многих здесь было охотничье оружие. Но ловцы сразу вызывали чужаков, а против тех мы были бессильны. Два моих двоюродных брата погибли в тех схватках. И к чему твои бестактные вопросы?

— Ты много знаешь для сидящего дома фермера.

Уса усмехнулся — Мы пытаемся выжить, а без информации этого не сделать. А вот вы зачем тут?

— Не могу сказать.

— Опять секреты? Только вот от кого и зачем — голос Иста был горек.

— Дело не в этом — Невелис решился — Мы и в самом деле не знаем, что делать.

— Вот как?

За столом воцарилось молчание. Цзы удивленно поглядывал на командира, а фермеры пытались осознать услышанное. Вспыхнувшая было надежда должна была угаснуть.

— Не ожидали такое услышать? — сержант поднялся, отодвинул тарелки с края стола и разложил планшет — А сейчас мне нужна информация. Уса, ты мне поможешь?

— Конечно — упитанный фермер оказался достаточно легок в движениях. Брин отметил бугры мускулов и пружинистый шаг местного. Физическая работа имеет свои плюсы — Вот по этой дороге двигаются патрули ловцов. На этом и на этом хуторе есть люди. Ходят слухи, что и в этой долине кто-то живет.

— Гус там шевелится, мой троюродный племянник — глухо подсказал Ист.

— Ты то когда узнал?

— Пока ты с Ингой — старик оглянулся на детей и понизил голос — шуры муры наверху наводил, я с ее теткой переговорил — Брин усмехнулся, а племянник пошел краской — У Гуса большая группа, есть спасшиеся из города. К ним сейчас только по горным дорожкам пробиться можно, а скоро зима, все снегом занесет.

— А из твоего дяди хороший разведчик выйдет — улыбнулся Невелис — Вы мне скажите, а ваш дом неужели не обыскивался?

— Да два раза все там перевернули, сволочи — выругался Уса — Но подвал большого дома от нашего толстой стеной из камня отделен. Они про двойные подвалы, вроде как ничего не знают. Городские ж.

— Зато я знаю — Невелис задумался — Цзы, вызови ко мне Налича и возьми кого-нибудь для сопровождения. Я сейчас составлю сообщение.

— Если вам куда то надо сходить, возьмите Риста — кивнул старик в сторону пацана лет четырнадцати — Он тут каждую тропку наизусть знает.

Невелис подумал и кивнул головой, хотя в обычные времена ни в коем случае не стал бы рисковать жизнью ребенка. Но сейчас просто сидеть здесь, уже являлось смертельной опасностью.



— Капитан, а не пахнет ли подобное авантюрой? — командир второго отделения Бурхан Ким озабоченно смотрел на Ллойда. До войны он служил в полиции и поэтому привык к определенному порядку.

— Не пахнет — отрубил командир. Ему нравился план Невелиса, да и сам он нравился все больше. Этот человек готов воевать и ему плевать на стоны и вопли сдавшихся заранее. Да и иначе, зачем они тогда вообще опускались на эту планету? Гонять местные чаи и блудить с фермерскими дочками?

— Судя по полученной информации, колонисты и здесь наследили — командир первого отделения, и заместитель Ллойда лейтенант Манн внимательно смотрел на экран большого командирского планшета.

— Я думаю, Урды захлебнулись в завоеванном, именно поэтому используют как силы предателей колонистов, так и местных коллаборационистов. В большом мире сложно контролировать всех выживших. Да и люди здесь не такие мягкотелые, отмечены попытки сопротивления. Вот на этом моменте и можно сыграть.

— Я согласен с вами, капитан, пора начать воевать по нашим правилам — Манн кивнул головой.



День, как назло, выдался ярким и солнечным, запоздалые волны тепла вливались в долину. Теплый ветерок вился среди рыжей и золотистой листвы, подхватывая падающие листья и кружа их над землей.

Невелис, конечно же, предпочел бы дождь и полумрак, но пришлось работать с этим. Сам он устроился на невысоком холме, откуда отлично просматривался перекресток местной грунтовки с грузовой бетонкой.

На магистрали еще стояли целыми столбики контроля для автоматических грузовозов. Именно в этом месте патрули ловцов сворачивали налево.

Думали диверсанты недолго. Получив добро от Ллойда, а также пару опытных разведчиков в помощь, сержант тут же начал готовиться к организации засады. Все действия стоило не раз продумать и сто раз проверить. Хотя как бы ты не готовился, все-равно где-нибудь всегда найдется слабина. Никогда ничего не идет по тщательно составленному плану. Искусство войны не в том, что четко ему следовать, а чтобы действовать на успех и мешать быть успешным противнику. Поэтому импровизация всегда поощрялась, соответственно в пределах разумного.



Все вышло совсем просто. Два странных самодвижущихся агрегата в определенное время свернули с основной бетонной дороги на грунтовку, ведущую к заброшенному карьеру. Кары патруля были больше похожи на два сплюснутых сверху обруча. Сам этот обруч и крутился, являясь ходовой частью интересного на вид агрегата. Внизу же была устроено подобие кабины, чуть впереди водитель и два стрелка чуть сзади, сидели они спиной друг к другу, контролируя все пространство. Никакой защиты на кабине не было, поэтому забрала шлемов у всех опущены. Патрульные снизили скорость перед небольшим пригорком. Они совершенно не обратили внимания на кочки у подножия первого пригорка. Их тут много, трава покрыта слоем пыли, как и все вокруг дороги. Лето было жарким и сухим.

В небольшой ямке, под одной из кочек лежал сам сержант Невелис. Дно укрытия было устлано термоизолирующим материалом, но все равно от земли стыло тянуло холодом. Лежать, так, скрючившись, было ужасно неудобно. Но лучше страдать от чего-либо, чем вообще не страдать. Выданные перед отправкой специальные накидки совершенно скрывали человека, как от взгляда, так и специальных приборов. «Наверное, наши ученые постарались, получив накидки от погибшего отряда диверсантов на той станции» — подумал Брин. Хорошее, в общем-то, подспорье в их рейде. А сейчас он терпеливо ждал, когда один из каров поравняется с его укрытием.

Он рассчитал правильно: внимание водителей было обращено вперед, на пригорок. Как и взгляды стрелков. Именно оттуда можно было ожидать вероятного противника, из «мертвой зоны». Но опасность пришла из неприметной кочки. Невелис аккуратно нажал скобу и в плечо мягко ударил пластиковый приклад «ударника», инерционного несмертоносного оружия, чаще всего применяемого в прошлом полицией.

Тут же задний «обруч» завилял, откуда-то сзади прошелестела «звезда» из лазерной винтовки и ударила уже в переднюю машину. Ярко вспыхнуло пламя, и отчетливо слышно заработали импульсные карабины диверсантов. Патрульные ничего не успели сделать. Невелис уже выскочил из укрытия, рядом с ним встал, защищая спину, Бачин. Сержант успел пригвоздить к земле поднимавшегося стрелка из второй машины и отдал команду «прекратить огонь». К дороге живо бежали остальные бойцы.

— Что у нас? — Невелис начал успокаиваться, выброс адреналина в его возрасте — не самый полезный вариант оздоровления организма.

— Кэп — круглая физиономия Бочили аж светилась, все-таки первый реальный бой у пацана — на переднем каре все готовы.

— А тут? — Невелис посмотрел на Налича.

— Двое живы, третий умудрился при падении сломать шею.

— Черт! — выругался Брин — Ну и то хлеб. Грузите быстро всех в грузовик! Тройка Налича, заметайте следы.

— Есть, командир.

В ответе сквозила долька уважения. План сработал на все сто, чисто, как на полигоне. Не рискуя понапрасну, диверсанты уничтожили первый кар с экипажем, но постарались оглушить и взять в плен остальных.



— Что это? — Невелис рассматривал странную гнутую трубку из пластика.

— Из таких штук они пробивают стены — угрюмо пробормотал Ист.

Они опять находились в подвале и изучали трофеи. Все, хоть как-то напоминающее приборы связи было сразу же уничтожено, а затем вместе с трупами и останками каров скинуто в глубокую вентиляционную шахту. Уса успел смотаться туда на своем спрятанном грузовике, успел до пролета дежурного зонда.

— Странный язык — Налич изучал содержимое информкристалла — Чем-то напоминает диалект планеты.

Канада. Бывал я в тех местах.

— Канада находилась рядом с тем местом, откуда родом эти проклятые колонисты — Ист стал еще мрачнее — Значит, все эти слухи были реальны.

— Ты о чем, старик? — Налич поднял глаза от планшета.

— У нас существует собственное предание о предках и о Земле.

— Ты имеешь в виду нашу планету прародительницу? — заинтересовался Невелис.

— Да, наши предки и эти колонисты именно оттуда.

— Сами колонисты утверждали иное.

— А ты теперь им веришь?

— Нет, конечно же — сержант отвернулся — Что там?

— Командир, они очухались.

— Налич, со мной.

Старик схватил Невелиса за плечо.

— Я могу вам помочь.

Брин посмотрел в глаза крепкого старика, подумал и кивнул головой.



— Проклятые фермеры! — худощавый черноволосый патрульный бился на стуле. Он был крепко связан, только кляп вынут изо рта.

— Так ты не хочешь отвечать? — Невелис внимательно смотрел на допрашиваемого, ему надо было принять решение.

— Да пошли вы! Вы уже трупы! Лучше выпустите нас по-хорошему. Деревенщина проклятая!

— Понятно — сержант принял решение — Деуш, пристрели его.

— Что командир?

— Я приказал тебе пристрелить этого ублюдка!

Взгляд командира не сулил ничего хорошего для подчиненного, от него не холодом, а настоящим морозом разило. Налич знал, на что шел, поэтому достал маленький импульсник и аккуратно выстрелил в голову заголосившего «недеревенщины».

— Ну, а как ты? — Брин перевел взгляд на дородного, более взрослого мужчину. Тот только энергично закивал головой, продолжая что-то мычать.

— Деуш, вынь кляп.

Невелис уселся напротив последнего взятого в плен патрульного и холодно смотрел на него. Тот попытался поежиться, но у связанного это плохо получалось. Взгляд у сержанта был не злой, не испепеляющий, а как будто рассматривающий некоего противного насекомого.

— Кто ты, и кто твои люди? Отвечай все четко и по делу. Будешь врать, будем отрезать тебе пальцы, нос, уши.

Пленный мелко задрожал, но отвечать живо начал.

— Я, Рис Баути. А это были мои люди. Патруль зет, мы через день патрулировали этот район.

— Откуда ты?

— Планета Шакалака. Мы прилетели сюда строить завод металлических конструкций.

— И что дальше?

— Можно воды? Спасибо — Баути немного расслабился, сразу убивать его не хотели — Когда пришли У урдс.

— Кто это?

— Мы так называем Урдов, вернее так называют их наследники.

— Кто, кто?

— Вы их называете колонистами.

— Вот как? — оживился Ист — И что они наследовали?

— Говорят, что Землю — увидев удивленные лица фермеров, он скороговоркой пояснил — Я подробностей не знаю, я обычный патрульный.

— И откуда ты такой обычный на нашу голову взялся? — потер подбородок Невелис.

Дальнейший допрос прояснил многое. Этот Баути, как большая часть прислужников, которые служили на захватчиков, до войны работал на строительстве. С приходом Урдов многие из приезжих согласились служить чем-то вроде новой полиции. Они устраивали облавы на местных жителей, сортировали их, отправляли на станции зачистки, смотрели за порядком и участвовали в загородных патрулях. Непосредственно этим сбродом управляли колонисты. И если патрульных держали в «черном теле», кормили еле как, то колонисты являлись «белой костью» в иерархии предателей. Самих Урдов на планете было немного, Баути видел за всю службу всего троих.

— Куда они девают жителей?

— Точно не знаю.

— Не врать! — сержант хорошенько врезать предателю под дых. Тот закашлялся и, дрожа всем телом, начал отвечать.

— Мы отделяли детей постарше и молодых девушек. Потом их куда-то увозили. А остальные… их на станцию зачистки.

— Что там с ними делали?

— Убивали. Я не видел тел. Там все автоматизировано. Эти станции у Урды привезли.

— Вот… уки! — Невелис стукнул кулаком по деревянному столбу — Деуш, уведи его.

Баути задрожал и начал кричать.

— Вы обещали мне жизнь!

— Иди давай — боец приподнял пленного за шиворот и поволок в соседнюю комнату.



— Надо бы увезти трупы — Невелис взглянул на старика.

— Не успеем — Ист покачал головой — скоро зонд, трупы не успеют остыть. Пусть полежат в леднике, мы переживем такое соседство.

— Ладно — Брин был совершенно выжат жестким допросом, новости оказались неутешительными — пойдем, выпьем чего-нибудь.

— Подожди — старик подошел вплотную к солдату — Скажи мне одно, зачем этим чужакам наши дети?

— Точно не знаю — Невелис задумался — Ходили слухи, что они проводят генные эксперименты. Во втором третьем поколении из людей можно сделать послушных рабов. Сам подумай, кто будет работать на всех этих планетах?

— Это же…. Несколько десятилетий — старик был поражен.

— Эти твари живут будущим. Похоже у них далеко идущие планы на наше наследие.

— Понятно — Ист не опустил голову, в глазах засверкал огонек — Наследие им наше понадобилось. Пусть сначала попробуют его отобрать.

Невелис захохотал, стукнув старика по крепкому плечу.

— С такими бойцами это сделать им будет непросто.



Невелис поднял глаза, по лестнице спускался Цзы.

— Ну, как?

— Они получили послание, командир. Через три часа будет ответ.

— Понятно. Садись за стол, пиво будешь?

Связист молча кивнул, пиво у фермеров было вкусным, как остальная еда и питье.

— Значит, решено — сержант наклонился над планшетом — действуем по плану.

— Командир — обратился к Невелису капрал Налич — а если капитан будет против?

— Против чего? Против уникального шанса взять в плен колониста? Это вряд ли. Да и — Брин оглядел всех присутствующих — Мы в дальнем рейде, и мы автономная группа, поэтому можем принимать самостоятельные решения. Предполагаемые места для встречи мы им послали. Так?

— Вообще то так, командир — капрал был хмур — но ты Брин сам понимаешь, в армии инициатива не всегда приветствуется.

— Капрал! — Невелис повысил голос — Это война, тут многое сменилось, и пора бы это понять всем. У нас позади нет удобного тыла, у нас нет привычной в той жизни правильной армии. А есть они и есть мы. И кто кого, решать будем именно мы. Настала пора навязать собственное видение войны. Старые методы ведения боя полностью проиграли, так что думаем, господа, думаем!

Сидевший напротив Ист довольно кивнул головой.

— Придется сразу уходить — Дачин почесал щетинистый подбородок — а тут столько сего остается.

Он кивнул головой в сторону тюков и ящиков, занимавших почти все пространства подвала.

— Мы может многое вывезти — влез в разговор немногословный Уса — У нас имеется грузовик, прицеп.

Невелис задумался — А вы там пройдете?

— Мы, пройдем — уверенно ответил за племянника Ист — Я возьму детей и технику. Мы уйдем сразу после ночного зонда, успеем доехать до безопасной зоны.

— Там есть где спрятаться?

— Есть — хитро глянул старик.

— Ну, тогда заметано. А мы успеем загрузиться?

— Сейчас перегоним грузовик под навес и укроем вашей маскировкой, из подвала туда прямой выход.

— Хорошо. Налич, обеспечь загрузку. Цзы, возьми у Иста запасные координаты их убежища. Бочили и Рива, после пролета зонда выдвигайтесь на позиции. Бусов, готовь трофеи. Вопросы есть?



Они все-таки подловили спасательную команду врага. Подловили на их приверженности к повторению собственных действий. Невелис не зря так дотошно расспрашивал пленного и фермеров о тактике действий вражеских патрулей. Сверив эти показания с полученными данными от разведчиков флота, он и составил в итоге победный план.

Кары противника вынырнули неожиданно для людей сидящих в засаде. Впереди, находясь в ста метрах от основной колонны, несся «обруч». За ним пылили две серьезные на вид машины. Композитная, чешуйчатая броня, сверху хищно взирали на мир патрубки мощных излучателей. За полчаса до этой колонны над территорией пролетел внеплановый зонд, имевший ко всему прочему неплохую защиту от пеленгации. Имея обычное оборудование, разведчики вряд ли бы его увидели. Замыкал колонну все тот же «обруч».

Невелис сыграл на обычных человеческих привычках. Ни предатели из приезжих, ни колонисты не были готовы к грамотному действию настоящей армейской диверсионной группы, поэтому и их тактика была построена на противодействии обычным местным «партизанам» фермерам.

Первым сработали достаточно мощные для засады лучевые переносные орудия. Не зря они тащили тяжелые батареи к ним. Стрелки Бочили и Рива сработали на отлично. Их позиция была хорошо замаскирована под разлапистым деревом, росшим на вершине холма в стандартном километре от дороги. Здесь очень помогли новые «накидки», их расчет остался незамеченным. Стреляли они веером, три мощных лучевых заряда ударили по передней части колонны. Как раз передовой «обруч» притормозил у развилки.

Один из зарядов проделал огромную дыру в броневике, сразу зажарив весь экипаж. Оттуда повалил черный чадящий дым. Попало и «обручу», его буквально смяло, как кусок ненужной бумаги. Понятно, что и от троих бойцов, там расположенных остались только воспоминания. Второй броневик среагировал молниеносно, прибавив скорости, он резко в повороте выскочил с дороги и ушел за небольшой пригорок. Что, в общем-то, правильно, спрятаться в укрытие. Стрелки там сидели опытные, они успели полоснуть в сторону холма из излучателей, буквально через секунду туда же ушла ракета. Только стрелков наверху уже не было, сразу после открытия огня, они ушли на левый склон, по заранее подготовленному спуску.

Ну а «спасательную команду» ждали сюрпризы. Место укрытия оказалось банальной ловушкой. Не успел экипаж броневика выскочить из машины и занять круговую оборону, как сработали выставленные заранее простейшие противопехотные мины. Их вчера вечером буквально на коленках сделал Налич с Бейба. Сразу же после взрыва из кустарника выскочили остальные диверсанты.

Невелис закашлялся, дым от горящей техники стелился прямо над землей. Утреннее солнце хорошо прогрело землю и из-под боевого шлема градом катился пот. А может, просто не надо был пить вчера столько пива?

Сопротивления оказано почти не было. Только один из лежащих врагов смог приподняться и полоснул из излучателя. Сержант почувствовал обжигающую волну рядом с правой щекой и влепил в сторону противника пару импульсных зарядов. Скрюченного в последнем порыве бойца разорвало пополам. Сработали еще несколько импульсников ближнего боя. Противодействия больше не наблюдалось, и они припустили вперед. Неожиданно на бронированной машине закрутилась башня и бегущий впереди Дачин влепил дымовую гранату прямо в открытый люк броневика. Вскоре оттуда отчаянно кашляя, вывалились два тела. Вот и пригодились полицейские гранаты.

Больше книг на сайте - Knigolub.net

— Не стрелять! — громко скомандовал Невелис и осторожно подошел к лежащим телам — Этих взять!

Он указал на сбросивших шлемы членов экипажа, которые с красными слезящимися глазами ползали у броневика. Им тут же оказали помощь, промыли водой глаза и вкололи антидот.

— Есть еще живые? — сержант оглянулся, бой произошел слишком быстро, его бойцы еще не отошли от мощного вброса адреналина и выглядели несколько шальными — Обыскать всех, Налич, проверь машину, Цзы, связь с фермой! Дачин, со мной.

Раздав ЦУ, то есть самые правильные и ценные руководящие указания, он подошел к все еще лежащим членам экипажа. Так и есть! Они оба из колонистов. Один чернокожий, со странными надутыми губами и плоским носом, второй белобрысый, молодой и крепкий парень. Он уже пришел в себя и злобно зыркает красными глазами на диверсантов.

— Годится — Невелис удовлетворенно кивнул — Дачин, упакуй обоих.

Рядовой мудрствовать не стал, вколол обоим колонистам дозу, которая вырубила их на пару часов, затем спеленал и накрыл холщовыми мешками.

Из остальных бойцов противника живыми оставались еще трое. Два из экипажа броневика, им хорошенько досталось, и они были явно не жильцы. Невелис осмотрел их, попытался допросить, затем без сожаления застрелил. Эти люди безжалостно уничтожали население этой планеты, какая к ним может быть жалость? Третий же оказался водителем заднего «обруча». Его защитил мотор и ему только порвало правую ногу.

— Ты из патруля? — Невелис задал вопрос.

— Да, суки, вколите хоть обезболивающее — нагло ответил пленный.

— Ты, видимо, не понял — Невелис ударил по раненой ноге ботинком — Вопрос не в том, будешь ли ты жить, а в том, как долго ты будешь умирать.

Прочитав в глазах сержанта свой приговор, пленный сразу стух, как будто из воздушного шарика выпустили воздух.

— Нет, я водитель на базе У Урдов. Нас вчера вечером по тревоге подняли. Свободных людей не хватает.

— Вяжите — Невелис кивнул Дачину, этот предатель может пригодиться — Все собрали? Цзы, командуй отход.

Через минуту они садились в захваченные вчера «обручи» и странный трехколесный транспорт Уса. У «обручей» по внешней стороне и в самом деле крутилось что-то наподобие гусеницы, из странного мягкого силикона. Поэтому двигаться на таком транспорте оказалось на странность достаточной комфортно. Бусов быстро освоил новую технику и уверенно вел передний «обруч». Рядом с ним примостился Уса, показывая дорогу. Следом пылила на вид неказистая, но удобная в управлении трехколесная колымага фермеров, таща позади небольшой прицеп. На нем сидел сам Невелис, уставившийся в планкарту планшета, почти все бойцы его отделения, а также трое пленных. В прицепе везли припасы и трофейное оружие. С ним еще надо было разобраться. Не стоило вот так сразу использовать его в бою. Секунда замешательства с незнакомым прибором может стоить бойцу жизни.

На заднем «обруче» двигались Налич и Бейба, их задачей было оставлять «грамотные» следы для следующей поисковой партии. Понятно, что же, что Урды не смогут просто так оставить пропажу двух боевых групп и организуют в этот раз более активные поиски, задействуя больше сил и техники. Ну что ж, кое-что интересное они точно обнаружат.



— Куда они? — сидевший за рулем Рива удивленно смотрел вперед.

— Давай, за ними — пробормотал Невелис. Радиосвязью они не пользовались вообще, очень неудобно, но зато безопасно. Из-за этого обстоятельства будут проблемы с поиском остального диверсионного отряда. Капитан Ллойд вчера ответил, но точную точку встречи так и не отметил. Да ладно, им в «автономном плавании» и так пока катит.

После неожиданного поворота они оказались у входа в ущелье. Высокие белые скалы придвинулись друг к другу и вскоре почти закрыли небо густой порослью. Вскоре передний «обруч» исчез из поля зрения. Рива удивленно хмыкнул, но двинул машину в том направлении. Скалы немного раздвинулись и показался низкий проход, незаметно перешедший в подземный ход. Люди сразу же накинули щитки и включили «ночное зрение». Впереди тихо светился «обруч», показывая дорогу. Стены подземелья то сдвигались, то расступались, но потолок висел все также низко, вылизанный некогда бушующими подземными водами.

Невелис раздвинул губы в улыбке, хитрованы эти фермеры еще те. Ведь ни одним слово не обмолвились об этом проходе под горами, не обозначенном ни на одной карте.

Через полчаса езды они въехали в небольшую зеленую долину, где их уже ждали.



— Макрус, а ты совсем не изменился, как был болваном, так и остался. Вечно тебя спасать приходится — Невелис с удовольствием наблюдал недоумение, перешедшее затем в изумление, читающееся на широком лице рослого и плечистого мужчины. Он стоял особняком в группе встречающих их мужчин, обвешанных разнообразным оружием.

— Ты откуда знаешь мое детское прозвище? — затем, осознав обидные слова, и покраснев лицом, он добавил — И никому здесь не позволено обзывать меня болваном!

— Хочешь ответить мне? — Невелис стал расстегивать боевую кирасу и сбрасывать наземь оружие.

— Как скажешь — Макрус также расстегнул пояс.

Бойцы с недоумением смотрели на командира. А встречающие спокойно раздвинулись, образовав небольшую площадку. Видимо крепкая мужская драка была здесь делом обычным. Только Ист спрятал улыбку в густых седеющих усах. Налич, грамотно рассудив, что командир всегда прав, отправил две двойки на создание периметра, а сам с любопытством начал наблюдать за ристалищам.

Сходившиеся борцы не стали умничать и сразу бросились друг на друга. Местный был на голову выше и шире плечами, поэтому захотел сразу задавить массой. Но Невелис оказался ловчее, избежал крепкого захвата, сам попытался вывернуть противнику руку. Затем на него обрушился мощный удар, правда задел чуть-чуть, сержант успел увернуться и сам выбросить руку. Макрус тоже был не лыком шит, сумел увернуться и снова наброситься на противника с кулаками. Последующее удивило всех: Невелис вплотную придвинулся к фермеру, не давая тому махать кулаками, затем поднырнул, и перевалил мощное тело противника через себя. Бросившийся в атаку Макрус такой подлянки не ожидал и всей своей тушей грохнулся на мелкие камни, подняв целое облако пыли.

Через некоторое время здоровяк ошеломленно поднялся и изумленно уставился на сержанта.

— Не может быть! Мы считали тебя погибшим. Росомаха, ты?

— А кто еще поведется на такой бросок, толстый ты болван.

Они бросились друг друга, обнимаясь и постукивая по плечам. От мощного объятия старого друга Невелис только покрякивал.

— Ну конечно, кто бы еще смог так нагреть «костлявых»? — Макрус отодвинулся и с интересом разглядывал детского приятеля — А мы ведь знали, что ты в армию ушел. Потом пошли слухи, что погиб на Антаресе.

— Меня ранило, полгода по курортам отлеживался — Невелис непривычно для него ярко улыбался. Видимо воспоминания детства согрели и его душу.



— Ты к нам как вообще, надолго? — нынешние заботы разом пригасили улыбку фермера.

— Как получится — уклончиво ответил Невелис — Макрус.

— Я здесь не Макрус, друг. Я Дан — мужчина обвел руками — в этой долине я командую сопротивлением «костлявым».

— Это вы так Урдов зовете?

— Ага. Тощие они, кости только торчат.

— Вы их видели? — сержант с любопытством уставился на друга.

— И не только видели! — Дан стукнул Брина по плечу.

— Вот узнаю теперь старого болвана — Невелис захохотал — Куда нам теперь? Там — он кивнул в сторону фермерского транспорта — несколько пленных и трофеи.

— Варде — Дан кивнул молодому высокому парню — покажи дорогу гостям. И скажи там, чтобы накормили, напоили и… прочее. А ты, старая Росомаха, пойдешь со мной!



— Интересно выходит. Значит, нас списали — Дан восседал за основательным столом из деревянных плах и мрачно уставился в большую кружку.

— Как-то так — настроение у Невелиса также упало.

— Там — Дан кивнул головой наверх — вообще что-нибудь думают?

— Хочешь правду, боец?

— Говори.

— Мы проигрываем, Макрус. Вернее в таком формате война уже проиграна.

— Проиграна, говоришь — Дан мрачно взглянул на друга детства — А какого тогда черта ты сюда явился?

— Хочешь, отвечу честно — он смотрел прямо в глаза хозяина — Умирать.

Видимо подобный ответ никак не ожидался, ответное молчание сильно затянулось. Затем Дан ударил мощным кулаком по столу и буквально зарычал.

— Умирать! Умирать, сукин ты сын! А что я скажу моим людям? Тем, кто увел сюда остатки своих семей, тем, кто сбежал из городов, вырвался с лагерей? Им что, тоже умирать?

— Макрус! — Невелис встал с грубой скамьи — Ты что от меня хочешь? Я уже был в отставке, когда эта проклятая война началась. Через нас шли тысячи беженцев, ты даже не представляешь сколько я ужасов тогда наслушался. Мой напарник погиб, когда эти проклятые колонисты напали на разведчиков. Они пользовались «тенями», я чудом тогда выжил. Я знаю, что не в силах переломить ход войны, не в силах победить этих проклятых Урдов. Но в моих силах хотя бы умереть человеком, несломленным человеком.

Дан уставился на бывшего друга, ставшего военным и многое повидавшим, и примирительно проговорил.

— Вот теперь узнаю Росомаху, никогда не сдававшегося, не смотря ни на что. Садись, выпей еще.

— Больше не буду — Невелис отодвинул кружку — Нам надо допросить колонистов.

— У тебя есть колонисты? — хищная улыбка фермера не сулила тем ничего хорошего — Тогда я с тобой.



Первым начали с пленного водителя из патруля. Из нового и полезного у того были только сведения о порядках на внутренних базах. При допросе его совершенно не жалели. Дан привел здорового парня у которого на глазах патрульные убили всю семью, поэтому пленному было не позавидовать. Кровь хлестала на весь отсек. За происходящей экзекуцией наблюдали оба колониста.

— Хватит — остановил здоровяка сержант — На нем места живого не осталось.

— Этого еще мало — глаза фермера налились красным, жилы набрякли.

— Он все рассказал, подари ему смерть, мы же не звери.

Мужчина громко засопел, но кивком головы выразил согласие, одно касание ножом и пленный враг навсегда покинул этот мир.

Невелис обернулся к колонистам — Подобное благодушие к вам не относится. Разве что вы нам не принесете излишних хлопот.

Белобрысый пленник только зло сплюнул, но чернокожий мелко задрожал, губы его тряслись.

— Я все расскажу, только не мучайте меня.

— Черная неблагодарная собака! — завопил сразу блондин — Не зря мои предки держали твоих на положении рабов. У..аааа!

Невелис кивнул головой и нож Дана начал свой кровавый путь в теле наглого колониста.

— Ну, ка — сержант присел напротив чернокожего колониста — расскажи про ваших предков, почему вас называют избранные.

— Можно воды — попросил чернокожий и, сделав хороший глоток из фляги, начал говорить — Я не сильно разбираюсь в истории, это вот эти умники — он кивнул в сторону напарника — из старинных кланов с детства заучивают свои родословные. Проклятые ублюдки! Мы просто хотели сыто жить и пользоваться удовольствиями. Зачем нам эта гребаная война!

— Давай по делу.

— Ну, если коротко….Вы и мы происходим с планеты Земля. Когда-то давно ваши предки столкнулись с трудностями и сбежали оттуда. А наши остались и стали первыми лицами на планете. Поэтому наш род и называют избранными.

— Ты лжешь! — неожиданно в круге света появился старый Ист. Гневно махая руками, он прокричал — Мы ушли к звездам добровольно, раздвигая горизонты человечества. Мы создали новые многочисленные форпосты цивилизации! А вы остались грабить общее наследие человечества. Ваш проклятый Западный блок всегда был славен своими злодеяниями и беспринципностью. Вы только жрали и тратили бездумно ресурсы, наживаясь на чужих народах. Вот и сюда вы принесли зло.

— Замолчи, старый жрец! — неожиданно в разговор вступил белобрысый — Нам было предназначено править! А ваши предки просто не могли согласиться с этим, и поэтому сбежали.

— Дурак, они просто ушли, дав человечеству шанс. А вы не смогли толком использовать оставшееся богатство, поэтому вам и пришлось, в конце концов, сбежать из родимого дома — старик махнул рукой.

— А ведь Ист прав — Дан кровожадно смотрел на большой нож — Эти твари гадят везде, где появляются.

— И ты прав, друг — сержант подошел к блондину и поднял его подбородок — Ведь это именно вы и привели Урдов к нам. Разве не так?

— Что! — одновременно закричали местные и присутствующие при допросе Налич и связист, глаза Дана буквально заполыхали диким огнем.

— Стоять! — Невелис встал между ними и пленным — Я и так вам много сказал. Если у кого не хватает нервов, покиньте помещение. В конце концов, я здесь старший по званию.

Дан тяжело дышал, но смог взять себя в руки и жестом руки успокоил остальных. Допрос продолжился. Время от времени командир повстанцев умело работал ножиком, в подземном отсеке раздавались дикие крики наглого блондина, а его чернокожий собрат все охотней и охотней вываливал информацию. К утру уже выдохлись все: и пленные, и их палачи. Да и собранную информацию стоило хорошенько обдумать.



— Давай еще по одной — Дан налил из бутылки.

— Что это мы пьем такое? — крепкое спиртное все никак не брало организм, но внутри все-таки полегчало.

— Старинный рецепт, называется фруктовая водка.

— Неплоха — Невелис выпил махом стакан и закусил копченым мясом.

Они замолчали, им обоим было о чем подумать. Старый солдат все никак не мог вспомнить, расставил ли он своих людей в караулы, а предводитель местных фермеров угрюмо размышлял, сколько еще они смогут тут продержаться.

Невелис успел заметить в этом обширном подземном убежище много местных лиц, в основном это были женщины. Они с проснувшейся надеждой рассматривали людей в военной форме, осаживая малышей, все порывающихся схватить что-то из оружия. Молодые парни и совсем юнцы смотрели на военных со смесью восхищения и подозрения. Все лица мужского пола, да и большинство женщин, было вооружено разнообразным оружием, в основном охотничьим и полицейским. У выходов снаружи находились парные посты, кое-где можно было заметить технические сторожевые средства. На этой импровизированной базе соблюдался видимый порядок, но что-то такое висело в местном воздухе. Невелис не сразу понял, что это такое. Только сейчас, после нескольких рюмок местной выпивки он осознал: это дух уныния, безнадега. Именно она поселилась в сердцах этих людей, да и вообще во многих человеческих душах их цивилизации.



Он вспомнил последний разговор с сенатором.

— Макрус — Брин поднял глаза — знаешь такого сенатора Заруби?

Фермер поднял голову и задумался — Вроде помню его, крепкий такой старикан, из той когорты упертых парней, много не болтающих, а предпочитающих делать.

— Да, именно так. Это он собрал нашу группу, да и вообще много чего полезного успел сделать. Перед моим отъездом он спросил меня — Чувствую ли я это липкое ощущение безнадежности, охватившее множество людей.

— И что ты ответил? — в глазах старого друга блеснул откровенный интерес.

— А что уже нет, не чувствую. Так получилось, что буквально у меня на руках умерли парни, доставшие бесценную информацию для нас. Они знали, что шли на верную смерть. Их группа погибла вся. Не за себя, не за свои семьи. А за все человечество за всю нашу расу. И я тогда понял, что безнадега, это не выход, это не наше, не человеческое. Если бы люди пасовали перед всеми трудностями, то мы бы из пещер никогда не вылезли. Поэтому я уже не боюсь. Я не буду жалеть своих сил, своей крови, но я найду слабое место этих тварей, и я буду их уничтожать. И если все люди начнут поступать как я, то перед нами не будет преград.

Он замолчал, а Дан налил еще по одной дымчатого стекла рюмке и пробасил.

— Друг, у тебя всегда получалось найти правильные слова. Скажу откровенно: Они запали мне в душу. Ведь это именно то, что нам сейчас и надо. Давай, еще по одной и на боковую, сегодня будет сложный день.



Невелис шумно, с отфыркиванием мылся у подземного ручья, бьющего прямо из скалы. Рядом расположились женщины, устроившие незамысловатую стирку. Они с любопытством рассматривали немолодого, но еще крепкого мужчину. Брин ощутил несколько оценивающих взглядов, но вида не подал.

Мужское безразличие обычно заводит женщин больше комплиментов. А потом, позади появился Бочили и позвал его на совещание. Сержант, накидывая по пути воинскую сбрую, подошел к выходу. Стоявший на посту бородатый мужчина кивнул головой — Свободно.

Невелис зажмурил глаза и вышел наружу. Солнце уже близилось к закату, хорошо же он поспал! Скалы из красного песчаника становились от лучей закатного светила еще краснее, бросая в долину длинные тени. Этот долинный отрог сильно зарос кустарником, пришлось приложить усилия пробираясь по еле заметной тропе. Над ней висел полог защитной пленки, отражающей человеческое тепло. Правда, оставалось еще излучение оставляемое телом, поэтому шастать без лишнего дела снаружи не дозволялось. Охранника сержант чуть не проморгал, он был одет в трофейное «покрывало». Рядом с ним, в углублении сидел одетый в такое же маскировочное средство Рива, наблюдая обстановку в мощный полевой радар.

— Ну что у нас?

Капрал отвлекся от прибора и кивнул командиру.

— До обеда все как обычно, а сейчас залетали. Два внеплановых зонда, видать пропавшую группу ищут.

Невелис кивнул и просочился между двух каменных плит. Внутри стоял второй пост, держащий вход на мушке мощного стационарного излучателя. В этом подземном отсеке хранились боеприпасы и находился «штаб».

— Вас ждут, второй поворот налево — старший патрульный был бородат, как и большинство местных. И правильно зачем тратить воду и мыло на бритье. «То же что ли бородку завести?» — задумчиво провел по щетинистому подбородку Невелис.



Округлый грот, где был расположен сам «штаб» оказался ярко освещен и набит людьми. Стоявший у входа Бочили молодцевато вытянулся и громко крикнул — Командир в отсеке!

Люди сержанта также вытянулись и даже козырнули, восстановленный недавно древний обычай стал быстро популярен. Бойцы махали рукой когда надо и когда не надо. В группе Невелиса не придерживались особых формальных правил военного устава, но здесь видимо решили щегольнуть перед гражданскими. Фермеры также попытались сделать что-то наподобие уставной стойки, несколько человек даже приложили руки в шляпам. Чуткий глаз сержанта отметил их особо.

— Как здоровье? — Дан широко улыбался. Бессонная ночь, казалось, совершенно не коснулась его лица.

— Нормально — крепко пожал руку Невелис и кивнул в сторону стола — у нас тут что-то вроде военного совета.

— Да?

Командир отделения оглядел присутствующих и начал непростой разговор.

— Макрус — на возражающий взгляд он предостерегающе поднял ладонь — отныне это твой позывной. Меня зовите сержант. Так вот Макрус, сколько у тебя сейчас бойцов?

Мужчина задумался ненадолго и выдал в присущей этой планете старинной манере — Около сорока штыков.

— А если подумать?

— Человек пятнадцать, считая меня.

— А если хорошо подумать? — Невелис смотрел твердо, ему нужна была правда.

— Я, мой сын и еще пара человек — вздохнул тяжело Дан — Я десять лет служил рейнджером, проходил ежегодные сборы в лагере резервистов, сына тоже всему научил. Есть еще один парень-рейнджер и полицейский из города.

— Хорошо — коротко кивнул сержант — Налич, Бочили, Дачин, соберите всех их бойцов, выясните — кто что может, разбейте на боевые тройки и начинайте курс молодого бойца. Бейба, перенеси на мой планшет схему гротов и подъездов, обозначь опасные направления, и вообще выясни как тут с запасами. Бусов, на тебе соответственно местный транспорт. Все понятно? Выполнять! Макрус, здесь остаются твой заместитель по боевой, и специалист по тылу, или кто там у тебя. Остальные пусть займутся делом.



Подождав, когда все разойдутся, Невелис присел за стол и не успел поднять руку, как в ней оказалась кружка с горячим напитком.

— Куриский чай? — изумленно констатировал он и, игнорируя недовольный взгляд старого друга, принялся рассматривать данные на своем рабочем планшете.

— Так и будем молчать? Ты зачем людей разогнал? Они просто хотели приветствовать тебя.

Брин поднял глаза и холодно уставился на мужчину.

— Затем, что вообще то на повестке дня у нас война. Ты не забыл?

— Ах, вот ты как?

— Как? А этот тут зачем — он кивнул в сторону Иста, теребящего седую бородку.

Дан вздохнул, не просто привыкнуть, что ты теперь тут не первый.

— Старик тут на правах главы гражданской администрации.

— Что? — кружка с чаем застыла на полпути.

— Я в этих краях депутат в собрании — коротко пояснил Ист — если у нас военный совет, то обязаны присутствовать лица осуществляющие полицейский надзор территории и представитель местной власти.

Сержант коротко хмыкнул, но возражать не стал.

— Полицейский, это ты? — кивнул он серьезному мужику с коротким ежиком рыжих волос.

— Да, сержант. Капрал Изоф, Отряд быстрого реагирования — коротко представился тот.

— А это, как я понял, твой заместитель? — кивнул Брин в сторону черноволосого мордоворота.

— Так точно, сержант! — тот подскочил с места, выявив немалый рост — Рядовой Коскен!

Невелис только крякнул.

— Он у нас спец по оружию — пояснил Макрус — а это мой сын Рос. Он у меня кто-то вроде порученца, пусть тоже посидит, ума разума наберется.

Сержант молча осмотрел высокого парня с вислыми по последней моде пшеничными усами. Глаза и нос отца, но выше и шире в плечах. Планета что ли у них такая, что все вверх лезут?

— Ладно, пусть остается. Молодежь учить надо. Парни, а что у вас тут такое было то раньше? Рейнджеры, отряд быстрого реагирования.

— Ах, это — Дан усмехнулся — так планета у нас простая, народ тоже, всяко бывало. Да и приезжих браконьеров стало в последнее время много. Хотя — он помрачнел — это уже в прошлом.

— Тогда перейдем к делу. Пропавшие патрули ищут?

— Ищут — сразу же откликнулся Коскен — число зондов увеличилось раза в три, даже флайер пилотируемый пролетал. Поиски сейчас сдвинулись в наш район.

— Понятно — Невелис повернулся к Цзы. Как самого опытного кадрового бойца он оставил его на совещании.

— Что у нас по связи?

— Наши в обозначенное время не отозвались. Потом мы свернулись, наверху стало опасно.

— Плохо, что у нас против птичек ничего нет — задумался сержант.

— Почему нет? — заместитель Макруса живо вскочил и куда то выскочил. Буквально через пару минут он плюхнул на стол продолговатый ящик в армейской маскировочной окраске.

— Ни фига себе! — Цзы не смог удержаться и сразу открыл его — Это же тригонал!

Невелис присвистнул, тригональная гравитационная ракетная пусковая установка, новейшая разработка военных.

— И откуда это у вас? — уставился он на Кроскена. Тот покраснел и пожал плечами.

— Упала с неба — на недоуменный взгляд старого друга Дан сделал короткое пояснение, не любили в здешних краях бросаться словами — В горах нашли разбитый контейнер. Видимо наши резервисты что-то пытались сделать.

— Еще что есть?

— Два контейнера с ракетами к этому — Кроскен кивнул на ящик — коробка с армейским рационом, одежда и какая-то маскировочная конструкция.

— Что-что?

— Вот это — крепыш кинул на стол пластиковую ленту.

— Охренеть! — Невелис схватился за голову — Цзы, этим деревенским пижонам досталось «Покрывало».

— Это что-то вроде наших «накидок»?

— Ага — кивнул головой сержант — только ею можно целый лагерь накрыть. Вызови ка ко мне Бейбу, пусть займется делом — затем он повернулся к местным — А вы мне пока расскажете, как ведут в подобных случаях наши старые знакомые.



К концу дня в голове кадрового сержанта отчасти сложилась общая картина. Сильно она не радовала, но некоторые зацепки для дальнейших действия уже имелись.

— Здоровый у тебя, однако, парень, я и не знал — он кивнул в сторону Роса — И много еще я не знаю?

— Есть еще один. Пока малец, сидит в гротах. А вот жену похоронил четыре года назад, попала зимой в бурю.

Дан помрачнел лицом, а Невелис произнес дежурную фразу соболезнований.

— Да пребудет она в лоне Матери.

— Да пребудет — Дан плеснул себе местного пива и добавил — Я вот думаю, а может это и к лучшему. Во всяком случае, ее не мучит язва неизвестности и уныния. А ты как, все бобылем?

— Нет, был женат, есть дочка.

— Где они? — вопрос со стороны чужого человека в нынешние времена невежливый.

— Может и быть здесь, у прабабушки.

— На той стороне хребта? — мужчина задумался — Питаешь все-таки надежду?

— Честно говоря, не очень — Брин скривился, как от зубной боли, а старый друг, положа ему руку на плечо, тихо добавил.

— Куда мы все без надежды то.

Неожиданно со стороны входа послышался шум и в помещение столовой ввалился тучный, волосатый мужик.

— Эй, Дан! Что за нафиг тут происходит? Меня без пароля не хотели пускать. И что за люди тут у нас командуют? Где они были, когда я со своими парнями в городе отстреливался. Пошли к черту!

— Марк — Макрус скривился — ну какого черта ты шум развел?

— Марк — удивленно спросил Невелис — Марк толстяк?

— Это кто это тут толстяк? — здоровяк неожиданно легко для своего веса развернулся, на лице читались явно нехорошие намерения, но тут его взгляд уперся в насмешливую ухмылку Дана.

— А ты чего лыбишься? И кто этот хрен в военном камуфляже?

— Память у тебя у что-то короткая, Марк — глава отряда местных уже откровенно лыбился.

— Да, Макрус, за эти годы он так и не научился хорошим манерам.

Толстяк изумленно уставился на сержанта и выдохнул — Черт возьми! Это ты Росомаха?

— А кто еще, старый оболтус.

Объятия у Марка оказались под стать медвежьим. Он все не выпускал старого друга из своих мощных лапищ, раз за разом повторяя.

— Команда в сборе, команда в сборе, да быть такого не может! Ты, вообще, откуда и кто сейчас?

— Я — тяжело отдуваясь, Невелису удалось наконец-то вырваться из объятий — я сержант гвардии, командую вот этими оборванцами.

Он кивнул в сторону стоявших неподалеку троих бойцов.

— Так это ты тут командуешь?

— Как видишь.

— Да, Марк — кивнул головой Дан — теперь он у нас официально главный.

— И мне что, теперь под вами ходить? — толстяк стукнул себя в мощную грудь — Марк Рич никогда никому не подчинялся и подчиняться не желает! Где вы все были, когда Плу эти костистые твари захватывали? Когда парни, с моего гаража отстреливаясь, уходили из города.

— Марк, успокойся — Макрус поднял руки — Эти парни по прибытию полностью вынесли патрульный наряд, затем и спасательный отряд, и взяли вдобавок в плен двух колонистов.

— О! — выражение лица у толстяка сразу же изменилось. Он так и остался человеком настроения — А вот это уже по-нашему, с такими парнями можно и поработать.

— Толстяк, здесь командую только я, кадровый сержант гвардии — встал перед ним Невелис — А не нравится, скатертью дорога! Нарушение дисциплины я не потерплю! Это обычно кончается большой кровью.

Они уставились друг на друга как два быка перед боем. Как и в старые времена пришлось между друзьями вставать Макрусу.

— Так, парни, успокоились. Марк, Росомаха в своем праве. Сержант, наш толстяк непревзойденный охотник. Такими людьми не разбрасываются.

— Охотник? — Невелис скептически посмотрел на тучного и тяжелого мужчину — Да он же всех оленей в лесу распугает? Он же шуметь будет, как стадо буйволов!

Марк отчаянно запыхтел, а его кулаки сжались.

— Он мастер засад, и один из лучших стрелков планеты.

— Это так, сержант — к спорящей «молодежи» присоединился Ист — Привет, Марк, не обижайся на старого друга. Сам понимаешь, армия и привычка командовать. Сержант, на моем веку я много повидал хороших стрелков, но это парень лучше их всех. Он охотиться из дальнобойного оружия.

— Правда? — с интересом взглянул на старого приятеля Невелис.

— Да — буркнул нехотя толстяк — Мы стреляем из старинных кинетических.

— Офигеть! Их еще выпускают? Они же шумные.

— У нас делают. Вернее делали. А что шум? Мы ж издалека стреляем, да и девайсы всяческие для уменьшения шумности используем.

— А это уже очень интересно — Невелис указал на стол — Показывай.



Вскоре на простом дощатом столе лежали два длинных и странных орудия. И выглядели они не как музейные экспонаты. Тщательно выполненные, с хорошо пригнанными деталями, с одним из самых современных устройств для прицеливания, баллистическим указателем и набалдашником бесшумной стрельбы.

— Вот этим я стреляю на расстояние до полутора наших километра. А вот это мое любимое — бьет на три камэ. И учти, что нам не нужны тяжелые батареи и средства заправки.

Марк достал из интересного покроя жилета два продолговатых предмета.

— Это кинетические пули. Всегда с тобой и всегда готовы к бою.

— И много их у тебя?

— Достаточно, если гильзы не терять, то есть возможность перезарядки.

— Это так — сидевший рядом Макрус кивнул головой.

— У тебя, как я понял, свой отряд?

— Да, Росомаха, проверенные парни. Я с ними раньше на охоту ходил, все из нашего клуба.

— Тогда давай так, ты со своими будешь лично под моим присмотром. И никакой партизанщины!

Марк сузил глаза и пожевал губами.

— Идет! Только под тобой! Я ж не совсем без понятий, война как никак. Может, пивка?



Опорожнив небольшой бочонок, старые друзья переговорили о многом.

— Я в отличие от Дана, как видишь, семьей не обзавелся — толстяк покраснел лицом, но выглядел трезвым — уехал в город, а там девок полным полно, вот и упустил свое время. А потом как-то не до этого стало. Мой клуб был весьма популярен, девиц всяких хватало. А сейчас — он скосил глаза в сторону Дана — думаю, может и правильно. Беспокойств все меньше и себя меньше жаль. Для кого хранить?

— У Росомахи семья за хребтом — посмотрел на приятеля прямо Макрус.

— Может быть — добавил сам Невелис.

— Хм? Так скоро перевал снегом закроет!

— Вообще то, если ты еще не заметил, мы сюда воевать пришли, Толстяк.

— Лады — Марк закатил глаза — мы что-нибудь придумаем.

— Что-нибудь это что? — подозрительно спросил сержант. Он помнил хорошо годы, проведенные здесь в детстве, и все выкрутасы беспокойного приятеля.

— Да ничего такого — толстяк поднял кружку и сделал хороший глоток — надо только проверенной связью воспользоваться.

Сержант гневно стукнул по столу, сидевшие в столовой обернулись.

— С ума сошел! На нас идет охота, а ты хочешь, что нас засекли.

— Ты чего, Росомаха? — удивленно взглянул мужчина на военного — Проверенная связь, это наши птички.

Теперь пришла пора удивляться Невелису. Он хлопнул себя по лбу.

— Как я мог забыть!

И в самом деле, на Плу со времен первых поселенцев сложилась своя «птичья почта», уже почти забытая, она служила в нынешние времена больше как хобби и развлечение.

— Есть у меня пара птичек, одна как раз на те места и заточена.

Сидевший до этого с флегматичным видом Дан рассмеялся — Ну ты и жук! От всех утаил.

— Так в наши времена без заначек никуда — Марк повернулся к сержанту — Так это, получается, из-за вас такая суматоха наверху? Мы еле обратно вернулись, пришлось транспорт в расселине оставить и пехом по катакомбам передвигаться.

— А ты откуда пришел? — вместо детского приятеля на свое место вернулся вояка — Покажи на планшете.

— Вот здесь — ткнул пальцем толстяк — Хорошая у тебя штука, мне бы такая тоже не помешала.

Сержант ухмыльнулся — Пока и так обойдешься — потом он развернулся к Дану — Макрус, возьми людей поопытнее и с моими орлами осмотри окрестности. Хотелось бы знать расстановку сил противника. Судя по данным от пленных, наличных сил у них немного. Плу хоть планета и малообитаемая, но все-равно дел у них тут хватает. Будем бить там где тонко.

— А что с пленными делать?

— Оставь блондина, с него можно будет чего поиметь, остальных в расход.

Командир местного ополчения кивнул головой, а Рич с интересом смотрел на сержанта.

— Росомаха, а ты ведь раньше жалостливее был, даже в драках до крови не бил.

— То раньше — зыркнул на него сержант, от его взгляда толстяк непроизвольно поежился. Ох, и круто прошлось время по его старому приятелю.



Невелис залег между большими камнями. Маскирующая накидка сама приняла цвет и форму окружающей местности, экранируя его тепло и прочее излучение. Неподалеку застыли два бойца его отделения. Еще ночью они «черепашьим шагом», то есть маленькое движение и две секунды покоя, достигли своих укрытий. При таком замедленном передвижении охранные камеры не реагируют. А камеры стояли, снятые с местных промышленных объектов. Прошлым вечером их срисовали разведчики, как и то, что в небольшой расщелине поисковики колонистов организовали промежуточный лагерь. Две большие бронированные машины доставили сюда все необходимое оборудование. Пришлые оборудовали в первую очередь периметр и расставили ловушки. Затем их патрули принялись методично проверять все входы в огромную карстовую пещерную сеть.

Местные известняки за прошедшие десятки тысяч лет оказались пронзены десятками ходов и лабиринтов. В микротрещины проникала вездесущая вода и вступала в контакт с минералами, образовывая подземные пустоты. На округлой возвышенности находился пост колонистов, а то, что большая часть бойцов противника, это именно они, стало известно достаточно быстро. Странный рыгающий язык, с глотанием гласных и обрезанием слов. Пришлые вели себя ожидаемо нагло и уверенно. Невелис не смог расшифровать их переговоры, мешал неизвестный код, добавляемый в передачи, а необходимой аппаратуры у них под рукой не было.

Он еще раз взглянул на часы, уже пора. Мысленно он начал «разогревать» тело, используя мнемотехнику, привитую еще на службе в гвардии. Не так то просто после нескольких часов ожидания вскочить и начать действовать.

В двух километрах южнее Марк Рич прильнул к глазку прицела. Все вычисления уже совершенны, патрон загнан в патронник, отжата спусковая скоба, древний механизм убийства готов к делу. В кружке прицела плывет марево, солнце встало, начало нагревать скалистую поверхность, создавая воздушные завихрения. Но кто как ни он более знаком с местными условиями? Пора!



Часовой, закутанный в маскировочную накидку, даже не понял откуда пришла смерть. Его голова просто раскололась, вспыхнув красным облачком. Его напарник, глядевший в другую сторону, умер чуть позже. Следующая тяжелая пуля расколола боевое следящее устройство, вырубив всю охранную цепь. Тяжелый лазер с мощным блоком питания стал бесполезным куском металла.

«Пошла» — Невелис уже встал и метнулся к краю расщелины. Фигурки внизу ничего даже не поняли, когда сверху вниз полетели какие-то свертки. «Ведьмин огонь» штука зловредная, выжигает все в радиусе ста метрах. Три мощных заряда прилетели вниз неожиданно и застали врага врасплох. Поначалу еще слышались какие то душераздирающие крики, потом все стихло. Невелис осторожно выставил щуп и оглядел в планшет дно расщелины. Мдяяя, даже поживиться будет нечем.

А вокруг нарастал шум современного боя, бухали одиночные взрывы гранат, шелестели импульсные разряды, иногда пищали по комариному лучевые удары. Рядом бухнулось чье-то тело, это был Цзы.

— Есть связь? — глухо спросил сержант.

— Сеть пошла — удовлетворенно кивнул связист.

Невелис тут же расправил планшет и начал «обзвон» командиров ячеек. Они заранее «повесили» на местности сеть, заэкранировали ее и теперь могли переговариваться друг с другом.

— Дан, что у тебя?

— Первый пост взяли! — в эфире зазвучал знакомый прерывающийся голос — Тут со вторым проблемы, у меня двое раненых.

— Понял, жди подмоги. Налич, доклад.

— Сержант — голос его помощника звучал спокойно, есть выдержка у человека — мы выбили броневики, но второй успел шарахнуть в сторону оружейников. Связи с ними пока нет. Со мной только Дачин и два местных.

— Я с этими сам разберусь, а ты давай к Макрусу. У него проблемы.

— Цзы, давай со мной, посмотрим, что там у оружейников.

— Есть, командир.

Третий боец, бывший в засаде, капрал Изоф, умудрился вывернуть при обратном прыжке ногу, и его оставили на месте. А они, быстро ныряя между камней и мелких расщелин, двинулись в сторону узкого распадка. Здесь, на усыпанной щебнем площадке дымили два броневика колонистов.

— Армейские, Р-150 — зло сплюнул Цзы — нашим же оружием нас бьют, командир.

Они упали у огромного колеса и осмотрелись. Сквозь открытый левый люк просматривалось тело убитого вражеского бойца, осколком ему перерезало горло. Кровь тонкой струйкой вытекала наружу и окропляла каменистую почву. Вдруг рядом послышался шум, Невелис вскинул излучатель и наткнулся взглядом на открытое лицо Бочили. Сквозь откинутый щиток наблюдался покрытый потом лоб, оружейник тяжело дышал. Вскочивший связист помог ему снять с плеча тело второго бойца.

— Что с ним? — кивнул на лежащего Риво сержант.

— Импульсным зарядило, внутренние повреждения. Рану я закрыл, антишок вколол — Бочили говорил прерывисто, затем выхватил с пояса флягу и жадно присосался к ней — Мне отлетевшим камнем досталось — он показал на погнутую кирасу — Хорошо две надел, первая то в труху. Тогда и сознание потерял, вот очнулся и сразу сюда.

— Понял — сержант снова развернул планшет.

— Командир — Бочили кивнул в сторону напарника — его бы к медикам.

— Я уже вызвал транспорт.

— Воздух! — неожиданно закричал Цзы и упал рядом с дымящим броневиком. Невелис пригнулся за бортом машины и закрутил головой, затем увидел в голубом небе темную черту.

— Флайер, черт, и явно не наш. Бейба! О боги океана, эта сука помехи ставят!

Неподалеку поднялся султан разрыва, вскоре еще несколько. В эфире послышались ругательства и крики, назревала паника. Но краем глаза Невелис успел отметить несколько ярких черточек.

— Командир, тригоналки! — заорали над ухом.

Командир вражеского флайера попытался уйти, совершив немыслимый пируэт. Хорошая у него стояла на борту противоперегрузочная система! Затем он решил достать уже близкие ракеты своим импульсником и запоздало выпустил противоракеты. Но новейшая система ПВО людей сработала на все сто. Две стрелы пронзили вражескую машину, переведя ее полет в пологое пике.

— Молодца! — довольно заулыбался Невелис и тут же отправил в эфир — Уса, быстро на место падения!

Послышался шум колес и у броневиков резко остановился трехколесный мотоцикл. За рулем сидел молодой пацан, он широко улыбался, сбоку висел короткий импульсник, видимо полицейский. Парень был доволен серьезным поручением.

— Садись с ним! — крикнул сержант Цзы. Связист послушно нырнул в корзину для пассажира и машина сразу же сорвалась с места. Водитель, не смотря на возраст, дело свое знал. Трехколесник ловко забрался по осыпи и вынырнул к узкой тропке. Удачная техника для подобной местности!



— Много? — Невелис хмуро кивнул в сторону лежащих тел, их уже накрыли полотняными покрывалами.

— В моей группе двое — лицо Макруса было измазано красной глиной, щеки пробороздили кровавые черточки, задело летящими камешками — больше досталось парням из второй линии, слишком рано себя обнаружили и не успели спрятаться. Эх.

— Да, вот так, с кровью, боевой опыт и получаем.

Сержант бросил короткий взгляд на хмурое лицо старого друга, тот понимающе опустил веки. Лишние слова тут не нужны. Они снова принялись за командование, их нынешнее тяжкое бремя. Необходимо похоронить мертвых, эвакуировать раненых, собрать трофеи и убираться в укрытия.



— Командир, мы вскрыли флайер — раздался в наушнике голос Цзы. Уже с полчаса он с местными техниками возился у упавшего вражеского воздушного аппарата. По старинке люди называли их флайерами.

Невелис запрыгнул в стоявший на подхвате трехколесник, молодой паренек нажал на педаль и яростно урча, машина прыгнула вперед. Летун свалился в небольшое углубление на плато. По внешнему виду можно было сразу сказать, что эта машина не принадлежит людям. Странные угловатые обводы с выступающими ребрами жесткости. Внешняя обшивка распорота острыми камнями, виднеется внутренний, похоже, что бронированный отсек. Именно его и вскрывали уже с полчаса. Задняя часть флайера с двигательной установкой совершенно разбита в хлам ракетами. Как он умудрился и сесть, непонятно.

— Командир, посмотри — узкоглазый солдат кивнул внутрь отсека. Невелис осторожно пробрался между пластинами искореженного металла, с любопытством разглядывая неизвестные механизмы. Наконец он стоит у искривленной крышки входа в пилотную капсулу.

Удар о землю не прошел даром и для нее. Каркас здорово согнулся, впечатав места для пилотов вниз. Чужак, сидевший впереди стал похож на сломанную куклу, умер скорей всего сразу. Второму чужому повезло меньше, ему сломало ноги, сквозь комбинезон виднелось зеленого оттенка мясо, вскрытое сломанными элементами корабля. Человек чуть подался вперед, пришлось даже скинуть кирасу, и уткнулся на немигающий взгляд Урда. Зрачки, чуть суженные в горизонтали, широко расставленные глаза, вытянутая челюсть. Кожа и в самом деле напоминает кожу пресмыкающегося, но цветом похожа на загорелую человеческую. Чужак молча смотрел на своего врага, затем он поднял тонкую как плеть конечность и показал на голубую приборную панель, затем на пробоину сзади, затем снова уставился на человека.

— Ты понимаешь меня, чужак? — Невелис смотрел прямо в глаза существа, принадлежащего расе, уничтожающей человечество, и не чувствовал ни ненависти, ни зла, только непонятную досаду. Зачем Эти пришли из далекой Галактики, зачем они так ведут себя? Неужели во Вселенной так мало места? — Вижу, понимаешь. Это мы сделали, да мы. И это только начало, начало настоящей войны. Ведь вас мало?

Головой урда дернулась, видимо он не мог сдерживать свои эмоции, уже, будучи одной ногой в могиле.

— Значит, сегодня мы удачно начали свой счет. Вы рано нас списали, чужаки. Ты сейчас умрешь, а я пойду дальше убивать твоих сородичей. Мы это можем, ты видел. Только перед смертью ответь мне, чужак, зачем вы пришли к нам?

Урд закрыл глаза, он тяжело дышал, сквозь раны сочилась зеленоватая кровь. Наконец он опять поднял глаза и немигающее уставился на человека, в них не было страха, только тоска свинцом наливалась в краешках глазниц, отяжеляя взгляд.

— Фсее решит небо, целовек. В пустоте жифет только один род — урд казалось шипел, выдыхая последние в жизни слова. Он попытался сказать что-то еще, но из его зубастого рта пошла зеленая жидкость, а глаза закатились.

Невелис подождал с минуту, заодно и оглядывая кабину пилотов. Затем он отломал от корпуса ярко-зеленый цилиндр, слишком он выделялся здесь. Захватив заодно пояс с убитого пилота, сержант выдвинулся наружу.

— Цзы, возьми у местных взрывчатку и уничтожь здесь все.

— Мы сюда еще и эту скалу уроним — связист кивнул в сторону каменного выступа — скроем по возможности место падения. И я, командир, скрутил у аппарата аварийный передатчик, буду разбираться.

— Молодец, давай только быстрее — Невелис махнул трехколеснику, солнце уже перевалило свой экватор, пора было закругляться.



— Вот черт! — Бочили попытался стряхнуть с волос насыпавшуюся пыль — Опять бьют по площадям, уроды.

В тусклом свете налобных фонарей клубилась пыль, пол иногда вздрагивал, стукая толстые подошвы армейских ботинок. Временами сверху падали камешки, стены также подрагивали, где-то предательски скрипело. Боец встревожено повернулся к напарнику — Слушай, Изоф, а нас тут не замурует?

— Не должно — бывший полицейский из отряда быстрого реагирования внимательно огляделся — здесь сплошная порода, ты осыпей опасайся, и на тех участках к стенам не подходи. Тут во время землетрясений все опасное обычно падает.

— А это что? — Бочили показал вверх, именно оттуда слышались отголоски взрывов. Урды с орбитальной станции обрабатывали тяжелыми зарядами поверхность плато. Они не стали больше посылать поисковые отряды, а просто уничтожали здесь все живое. Людям пришлось уйти глубже под землю.

— Это-то? — Изоф улыбнулся — Это укусы травника.

— Это кто?

— Жук такой рогатый. Весной напивается нектара из трав и летает, не глядя ни на что, только уворачивайся.

— Понятно. А вот и наши сигналят.

Впереди им кто-то мигал узким голубым лучом. Вскоре они подошли к развилке, ход поменьше размером уходил куда-то вверх. Сидевший в удобном кресле рослый фермер молча толкнул в сторону пришедших самоходную тележку, на ней стояли два больших бидона.

— Сегодня только восемьдесят литров.

— А что так? — Изоф присел рядом на пластиковый армейский ящик.

— Скотина нервничает — фермер обернулся к Бочили — Слышь, солдат, долго нам так в темноте прятаться?

— Не знаю, как командир решит. Мы пока со своими связаться не можем. Эти ящерицы, вон как разозлились! Орбитальные катера для обстрела используют.

— А стоило все того? Сидели себе спокойно.

— Эх, темнота — Изоф насмешливо взглянул на фермера — Тис, ты не понял еще, кого эти патрульные искали? Вас все-равно скоро стали бы зажимать, и не факт, что без военных вы бы ушли. А стоило ли мочить тех? Ты знаешь, сколько Урдов вообще на Плу?

— Нет — рядом с взрослым появился подросток, внимательно вслушиваясь в разговор взрослых.

— Чуть больше тридцати.

— Ого! Мы, значит…

— Правильно, во флайере мы замочили двоих, и это были не простые пилоты, а координаторы, и скорей всего нашего Континента.

— Да мы крутые! — паренек радостно вскинул вверх руку с мини-излучателем. Бочили нервно бросился к нему и схватил за руку.

— Ты чего делаешь, обормот! У тебя зачем генератор включен, о боги моря?

Подросток молча передал оружие старшему товарищу, виновато опустив голову. Бочили сдержал внутри себя рвущиеся наружу ругательства, сделал глубокий вдох и начал вкрадчиво объяснять — Смотри сюда, боец, и запоминай! У нас пока нет учебки, и цена твоим познаниям будет твоя собственная жизнь, ну или жизнь твоего отца. Усек? — он кивнул в сторону взрослого — Видел прошедшие похороны?

Паренек молча кивнул головой, это не был городской расслабленный «ребенок», он готов был получить справедливое наказание или впитать необходимые для выживания знания. Бочили ощутил подобное настроение у подростка и смягчил голос — Так вот, парень, если бы эти люди прошли хотя бы учебный лагерь для новичков, то почти все были сейчас живы. Там было достаточно времени для броска в расселины, было время для задействования камуфляжных накидок, но они успели только умереть.

А нам, запомни, парень, нам нужно выжить самим и убить врагов. Так что смотри: это компактный лучемет «Сияние 5». Модель хоть и не новая, но отличная и надежная. Ею можно пользоваться не только в тесных помещениях, в отличие от подобных ей моделей, она отлично бьет и на расстояние. Ты хорошо стреляешь, парень?

— Он отличный стрелок, солдат — фермер придвинул кресло и также внимательно выслушивал поучения бойца диверсионного отряда, видимо упоминание похорон подействовало — Я сам учил, а меня дед.

— Хорошо — Бочили устроился удобнее — Вот здесь, за этим выступом, центр управления дальностью, он автоматически суживает излучающий поток и устанавливает центровку. Ручной режим не трогайте, пока не освоите, здесь автоматика вполне вменяемая. Вот это переключатель, если стреляете на расстояние больше, чем двадцать человеческих ростов, включайте сразу, чтобы поток не потерял убойную силу. Видите, поднимается голографический прицел, его можно заранее настроить на ваш глаз. Парень, смотри сюда, глаз не отводи, не моргай. Все! Прицел зафиксируй. Здесь режим тренировки, будет отмечать попадания в цель без выстрелов. И главное! Никогда не включай батарею без толку, она и так разогревается моментально, а, включив ее заранее, ты выдаешь свое месторасположение. Оружие то компактное, защита от излучения слабая, на любом сканере будешь светиться, как праздничная гирлянда. Да и из-за перегрева луч начнет «кувыркаться», старайся вообще на «Сиянии» не допускать перегрева. Всем машинка хороша, но этого не любит. Все понял?

— Да — паренек кивнул подбородком. И почему-то Бочили понял, что он ответил на полном серьезе, дети в этих краях взрослели рано.

— Хорошо, теперь смотри, как будешь тренироваться. Вбей себе в голову два режима — учебный, он же наблюдательный: просто вскидываешь излучатель и целишься. Делай такие упражнения регулярно, помногу повторений, пока не будет получатся автоматически. Смотри: сразу прицел на цели, если пальцы на скобе, то режим прицеливания на «Сирене» активируется автоматически, затем блок подскажет — ты попадешь в цель или нет. Батарею включаешь непосредственно перед стрельбой, вот так. Для тренировки ее подключения, отсоедини клеммы и поучись нажимать без усилий.

— Хорошая у тебя техника — Изоф с интересом наблюдал за движениями напарника.

— Наш сержант эти финты показал, месяц гонял, как салаг. Ну, парни, давайте, тренируйтесь. Никто кроме нас нам сейчас не поможет. А мы двинем, уже пора.

— Спасибо, боец.

Фермер благодарно кивнул головой, он оценил советы пришлого военного, которые возможно помогут спасти им жизни.



Они вглядывались в хмурое небо и также хмуро озирали последствия бомбежки. Урды постарались: многие ущелья оказались завалены горами камней и щебня, погребены десятки входов в пещерную систему, засыпаны источники свежей воды, уничтожены маленькие пастбища для мелкого скота, постройки для запасов сена и укрытия для техники.

— Натворили — Дан вытер потное лицо, размазывая пыль в грязные борозды.

— Уходить надо — Невелис еще раз удостоверился в своей правоте — Или ты уже жалеешь?

— Да ни капельки — взгляд старого друга был тверд — такую веселуху разве можно было пропустить? Мои люди поверили в себя. Нас ведь обстреливали, как самую страшную опасность. Подобной бомбардировке на Плу подверглась только запасная база гвардии.

— Ты прав, знатно они поработали. Представляешь сколько ресурсов сюда выкинуто впустую?

— Да — Макрус хищно ощерился — значит, эти заряды не прилетят другим, и то дело.

— Молодца! Начинаешь думать стратегически. Когда выходим?

Дан сорвал с земли подсыхающую былинку и задумчиво пожевал.

— Пойдем северо-западным проходом, тяжелую технику придется оставить, а склады законсервировать. Может потом удастся их вывезти.

— Правильно решение.

— А ты будешь ждать посыльных?

— Да, они скорей всего пережидали бомбардировку.

Сразу после нападения на поисковую партию Невелису удалось связаться на узком луче с капитаном и он выслал на переговоры Налича и Цзы. Но ожидание ответа, по понятным причинам затянулось. А они вот застряли в глубоком подземном лабиринте. Благо местные изучили его вдоль и поперек, совершенно не поделившись знаниями с администрацией Плу. Да и даром времени командиры не теряли, пытаясь сделать из людей Дана хоть как-то боеспособных бойцов. Судя по выявленному уровню военного уровня наемников, у них был вполне полновесный шанс.



Безнадега — Сами по себе.



Гор Манн зло смотрел на Налича. Кадровый офицер гвардии, он совершенно не имел боевого опыта, и отнюдь не рвался в эту диверсионную группу, и тем более не горел желанием оставаться на этой планете дальше. Прятаться от зондов в мокрых развалинах, есть всякую дрянь, плохо пахнуть, ожидать летящую из ниоткуда смерть. Так хотелось добраться до нормальной казармы, принять ванну, лечь на белые простыни, а затем, надев красивый гвардейский мундир, выйти в город, ловя на себе заинтересованные взгляды молодых гражданок. Эх, была же служба!

А сейчас? Сейчас он торчит в полутемном каменном подвале и смотрит на пришедших с той стороны бойцов их команды. Рядом примостились старшие обоих оставшихся здесь отделений, ожидая его решения. Его решения!

— Так что, командир? — Цзы буквально пронизывал своим взглядом, его раскосые, необычные для Манна глаза, были больше похожи на метки прицела. Командира первого отделения и заместителя Ллойда чуть не передернуло.

— А что, что? Капитан ранен, тяжело ранен и принимать решения не может, связь с орбитой пока затруднена. И все благодаря вам!

— Ничего не путаешь, лейтенант? — глаза Налича также сузились — А не уурды ли по вам и нам стреляли? У нас потери намного больше, но мы многое успели и сделать. Покою чужакам здесь уже не будет.

— Не знаю — Манн опустил глаза — нашей задачей было ударить и уйти, а вы начали полномасштабные боевые действия без приказа сверху.

— Лейтенант, мы вообще то диверсионная группа, и решения принимаем сами. Так было заведено всегда.

— А ты, капрал, гляжу набрался уже опыта? — командир второго отделения Бурхан Ким был также не в настроении.

— Да, знаешь, набрался. Мы грохнули две группы местных карателей, колонистов и уничтожили флайер с двумя уурдами. Знаешь, достаточно результативно для одного отделения. Пока вы тут ныкались по развалинам.

— Ты что себе позволяешь, сержант! — Манн даже привстал, зло зыркая на обоих пришедших — Мы еле ушли от колонны броневиков, потеряли в засаде двух опытных бойцов, а потом и капитан был ранен во встречном бою. Но мы нашли время установить с вами контакт.

Запал у гвардейского лейтенанта быстро закончился и он устало сел, сгорбив спину и опустив голову. Один из участвующих в импровизированном совете бойцов, капрал Сечеко, из немногих старослужащих, имевших реальный боевой опыт, стукнул руками по крепким коленям.

— Так дело не пойдет, братцы. По старому воинскому обычаю объявляю Военный совет.

— Это что еще такое? — подозрительно уставился на пожилого капрала Ким.

— Был такой старинный обычай — принялся объяснять Налич — если воинская группа находится в отрыве от остальных подразделений, отсутствует единоначалие или она оказалась в затруднительном положении, то созывается Совет из самых старших и опытных, на нем и решается, что делать дальше.

— Я не согласен, по Уставу Объединенного Командования сейчас я здесь старший — сразу встрепенулся Манн.

— Нет, лейтенант — Сечеко уже стоял посередине помещения, возвышаясь над всеми всем своим немалым ростом — Все требования на лицо, и как старший по опыту и возрасту я созываю Совет. Кому есть, что сказать?

Налич взглянул на старого приятеля и хмыкнул, затем и сам встал, молча оглядел собравшихся и произнес.

— А что говорить? Надо соединиться с Невелисом. Он знает, что делать, я с ним до конца.

— Еще предложения?

— Да что вы говорите! — снова вспылил Манн — Нам следует дождаться сигнала с орбиты и эвакуироваться с ранеными товарищами. Наша миссия окончена!

Больше книг на сайте - Knigolub.net

Сидевший рядом с лейтенантом капрал Нанда, связист первого отделения только хмыкнул.

— Так мы будем до пришествия Богини Морей дожидаться. Налич дело говорит.

— А я тоже за предложение капрала — вдруг резко поднялся с места Ким. Он сильно волновался, по лицу прошли волны, ведь сейчас принималось очень непростое решение, но, похоже, больше всего бывший полицейский боялся обвинений в трусости. На его планете это было смертельное оскорбление — Мы высадились сюда драться, а не отсиживаться, и если у Невелиса это получается, то я готов встать под его командование.

— Ну, знаете! — прервал сержанта Манн — Это черт знает что! Я..

— Решение принято, лейтенант — Сечеко встал прямо перед своим командиром и смотрел на него сверху вниз — это общее решение команды. Но я считаю, что вы можете помочь раненым и ослабленным бойцам в эвакуации. Я правильно понял?

Гор Манн побледнел, ему в открытую предлагали позорное бегство, в горле заходили желваки. Он пробежался взглядом по присутствующим: ни одного взгляда поддержки. Командир первого отделения сломался, махнул рукой и сдавленно произнес — Да делайте, что хотите.

Затем на негнущихся ногах он двинулся в отсек с ранеными.

Сечеко вопросительно бросил взгляд на Налича, тот сразу начал.

— Ну что ж, давайте перейдем к делу. Мне нужен подробный отчет о наличии боеприпасов и состоянии команды.

Сечеко одобрительно хмыкнул, а затем рыкнул командным голосом — Все слышали? Тогда давайте, парни, за работу! Подняли свои задницы и пошли!

Видимо лица выходящих с совещания старших что-то сказали ждущим решения солдатам, атмосфера в подвале сразу разрядилась, люди выпрямили спины, взгляды стали увереннее и тверже. Раздавались команды, побежали первые посыльные, даже смена на караул начала собираться как-то быстрее. Обычная походная обстановка спаянного воедино подразделения.



— Значит, говоришь Манн оказался банальным трусом?

— Да, сержант. Может и к лучшему, что мы его спихнули.

— Ты капитана перед отлетом успел увидеть?

— Так точно, даже его привет привез.

Налич включил планшет, на нем, снятое в тусклом свете подвала, показалось осунувшееся лицо Ллойда. Он слабо улыбнулся в зрачок нашлемной камеры.

— Привет, Брин. Как видишь мне здесь не повезло, но я сердечно рад за тебя. Деуш кое-что рассказал мне о твоих делишках — капитан закашлялся, потом долго пил из фляги — Зараза, легкое задело, теперь долго в госпиталях валяться. Знаешь, Брин, твои решения довольно спорные, но, похоже, весьма эффективные. Наверное в подобной обстановке это и правильно. В конце концов, что мы теряем? — Ллойд криво усмехнулся — Так что удачи тебе, шеф-сержант, дарю своим правом тебе новое звание. Еще увидимся, боец.

Невелис задумчиво глядел в потухший экран, затем повернул голову к Наличу.

— Значит, теперь я самый главный военный на этой богами забытой планете?

Сержант ощерился — Получается так шеф! — Он молодцевато подтянулся и щелкнул каблуками — Разрешите отбыть к личному составу?

Невелис лишь только махнул рукой — Валяй, клоун.

Затем он уставился на завешенную домотканым ковриком стену пещерного отсека. «Черт возьми! Матерь богов! И на фига мне оно все надо?» Брин не хотел признаваться себе, что в глубине души он прилетел сюда умирать. Старый солдат уже не верил в победу человечества и просто хотел захватить с собой как можно больше врагов. А тут вышло вот такое: новые надежды, старые друзья, командование. Что же ждет его впереди? Да черт с ним!

Он не знал, с какой глубины веков на ум приходили эти старинные ругательства, но с удовольствием их начал применять. Будем действовать!



— Не газуй! — мужчина в темном плаще истошно орал на молодого мотоциклиста. Его трехколесная машина с тяжело нагруженным прицепом натужно буксовала на глинистом подъеме — Вспомни, как я тебя учил! Выжимай потихоньку, почувствуй, что машина тронулась, тогда и дави на газ.

Сидевший за рулем паренек, наконец, взял себя в руки и трехколесник гремя, и вышвыривая из-под толстых колес камни, двинулся дальше наверх. Все-таки крепкие эти парни — фермеры!

Невелис оглянулся: под завесой мелкого дождя видимость снизилась до пары сотен местных метров, которые были идентичны стандартным. Нет ничего хуже, чем постоянно в голове поправлять привычное расстояние на какие-нибудь клики и мили. Пользуясь дождливой погодой, они начали эвакуацию через перевал на север. Теперь можно было не бояться постоянных облетов зондов, а редкие пролеты флайеров они видели заранее с помощью армейских радаров. Благо всю технику основная группа сумела сохранить. Им сейчас очень пригодились маневренные челноки, добытые в первый день. Установленное на них тяжелое вооружение теперь помогло им использовалось их, как достаточно сильное боевое охранение. Большую часть женщин и детей удалось отправить еще до сильных дождей, используя легкую технику. Всю тяжелую пришлось оставить глубоко под землей до лучших дней, большие проходы оказались завалены. После недели бомбардировок местность наверху вообще сильно изменилась.

— Что, шеф? — рядом возвышался Сечеко, он добровольно взял на себя должность заместителя, а Невелис с благодарностью принял его предложение.

— Все подкалываешь?

— Да ты что! — старый вояка сделал изумленные глаза — Даже в мыслях не было.

— Ага, так я тебе и поверил, чертяка. Думаешь, не в курсе твоих проделок на базе «Сфинксов».

— Матерь богов, а ты откуда знаешь?

— Да Вселенная слухами полнится — улыбнулся новоиспеченный шеф-сержант.

— Было дело — вздохнул Сечеко — Какими мелкими теперь те проблемы кажутся сейчас.

— И не говори.

— А эти фермеры крепкие ребята — сержант кивнул в сторону торопившейся наверх вереницы людей. Они были тяжело загружены тюками и оружием, но шли бодро — Я думал, будет хуже. Ни нытья, ни отлынивания от работы.

— Это не простые гражданские, это люди с Окраины.

— Говорят, что у тебя тут есть старые приятели?

— Да, пара друзей со времен детства. Видишь, какие фортеля судьба выделывает. Прошло четверть века и я снова здесь.

— Старые друзья это хорошо — поправил пшеничный ус Сечеко, потом глянул на небо и продолжил — К холодам дело идет, а у нас впереди перевал.

— Ничего, женщины и дети уже в долине, а мы как-нибудь пройдем.

— Куда же мы денемся?



На самом деле переход через сам перевал оказался делом нешуточным. Они опоздали буквально на полдня и попали в настоящий снежный шквал. Боевому охранению пришлось бросить технику и идти дальше пешком. Люди еле переставляли ноги, их уже шатало от усталости, но они упорно двигались вперед.

— Проходите — под каменным навесом стоял Макрус Дан, пропуская мимо вереницу последних бойцов.

— Далеко еще? — остановился рядом с командиром фермеров Налич. Он возглавлял боевое охранение.

— Уже — Дан смахнул с бороды налипшие снежинки — тропа идет вниз, долина скоро начнется, там и отдохнем.

— Уф, а то я уже думал все. Бойцы падают, а подъему все конца не видно.

— В этом месте самый высокий переход, зато короче. Боюсь к утру пойдут заморозки, зима в этом году ранняя.

— Тогда мы вовремя успели — сержант проверил показания планшета и обернулся к Цзы — Никто не отстал?

— У меня порядок.

— Тогда идем — Налич еще раз обернулся и внимательно осмотрел засыпанную снегом лощину, по которой поднималась тропа. Снежная муть снижала видимость, приходилось напрягать зрение. Он хотел еще раз убедиться, что никого позади не осталось, затем повернулся и двинулся вдоль каменного выступа с нависающим карнизом. После него начинался пологий спуск, в набегающих синих сумерках виднелись сгорбленные фигурки людей. Они почувствовали скорый конец пути и их шаг стал четче.



Невелис устало опустился на покрытый лишайником пень, здесь уже не было до смерти надоевшего снега. Пологие склоны хребта оказались покрыты мелким кустарником, впереди виднелась шапка синего леса.

— Командир, командовать привал?

— Пожалуй, да. Надо накормить людей горячим и передохнуть перед последним броском.

Переход через перевал здорово их вымотал, люди устало опускались прямо на землю. Командиры отделений начали распоряжаться на счет ужина, им активно помогали фермеры. Они споро устанавливали навесы с маскирующей армейской накидкой, чтобы сверху не засекли тепловых пятен. Устанавливались газовые таганки, и готовилась сытная фермерская похлебка: вода, крупа, нарезанное сушеное мясо, корешки местных растений. Некоторые умудрились успеть заварить свежего чаю и заполнить им термофляги. Военные по очереди охраняли периметр, принимая благодарно котелки с супом.

Невелис доскреб походной ложкой по дну котелка. Рядом остановился Дан.

— Ну, как, Росомаха, наша похлебка?

Брин обернулся.

— Отлично, с самого детства подобного не ел.

— Держи флягу с чаем.

— Спасибо — Невелис глотнул пахучего напитка, местный чай и в самом деле был хорош — Здорово, что мы успели проскочить перевал.

— Не знаю, удачно ли? — покачал головой Макрус — Слишком много техники и припасов пришлось оставить.

— Ну что ж, всегда чем-то приходиться жертвовать — заметил философски Брин — это же война. Она без потерь не бывает.

— Возможно. Ты солдат и лучше знаешь.

Невелис кинул задумчивый взгляд в сторону старого друга и пробурчал.

— Мне иногда кажется, что ты чего-то не договариваешь.

— Не бери в голову. Так, мысли всякие лезут — Макрус обвел взглядом поляну и посмотрел наверх — Вымораживает, и облака поднимаются, скоро небо очиститься. Нам бы успеть добраться до убежища.

— Тогда подъем!



Капрал Сечеко еще раз посмотрел вниз. Из старой заброшенной шахты несло сыростью и плесенью.

— Однако! — стоявший рядом Бурхан Ким пытался услышать шум кинутого вниз камня — Ну и глубина!

— Думаешь, тут стоит закрепиться?

— Конечно же! Боковые штольни выходят в старый поселок, тут полно работоспособных коммуникаций. Отличное место для военного лагеря и гражданским мешать не будем.

— Любишь ты тесноту — задумчиво потрогал вислый ус старый сержант.

— Так я привык к плотной застройке, это обычная работа полицейского. Именно в подобных районах у нас и происходили самые крутые операции.

— Как знаешь — Сечеко нажал на кнопку связи — Цзы, мы прошли до конца, все чисто, начинайте развертывание.

Сержанты еще раз оглянулись в темное зево заброшенной шахты и двинулись обратно. Им обоим было здесь не по себе, слишком давно отсюда ушли люди.



Некогда заброшенное помещение понемногу приобрело жилой вид. Подведенные трубы теплового конвектора высушили его, довели температуру до уютного порога. Обшарпанные стены по-быстрому закрыли термопластиковыми панелями, благо наверху был найден целый склад подобного барахла. Откуда-то были притащены настенные шкафы и прочая мебель. В углу мигал огоньками пульт армейской связи и стоял большой экран, подключенный к обычному полевому сканеру. С оплеткой торчащих из стены проводов возился сам Цзы и худощавый паренек из местных. Они оживленно переговаривались на понятном только им техническом сленге.

Сидевший в чрезвычайно удобном кресле Невелис задумчиво уставился кружку. Керамическая, ручной работы она отлично согревала озябшие руки. Он только что вернулся в поверхности. Все эти три недели они активно зарывались под землю, используя штольни и ходы бывшего горнодобывающего комплекса. Поселок, стоящий наверху еще не умер полностью перед вторжением, превратившись в небольшой торговый кластер. Именно поэтому его бойцы и примкнувшие к ним фермеры наши здесь большое количество необходимых припасов и инструментов. Под руководством военных специалистов территория комплекса превращалась в настоящую крепость. Они не хотели больше попадать под неожиданный обстрел, не имея запасных путей отступления и возможности нанести ответный удар. Связисты восстанавливали кабельную сеть, механики ремонтировали транспорт, оружейники подготавливали огневые точки. Обычная рутинная боевая работа. Шустрые ребята Дана и Толстяка окучивали окрестности, нарезая на своих шустрых трехколесниках большие круги. А с молодым пополнение уже возились опытные сержанты, стараясь быстрее сделать из них подготовленных бойцов. Все отчаянно торопились. Их всех не покидало ощущение, что затишье здесь ненадолго.



— Цзы, что опять мудрите?

Связист бывшего третьего отделения отвлекся от созерцания рабочего планшета.

— Шеф, да ничего необычного — монтируем боевой комплекс.

Кружка с чаем так и застыла на полпути.

— Чего-чего?

— Обычный охранный боевой комплекс, шеф. Мы тут нарыли огромное количество датчиков и сканеров. Ведь это же горнодобывающий комплекс, и у них была очень сильная мониторинговая система.

— И это все работает?

— Обижаешь, шеф. Компания то была межсистемная, очень крупная, они закупали самое лучшее и передовое, для нас их возможности даже с избытком. Остается только приспособить все это барахло под армейские стандарты.

— Это что же — прикинул Невелис — здесь будет полноценный центр мониторинга и слежения?

— Получается так — кивнул головой связист — и заметьте, шеф, все линии связи у нас экранированы и защищены от взлома. Помнится, мне космофлотские рассказывали, что чужаки первым делом взломали наши системы.

— Им помогли — Брин уже встал — я уверен, что тут без помощи колонистов не обошлось. Не такие уж умники эти уурды. Ладно, ваяйте, у меня встреча с местными.



Он услышал шум, еще не доходя до «складской» галереи. Широкая, оснащенная транспортной системой, она стала чем-то вроде складского помещения. По бокам были установлены контейнеры, некоторые оснащены морозильными установками. В основном здесь хранилось продовольствие. Вот и сейчас около двух транспортных лотков наблюдались несколько мощных фигур фермеров. Опытные в подобных делах земледельцы и скотоводы, они сразу взялись за обустройство склада, и надо сказать, в этом весьма преуспели.

— Удо, ты, молокосос, будешь меня учить каким должен быть плужанский соленый сыр?

— Тетушка Ли, я потомственный сыродел!

— Поменьше гонора, сынок. Ты мне во внуки годишься.

Огромного роста косматый фермер сейчас больше всего походил на нашкодившего подростка. А шеф-сержант Невелис резко остановился, как — будто наткнулся на неожиданное препятствие. Этот голос, он так смутно знаком.

— Молодые люди, разгружайте, сейчас не время прохлаждаться — голос пожилой женщины был энергичен. Но сама фигура оставалась в полутьме — Здесь свежекопченое мясо, сушеные листья арча, мука свежайшего помола. Кушайте, дорогие мои, а то похудеете.

Сильные телом и широкие плечами мужчины дружно загоготали, в этих краях были не дураки хорошо покушать.

— Бабушка Ли — вдруг раздался осипший голос шеф-сержанта.

— Кто там меня еще знает? — женщина достаточно легко для своего возраста обернулась, только морщинистое лицо выдавало в ней годы. Густые волосы уложены в причудливую местную прическу, походка все еще бодра.

— Бабушка Ли — мужчина вступил в круг света. Женщина взмахнула руками, крепкий до сей поры голос предательски дрогнул.

— О богини моря! Это мой маленький Росомаха.

Маленький внук нынче был выше на голову, но припал к единственной здесь родной душе так, как некогда делал маленький ребенок.

— Бабушка Ли.

Фермеры вокруг застыли в изумлении. Почти никто из них не был в курсе, что этот крепкий военный жил на их планете в детстве. Эта неожиданная встреча разбудила в них сентиментальные чувства. Ведь это зачастую так свойственно сильным физически крепким мужчинам. У некоторых по щекам пробежали скупые слезы, другие улыбались, посылая друг другу приятельские подмигивания.

— Боги моря, как ты вырос, мой мальчик — прабабушка, наконец, отодвинулась и внимательно рассмотрела своего правнука — Солдатская жизнь тебя здорово закалила, внучок. Но глаза, где твой задорный взгляд, моя маленькая Росомаха?

Невелис извиняющее извинился.

— Подожди, я немного разбираюсь в погонах, ведь твой прадед, мой отец был военным. Не ты ли тот самый шеф-сержант, командир всего этого воинства?

— Я, бабушка Ли — улыбался Брин.

— Молодец, я знала, что ты чего-то добьешься — женщина оглянулась, один из фермеров пододвинул ей услужливо раскладное кресло, все-таки возраст у старушки.

— А ты то здесь каким ветром, бабушка Ли?

— А кто будет кормить этих мальчуганов? Заодно и посмотрю, как вы тут расположились. Я ведь еще до сих пор состою в местном Совете Долины.

— Не сомневаюсь — Невелис довольно улыбался.

— Да, подожди! — женщина встрепенулась — Ты же еще не видел моей правнучки. Ой, что это с ним?

Дородный фермер успел подхватить тело падающего сержанта и аккуратно усадил его на освободившийся ящик.

— Ты разве не знал? — прабабушка заботливо провела намоченным платком по побелевшему лицу внука.

— Нет — Невелис с благодарностью принял прозрачную фляжку от одного из фермеров, с опозданием поняв, что внутри далеко не чайный настой, а что-то более крепкое.

— Она прилетела перед самым вторжением. Их детский лагерь эвакуировали бойцы космофлота. А вот где твоя жена я не знаю — бабушка смотрела с неизбывной доселе добротой. Он взял ее сухие ручки в свои мозолистые и прижал к щеке. Как давно он мечтал об этом?

— Как она?

— Хорошо. Выросла умная и крепкая девочка. Наша порода! Сейчас занимается разведением грибов. Мы тоже зарываемся под землю — женщина с огорчением обвела глазами поземную штольню — Ты ведь специально прилетел именно сюда, спасти нас?

Брин опустил голову и отрицательно замотал головой.

— Нет, бабушка Ли. Так просто получилось — он поднял наполненные слезой глаза, и старая женщина вздрогнула — Я прилетел сюда умереть, мы проигрываем эту войну.

— Вот как? — она вырвала одну руку и прижала ко рту. Смятение, удивление, недоверие, все это промелькнуло в ее потухшем взоре — А как же это все?

— Не надо, бабушка — Невелис пришел в себя — Мы же люди. Ты знаешь, что мы будем бороться до последнего, даже если у нас не будет никаких шансов.

— Вот теперь я узнаю тебя, Росомаха, мой неунывающий мальчик.

— Ты меня таким воспитала, бабушка — голос военного уже окреп. Женщина удовлетворенно кивнула. Она прощала минутные слабости мужчинам, нельзя быть всегда крепкими, как кремень — Ты пройдешь со мной?

— Не могу, Росомаха. Нам надо вернуться до утра, такие сейчас правила.

— Тогда передай дочке, что я ее очень люблю, и мы скоро увидимся.

— Конечно, мой мальчик. Ребята, сделайте нам снимок на память! Обрадую утром мою малышку. Так мало радостей осталось в нынешнее время.



Через четверть местного часа тележки отправились в обратный путь. На прощание бабушка шепнула своему взрослому и серьезному внуку.

— Не теряй надежду, Росомаха. Наши предки пришли на эту землю, пережив многое, им и тогда пришлось очень несладко. Но мы то еще живы!

Невелис смотрел на убегающие в темноту огоньки и его сердце переполнялось чем-то теплым, пробуждающим какое-то давно забытое чувство.

— Командир, тебя ждут! — кто-то тронул его за плечо.

Ну что ж, он то еще жив!



— Похоже, мирный период нашего житья заканчивается? — Дан согнулся у большого штабного стола, накрытого большим экраном развернутого боевого планшета. Последний подарок улетевшего командира их отряда, капитана Ллойда. Такой штабной прибор был очень удобен для подробного планирования операций. Он умел выстраивать объемное изображение с уже нанесенными боевыми метками, датчиками слежения, боевыми оружейными системами и самими бойцами в движении. При желании можно было проиграть в масштабе запланированные заранее действия отряда. Чем собственно и занимался сейчас Невелис. Только он имел соответствующую подготовку, обязательную только офицерам, но в свое время полученным им в спецотряде «Свиристель». Чем тогда пришлось заниматься, он старался больше не вспоминать. Но знания, полученные именно тогда, сейчас оказались очень востребованы.

— Отдохнули, и хватит — Невелис бросил взгляд на левую часть светящегося изнутри изображения — Вражеская активность в нашем секторе сильно сократилась, похоже нас считают погибшими. Бурхан, прогони еще раз атаку по левому коридору.

— Сейчас, шеф — сержант Ким был одним из основных разработчиков их готовящейся операции. Он имел большой опыт боевых действий именно в стесненных условиях.

Макрус с Толстяком внимательно наблюдали за манипуляциями военных. Они достаточно уважительно относились к их боевому опыту, видели бойцов уже в деле.

— Лихо ты — Марк Рич покачал головой — а вы точно успеете проскочить до вентиляционного люка?

Бывший сотрудник полицейского спецподразделения кивнул головой.

— Программа правильно рассчитывает ритм движения тренированного бойца.

— Так то тренированного.

Невелис поднял глаза.

— Внутрь пойдут только мои парни.

— Росомаха, вас мало.

— Здесь количество ничего не решает, Макрус. Поэтому мы и выбрали это место для удара. Твои же люди смогут попрактиковаться в стрельбе по живым мишеням на самом заводе.

— Сложно это как-то все — Толстяк Рич покачал головой.

— А ты как думал? Это боевая операция, тут все надо тщательно продумать. На одной импровизации далеко не уедешь. Вспомни, что наши технари нашли на флайере уурдов. На нем стояла похожая машина планирования тактических операций. Представляешь, эти рептилии использовали наши наработки! Вот поэтому они и побеждали. Пока наше Командование воевало с помощью прошлых наработок, они к нашему боевому искусству добавили навыки колонистов, ну и, конечно же, свои.

— Это важное открытие — покачал головой Дан.

— Мы отправили с ушедшим челноком сообщение куда надо.

— Оно дошло?

— Сигнал был — ответил за командира Цзы. Связист все — также сидел у пульта и что-то в нем увлеченно менял, потом саркастически хмыкнул и добавил — У нашего шефа связи на самом верху.

— На самом деле? — Макрус стрельнул глазами в сторону старого друга.

— Цзы, я тебе как-нибудь уши оторву.

— Так?

— Есть — вздохнул Невелис — сенатор Заруби.

— Ого! — присвистнул Толстяк — Это большая шишка.

— Он сейчас командует нашим сектором — нехотя добавил Брин.

— А ты то откуда его знаешь?

— Пересекались.

— Какой он таинственный! — Дан толкнул Рича в бок и скосил глаза, они оба рассмеялись. Невелис оглянулся и также хмыкнул.

— Шеф, я все рассчитал и отправил вам на планшет.

— Отлично. Я пошел к командирам ударных троек, озадачу их конкретикой. А ты бери этих двух обормотов, и начинайте проигрывать действия на заводе. Только не забудь исходную скорость снизить, а то толстяку будет слишком сложно соответствовать.

Рич сделал страшные глаза и разразился шутливыми ругательствами, а их командир только махнул рукой. Взрослые дядьки, а ведут себя как малые дети. Хотя они и сам с ними немного помолодел. Душа, слишком заскорузлая от последней лавины испытаний, сейчас немножко распрямилась.



— Вторая тройка, отстаем!

— Датч, слева, ааааа черт!

— Пятый, продолжайте огонь! Робот не подавлен!

— Шеф, мы на месте!

— Первая тройка у люка.

— Пошли, пошли!

Невелис сегодня не бегал под огнем и не палил в сторону вражеских бойцов и дронов. Он устроился между двумя бетонными коробами рядом с Цзы и руководил боем с тактического планшета. С помощью опытных техников они смогли создать над территорией старого завода сеть, отключив в свою очередь связь большому отряду патрульных.

Хотя скорей всего его можно было назвать караванам. С помощью разведки диверсантов и наблюдательности местных фермеров им удалось установить, что раз в две недели на работающий в автоматическом режиме завод прибывает достаточно большой конвой. Пять экипажей уже виденных ими броневиков и несколько «обручей» в сопровождении двух воздушных зондов. Кроме самих патрульных в караване приезжали и специалисты на грузовых карах. Они сноровисто грузили на тяжелые машины продукцию завода и сразу же уезжали. Подойти снаружи к самому заводу было достаточно сложно, пять систем безопасности стерегли важную продукцию. Но у фермеров оказался в гостях человек, некогда работающий здесь, ион указал на забытые со временем старинные коммуникации и коридоры.

И вот сейчас бойцы отряда достаточно быстро смяли внутреннюю систему безопасности, а теперь прорывались наверх. Патрульные конвоя уже были связаны огнем со складских помещений, куда ворвались фермеры Макруса. Толстяк Рич со своей командой к этому времени выбил расставленных часовых, стрелок он был от бога.

Все оказалось рассчитано верно: броневики с тяжелым вооружением стали практически бесполезны в хаосе тесных помещений. Фермеры огрызались огнем и потихоньку отходили. Неосторожно высунувшихся патрульных, набранных, как и ловцы из предателей, отстреливали снайперы Рича.

— Есть, пошли, пошли! — шеф-сержант нажал кнопку общей атаки, и на планшете сразу двинулись вперед синие огоньки, обозначавшие бойцов его диверсионной группы. На мониторы их боевых шлемов уже легли отметки расположения вражеской техники и стрелков.



А патрульным сегодня сильно не повезло. По существу они и бойцами то не были. Часть из них успела поработать «ловцами», то есть занималась поиском и уловом оставшихся в живых гражданских. Остальных даже не успели толком натаскать на умении обращаться с оружием. Поэтому когда от направленных взрывов начали вылетать, казалось бы, намертво закрытые двери и люки, а неизвестно откуда посыпались трудноразличимые бойцы в камуфляже, то патрульные сразу растерялись и начали нести большие потери.

— Альфа-два двадцать слева.

— Три-бэта — не стой столбом! Коробка сразу справа!

— Идем по расписанию, не частите — Невелис внимательно рассматривал планшет, воздух уже понемногу наполнился гарью и пылью. Где-то рядом полыхал только что сбитый второй разведывательный дрон. Ждать подмоги караван уже не мог, оставалось только погибать. Вот уже полыхает третий броневик, а из стоящего рядом на коленях выполз патрульный в сером камуфляже. Из его носа и ушей текла густая красная кровь, в борт боевой машины только что ударил заряд инерционника. Броню он не пробил, но экипаж из строя вывел. Через пару секунд голова члена экипажа разлетелась в кровавой дымке. Тяжелые пули из старинного снайперского оружия были без промаха.

Вскоре рядом с убитым свалился и офицер, он прижимал руку в левому боку, заряд попал между пластинами кирасы. Затухающим взором он успел обвести грузовую площадку. Около оставшихся двух относительно целых грузовиков собрались последние работники каравана, они яростно отстреливались, пытаясь выгадать остаток жизни. Неожиданное нападение прошло слишком стремительно, чтобы на помощь кто-нибудь успел прийти. Офицер тяжело опустился на бетонную площадку и последнее, что он увидел в жизни, была стремительно приближающаяся ловкая фигурка. Что-то ярко блеснуло, и душа пропавшего человека ушла навсегда.



— Шеф, чисто.

— Дан, уводи своих. Сечеко на периметр, Цзы сворачивай сеть, Налич все прочесать!

Ну что же, все распоряжения сделаны, осталось ждать отчета. В сопровождении Бочили он двинулся к погрузочной площадке, оружие на боевом взводе и под рукой, рефлексы вбиты за многолетнюю службу крепко. Здесь было дымно, догорали два броневика, мерзко чадили огромные грузовые кары. То и дело по пути попадались трупы в зеленом и сером камуфляже. С высокого пандуса кто-то призывно махал рукой.

— Рамус, что у тебя? — недовольно обернулся Налич.

— Сержант, мы взяли двух пленных.

— Тащи к шефу.

Вскоре перед Невелисом стоящими на коленях оказались двое, на вид в рабочей одежде, обычные рабочие. Но что-то неуловимо отличало их от остальных.

— Колонисты? — вопросительно утвердительно вынес вердикт он — И что вы тут забыли?

— Вам всем уже крышка! — почему-то прервавшийся оплеухой вопль худого и чернявого колониста никого не удивил. Брин только усмехнулся, а его взгляд кричавшему сильно не понравился. Худые плечи колониста непроизвольно передернулись.

— Налич, пакуй их для допроса, а вы — он еще раз посмотрел на тех, кто предал человечество — хорошенько подумайте, как хотите умирать. Вот те ребята, это обычные фермеры. Хозяйство здесь ведется зачастую дедовскими методами, например они сами режут свой скот. Так что умереть вы можете или быстро и безболезненно, или очень долго и мучительно.

Второй колонист, старше и крепче на вид судорожно взглотнул, потом произнес тихо.

— Нельзя так поступать с людьми.

— С людьми!? — Невелис неожиданно вскипел — Вы предали людей! Вы приперлись сюда, окончательно угробив Землю, связались с чужаками, и еще чего-то требуете? Запомни, мы будем уничтожать вас всех, все ваше семя, до последнего!

Грозный взгляд шефа-сержанта пригвоздил чужака к земле, у того не было сил сопротивляться подобной сильной воле, и он униженно опустил голову.



— Ты чего так рассвирепел, Росомаха? — они уже сидели в фермерском рыдване, трясясь на кочках пустынной горной дороги. Сами горы были надежно укутаны туманом, а машины отлично экранированы и все это не было случайностью. Местные отлично умели предсказывать погоду, а техники отряда маскироваться.

— Да так, Макрус. Бесит их невозмутимость и нахрап. Как будто они считают себя солью человечества.

— А может так и считают?

Брин поднял удивленные глаза на старого друга.

— А ты откуда…

— Ты просто забыл, что мой дед был хранителем преданий.

— А, сказки…

— Как видишь, кое-что из них оказалось далеко не сказками.

Невелис задумался.

— Не напомнишь некоторые из них?

— Я лучше расскажу тебе главную. Когда-то все человечество обитало только на одной планете.

— Совершенно не доказано, брат. Мы слишком разные, поверь мне, я побывал на десятках планет. Не могли мы все произойти с одной.

— Помолчи, Брин, дослушай. Так вот, люди и тогда славились своим необузданным эгоизмом и природной агрессивностью. Эти качества помогли ему завоевать всю планету и поставить ее ресурсы под их начало. Но людей стало слишком много, а ресурсов все меньше. И вот при не самом значительном глобальном катаклизме часть людей встала перед выбором: или начать безудержную войну за ресурсы или найти другой способ спастись.

— Война на маленькой планете — снова покачал головой старый солдат.

— Да, так и было, брат. Наши предки умудрялись воевать на планете-прародительнице, чуть не угробив ее. Затем часть людей с Северного полушария смогли объединиться и отправить огромные массы людей в далекий космос. Здесь же за сотни лет мы смогли широко расселиться и снова поднять свой жизненный уровень.

— Тут многое не сходится: даже мы сейчас не обладаем ресурсами, чтобы осуществить такую масштабную экспансию. Это получается, что люди в те времена были более продвинуты в технике?

— Может быть и так — покачал головой Макрус — но скорей всего они умели концентрировать ресурсы и сильно себя ограничивать. Чтобы болтаться в пространстве десятки лет и выстраивать сотни лет новые миры требуется поистине божественная воля и выдержка.

— Тогда они и сами были подобны богам — склонил голову Невелис.

— Нет, брат, они всего лишь люди. Люди, бросившие вызов самой Вселенной. Раньше я не понимал, почему мой дед так выделял эти слова и много рассказывал о Древних. Теперь мне стало многое ясно.

Они задумались.

— Тогда и рассказы пленных колонистов становятся более понятны — хмыкнул Брин — Но что же за цивилизацию они построили с остатками человечества, если все-равно потеряли Землю и улетели к нам?

— Явно нечеловеческую — Макрус смотрел серьезно — Ты теперь понял, брат, почему мы обязаны вывезти это проклятое семя под корень. Уурды более честны, они просто чужаки и хотят экспансии, а эти… эти недостойны представлять человечество. Они все-равно его погубят, только перед этим отравят души.

— Я понял, к чему ты клонишь — Невелис покачал головой — Мои люди не согласятся на подобное. Во всяком случае, не сразу.

— У тебя есть время их убедить. Привлеки старого Иста, он неплохой рассказчик, а по существу еще и наш аналитик.

— Я подумаю.



За зиму и весну они нанесли по врагу еще несколько ударов. С орбиты в отдаленные от городов районы были сброшены несколько десятков контейнеров с оружием и припасами. Группу Невелиса пока еще не списали, но новости сверху приходили крайне редко. Противодействие флота уурдов пока было велико. Чужаки даже попытались перехватить пару контейнеров, сами, попав в тщательно организованные засады. Потеряв три летающие машины, три сотни наемников и кучу военной техники, местное командование предприняло ранней весной основательную карательную акцию. Но их удар пришелся на пустое место. Еще по снегу Невелис и старшие из фермеров отправили всех гражданских обратно в старые подземелья. Там ведь осталось достаточно припасов, а небольшие долины уже заросли первой зеленой травкой, безмерно радуя молочную скотину.

А в подземных выработках полузаброшенного горнодобывающего комплекса прогремел короткий и ожесточенный бой. Большая часть наемников и вооруженных колонистов так и остались в этих шахтах навечно. По существу ведь они воевали с тенями. Невелис использовал в этом бою только маленький отряд, облеченный в настоящие доспехи и новейшие камуфляжные плащи. Массовка в виде фермеров ушла через закрытые переходы в первые минуты сражения, оставив на сканерах разведдронов множество зеленых отметок. Командиры вражеского подразделения рано обрадовались, что смогли, наконец, обнаружить и локализовать это логово проклятых диверсантов. Их отряды очень быстро оказались локализованы в подземных проходах, застревали намертво в шахтах. А враг, враг буквально растворился в темноте. И потом, потом пришла смерть. Смертельное излучение, созданное при помощи оборудования захваченного зимой автоматического завода. Умные машины не были уничтожены, а изучены вдоль и поперек, и обращены против старых хозяев.

Последние командиры неудачливых вояк погибли от нападения «теней». Те выскакивали буквально ниоткуда, нанося короткие смертельные удары. За прошедший боевой год люди Невелиса заслуженно стали первоклассными бойцами, аккумулируя удачливый воинский опыт. Вдобавок к ним шеф-сержант получил почти пять десятков достаточно неплохих бойцов из фермеров. Пусть классом они были и пониже, но вполне годные для второстепенных операций, а главное, уже испытанные в реальном бою. Невелис не спешил увеличивать свое воинство, хотя к ним уже зачастили эмиссары из далеких краев, где остались очаги местного населения. Он заслуженно считал, что сейчас эффективнее не мощный кулак, а «длинная рука».



Стит Мон широко зевнул. «Блин, надо завязывать с этими ночными играми». Он мельком взглянул на грязную и мокрую площадь, где выстраивались на утренний развод рабочие отряды. Еще и погода никак не походила на весеннюю: ни солнышка, ни тепла, второй день шел мерзкий мелкий дождь. Два охранника вели в помещение цеха десяток женщин. Мон похотливо улыбнулся, выцепляя взглядом молодую стройную девушку.

— Чего свистишь, чудик? — вдруг раздался рядом хриплый голос. Мон испуганно обернулся: так и есть, опять этот ненавистный Дэвид. Светловолосый громила снисходительно наблюдал за патрульным — Рот не разевай на чужое. Такие девки принадлежат по праву нам.

Колонист сладострастно улыбнулся и загоготал — Эта новенькая цыпа отлично впишется в нашу компанию.

Девушка испуганно оглянулась, ей жутко не понравился взгляд этого громилы. Ничего хорошего он несчастной не предвещал. Охранники закричали, грубо подталкивая женщин в сторону ворот цеха. Им не терпелось побыстрее оказаться в своей каморке и пропустить по чашке чая. Хоть что-то на этой проклятой планете было приятным.



Мон неторопливо обошел сканирующие приборы, ежедневная утренняя процедура, уже изрядно надоевшая.

Но уж лучше нудная работа в большом городе, чем ставшие смертельно опасными дальние патрули. Он то еще хорошо устроился после вторжения. Его родная планета оказалась захвачена чужими внезапно, Мон не успел даже толком погоревать, как и на Плу были высажены первые десанты захватчиков. Эта полудикая планета не имела ни войск, ни порядочного гарнизона, слабое сопротивление было подавлено быстро.

Вскоре в их общежитии появились странные люди. Говорили они с легким акценты, большая часть их представителей была больше похожа на героев боевиков: рослые мускулистые блондины, хотя попадались и совершенно странные бойцы с черным цветом кожи. Это были Колонисты, те, кого несколько десятков лет назад приютили человеческие цивилизации. Их странный облик по слухам являлся продуктом генетических изменений, запрещенных на большинстве планет человеческой цивилизации. А самое странное, что эти вроде бы люди оказались ренегатами, то есть настоящими изменниками. Именно они и находились в десанте чужаков, и именно они пришли к обитателям рабочих общежитий предложить предательство.

Выбор был достаточно простым: Или, оказавшись крепким и здоровым, стать настоящим рабом, вкалывая на новых хозяев с утра и до вечера, не имея никаких прав; и, в конце концов, превратиться в переработанное в удобрение конгломерат. Или стать вооруженным слугой, опорой нового порядка. И если местные жители пытались сопротивляться, кидались с голыми руками на колонистов, то большая часть приехавших на заработки пошли на сделку с совестью. Они и так были здесь чужими, им постоянно об этом напоминали. Плу являлась планетой консервативной, здесь селились почитатели старины и простых технологий. Но для «поддержания штанов» все-таки приходилось добывать ценные породы минералов, и создавать некоторые производства. И работали на них в основном заезжие работяги. Таких «перекати-поле» всегда полно на дорогах Космоса. Кто-то бежит с бедных планет, кто-то ищет приключений вдали от дома, а кому-то все-равно, на чем заработать, или за счет кого продлить свою жизнь. Стит Мон был специалистом по технике и здесь устроился аппаратчиком системы Периметра.

— Ну, как? — непосредственный начальник, он же приятель О Рэкси, был хмур, явно вчерашняя настойка действовала.

— Все в порядке, шеф — подобрастно обратился к старшему Мон.

— И даже с пятым излучателем? Мне из Отряда на счет него всю плешь проели.

— Все в порядке и с ним, шеф. От этой мерзкой погоды контакты барахлили. Я все привел в норму.

— Сейчас проверю — Рэкси уставился на экран — Отлично, работает. Молоток, парень. Вот приятно с тобой работать, Стит. Не то, что с Иркусом. Вот ведь ленивая скотина! Иди, пей чай, там нам пирожных подкинули.

Мон улыбнулся, самое неприятное за день уже позади, теперь можно и расслабиться. Он скинул с себя дождевик и двинулся в сторону бытовки. Патрульный аппаратчик даже не понял, что произошло. Откуда то из угла колыхнула тень и он ухнул в тьму.

Очнулся Мон лежащим на полу в центре слежения. В зоне видимости наблюдалось валяющееся кресло наблюдателя, да и сам Рекси, лежащий боком. Мон попытался поднять голову, но она плохо слушалась. Руки были за спиной и скорей всего связаны. «Нападение!» — по позвоночнику пробежал холодок ужаса, а в животе стало невыносимо жарко, вскоре жар достиг и головы, сделав пунцовыми лоб и щеки патрульного. Видимо страх придал сил и у аппаратчика даже получилось сесть, оперевшись спиной на приборный ящик. Мон еще раз кинул взгляд в сторону пульта: глаза сначала зацепились за лежащее тело шефа. Живые люди так не лежат, голова странно повернута и виден остекленевший взгляд старшего смены. Затем глаза патрульного сфокусировались не самом пульте, там кто-то сидел, кто-то расплывчатый и неясный. Мон помотал головой и удостоился легкого подзатыльника.

— Али, тут местный очнулся. Шустрый малый.

— А — мутное туловище обернулось и дернулось к Мону, так и хотелось протереть заплывшие вдруг глаза.

— Ты кто? — Али откинул назад капюшон маскхалата, и изображение сразу стало четче. Мон к своему ужасу увидел настоящий боевой шлем с поднятым забралом, из-под него глядели пытливые, но холодные глаза бойца.

«Военные! Это диверсанты!» — нова волна ужаса, как стадо муравьев пробежала по спине.

— Ты что, глухой? — голос стал сильно недовольным.

— Не… ееее.

— Ё. Туро, дай этому придурку, что попить.

В глотку Мону сунули его же флягу, захлебываясь и сплевывая, ему пришлось высосать половину содержимого.

— Повторяю вопрос: ты техник?

— Да, да — яростно замотал головой патрульный.

— Отлично, смотри сюда — Али сдернул с предплечья какую-то трубку, затем развернул ее в лист. Лист замерцал и стал отчетливым экраном с картой периметра — Укажи, где ваши сканеры и излучатели стоят. Только смотри не дури, ты нас знаешь.

Мон отчаянно замотал головой, но, попытавшись привстать, рухнул на оплеванный пол центра.

— Тьфу ты! Туро, развяжи ему руки.

Мон почувствовал облегчение и начал разминать затекшие кисти, затее он замычал он боли, это сдернули липкую повязку со рта.

— Здесь, здесь и здесь — настоящий боевой планшет еще раз уверил незадачливого патрульного, что это настоящие военные диверсанты. «А эти придурки колонисты вещали о мятежных фермерах! Ну, все, нам конец, против армии мы ничто».

— Не врешь? — взгляд здоровяка не сулил ничего хорошего. Мон только смог промычать, у него отнялся от страха язык. Боевик подозрительно взглянул на него и что-то тихо пробурчал в микрофон боевого шлема. У дверей послышался шум, затем ввалилось еще двое военных. Они тащили под руки обмякшее тело, с ужасом техник признал в нем колониста Дэвида.

— Сажайте сюда — здоровяк кивнул на второй стул. Военные сноровисто привязали пленного к стулу и ушли.

А Туро вынырнул откуда то с ведром воды, которой и окатил пленного колониста. Дэвид быстро очнулся и начал ошарашенно озирался. Его взгляд остановился на трясущемся от страха Моне, а затем с ненавистью остановился на здоровяке.

— Проклятые свиньи! Когда же вы все сдохните!

— Поосторожней в выражениях, урод! — Али отвесил наглому колонисту оплеуху — Вопросы здесь задаю я, и твое дело на них правильно ответить. И в зависимости от того, как ты на них ответишь, ты умрешь или быстро, или медленно. Не думай, что ты долго продержишься, мы имеем опыт допроса с вашим братом. А как мы его делаем, сейчас увидишь на примере этого тухляка.

Рука здоровяка указала на патрульного, он уже держал в руках здоровенный фермерский тесак. У Мона все внутри разом замерло и захолодело, затем он неожиданно почувствовал, как пукнул чем-то жидким, и под столом начала быстро образовываться вонючая лужа.

— Тьфу! Туро, этот тухляк обделался! Слабак хренов. Эй, колонист, придется тебя резать.

Дэвид побледнел еще больше, его и так светлая кожа стала просто восковой. Он как кролик на удава, уставился на острие страшного даже на вид ножа, и начал, запинаясь говорить.

Али старательно сверялся со своим планшетом, иногда тыкал колониста ножом, добиваясь более точных показаний. Затем здоровяк с кем-то долго переговаривался, а снаружи стал отчетливо слышен звук боя. Туро в это время внимательно наблюдал в окно, используя какой-то хитрый прибор. Вот Али закончил разговор, спокойно достал маленький излучатель и выстрелил в лоб Дэвида. Мон с ужасом увидел, как голова колониста лопнула, мозги, моментально разогревшись, просто взорвали черепную коробку. Бывший специалист по аппаратной технике увидел совершенно холодные глаза бойца, с таким же взглядом прихлопывает надоедливое насекомое. Затем ствол излучателя повернулся на Мона, и на него свалилась вечная темнота.

— Туро, уходим!



Невелис стоял у развалин Бастиона. Так местные называли место бывшего дислоцирования гарнизона Гвардии. После захвата Плу здесь находился самый мощный узел обороны Урдов. Сегодня им повезло. Проходившие всю весну дерзкие операции в местных городах дали свой результат. Ресурсы набранных силой патрульных и пришедших с захватчиками колонистов были распылены по огромным секторам. Многие из них оказались убиты или взяты в плен. Колонисты же, ответственные именно за работу непосредственно с людьми на поверку оказались жуткими непрофессионалами. Одно дело заниматься захватом и распределением несчастных гражданских, другое — наладить грамотную противодиверсионную борьбу и контрразведку. Самих уурдов на планете почти не осталось. По слухам, полученным от пленных, в секторе дела у них шли не очень. По этой же причине не оказалось у врага достаточно военной техники чужаков. А новинки, полученные диверсантами, по протекции сенатора Заруби, оказались сейчас очень кстати.

Шеф-сержант не считал себя большим специалистом по военной тактике, он просто использовал свой опыт и придумки собственной команды. А это была именно Его команда. Люди, которые устали прятаться от врага, убегать от него на край света. Люди, захотевшие дать бой, свое последнее сражение. И еще были местные: фермеры, успевшие сбежать горожане, их семьи. Эти люди также готовы драться до последнего за свою родную землю, мстить за погибших и захваченных родственников. Их, неопытных в военном отношении, приходилось зачастую использовать «втемную». Они безропотно несли потери, умирали от разрывов инерционных снарядов, сгорали от лучей лазеров, корчились в трясучке высокочастотных импульсов. Но их смерти помогали военным уничтожать все новые и новые объекты планетарной защиты и инфраструктуры врага. Понемногу у Команды выстроился целый стратегический план — и вот они здесь. Бастион пал, вместе с сотнями своих защитников. Враг превосходил их числом и техникой, но они мертвы, а мы живы. Так и должно быть.

Только сейчас Невелис осознал, что все его планы сводились по существу к одному: уничтожать врага, неся самые минимальные потери. Ведь сколько выгодных в тактическом смысле идей и задумок были отвергнуты. Сколько пришлось отложить предложений о военном сотрудничестве со стороны местных групп самообороны. Люди Плу зачастую думали о мести больше, чем о военном смысле сопротивления. Ведь иногда лучше даже отступить и затаиться, чем привлечь на стратегически важный сектор излишнее внимание Уурдов. А то, что, в конце концов, они привлекут внимание чужаков, было ясно с самого начала. Ну что же, теперь им брошен прямой вызов! Пора начать серьезную игру.

— Шеф?

Невелис обернулся, рядом стоял Налич. Снятый шлем обнажил побритую наголо голову, иначе можно было остаться вообще без волос. Слишком часто они нынче надевали боевые шлемы. Сержант смотрел на своего командира устало, глаза были полны печали, но взгляд все также тверд. Многих они сегодня потеряли, но победа была полной!

— Командуй отход, Деуш — отдал приказ Невелис и двинул сам к вездеходу. По пути его перехватил Никос, командир союзного отряда местного ополчения. Бывшие горожане, полицейские и остатки гарнизона смогли продержаться в подземельях столицы почти год.

— Шеф-сержант, объяснитесь! — Никос выглядел всклокоченным и был одет не по форме, с амуницией и оружием у ополченцев понятные проблемы.

— Капрал, вы не в том звании, чтобы я давал объяснения — Невелис не останавливаясь, оборвал гневные выкрики командира отряда ополчения и его бойцов.

— Но как же? — Никос обескуражено собирался с мыслями — Почему вы уходите? Надо сначала, осмотреться и собрать трофеи. Город же у нас в руках!

— Вы уверены, капрал? — Невелис ткнул в сторону неба — Орбиту вы также контролируете?

— Сержант, вы хотите сказать… — высокая женщина в полной боевой амуниции, Брин вспомнил, что она была одним из командиров местной городской полиции, напряженно уставилась на военного.

— Да, скоро ждите гостей сверху. Думаете, Уурды это оставят просто так?

Никос забежал вперед и попытался преградить путь командиру диверсантов.

— Тогда тем более вы должны остаться и защищать город! Вы же военные!

— Неужели? — Невелис усмехнулся — Мы диверсионная команда, масштабные военные действия не в моей компетенции. И вам я советую убираться отсюда подальше, скоро здесь будет очень жарко.

— Эй, послушайте! Мы продержались здесь целый год! Мы будем сражаться за наш город!

— Тогда вы умрете — Невелис спокойно смотрел на брызжущего слюной Никоса.

— Но, зачем тогда это все?

— Вы сами добровольно предложили свою помощь, капрал.

— Это, это….

Но разгоряченного командира остановила женщина-полицейский.

— Сержант, у вас есть конкретные предложения для нас?

— Не для всех — Невелис внимательней присмотрелся к полицейской: волевое лицо, умные глаза — оставьте ваши координаты моему связисту, отберите самых боеспособных людей и ждите моего посланца. Все понятно?

— Так точно, сержант — женщина видимо приняла решение, так как отошла от своего командира и кого-то уже вызывала.



А среди горящих развалин суетились люди. Кто-то спешил на уходящий транспорт, кто-то недоуменно взирал на стремительную эвакуацию. А некоторые целеустремленно устремились к заваленным обломками входам в подземные хранилища. Судьба уже незримо разделила всех на живых и уже практически мертвых.

Вряд ли захватчики так просто отдадут обратно планету.



Безнадега — Новый уровень.



— Первый лейтенант Звиг Руидок — коротко отрекомендовался офицер в новой защитной форме. Только час назад на базу, где находилась сейчас команда Невелиса, пришел сигнал о высадке нового отряда коммандос.

Офицер производил двойственное впечатление: очень молод, припухлые щеки делают его еще моложе, рост и выпирающие мускулы говорят о нем, как о человеке сильном и тренированном, на лацкане висит престижный серебряный значок с крылом, знак принадлежности к высшей офицерской касте. Глаза уже достаточно повидавшего на своем веку бойца и человека, привыкшего отдавать приказания. Невелис привычно вытянулся по форме и представился сам. Руидок махнул рукой.

— Отставим официальщину, шеф, давайте присядем.

Брин махнул рукой в глубь коридора и уселся напротив.

— Мне как вас называть?

— Просто, лейтенант. Я, в общем-то, и не командовать вами направлен, шеф — Руидок усмехнулся краешками губ — Да и сами вы у нас легендарная личность.

— Даже так?

— Конечно! Даже не представляете, с какой радостью мы узнавали в те самые тяжелые времена о ваших победах. Пусть они и были маленькими, но они были.

Молодой паренек из «скаутов» стремительно ворвался в небольшую каморку, некогда принадлежащую техперсоналу подземной горной выработки, и поставил на импровизированный столик горячий чайник и бумажный пакет.

— Угощайтесь — Невелис развернул пакет и выложил на деревянную доску свежие лепешки, сыр и копченое мясо — чай тут очень вкусный.

— Ого, настоящий свежий сыр! Даже не представляете, как давно я его в последний раз пробовал.

Лейтенант с видимым удовольствием впился в сэндвич и с шумом сербал чай. Молодости свойственно принимать и получать от жизни все ее большие и маленькие прелести, как само разумеющееся.

— Мы снабдим ваших людей свежей провизией.

— Спасибо, будем очень рады. Армейские пайки уже вот где! У вас вообще большие запасы продовольствия?

— Нет, это местное производство.

— Молодцы! — лейтенант отодвинул кружку, глаза поволокло — А на некоторых запасных станциях царит настоящий голод. Даже запущенные биореакторы не способны накормить всех беженцев, люди умирают от плохой гигиены и болезней. Знаете, как жутко смотреть на застывшие в немой просьбе глаза матерей. У нас даже отбирали запасные пайки на станциях, иначе мы их все раздавали.

— Все так плохо? — Невелис наклонился вперед, ему уже нравился этот спокойный, рассудительный парень.

— Серьезно, хотя говорят, что все уже не так плохо, как было недавно — коротко отрезал лейтенант — Я, правда, не знаю всей картины боевой обстановки, мы также из боев почти не вылезали.

— Высадки?

— В основном разведка — Руидок потянулся за чайником — Ну и вкусный здесь чай, даже домом повеяло.

— А ты не очень разговорчив — усмехнулся Брин.

— Меня так учили.

— С академии? — сержант кивнул на серебряное крыло.

— Да — лейтенант усмехнулся только глазами — Небо 3, слышал о таком?

— Упасть, не встать! — Невелис был озадачен — Так значит…

— Да, я военный в двадцатом поколении, еще со времен первых Освоителей.

— Ну что ж, я очень рад такому командиру — Брин был искренен. Ведь «Небесные офицеры» считались в армии лучшими.

— Я не твой командир, сержант — Руидок покачал головой — Мне приказано действовать сообща, но решения мы будем принимать самостоятельно.

Невелис задумался, а потом с хитрецой взглянул на офицера.

— Разведке нужен офицер Уурдов?

— Кого? — непонимающе поднял голову лейтенант.

— Здесь так называют Урдов-чужаков.

— Понятно. Хм, а ты сечешь поляну, сержант.

— Мы, значит, в роли наживки получается?

— Да нет, не мысли так прямолинейно. Ваши успехи заинтересовали кое-кого наверху. А разведка отметила повышенную активность на орбите Плу. Чужаки ставят новые спутники навигации и связи, готовят посадочные платформы.

— Будет жарко — непроизвольно поежился Невелис, он то рассчитывал еще на пару месяцев относительного спокойствия. Пока они отбивали только немногочисленные атаки отрядов местных предателей.

— Да не сказал бы — Руидок спокойно отхлебнул чая — Нет у ваших Уурдов уже избыточных сил. В секторе Пигмалиона наши их конкретно прижучили. Планета, конечно же, в труху, но и потери чужаков зашкаливают.

— Жалко Пигмалиона.

— Что поделать, война — флегматично заметил лейтенант — Там уже практически не оставалось живых людей. Последние защитники взорвали производства токсичного неопрона, от него нет защиты. А Флот сорвал попытку эвакуации чужаков. Они все остались там навечно, все тридцать посадочных платформ.

— Сильно — покачал головой Невелис и представил тех, кто нажимал кнопки взрывателей. Уничтожить свой мир, чтобы жило все человечество. А он смог бы так?

— Ладно, сержант, мы еще о прошлом поговорим, нам есть чем поделиться друг с другом — Руидок закончил перекус и достал боевой планшет — Давай перейдем к неотложным делам.

— Перейдем — настроение у сержанта поднялось, он снова почувствовал крепкое пожатие боевого товарищества. Армия все-таки жива, она бьет врага!



— Дядя Рион — звонкий голосок доносился до специалиста по вооружениям группы сильно приглушенным — какой разъем?

— Ран, черт возьми, я же сказал тебе, что с синей отметкой!

— Тут нет такой.

Бочили еще раз чертыхнулся и полез сам. Этот склад оказался достаточно старым, можно даже сказать древним, и энергохозяйство здесь, мягко говоря, было странным.

— Мдаа — только и смог сказать Бочили, увидев хаотично, без стандартного расположения, раскиданные разъемы — Ну кто так строит? Ран, тащи сканер.



Спустя два часа изматывающей работа они сидели рядом с древним пультом управления. Здесь рулил уже Ран Удо, ему были знакомы подобные произведения местного инженерного искусства. А Бочили вспоминал, при каких обстоятельствах им пришлось встретиться после долго перерыва.

Это случилось вскоре после прибытия того странного офицера. Бойцы быстро просекли, что он из Оперативной разведки. Парни из его группы были настоящими кадровыми, такие сейчас встречались крайне редко. Из них слова лишнего было не выдавить, да и вообще общения они явно чурались. Но это неприятное обстоятельство им простилось после того, как разведчики передали бойцам Невелиса массу очень интересных и полезных штучек, и научили ими пользоваться. Техники и спецы по вооружению успели даже организовать своеобразный мастер-класс, на котором приезжие охотно поделились своим опытом. А сами соответственно с интересом внимали местным реалиям.

Но вскоре обстановка на поверхности планеты резко осложнилась. Уурды нагнали атмосферных штурмовиков, появились многочисленные разведзонды, а колонисты получили подкрепления. Пространство для маневра резко сузилось, совершать диверсии стало тяжелее. Ополченцы начали нести тяжелые потери.

В тот день группа Налича выводила группу самообороны из заброшенной штольни. Уурды нанесли удар бункерной миной, пробили верхние этажи, технологические проходы почти все засыпало, было много убитых и раненых. Бочили прочесывал боковой проход и наткнулся на плачущего подростка. Тот моментально среагировал на чужого, резко подняв небольшой излучатель.

— Эй, парень, осторожней с этим — крикнул боец и оглянулся. Удар пришелся наискось, сверху упало несколько металлических балок, осыпалась техническая ниша, а кабель буквально свернулся в узел. Рядом с сидящим подростком Бочили заметил грузное тело. «Живые так не лежат» отметил боец и внимательно взглянул на юнца.

— А я где-то тебя видел.

— Да — паренек подтер сопли — это вы научили меня работать с этим — он указал на излучатель. Бочили автоматически отметил, что парень держит оружие грамотно и уверенно, а само оно в отличном состоянии.

— Теперь вспомнил, у тебя отец фермер? О, черт, это он? — он кивнул на тело.

— Да — парень подозрительно всхлипнул — задело взрывом.

— Ну, ты, давай, держись. Война идет, ничего не поделаешь, брат — Бочили еще раз оглянулся, не нравилось ему тут. Еще один взрыв и их обоих завалит — Давай выбираться, тут опасно.

— А как же папа? Мы его так и оставим.

Боец задумался, был у местных такой пунктик с обязательными похоронами.

— Давай я тут заряд поставлю — он показал на не обрушившуюся половину прохода — и путь закроем, и как могила получится. Никто твоего отца больше не потревожит. После войны его легко будет найти, если сектор запомнишь.

— Я запомню — парень выдохнул, он был явно растерян, а этот боец показал правильный выход из ситуации.



Так и появился в отряде молодой боец Ран Удо. Поначалу Невелис был категорически против — «Мне и так эти фермеры всю плешь проели, так вы еще и детей набрали!», ругался он. Но сметливый паренек команде понравился, эдакий «сын диверсионной команды». Договорились, что в открытый бой он не пойдет, а будет на подхвате, осваивать тяжелую науку убивать чужаков и себе подобных.



Удо попытался разок сбежать к ополченцам, «мстить за отца», как он сказал. После поимки беглеца между ним и командиром состоялся тяжелый разговор.

— Я все-равно уйду — парень надул губы — Я хочу убивать этих гадов!

— Хочешь умереть? — Брин сидел уставший, положение и так тяжелое, так еще и этот… «мститель».

— Ну и умру! — с вызовом ответил Ран.

— А о нас ты подумал? — Невелис неожиданно рассвирепел, напугав подростка — Как мы потом будем жить?

Мы, взрослые мужики должны идти в бой и умирать, а не вы — дети и женщины. Для этого мы пошли в армию, для этого нас учили. Ты что, думаешь, что много видел? А видел ты, как здоровые бойцы выбираются из шлюза и катаются по полу отсека, воя как раненые звери и сдирая ногти в кровь. Они защищали спасенных женщин и детей, когда в соседний отсек их корабля попала ракета. И совсем малыши, и такие как ты выпадали в вакуум, махая конечностями в поисках опоры, раздуваясь, с лопнувшими глазами и вскипевшей кровью, они умирали страшной смертью. А эти закаленные сражениями бойцы бессильно наблюдали за тысячами умирающих в иллюминаторы. Ты думал, каково им!? Да проще броситься грудью на плазму!

А экипажи спасательных капсул? Ты видел их полубезумные глаза? Они принимали последних эвакуирующихся на захваченной чужаками планете. Им кидали в руки детей, пока они сдерживали натиск отчаявшихся взрослых. Матери выкрикивали проклятья, когда пилоты закрывали люки. Они даже не могли заменить собой кого-либо из оставшихся детей, экипажи нужны для полета, для спасения. И им приходилось наблюдать внизу десятки тысяч людей, которым уже не было спасения. Целое море голов, посылающих тебе вслед проклятия или благословения. И вслед за экипажем на стацию вваливался рой плачущих, бьющихся в истерике людей, в основном детей и немногих молодых женщин. А мы же только могли принять их, найти временное убежище. У нас не было для них слов ободрения. Их мам и пап мы уже не спасли.

Ран опустил голову, он никогда не задумывался об том ужасе, который царит сейчас в человеческих колониях. И он никогда не видел своего волевого командира в такой ярости и гневе.

— Ты пойми, парень, это наша война, это наша ответственность! Мы обязаны таких, как ты сначала вырастить и обучить, а уж потом использовать. Иначе грош нам цена, как мужчинам! Откуда тогда появятся новые поколения, если и ваше сейчас погибнет? Потом, когда вы уже вырастите, именно вы встанете грудью на защиту следующих племен человечества. Это уже будет ваше право и ваш долг. Ты понял меня, Ран?

— Да, командир — подростку трудно было признать, но старший товарищ оказался прав — Я понял — Ран тяжело вздохнул и встал с места — Разрешите идти?

— Разрешаю. Только запомни, еще один подобный взбрык, и мы расстанемся.

Невелис смотрел еще некоторое время вслед парню. Он и сам не понимал, зачем возится с этим ершистым подростком. Может потому, что и сам был когда то таким? Ведь проще выгнать его из отряда, чем сделать его настоящим воином: «Черт возьми, что за времена! Если мы должны учить своих детей убивать?».



— Удо! Где предохранитель?

— Так он у тебя в «зеленом» кармане.

— А? Точно, что-то у меня голова сегодня плохо работает.

— Еще бы — Ран усмехнулся — Видать, вы хорошо вчера посидели с дядюшкой Истом.

— Это да — Бочили потряс головой — этот ваш старик просто наполнен старинным историями и легендами.

— И у него лучшее в округе пиво.

— Э! Не ехидничай, скаут! Лучше подай ящик с инструментами. Надо сегодня закончить на этой станции.

Через полчаса напряженной работы они получили сигнал по проводной связи. Экранированные кабеля являлись самой надежным способом связи на оккупированной чужаками планете. Наследие эпохи освоения Плу. Планета тогда имела нестабильное магнитное поле, а орбитальная группировка спутников связи была поселенцам не по карману. Вот и появилась эта глобальная сеть, благо материала для нее в недрах Плу оказалось предостаточно, а жители были примерными работягами. Повстанцы получили в свое пользование старинные планы заброшенной сети и теперь приводили ее в порядок.

— Что там? — юный скаут пытался заглянуть на экран боевого планшета.

— Нам посылка, собирайся.

Два раза приказывать было не надо, Удо сразу же схватил армейский баул и начал собираться. Техники сумели подогнать под худощавого подростка боевую кирасу и выдали ему настоящий маскировочный плащ, трофей, взятый у колонистов.



— Это здесь — Бочили кивнул в сторону небольшой расщелины — Флотские грамотно присадили посылочку. Вот та скала отлично экранирует модуль, вражеский зонд должен быть прямо над расщелиной, чтобы посылку засечь. Ран, ты его видишь?

— Он там — молодой скаут использовал настроенный специально сканер и уверенно поставил метку.

— Отлично! Можно посылать грузовую группу — Бочили покрутил планшет, настраивая поисковый луч, наконец, он поймал сигнал и отправил сообщение, потом удовлетворенно оглянулся — А у нас неплохая получилась команда, скаут.

Удо только кивнул головой. Он был очень рад, что наравне с взрослыми занимается обычной боевой работой. Ведь это значит, что надо не только стрелять во врага, но и готовить удачные операции, и обеспечивать их оружием и снаряжением. А это четыре пятых всей работы диверсионных подразделений.



Сверху опять громыхнуло, посыпался песок. Хорошо, что они поставили оборудование на амортизационные платформы, за его целостность можно было не опасаться.

— Шеф — от пульта повернулся Цзы, проверенный связист их команды — еще две точки накрылось. Два подобных удара и мы без сотовой связи.

— Как кабеля?

— Пока в норме, но чужаки их постоянно прощупывают, скоро начнут давить.

Невелис промолчал в ответ, только сжимал губы и нервно ходил по отсеку, оборудованному под передвижной пункт управления. Этот горнодобывающий комплекс достаточно долго казался им неприступной крепостью. Их команды уже отбили два нападения колонистов, но сегодня все выглядело намного серьезней.

— Еще два летуна — капрал Хейл поставил две свежие отметки на развернутом полевом планшете, занимавшем целиком большой грубо сколоченный стол. Невелис перевел взгляд на большой экран, стоявший посреди множества более мелких. Треугольник воздушного аппарата уурдов расцвел красной вспышкой. Достаточно мощные излучатели этих флайеров доставляли им сегодня достаточно хлопот.

— Черт бы их побрал! — капрал отвечал за ПВО, а у воздушных стрелков уже половина батарей оказалась подавленной — Шеф, я не могу захватить все птички, мешают сильные помехи.

— С орбиты ставят — Сечеко теребил пшеничный ус, его лицо было мрачным, повстанцы несли большие потери. Кроме броневиков колонистов, сегодня и так многочисленных, в атаке участвовали и сами уурды, в тяжелых бронеэкзоскелетных «ходоках». Пробить подобную технику обычным оружием было достаточно сложно. Но отдельный отряд фермеров умудрился завалить два «ходока» устроенными искусственно осыпями. После этого уурды избегали двигаться в углублениях и канавах.

Наверху прогрохотал новый мощный взрыв, убежище на этот раз сильно тряхнуло.

— Черт! Песок за шиворот попал.

— Наденьте шлемы — скомандовал Невелис — Цзы?

— Мы лишились сотовой связи, командир.

— Достал! — кто-то прокричал прямо в открытом эфире — Шеф-сержант ругнулся — Какого черта!?

Хейл пробежался по планшету и резко скомандовал.

— Зенит три, почему нарушаем! Переключайтесь на запасной канал. Ситуация?

— Это Зенит три. Мы достали отбомбившегося летуна. Похоже, он был ведущим.

— Понял — командир ПВОшников повернулся — шеф, одна из птичек сбита. Остальные отошли, видать, и в самом деле мы достали их командира.

— Отлично. Сечеко, попробуй достать что-либо с этого аппарата. Форпост один, доложи обстановку.

В колонках слышался только вой и какой-то хрип.

— Шеф, они гасят кабельную связь, сейчас включу усилители.

Чуть позже стал узнаваем голос Налича.

— Крепость, это форпост один. Как слышите меня?

— Слышим отлично, доложите.

— Орудия два и три уничтожены. Ракетная установка также сбита. У меня трое убитых и пятеро раненых.

— Сколько? — сердце старого солдата сжалось, ведь это погибают его друзья и товарищи.

— Командир, мои ресурсы исчерпаны — голос сержанта был печален.

— Отходите, взорвите вторую шахту и отходите по лазам.

— Командир, ты уверен?

— Выполняй приказ, мне больше не нужны погибшие. Как понял?

— Понял отлично, выполняю. Отбой.

Невелис повернулся к боевым товарищам. Те молча взирали на своего испытанного командира. Опять отступать? Они слишком много в последнее время потеряли.

— Что молчите? Нас давят, придется отходить. Хейл, есть связь с главной установкой?

— Нет, шеф. Видимо их всех засыпало.

— Без нее нам не выстоять — принял решение Невелис — Значит так, слушать мою команду. Отходим по второму маршруту, организованно, раненых в трициклы. Я остаюсь на прикрытии.

Все понимали, что это тяжелое решение. Несколько месяцев они готовили эту крепость для обороны. С орбиты пришли десятки посылочных модулей с оружием и оборудованием. Ради этого погибли два транспорта и один фрегат прикрытия. Ради этого со всей округи шел непрекращающийся поток с материалом и снаряжением. И вот теперь приходится снова уходить в неизвестность.

— Росомаха — вперед выступил Макрус — останусь я. Ты нам слишком важен. И не пререкайся, ты понимаешь, что я сейчас прав.

Высокий военный молча посмотрел на старого друга детства и покачал головой. Какие же безжалостные решения порой приходится принимать командиру!

— Иди к своему отряду, мы оставим вам все ракеты. Цзы, Хейл, Турка, сворачивайте командный пункт. Всем команду на отход.



Ран Удо открыл глаза и сразу же закашлялся, воздух в бункере был полон пыли. Она забивалась в глаза, ноздри и рот. Парень сплюнул вязкую слюну и жадно задышал ртом. Где они, что случилось? Чуть позже пришло осознание: «Нас накрыло импульсом!». Он приподнялся и оглянулся, рука привычно потянулась к поясному ремню, излучатель на месте! Подросток обнаружил тут же небольшую флягу и жадно присосался к залитому туда еще вчера морсу. Переведя дыхание, Ран вскочил как ужаленный.

— Бочили! Командир.

Подросток беспомощно озирался, часть стены бункера, и секция потолка обрушилась, оттуда беспомощно свисали обрубки проводов. Но огоньки запасного пункта управления в дальней угловой нише мигали, значит, питание было. Не зря они так долго тут копались, вводя в строй резервные системы. Техники из местных ругались на лишнюю, на их взгляд работу, но Бочили строил систему основательно. И как оказалось не зря. А где он сам? Ран встал с колен и внимательно осмотрелся. Вот, там за рухнувшей стенкой знакомый цвет военной формы!

Специалист по тяжелым вооружениям отряда оказался наполовину засыпан, но дышал. Подросток начал было раскидывать яростно обломки голыми руками, но сразу поцарапал кисти, боль привела его в чувство. «Надо все делать думаючи» — вспомнил он девиз засыпанного бойца. Ран кинулся к шкафчику с инструментами, благо тот оказался цел. Нацепил рабочий фартук и рукавицы, достал небольшую лопатку и ломик. Теперь дело пошло значительно быстрее, он поначалу расчистил голову пострадавшего и привел того в чувство. Бочили шумно задышал, чихнул и жадно припал к фляге с тоником. Ресницы, запорошенные цементной пылью, слегка подрагивали, а глаза уже смотрели вполне осмысленно, запекшие губы произнесли.

— Освободишь мне руки?

— Сейчас, дядя Рион.

Со свободными руками взрослого человека дело пошло быстрее, но ноги оказались крепко накрепко зажаты. Их держали остатки мебели, на которые обрушилась потолочная плита.

— Стой, парень — Бочили крепко запыхался — Так дело не пойдет, тебе одному не справится.

— Но… — паренек чуть не плакал.

— Что такое боец? Вытри слезы, у нас есть боевая задача. Что сейчас с питанием?

— Есть.

— Давай так: достань запасную аптечку, я вколю себе кое-что, и тащи из ящика запасной компрессор, попытаюсь использовать его как домкрат, подай еще тот ломик, пожалуйста.

Удо стремительно бросился выполнять приказания старшего, теперь у него была ясная цель, и совершенно не было времени для паники.

— Вынеси сюда планшет от пульта. Теперь слушай меня внимательно, Ран. Сегодня ты должен выполнить то, ради чего тебя учили. Видишь уровень заряда, запусти программу номер три для быстрого заполнения емкости шаров. Понимаю, что это перегреет стабилизаторы, но нам деваться некуда. Связь с центром у нас еще есть, помнишь тот лаз, в котором только ты работал? Никто туда больше не мог протиснуться.

— Да.

— После полного заряда, запусти инициацию этого узла связи, до того как эти уроды его заглушат, ты успеешь получить координаты цели. Наверху еще идет бой, слышишь?

Где-то ухали заряды, пол иногда сотрясали мощные разрывы, из разбитых стен и потолка сыпался песок и щебенка. Отряд еще сопротивлялся.

— Как только получишь все данные, только тогда включай боевую программу. Дальше все пойдет по плану. Ты меня хорошо понял, парень?

— Да.

— Не слышу, скаут — голос Бочили стал тише, его глаза поволокло.

— Так точно!

— Вот и ладно. Меня сейчас начнет вырубать от лекарства, придется тебе самому крутиться. Если помощь не придет, выбирайся отсюда сам, не надо меня вытаскивать, погибнешь. Ты хотел настоящего дела, скаут, вот оно само тебя и нашло. Давай, не подведи нас, малыш.

Голос бойца становился все тише, а Ран еле сдерживал предательски накатывающие слезы. Но делать нечего, надо работать! Именно так — работой называли бойцы свое воинское дело.

Подросток с неотрывным вниманием наблюдал на показаниями прибора, где шкала заряда неотрывно нарастала. Ведь одной из причин обустройства базы в этом комплексе было наличие мощной работающей гидроэлектростанции, спрятанной в недрах горного кряжа. Подземные потоки беспрерывно крутили лопатки турбины, позволяя создать огромные резервы энергии. Вот и сейчас колоссальные шары плазменного орудия ПВО накапливали необходимый для выстрела заряд.



— Шеф — раздался позади голос Цзы — у меня что-то непонятное происходит, взгляните сами.

— Что у тебя? — Невелис был раздражен, даже можно сказать зол, но связист славился своим упрямством — Это что еще такое? Откуда сигнал?

— Скорей всего с бункера, командир.

— Но они получили прямой удар, и никто после него не выходил с нами на связь.

— Значит, еще кто-то остался — Хейл прямо на старом табурете развернул свой переносной пульт — Цзы, врубай большой экран, мы еще его не отключили.

— Какого хрена ты задумал? — Невелис зло глянул на главного ПВОшника — Мы отходим, задерживаться никак нельзя!

— Подожди, шеф. Так и есть! Бочили использовал запрятанную в технический лаз ветку связи, урды ее уже блокировали, но мы успели отправить ответный сигнал.

— Говори конкретней! — вспылил шеф-сержант — У меня сейчас лейтенант на связи будет, спутник над нами.

— Смотрите на экран, командир — как-то приглушенно ответил на крик Цзы.

Оставшиеся целыми камеры давали четкую картинку на выпуклую скалу, находившуюся на левом фланге. Часть ее неожиданно вспучилась, и сквозь пылевую завесу оттуда вырвались с десяток красно-желтых шаров.

— Они это сделали, командир! — яростно кричал уже Хейл. Он успел переключить камеры и теперь на экране наблюдались летательные аппарату чужаков, пытающиеся отчаянно уйти от неизбежного конца. Но только один из них сумел увернуться от шара и стремительно уйти вниз к узкому ущелью. Остальные боевые флайеры один за другим исчезали во вспышках, когда сталкивались с шарами стремительно несущейся плазмы. Командование чужаков оказалось не готово к подобной высокотехнологичной обороне.

В отсеке стало шумно, через открытый люк вваливались все новые бойцы, они радостно кричали, сжимая в руках оружие. Буквально за несколько минут проигранное сражение превратилось в убедительную победу.

— Шеф?

— Выводи на кабельную! — Невелис обрел, казалось уже напрочь потерянную уверенность — Всем подразделениям! Это ваш командир. Угроза с воздуха больше не существует. Переходим ко второму варианту, отставить отступление. Только вперед! — он выключил микрофон и повернулся к стоявшим в отсеке бойцам — Чего встали? Цзы, Хейл, Турка, разворачивайте обратно пункт управления! Остальным на боевые посты, живо я сказал!

Солдаты радостно кинулись выполнять приказание, им также вернулась уверенность в победе. В скором времени на ПУ начали поступать доклады из групп и подразделений. Связь уже не глушилась, связисты подключились к оставшимся кабелям, а коммуникаторы бесперебойно принимали и посылали зашифрованные послания. Отряды фермеров отрапортовали, что задержали продвижение пехоты колонистов. Их бронетехника по большей части пылала, подожженная направленными ракетами, которые без глушения наводящих сигналов поражали врага точно.

А на флангах начали работать передвижные точки с ударными излучателями, отличное средство парализации экзокостюмов. Невелис возился у вновь развернутого тактического планшета, когда в наушнике раздался сигнал срочного вызова и голос Цзы — Шеф с вами срочно просит переговорить лейтенант.

— Что? Давай.

Вскоре раздался приглушенный голос командира второй диверсионный группы Гвардии.

— Шеф-сержант, это лейтенант Руидок, как слышимость?

— Отлично, лейтенант.

— Что у вас там происходит? Почему не прошел сигнал об эвакуации? Мы пока еще на месте.

— Эвакуация отменяется, лейтенант. Присланная нашими умниками плазменная установка сработала на отлично, мы перешли в контрнаступление.

— Вот даже как? — в эфире послышался смешок — Брин, вы в своем привычном репертуаре, никак не хотите расстаться с Плу.

— У меня здесь бабка и дочка, а также куча друзей. Куда я денусь!

— Хорошо! Помощь нужна?

— Не откажусь.

— Посылаю тогда группу ПТОшников, они неподалеку, в засаде.

— Лейтенант и группу зачистки.

— Это зачем? — офицер явно жабил свою лучшую группу.

— Вы, кажется, хотели кого-то из уурдов? Сейчас их тут будет полно. Чужаки так были уверены в своей победе, что прислали целое подразделение в экзоскелетах.

— Вот это ты порадовал, шеф! Скоро будут.

— Ждем.

— И это, Брин. Скажу только тебе. Наверху началось подозрительное оживление. Наши протолкнули две станции и эскадру фрегатов. Очень похоже на тактический десант.

— Надеюсь, что это так, лейтенант.

— Я тоже. Пора уже действовать. Мои идут к тебе, встречай. Отбой связи.

— Отбой связи — машинально проговорил Невелис и поднял голову от планшета. «Неужели началось?»

Но приятные мысли лучше додумывать после неотложных дел, к командиру опять обернулся Хейл.

— Командир, мои парни добрались до бункера, вытащили оттуда живым Бочили.

— Молодец! Я всегда знал, что на этого парня можно положиться.

— Он был без сознания, шеф.

— И?

— Установку запустил не он.

— Говори уже не томи!

— Скаут Удо, это он герой дня.

Сидящие в ПУ суровые воины переглянулись, они улыбались, улыбался и Невелис. «Не подвел парень, ох не подвел», но вслух он сказал иное.

— Ну что за галдеж! Работаем, работаем!



На экране заполыхало багровым, это местное светило перед закатом вынырнуло из облаков. Красно-желтые лучи пробивались сквозь поднятую взрывами пыль, контрастно очерчивая чадящие черным боевые машины. Между ними мелькали фигурки людей, все еще не наигрывавшихся со смертью. Старуха процентщица собрала сегодня обильную жатву из существ с различных планет, и даже галактик. Вот сегодня у нее там неразбериха со статистикой!

А души оставшихся в живых людей сегодня воспряли. Они уничтожили единственный боеспособный отряд чужаков на всем полушарии. Это была поистине колоссальная победа в изнурительной, многомесячной кровавой борьбе, на которую их поднял неизвестный гвардейский сержант. Они прибыл сюда от отчаяния, без надежды на будущее, но смог подняться над собой и вырвать из судьбы лучшую долю для себя и родных ему людей.

Ибо было некогда сказано: Движение есть жизнь! Движение сердца порождают чувства, движения души желания, а движения тела порождают свершения.

комментарии
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив