Приоритетная миссия - Георгий Лопатин скачать бесплатно

Скачать Приоритетная миссия
3 часть
00

Краткое описание

Перед тем, как скачать книгу Приоритетная миссия fb2 или epub, прочти о чем она:
Сергей Богуславский стремится обрести место в неожиданном для себя мире, и прилагает огромные усилия, чтобы сорвать государственный переворот, угрожающий спровоцировать сползание России к гражданской войне, ввергнувшей страну в хаос. После подписания сепаратного мирного договора с Германской империей придётся обеспечить надёжную защиту и себе и российскому императору. Преобразовав жандармерии в новую специальную службу, он создаёт карательный орган, способный полностью искоренить всякую нелегальную оппозицию. Ему предстоит предотвратить целую серию попыток убить царя и убедить общественность, что для закона больше не будет неприкосновенных персон, проведя десятки уголовных процессов против высокопоставленных особ, погрязших в коррупции. Полученное на этом пути прозвище «Цепной пес самодержавия» вызывает в нём лишь чувство гордости.

Cкачать Приоритетная миссия бесплатно в fb2, pdf без регистрации


Скачать книгу в Fb2 формате Скачать книгу в PDF формате

Читать книгу Приоритетная миссия Полная версия

Приоритетная миссия


Юрий Медведев отлично прижился в другом мире, но он вернулся на Землю за сестрой и матерью. И здесь узнал, что его близких похитил старый знакомый – освободившийся от демона и вернувший себе силы маг Андр, он же Андрей. Обиженный маг полон жажды мести, и если его не остановить, мир погрузится во тьму.
Юрию не остается ничего другого, как вступить в смертельную схватку со старым врагом, чтобы для начала спасти свою семью, ну а потом, как водится, мир или даже сразу два!
v 1.0 – создание fb2 (irul)
Георгий Лопатин
Миссия спасения: Приоритетная миссия
Выпуск 33
Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону
© Георгий Лопатин, 2018
© ООО «Издательство АСТ», 2018
Действующие лица романа вымышлены, автор не несет никакой ответственности за любые случайные совпадения с реальными событиями.
Пролог
Рушников Игорь Семенович, олигарх местного значения, пятидесяти пяти лет, положил под язык очередную таблетку «от сердца» и продолжил с напряжением всматриваться в «зону особого внимания», она же аномалия, в которой пропало несколько человек, в том числе его сын.
А сердце давало о себе знать остро-режущей болью, оно вообще в последние годы сильно сдало, о чем свидетельствовали три перенесенных инсульта и едва пережитый инфаркт, который чуть не сделал его паралитиком. Он едва сдерживал нервное напряжение, но его состояние можно было понять, приближался час «Х», вот-вот станет ясно, обретет ли он сына, пропавшего более шести с половиной лет назад в этой обычной на первый взгляд лесопарковой зоне.
Во время поисков сына выяснилось, что в этом пригородном леске пропало около десятка человек, всякие грибники, нелегальные заготовщики дров, охотники… И это те, о ком точно известно, но не маньяк тому виной, а, как стало недавно известно, какая-то аномалия, ведущая в другой мир. И вот, чтобы вернуть своего сына, вундеркинда и гения, Игорь Семенович пятнадцать месяцев тому назад послал в этот неизвестный мир некоего Юрия Медведева, чтобы тот нашел и вернул назад его сына, живым или мертвым.
Вот активнее зашевелились «головастики» или «безумные ученые», что посредством различных приборов и датчиков контролировали район аномалии, отслеживая множество параметров, начиная от изменения напряженности магнитного поля и заканчивая гравитационной составляющей. Параллельно они пытались выяснить какой-нибудь внешний фактор, что активировал аномалию, дабы уже самим попробовать ею управлять, но пока с этим было глухо, ничего обнаружить не удавалось, а значит, ключ, открывавший дверку, скорее всего, находился на той стороне, и тут уже ничего не поделать.
Игорь Семенович уже не раз видел эту суету и знал без наблюдения за изменением всяких графиков, что аномалия начала работу. Еще немного и появится туман, а потом… Вот в том, что случится потом, и заключалась вся интрига. Удалось ли Юрию найти сына? Жив он или погиб, и назад вернутся только его бренные останки?
Впрочем, могло случиться и так, что Медведеву не повезло, и он, вполне вероятно, мог сгинуть сам, ведь неизвестно, какие опасности существуют в том мире. Тем более что с пустыми руками ему возвращаться не имело смысла, что называется, себе дороже, а точнее его сестре. Ведь за сыном Игоря Семеновича он отправился не совсем добровольно, но не забесплатно, а в обмен на то, чтобы его сестре смогли сделать сложную и дорогую операцию по пересадке сердца, в которой она срочно нуждалась. И если бы он вернулся с пустыми руками, то… сердце как поставили, так и обратно вынули бы.
На этот случай, если в первую половину работы аномалии или портала никто не появится, ни сын Игоря Семеновича, ни сам Юрий с его останками, в иной мир готов был шагнуть новый поисковик. Вот он стоит рядом в полной «боевой готовности», тоже подневольный доброволец.
– Активация! Фаза-один! – выкрикнул один из «головастиков».
И действительно, между деревьями появился и стал быстро густеть туман.
– Михаил, готовность номер один, – сказал начальник охраны Максим Ходаков второму поисковику-засланцу.
Тот напряженно кивнул.
Игорь Семенович с легким стоном, который не удалось подавить, схватился за сердце и поморщился от острой боли. Хорошо, что сидел в машине, а то так и упал бы на землю от слабости в ногах. Того и гляди очередной инсульт случится или вовсе инфаркт, а это уже с большой долей вероятности конец, это в лучшем случае, в худшем – паралич и полная беспомощность. Но момент слабости никто не заметил, всеобщее внимание было обращено к аномалии.
– Нет… я должен дождаться… – прошептал он едва слышно.
– Активация фаза-два! – выкрикнул, не сдержав волнения, глава научной группы.
И как по команде среди деревьев возникла шаровая молния.
Быстро побежали секунды обратного отсчета.
– Ну-у! – взвыл Игорь Семенович.
Таймер с безжалостной точностью отсчитал полминуты. И ничего.
Рушников без сил рухнул в свое кресло с потухшими глазами, слабо кивнув своему начальнику охраны.
– Пошел! – скомандовал тот Михаилу.
Второй поисковик резко стартанул в сторону парящей меж деревьев сферы портала, что должна была продержаться еще секунд двадцать-тридцать. Шаровая молния на резкое движение отреагировала, как и ожидалось от нее, то есть метнувшись навстречу живому существу.
Раздался хлопок. Портал сработал.
– Игорь Семенович, – взволнованно позвал своего работодателя начальник охраны.
– Что? – медленно, даже с трудом поднял голову местечковый олигарх.
Неудача с возвратом сына словно выпила из него все силы. А ведь он так надеялся…
Вместо ответа начальник охраны только кивнул в сторону сработавшей аномалии.
– Посмотрите…
Рушников посмотрел и тут же вскочил с кресла, хорошо еще, что машина была открыта.
Туман после срабатывания аномалии быстро рассеивался, и можно было увидеть, что между деревьев валялось два тела, к которым со всех сторон бежали охранники.
– Андрей! Сынок!!!
Рушников, позабыв о больном сердце, помчался к своему сыну, выпавшему из аномалии прямо на Михаила.
Охранники, естественно, оказались у цели раньше и подняли обоих на ноги. Михаила сразу оттеснили от сына местного олигарха и выглядели при этом несколько озадаченными. А все дело в том, что у сына Рушникова оказались связаны руки, а еще во рту был кляп. Да и сам объект выглядел как-то странно, было в нем что-то такое… сразу и не описать.
– Что за черт?! Развязать и вынуть кляп! – приказал разъяренный наниматель, и начальник охраны, хоть и видел, что дело нечисто, лично принялся исполнять распоряжение своего шефа.
Но не успел он окончательно распутать руки Андрею, как тот вырвался и, оттолкнув Максима Ходакова, с каким-то диким рычанием кинулся на своего отца, что подошел вплотную, дабы обнять своего сына.
Начальник охраны не сплоховал и с помощью своих подчиненных сумел оттащить от своего шефа крепко вцепившегося в него взбесившегося Андрея. Рушников, с хрипом дыша и растирая горло, выглядел при этом растерянно.
– Сынок… Андрей… Что с тобой случилось?.. – пробормотал он.
Но сын Рушникова не реагировал на слова отца, а с рычанием пытался вырваться из крепкого захвата охранников, при этом по возможности стараясь кого-нибудь укусить.
Глава 1
«Двенадцать лет… – возникла первая мысль сразу же, как только Юрий Медведев открыл глаза в момент пробуждения. – Двенадцать лет в этом мире, а дома прошло всего каких-то два с половиной года. Даже не верится…»
Юрий стал невольно вспоминать, что случилось за это время, а произошло много чего. Приключения следовали одно за другим, и каждое могло закончиться для него весьма плачевно.
А началось все с того, что с Земли сюда через аномалию умудрился попасть сынок одного бизнесмена. Мажоры решили развлечься с девочками на природе в пользующемся дурной славой леске неподалеку от города, ну и развлекся на свою голову в момент активации аномалии-портала. С таинственной пропажей многообещающего наследника полиглота и просто гения-вундеркинда папаша не смирился и стал активно копать, в попытке понять, что же все-таки произошло с его кровиночкой, ибо было точно установлено, что это не похищение и не убийство, а именно бесследная пропажа.
Впрочем, не совсем бесследная, свидетель, а точнее, свидетельница все же имелась, вот она и рассказала, что видела. А видела она, как какой-то туман стремительно заполнил участок загородного леса, где приехавший на каникулы из Англии наследник с приятелями решили немного повеселиться (ну надоели им ночные клубы), что-то с грохотом сверкнуло, потом туман рассеялся, и на этом всё. Вот только что был Андрей свет Игоревич, и вот его не стало. Испарился, как и не было.
Папаша Игорь Семенович Рушников, в узких кругах более известный как Бульдог, за схожую с этой породой собак внешность, а более за характер, узнав о таком повороте событий, руки не опустил, а наоборот, взялся за проблему со всей свойственной ему энергией и бульдожьей упертостью, что помогло не только возвыситься в лихие девяностые, выбившись в местечковые олигархи, но еще и сохранить нажитое непосильным трудом своей и чужой кровью.
Нашел «безумных ученых», и те, почти не имея недостатка с финансированием, изучив проблему, дали ему полную раскладку по аномалии, начиная от периодичности срабатывания, массо-габаритные значения перемещаемого груза и даже куда собственно аномалия ведет – в сопредельный, а главное пригодный для жизни мир. Даже свинью-испытателя туда смогли закинуть, увешанную аппаратурой, что свидетельствовало о пригодности среды чужого мира для выживания…
Казалось бы, какие шансы на выживание есть у человека в чужом и по определению враждебном мире, тем более что с момента пропажи прошло более пяти лет? Но Игорь Семенович все равно не терял надежды и, найдя сильно нуждающегося в средствах человека, но при этом имеющего необходимые навыки выживания, дополнительно его подготовив и снарядив, послал в чужой мир через взятую под контроль аномалию.
Таким засланцем и оказался Юрий Медведев. А нужду в средствах он испытывал немалую. Причем не для себя. Деньги требовались для срочной пересадки сердца его сестре, кою после вербовки и провели в Германии. А то у нас пока своей очереди на операцию дождешься… в общем, не дождешься.
В чужом мире Юрию пришлось хлебнуть приключений полной ложкой, даже можно сказать половником. Уж сколько раз он находился на краю гибели, и не сосчитать.
Для начала ему пришлось побегать от злобных коротышек-гоблинов, населявших район, в котором действовала аномалия. Уж как они его только ни пытались прикончить… вплоть до магии дело дошло. Юрий только чудом сумел уцелеть. По чистой случайности оказался в зоне действия защитного оберега аборигена, когда в него разрядили боевой амулет охотники.
В общем, сбежал он от злобных гоблинов-каннибалов, предварительно перебив их целую кучу. И тут, что называется, из огня да в полымя. Медведев попал в плен к эльфам, точнее эльфийским полукровкам, но да не суть важно. И тут уже для него стало все гораздо серьезнее.
Эльфы, приехавшие разбираться со странным человеком, не знавшим общего языка, посадили его под замок при какой-то шахте, в которой горбатились пленники люди, подсадив к нему троих аборигенов в качестве сокамерников-учителей, дабы он за год выучил местный язык. А то, как выяснилось, из-за его незнания местного языка эльфы не могли как следует покопаться в его мозгах, и ведь даже пытать бесполезно. А чтобы он не сбежал, воспользовавшись своим даром, нацепили противомагический ошейник, что при попытке его снять выжигает жертву изнутри.
Правда, к одаренным в этом плане Юрий никакого отношения не имел. В смысле не маг. Все было проще и сложнее. Оказывается, Медведев являлся инициированным оборотнем с возможностью превращения в белого медведя. Вот чтобы не превращался, ему ошейник и присобачили, так что и не снять его.
Что касается инициации, то еще во время службы во внутренних войсках по не совсем трезвому делу Юрий во время увольнительной вместе со своими приятелями-сослуживцами сделал себе наколку в виде белого медведя. Ну а тату-мастер попался ему не простой, а бурят-шаман в энном поколении, что во время набивки изображения бубнил какую-то шаманскую мантру, так что получилась эта наколка не столько украшением, сколько оберегом-ключом-инициатором. На Земле это ему почти ничем не грозило, а вот в другом мире, насыщенном некой энергией-маной…
Только, несмотря на ошейник, Юрий, применив солдатскую смекалку, все же смог избавиться от ошейника и сбежать. Сокамерники сняли с него этот антимагический амулет, что до сего момента считалось невозможным. Но как говорится, нет ничего невозможного. Вот только для того, чтобы избавиться от этого украшения, пришлось сначала добровольно умереть. Сокамерники задушили его, сняли ошейник, с трупа он отлично снимался, на что и был расчет, а потом реанимировали. Вот только пока витал духом, его чуть какой-то астральный демон на клочки не порвал и тело не отнял, еле отбился и сумел обратно в свое тело вернуться…
Так что сюрприз для эльфов, явившихся его допросить, вывернув мозги наизнанку, а потом скорее всего прикончить, ну или увезти к себе в Лес, что совсем немногим лучше, получился очень неприятным. Смертельно неприятным. Эльфийский маг, заполучив собственный кинжал себе в сердце, откинул копыта, а его помощница-стажерка Элеонтаэль сама стала пленницей, не успев даже пикнуть, не говоря уже о том, чтобы смагичить.
Потом пришлось хорошо побегать от длинноухих, предварительно в одиночку напав на острог при руднике, освободив своих товарищей и прочих пленников, чтобы те, разбежавшись по всему лесу, отвлекли от него внимание охотников. А чтобы окончательно избавиться от в конце концов настигшей их погони отряда полукровок, впервые обратиться в медведя.
Юрий невольно поежился и нервно передернул плечами, вспоминая этот крайне неприятный во всех отношениях и болезненный процесс. Ведь превращение происходило самопроизвольно в стрессовой ситуации, его никто не контролировал, он даже не понимал, что с ним происходило, так что ему еще повезло, что он не сошел с ума и его звериная сущность не стала доминирующей, а такая опасность с оборотнями, перекидывающихся спонтанно и без контроля, крайне велика.
Дальше стало чуть попроще, хотя теперь над ним довлел фактор времени. Ведь Юрий тогда не знал, что время в этом мире и на Земле течет неравномерно, и он считал, что до срабатывания портала осталось всего несколько недель. А поиски еще даже в планах не стояли, свою бы жизнь спасти.
В ближайших человеческих землях, куда он добрался с товарищами, учившими его языку, он нанял отряд наемников для прочесывания гоблинских территорий в поисках останков сына нанимателя, для чего пришлось продать местным гномам секрет черного пороха.
И снова чуть не откинул копыта, причем дважды. Сначала в городе чуть не порезали, а потом по пути к гоблинам. А все жадные разбойники. Впрочем, жадность этих фраеров и сгубила.
Но тщательные поиски ничего не дали. Перерыв гору всяческих останков людей, коих сожрали гоблины, Юрий не нашел костей Андрея, а опознать их можно было по пломбам в зубах. Более того, аномалия вовремя не сработала, и пришлось уходить не солоно хлебавши. В довершение ко всему на хвост вновь сели эльфы, жаждавшие мести за убитого эльфа. Опять пришлось от них споро бегать.
В результате этих игр в прятки-догонялки в Пустоши Элеонтаэль, что командовала отрядом, вновь попала в плен Медведеву, после того как едва выжила после налета дракона, предварительно попав в плен к оркам, бродивших в Пустошах по каким-то своим делам. Юрий и рад бы с ними не встречаться и плевать на эльфу, но орки их заметили, и пришлось махаться с ними острыми железяками. Еле отмахался.
Там же в Пустоши Юрий познакомился с гномами-изгнанниками, что образовали свой клан.
Гномы оказались еще теми расистами, они вдруг озаботились чистотой своего генома, и у кого обнаруживалась хоть одна капля чужой крови, без всякой жалости изгонялись из своего подгорного царства. Ну, хорошо, что не убивали… все ж не фашисты.
Этот клан все никак не мог найти нишу своей деятельности, все были заняты, к тому же гномы всячески их давили, накладывая санкции на тех, кто с ними имел дело, и занимались они чем придется, от добычи серы до охоты на драконов. Правда, последним ремеслом им заняться не довелось, встретили Медведева. А Юрий дал им механические часы, а взамен помимо доли в доходах потребовал изготовить огнестрельное оружие. Его производство, кстати, тоже стало еще одним видом деятельности молодого клана.
Поиски сына нанимателя продолжились.
Барабанная винтовка и револьверы, а также гранаты, коими Юрий тоже вооружил своих товарищей-сокамерников, что примкнули к нему на постоянной основе (дома сидеть, несмотря на неплохие деньги, полученные с трофеев от эльфийских полукровок, а точнее с продажи их мечей, они не пожелали), хорошо помогли ему отбиться как от новых атак эльфов, так и от обычных бандитов, которых на дорогах людских земель хватало с избытком.
В общем, в надежде на помощь в поисках Андрея Медведев решил обратиться к сильнейшим магам, а оные обитали в местной империи, которая как и все империи постоянно с кем-то воевала, расширяя свои границы, так что добраться до цели, чтобы не быть объявленным шпионом, оказалось еще той морокой.
В общем, после череды смертельно опасных приключений, даже в осаде посидели, в положении осажденных, и по собственной инициативе помогли имперцам взять неприступный город изнутри. А то сидеть долго тоже влом, время тикает, сколько его осталось, неизвестно, за что их чуть не порешили обороняющиеся, Юрий все-таки добрался до столицы империи и встретился с одним из сильнейших магов.
И надо ж такому случиться, этим магом оказался объект поиска!
Все бы ничего, но Андрей, или как его здесь звали – Андр, не пожелал возвращаться в родной мир, ну а о том, чтобы заставить его силой, не могло быть и речи, он сам кого хочешь заставит. Андрея можно было понять. Одно дело, если он был бы здесь простым человеком, но он стал магом, причем сильным. Ну и что ему делать на Земле, где нет магии? Кто ж после такого захочет стать прежним, по сути никем? К тому же у Андрея имелись далеко идущие планы. Как минимум он собирался стать бессмертным, а как максимум – богом!
После такого признания Юрий понял, что это его смертный приговор, с такими знаниями долго не живут. И быть бы ему трупом, но вмешались все те же эльфы, настырно продолжавшие свою охоту, в последний момент отбив Медведева из рук Андрея.
И снова пришлось бегать, теперь уже вместе с эльфами от претендента в боги.
Юрию в обмен на информацию о планах Андрея все же удалось договориться с эльфами, чтобы те от него отстали, простив ему всех убитых длинноухих, и засел в гоблинских горах среди «нечистых» гномов, кои решили здесь обосноваться не без подсказки Медведева.
Андрей, конечно же, всячески пытался ликвидировать свидетеля вплоть до организации орочьего нашествия на клан гномьих полукровок. Нашествие отбили, благо гномы ударными темпами успели заготовить кучу оружия вплоть до пулеметов, а также пушек и минометов для собственных нужд.
Эльфы, понятное дело, получив информацию от Юрия о том, что один человеческий маг решил стать богом и их ничего хорошего от такого бога не ждет, ибо он питается жизненной силой жертв, после неудачного покушения на этого мага, организовали коалицию против империи.
Потом была война с империей, и в решающем сражении ей удалось нанести поражение. Более того, Медведеву удалось захватить в плен ослабленного после тяжелого магического противостояния с эльфами Андрея. Опять пришлось поконфликтовать с эльфами на его счет прямо на поле боя, но все же договорились к удовлетворению всех сторон, за исключением пленного. Эльфы лишают Андрея его магической силы и возвращают в родной мир, как то требовалось Юрию, а чтобы он не отомстил семье Медведева, подселили ему мелкого духа-беса, превратившего неудачливого претендента в боги в буйного безумца.
С момента отправления Андрея на Землю к отцу жизнь вошла в спокойную колею. Медведев женился на приглянувшейся ему дочери кузнеца красавице Кардалле, и она принесла ему тройню: двух мальчиков и девочку. Природа, правда, немного пошутила, внешне мальчики оказались почти чистыми гномом и человеком, а девочка – эльфой. Если с кровью гнома и человека все понятно, мама гнома, а папа человек, то откуда эльфа? Все просто, в Кардалле имелась примесь эльфийской крови, и она довольно сильно проявила себя в девочке.
В принципе, Юрий был более чем доволен жизнью, даже в какой-то степени был благодарен Игорю Семеновичу, что он отправил его в этот мир за своим сыном, где Юрий в итоге нашел тихое семейное счастье, а это дорогого стоит.
Чем занимался все это время?
Если не считать того, что потихоньку развивал свою способность оборотня, то в основном фермерствовал, ну и пчел разводил… медведь все же, пусть и белый. А чтобы не закиснуть, время от времени охотился на драконов. Опять же дракон это не только несколько тонн высокоэнергетического мяса, но и с десяток центнеров ценнейшей чешуи, используемой в магических амулетах, а также пара тонн внутренностей, шедших на эликсиры, что позволяло жить, ни в чем себе не отказывая.
Собственно, денег было столько, что их реально некуда было девать. Ведь, помимо доходов от охоты, ему капали проценты от продажи часов и винтовок. При желании Юрий мог бы купить себе титул и стать владетелем, бароном или даже графом, просто ему это было не интересно.
Но как бы ни было все хорошо, Медведев с каждым годом все сильнее хотел вернуться на Землю. Это желание превратилось в идею фикс, мешающую нормально жить и делавшую его хмурым и раздражительным.
В конце концов, хотелось проведать мать и сестру, чтобы они не волновались на его счет, помочь материально, а по возможности забрать их сюда, где у них не будет никаких проблем.
Не то чтобы он чего-то опасался, но… всякое могло произойти. Дескать, перемкнет еще у Игоря Семеновича в голове от горя, что его сын, на которого он возлагал большие надежды, из гения-вундеркинда превратился в буйного психа, и решит отомстить. Тогда под удар могут попасть его родные, а уж чем он для себя это обоснует… Собственно, какие-либо обоснования для невменяемых не нужны.
Проблема заключалась уже в собственной семье. Взять и оставить ее здесь? Это все равно, что бросить, ведь здесь до его возвращения пройдет шесть с хвостиком лет. Долговато, мягко говоря. Дети за это время успеют вырасти без него, окончательно сформироваться, и, в отличие от жены, они точно не поймут столь длительного отсутствия отца, когда он был им так нужен. На такой шаг он пойти не мог. Вот и разрывался…
Да он и сам не хотел оставлять жену с детьми даже на пятнадцать месяцев земного времени. Увы, но мастер Морлд пока не мог активировать портал по собственному желанию, все, на что он был способен, это только увеличить «грузоподъемность» при естественном срабатывании аномалии, но твердо обещал разобраться в процессе работы аномалии-портала и взять под контроль, нужно только еще некоторое время.
– Значит, придется брать с собой, – принял Юрий окончательное решение, тут же представив, как этому путешествию обрадуются дети, тем более не куда-нибудь, а в другой мир!
Ну а то, что все, кого они знают, по возвращении будут старше на пять лет… не проблема, тем более что близких друзей у них не так уж и много. Во-первых, гномьи семьи не отличаются многодетностью, а во-вторых, из-за того, что клан долго являлся кочующим и до тех пор, пока окончательно не осели, детей старались не заводить. Да и после оседания долго не рожали, до момента, пока не создадут все необходимые условия для жизни. Так что эта отлучка для детей даже на пользу, когда вернутся, сверстников у них будет гораздо больше, ведь как раз начался бэби-бум.
– Что ты сказал, мой медвежонок? – сонливо спросила Кардалла и, повернувшись на кровати, обняла Медведева за грудь правой рукой, закинув на его живот правую же ногу.
– Приготовь сегодня праздничный ужин. Сразу пару событий отметить надо…
– Хорошо… А каких? В смысле событий…
– Вот приготовишь, и скажу.
– Чувствую, что ты не уверен… – полностью проснувшись, несколько настороженно сказала Кардалла, посмотрев ему в глаза.
– Есть немного.
– Это связано со скорой активацией портала? – скорее констатировала жена Юрия.
Медведев только кивнул.
– Понятно…
Для Кардаллы не было секретом, что муж хотел на время вернуться в свой родной мир, разговоров об этом было много. Все бы ничего, если бы не временная разница, но она видела, что мужу это нужно, ведь там осталась вся его родня. Ему нужно удостовериться, что у матери и сестры все хорошо, и по возможности сделать еще лучше. В конце концов, родственные связи у гномов были особенно крепки, так что даже внучатый племянник был близок, как двоюродный брат или сестра у людей.
– Хорошо, я все сделаю.
– Спасибо, дорогая…
– Не за что.
После завтрака Юрий направился в мастерские гномов, точнее в кузницу отца своей жены мастеру Карду, он же министр промышленности клана. Еще не приняв окончательного решения возвращаться на Землю или нет, Медведев все же сделал ему особый заказ. В конце концов, даже если бы было принято решение на Землю не возвращаться, заказ лишним все равно не станет.
Оружие, если подумать, вообще лишним не бывает, тем более такое. Бывает мало боеприпасов. Путешествуя по Пустоши, можно встретиться как со стаей диких животных, так и с разумными, теми же орками или гоблинами, так что автоматический огонь, чтобы отбиться от них, явно не помешает.
Кузнец, несмотря на свой статус, уже давно работал, звонко били по наковальне молотки самого кузнеца и его помощника, расплющивая нагретый до красноты брусок металла. Судя по всему, это должен был получиться очередной меч, а может еще что-то, Медведев в этом не разбирался и по большому счету не хотел разбираться, несмотря на все попытки затянуть его в это ремесло, а что, по крайней мере молотобоец из Юрия получился бы прекрасный, при его-то медвежьей силе, когда он проводил лишь частичную трансформацию тела, и рука-лапа еще могла держать молот.
– Доброе утро, мастер! – прокричал Юрий в короткий промежуток между звонкими ударами молотов. – Как там мой заказ? Вы сказали сегодня за ним зайти…
– И тебе здравствовать! Погоди немного, сейчас добью и покажу, – не останавливаясь от работы, так же между ударами молота, ответил кузнец.
Медведев кивнул и вышел наружу подальше от шума и не слишком приятного для его обостренного обоняния запаха каленого железа, угля и всего прочего. Звук тоже бил по ушам, это для гномов удары молота о наковальню слаще музыки…
Ждать пришлось не слишком долго, по крайней мере, по гномьим меркам каких-то полчаса, после чего бьющая по ушам ковка прекратилась, и из кузни вышел раскрасневшийся от работы, жара и удовольствия мастер Кард, неся в отмытых руках плоский простой фанерный ящичек полметра на полтора, обитый железными полосами с уголками и закрытого на замок.
– Вот твой заказ, как раз вчера закончил последние доводки, но…
– Что?
– Князь о нем в курсе и просил позвать его, когда будешь испытывать.
Юрий только кивнул с усмешкой. То, что князь Дарвл все знает, он не удивился, на то он и князь, чтобы знать все обо всем, что творится на территории его княжества и даже за его пределами. Сам князю в свое время советовал завести такую службу, а также разведку и особенно контрразведку, расписывая цели, задачи и методы, вот она и начала работу, тренируется, что называется, на кошках.
Медведев даже примерно представлял, как все произошло.
«Наверняка, чтобы даже подозрение не кинуть на наличие своего агента в кузнице Карда, князь лично приперся по какому-нибудь достаточно вескому предлогу, может, ножичек сковать или еще чего, причем в самый разгар работы, когда в принципе было уже ничего не скрыть и не замаскировать, – подумал Юрий. – Кто-то из подмастерьев стучит в княжеское СБ, но это нормально, так и должно быть у серьезных структур».
– Покажем. Тем более что особо большого секрета я и не собирался из этого делать. Главное, чтобы на сторону не утекло…
– Это да, если такое на сторону утечет… – кузнец, не договорив, только покачал головой, и так все ясно, что ничего хорошего не будет. Ведь они даже свои примитивные многоствольные механические пулеметы типа гатлинга не продавали, не говоря уже о более совершенных одноствольных моделях, хотя денег это могло бы принести просто кучу. Но ведь любое оружие могут обернуть и против них, так что козырь на такой случай должен быть.
Юрий тем временем вскрыл ящичек, воспользовавшись протянутым кузнецом ключом, и улыбнулся словно старому доброму знакомому. Собственно, отчасти так оно и было…
Внутри лежал автомат Калашникова под патрон пять сорок пять с пятью запасными магазинами к нему. Рожки уже были снаряжены патронами.
Почему был выбран именно «калаш», а не какой-нибудь пистолет-пулемет? Причин несколько. Так Юрий во время службы имел дело только с ним и соответственно знал АК как свои пять пальцев. Ну и не будем забывать о надежности и простоте сего убойного агрегата, что в использовании, что в обслуживании, что в производстве, что немаловажно при имеющихся производственных технологиях. И так целый год его делали и переделывали.
Зачем он вообще понадобился? Чисто на всякий случай. С некоторых пор Юрий чувствовал себя голым без огнестрела. И хоть опасаться вроде как некого: гоблинов разогнали, орки, получив по ушам, сами ни за что не полезут, эльфы чтут договор, людям и гномам сюда не добраться, да и в качестве цели его не выберут, но вот все равно без огнестрела чувствовал себя беспомощным. Юрий считал, что это результат встречи с драконами, и, пожалуй, только они представляли реальную опасность. Молодые да глупые иногда появлялись на границах ареала обитания разумных. Хотя как раз против драконов автомат совсем не плясал…
Ну и совсем понятна необходимость наличия такого оружия, если все же решит заглянуть на Землю. При неизвестной реакции нанимателя всегда полезно иметь дополнительный аргумент в разговоре, что может обеспечить как минимум собственную свободу. В конце концов, договариваются только с сильным, слабым и беспомощным – приказывают и заставляют. Так было, так есть и так будет во всех мирах.
Медведев чуть дрогнувшей рукой взял АК в руки и вскинул его к плечу, прицеливаясь.
Единственно, что отличало его внешне от заводских экземпляров, это густая чеканка, как по ствольной коробке, так и по стволу, но сделана она не для красоты, хотя и было очень красиво, а с вполне утилитарными целями. Эта чеканка – рунная вязь, разработка мастера Морлда, делала автомат своеобразным амулетом. Нет, никаких дополнительных огневых возможностей это, к сожалению, не давало, а обеспечивало только лишь защитные функции. Так что даже если оружие окажется вне ауры стрелка, защищенного оберегом, и маг воздействует на оружие магией огня, боеприпас не детонирует, что случится в любом другом случае. Правда, для этого нужно, чтобы чеканку активировал маг, но за этим дело не встанет.
А вот что касается массы, то автомат получился тяжелее раза в полтора, чем оригинал, хотя проблем в этом Юрий не видел, не с его силой обращать внимание на подобные мелочи, тем более что запаса прочности ему добавили изрядно. Другое дело, что вес вполне мог остаться в привычных рамках, но… ну не могут уважающие себя местные умельцы без того, чтобы не перекрыть необходимо минимальные параметры прочности в несколько раз, сколько с ними по этому поводу ни воюй. Так что автомат не только машиной можно переезжать, но и БТРом, и ничего с ним не станет.
Патроны были самые обыкновенные, то есть активировались ударом бойка о капсюль, а не камнями силы, как это делалось в барабанных винтовках «чупакабра» и револьверах «гремлин». Пришлось алхимикам повозиться с инициирующим веществом на основе гремучей ртути, ну и с гильзами пришлось поваландаться, благо что сделать их требовалось не так, чтобы сильно много, тем более их можно было переснаряжать.
Что касается точной размерности патрона, то Юрий не только помнил его параметры, но и имел образец. Была в свое время мода таскать патрон на удачу. А пошло это с мрачной традиции оставлять последний патрон для себя на первой чеченской войне, чтобы не достаться врагу живым, а то очень уж любили гордые воины помучить пленников.
«Это если князь не решит вооружить собственную армию таким оружием, – подумал Медведев. – Но тут уже сам пусть думает и переводит нынешнее кустарное, практически ювелирное производство патронов на поток. В принципе, почему бы и нет? Для обороны все средства хороши. На внешний рынок такое оружие точно не пойдет, князь себе не враг, и даже захватить не удастся, вставят самоликвидатор, как в часы на случай утери и несанкционированного вскрытия».
Юрий быстро провел частичную разборку-сборку оружия. Все было идеально, в чем он нисколько не сомневался изначально. Все-таки автомат делал не абы кто, а мастер.
– Что ж, можно и опробовать. Уверен, князь уже в курсе, что я у тебя и освободился от дел, если таковые у него вообще имелись. Можно смело посылать гонца с приглашением прибыть на полигон.
Кард кивнул и, подозвав ближайшего подмастерья из числа принеси-подай, послал его к князю с устным сообщением. С этим в данном клане все еще было вполне демократично, и князь не станет тянуть кота за причинное место только для того, чтобы показать свое превосходство и значимость. По крайней мере, так обстояло со своими. С чужаками, понятное дело, было иначе, хотя бы просто потому, что сами чужаки не поймут иного отношения к себе со стороны владетеля.
Князь Дарвл не заставил себя долго ждать. Ровно через пять минут после того, как Медведев с кузнецом оказались на полигоне, из небольшой пещерки появился глава клана с небольшой свитой из полудюжины телохранителей.
– Показывай! – с нескрываемым интересом кивнул он на ящичек.
Юрий также не стал тянуть кота за хвост и достал автомат, передернул затвор и, прицелившись, начал стрелять по мишеням. С непривычки ствол повело, но Медведев быстро приноровился и дальше стрелял без косяков, выбивая одну мишень за другой короткими очередями, а одну и вовсе размочалил очередью на полрожка, тем более что они были удлиненными на пятьдесят патронов.
– Прошу вас, князь, испытать лично, – улыбнулся Юрий, увидев, как у князя загорелись глаза после демонстрации.
Конечно, автоматическим огнем как таковым князя было не удивить, все-таки есть пулеметы, но одно дело тяжеленная дура на полсотни килограммов весом, да к тому же механическая, а-ля стреляющая мясорубка (так их, кстати, и прозвали), и совсем другое легкий ручной автомат, так что крайне заинтересованные взгляды можно было понять.
Медведев заменил магазины, укоротил приклад, благо он был телескопическим, и потянул АК Дарвлу. Тот чиниться не стал и, взяв автомат, приступил к стрельбе. Стрелял князь азартно, кроша в щепу поставленные для него мишени.
«Заказ Карду как минимум на перевооружение “калашами” личной охраны князя точно есть», – подумал при этом Юрий.
Что касается огневых характеристик этого кустарного АК, то особой разницы Юрий не заметил. Разве что патрон получился чуть мощнее из-за более качественного пороха, соответственно вышла чувствительнее отдача, но опять-таки для Юрия это не создавало проблем, его силы и массы тела более чем хватало, чтобы держать автомат под контролем.
А глядя на князя, можно точно сказать, что для гномов отдачи и вовсе все равно, что нет. Впрочем, зная, какие калибры своих «чупакабр» и «гремлинов» предпочитают гномы, удивляться нечему.
Наконец, князь наигрался с «калашом», израсходовав еще два магазина и перебив вообще все подготовленные мишени на полигоне, с сожалением отдал автомат обратно Юрию.
– Вещь! – выдохнул в восхищении Дарвл. – В вашем мире знают толк в оружии.
– Что да, то да.
– Кард, зайдешь ко мне вечером на кружечку пивка, – сказал кузнецу князь.
– Почту за честь!
«Даже боюсь представить, во что превратится АК в конечном итоге, – подумал при этом Медведев. – В какой-нибудь болтер из “Вархаммера-40000”. Но да это их дело».
Кстати, о болтерах. Юрий думал заказать еще и привычные полуавтоматические пистолеты, вроде того же ТТ или ПМ, но передумал. Ограничился легкой переделкой револьвера «гремлин» под автоматный патрон, для чего потребовалось поставить нормальный боек и заменить барабан, ну и ствол под новый калибр. Револьверы были переделаны еще полгода назад, и их испытание прошло, что называется, в рабочем порядке, даже отдача не увеличилась.
«Надо бы еще гранат нормальных заказать, – подумал Юрий. – Или это уже перебор? Все-таки не на войну собираюсь… А, ладно, пусть будут! – мысленно махнул он рукой. – Есть не просят. Не пригодятся – хорошо, а если вдруг понадобятся, так будут в наличии!»
Раз уж пошла такая «пьянка», что даже гранаты решил сделать, то нечего останавливаться на полпути, и Медведев решил дополнительно заказать бронежилеты скрытого ношения, как себе, так и жене с детьми. Время еще есть, так что должны были успеть, тем более что если надо, да еще за хорошую плату, то гномы умели работать быстро и без потери качества.
Высчитав, что на той стороне будет конец зимы или начало весны, оделись путешественники между мирами в соответствии с предполагаемым сезоном. На Кардалле легкая, но теплая песцовая шубка с песцовой же шапкой и кожаные штаны, заправленные в высокие сапоги из драконьей кожи. На Юрии длинный плащ из той же драконьей кожи, кожаные же штаны и ботинки, также все из драконьей кожи. А на детях пуховые комбинезоны, только вместо синтетической ткани использован шелк с вязаными шапочками.
С оружием Медведеву пришлось повозиться. Не хотелось ему выходить из аномалии-портала со стволами в руках. Могли неправильно понять… Вообще не хотелось светить «калаш». А потому на случай, если все же повезет и их досматривать не станут, автомат нес в ящичке, его обили кожей и тем самым превратили в нестандартной длины дипломат.
Но он понимал, что скорее всего ему все же устроят досмотр, и по поводу оружия возникнут вопросы, но он надеялся отбрехаться тем фактом, что сделать «калаш» не проблема. Ведь клепают же их буквально на коленке в том же Афганистане, вот и он сварганил себе ствол всех времен и народов.
Так что револьверы Юрий даже не думал пытаться прятать, а повесил сразу два модернизированных «гремлина» на набедренный ремень. Со стороны получился настоящий ганфайтер с Дикого Запада, разве что ковбойской шляпы не хватает. Но в России этот головной убор как-то не смотрится.
Кардалла также имела карманную артиллерию в виде все того же «гремлина» в дамской сумочке с парой сменных барабанов и пары гранат.
Пару гранат Медведев положил в карманы своего плаща и по три штуки положил во внешние карманы детских рюкзачков.
Всё, они были готовы к переходу. Осталось дождаться начала активации аномалии и воспользоваться ею в первые же секунды работы, дабы опередить возможную отправку разведчиков с той стороны. А то кто знает нанимателя? Может, он решит в этом отношении кинуть своего засланца и не дать ему вернуться в угоду своим интересам, ведь какие-то планы на сопредельный мир у него должны быть, иначе и быть не может.
– Начинается, – прошептал мастер Морлд, продолжая смотреть куда-то в лес и водить руками, словно слепой.
– Дети…
Кардалла взяла на руки Эллу, Юрий в свою очередь подхватил на руки Тора, не отличавшегося ростом, а значит, и прытью. Вдвоем они взяли за руки Влада, пошедшего в отца в плане роста.
– Приготовились…
Лесную поляну начало быстро затягивать густым туманом.
– Мам, мне страшно… – дрожащим голосом призналась дочь, глядя вперед расширенными глазами, что говорило об использовании ею сейчас магических способностей.
Ну да, она, в отличие от своих родителей и братьев, являлась классической одаренной с большим потенциалом и из нее в конечном итоге должна была получиться сильная магиня, и сейчас видела то, что видел гномий маг, являвшийся ее учителем, – закручивание силовых линий, насыщение их энергией. Для неподготовленных это буйство стихии выглядело весьма впечатляюще, тут тебе и выбросы плазмы вроде солнечных протуберанцев, тут и сверкание молний, вихри…
– Все будет хорошо, малышка, – чуть дрогнувшим голосом ответила Кардалла, крепче прижав дочь к себе.
Мальчишки тоже несколько трусили, но промолчали.
Что касается братьев, то природа, как и в случае с сестрой, на них не поскупилась и одарила сполна. Влад имел все задатки, чтобы, как отец, стать оборотнем и тоже в медведя, осталось только его инициировать, но с этим пока не спешили, а Тор, как и все гномы, чувствовал металл и камень и на интуитивном уровне разбирался в механике.
– Вон туда! – указал маг. – Давайте!
– Вперед! – скомандовал Юрий.
Семья Медведевых побежала в указанную сторону, хотя простым смертным там еще ничего не было видно. Но едва они успели сделать дюжину шагов, как впереди из ничего с легким треском возникла шаровая молния, резко устремившаяся навстречу бегущим, при этом стремительно увеличиваясь в размерах, это на нее воздействовал мастер Морлд, вливая дополнительную энергию.
Легкая вспышка, семью окутало сияние, а в следующий момент все прошло.
– Получилось, – прошептал Юрий, открыв глаза и узнав лесок, из которого он был отправлен на поиски сына нанимателя.
Рядом приходили в себя жена и дети.
Глава 2
Несмотря на все трагические события, что произошли в семье Рушниковых: пропажа без вести сына, а потом его возвращение, но в невменяемом состоянии, Игорь Семенович не только не пустил все свои дела на самотек, но даже наоборот с головой ушел в них, расширяя свою бизнес-империю всеми возможными способами, даже с каким-то ожесточением и упорством, срывая зло на своих врагах, нередко фатально для них, подтверждая свое старое прозвище Бульдог. В конце концов, для поисков сына требовалось довольно много денег, тут и оплата услуг «сумасшедших ученых», оборудование, плюс надежная охрана. Опять же все эти бизнес-дела хоть немного, но заставляли отвлекаться от произошедшего несчастья, так что работал он, что называется, засучив рукава.
Хотя надо признать, что возвращение сына в сумасшедшем состоянии, на которого он возлагал большие надежды, все же выбило Игоря Семеновича из колеи, и в какой-то момент, несмотря на все прилагаемые усилия, дела словно начинали валиться из рук, ведь все получалось зря, некому передать все заработанное, хоть действительно нового наследника зачинай, или делай клона, в надежде, что тот станет таким же гениальным. От развала бизнес-империю, несмотря на общее кризисное состояние экономики России, спасал «внутренний запас прочности».
Поступил вызов на селектор.
– Да? – ответил Рушников.
– Игорь Семенович, приехал доктор, – доложил глава охраны Максим Ходаков.
– Пропустить.
Рушников тяжело поднялся с кресла, провел пальцами по зажмуренным глазам, сведя их на переносице, и посмотрел в бронированное окно, выходящее во внутренний двор. А за окном шел густой снег, крупные снежинки медленно падали с неба, и Игорь Семенович почувствовал необычайную тяжесть, словно тонны этого снега лежат на его плечах. С приездом доктора все мысли опять вернулись к сыну. Вот уже больше года как его пытаются вылечить от сумасшествия, кололи дорогие лекарства, проводили различные терапии, но результатов все не было.
Сына Рушников в психбольницу класть не стал. Утечка на сторону информации о том, что его наследник стал умственно неполноценным, могла сильно ударить по его деловой репутации. Несмотря на отсутствие претензий в деловом плане, все в уме будут держать простую истину, что яблоко от яблони недалеко падает, и если сынок свихнулся, то и его отец может быть со сдвигом по фазе, а раз так, то тоже в любой момент может начать чудить. А когда финансовый проект насчитывает несколько миллионов, то никто рисковать не захочет, лучше найти другого делового партнера.
Проконтролировать же молчание персонала дурки он в принципе не мог. Кто-то да растреплет, а то и целенаправленно продаст информацию конкурентам, а те уж воспользуются ею на все сто.
Потому он создал палату для буйно помешанных с мягкими стенами в собственном особняке и пригласил одного из лучших специалистов, чтобы тот производил лечение и наблюдение сына на дому. Вот психиатр и навещал Андрея каждую неделю.
А как же охрана и обслуживающий персонал особняка? Не говоря уже о самом докторе? Обеспечить их молчание было проще простого. Во-первых, существовал договор о неразглашении информации, а во-вторых, всех, кто на него работал, Рушников проверял на полиграфе, и если кто-то кому-то проболтался, то… в общем, до всех была донесена информация, что болтуны долго не проживут, а зная, что Игорь Семенович бизнесмен старой закалки и вышел невредимым из лихих девяностых, когда братки пачками склеивали ласты от переизбытка свинца в организме, если не считать пары пулевых ранений в ногу, то предупреждению все вняли.
Встречать лично доктора Рушников не стал, и тот без промедления уже привычно направился к своему пациенту в сопровождении начальника охраны. Игорь Семенович понаблюдал за происходящим через систему видеонаблюдения.
А смотреть на происходящее в палате, мягко говоря, было тяжело и неприятно. Пациент, облаченный в смирительную рубашку и даже в шлем, метался из угла в угол, рычал и плевался, а если бы на его лице не было маски, то он непременно попытался бы укусить или даже загрызть любого входящего.
Андрея поймали дежурные медбратья и привычно жестко зафиксировали на стуле. Доктор провел несколько тестов, но и так было видно, что улучшения как не было, так и нет.
Волей-неволей отцу приходила мысль, что гуманней было бы прекратить такую жизнь, точнее безумное существование. Всего один укольчик, и он навсегда тихо уснет…
Рушников практически принял такое решение в отношении своего сына. Осталось только переговорить о реальных перспективах с лечащим врачом, с этой целью Рушников перехватил доктора на выходе.
– Добрый вечер, Игорь Семенович, – поздоровался психиатр печальным голосом, увидев своего нанимателя. – Я бы хотел поговорить с вами о вашем сыне.
– Я тоже, для этого собственно к вам и вышел. Идемте в кабинет…
Все-таки как бы ни доверял и ни проверял персонал, Рушников не хотел говорить о сыне при свидетелях, ну и прослушки опасался, опять-таки несмотря на все проверки. А вот кабинет был надежно защищен.
– Выпьете?
– Спасибо, но я за рулем. А тут еще погода, сами видите, какая…
– Ну да… а я, пожалуй, приму пару капель успокоительного. Итак, что вы мне хотели сказать? Вижу, что ничего хорошего.
– К сожалению, это так, Игорь Семенович. Я наблюдаю вашего сына уже больше года и, несмотря на самые лучшие препараты, используемые для его лечения, подвижек нет от слова «совсем», что очень нетипично. Поверьте моему двадцатилетнему практическому опыту, это, мягко говоря, странно. Даже в самых тяжелых случаях хоть временно, но наступает улучшение. В нашем же случае ничего подобного не наблюдается.
– То есть все безнадежно? – констатировал Рушников угрюмым тоном.
– Для официальной медицины – да, – пристально глядя в глаза, кивнул психиатр. – Еще год такого лечения, и ваш сын просто превратится в пускающий слюни овощ.
– А неофициальная? – цепко глянул на психиатра Рушников.
По опыту работы с аномалией он давно понял, что в этом мире не все так просто, а раз так, то… возможны некоторые перспективы.
– Неофициальная медицина в нашем случае тоже окажется бессильной.
– Тогда о чем вы говорите? – удивился бизнесмен.
– Не поймите меня неправильно, Игорь Семенович… если о том, что я сейчас вам скажу, узнает кто-то из моих коллег, то моя репутация, мягко говоря, будет подмочена…
– Об этом можете не беспокоиться, уж что-что, а сам молчать я умею. Говорите, как можно помочь моему сыну, и я в свою очередь в долгу не останусь, можете быть уверены.
– В общем, картина недуга вашего сына очень сильно напоминает мне…
Психиатр замолчал, потому как то, что он собирался сказать дальше, не совсем укладывалось в его голове и противоречило всему тому, что он сам привык говорить.
– Продолжайте, – потребовал Рушников.
– Одержимость.
Доктор ожидал какой угодно реакции, вплоть до ругани, с обвинениями в ереси, профессиональной некомпетентности, но не того, что наниматель с сосредоточенным видом откинется на спинку кресла и задумчиво выдаст:
– Хм-м… действительно, похоже, особенно учитывая, что…
Но тут Рушников опомнился и замолчал, залпом допил содержимое стакана и спросил:
– У вас есть на примете специалист по проведению обряда изгнания демонов? Хотелось бы получить рекомендации, а не тратить время и деньги на всяких шарлатанов. Их за четверть века расплодилось на удивление много.
– Есть. Только боюсь, сюда к вам он не поедет ни за какие деньги.
– Почему?
– Нет условий. Поскольку это не шарлатаны, то обряд надо проводить в специально подготовленном для этого месте.
– Ничего страшного. Как говорится, если гора не идет к Магомету, то… Главное, чтобы дело сделал. Итак, как мне с ним связаться?
– Вот… – быстро написал в блокноте доктор и протянул оторванный лист нанимателю.
– Хм-м… – выдал Рушников, прочтя написанное. – Не то чтобы неожиданно, но… с другой стороны, кому как не им подобными вещами заниматься?!
– Что ж, Игорь Семенович, пожалуй, на этом моя работа с вашим сыном закончена.
Рушников кивнул и, подойдя к сейфу, достал из него пухлый конверт, после чего протянул его доктору.
– Благодарю.
Тянуть Рушников не стал, и стоило только психиатру выехать за ворота, как он взял телефон и распорядился арендовать самолет. Заказ самолета дело недешевое, но как говорится, не дороже денег, тем более что Игорь Семенович чувствовал, что там его сыну действительно помогут, а раз так, то нечего экономить, время дороже.
Потом он связался с теми, кого собственно порекомендовал доктор, и договорился, чтобы его приняли без лишних проволочек, что тоже обошлось в энную сумму «пожертвования».
Потом была морока с перелетами, переездами и даже небольшим плаванием, ведь церковь, в которой проводились ритуалы экзорцизма, находилась на Соловецких островах.
Еще во время преодоления водного пространства бес, видно, почувствовал, что дело пахнет керосином, потому, несмотря на то что тело Андрея накачали лошадиной дозой сильнейшего успокоительного, он начал дергаться, да так, что затрещала смирительная рубашка, изо рта пошла пена, а глаза чуть не выскакивали из глазниц.
Встретившие пациента священники, глядя на это, только быстро крестились и торопливо шептали молитвы.
– Сразу без дополнительной психиатрической экспертизы видно, что это наш клиент, – поглядев с минуту на то, как выгибается дугой, вращает глазами и рычит доставленный, сказал священник в почтенном возрасте, отец Илларион. – Да не нужна она, раз вы прибыли от рекомендовавшего нас лица.
– Сможете? – только и спросил Рушников с надеждой в голосе.
– Все в руках Господа нашего, а мы приложим все свои силы. Помолись и ты за исцеление раба божьего Андрея, – смиренно ответил священник и махнул рукой своим помощникам, что взяли носилки с Андреем.
Пациента занесли в церковь, а вот его отца попросили остаться снаружи. И хоть его предупредили, что процесс сильно затянется, Игорь Семенович далеко от церкви не отходил, а когда из ее стен вырвался первый нечеловеческий крик, заглушая хоровое пение псалмов двенадцати священников, усиленных превосходной акустикой, едва поборов стремление ворваться внутрь, стал жарко молиться, как умел.
Всю ночь священники-демоноборцы проводили ритуал, читали специальные молитвы и обильно поливали одержимого святой водой. Бес же всеми силами старался остаться в теле, за счет которого он так усилился и собирался стать еще сильнее, но священники, несмотря на отсутствие богатого опыта (все же реальные случаи вселения демонов редки), знали свое дело, и бес сдавал одну позицию за другой, пока наконец с первыми лучами солнца его окончательно не вышибли из тела Андрея.
– А-а-а!!! – переходя на ультразвук, напоследок закричал бес, ввергая священников в шоковое состояние, а в довершение ко всему лопнули и осыпались витражи.
Рушников все же не выдержал и ворвался внутрь церкви, сразу увидев распятого на столе возле алтаря сына и валяющихся вокруг него слабо шевелящихся священников. Лишь отец Илларион остался стоять на ногах и хрипло дочитывал молитву, несмотря на идущую из носа, ушей и даже глаз кровь, в последний раз выведя на лбу Андрея крест святым маслом.
– …Аминь.
Несмотря на скудное освещение, солнце только-только встало, а свечи в церкви все задуло, Рушников сразу заметил, как сильно изменился его сын. Лицо разгладилось и словно бы помолодело.
– Всё?! – неверяще спросил Игорь Семенович.
– Да… с божьей помощью и милостью мы изгнали беса из тела твоего сына, раба божьего Андрея… – выдохнул отец Илларион и с помощью своих более молодых помощников, что уже успели оклематься, вышел из церкви.
Отец Илларион окончательно пришел в себя от проведенного изнурительного и опасного ритуала только к вечеру, проведя весь день в очистительных и укрепляющих дух молитвах.
Послышался стук в келью.
– Отче…
– Заходи, сын мой. Узнал?
– Вот, это все, что удалось выяснить на данный момент, отче, – протянул с поклоном отцу Иллариону папку инок Михаил.
– Ступай…
Когда инок-хакер с поклоном удалился, плотно прикрыв дверь, отец Илларион открыл принесенную им папку с распечатками. Мог и на компьютере посмотреть, тем более что ретроградом, отрицающим все новое, он не являлся и соблазнить его порочными грехами интернета тоже, мягко говоря, было непросто. Но беда с этими компьютерами, подсматривают и подслушивают за своими владельцами, а потом только дьявол знает, кому все вызнанное скидывает, так что лучше поберечься от греха подальше.
– Так, посмотрим, как и где твой сынок умудрился такого сильного беса себе заполучить. Специально ли призывал, воспользовавшись запретными знаниями, или же случайно подцепил, али проклял кто, и если так, то кто? Хорошо хоть тупой аки животное бес был, а не…
Отец Илларион только еще раз перекрестился. Будь на месте этого беса кто-то поумнее, что мог бы притвориться человеком, то даже сложно и страшно представить, какие беды могли бы случиться.
– Вот оно как… – задумчиво произнес главный изгоняющий бесов Православной Церкви, ознакомившись с собранной информацией. – Сначала пропал, потом нашелся, и кусок лесопарка себе выкупил, и чего-то там альтернативные ученые чудят под серьезной охраной. Очень интересно. Осталось решить, что со всем этим делать…
О наличии других миров Церковь знала доподлинно, по крайней мере ее высшие иерархи. В средние века за попаданцами-засланцами оттуда, частенько обладавших теми или иными, как сейчас принято говорить, паранормальными способностями, сейчас более известных как магические, развернулась настоящая охота и жгли на кострах да топили в речках.
На Руси тоже охотились, только разбирались с колдунами и ведьмами тишком да молчком, без лишней помпы. А сами «дверки» закрывали, чтобы не лезла оттуда всякая нечисть. Ведь все эти истории с лешими, оборотнями, вурдалаками да водяными с русалками с прочими тварями не на пустом месте возникли, как собственно и о популярных ныне эльфах, гномах, орках, гоблинах, троллях, ламиях и прочих нелюдях.
И вот выяснилось расположение входа в еще один такой мир. Это сулило как большие проблемы, так и выгоды, в зависимости от того, что это за мир, каков его потенциал, ибо миры тоже разные бывают.
Случись обнаружение этой дверки еще столетие назад, ее без всяких вариантов закрыли бы от греха подальше и дело с концом, даже выяснять ничего не стали, потому как при тогдашнем техническом развитии бодаться с аборигенами было бы себе дороже. Но с тех пор многое изменилось. Техника ушла далеко вперед, во многом сама став сродни магии, и с нынешним оснащением вполне можно потягаться с обладателями паранормальных способностей, а показав свою силу, заключить договор о взаимовыгодном сотрудничестве.
А сотрудничество со средней силы магами очень не помешало бы. Авторитет церкви упал и находится в районе плинтуса, как и финансовые возможности, и то и другое следовало всеми силами и способами поднимать. А если в том мире есть магия, то… это открывало очень большие перспективы.
Как возрастет авторитет Церкви, если в православных храмах начнут медленно, но верно после искренних молитв больного и его родных исцеляться безнадежно больные? Не говоря уже о том, что оттуда можно тащить золото с редкоземельными металлами и драгоценные камни.
Отец Илларион был верным адептом Православной Церкви, но все же имелся за ним и тщательно скрываемый грешок – тщеславие. Он желал стать Патриархом РПЦ.
Когда исполнилось шестьдесят, это желание стало постепенно угасать, все-таки слишком старых старались не избирать, несмотря на весь авторитет. Оно и понятно, старые люди, как известно, имеют свойство часто болеть, что мешает им исполнять свои обязанности перед паствой и Богом, а отставка по собственному желанию не предусмотрена регламентом, и тем более негоже, если Патриархи станут дохнуть, как мухи, наподобие генеральных секретарей во времена СССР.
Но сейчас все в один момент изменилось, и желание осуществить свою мечту вновь вспыхнуло с новой силой. Теперь почтенный возраст тому не помеха, если удастся наладить связь с магами сопредельного мира и получить от них амулеты здоровья и алхимические настойки омоложения.
– Осталось понять, как подступиться к этой дверке, чтобы не привлечь внимание различных конкурентов как в РПЦ, так и светских властей, особенно светских властей. Действовать нужно крайне аккуратно… А начнем с наблюдения.
– Игорь Николаевич, у нас ЧП с вашим сыном… – раздался обманчиво бесстрастный голос начальника охраны.
– Неужели снова?! – не совладав с собой, отозвался Рушников.
С момента обряда изгнания бесов прошла неделя, и все это время Андрей провел в бессознательном состоянии, но все параметры жизнедеятельности находились в пределах нормы, а значит, оставалось только ждать, когда он очнется. Священники предлагали оставить пациента у них до момента пробуждения, но Рушников не согласился. Раз обряд прошел благополучно, то дальше он все сделает сам. Опять же меньше поводов для тревоги, а то мало ли что сын может наговорить в бессознательном состоянии? Ни к чему это.
– Нет, тут другое…
– Что именно?!
– Вам лучше взглянуть на это самому…
– Иду!
Рушников, бросив все дела, помчался в свою загородную резиденцию.
– Что произошло? – спросил он у встречающего его начальника охраны.
– У нас по плану был гигиенический час, как в процессе… в общем, взгляните сами на запись, Игорь Семенович.
Начальник охраны подвел своего шефа к монитору видеонаблюдения и включил воспроизведение нужного момента. На мониторе было видно, как пожилая медсестра обмывала тело Андрея, лежащего на специальном столе, и в какой-то момент он схватил старушку за руку, та дернулась от неожиданности, а потом… потом она закричала, попыталась вырваться, отцепить руку Андрея от своей, но хватка оказалась железной. Но это было еще не все, а только лишь начало. Крик медсестры пенсионерки перешел в какое-то бульканье и хрип. Она упала на колени, свободной рукой оттянула воротник, как бывает с людьми, которым отчаянно не хватает воздуха, потом схватилась за сердце и стала безвольной куклой заваливаться на пол.
Андрей еще некоторое время продолжал держать руку женщины, а потом отпустил и продолжил лежать на столе, как ни в чем не бывало.
– Он там так и лежит? – спросил Рушников.
– Так точно.
– Ее тело убрали?
– Н-нет. Никто не решается входить в комнату.
– Понятно…
Рушников сейчас и сам бы не рискнул войти в комнату к сыну. Произошедшее произвело на него впечатление, осталось только определиться, как к этому относиться, и понять, что собственно произошло. Изгоняющие бесов накосячили? Или что? Ведь когда бес находился в сыне, такого не было даже близко. А значит что?..
Ответов на вопросы не было, но их требовалось срочно получить.
– Откройте.
– Игорь Семенович…
– Открывайте.
Начальник охраны чуть пожал плечами, дескать, хозяин – барин и ему видней, открыл дверь в комнату с пациентом.
Рушников осмотрелся, и взгляд его остановился на женщине. Камера видеонаблюдения не смогла передать один момент, а именно то, что пенсионерка словно бы высохла. Не до состояния мумии, конечно, но кожа слегка скукожилась.
– Андрей… – тихо позвал Рушников и осторожно приблизился еще на шаг.
Пациент продолжал лежать на столе, и только лишь размеренное дыхание говорило о том, что на столе лежит не труп. Рушников сделал еще шаг и снова позвал сына, на этот раз чуть громче, но с тем же результатом.
Рушников сделал еще шаг и осторожно потянулся рукой к голове сына. Когда до соприкосновения осталось сантиметров пять, Рушников увидел, как глаза сына быстро задвигались из стороны в сторону под закрытыми веками.
Игорь Семенович невольно отдернул руку.
– Андрей…
Глаза сына открылись.
– Ты меня слышишь? Понимаешь?
Андрей секунд десять осматривался и остановил взгляд на отце, недовольно поджал губы и раздраженно спросил:
– Проклятье… Как долго я здесь?
Рушников впал в легкий ступор. Как-то не так он представлял себе «возвращение» сына. Все было не так: изгнание бесов… смерть медсестры… теперь именно этот вопрос, а не…
– Андрей, это ты?..
– Я. И даже если бы это был не я, ты бы об этом не узнал, отец.
Андрей тем временем принял вертикальное положение, посмотрел на старушку, валяющуюся у его ног, но даже не отреагировал, повторил вопрос:
– Сколько прошло времени с моего появления на Земле?
– Чуть больше года… – автоматически потрясенно ответил Игорь Семенович.
– Сколько осталось времени до следующего срабатывания портала?
– Недели две…
– Нормально. Значит, Медведев еще не вернулся. Есть время подготовиться к его встрече.
Андрей злобно оскалился и с ненавистью прошипел:
– Он мне за все ответит…
– Что произошло? – спросил Рушников. – Почему ты стал одержимым?
– Позже расскажу. А пока пусть принесут мне одежду. Долго мне еще тут голяком сверкать?!
– Принесите одежду!
Комплект одежды принес лично начальник охраны.
– Клади сюда, если боишься, что укушу, – презрительно усмехнулся Андрей, увидев неуверенность принесшего одежду. – Пусть приготовят мяса, жрать хочу зверски…
– Ты долго не ел твердую пищу и у тебя могут возникнуть проблемы…
– Не возникнут.
Еду ему долго ждать не пришлось, благо по расписанию через полчаса должен был состояться обед, так что все оказалось почти готово.
– Что это было? – спросил Рушников, когда сын поел и с довольным видом откинулся на спинку кресла, при этом он развернул к Андрею ноутбук с роликом, где тот схватил медсестру за руку во время процедуры омовения.
– Тоже своего рода обед, только энергетический. Этот мелкий бес выкачивал меня до дна в энергетическом отношении, а восстановиться здесь естественным образом крайне трудно, практически невозможно. Свободной энергии на Земле почти нет, пришлось воспользоваться жизненной силой этой старушки. Хочешь знать, что со мной произошло там за это время?
– Было бы неплохо.
– Что ж, расскажу. А произошло много чего… и произошло бы больше, если бы не твой посланец-засланец, который обломал мне всю малину. Да не тушуйся ты… я даже где-то глубоко в душе благодарен тебе за твою отцовскую заботу, понимаю твои резоны, ты ведь сына спасал, наследника, откуда ж тебе было знать, что устроился я там более чем хорошо и спасать меня не надо.
Андрей правдиво поведал историю своей жизни в сопредельном мире, чего и как добился, а также, чего собирался добиться в ближайшем и отдаленном будущем. Рассказал и о появлении Медведева, и о том, как с этого момента все пошло наперекосяк, о пленении и о лишении его магических способностей и о подселении беса эльфами. Рушников сидел потрясенный и понимал, что все его планы в отношении сына по сравнению с планами самого Андрея просто пыль.
– Вот такие дела-делишки. Интересно, что тебе Медведев поведал? Наверняка ведь какое-то письмо со мной отправил?
Рушников достал из сейфа небольшой кожаный тубус и протянул его сыну. Тот открыл его и достал несколько листков, после чего бегло прочитал.
– Хм-м… сошел с ума от горя… жил дикарем в пещере… Ну да, логично. Собственно, что еще он мог написать в данном случае?
– Но если тебя лишили магических способностей, то как же это? – спросил Рушников, снова кивая на ноутбук.
– Это не совсем магия или даже совсем не магия, а развитая естественная способность организма. Этакий энергетический вампиризм.
– Ты сможешь вновь вернуть себе эти способности?
– Здесь точно нет, а там… не знаю, может, смогут маголекари помочь, но далеко не факт. Все-таки эльфы хорошо поработали над моей энергоструктурой, почти полностью ее изуродовав. Если что в итоге и смогу, то чистым магом мне точно не стать.
– А каким?
– А вот таким, энерговампирским, – в свою очередь кивнул на ноутбук Андрей.
– Сможешь достичь своей цели таким методом?
– Да собственно на этот метод и было все завязано! Хотя, конечно, придется многое изменить, но как много и что именно, будет ясно после возвращения туда. Сам-то не хочешь туда перебраться?
– А что мне там делать? – пожал плечами Рушников. – Это здесь я величина, пусть и мелкая, тут мне все ясно и понятно, а там…
– Тоже верно. Разве что здоровье поправить, но это можно и здесь организовать. Отошлю посылку с несколькими амулетами.
– Вот только успеешь ли воспользоваться порталом? Юрий явно захочет вернуться…
– Если не успею, то встретим его здесь со всем радушием, – усмехнулся Андрей. – В данном случае время уже не играет большого значения, в этот раз я попаду в тот мир или в следующий. Кстати, отец, на этот случай прикажи притащить сюда семейку Медведева, мамашу да сестренку его. Как говорится, месть это блюдо, которое надо есть холодным, но мне это блюдо еще надо приготовить, сотворив при этом истинный кулинарный шедевр. Вот их-то я и съем прямо у него на глазах, ха-ха-ха!
Глава 3
– Вы как, в порядке? Кардалла? Элла? Влад? Тор? – спросил Юрий, как только сам пришел в себя, и стал помогать жене и детям подняться на ноги, одновременно контролируя периметр, но все вроде было спокойно.
– Да, все хорошо…
Жена с детьми довольно быстро пришли в себя и стали отряхиваться от снега.
– Тогда идем…
Медведев направился в сторону домиков-кунгов и «центра управления», где суетились «головастики». Среди них он увидел Игоря Семеновича.
– Этот дядя хочет сделать нам больно… – в страхе пискнула Элла, когда они прошли половину пути.
После предупреждения дочери Юрий встал как вкопанный и еще раз взглянул в лицо лично встречающего его нанимателя. Ненависти в нем не было, как, впрочем, и радушия, но это ничего не значит, люди вроде Игоря Семеновича умеют держать лицо, скрывая истинные чувства и намерения за маской.
– И есть кто-то еще… злой, очень злой… – добавила дочь.
Увидев, что жертва остановилась и, поняв, что где-то прокололся, Рушников, что-то резко скомандовал, и со всех сторон к Юрию с семьей стремительными тенями бросились вооруженные люди.
Неизвестно, как поступил бы Медведев в любой другой ситуации, этого он не знал сам (понял только, что будь он один, то просто не понял бы, что его хотят схватить и попался бы в ловушку), но сейчас он отвечал за безопасность собственной семьи, ну а раз к ним отнеслись с явно недобрыми намерениями, да еще если верить дочери, то откровенно хотят «сделать больно», то и защищаться надо с максимальной жесткостью. А как известно, лучшая защита это нападение.
«Вот и пригодился ствол», – как-то отстраненно подумал Юрий, одним движением сбрасывая с автомата «дипломат».
В следующий момент он понял, что происходящее действительно серьезнее некуда и миром точно не разойтись, а все дело в том, что он увидел вышедшего из домика Андрея.
«Вот же черт! Избавились-таки они как-то от беса! Схалтурили эльфы!» – мелькнула мысль с оттенком досады, а в следующий момент Медведев, загородив собой жену и детей, открыл огонь по набегавшим «церберам».
Первые противники упали как подкошенные. Имеющиеся у них бронежилеты не самой высокой степени защиты не спасли против усиленного патрона. Даже если кевлар, усиленный титановыми пластинами, не пробивало, то удар получался таким, что ломало ребра и отбивало внутренности.
Забухали выстрелы за спиной, это в дело отстрела врагов вступила жена, заставляя залечь набегавших на них с тыла.
Потеряв в первые же секунды боестолкновения пять человек, остальные «церберы» залегли, используя как укрытие стволы деревьев, и в свою очередь открыли частую стрельбу из своих ПП.
Бронежилеты бронежилетами, но плотность огня была такова, что даже согласно статистике попадание в голову было неизбежным. Но всех спасла Элла, поставив защитный купол. Попадая в магическую защиту, пули резко замедлялись, словно попадали в какое-то густое желе, начинали кувыркаться и меняли направление движения.
Юрий мимолетно удивился, что дочь вообще может магичить на Земле.
«Хотя, наверное, все дело в конкретном месте, – подумал он. – Так называемое место силы, в конце концов тут аномалия-портал действует, а значит, и энергия, используемая магами для своего колдовства, есть».
Но сколько бы энергии в данном месте ни было, а держать защитный купол вечно маленькая девочка не могла. Но этого и не требовалось. Противник, в какой-то истеричной стрельбе истратив боекомплект, спешно менял магазины. Медведев воспользовался этой паузой на полную катушку.
– Влад, Тор, рюкзаки!
Пацаны не сплоховали и, скинув с себя рюкзаки, передали их отцу.
– Элла, сверни защиту!
Девочка уже и так держала полусферу из последних сил и, получив указание от отца, буквально обмякла.
Полусфера тут же погасла, а Юрий стал закидывать залегших за деревьями врагов гранатами. Это стало для них еще большей неожиданностью, чем появление автоматического оружия у объекта и даже магической защиты.
Раздались резкие взрывы. Послышались крики раненых, в том числе матерные. Продолжал мерно бухать «гремлин» Кардаллы.
«Эх, жаль, дымовых шашек нет, сейчас бы поставили дымовую завесу…» – невольно подумал Юрий, снова берясь за автомат, что ему по немому приказу перезарядил Влад.
– За мной!
Медведев повел свою семью к «стартовой площадке».
Как только началась стрельба, ближняя охрана тут же увела своих подопечных, а «головастики», отвечавшие за предсказание момента и района активации аномалии, сами разбежались быстрее собственного визга.
Постреливая короткими очередями в мелькающие тени в темной форме охраны, ответного огня после устроенной бойни просто не было, все вдруг озаботились сохранением собственной жизни, Юрий довел свою семью до стоянки.
– Отлично!
А радоваться было чему, на стоянке находились в наличии сразу три угловатых джипа «мерседес».
Юрий подошел к первому же попавшемуся немецкому внедорожнику.
– Еще лучше!
Мало того что дверца легко открылась, так еще и в замке зажигания имелся ключ.
– Влад, давай на переднее сиденье, будешь помогать мне с перезарядкой автомата! Остальные на заднее!
Пока семья грузилась в машину, Юрий расстрелял остаток магазина в оставшиеся два внедорожника, пробив им колеса и двигатели.
– Перезаряжай, – сунул автомат Владу Юрий.
Пока сын с сосредоточенным видом менял рожки, Медведев завел машину, что получилось без проблем, и рванул прочь из этого места, смело тараня решетчатые ворота. Вдогон полетели пули от осмелевших «церберов», но как выяснилось, стекла у «мерсов» оказались пуленепробиваемыми, только замутило трещинами.
«А значит, что и борта скорее всего бронированы, – с радостью подумал Юрий, чувствуя, что это еще не все их неприятности на сегодня, а потом появилась досада: – А это в свою очередь значит, что движки я им не факт, что попортил, несмотря на стрельбу в упор, да и с колесами тоже не все ясно… как-то они не сильно просели, наверное пенная резина внутри. Плохо дело…»
– Как она? – спросил Юрий, посмотрев в зеркало заднего вида и увидев, как Кардалла, посадив дочь на колени, склонилась над ней и что-то шептала, одновременно гладя по голове.
– Нормально. Ей не привыкать получать истощение… Почему они напали?
– Андрей избавился от беса.
– О, боги… Твои мать и сестра…
Юрий только хмуро кивнул, не отрывая сосредоточенного взгляда от дороги, все-таки прошло двенадцать лет с того момента, как он последний раз сидел за рулем.
То, что Андрей, после того как оклемался, пожелает отомстить, не было никаких сомнений, оставалось только гадать, отомстил ли он сразу, как очнулся, или же решил немного подождать и сделать это на глазах у своего врага, так сказать, для большего эффекта.
«Надеюсь, что все-таки решил покуражиться надо мной, а значит, с ними все в относительном порядке, – подумал Медведев. – Не зря ведь меня встречали. Хотя Андрей, может, сам хотел вернуться, но просто не успел – мы раньше появились».
На своеобразном блокпосту, преграждавшему путь случайных людей к частной территории, беглецов попытались обстрелять, но бесполезно, легкое стрелковое оружие не могло справиться с броней «мерседеса», а ничего тяжелого у простой охраны, к счастью, не имелось. Как выяснилось, колеса оказались действительно наполнены пенной резиной, так как развернутая поперек дороги полоса с шипами почти не повлияла на ход машины. Вопрос в том, насколько хватит этой резины?
Немецкий внедорожник выскочил на трассу, и Юрий повел его в сторону города, только в нем можно было на какое-то время надежно затеряться, отсидеться в безопасности и подумать, как быть дальше. Но до него еще требовалось добраться. В покое его не оставят.
– За нами гонятся… – сказал Влад, глянув в чудом уцелевшее с его стороны зеркало заднего вида. – Две таких же машины…
Юрий посмотрел в осколок зеркала заднего вида, что сохранился с его стороны, и тоже заметил настигающую их погоню. Утопив педаль газа в пол, он начал разгон, то и дело обходя попутные машины, но это не сильно помогло, погоня продолжала настигать беглецов. Водители там сидели гораздо опытнее.
Вот первая машина погони приблизилась к беглецу метров на тридцать, и из люка на крыше высунулся один из «церберов» со «скорпионом» в руках. Юрий не к месту удивился выбором Игоря Семеновича относительно экзотического вооружения для своей службы охраны. Нет, пистолеты-пулеметы всем хороши, надежные, компактные, скорострельные, хорошие показатели кучности, даже красивые, но ведь дорого! Наверняка можно было подобрать что-то столь же эффективное, но гораздо дешевле.
«Может, тупо где-то в свое время прихватил по случаю некоторое количество стволов, с продажей решил не заморачиваться, дескать, себе дороже встанет и решил вооружить ими свою СБ, как-то легализовав. Впрочем, были бы деньги и связи, а легализовать можно что угодно», – подумал он.
Тем временем «цербер» начал палить почем зря. Пули с противным звуком били по многострадальному стеклу и кузову джипа.
– Все на пол!
«Еще немного, и стекло не выдержит, – подумал Медведев. – У всего есть предел прочности…»
Чтобы этого избежать, Юрий начал активно маневрировать, уходя с линии огня и закрываясь от стрелка то и дело проезжающим различным большегрузным транспортом, как правило, это были различные фуры, везущие в миллионный город продовольствие и прочие товары народного потребления, а также различные грузовики.
Началась игра в пятнашки, и шла она на грани фола. То обгон по встречной, то по обочине. Встречные машины при этом отчаянно моргали фарами и возмущенно сигналили, но от греха подальше все же прижимались к краю дороги. Попутные машины также звуковыми сигналами выражали свое неудовольствие.
Начались опасные повороты, а также спуски и подъемы, начисто скрывавшие обзор, превращая езду в русскую рулетку. Дорога, и без того не отличавшаяся общей шириной, и вовсе сузилась до двух полос. Скорость общего потока упала, сам поток сильно уплотнился, но для беглеца и погони это не имело особого значения, они продолжили гнать на пределе возможности внедорожников.
Время от времени Юрий резко тормозил в опасной близости от каких-нибудь грузовиков, чтобы те, встав, перегородили дорогу и погоня застряла в образовавшемся заторе, и иногда у него получалось и ему удавалось оторваться от преследователей на пару километров, но к несчастью, водители, участвующие в погоне, были классом получше и, выбравшись из затора, раз за разом уверенно нагоняли беглеца.
Но и на старуху бывает проруха. Одна из машин в попытке догнать беглеца пошла на опасный обгон. Мало того что начала делать это на повороте, так еще и на подъеме… В общем, на вершине «мерс» встретился с КамАЗом лоб в лоб.
– Минус один… – пробормотал Юрий, чисто случайно заметив столкновение в осколок зеркала заднего вида.
Впрочем, оставалась еще одна машина и она не отставала, более того, пошла на сближение. Видимо поняв, что стрельба в данном случае бесполезная трата боеприпасов, «церберы» решили столкнуть беглеца с дороги и уже потом вдумчиво вскрыть.
Бамс!
Медведев едва удержал джип на дороге, после того как ему врезались в корму, и машину повело. Лишь на пару секунд вылетел на обочину и бортом снес дорожный указатель.
– Вот сволочи…
Преследователи не отчаивались и продолжили опасную игру в толчки, только на этот раз Медведев был к этому готов и встречал удары противника контрударами.
Это противоборство шло на грани фола, и Юрий понимал, что противник опытнее и рано или поздно столкнет его с дороги в кювет, а посему следовало придумать какой-то неожиданный, смертельно опасный финт ушами.
– Кардалла, у нас гранаты еще остались?! Должна вроде еще парочка…
– Сейчас посмотрю.
Кардалла стала быстро перебирать рюкзаки детей, но там было пусто, муж все разбросал в том лесу, потом вспомнила о своей сумочке, ведь она свои гранаты не бросала.
– Вот, две штуки…
– Отлично! Влад, сынок… помнишь, мы играли в мяч?!
С координацией у Влада изначально было как-то не ахти, наверное, сказывалась его вторая пока еще спящая сущность, а медведей при всем желании не назвать элегантными (по крайней мере пока дело не доходит до драки, тут уж они стремительны, проворны и грациозны), не зря же у них одно из имен – косолапый, вот Юрий и развивал у Влада различными играми координацию. С мячиками Влад так наловчился, что, жонглируя, мог держать по полудюжины объектов в воздухе.
Влад с выпученными глазами от всего происходящего кивнул, добавив:
– Ага…
– Тогда вот тебе мячик, – успокаивающим тоном произнес Юрий и протянул сыну гранату, – прочувствуй его вес и по моей команде попробуй забрось его в машину к плохим дядям. Только перед тем как бросать, выдерни колечко. Сможешь?
– Попробую…
Медведев нажал на кнопку открытия люка на крыше.
– Только сильно не высовывайся и постарайся не уронить гра… мячик после того как выдернешь из него колечко.
– Я не тупой, понимаю, что к чему, – недовольно буркнул Влад на тон отца.
Вновь начались тараны, машины уже изрядно помяли свои борта, но это не сказывалось на их ходовых качествах.
Вот предстоял очередной таран и, судя по тому, что дорога впереди почти пустая, противник постарается довести дело до конца.
«Ну и я не прочь закончить это безобразие», – подумал Медведев и, кивнув сыну, спросил:
– Ну как, прочувствовал мячик?
– Да…
– Тогда приготовились…
Влад сосредоточенно кивнул и приготовился к метанию.
«Мерседесы» вновь столкнулись и начали меряться силой, пытаясь спихнуть друг друга с дороги. И несмотря на все усилия, у врагов получалось лучше, и машина Юрия медленно но верно сдвигалась к обочине. Установилось шаткое равновесие, без рывков и толчков. Оно-то Юрию и требовалось.
– Бросай!
Влад кивнул, дернул за кольцо и плавным движением бросил гранату из люка в точно такой же открытый люк вражеской машины.
Медведев резко затормозил, благо что попутные машины сильно отстали, желая держаться подальше от этих психов, устроивших на дороге разборки в голливудском стиле.
– Отличный бросок, сынок!
– Спасибо!
Преследователи быстро сообразили, что именно к ним прилетело, и тоже стали отчаянно тормозить, с дымом сжигаемых покрышек оставляя после себя двойной черный след. Машина, повиляв, пошла юзом… Кто-то захотел, не дожидаясь остановки, выброситься из машины на ходу, дверь уже открылась, но время вышло, и в салоне хлопнул взрыв. Машина преследователей словно споткнулась и, завертевшись, улетела в кювет.
– Два ноль!
Медведев продолжил движение, одновременно закрыв люк на крыше. И сделал он это вовремя. По крыше забарабанило, как во время града.
– Что за черт?!
– Вертолет… – пояснила Кардалла.
– Мог бы и сам догадаться…
Гонка продолжилась, но Юрий ясно осознавал, что от вертушки в принципе не уйти. Туннелей, где можно было бы затаиться, нет, даже мостов нет, да и не спрятаться под ним.
Тем временем стрелок продолжил обстрел и без того изрядно обстрелянной и избитой таранами машине. С точностью, правда, было не ахти, хорошо если одна пуля из десяти достигала цели, ведь мало того, что цель всячески маневрирует, так и вертолет ходуном ходит и вибрирует.
Так что вертолет в целом был не сильно опасен, броня держала, хуже то, что он, скорее всего, наводил на цель новые партии охотников. А вот этого следовало избежать, тем более город уже рядом.
Юрий резко затормозил. Не ожидая такого подвоха, вертолет пролетел дальше, после чего стал разворачиваться и заходить на цель. Но пока суд да дело, Юрий, прихватив автомат, вышел из машины и, прикрываясь бронированной дверцей, открыл стрельбу по вертушке длинными очередями.
Легкий двухместный прогулочный вертолет, естественно, оказался без броневой защиты, и пули начали кромсать его, пробивая пластиковый корпус навылет, кроме тех случаев, когда пули застревали в различных механизмах. Винтокрылая машина задымила, ее закрутило и она начала терять высоту, ну и как следствие, вертолет рухнул в поле и загорелся.
– Три ноль. И чего вас дернуло пойти на сближение? Висели бы себе в небе и наводили на нас остальных. В людей пострелять захотелось?
Въехав в город, машину бросили в ближайшем переулке. Слишком уж она приметна, такая дырявая и битая, первый же патруль остановит. К тому же вполне возможно, что внутри есть маячок, так что причин сменить транспорт хватало.
«Это еще повезло, что не установили механизм принудительного глушения движка, – подумал Медведев только сейчас. – Хотя, с другой стороны, тут удивляться нечему, ведь любую систему можно взломать, так и тут какой-нибудь недоброжелатель перехватит управление системой, остановит с ее помощью машины и расстреляет их, как в тире. В Америке вроде такие случаи уже бывали, правда без стрельбы. Так что излишнее насыщение транспорта компьютерной электроникой не всегда оправданно».
Перед тем как уйти, Юрий быстро обыскал машину. В бардачке не нашлось ничего интересного, а вот в небольшой нише, используемой в качестве подстаканников, нашлась пригоршня мелочи. Наверняка это сдача при приобретении бензина, таскать в карманах и тем более в кошельке тяжелую мелочь неудобно.
– А это очень кстати! – обрадовался деньгам Медведев. – А то ведь вообще ни копейки! А теперь ходу!
Юрий отвел свою семью на ближайшую остановку общественного транспорта и сел в первый же попавшийся троллейбус, благо они, как правило, почти пустые ходят, не то что автобусы, практически всегда битком набитые, это обстоятельство Юрия всегда удивляло.
Медведев пересчитал деньги, и выходило, что они могут не только оплатить проезд, но еще дважды сделать пересадку.
«Так и сделаем, запутаем следы», – решил Юрий.
Его немного отпустило, и он прошептал что-то успокоительное жене, та только кивала и тяжело дышала, все же перенервничала. Хорошо еще, что Элла в себя пришла после магического истощения и теперь с интересом осматривалась.
Пацаны так и вовсе довольно быстро оттаяли после погони и во все глаза смотрели в окна, о чем-то перешептываясь между собой. Посмотреть им и вправду было на что. Длинные серые пятиэтажные дома сменялись красными, желтыми и белыми столбиками кирпичных девятиэтажек, тут и там высились панельные двенадцати- и шестнадцатиэтажки…
Носились машины, сплошным потоком сновали люди по своим делам. Витрины магазинов и автосалонов. Вот проехали парк развлечений с хорошо видимым колесом обозрения и прочими аттракционами…
Такого у себя они не видели, хотя в паре городов им побывать довелось. Юрий им, конечно, рассказывал, с чем придется столкнуться на Земле, но одно дело услышать и совсем другое дело увидеть.
Проехав остановок пятнадцать, семья Медведевых сменила транспорт на автобус, а потом еще раз пересели уже в трамвай. В трамвае они проехали недолго, всего три остановки и вышли, так как Юрий увидел в зоне досягаемости то, что высматривал до сего момента, а именно крупный ломбард. Требовались деньги, и много.
– Элла, ты как, сможешь немножко посодействовать? – поинтересовался Юрий, всматриваясь в осунувшееся лицо дочери. – Магичить не надо, просто не мешало бы чуть прессануть клиента на ментальном уровне, чтобы сильно не зажимался и большого интереса к нам не проявлял, а также к мелким нестыковкам нашей легенды.
– Это могу, – уверенно кивнула девочка. – Тут действительно почти не нужно магичить…
– Только чуть-чуть, не перестарайся, а то люди эти битые, по-волчьи подозрительные, нажмешь чуть сильнее, чем необходимо, почувствуют неладное и на инстинктах выставят щиты.
– Я знаю, пап, все сделаю в лучшем виде!
Юрий только хмыкнул.
– Ну давай…
Они зашли в ломбард.
– Добрый день, чем могу помочь? – тут же среагировал на клиентов продавец-покупатель неопределенной национальности и возраста.
– Да вот прибыли в ваш город по делам, зазевались маленько и стали жертвами карманников… Так что хотелось бы получить немного денег до момента, когда удастся разобраться с финансовым вопросом. Вот, я хотел бы получить некоторую сумму за вот этот перстень…
С этими словами Юрий снял с пальца золотой перстень с рубином.
– Продаете или в залог?
– В залог. Хотелось бы потом его выкупить.
Выкупать перстень Медведев, естественно, не собирался, но и увеличивать подозрения покупателя не стоило, несмотря на то что Элла сейчас воздействовала на мужика, «размягчая» ему мозг.
– Тогда сумма будет меньше.
– Я понимаю.
– Нужно его еще оценить…
– Так разве я против? Оценивайте.
Мужик деловито нацепил на глаз специальный оптический инструмент и посмотрел на камень, после чего провел химический анализ золота и остался удовлетворен и тем и другим, тут даже воздействовать на него не требовалось. После чего он назвал цену, устраивающую уже Юрия, и тут без воздействия Эллы уже явно не обошлось. Мелькнула все-таки в глазах дельца борьба, явно хотел воспользоваться бедственным положением семьи, но «благородство» победило.
– Нормально, – кивнул Юрий.
Составили расписку, поскольку документов не имелось, дескать, тоже украли, то сошлись на том, что Юрия сфотографируют для опознания, когда придет за кольцом. Возражать он и не думал, прекрасно понимая, что в помещении наверняка находятся камеры скрытого наблюдения.
– Ну ты как, малышка? – поинтересовался состоянием дочери Юрий, после того как операция по продаже перстня была проведена и они покинули ломбард.
– Хорошо!
– Точно?
– Да.
– Сможешь еще пару раз так воздействовать?
– Да хоть десять!
– Элла…
– Ну раз пять еще точно смогу. Это было просто. Честно!
– Ну ладно… Продолжаем операцию.
Поменять некоторое количество ценностей: перстни, цепочки, браслеты, которые как раз для этого и предназначались, требовалось как можно быстрее. Пусть дешево, но зато без проблем. Завтра в ломбарды уже лучше будет не соваться. Бизнес этот такой… не самый чистый, мягко говоря, а значит, находился под серьезной «крышей», а то и вовсе все пункты приема ценностей принадлежат одному лицу.
Торопился же Юрий потому, что получение денег подобным образом хорошо просчитывается, и Игорь Семенович наверняка сможет так или иначе взять ломбарды на контроль, договорившись с их владельцами за дольку малую, распространив его фото и описание жены с детьми. И тут уже либо их попытаются задержать прямо внутри, либо сообщат и попытаются проследить.
Медведев заглянул еще в пять ломбардов и сдал там несколько вещей за приличную сумму. И, несмотря на заверения Эллы, что она может еще, Юрий рисковать больше не стал, к тому же вечерело, ведь они на поиски ломбардов и переезды потратили весь день, так что требовалось срочно искать какой-то ночлег.
В гостиницы без документов путь был заказан, но это не беда, на столбах полно объявлений о сдаче квартир посуточно и лишних бумажек не спрашивают. Вот таким вариантом они и воспользовались. К тому же они приличная семья и подозрений особо не вызывали, особенно после истории с карманниками, уведших документы, хорошо что деньги не все украли. Вот тут и пригодились остатки сил Эллы.
Квартиру взяли, полностью меблированную, пусть по минимуму и, естественно, все было старым, практически дышащим на ладан, но обставленную. Осталось только застелить кровати свежим постельным бельем, которое они купили по ходу дела, пока мотались по ломбардам.
Имелся и старенький телевизор, его уже выбрасывать пора на свалку, так как цвета все были темными. Понятно, что поставили, что не жалко и что точно не украдут. Так же и с компьютером, в углу стоял древний агрегат, даже не ноутбук, но зато подключенный к Интернету.
Первым делом Юрий решил посмотреть новости. После того, что они устроили на трассе, это никак не могло пройти мимо внимания общественности. Собственно, что именно скажут, его не интересовало, вопрос состоял в том, засветились они лицами или нет. Хозяин квартиры мог бы его тогда легко опознать и сообщить в полицию. Вроде не должны были, но кто знает? Вот и включил как телевизор, так и компьютер.
«Единственный момент, когда меня могли срисовать, это когда я выходил из машины, чтобы свалить с неба вертушку», – все же припомнил один опасный эпизод Медведев.
Погоня со стрельбой и таранами, а также падением расстрелянного вертолета действительно стала темой номер один не только местных, но и федеральных телеканалов, «аналитики» вспоминали разборки лихих девяностых и гадали, что бы это все могло значить. Показывали особенно эффектные нарезки, снятые на видеорегистраторы попутных и встречных машин, «кино» получилось, что надо, Голливуд отдыхает. Но по телевизору его лицо ни разу не мелькнуло, хотя эпизод с расстрелом вертолета все же показали, но качество картинки оставляло желать лучшего, потому как снимали явно очень издалека.
Интернет тоже порадовал отсутствием изображения, хотя роликов с погоней и стрельбой там гуляло куда как больше.
«Но не факт, что моего фото у ментов нет, – подумал Юрий. – По телеку не показали, зная, что я тоже буду смотреть и чтобы меня успокоить, дабы я расслабился и не попытался запрятаться еще лучше. Но то, что менты получат мое изображение, это к бабке не ходи, Игорь Семенович постарается. Зачем искать меня самому, когда это могут отлично сделать силы правопорядка, особенно если это простимулировать? Останется потом меня просто выкупить. Ну да и ладно, главное, что общественности мой фейс не предъявили».
Юрий с трудом удержал себя от просмотра почты. С компьютерной грамотностью у него было не очень, всех возможностей информационных технологий не знал, так что предпочитал их завышать, чтобы точно не промахнуться. А то вот так заглянешь в почту, а противник уже осведомлен об этом и начал поиск его местонахождения. Это во-первых. Во-вторых, в письме может находиться какое-нибудь требование от Андрея, а раз это требование неизвестно и противник знает, что письмо не открывалось, то и выполнять его нет необходимости, в общем сохраняется статус-кво.
Этот момент Медведев припомнил из сериала «Строго на юг», это где канадского и чикагского полицейского заперли в сейфовой комнате банка, при этом у грабителей в заложниках оказалась сестра чикагца, и канадец оборвал внутреннюю связь, чтобы бандиты не смогли выставить свои условия, угрожая заложнице.
Так и здесь, стоит только узнать требования похитителей, и похитители узнают о том, что условия были услышаны, как начнется своеобразный обратный отсчет.
По той же причине Юрий не стал появляться на сайтах, где он был зарегистрирован или просто сколько-нибудь регулярно посещал, из опасения, что его могут вычислить просто по статистике посещения АйТи-адреса. Реально это вообще или нет, он не знал, но предпочел не рисковать.
Поужинали. Кардалла быстро освоилась с электрической плиткой и сделала несколько нехитрых блюд из приобретенных продуктов.
Юрий поставил детям на компьютере мультфильм про Шрека, благо в папке «мои видеозаписи» нашлось несколько фильмов, а сам сел думать. Последнее получалось плохо, просто из-за практически полного отсутствия информации.
– О чем думаешь? – подсела к нему с вопросом Кардалла и принялась массировать мужу шею и плечи, как он любил и что его расслабляло.
– О том, как узнать, где держат мать и сестру. А это может быть где угодно. Возможностей у них более чем хватает.
– И что будешь делать, когда узнаешь?
– Освобождать, естественно!
– Они только того и ждут, что ты кинешься их спасать, и подготовят ловушку.
– То-то и оно…
– И ты полезешь туда, зная о ловушке?
Юрий тяжело вздохнул и глянул на смеющихся детей.
«Вот ведь попал, – с тоской подумал он. – Хоть пополам разорвись! Если пойду и попадусь, то они навсегда останутся на Земле. В принципе, устроиться могут и здесь, золота и брюликов еще полно, но это не то место, в котором я хотел бы, чтобы они жили. Но и мать с сестрой тоже не бросить…»
– А что остается? – наконец выдавил он из себя. – Разве что подготовиться получше, да план составить похитрее. Беда в том, что второго шанса, скорее всего, не будет, и если ошибусь, то…
– Если он тебя ждет и приготовился, то зачем ему держать твоих где-то в другом месте?
– Так-то оно, конечно, так, но ведь этот Андрей тот еще типус хитрож… хитро сделанный, умный как сволочь. Так что, даже будучи уверен в своей победе, он все равно перестрахуется и на всякий случай может спрятать мать и сестру в другом месте, или кого-то при себе оставит, а кого-то в ином месте укроет, чтобы, даже проиграв, все равно остаться хозяином положения и диктовать мне свои условия. Хотя возможно, что я слишком все усложняю и накручиваю, и все гораздо проще. Но в любом случае исходить надо из худшего варианта развития событий. В общем, надо кумекать…
Кардалла понятливо кивнула.
Отец Илларион просматривал очередной отчет от группы, наблюдавшей за деятельностью некоего Рушникова и его сына Андрея.
По прежним докладам можно было сделать вывод, что, изгнав беса из Андрея, он освободил еще большее чудовище. Взять хотя бы тот факт, что в городе стали массово дохнуть бомжи. Какое наблюдателям вообще было дело до бомжей? Тем более что, согласно экспертизам, причиной их смерти стало отравление метиловым спиртом, дескать, кто-то продает бомжам паленую водку. И остался бы этот факт незамеченным, если бы один из дотошных аналитиков не сопоставил выезды из загородной резиденции в город Андрея и пик смертей среди бомжей.
Данный доклад был внеочередным. Согласно ему, на загородном участке произошло некое явление неизвестной природы, зафиксированное электронными приборами и даже визуально, правда, что-либо рассмотреть из-за большой дистанции наблюдения было сложно, но то, что там что-то произошло из ряда вон выходящее – факт.
Потом там произошел бой и началась погоня со стрельбой. И если бой на участке еще как-то можно было замаскировать под ролевую игру или тренировку, приближенную к боевой, то вот погоня со стрельбой и таранами, кою успели осветить все сколько-нибудь значимые средства массовой информации, замолчать уже в принципе оказалось невозможно.
– Кто-то вышел из портала и ушел с боем… Кто? Почему? Из-за чего сыр-бор?
Отец Илларион приказал подавать отчеты, как только хоть что-то станет известно.
Через несколько часов поступил новый доклад. Согласно ему Рушников объявил поиск некоего Юрия Медведева, причем заказал его как полиции, через свои связи в МВД, так и бандитам, объявив за его голову щедрую награду.
– Михаил, – вызвал к себе отец Илларион инока-хакера. – Найди мне всю информацию по данному фигуранту, а также по его ближайшим родным и связи их с Рушниковым.
– Слушаюсь, отче…
Инок-хакер работал быстро, ибо занимался любимым делом, за которое его чуть не взяли в свое время за жабры внутренние органы, и через пару часов на столе у его патрона лежала очередная папка с распечатками.
– Очень интересно… – пробормотал священник в годах, просматривая листки. – Два с лишним года назад Юрий исчезает с концами, якобы стал наемником в «горячей точке», а его сестре тут же делают операцию на сердце в Германии по какой-то там программе… липовой. Вот и платежки… и платит сам Рушников. Дальше больше, после шести лет отсутствия возвращается невменяемый сынок, и мы его избавляем от беса, а буквально на следующей неделе пропадает семья Медведевых. Потом возвращается Юрий, и происходит очень шумный конфликт. Значит, что-то пошло не так еще в том мире, и Андрей очень обозлился на Юрия, что захватил его семью. Хм-м… не Юрий ли виновен в подсаживании беса Андрею? Тогда все встает на свои места… А раз подсадил, то значит, была веская причина… учитывая смерти бомжей.
Отец Илларион глубоко задумался. Сначала у него появилась идея договориться с Рушниковым о совместном использовании портала. В какой-то степени он даже мог обеспечить этому делу «крышу», ведь все тайное рано или поздно становится явным, а значит, государство в какой-то момент узнает про аномалию-портал в иной мир.
Но чем больше он наблюдал за его сыном, тем яснее понимал, и сейчас в этом только окончательно убедился, что отец Андрея тут ничего не решает, всем заправляет сам Андрей, этот вундеркинд и полиглот, и что-то подсказывало отцу Иллариону, что связываться с Андреем будет себе дороже. Поначалу, может, и согласится, но только пока не наберет полную силу, а потом все договоренности будут разорваны с самыми печальными последствиями.
– Разве что ликвидировать его… нет человека – нет проблемы.
Отец Илларион обдумал и эту мысль, тем более что возможности имелись, как в средствах, так и в людях, ведь после различных локальных конфликтов довольно много людей бежит от реальности в церковь за успокоением истерзанной души, найти среди них несколько особо фанатичных человек и убедить выполнить работу не проблема.
– Нет, мы не знаем его потенциала… особенно теперь, когда он поглощает жизни других людей, – с большим сожалением отказался священник от простого решения сложной проблемы. – Ведь не просто так же он их убивает… Тем более он делает все, чтобы не подставляться под выстрел снайпера. На улице не появляется, в машину садится еще в гараже, а в городе уходит из какого-нибудь подземного гаража или туннеля, сменив личину, так что не отследить. А взрыв его может не взять…
– Я сам еще жив, скорее всего, лишь потому, что он пока не имеет сил и способов до меня добраться. Ведь доктора они уже завалили…
«Значит, нужно делать ставку на его противника, помочь ему в решении проблемы, став необходимым союзником против общего врага», – подумал отец Илларион.
Глава 4
Утром Юрий первым делом снова полез в Интернет, точнее на сайт МВД, в рубрику «Их разыскивает полиция», и не сильно удивился, когда увидел там в числе самых свежих вывесок свою фотографию с набившей оскомину характеристикой «вооружен и очень опасен». Имелось на фото и пара интересных меток, что непосвященный мог принять за дефект изображения. А предназначались они для так называемых охотников за головами, говоривших, что поймавшим данное лицо предназначена награда от истинного заказчика поиска. Местоположение меток также рассказывало, сколько именно стоит голова того или иного индивида. Собственно, он этого и ожидал, потому и полез на данный сайт, чтобы удостовериться.
Разворачивать посвященный ему файл Медведев не стал, о себе он и так прекрасно все знает, а что про него написали, знать не желал. К тому же не стоило оставлять к себе лишнюю ниточку, несмотря на то что он собирался в любом случает сразу после завтрака покинуть квартиру. Задерживаться в ней дольше необходимого не стоило.
Хоть Элла и воздействовала на агента, сдававшего квартиру, и тот не должен был запомнить их лица, да и вообще практически забыть про постояльцев до окончания срока найма, но существовала вероятность, что их засняли. Медведев вместе с Эллой, естественно, проверил квартиру на наличие скрытых видеокамер, заклеив газетой и скотчем все подозрительные места, несмотря на то что ничего не обнаружили (камеры могли быть не активны, вот Элла их и не ощутила). Но момент, когда они входили в дом, все же могли зафиксировать, и сейчас некто мог просматривать записи и начнет «пробивать» клиента по своим базам.
Паранойя? Но как говорится, если у вас паранойя, это не значит, что за вами никто не следит.
– Элла, как ты себя чувствуешь? – спросил Юрий дочь.
– Хорошо.
– Истощение сильное?
– Не очень…
– Ты что-то придумал? – спросила Кардалла.
– Есть одна идейка, – кивнул Юрий. – Пришла в голову практически только что. Но возможность ее реализации полностью зависит от возможностей Эллы.
– Я и так скажу, что в боевом отношении…
– Никаких боев, дорогая! За кого ты меня принимаешь? Чтобы я потащил свою дочь в логово врага, чтобы она там файерболы кидала и прочие молнии ситхов?!
– Извини…
– Мне нужна именно ментальная составляющая ее дара, после чего она сразу же будет отправлена с тобой и мальчиками в безопасное место.
Кардалла понятливо кивнула. Менталистика в магическом плане на самом деле мало зависит от магической силы. Она ее, конечно, усиливает, но зависимость совсем не линейная, то есть чем больше вкладываешь силы в способность, тем она сильнее. Нет, тут все зависит именно от величины дара. Сила в этом плане позволяет не столько увеличивать степень воздействия, сколько позволяет держать его на имеющемся уровне длительное время, а значит, способность обработать большее количество объектов, а также от этого зависит расстояние до объекта воздействия.
– А что именно ей нужно сделать?
– Ничего такого, вообще никаких активных действий в отношении разума людей предпринимать не придется. Хотя кое-кому я был бы не прочь вскипятить мозги… Нужно отыскать двух человек, точнее определить, находятся ли они в данном месте или нет. Проблема в том, что людей там будет много и их «метки» могут помешать.
– Пап, ты говоришь о поиске бабушки Эльвиры и тети Анны? – спросила Элла.
– Да.
– Тогда я смогу достаточно быстро определить, есть они в том месте или нет, несмотря на наличие там большого количества других людей. Главное, чтобы магической ментозащиты не было.
– Ментальной защиты не будет, это я тебе гарантирую. Но как ты сможешь их отличить, если ты их даже ни разу не видела и не знаешь их «сигнатур»?! – удивился Медведев, но в то же время в его голосе звучала радость, пусть и с легким оттенком недоверия.
В конце концов, если уж дочь говорила, что сможет, значит сможет, потому как ей лучше знать о всех нюансах магии разума. Для Юрия же, несмотря на дюжину лет, прожитых в магическом мире, вся магия так и осталась непознаваемой тайной, главное, что работает, а что там и как…
– Ну, если ты не приемный сын, то у меня есть с бабушкой и тетей кровная связь. Учитель Морлд научил меня поисковому заклинанию «Зов крови», и вот за счет этой кровной близости я смогу четко отличить сигнатуры бабушки и тети.
Юрий засмеялся шутке дочери по поводу его приемности.
– Нет, я не приемный сын и тетя Анна не приемная дочь. А ты уже пробовала свои силы в этом направлении?
– Конечно, – кивнула Элла. – Тебя с мамой и братьями я на пике своей силы чувствовала до километра. Бабушек, дедушек, теть и дядь я чувствовала уже только метрах на ста… это без их крови. А с кровью около двухсот.
– Но сейчас ты не на пике силы, да и магический фон на Земле почти отсутствует…
– Я справлюсь, пап! Надо только немного твоей крови, и тогда имеющихся сил мне точно хватит, несмотря на слабый магический фон. Тут главное расстояние…
– Это не проблема! Получишь столько крови сколько необходимо! Что же о расстоянии, то дистанция до предполагаемого места их содержания будет меньше ста метров, даже меньше пятидесяти, это я обеспечу.
– Тогда точно смогу!
Плотно позавтракав, семейство Медведевых покинуло квартиру.
На рынке, что находился в соседнем квартале, Юрий приобрел несколько телефонных трубок с полным зарядом батарей. Не забыл он и про детей, приобретя видавший виды ноутбук (работает и ладно, а новый ни к чему, если что, выбросить будет не жалко, ну и финансы следует все же экономить) и кучу дисков с фильмами и мультиками. Также приобрел дополнительное устройство к нему, с помощью которого можно было ловить телевизионный сигнал.
Там же на рынке нашел трех страдающих от похмелья мужиков и сговорился с ними за небольшую плату, чтобы они в ближайших киосках сотовой связи приобрели на свои имена сим-карты. Продавцы, конечно, сильно удивились, что такие помятые личности, от которых разит за километр перегаром, покупают номера, даже, наверное, заподозрили что-то, но прибыль оказалась важнее.
– А теперь сваливаем из города.
Покинуть городскую черту не составило проблем. Доехали на автобусе до южной окраины, за которой начинались горы, потом поймали попутку, и она довезла их в заданный район. Дальше предстояло идти пешком, и к трем часам они дошли до нужного места со скалами, куда машинам ходу нет.
Развели костер и приготовили на углях шашлыки из заранее подготовленного мяса. В общем, с виду это можно было принять за обычный семейный выезд на природу, благо что довольно тепло, несмотря на то что только-только началась весна и снега еще много, ветра нет и солнышко светит.
– Думаю, пора устроить небольшое представление, – сказал Юрий после того, как все хорошо поели, доставая один из телефонов и набирая номер, после чего передал его жене. – И побольше драматизма в голосе, дорогая.
Кардалла кивнула и запричитала в трубку обговоренный за время обеда-ужина текст:
– Алло! Алло! Мой муж упал со скалы и сломал ногу! Нам нужна помощь!
Юрий поднял большой палец, дескать, отлично получается, продолжай в том же духе.
– Нет, «скорая» тут не проедет, мы слишком сильно углубились в горы, а у моего мужа открытый перелом, он потерял много крови! Он лежит без сознания! Прошу вас, сделайте что-нибудь! Да-да! Мы разведем дымный костер, чтобы нас было хорошо видно! Ждем, и очень вас прошу, поскорее!!!
Кардалла закончила разговор с дежурным, и Юрий отключил телефон.
– Обещали прислать вертолет?
– Да, сказали, что будут максимум через полчаса, просили обозначить себя дымом.
– Отлично!
Затягивать с сигналом не стали, тут же накидали в огонь сырых веток и сырой прошлогодней травы, к небу тут же поднялся белесый дым.
Поскольку от города они удались не сильно далеко, то вертолет МЧС Ка-32 появился в зоне видимости через каких-то десять минут. Еще минут пять ему потребовалось, чтобы на крейсерской скорости добраться до места происшествия и зависнуть над скалой. Махала руками Кардалла, скакали дети, привлекая внимание пилотов.
Медведев для «пикника» выбрал место с площадкой, где вертолет мог уверенно сесть, что он и проделал. К «пострадавшему» тут же бросились медики с носилками.
Как только медики подбежали к Юрию, тот «очнулся» и направил на них револьвер.
– Ребят, не дергайтесь, и все будет отлично. Я не террорист и вообще не преступник.
– Что происходит?
– Мне нужен вертолет. Сделаете все, как я прошу, то не только не пострадаете, но даже заработаете. А теперь положите меня на носилки и занесите в вертолет.
Под дулом револьвера не сильно поспоришь с его обладателем, а если еще Элла их слегка самовольно прессанула на ментальном уровне, то и вовсе обошлось без глупых дерганий и ненужных геройств. Впрочем, их и так не было бы.
Юрия занесли в салон вертушки, а дальнейшее было делом техники. Медведев тут же проник в кабину к пилотам. Медиков и спасателей на прицеле держала Кардалла.
– Без глупостей, ребята, не вздумайте сообщить о захвате, и никто не пострадает. Даже наоборот, получите плату.
– Чего ты хочешь?
– Мне нужно кое-куда слетать.
– Если есть деньги, то мог нанять в аэроклубе любую вертушку…
– Слишком хлопотно, кроме того, аэроклуб может находиться под контролем тех, перед кем я не хочу светиться.
– Он хочет что-то сделать нам во вред… – указала на штурмана Элла.
– Парень, я последний раз говорю: без глупостей, подашь сигнал кодовым словом или нажмешь какую-то кнопку, она это сразу поймет, и не только тебе будет больно, но и остальным я сделаю плохо. Ты меня понял?
– Д-да… – кивнул штурман, не в силах отвести взгляда от бездонных глаз девочки.
– Все меня поняли?
Пилоты кивнули с ошарашенным видом.
– Тогда взлетаем. А чтобы не сомневались, что все будет хорошо, вот вам задаток.
С этими словами Медведев дал каждому по золотому перстню с изумрудом.
– Колечки золотые, камешки настоящие, изделия чистые, то есть не краденые. Можете смело сами носить или продать. Поехали.
– Куда летим?
– Вот в этот район, – указал Юрий на карту, что протянул штурман. – При подлете укажу точнее.
– Понял.
Лопасти закрутились быстрее, и родственник «черной акулы» оторвался от земли.
Медиков и спасателей сковали самодельными наручниками из пластиковых крепежных лент. В качестве компенсации им также подарили по перстню, а двум слегка перенервничавшим врачихам еще и сережки. Им тоже объяснили, что украшения чистые. Люди тут же подобрели.
– Кто работал с лебедкой? – спросил Юрий.
– Я, – сказал один из спасателей.
– Сделаешь все, как я скажу, получишь еще цепочку.
– Нет проблем, – кивнул тот.
Полет длился недолго, минут пятнадцать. Пока летели, Медведев освободил одну из врачих, чтобы та взяла у него необходимое количество крови. Требовалась как можно более свежая.
– Хватит… – сказала она, когда Юрий сдал почти пятьдесят миллилитров.
– Подлетаем! Куда дальше?! – заглянул в салон штурман.
– Видите вон тот дом с красной черепичной крышей.
– Да…
– Давайте к нему и зависните над ним на как можно меньшей высоте.
– Понял.
Пилоты сделали все, как надо.
– Элла?
Девочка тем временем выпила всю нацеженную отцовскую кровь и что-то шептала, оглядываясь с закрытыми глазами.
– Они здесь… обе… в доме… Тетя Анна вон в той части здания, – указала Элла на левое крыло особняка. – А бабушка прямо под нами…
– Молодец, малыш… Спасибо.
Юрий поцеловал обессилевшую и сидящую на коленях у матери дочь в лоб.
Внизу тем временем начался переполох. Охрана бегала по территории с оружием в руках, но пока не стреляла, все-таки вертолет нес знаки МЧС.
– Действуй дальше по плану, – сказал Медведев и поцеловал жену.
Кардалла кивнула, а Юрий уже скользил вниз по размотанному тросу и соскочил на крышу особняка Рушниковых.
Вертолет тут же начал уходить в сторону.
Дав пару неприцельных очередей в сторону засевших за различными укрытиями охранников, Юрий спрыгнул на угловой балкон третьего этажа, из-за особенностей архитектурного решения здания, не защищенного крышей. Охрана оживилась и начала палить в его сторону почем зря. К счастью для Медведева, борт балкона был выполнен из кирпича, а не дерева или пластика и тем более не в виде ажурной железной или чугунной решетки, и он смог укрыться от свинцового дождя, лишь крошки битого кирпича осыпали градом.
Пули «скорпиона» пробили, но не разбили стекло, хотя бронированным оно тоже не было, скорее как лобовое автомобильное. Продираться сквозь него было неудобно, потому из не менее неудобного сидячего положения Юрий со всей силы врезал ногой по двери в район замка, предварительно убедившись, что дверь открывается вовнутрь помещения, а не наружу. Уж чему-чему, а этому его во внутренних войсках научили. Мало того что удар был профессиональным, а так и силу в него вложили немалую, как следствие, балконная дверь не выдержала натиска и с грохотом открылась, пропуская «гостя» в комнату.
Убедившись, что в комнате никого нет, Медведев юркнул внутрь, настороженно поводя стволом и контролируя дверь, ведущую из комнаты в коридор, а то ведь в любой момент может открыться и влететь граната, а тут от нее не спрятаться, не скрыться, ибо комната оказалась тренажерным залом с различными спортивными снарядами.
Юрий подошел к двери и осторожно ее приоткрыл и сразу же услышал тяжелые бухающие удары берцев охраны по ступеням. Его противники в массе своей, оставив только пару человек снаружи для контроля внешнего периметра, только-только ворвались внутрь и успели добраться лишь до второго этажа.
«И это плохо, – подумал Медведев, ведь третьи этажи особняка между собой напрямую не соединялись, из одного крыла в другое можно было попасть только по первому и второму этажом, а потому предстояло схватиться с занявшими второй этаж охранниками. – Собственно, их в любом случае нужно всех зачищать, и не важно, к кому идти вначале, к сестре в левое крыло или матери, находящейся где-то здесь».
Кто-то шибко смелый или просто дурной показался на лестнице, и Юрий выпустил в него короткую очередь. Промахнуться с пяти метров было сложно, а потому минимум треть пуль досталось неудачнику, причем одна в голову, и он даже не вскрикнул, оставив половину мозгов на стене, кулем свалился вниз.
Напарники погибшего начали грязно ругаться, а потом кто-то из них крикнул:
– Сдавайся!
– Щас! Только шнурки поглажу! Я сюда приперся не для того, чтобы сдаться!
– У тебя нет шансов! Сейчас гранатами закидаем и все дела!
– Ну, это мы еще поглядим… гранаты и у меня есть.
С этими словами Медведев достал последнюю гранату и, выдернув чеку, бросил ее вниз вслед за убитым охранником.
– А-а-а!!! Граната! – крикнул кто-то визгливо. – Валим!!!
И стало слышно, как с криками и матами охранники стали разбегаться кто куда.
Грохнул взрыв, и, не теряя ни одного лишнего мгновения, Юрий буквально соскользнул вниз по лестнице, и еще плохо видя из-за задымления, открыл стрельбу по силуэтам раненых или просто чуть контуженых охранников.
Медведев призадумался, куда все-таки идти в первую очередь, за матерью или все же за сестрой, благо путь к ней был открыт.
«Надо зачистить центральный блок, нельзя оставлять врагов за спиной», – решил Юрий, закидывая самопальный АК за спину и беря в руки трофейные пистолеты-пулеметы, предварительно распихав запасные магазины по карманам, потому как стрелять придется много, а патронов к «калашу», что называется, кот наплакал, два рожка всего осталось, один он уже расстрелял.
Контролируя коридор в левое крыло, Юрий, присев, стал вслепую палить из «скорпиона» по первому этажу. Расстреляв один магазин, он отбросил ненужный «скорпион» в сторону и, начав стрелять из второго ПП, подавляя возможного противника, практически свалился на первый этаж.
Стрелять Юрий направо и налево не опасался, мать вряд ли держат в комфортабельных условиях, так что можно себя не сдерживать до тех пор, пока ею не станут прикрываться как живым щитом, но тогда защитники особняка об этом громко заявят.
«И сколько этих уродов осталось, кстати? Ведь шестерых уже положил, не считая тех, кто на полигоне тусовался, – подумал Медведев. – Впрочем, найти охранников по нынешним временам не проблема. Надо бы “языка” прихватить».
Но пока с захватом пленника имелась некоторая проблема. На первом этаже никого не оказалось, ни живых, ни мертвых, то ли изначально не было, то ли разбежались.
Разбираться с причинами было некогда, и Юрий поспешил в правое крыло особняка, там находился гараж, во-первых, нельзя было позволить противнику смыться и увезти заложниц, и там же имелся вход в подвал, в котором, и это во-вторых, скорее всего, и держали одну из них, а именно мать.
Хоть коридор был короткий, всего метров пять, но он являлся форменной ловушкой, во-первых, мог простреливаться снаружи, ну и во-вторых, деться из него было некуда, так как окна были забраны решетками, а ползать на карачках – потеря темпа, и становишься удобной мишенью для тех, кто засел на другом конце коридора в гараже правого крыла, так что его нужно проходить на скорости.
Открыв дверь, Юрий рванул вперед. Как он и ожидал, один из охранников, оставшихся снаружи и контролировавших данный участок особняка, стал поливать коридор из своего «скорпиона», но не успевал либо мазал. Да и как ему было попасть, если он ожесточенно водил стволом из стороны в сторону, и вместо плотного заслона получалось черт-те что? Явно молодой да глупый, видимо, совсем недавно принятый на работу взамен перебитых профессионалов, да еще перенервничал…
Зато не промазал встречающий. Охранник, он же водитель, засевший в гараже, с криком всадил в грудь Медведева полрожка, а в следующий момент набравший скорость Юрий буквально сбил его с ног и, навалившись всей своей массой, придавил к полу, выбивая из придавленного дух.
Будь в гараже кто-то еще, то Юрию стало бы кисло, все же очередь в упор не прошла для него бесследно, он потерял подвижность, единственным желанием стало сделать вдох, чему мешала боль в груди. Но ему повезло, и охранник, стороживший машину или скорее вход в подвал, оказался один.
Охраннику тоже досталось. Когда на тебя падает тело массой около ста кило, то остаться без повреждений практически невозможно. Он и не остался. Судя по кровавым пузырям, ребра оказались сломаны и пробили легкие.
Медведев, сделав сиплый вдох, встал с очередного поверженного врага и подошел к подвальной двери.
– Вот сволочи, даже на подвал кодовый замок поставили… – сплюнул Юрий.
Медведев вспомнил о валяющемся противнике, тот еще хрипел.
– Код подвального замка!
Юрий с ожесточением затряс охранника, схватив его за куртку на груди.
– Ну?!
Охранник только хрипло забулькал и обильно выхаркнул кровь.
– Да чтоб тебя…
Юрий оставил в покое мучительно умирающего охранника-водителя и снова подошел к двери и внимательно посмотрел на замок. Тут он заметил, что некоторые кнопки грязнее остальных, а точнее три из десяти.
– Надеюсь, что это именно трехзначный код и ни одна из цифр не повторяется…
На третьем наборе вариантов замок щелкнул и зажегся зеленый светодиод.
– Бинго!
Медведев осторожно открыл дверь. А ну как там еще кто-нибудь сидит? Но нет, все оказалось тихо, стрелять в него никто не стал. Но и спускаться он не спешил.
Все-таки не зря говорят, что один в поле – не воин. Сейчас Юрию очень не хватало хоть какого-нибудь напарника, чтобы он присмотрел за его спиной. Спускаться в подвал, оставив гараж без контроля, крайне опасно. Сам ведь по сути в ловушку идешь. Достаточно кому-нибудь войти и просто захлопнуть подвальную дверь.
– Мама! Это я – Юрий! Мама. Ты меня слышишь?!
– Сынок? Это правда ты?
– Я! Ты как, можешь двигаться или связана?!
– Могу!
«И правда, зачем ее связывать в подвале?» – подумал Юрий и с облегчением перевел дух. Все-таки спускаться в подвал было слишком рискованно.
– Тогда выходи!
Через какое-то время внизу появилась тень, а потом возникла фигура матери, и она была одна, никто ею не прикрывался.
– Поднимайся, мам!
– Сейчас, сынок… сейчас…
Мать Юрия стала поспешно подниматься. Выбравшись из подвала, она обняла сына и начала содрогаться от рыданий.
– Не плачь, мам, все будет хорошо.
– Где-то здесь еще Анна…
– Я знаю. Сейчас пойду за ней. А ты садись в машину, запрись и ничего не бойся. Она пуленепробиваемая. Я скоро буду с сестрой.
Юрий открыл знакомый угловатый джип «мерседес» и посадил на заднее сиденье свою мать, после чего закрыл машину, предварительно немного опустив стекло для вентиляции.
– Будь осторожен!
– Непременно!
В центральную часть особняка Юрий решил возвращаться по второму этажу. В правом крыле на втором этаже над гаражом находилась кухня с прачечной, где командовали две женщины бальзаковского возраста, собственно повариха и горничная. Но на месте их не оказалось.
«Наверное, забились в свои комнатки на третьем этаже, как началась стрельба», – подумал Медведев.
Юрий быстро осмотрел кухню не только на наличие противника, но и в поиске того, что ему могло бы пригодиться при штурме, хотя бы в качестве отвлечения внимания. Но ничего подходящего не нашлось, разве что подхватил со стола толкушку, сегодня в меню у хозяев было картофельное пюре с отбивными.
– Сойдет за гранату…
Вот странное дело, давно уже на вооружении нет гранат с ручкой, а инстинкт с большей вероятностью сработает больше на эту форму, чем на прилетевшее нечто без ручки, к примеру ту же банку.
И снова стремительный рывок по коридорчику, но на этот раз хаотичной стрельбы по нему не было. Вообще не стреляли.
«Либо прозевали, либо их отозвали более плотно охранять тушку нанимателей, – подумал он. – Или вовсе засаду устроили…»
Но засады не оказалось. Медведев ногой вышиб дверь, забросил «гранату» и тут же ворвался внутрь, расстреливая все возможные места, за которыми противник мог спрятаться, с двух рук: диван, кресла, перевернутый столик.
Как показал быстрый, но осторожный осмотр, растратил боеприпасы он зря.
Вставил в «скорпионы» последние магазины. Ему осталось проверить левое крыло особняка, где удерживали сестру, и тут уже требовалось быть предельно осторожным, чтобы не зацепить ее.
«А ведь он меня видит, – отстраненно подумал Юрий, вспомнив о системе видеонаблюдения. – И значит, контролирует все мои передвижения, следовательно, может приготовить теплую встречу. Но разве у меня есть выбор?!»
Выбора действительно не было. Ну а раз так, то не остается ничего другого, как продолжить лезть нахрапом, и Юрий снова рванул вперед по коридорчику. Но как говорится, раз на раз не приходится. Медведеву устроили встречу. Противник начал палить из своих трещоток прямо через дверь, так что в ней в одну секунду образовалась дыра.
Вернуться уже было невозможно. Замешкавшись, он только стал бы еще более удобной мишенью, потому Юрий, получив несколько пуль в бронежилет из драконьей чешуи, воспользовавшись инерцией, просто упал но колени, а потом и вовсе на спину и, скользя таким образом, сам открыл стрельбу, окончательно разламывая в труху дверь, в которую в конечном счете врезался.
Как только началась ответная стрельба, противник, естественно, геройствовать не стал и ушел с линии огня. Юрий ворвался в зал второго этажа левого крыла особняка, продолжая растрачивать последние патроны «скорпионов», круша все вокруг. Но вот пули закончились, и стрелок отбросил ставшие уже бесполезным железом пистолеты-пулеметы и сразу же выхватил револьверы.
Заговорили «гремлины». У засевших в зале охранников не было ни единого шанса на спасение. Стоило им только себя как-то проявить, как Юрий тут же стрелял с двух рук.
Охранников было трое, при этом один после скоротечной перестрелки оказался ранен. Медведев присел перед ним и, контролируя дверь, меняя барабаны револьверов, спросил:
– Сколько вас еще тут? Ну?!
– Не мучай его, все равно он ничего не скажет. Я у них в мозгах на этот счет немного покопался, – раздался из скрытых динамиков хорошо знакомый, при этом насмешливый голос Андрея. – Если тебе это так важно, то отвечу: никого из охраны больше не осталось, ты всех убил, один остался, хе-хе… если не считать меня, ну и твоей сестренки с матерью.
Медведев наконец сменил барабаны «гремлинам» и встал.
– Заходи уже, я тебя давно жду, но ты все по дому носишься как угорелый. Хотя да, повидаться с матерью – это святое. Да, давай поднимайся уже, ты ведь еще со своей сестренкой повидаться хотел, а она со мной.
Юрий мысленно выругался. Несмотря на все потери, противник чувствует себя хозяином положения, и, зная Андрея, можно с полной уверенностью говорить, что это так, тем более если непосредственно в руках находится сестра.
Медведеву не осталось ничего другого, как, оставаясь готовым ко всем неожиданностям, начать подъем на третий этаж.
– Ну, ты прямо Рэмбо-Терминатор какой-то! – засмеялся Андрей, как только Юрий заглянул в комнату, где засел его враг с заложницей.
Комната оказалась спальней и кабинетом, если судить по большой кровати и столу с компьютером, на экране которого отображалась панорама второго этажа. Слева еще была дверца, но она, похоже, шла в небольшой санузел.
– Появился тут, разнес все вдребезги и пополам, – продолжил ерничать Андрей. – Теперь ремонтировать придется, снова охрану нанимать… А мог бы просто прийти, тем более приглашение я тебе прислал, столько времени на него угробил, пока записывал, там тебе сестренка еще привет передавала в таком интересном положении, а ты не посмотрел. Даже обидно где-то… Заходи, не бойся, нет тут никого, кроме нас.
Медведев зашел в комнату, держа на мушке Андрея, валяющегося на кровати в домашнем халате, прикрывшегося почти обнаженной сестрой. При этом сестра не выглядела испуганной, скорее апатичной и при появлении брата никак не отреагировала. Явно накачана чем-то.
Юрий скрипнул зубами.
– Отпусти ее…
– Так разве я ее держу?! – деланно удивился Андрей, а потом обратился к своей пленнице: – Детка, ты хочешь пойти со своим братом?
– Нет, мне никто не нужен, кроме тебя, мой господин, – ответила Анна.
– Видишь! Она не хочет от меня никуда уходить! – захохотал Андрей.
– Что ты с ней сделал?
– Да ничего… разве что послеоперационный шрам с груди убрал, а то выглядело очень не эстетично. Видишь, какая чистая и нежная кожа, ни малейшего следа… – при этом Андрей провел рукой между грудями Анны, при этом она на это никак не отреагировала, так и лежала на его груди. – Кучу энергии при этом извел. Мог бы и «спасибо» сказать, как культурный человек.
Шрам на груди от операции на сердце действительно отсутствовал. Юрий только поджал губы от происходящего, но кидаться на врага все же не спешил, слишком уж его поведение выбивалось из ряда вон, да и подозрительный ошейник у сестры заставлял быть сдержанным.
– Ты понял, о чем я…
– Конечно, понял, не дурак, а вовсе даже наоборот – гений!
– Ну и?..
– Месть, всего лишь маленькая месть. Ты ведь прекрасно знаешь, за что.
– Разве я виноват, что твой отец меня послал за тобой, да еще с таким изуверским условием, что если я не верну тебя или твои останки, то ей сердце как вставили, так и вынут?!
– Нет, не виноват, – кивнул Андрей.
– Так почему ты мстишь мне, а не ему?!
– Ну, он еще успеет ответить, а пока папаша мне еще нужен…
– Тогда за что?!
– За беса!!! – заорал в ответ Андрей, и его лицо исказилось от ярости. – За беса, черт бы тебя побрал!!! Ты хоть представляешь, сволочь, что мне пришлось пережить, когда в моем теле хозяйничал бес?!! Я этот год просидел, словно в клетке, а эта тварь жрала меня по кусочку! Да, условия тебе мой папаша поставил жесткие, и я все мог бы понять и простить тебя, отправь ты меня домой иначе, но ты отдал меня этим проклятым длинноухим. И они изуродовали мою внутреннюю сущность и подсадили беса.
– А как я должен был поступить, скажи мне, если ты такой умный и более того – гений!!! Что мешало тебе послать отцу весточку вместе со мной, где все бы ему объяснил?! Но нет, ты решил поступить просто и тупо меня грохнуть!
Юрий и Андрей, пылая гневом, уставились друг на друга. Несколько секунд они играли в гляделки, но первым отошел Андрей, махнув рукой и вновь откинувшись на подушки, не забыв прижать к себе Анну, схватив ее за грудь, сказал:
– Теперь это уже все не важно, что случилось, то произошло. Ты так или иначе испытаешь сравнимые с моими муки.
– Отдай мне сестру…
– Ну так забери! Ты хозяин положения, у тебя в руках пушка! Разве я смогу тебе помешать?
Не нужно было быть гением, чтобы понять, что в данной ситуации имеется серьезный подвох. Тем более он так явно выставлен напоказ.
– Что у нее на шее?
– Это моя маленькая страховка. Видишь у меня на руке новомодные электронные часики?
– Вижу…
– Так это не только часики, но и такой хитрый приборчик, замеряющий несколько параметров моего организма, в числе которых температура и пульс. В общем, стоит тебе только меня пристрелить, пульс, естественно, тут же исчезнет, и этот приборчик даст сигнал вот на этот ошейник. Ну а в ошейнике пара десятков граммов взрывчатки. В общем, умру я, и через пару секунд прелестная головка твоей сестренки отделится от тела. Кстати, не пытайся снять ошейник, я над ним хорошо поработал… Единственное, что можно, это поменять батарейки, их там две штуки. Работают попеременно. Как только одна сядет, тут же даст об этом знать красным светодиодом, так что ты поглядывай.
– Вот же ты гад… – выдохнул Юрий, осознавая, что враг его вчистую переиграл, что и неудивительно, ведь гений же.
– Не я такой, жизнь такая… – широко улыбнулся Андрей, который буквально наслаждался душевными мучениями Юрия. – И то ли еще будет!
«Ну и что мне теперь делать? – тоскливо подумал Медведев. – Не оставлять же сестру у этого урода?! Но должен же быть выход! Ведь избавился же я однажды от магического ошейника, что считалось невозможно снять, значит, и от этого можно избавиться!»
И тут Юрий понял, что выход действительно есть, и очень простой.
«Ведь батарейка может сесть не только в ошейнике, но и в часах, и там явно место только для одного элемента питания, – подумал он. – А как ее заменить, не сняв устройство с руки, тем самым обрывая связь с телом? Да никак. Значит, тоже должен быть как минимум дубляж устройств, пока меняешь батарейку на одном, работает другое, но на нем вроде ничего нет. А значит, все еще проще, есть некоторый запас времени, что позволяет заменить источник питания и снова включить устройство».
Риск ошибиться был велик, и его ошибка будет стоить жизни сестре, но Юрий понимал, что иначе они вообще отсюда не выберутся и все равно умрут, только перед этим испытают некоторое количество болезненных пыток от Андрея, а уж он расстарается, зря что ли гений, если гений, то во всем, в том числе и в плане пыток. Ну а раз так…
Медведев, убрав револьверы в кобуры, решительно шагнул вперед и, схватив сестру за руку, потянул на себя. Анна стала отчаянно отбиваться и пыталась зацепиться за Андрея, при этом крича:
– Защитите, господин! Не отдавайте меня!
Андрей, глядя на это, только счастливо, даже как-то истерично смеялся.
«Да он же сумасшедший! Конченый психопат! – подумал невольно Медведев. – Впрочем, чему удивляться, у гениев и без того психика не в порядке, иначе они не были бы гениями, ведь явно же в мозгах что-то перекошено, как говорится, от гениальности до придурковатости один шаг. Так еще и целый год его бес прессовал, что тоже не могло не сказаться самым печальным образом на его душевном здоровье».
Юрий выпустил из рук сестру, и та, воспользовавшись полученной на миг свободой, мгновенно вцепилась в продолжающего смеяться Андрея, на какое-то время сковав ему движение и даже закрыв обзор, так как ее волосы упали ему на глаза, что и требовалось Медведеву. Он шагнул ближе, якобы в попытке снова оторвать сестру от поработителя, но вместо этого со всей силы двинул ему в челюсть.
Андрей от полученного качественного удара «поплыл», хотя Юрий удивился, что Андрей вообще остался в сознании. И пока он находился в таком состоянии, а сестра продолжала за него цепляться, сковывая движение, Юрий, глубоко вздохнув, словно перед прыжком в холодную воду, снял с руки Андрея «часы» и стал их прилаживать себе.
– Аргх! – гневно рыкнул почти полностью пришедший в себя от удара Андрей.
Попытался вскочить, но Анна продолжала висеть на нем.
– Да отцепись ты, дура! – взревел он, отшвыривая от себя Анну.
Такого шанса окончательно разделаться с врагом Медведев упустить не мог, и как только защелкнулся замок многофункциональных часов на руке, выхватил «гремлина» и навел его на Андрея. Вот только выстрелить не смог, точнее смог бы, но в цель не попал бы, а то и вовсе случайно зацепил бы сестру.
Голову вдруг сдавило, перед глазами поплыло, нарушилась координация движений, и Юрий чуть не упал. Рука вовсе стала жить собственной жизнью и, несмотря на сопротивление Юрия, стала сгибаться так, что дуло револьвера начало нацеливаться ему в голову. Палец начал сдавливать спусковой крючок…
Но тут давление ослабло. Грубая ментальная атака быстро истощила и без того невеликие силы Андрея, совсем ничтожные по сравнению с тем, что он когда-то имел. Андрей так перенапрягся, что из носа обильно пошла кровь, полопались капилляры в глазах, из-за чего они стали красными.
Юрий все же рухнул на колени, сжимая голову руками, выронив револьвер. Справиться с ним сейчас не составило бы труда, но Андрей тоже упал без сил, тяжело дыша и стирая с лица кровь.
Но вот Медведев почувствовал себя лучше и решил все же довести дело до конца – пристрелить давнего врага. Первый выстрел оказался безрезультатным, не столько из-за того, что мишень, заметив угрозу, чуть дернулась в сторону, уходя с линии огня, сколько из-за все еще чувствительных последствий ментальной атаки: рука дрожала, в глазах мутилось и двоилось.
Второй выстрел получился не лучше.
Андрей тоже оклемался, угроза жизни этому очень способствует, мобилизуя все силы, и соскочил с кровати, одновременно запустив в Юрия подушкой, сбивая ему третий выстрел.
Облако пуха из простреленной подушки закрыло Медведеву обзор, и четвертый выстрел только лишь слегка ранил Андрея в левую ногу. Но он этого словно не заметил и скрылся в туалетной комнате.
– Ч-черт!!!
Юрий рванул следом, выбивая дверь ногой, но Андрея и след простыл. Он успел в эти считанные мгновения юркнуть в окно и, несмотря на полученное ранение в ногу, без проблем спрыгнуть с третьего этажа и скрыться за каким-то сараем.
Медведев послал ему вдогон остаток барабана, но все оказалось без толку.
Выходя из туалетной комнаты, Юрий чуть не лишился глаз, это на него с рычанием напала его собственная сестра.
– Успокойся!
Но зомбированная Анна успокаиваться не желала и продолжала атаковать брата. Юрию не оставалось ничего другого, как оглушить сестру. Для верности связал ей руки и вставил кляп, после чего взвалил себе на плечо.
– И комп прихватим, может, что ценное найдется… особенно касательно этого чертова ошейника. Должен же он где-то свои чертежи держать? Не в голове же все…
Так с оглушенной сестрой на плече Медведев добрался до гаража.
– Доченька! – кинулась к ней мать.
– Не развязывай ее.
– Почему?! – удивилась мать Юрия.
– По дороге объясню… – вздохнул он, заводя машину и тараня гаражную дверь, благо та была сделана по американским технологиям, то есть поднималась вверх, а значит, была слабой.
Глава 5
На полпути в город из элитного жилого поселка местных богатеев Юрий сменил машину, устроив легкое ДТП с впереди шедшей «нивой-шевроле», принадлежавшей какому-то старичку, не то садоводу, не то сантехнику или что-то в этом роде. Благо на дороге в это время практически отсутствовало движение и никто не мог не только помешать, но даже сообщить о творящемся гоп-стопе. А то «мерседес» слишком уж приметен, да и неизвестно, что у него внутри понапихано, береженого, как известно, бог бережет. Уж маячки слежения точно должны быть. А если какая-нибудь система самоликвидации? Перебор, конечно, но мало ли?..
– Сотовый давай… – достав револьвер, чтобы не начинать пустых разговоров, потребовал Медведев у опешившего старичка.
Тот чуть подрагивающей рукой, как бы инфаркт не хватил, послушно протянул телефонную трубку, и Юрий ее тут же вдребезги разбил, с силой бросив на асфальт, после чего протянул первое же попавшееся кольцо, что лежали у него в кармане как раз для таких ситуаций.
– Держи, мужик, это тебе в качестве компенсации. А насчет машины не переживай, к вечеру уже у тебя будет целой и невредимой. Ну или завтра, а может, послезавтра… тут как пойдет. Давай, мужик, вали отсюда, нечего тебе тут маячить.
Дедок поспешил удалиться в лесную чащу от греха подальше.
– Мам, давай в эту машину пересаживайся.
Юрий перенес все еще находящуюся в отключке сестру в новую машину. Даже забеспокоился, что она так долго не приходит в себя. Хотя понимал, что когда она придет-таки в себя, тоже будет не лучше. Андрей ей мозги сбил набекрень.
– Сынок, что происходит? Почему нас похитили и почему ты держишь Анну связанной?
– Это долгая история, мам, и сейчас не время и не место для разговоров… – Юрий завел машину и, развернувшись, поехал дальше.
– Ты стал бандитом и попал в плохую ситуацию? Кому-то задолжал?
– Нет.
– Ну я же не дура и понимаю, что твое исчезновение как-то связано с операцией, а теперь еще и с похищением…
– Связано, но обо всем расскажу в спокойной обстановке. Что до сестры, то плен повлиял на ее психику не самым лучшим образом… Этот урод с ней что-то сделал…
– Дочка! Что они с ней сделали?! – кинулась мать к Анне.
– Не знаю, но разберемся и вылечим… А сейчас извини, надо пару дел утрясти.
С этими словами Юрий достал «чистый» телефон и позвонил жене.
– Дорогая, как обстановка?
– Все нормально.
– Проблемы были?
– Нет. Пилоты высадили нас там, где надо, и улетели, а мы доехали на автобусе до условного места. А как у тебя дела? Ты не ранен?
– Цел. Дела тоже в норме, операция по освобождению прошла успешно. Разве что этого урода достать не смог, так что сама понимаешь… придется еще некоторое время побегать.
– Ясно…
– Подъезжаем к городу. Прикупи два комплекта женской одежды, а то с этим совсем беда. Ну и еды какой на пару дней прихвати. И пару пачек снотворного в аптеке возьми, – с тяжелым вздохом добавил Юрий, глянув на сестру, которую держала в объятиях мать, через зеркало заднего вида.
Другого способа держать ее под контролем он не видел, хотя понимал, что долговременное принятие снотворного тоже не выход, не зря же им травятся суицидники. Но на первое время сойдет. А там можно еще что-то придумать… По крайней мере, он на это надеялся.
– Сделаю, – деловито ответила Кардалла, не задавая лишних вопросов.
– Встречаемся в точке «Б».
– Ясно.
– Кто это был? – спросила мать, как только Юрий отключился.
– Жена. Скоро познакомлю…
– И ничего не сказал?! – возмутилась она, даже забыв о состоянии дочери.
– Возможности не было…
– Давно хоть женился?
– Давно…
– Кто она?
– Потом, все потом.
– Ладно…
В город Юрий не поехал. После того, что произошло на местной Рублевке, кипеж, поднятый Рушниковым-старшим, должен стоять до небес и на въезде наверняка находится куча постов для проверки документов. Вместо этого он свернул в один из пригородных дачных поселков. Еще будучи в городе, Медведев отметил и показал Кардалле несколько приметных мест вне городской черты, но до которых легко добраться на такси, как то: чья-то недостроенная дача из белого кирпича, роща, холм прозванный «прыщом», ветрогенератор и так далее.
В качестве точки рандеву Юрий выбрал недостроенную дачу. В одном из домиков по соседству можно было пересидеть до вечера и в сумерках легко войти в город, либо всем вместе, либо одному, дабы вновь обзавестись транспортом, чтобы умотать куда-нибудь подальше от города и разобраться со всеми делами, в первую очередь с сестрой. Хотя что с ней можно сделать, он даже не представлял. По его мнению, местные ее точно не вылечат. Да и нельзя засвечиваться.
В дачном поселке дорогу не чистили, но машина легко проехала по наезженной колее. Все-таки поселок пригородный, и довольно много народу использовали утепленные дачные дома как основное жилье. Особенно это было популярно у пенсионеров, они получали неплохую добавку к пенсии, сдавая свои городские квартиры.
Собственно, в недостроенный дом заходить не стали, тем более что во дворе снегу намело по пояс, просто поставили машину рядом и стали ждать, благо стекла тонированные и то, что в машине кто-то есть, не видно, а так стоит машина и стоит, никому до нее дела нет.
– Подождем немного здесь, – сказал Юрий. – Приедет Кардалла, и мы сменим место дислокации на более комфортное. И хорошо бы снова поменять колеса… Как она?
– Все так же…
Медведев на это только кивнул.
– Хорошо. А то не хочется ее успокаивать еще раз таким же методом.
– Юр…
– Что, мам?
– Ты сильно изменился… Смотрю на тебя и не узнаю…
– В смысле постарел?
– Да…
– Так и есть.
– То есть?
– Когда ты меня в последний раз видела, мне было тридцать, а сейчас мне сорок два. Так что неудивительно, что я немного изменился.
– Как такое может быть?! Что ты такое говоришь? Что за шутки…
– Никаких шуток. Уж чего-чего, а сейчас мне точно не до шуток. А как такое может быть, то… в общем, слушай.
Юрий рассказал все, что произошло с того момента из-за проблем с Анной и им заинтересовался наниматель, как ему пришлось принять предложение, от которого невозможно отказаться. Как сестру увезли в Германию на операцию, а сам он в итоге попал в сопредельный мир, где искал сынка местного толстосума и нашел-таки на свою голову и даже сумел его вернуть согласно контракту, и чем все это в итоге обернулось.
– …Вот такие дела.
– Как-то сложно во все это поверить… магия опять же, – с сомнением сказала мать.
Юрий понимающе кивнул, поверить в такое и впрямь было непросто. Слишком сильно выбивалось из привычной картины мира.
– Вы от меня посылку получали, примерно год назад? Рушников не должен был зажать… Там еще пара чешуек была в ладонь размером с письменами, этакие сувениры. Вот такие…
Юрий пошарил во внутреннем кармане и достал один из целительских амулетов на основе чешуи дракона, прихваченных с собой на случай, если его ранят, но к счастью, воспользоваться им не довелось.
– Да… Посылка была, и деньги от тебя поступили на счет…
– С вами что-нибудь случилось в тот момент, когда вы взяли их в руки?
– Точно! Меня словно электрическим током ударило, а потом жарко в теле стало… Анна тоже испытала нечто подобное. Мы даже испугались. Но потом все прошло.
– И как самочувствие после этого удара электрическим током стало?
– Хм-м… действительно, стало гораздо лучше. Я даже таблетки от давления и прочих хворей почти пить перестала, да и то кажется, пила их скорее по привычке… И Анна стала гораздо бодрее, исчезла бледность и худоба…
– Это были целительские амулеты на основе драконьей чешуи.
– Вот оно что… А шрам куда подевался?
– Это уже Андрей постарался… чтоб его драконы съели.
– Кажется, она начинает приходить в себя… – сказала мать, посмотрев на дочь.
– Вижу… давно пора.
Сестра Юрия действительно начала шевелиться и вскоре открыла глаза, посмотрела на брата с матерью несколько секунд, а потом, что-то яростно замычав, кинулась на Юрия.
– Проклятье…
В салоне завязалась борьба. Юрий пытался как-то утихомирить буянящую сестру, но ничего не выходило, та продолжала биться в истерике.
– Тихо… спокойно… Да, блин! – ругнулся он, получив лбом в нос.
– Доченька! Анна, успокойся, прошу тебя! – пыталась на нее воздействовать словами мать, но это тоже на нее не действовало.
Пришлось Юрию прибегнуть к испытанному методу успокоения, то есть ударом кулака по лицу.
– Мн-да, надо что-то с этим делать, – пробормотал Юрий. – А то если я продолжу ее так раз за разом успокаивать, то все мозги ей отобью… Никакие целительские амулеты не помогут.
                                                                                                                                                   * * *
Кардалла приехала меньше чем через час. Юрий контролировал перекресток и видел, как подъехала машина такси, из нее вышла жена и дети с сумками в руках. Как только такси отъехало, он двинулся им навстречу.
– Как все прошло? – спросил Медведев. – Менты не докапывались на выезде из города? А то честно сказать, я этот момент упустил… ведь ваши лица могли быть у патрульных.
«Все-таки стратег и тактик из меня… в общем, никакой, – подумал он. – Мне бы шашку да коня, да на линию огня… блин».
– Нет! – засмеялась Элла. – Я сказала им, что мы не те дроиды, которых вы ищете!
– Понятно, – хмыкнул Юрий. – Ты у меня молодец! Даже не знаю, что бы я без тебя делал!
Как любящий отец, он рассказывал детям сказки на ночь, ну а когда сказок стало не хватать, тем более что знал он их не так чтобы много, в дело пошел пересказ фильмов, благо что на память он особо не жаловался.
– Ладно, запрыгивайте в машину и поедем, подберем подходящую берлогу, в которой можно будет пересидеть некоторое время.
Поиск подходящего по всем параметрам домика не затянулся. Юрий выбирал район, где дачники не проявляли большой активности, дабы их не срисовали раньше времени, что легко определялось по степени наезженности дороги. Но «нива» есть «нива», пусть и американизированная, успешно преодолевала снежные преграды. Свежий след, конечно, не есть гуд, но тут уже ничего не поделаешь.
Что касается непосредственно домика, то Юрий выбрал типичную «собачью будку», правда двухэтажную. Здание было, мягко говоря, не новым, а значит, можно было надеяться на полное отсутствие какой-либо сигнализации. Кроме того, рядом с домом стояла большая ель, что было особенно ценно, так как почти полностью своими «лапами» скрывала загнанную в наспех расчищенный от снега дворик машину от возможного обнаружения с воздуха. А уж если еще дополнительно замаскировать…
Но если с воротами во дворик было проще простого, их запирал всего лишь простой засов, то на двери в дом все же висел большой амбарный замок. Шуметь же, выбивая дверь, очень не хотелось. К тому же вид выбитой двери будет очень подозрителен.
Окна тоже были закрыты с помощью ставен.
– Пап, дай я попробую! – попросил Тор и достал из кармана небольшой футлярчик.
– Чего попробуешь?
– Замок открыть.
– И чего это у тебя там?
– Э-э… отмычки…
– Вот те на! – поразился Юрий. – Как многого я, оказывается, не знаю о своих детях! Это кто ж, интересно знать, тебя на домушника натаскивает?! Скажи мне, сынок, я ему голову оторву!
Кардалла засмеялась и пояснила на удивленный взгляд мужа:
– Это его дед натаскивает, таким образом учит Тора чувствовать различные механизмы. У него ведь дар в этом отношении…
– Точно? – усомнился Медведев.
– Да.
– Ладно, я когда вернемся, еще поговорю с ним на эту тему… А ты мелкий, если узнаю, что занимаешься домушничеством, руки оборву и спички вставлю! Понял?!
– Да, пап!
– Давай тогда… медвежатник.
Тор засмеялся и взялся за замок. Вынув от усердия кончик языка, с закрытыми глазами, видимо для лучшей концентрации, он стал крутить внутри отмычкой. Так он копался секунд двадцать, как послышался легкий щелчок.
– Готово!
– Ну что сказать? Молодец! – потрепал сына по голове Юрий.
Медведев подозрительно покосился на второго своего сына.
– А ты случайно не обладаешь какими-то талантами, о которых я не в курсе?
– Нет, – засмеялся Влад, и к нему присоединились остальные, – о моем таланте ты прекрасно знаешь, сам ведь тренируешь!
– Ну ладно…
Открыв дверь, Юрий осторожно зашел внутрь домика. Мало ли, вдруг хозяева капканов понаставили… медвежьих. В доме было холодно и сыро, попахивало плесенью, собственно этот запах остальные не чувствовали, разве что еще Влад мог, так как у оборотней повышенная чувствительность к запахам.
Капканов не оказалось. Разве что на мышей.
Щелкнул выключателем, и под потолком зажглась лампочка в дешевом плафоне.
– Отлично…
На первом этаже из мебели имелось только старенький потертый диван восьмидесятых годов выпуска и пара деревянных стульев, ну и стол. Больше сюда было просто не впихнуть, учитывая наличие железной печки на две конфорки, обложенной кирпичом, рядом со входом и лестницы, ведущей на второй этаж.
На втором этаже стояло целых четыре железных кровати. Юрия такое количество кроватей несколько удивило.
«Разве что к хозяевам гости с ночевкой наведываются, – подумал Юрий. – Ведь даже если хозяева живут лето на даче, сдавая на теплый период квартиру в городе, все равно кроватей многовато. Но да ладно, не о том думаю».
– Заходим, – приглашающе махнул Юрий рукой после осмотра. – Сейчас печку растопим, и станет тепло. Дети, марш пока на второй этаж, чтобы не путаться под ногами.
Те с радостью взлетели наверх. Чуть позже Юрий включил им компьютер и поставил очередной мультфильм.
Юрий же перенес сестру в дом, положив на диван, укрыв своим плащом.
– Так, мам, одеваемся и одеваем Анну, пока не простыла. Это, конечно, не проблемы, вылечим амулетами, но все равно…
Втроем они быстро облачили Анну в купленную Кардаллой одежду и снова положили на диван. К счастью, она во время этого процесса так и не пришла в себя.
– Присматривайте за ней, я пока отоплением займусь.
Правда, с дровами получился конфуз. Оных он нигде не нашел.
– Может, в бане? – вслух подумал Медведев, увидев совсем крохотную баньку и замок на дверях оной. – Тор! Нужны твои умения!
– Сейчас!
Замок в баню, как ни странно, сопротивлялся малолетнему взломщику гораздо дольше, но и он в итоге сдался.
– Молодец! Беги назад.
Дрова действительно оказались в бане, как и некоторое количество различного хозяйственного барахла: пластиковых ведер, лейки, шланги, лопаты с вилами и так далее.
Юрий затопил печку, и в доме уже через полчаса стало тепло, так что можно было избавиться от верхней одежды, и что особенно хорошо, дым почти отсутствовал, а значит, соседи ими с большой долей вероятностью не заинтересуются.
Сразу после того, как растопил печь, Юрий замаскировал «ниву»: накидал на нее снега и сверху присыпал еловыми иголками, дескать, тут просто сугроб и ничего больше.
Снова очнулась сестра, и снова все повторилось. Мать попыталась дать ей воды, ведь времени с момента освобождения прошло довольно много, того и гляди обезвоживание начнется, да и поесть не мешало, мягко говоря, но Анна словно с цепи сорвалась и кидалась на родных, с криками:
– Вы, твари, верните меня к моему господину! Я хочу к своему повелителю!
– Доченька… да что же это такое… – плача причитала мать.
– Элла! – позвал свою дочь Юрий, поняв, что без ее способностей тут не обойтись, после чего скрутил и, зафиксировав сестру, снова вставил ей кляп.
– Да, пап?
– Сможешь с этим что-то сделать? Андрей ей явно что-то в плане менталистики накрутил, а ты у нас в этом плане девочка способная.
– Не знаю… надо посмотреть…
– Смотри.
Элла встала напротив дико вращающей глазами и гневно мычащей тетки и положила ей руки на голову, закрыв глаза, после чего вовсе соприкоснулась лбами с пациенткой. Продолжалось это минут пять, после чего Элла чуть не рухнула на пол от усталости, но ее подхватила Кардалла.
– Как ты?
– Нормально, пап…
– Что-то поняла?
– На нее действительно воздействовали ментально, поставив несколько блоков.
– Сможешь что-то с ней сделать?
– Извини, пап… меня ведь только-только начали обучать менталистике… и я не знаю, как вылечить тетю Анну… Тот, кто с ней это сделал, гораздо более умел, чем я… Если я начну там копаться, то только хуже могу сделать. Так перемкнуть может, что в итоге из нее получится овощ…
– Что, совсем ничего не можешь сделать? – переспросил Юрий.
– Не совсем…
– Говори. Любую сложную систему всегда можно вырубить простым действием. Это как компьютер выключить из розетки.
– Вот что-то подобное я как раз могу сделать, – кивнула Элла.
– То есть?
– Если просто, то… заблокировать ее разум… или правильнее сказать, усыпить ее сознание… она станет словно зомби.
– Это опасно?
– Да… риск, что появятся какие-то негативные последствия, есть… я ведь только начала учиться всему этому… опыта такого глубокого воздействия у меня нет.
– Понятно…
Юрий призадумался, рисковать или нет.
– Что вы хотите сделать? – обеспокоенно спросила Эльвира.
– Немного покопаться у нее в мозгах, чтобы Анна больше не орала о своем желании вернуться к своему хозяину и вела себя спокойно. Но проблема в том, что Элла… только учится на волшебницу, а значит, воздействие на мозги получится довольно грубым и есть ненулевая вероятность, что Анна станет в итоге пускающей слюни идиоткой.
– Я не дам копаться у нее в голове! – встала на защиту дочери мать.
– Альтернатива – держать Анну накачанной всякой химической дрянью. Не знаю, что за это время станет с ее мозгами из-за заложенной Андреем программы, но вот печень с почками мы ей точно посадим. Конечно, первое время будем лечить ее целительскими амулетами, благо прихватили их с запасом, но вот насколько их хватит, большой вопрос. Может, они уже через месяц «заряд» потеряют, истощенная энергосфера Земли в ускоренном темпе выкачает из них ману, а нам больше года надо продержаться до следующего срабатывания портала. Продержится она столько на химии? Я сильно в этом сомневаюсь. Так что по сути выбора у нас нет.
Эльвира Медведева заломила руки и поджала губы, переводя взгляд от дочери к внучке, а потом на сына и его жену.
Юрий принялся мягко давить:
– Пойми, мам, это придется сделать, иначе проблемы будут неизбежны. Немного не досмотрим за ней или препарат попадется бракованный, привыкание наступит, и она не только попытается сбежать, но еще и вред окружающим может принести.
– Хорошо… я поняла… Но будьте очень аккуратны!
– Естественно! Элла, что тебе необходимо для проведения… операции?
– Желательно, чтобы она уснула, иначе я не смогу преодолеть ее инстинктивное сопротивление…
– Кстати, может, тебе самой стоит отдохнуть перед операцией? А то выглядишь ты, прямо скажем, не сильно хорошо, – озабоченно заметил Юрий. – Один день точно ничего не решает.
– Да, давай подождем хотя бы до вечера, пусть девочка отдохнет, чтобы рука в самый неподходящий момент не дрогнула, – тут же закивала головой мать Юрия, уцепившись за первый же попавшийся предлог, чтобы если не отменить, тот отсрочить непонятное воздействие на мозг дочери.
– Ладно, вечером так вечером, – согласился он. – Беги наверх.
Кардалла с Эльвирой Николаевной приготовили плотный обед-ужин, и с кормлением Анны ожидаемо возникли большие трудности. Она то отказывалась есть, то плевалась и требовала, чтобы ее немедленно вернули к любимому хозяину.
– Вот же напасть… – мысленно сплюнул Юрий. – Даже боюсь представить, как мы с ней будем мучиться, если у Эллы ничего не получится…
К вечеру мать так намучилась с не желавшей утихомириваться дочерью, что уже не только не сопротивлялась вмешательству в ее голову, но была полностью «за».
Элла, после того как поела и отдохнула, приняла допинг, то бишь обратила на себя амулет-накопитель, действительно стала чувствовать себя лучше и могла приступить к «операции на мозге». Правда, «пациентка» засыпать категорически не желала, посему Юрий сначала хотел применить уже не единожды опробованный метод успокоения, но дочь воспротивилась:
– Не надо, пап, так до сотрясения недалеко, что нежелательно.
– Понял…
Пришлось Анну насильно напоить снотворным. Разжимать ей челюсти и вливать раствор, так как таблетки она выплевывала.
После того как «пациентка» наконец заснула, Элла приступила к работе, вновь соприкоснувшись лбами с теткой и обхватив ее виски ладонями. Длилась «операция» около получаса, после чего девочка вновь без сил упала на руки своей матери.
– Ну как, получилось? – спросил Юрий под тревожный взгляд своей матери.
– Вроде да…
– Хорошо, отдыхай.
Элла кивнула и тут же уснула.
А вот пациентка, наоборот, очнулась и по крайней мере в первые мгновения вела себя спокойно. Вообще тупо смотрела прямо перед собой.
– Анна… доченька… как ты? – осторожно приблизилась к ней мать.
Но Анна никак не реагировала на прикосновение к плечу, разве что чуть голову повернула.
– Давайте попробуем ее развязать, – предложила Кардалла.
Предложение было принято, и Анну осторожно освободили от пут, убрали кляп и развязали руки, и снова почти никакой реакции.
– Поешь…
И снова никакой реакции.
И лишь когда Эльвира Николаевна протянула дочери наполненную кашей ложку, буквально уперев ей в губы, Анна хоть как-то среагировала, а именно открыла рот и стала монотонно жевать. Значит, базовые установки остались не задеты и действовали.
– Ну, хоть так, – тяжело вздохнул Юрий.
Видеть сестру в таком сомнамбулическом состоянии было, мягко говоря, неприятно, к тому же он подозревал, что намучиться с ней придется еще немало, как почти с новорожденным, что не контролирует свои действия, в частности отправления естественных надобностей.
– Надо будет ей памперсы для взрослых купить… если они в России вообще продаются.
                                                                                                                                         * * *
– Ты как, в порядке? – спросил Игорь Семенович у своего сына, как только примчался в свою загородную резиденцию, бросив все свои дела при поступлении сигнала тревоги.
– В норме… Что так долго? Ладно менты… их пока не проплатишь, они пальцем не пошевелят, и ты на них явно сэкономил. Вы могли его перехватить… Твоих сил хватило бы для его блокирования и задержания.
– В городе пробки – час пик, он знал, когда атаковать, – скривился Рушников. – Кроме того, светофоры в районе, через который мы ехали, накрылись медным тазом, вот мы и влетели в эту ловушку, а потом поздно стало, так что и мигалки не помогли. Пока выбрались…
– Понятно…
Игорь Семенович осматривал свою резиденцию и недовольно кривился. Весь дом был в пулевых выбоинах, не осталось практически ни одного целого стекла. Внутри дела обстояли еще печальнее, разбита вся бытовая техника, испорчены недешевые картины, а уж чего только стоил вогнутый ЖК-телевизор с двухметровой диагональю за почти миллион рубликов, побит дорогущий паркет. К тому же повсюду лежали тела охранников, запачкавших своей кровью дорогие персидские ковры, и их уже не отчистить.
– Как он вообще в дом проник?!
– На вертолете, как добрый волшебник. Взял в заложники эмчеэсников и прилетел, спрыгнув прямо на крышу.
– Неожиданно…
Андрей только кивнул. Несмотря на всю свою гениальность, этот момент он не то чтобы упустил, все аэродромы и летные площадки, где можно было раздобыть какую-то летающую технику, были взяты под контроль, но все проконтролировать было просто невозможно. Вот и Юрий Медведев нашел простое и надежное решение.
– Надо немедленно организовать его поиски и провести крупномасштабную облаву, – не скрывая нетерпения и азарта, сказал Андрей. – Он не мог далеко уйти!
Рушников только недовольно скривился. Ему эта охота сына на Медведева и его семью была уже откровенно поперек горла, слишком дорого она стоила, причем во всех смыслах, начиная от денег и заканчивая потерей репутации, ибо о случившемся узнают все, кому это будет нужно. Соседи точно слышали заполошную стрельбу. А ведь, чтобы замять все произошедшее, дабы не всплыло для широкой общественности и этот скандал не помешал ему вновь переизбраться в городской совет, придется хорошенько раскошелиться.
К тому же Игорь Семенович, несмотря на произошедшее с сыном, где-то в глубине души чувствовал перед Юрием себя виноватым. В конце концов, это он послал его за своим сыном в чужой мир, причем совершенно не оставив выбора, угрожая сестре. Ну кто же знал, что сын там так хорошо устроится?! Да не просто хорошо, а начал путь к бессмертию, чтобы в конце концов стать существом высшего порядка.
– Ну чего же ты медлишь?! Отдай приказ! – наседал Андрей.
– Кому?! – взорвался в ответ Рушников. – Кому отдать приказ?! У меня осталось всего семь человек охраны! Им отдать приказ?!
– Найми! Заплати ментам, чтобы реально шевелились, а не имитировали деятельность, как обычно! Посули еще большую награду бандитам, чтобы они тоже начали носом землю рыть!
– У меня нет на все это денег! Я их не печатаю! Да и оставил бы ты его в покое… – устало добавил Игорь Семенович. – Никуда он в конце концов не денется, если уж на то пошло. Рано или поздно поймают. Ну а не поймают, то и хрен с ним… он нам не опасен.
– Что?.. Что ты сейчас сказал?! Оставить в покое?! После всего, что он сделал со мной?! – взъярился Андрей.
При этом его лицо исказилось в жуткую гримасу, что Рушников даже отступил на шаг, а рука сама потянулась к кобуре с пистолетом на поясе.
– Нет, я ему этого не прощу! Он ответит мне в стократном размере за каждое мгновение, что мне пришлось страдать! Он должен мучиться как физически, так и душевно от созерцания страданий своей семьи!
– Пусть так, но у меня в любом случае нет денег на его поиски…
– Так займи! Продай часть бизнеса, но найди эту гниду!
– Не слишком ли ты круто берешь? – в ответ рыкнул Рушников, так же начавший терять всякое терпение от наездов сына.
Да, он перед ним сильно виноват, но в конце концов всему есть предел. Рушников никогда и никому не позволял ездить на себе, иначе не только не выжил бы в лихие девяностые, но и не достиг подобного положения.
– Подожди некоторое время, пока не получим свободные средства для…
– Я не могу ждать! – уже откровенно заорал на родителя Андрей. – Мне он нужен сейчас!
– Почему?!
– Мне нужна сила!
– Ну так пойди и замочи еще несколько бомжей! Какие проблемы?!
– Как ты не понимаешь?! Это все не то! Дешевый заменитель. Как если вино столетней выдержки заменить на пакетное пойло, бурду, смешанную из спирта с красителями и вкусовыми добавками на каком-нибудь подпольном заводе. На первых порах еще годилось, это как долго голодавшему человеку, чтобы не подохнуть от заворота кишок, нужно есть маленькие порции жидкой, не слишком высококалорийной еды, так и здесь, жизни бомжей были для меня лишь диетической пищей, а теперь нужно что-то сытнее, иначе не вырасти, и я останусь хилым и слабым!
– И что же тогда для тебя представляет высококалорийную пищу?
– Страдания… – лихорадочно блестя глазами, злобно, по-змеиному прошептал Андрей.
Рушников дернулся как от удара. Ладно смерти бомжей, в их гибели он не видел ничего страшного, ведь это по сути человеческий мусор, опять же недостатка в такой еде нет. Возникнет дефицит в родном городе, так в других городах бомжей полным полно, тысячи, десятки тысяч.
А вот страдания это уже несколько иное…
– Ну так какие проблемы? – все же спросил он. – Схвати кого-нибудь на улице и замучай? Мало ли пропадает людей?
– Нет, к сожалению, сейчас мне это не поможет… нужны именно Медведевы.
– Почему?
– Потому что! Мне это сложно тебе объяснить, в общем, тут переплелось несколько факторов, на первый взгляд не связанных между собой… но в магии такое бывает. В магии есть такое понятие, как «ключ» или «катализатор». Некий фактор, причина, что провоцирует или активирует развитие дара у человека. Даже не так… Иначе говоря, есть одаренный, но этот одаренный на данный момент ни рыба ни мясо, если не случится ничего экстраординарного, то он так и останется слабеньким магом, на которого и усилия по обучению тратить жалко, и все, что он сможет, это после длительной подготовки пустить искру, чтобы зажечь пучок травы для розжига костра. Но вот с ним что-то происходит, и все меняется, его энергоструктура скачкообразно эволюционирует, и вот этот маг уже может пустить не искру, а файербол размером с футбольный мяч, причем практически мгновенно без долгих танцев с бубном. Как правило, такой причиной является какое-то сильное чувство или внешнее действие. Под чувством понимается сильный страх от угрозы жизни себе или близким, любовь, адская боль, еще что-то. В качестве действия может выступать все что угодно, начиная от удара молнией и вплоть до простого удара по голове с сотрясением мозга, тут не угадаешь. Все индивидуально. Так собственно и пытаются активировать одаренных в академии… результаты при этом не сильно впечатляющие, ведь в идеале воздействие должно быть неожиданным, а там знают, для чего все проводят, ну и… впрочем, это неважно. Так же и у меня сейчас, моим ключом является ненависть к этому оборотню, и пока я ее не утолю, я просто не смогу впитать в себя эманацию страданий иных жертв, точнее КПД впитывания будет крайне низким. Понимаешь?!
– В целом я понял, – кивнул Рушников. – Но нужно немного подождать, пока…
– Нет, ты, кажется, не понял, – удрученно покачал головой Андрей и кинулся к отцу, схватив его правой рукой за горло. – Я не могу ждать… не могу… и не буду!
Начальник охраны попытался помешать Андрею душить отца, точнее выкачивать из него жизнь, но Андрею хватило одного взмаха руки, чтобы Максима Ходакова отбросило в сторону, и тот потерял сознание. Рушников с ужасом смотрел на своего сына, не в силах ничего сделать, только хрипел.
– Рассказывай, кто и какой твой бизнес хочет получить, а главное, готов за это заплатить.
И Игорь Семенович, чья воля была подавлена жесткой ментальной атакой, превратившей его в марионетку, начал монотонно говорить. Но вот его глаза закатились, Андрей разжал пальцы, и тело его отца сломанной куклой рухнуло на пол.
Подойдя к охраннику, Андрей присел с ним рядом на корточки и привел его в чувство парой не сильных пощечин, и как только тот открыл глаза, вломился в чужое сознание, превращая начальника охраны в своего верного раба, закладывая ментальные блоки подчинения. На порабощение ему потребовалось всего пять минут. Зря он, что ли, столько тренировался с сестрой Юрия, отрабатывая на ней технологию? Хотя далось ему это нелегко, из носа вновь потекла кровь, в глазах помутилось, в ушах зашумело, а сам он почувствовал себя выжатым досуха лимоном, но главное, что все получилось.
– Ладно, пора принимать наследство…
Глава 6
В два часа ночи Юрий избавился от машины. То есть доехал на ней до городской черты и бросил в одном из глухих дворов. По его мнению, с большой долей вероятности, когда транспорт найдут, решат, что разыскиваемые проникли в город, дескать, решили поступить согласно народной мудрости, и спрятать лист в лесу.
Сама ночь прошла спокойно, никто их не потревожил. Хотя еще вечером пару раз пролетел полицейский вертолет, но это все больше имитация поисков. Что им там сверху видно, если хорошо все замаскировать? То-то и оно. Пару раз Юрий вставал и спускался, чтобы подкинуть дров в печку. С сестрой поутру возникли предвиденные, дурно пахнущие сложности, и пришлось затапливать баню, для чего собирать чистый снег в огороде для нагрева воды, чтобы привести ее в порядок.
– Суетиться не будем, место тут почти безлюдное, посидим еще пару дней, пока на дорогах все не успокоится, и тогда будем думать, куда нам собственно подаваться, – сказал он утром. – Главное, чтобы хозяева не нагрянули…
Возражений ни у кого не возникло, как и встречных предложений. Еды хватало, причем не только привезенной с собой, но и дачных запасов. После более тщательного осмотра обнаружился люк, ведущий в небольшой подвал, в котором нашлось несколько банок солений: помидоры и огурцы, пара двухлитровых банок малинового варенья и немного овощей: картофель, морковь, свекла, все мелкое. Наверное, потому и оставили здесь, а не отвезли в город уже в городской погреб, расположенный у дома прямо под окном (весьма популярный способ хранения продуктов на городских окраинах) или гаражный подвал, а выбросить жалко, дескать, как сгниет, так и выбросим.
День прошел тихо. Помытая Анна продолжала лежать, уставившись в потолок невидящим взглядом, а дети с жадностью проглатывали один фильм или мультфильм за другим, прерываясь только для того, чтобы поесть да сбегать в туалет. Когда больше нечего было делать, к ним присоединялись Кардалла и сам Юрий.
Пока дети ужинали, Медведев решил посмотреть новости, мало ли, может, чего интересного передадут, особенно касательно них самих, но в основном пережевывались недавние события с погоней в городе, о нападении на особняк Рушниковых не прозвучало ни слова, даже в Интернете.
– …На пятьдесят шестом году жизни скоропостижно скончался депутат Законодательного собрания Рушников Игорь Семенович, – скорбным голосом вещала дикторша.
– Вот те раз… – с удивлением пробормотал Юрий. – С чего это он так поспешно кони двинул? Вроде бодрячком был… Разве что сынок не сдержался после моего налета…
– …Продолжается поиск опасного преступника. За любую информацию о его местонахождении будет выплачиваться награда…
– А вот те два… – выдал Юрий, увидев свое фото, причем над ним неплохо поработали с применением фотошопа. – Это уже явно работа Андрея. И когда только успел?
Художник добавил всего пару-тройку штрихов, и Юрий из обычного среднестатистического, ничем не примечательного человека превратился в яркое пособие, подтверждающее теорию доктора Ломброзо. То есть, глянув на такую фотку, любой, а не только физиономист-психиатр, сразу же скажет, что на ней запечатлен явный преступник, убийца-рецидивист и вообще садист, а то и вовсе маньяк-людоед, обожающий трескать младенцев на обед.
– Похоже, где-то поблизости, как я раньше надеялся, нам отсидеться не удастся, – на семейном совете после ужина и просмотра новостей сказал Юрий. – Сейчас начнется тотальный шмон. Придется свалить как можно дальше и вообще забиться куда-нибудь в глушь.
– Почему? – спросила мать.
Эльвире Николаевне идея куда-то далеко ехать с дочерью-зомби, мягко говоря, не нравилась.
– Андрей завалил своего папашу и, судя по тому, какие деньги он предлагает за мою голову, экономить на наших поисках он не намерен. Он прекрасно понимает, что далеко мы уйти не могли, а значит, поднимет на уши всех, и ментов, и бандитов, посему очень скоро город поставит на уши, ну и пригородные дачи заодно. В городе уже наверняка идут облавы притонов, проверяют все эти «гостиницы в квартирах»… Простые горожане будут с особым вниманием всматриваться во всех чужаков в своих дворах, а уж от этих бабушек не скрыться. По-хорошему надо сдергивать прямо сейчас и уходить в ночь, но вот с транспортом беда, абы какую машину тоже не возьмешь. Нужна не только незаметная, но и относительно просторная, а еще при этом мощная как в плане проходимости, так и скорости. Ладно, я пошел на охоту, в смысле искать машину, а вы начинайте потихоньку собираться…
– Сколько у нас времени?
– Постараюсь уложиться в пару часов.
Шататься по дачному поселку, наверное, было не самой удачной идеей, тут одинокого путника враз срисуют аборигены, но Юрий решил, что, во-первых, его еще опознать надо, а он все же постарается этого не допустить, а во-вторых, охота на него только-только началась, и далеко не все еще посмотрели новости.
С возможной добычей было, прямо сказать, не ахти. В основном во дворах стояли отечественные легковушки, как довольно новые, так и потрепанные жизнью, были и джипы-внедорожники УАЗ. Парочку новых «патриотов» Медведев взял на заметку, плохо было то, что они находились в довольно обжитом районе, и умыкнуть их незаметно не представлялось возможным, а уйти хотелось без лишнего шума, чтобы выиграть хоть немного времени и уйти в отрыв.
Появляющиеся по своим делам во дворах люди, убиравшие снег или просто ходившие в сортир, провожали его взглядами, но поскольку выглядел он прилично, а не бомж какой, то особо не дергались. И оставалось надеяться, что не побегут стучать местной охране, если таковая здесь имеется.
Медведев обошел уже треть поселка, скоро должно было начать темнеть, когда его внимание привлекла проехавшая мимо машина с крытым прицепом. С одной стороны, мало ли кто приехал, может, очередной дачник решил начать расконсервацию своего домика, отсюда и прицеп, в нем можно привезти много всякого добра. Даже на то, что машина довольно дорогая, можно было бы не обратить внимания, не какой-нибудь «уазик», а черный «лендровер», в конце концов дачный поселок рядом с городом и тут живет довольно много обеспеченных граждан. На все можно было бы махнуть рукой, если бы в машине не ехало сразу четыре типичных качка. Эти ребята и обыкновенная дача как-то не вязались между собой. Вот если бы они приехали в загородный дом классом повыше, чтобы оттянуться с девками, это было бы другое дело, но девок с ними не было.
В общем, это были крайне подозрительные личности, и Юрий решил за ними по возможности проследить. И возможность братки предоставили, далеко за ними бежать не пришлось. Эти ребятки остановились почти в самом центре поселка, как раз у того недостроенного дома, у которого еще вчера сам Юрий ждал жену с детьми.
– Все страньше и страньше, как говорила одна девочка…
Парни синхронно вывалились из машины, словно десантировались из боевой машины, и, о чем-то переговариваясь, стали распаковывать прицеп.
Как скоро выяснилось, в машине их было пятеро. Пятый член этой группы качком не являлся, а был, наоборот, субтильным очкариком, да еще патлатым, что крайне сильно выделяло его от бритых почти наголо товарищей.
– И чего это у нас там?
Этот очкарик производил какие-то манипуляции в прицепе, пара качков подхватили небольшой раскладной столик и такой же раскладной стульчик и быстро разместили их на верхнем этаже недостроенного дома.
Сделав свои тайные дела, очкарик так же поднялся наверх, неся в руках какой-то чемоданчик. Что он там делал дальше, Юрий не видел, зато он увидел, как минут через пять из прицепа вдруг взлетел четырехмоторный дрон.
– Твою же мать!
Увидев этого летающего шпиона, Медведев понял все сразу. Ну правильно, зачем мучиться и объезжать все дома самим, тем более что это долго и ненадежно, ведь часть домов находится за высоким и сплошным забором, через который ничего не посмотреть, когда можно быстро все разузнать сверху?!
К счастью для Юрия, дрон полетел не только в противоположную сторону от домика, где находилась его семья, но и пролетел в стороне от того места, где он сам затаился и вел наблюдение. Тем не менее угроза обнаружения стала высока, как никогда, и он стал лихорадочно набирать номер.
– Алло?
– Дорогая, из дома не выходить! В поселке чужие, и они сейчас просматривают все с высоты! Я скоро буду!
– Поняла. Будем сидеть внутри.
– Отбой.
Юрий спрятал телефон и задумался. Собственно, даже если родные выходить из домика не будут, то остались следы их пребывания, такие как натоптанные тропинки, потревоженные сугробы, а если у этого аппарата есть еще и тепловая видеокамера, то легко засекут то обстоятельство, что из трубы идет горячий воздух, а машины нет, что довольно нетипично по местным меркам… В общем, если ребята не полные идиоты, хотя по виду не скажешь, что извилин в их головах так уж много, то они непременно проверят подозрительный домик.
«И что делать? Валить их? Ведь явно же по наши души прибыли… – лихорадочно соображал Медведев. – Но многовато их, а потому шума не избежать. Разве что наоборот, спровоцировать их на проверку и свалить одной очередью…»
Размышляя над способами ликвидации угрозы и возможными последствиями столь грубого обрубания хвостов, Юрий продолжал наблюдать за бандитами. Парочке бритоголовых, оставшихся у машины, довольно быстро стало скучно, и они закурили, о чем-то со смехом треплясь, то и дело поглядывая в сторону дрона.
В итоге Медведев решил не мудрить, а действовать нагло и напористо. Когда качки в очередной раз задрали головы к небу, Юрий со всех ног бросился в их сторону по накатанной колее, чтобы не скрипеть свежим снегом. Противники заметили опасность слишком поздно и просто не успели ничего сделать. Вместо того чтобы встретить угрозу лицом к лицу, потянулись за оружием, тем самым потеряв последние шансы хоть как-то отбиться от нападения.
Юрий просто свалил обоих на землю, ведь они даже не сподобились разойтись в стороны, выбивая из их легких воздух, тем самым лишая братков возможности подать сигнал тревоги посредством крика, после чего активно заработал локтями и кулаками. Три секунды борьбы, точнее жестокого избиения, и два качка лежат без сознания.
Осталось разобраться с той парочкой качков, что засела наверху, ну а пятый явно не боец, ждать от него сопротивления не приходилось.
Продолжая действовать в том же нахрапистом духе, Юрий влетел на второй этаж и, прежде чем хоть кто-то что-то понял, жестко вырубил стоявшего у входа братка ударом по голове и нацелил на четвертого братка, находившегося в другой части комнаты, револьвер.
– Руки в гору, если не хочешь схлопотать пулю в лоб.
– Ты кто такой?
– Слепой, что ли? Тот, кого вы с таким усердием ищете. Но я решил немного облегчить вам работу и сам пришел.
Браток оказался достаточно умным, чтобы понять, что дергаться бесполезно, и поднял руки, как его просили. Юрий, подойдя к качку, ногой врезал ему в брюхо, отчего тот захрипел и рухнул на колени, позволяя себя связать.
Очкарик был так увлечен пилотированием дрона, что даже не заметил произошедшего. И неудивительно, ведь мало того, что его взор закрывали очки виртуальной реальности, так еще в ушах видны бусинки плейера, потому они ничего не слышал или не обратил внимания на посторонние звуки, решив, что братки между собой о чем-то как всегда шумно базарят.
– Я, кажется, что-то нашел! – радостно воскликнул очкарик.
– Молодец, – сказал Юрий, срывая с пилота дрона очки.
– Т-ты… в-вы… к-кто?
– Тот, кого вы так жаждали найти с помощью своего дрона.
– Н-не уб-бивай м-меня… – заикаясь, проговорил тот, глянув на лежащего без чувств охранника, коему Юрий дополнительно врезал по челюсти, а то непорядок, его дружки лежат без сознания, а он в сознании.
– Не буду.
– П-правда?
– Правда.
– С-спасибо.
– Всегда пожалуйста. Руки за спину.
Очкарик подчинился и был скован пластиковыми наручниками и огрет по затылку, а то кто этих тихонь знает, может, знак какой подаст? А так в отключке полежит, тихо и безопасно.
Стащив обоих вниз, Юрий связал валявшихся у машины братков, а то на них времени просто не было, чтобы сразу скрутить. Но Медведев бил на совесть, так что отдыхать парням в любом случае еще долго.
После легкого шмона, лишив качков всех по определению неправедно нажитых ими наличных денег (на четверых оказалось не так уж и много, всего пятьдесят семь тысяч, у очкарика вообще ни копейки с собой не обнаружилось) и прочих ценностей в виде золотых цепочек и перстней-печаток, а также оружия в виде различных пистолетов, Юрий затолкал тела в машину и заглянул в багажник.
А в багажнике его ждал целый арсенал из двух помповых ружей и одного «калаша», а также гранатомета «Муха». Оружие, кроме гранатомета, Юрия не заинтересовало, в том числе автомат, во-первых, у него свой есть, а во-вторых, ствол у этого экземпляра был расстрелян в ноль, так что с точностью у него вообще никак.
– А вот за патроны спасибо.
Медведев кинул пачки с патронами в найденную тут же сумку, туда же отправил «муху».
Вроде говорят, что запас карман не тянет, но Юрий все же решил пистолеты не брать (тем более что они тоже были серьезно изношены, так что не факт, что, даже стреляя в упор, попадешь в цель), как собственно и ружья. Недаром же при перестрелках на «стрелках» эти деятели попадают в цель только случайно. Было бы что-то посерьезнее, может карабин, еще бы подумал, а так только лишняя тяжесть. Вот гранатомет другое дело.
Самой машиной он побрезговал, так как она могла быть на контроле.
Дрон оказался умным и, лишившись управляющих сигналов, не рухнул кому-нибудь в огород или на крышу, не говоря уже о голове, а перешел в автоматический режим и на автопилоте вернулся в точку старта, аккуратно приземлившись точно в прицеп. Но остаться целым это ему не помогло. Юрий взял первый же попавшийся под руки кирпич и хорошенько постучал им по дорогому механизму. Тот такого варварского отношения не пережил и развалился на части.
– Охота на меня это не только возможный хороший доход, но и серьезные убытки… Но сваливать отсюда нужно в темпе вальса, пока их не хватились.
Допрашивать Юрий никого не стал. Многого все равно не узнать (ну какая польза от знания того, в чьей банде состоят эти быки? Убивать главаря он все равно не пойдет, ибо насквозь бессмысленно, только обозлит другие группировки), а вот времени потеряешь много.
Проткнув шины и долбанув кирпичом по лобовому стеклу из соображения «сделал гадость – на душе радость», выломав звуковой сигнал, чтобы башкой по клаксону не били, тревожа округу, Юрий пошел к отмеченным ранее «патриотам» фирмы УАЗ. По оружию он тоже, кстати говоря, хорошо прошелся уже ломиком, а патроны покидал в бензобак.
Когда вернулся в нужный район, то выяснилось, что от одного из «уазиков» уже и след простыл. Но второй, к счастью, пока находился на месте.
– Добрый день, – поздоровался Медведев с хозяином, что вышел из дома, когда Юрий, громко позвав, зашел во двор.
– Что вам нужно?
– Увы, мне очень нужна ваша машина…
– Э-э… – опешил мужчина.
– Но вы не волнуйтесь, мало того что она к вам через некоторое время вернется, хотя не берусь что-то конкретно обещать по срокам, может, через неделю, а может, через месяц, тут уж как получится, так вот, мало того что машина к вам вернется, я даже немного компенсирую вам доставленные отсутствием транспорта неудобства. Как насчет пятидесяти тысяч, плюс вот эти брюлики, тоже где-то на пятьдесят тысяч потянут в самом паршивом случае, если через ломбард сдавать.
– Э-э…
– Так какое ваше положительное решение? – продолжал давить Юрий, заставляя хозяина постепенно отступать к дому.
– Э-э…
– Ну, а раз договорились, то дайте, пожалуйста, ключи.
– Э-э… вот.
Мужик наконец справился с собой и протянул ключи зажигания.
– Благодарю, и очень бы хотелось, чтобы вы некоторое время обо мне молчали, хотя бы до завтрашнего утра. И для этого мне нужно, чтобы вы выпили снотворного.
Медведев втолкнул отступающего под его напором мужика обратно в дом.
– Толя, что происходит? – неуверенно спросила его жена.
– Ничего страшного, просто вам нужно немного поспать, – сказал Юрий и, достав револьвер, добавил: – И давайте без криков и лишних телодвижений. В обморок тоже падать не надо. Кушаем таблетки и бай-бай. Не волнуйтесь, это не отрава, для сестры покупалось…
Под дулом «гремлина» супружеская пара выпила предложенные им таблетки, и Юрий дождался, пока они не начали засыпать. Он все же немного обнес этих людей, взяв у них хлеба и консервов, а также пятилитровую пластиковую канистру с водой, а то с водой совсем беда, набрать негде и купить проблема, пресную воду в обычных магазинах у нас как-то не продают, только минералку, а связываться со специализированными – лишняя засветка.
                                                                                                                                              * * *
Из поселка выехали, только дождавшись ночи, благо ждать пришлось недолго, темнеет быстро, но на трассе появляться не стали. Сейчас там ведется тотальная проверка на всех блокпостах, не говоря уже о «засадах» в произвольных местах, на которые можно легко нарваться.
Конечно, эти засады частенько и с удовольствием засвечиваются автолюбителями, заблаговременно моргающими фарами встречным автомобилистам, но все же далеко не всегда. Тем более это затруднительно сделать в темное время суток, когда фары горят постоянно. И даже если моргнули, это не всегда можно разобрать, часто непонятно, действительно моргнули тебе или же мерцание фар является следствием неровности дороги, когда машину просто качнуло. Ну и могут быть скрытые посты.
«С другой стороны, то, что я не выйду на трассу, а буду продираться по второстепенным дорогам, также легко просчитывается, и наверняка примут соответствующие меры, установив и там мобильные блокпосты, – нервничая по этому поводу, подумал Юрий. – Но все же шансов уйти по второстепенным дорогам больше, а при необходимости свернуть с нее в чистое поле, чем сойти с основной, с которой не всегда съехать в поле можно безопасно, без угрозы перевернуться с высокого откоса. А где высокого откоса нет, так там обязательно есть глубокий кювет и словно забор стоят деревья, а где и этого нет, есть ограждение-отбойник. Словно специально так сделано… А может, и впрямь специально».
– Нет, все слишком предсказуемо и рискованно… – чувствуя себя загнанным зверем, вокруг которого сужается петля загонщиков, подавленно пробормотал Юрий, останавливаясь. – А значит, рано или поздно попадемся. Скорее даже рано…
Вся его сущность сопротивлялась дальнейшему движению. Медведев доверял своей интуиции. Несколько раз при охоте на драконов она спасала его от верной гибели. В конце концов, интуиция это подсознательный, гораздо более быстрый и точный, чем сознательный просчет ситуации. Подсознание не подвержено самообману, в отличие от сознания.
– О чем ты? – спросила Кардалла.
– Допустим, мы все же вырвались, что дальше? – отвечал скорее самому себе Юрий. – Мое фото постоянно крутят по телеку, так что в ближайшее время мне на глаза простым людям появляться не стоит, менты с бандитами стоят на ушах и проверяют свою территорию на присутствие чужаков, так что обосноваться где-то в жилых местах нам не светит. Лес тоже не укроет, а если и удастся забраться в тихий уголок, где нас никто не спалит, то прожить в нем хоть сколько-нибудь долго невозможно. Нам ведь не день-два и даже не неделю отсиживаться.
– Нет, жизнь в лесу никуда не годится, – сказала мать Юрия. – Мы сами через месяц волками взвоем, к тому же Анна…
– Вот именно. Значит, нам надо убраться от города как можно дальше, в идеале вообще перебраться не только в другой район, но даже сменить регион.
– Дороги перекрыты…
– Вот именно, – кивнул Медведев. – Раз проскочим, два или даже три, но рано или поздно попадем в ловушку. Значит, надо воспользоваться неподконтрольным путем.
– Это каким же? – удивилась Эльвира Николаевна.
– Водным…
– Хм-м… а ведь верно, реку вряд ли контролируют! – согласилась мать Юрия. – Стереотип мышления. Плохо только, что все притоки закованы в лед…
Собственно, ото льда свободна лишь часть реки, после ГЭС бурлящий поток не позволял образовываться льду, да и то Медведев понятия не имел, насколько далеко: сто километров, двести, триста… Никогда не интересовался. Но даже ста километров хватило бы для его целей. Беда в том, что машина могла навести преследователей на верную мысль, особенно Андрея, этого гения.
«Значит, машину надо бросить вдалеке от реки, можно прямо здесь, и вернуться пешим порядком. За пару дней доберемся, а если постараться, то и за один», – подумал Медведев.
Возникла мысль добраться до реки выше ГЭС и укатить уже по льду, но Медведев быстро отказался от этой идеи. Весна вступает в свои права, и лед уже ненадежен, можно запросто провалиться, как раз на телефон уже пришла эсэмэска с предупреждением от МЧС об опасности выезда на лед. Чего уж говорить, если даже зимой, когда лед, казалось бы, особенно крепок, машины то и дело проваливаются, причем не грузовики, а вполне себе легкие внедорожники и даже легковушки…
– Но ведь стоит только угнать какое-то речное транспортное средство, и все поймут, где и как нас искать, – продолжила Эльвира Николаевна.
– Согласен. Потому этот вопрос надо решить так, чтобы нас по нему не вычислили.
Юрий посмотрел на дочь.
– Нет, Юр, Элла в последний раз несколько перенапряглась и еще долго не сможет проводить сколько-нибудь серьезные ментальные манипуляции, – сказала Кардалла.
– А как же накопители? Почему не подлечитесь ими? Они же еще есть…
– При активации накопителя рассеивание маны в условиях энергосферы Земли очень велико. Это как пить из ведра, слишком сильно его задрав, на пару глотков пролито будет пара литров, а то и больше. Так что мы хотели бы оставить накопители на самый крайний случай.
– Понятно.
– Но если очень надо… – начала Элла.
– Все хорошо, малышка, не надо, этот вопрос можно решить и без твоего участия, ты и так сделала очень много, – улыбнулся дочери Медведев.
                                                                                                                                          * * *
Андрей был раздосадован. Свободных денег на счетах отца действительно оказалось крайне немного, всего пара миллионов рублей, и многого с такими средствами было не добиться. Собственно, их едва хватило, чтобы проплатить эфирное время местных телекомпаний, дабы они в своих новостях время от времени показывали лицо «опасного преступника», пообещав вознаграждение за информацию о его местонахождении. И более конкретную и на порядок высокую плату за голову тем, кто его не просто найдет, а еще и схватит живьем. Но этого было недостаточно, требовались более обширные и активные поиски.
К счастью для него, в наследство досталось несколько бизнес-структур, с которых шел неплохой доход. Но Андрей не мог долго ждать, получая стабильный доход, деньги требовались сразу и много. Потому он решил распродать активы желающим, благо этих желающих имелось с избытком, прежде чем склеить ласты, отец под нажимом ментальной атаки поведал ему о своих конкурентах и партнерах, желавших выкупить его долю.
Бизнес-интересы Рушникова-старшего распростирались в самых разных областях городского и даже регионального хозяйства, тут были и мусорные свалки, и строительство, лесозаготовка, торговля, и много чего еще по мелочи. И стоило только намекнуть заинтересованным лицам о желании наследника избавиться от части активов, как они тут же налетели, словно стая падальщиков.
Первым делом Андрей решил расстаться с самым прибыльным и, как следствие, самым проблемным бизнесом, а именно кладбищенским. Встревать в разборки у него просто не было никакого желания, других более серьезных проблем хватает. А то, что бизнес попытаются отжать, в том числе силовым методом, проверив наследника на прочность, можно было не сомневаться.
Переговоры с кладбищенским королем, армянином, в определенных кругах более известного по кличке Могильщик, прошли, что называется, в теплой дружественной обстановке, и Андрей получил с этого могилокопателя необходимые ему десятки миллионов. Его бы, конечно, обдурили, будь он простым человеком, то не получил бы и десятой части, но под ментальным воздействием Могильщик дал вполне справедливую стоимость.
Сильно при этом Андрей не давил, чтобы клиент ничего не заподозрил. А то ведь рано или поздно отойдет от воздействия на разум, начнет удивляться собственной щедрости, проанализирует и заинтересуется, а это новые проблемы. В конце концов, серьезные бизнесмены знают о такой штуке, как гипноз, и с удовольствием пользуются им при обработке всяких лохов, а также принимают контрмеры, чтобы их самих не заморочили. Помогла бы жесткая атака, но она слишком заметна, и вмешается охрана. Так что пятьдесят процентов от истинной стоимости бизнеса было вполне неплохо, тем более что деньги передавались сразу в полном объеме.
– А в качестве дополнительного бонуса я хочу, чтобы вы организовали достойные похороны моего отца, а то у меня в этой области совершенно нет никакого опыта…
«А также желания и времени», – подумал Андрей, добавив:
– В конце концов, признайтесь, что вы не раз хотя бы в душе хотели его закопать, вот я вам и даю возможность осуществить одно из своих маленьких желаний.
На это Могильщик, несколько неуверенно хохотнув (даже его, насквозь циничного человека, несколько покоробило такое отношение к родителю), ответил:
– Все будет сделано в лучшем виде!
– Я в этом не сомневаюсь.
На этом стороны ударили по рукам и подписали все необходимые документы.
И вот эти деньги позволили Андрею Рушникову развернуться в поисках Юрия Медведева и его семьи во всю ширь.
– Господин, поступила свежая информация по объекту, – дал о себе знать начальник охраны.
– Продолжай.
– Вчера вечером он нейтрализовал одну из групп охотников из бригады Катрана, что искала объект вот в этом дачном поселке, после чего объект угнал машину «УАЗ-Патриот» и ушел в неизвестном направлении.
– Почему об этом стало известно только сейчас? – удивился Андрей.
Несколько мелких городских банд подчинялись тем, кто платил. Андрей выдал им аванс (в основном оружием и боеприпасами, этого добра в тайных схронах у отца оказалось в избытке, потому как с деньгами на тот момент было совсем печально), задав каждой бригаде сектора для поисков.
– Он хорошо связал бойцов Катрана, заперев в их собственной машине, и те долго не могли о себе дать знать. Местные тоже не помогли, район там не самый оживленный, незавершенные новостройки, к тому же вечер, всякое движение и вовсе прекращается… Потому, когда прошли все контрольные сроки и они не вышли на связь, их стали искать. Пока нашли…
– Что, всю ночь искали?!
– Нашли-то их быстро, нам сообщили поздно. Такой конфуз…
Андрей понятливо кивнул головой. Катран, чтобы не позориться, скорее всего, и дальше бы молчал, если бы не сообщение об угоне машины объектом поиска в зоне его ответственности.
– А пострадавшие чего так долго телились с заявлением об угоне?!
– Он их накачал снотворным…
– Ясно. Но все равно он далеко уйти не мог, тем более по второстепенным дорогам, ибо даже они сейчас на контроле мобильными постами, не говоря уже об основных трассах, где ведется тотальный шмон…
Андрей немного поморщился, припомнив, сколько он заплатил полиционерскому генералу за этот срочно объявленный «план-перехват», точнее переписал на тетю его жены пару небольших торговых фирм. И это только начало, чтобы менты и дальше искали Медведева, одними только поисками сковывая его движение и не давая улизнуть, придется дальше щедро платить. Но деньги для него тлен, главное, добраться до «ключа» и полностью активировать свои возможности, а вот когда это случится, недостатка в деньгах и прочих благах уже не будет, собственно весь мир падет к его ногам. И все эти жадные сволочи ответят по полной программе.
– Значит, он скорее всего засел в каком-нибудь глухом месте, где постарается отсидеться несколько дней, дожидаясь момента, когда схлынет первый накал служебного энтузиазма и проверки продолжатся спустя рукава, тогда попробует тихо просочиться по каким-нибудь совсем едва проходимым тропам… Поднимаем в небо все, что может держаться в воздухе, начиная от дельтапланов и заканчивая малой авиацией. Причем для надежности надо привлечь к поискам любителей с ближайших городов. Разузнай, какие силы мы можем привлечь.
– Слушаюсь, господин.
Для того чтобы поднять в небо все, что могло летать, и начать обследовать городские окрестности, пришлось изрядно потратиться, по сути он вновь остался без копейки в кармане, но зато через пару часов летало все, что могло летать.
Оставалось только координировать всю эту массу, но для него это было не сильно сложно. В конце концов, чего тут выдумывать? Вся мелкота вроде дельтапланов, парапланов и автожиров носится вблизи города, все, что посерьезнее, вроде легких двухместных самолетов и вертолетов, обследует средний радиус, а серьезная техника вроде «кукурузников» и вертолетов типа Ми-8 мотается по внешнему периметру. Осталось только нарезать всем конкретные квадраты и ждать результата.
И результат не заставил себя ждать слишком долго. Через три часа интенсивных поисков угнанный «патриот» был обнаружен.
– Примерно двадцать километров на северо-восток, вот здесь, – показал начальник охраны точку на карте.
– Далеко забрался, но да не важно. Остальное дело техники, добраться до внедорожника и пойти по следам. Тут уже без меня не обойтись, от собак в данном случае толку не будет. Вызови вертолет и подготовь своих людей…
– Слушаюсь, господин…
Но дюжины людей из охраны было маловато для надежной охоты, их едва хватит для преследования, требовалось хотя бы еще столько же для устройства засады на пути следования загоняемой добычи. Вот только где их взять? Вообще-то варианты имелись, целых два, можно обратиться к ментам и взять в аренду группу захвата из СОБРа или же к их антагонистам – бандитам.
«Менты, конечно, предпочтительнее с профессиональной точки зрения, но нет, с генералом я связываться не буду, – решил Андрей, поморщившись как от кислого. – И так сильно на него потратился, еще возомнит о себе невесть что, и без того жадный, как помесь гнома с гоблином, а так вообще никаких денег не хватит на оплату его услуг…»
Пришлось Андрею остановить свой выбор на бандитах, а точнее на банде «севшего в лужу» Катрана. Опять же по деньгам умеренно выйдет, что немаловажно после таких трат на авиаразведку.
– Ну и злее будут…
Глава 7
То, что решение бросить машину и возвращаться в сторону города пешком, было правильным, Юрий понял на следующий день. Где-то часам к трем небо прямо-таки кишело от различных летательных аппаратов. Хотя летать, конечно, начали гораздо раньше. Причем, к своему стыду, заметил это обстоятельство первым не он.
– Ишь разлетались, – тяжело дыша, проворчала Эльвира Николаевна, буксируя за собой бредущую словно зомби дочь. – Праздник, что ли, какой сегодня? Может, день авиации? Или полет Можайского отмечают?
И только после слов матери Юрий, чье внимание было целиком сосредоточено на выборе пути, а это надо внимательно смотреть, чтобы не попасть в занесенную снегом яму или просто не забрести в полосу глубокого снега, обратил внимание на многочисленные точки летательных аппаратов, парящих то тут, то там. Они закладывали зигзаги и время от времени снижались, видимо, для того, чтобы что-то тщательнее рассмотреть. О том, что послужило причиной такой активности, глупого вопроса ни у кого не возникло.
Из-за угрозы обнаружения с воздуха пришлось экстренно искать укрытие. Но с этим как раз возникли серьезные проблемы. Лес голый, просматривается хорошо, так что им повезло, что их до сих пор не обнаружили. Хватало в лесу хвойных деревьев, в том числе разлапистых елей. Но долго под елью не постоишь, особенно если будут использовать те же тепловизоры, засекут на раз их тепловое пятно, а больше ничего поблизости в качестве укрытия не применить.
Хуже того, лес скоро должен был закончиться и начаться ни на что не годное холмистое пространство, где из-за бедности и глинисто-каменистой почвы даже кустики редко росли. Но не оставалось ничего другого, как идти наудачу, что попадется местечко, где можно пересидеть до вечера, потому как и на лес не было никакой надежды. Разве что в очень быстром темпе построить чукотскую иглу, но это нереально.
«Это же сколько Андрюха денег на все выкинул?! – все же невольно изумлялся Медведев, провожая очередной вертолет, припоминая, сколько в среднем стоит час аренды такой вот машинки. – Чего только стоит топливо, пилотам тоже надо заплатить, а уж сколько он заплатил за разрешение экстренно поднять в небо всю эту летающую технику, и вовсе даже думать страшно!»
К семи часам небо вновь очистилось от летающей техники.
– Чего это они пропали вдруг? – удивилась мать Юрия, которая вновь первая обратила внимание на изменение воздушной обстановки.
Все это время они, дожидаясь ночи, когда полеты точно прекратятся, просидели под удачно подвернувшимся поваленным деревом почти на краю лесного массива, на котором оказалось наметено много снега. Пользуясь случаем, пока поблизости никого в воздухе не было, ободрали ближайшую елку и натаскали под поваленное дерево лапника. Получилась своеобразная берлога. Юрий даже задремал немного.
– Плохо дело… – поморщился Медведев, растирая лицо снегом.
– Почему? Наоборот, идти больше не мешают, а то прячемся от каждого летуна… А то прятаться от них дальше уже негде…
С исчезновением летунов ситуация изменилась, случайного обнаружения с воздуха можно больше не опасаться, но это не значит, что их положение стало лучше. Казалось бы, всего пять километров и они в пригороде, в котором можно раствориться, да хоть вломившись в первый же попавшийся дом или квартиру, накормить хозяев снотворным и отсидеться какое-то время. Но беда заключалась в том, что они и без того прошли без малого пятнадцать километров и чертовски сильно устали, особенно дети. Все-таки шли не по пешеходной дорожке, а по пересеченной местности, а в лесу так еще и снега хватает, есть места, где его по колено. Отдых не сильно исправил положение. Восстановленного заряда надолго не хватит.
– Они, скорее всего, нашу машину нашли, – предположил Юрий.
– Ну и что, пока нагонят нас, мы уже в городе будем, – сказала его мать.
– Вопрос в том, мам, когда они ее нашли? Может, еще час назад, а летуны все это время по инерции летали, пока их не отозвали или закончился срок аренды, а значит, все это время поисковая команда шла за нами… Мы эти пять километров будем тащиться часа два, это в лучшем случае…
– Все равно не успеют… Двадцать километров за три часа…
– Это если они пешком за нами след в след двинутся, – кивнул Юрий. – А если на транспорте? Если правильно возьмут след, то вычислить, куда мы идем, не сложно.
– Как же они его возьмут? Зря мы, что ли, в бензине обувку мочили? Потом сколько по дороге отмахали, на которой никаких следов не оставили… пока на не нами натоптанную лесную тропинку не свернули.
– Могут и на две группы разделиться. А если в погоне будет участвовать сам Андрей, то он лучше всякой собаки укажет направление по аурному следу, думаю, это в его возможностях. По крайней мере, будем исходить из худшего.
– Юр… – позвала Кардалла.
– Да, дорогая?
– Кажется, вертолет…
Медведев прислушался и действительно услышал стрекот вертолета где-то поблизости.
Прошло пять минут тревожного ожидания, и они увидели Ми-8. Он вдруг заложил небольшой вираж и пошел точно на семью Медведевых.
– Проклятье! Засекли-таки…
Вертолет завис на небольшой высоте метрах в ста в стороне. Юрий ожидал, что он пойдет на посадку и высадит группу захвата, но ничего подобного не происходило.
«Значит, пустой и просто ходил на круговую разведку, а основная группа прет пешим ходом, и пилоты сейчас наводят на нас зондеркоманду», – понял Юрий.
Медведев от досады взял автомат и высадил в сторону вертолета целый рожок.
Видимо, попадания все же случились, так как вертолет резко ушел в сторону, а после и вовсе стал удаляться на северо-восток.
– Ходу!
Юрий подхватил на руки вымотавшуюся дочь, амулеты здоровья использовать для снятия усталости не стоило, так как на здоровый организм они могли подействовать негативно, сыновья чувствовали себя гораздо лучше, и они побежали в сторону города.
Не нужно было быть гением, чтобы понять, что вертолет сейчас подберет группу захвата и доставит ее прямо под нос к беглецам, благо что им некуда особенно деваться.
                                                                                                                                                 * * *
Как и предполагал Юрий, взять след, идущий от брошенной машины, Андрею не составило труда. Несмотря на до предела урезанные магические возможности, кое-что он все же мог, например, увидеть аурные отпечатки. Благо что времени прошло немного, и они еще не успели развеяться, и что еще лучше, следов других людей здесь просто не было, все-таки это автомобильная дорога, а не пешеходная, то есть до семьи Юрия здесь никто не ходил ножками ни до, ни после, так что даже не приходилось напрягаться, чтобы отличить один след от другого. В общем, направление он взял четко.
– За мной! – скомандовал Андрей и побежал по постепенно истаивающему следу.
Больше всего он опасался, что след оборвется, то есть кто-то сердобольный подобрал семью Юрия, ну или его к этому принудят силой, и увез в неизвестном направлении. Полицейские блокпосты, конечно, не пропустят их слишком уж далеко, и Медведевым придется выйти, чтобы снова без лишнего шума попытаться уйти пешком. На этот случай Андрей приказал пилотам начать спиральную разведку. Лучше бы, конечно, чтобы машин было больше, но больше не значит лучше. От простых наблюдателей можно легко укрыться за деревом, а на данном Ми-8 имелся тепловизор, собственно, его только-только установил заказчик.
И вот тепловизор на вертолете полностью оправдал возложенные на него надежды.
– Мы нашли их! Мужчина, три женщины и три ребенка, – доложил пилот вертолета, связавшись с заказчиком по телефону. – Ч-черт!!! Ромыч, в сторону! Живо!!!
– Что у вас случилось?!
– Он нас обстрелял!
– Не рискуйте! Возвращайтесь за нами! Возьмете нас на борт!
– Понял!
– Где они, кстати?
– В пяти километрах от города. Если продолжат идти прежним маршрутом с севера на юг, то выйдут в микрорайон Северный. Собственно, это их единственный шанс, ближе мест, где они могут спрятаться, нет…
– Ясно. Конец связи.
Пилот отключился, а Андрей тут же связался с Катраном.
– Выдвигайтесь в микрорайон Северный и ждите дальнейших указаний.
– Понял, выезжаем. Будем там где-то через час… Не опоздаем?
– Нормально. Должны успеть.
                                                                                                                                                         * * *
Юрий больше всего беспокоился насчет матери, все-таки такие физические нагрузки для пожилого организма чрезмерны, и ладно если бы тело было тренированно, мать сложно было назвать атлетически сложенной, а тут с места в карьер поскакали. Ведь мало того что идут с ночи, пусть и с короткими остановками на отдых, так еще и сейчас после столь длительного марша приходится бежать во всю прыть! Того и гляди сердце начнет шалить. Но к его большому удивлению, мать вполне неплохо держалась, глубоко дышала, разве что лицо покрылось неровными красными пятнами.
Единственную причину такой феноменальной выносливости он видел только в воздействии на нее оздоровительного амулета, сразу после того как он освободил ее из плена, здоровье ее в плену стало не ахти. Видимо, его воздействие оказалось столь сильным и всеобъемлющим, что чуть ли не вернуло матери молодость, а вместе с ней и юношеские силы.
Понятно, что Юрий взял с собой на Землю самые мощные амулеты, благо проблем с этим нет, имеется сильный маг и есть необходимые ингредиенты в виде драконьей чешуи, но все же такого сильного эффекта он не ожидал. Скорее даже наоборот, думал, что они едва-едва сработают в мире без магии. Оставалось только гадать о причинах такой сверхвысокой эффективности.
«Видимо, организмы, развившиеся в мире без магии, особенно хорошо восприимчивы к магическим воздействиям, – подумал Медведев. – Наверное, это все равно, что человеку прошлого, не знавшего антибиотиков, даже тривиального пенициллина, дать современный препарат, воздействие будет поистине чудодейственным, что называется, мертвого на ноги поднимет. При этом тот же препарат современному человеку, выросшему при регулярном употреблении антибиотиков, едва поможет».
– Вертолет возвращается, – хрипло сказала Кардалла.
Юрий обернулся и увидел приближающуюся темную точку винтокрылой машины и только чертыхнулся. До спасительной городской черты было еще далеко, хотя с вершины очередного холма можно было уже увидеть окраинные дома или какие-то склады. Скорость могла быть и повыше, но пересеченная местность сильно тормозила. Мало того что приходилось подниматься на возвышенности, холмы, может, были и не высокими, но все равно, чтобы их преодолеть, приходилось переходить на шаг, так еще и спуститься бегом не получалось, ведь поскользнуться легче легкого, так еще то и дело глубокие овраги, намытые дождевыми ручьями, попадались, а там снега наметено по колено, пока продерешься через него…
И вот очередной холм. Вертолет преодолел половину пути и продолжал неумолимо приближаться, с каждой секундой увеличиваясь в размерах.
От усталости хотелось упасть и не шевелиться, ибо до города они точно добраться никак не успевали, а значит, все кончено, это еще больше подкашивало силы.
– Это что еще за ерунда? – надсадно прохрипел Юрий, созерцая открывшуюся перед ним картину.
Поле, на площади с квадратный километр, может даже чуть больше, было заставлено торговыми ларьками и киосками, от насквозь проржавевших до вполне себе новых.
Медведев только теперь понял, чего не хватало в городе, а то вроде все было как обычно, но чего-то привычного недостает. Оно и понятно, для него прошло двенадцать лет, так что он не сразу заметил изменения в городском пейзаже, да и не до анализа изменений ему было, откровенно говоря. А дело все в том, что из города удалили практически все ларьки и киоски, торговавшие всякой всячиной, но в основном сигаретами и спиртным, что как грибы после дождя выросли в девяностые и заполонили остановки общественного транспорта, а также дворы. В общем, власти навели порядок в городе и вывезли торговые точки на полигон.
Изначально предполагалось, что владельцы их выкупят и куда-то увезут (ведь вывоз на полигон осуществлялся за городской счет, сами индивидуальные предприниматели этого делать до последнего не желали). Но владельцам это было не слишком выгодно, особенно если киоски были старыми и ветхими, и выкупать свое имущество, оплачивая стоимость вывоза, не спешили, проще и дешевле сделать новый ларек. Как следствие, образовался своеобразные ларьковый городок, который, если судить по многочисленным дымкам, обжили лица без определенного места жительства.
– Туда!
Семья Медведевых, словно получив пресловутое второе дыхание, стремглав помчались к киосковому поселку. Но стоило только еще раз обернуться назад на вертолет, чтобы понять, что они катастрофически не успевали.
Юрий ссадил с плеч дочь, сказав:
– Давай, детка, последний рывок.
Элла кивнула и, схватив мать за руку, побежала вперед. За ними сиганули остальные.
Медведев же снова взялся за автомат и, выровняв дыхание, выдал длинную очередь в сторону Ми-8. Но пилоты не спешили садиться. Как нетрудно было догадаться, они попытались отсечь беглецов от возможности спасения, не дав им спрятаться в ларьках. Понятно, что Андрею не улыбалось вести поиск своих жертв среди нагромождения этого металлического хлама, тем более что жертва кусачая, и в этих стальных джунглях получит преимущество, а при удаче даже сможет отбиться.
Конечно, можно нагнать больше народу и прочесать этот ларьковый поселок частой гребенкой, но это лишнее время и деньги. А ни того, ни другого не было. И если уж на то пошло, то даже большая численность прочесывающих не гарантировала успешных поисков, учитывая, что скоро стемнеет, и Медведев получит дополнительный козырь. Бандиты же, понеся чувствительные потери в живой силе, могут забить болт на поиски и сбежать. В поисках мог бы помочь вертолет, точнее установленный на нем тепловизор, но тут как назло преподнесла неприятность погода. С запада надвигались тяжелые темные тучи, обещая в скором времени обильный снегопад.
Юрий продолжал садить длинными очередями, меняя рожок за рожком, работая на расплав ствола, но выкованный мастером Кардом ствол пока держал запредельные нагрузки. Вот вставлен последний снаряженный рожок, и стрелок снова нажал на спусковой крючок. АК опять затрясся в руках зарычавшего от дикой ярости стрелка, злобно выплевывая пули.
– А-а-а!!!
Бах! Что-то хлопнуло в районе двигателя, из выхлопной трубы вырвался чадный факел пламени, а само тело вертолета затряслось и стало выписывать опасные кренделя, ляжет то на правый борт, то на левый, то клюнет носом вниз, то задерет его кверху.
Бах! От Ми-8 повалил густой черный дым, после чего маневры стали на грани. Пилоты проявляли чудеса пилотажа, удерживая машину от совсем уж диких кренделей и, как следствие, от катастрофического крушения.
Юрий добился главного, вертолет пролетел мимо намеченной точки посадки, и его семья получила возможность добраться до ларькового поселка.
Пилоты все же как-то справились с машиной и сумели ее пусть и жестко, с подломом шасси, но посадить.
Медведев, наблюдая за кульбитами винтокрылой машины, отбросил «калаш» в сторону и достал из сумки «муху».
– Так просто вы от меня не отделаетесь… – сплюнув, прорычал Юрий.
Несколько резких движений, и одноразовый гранатомет приведен в боевое положение.
В момент, когда отчаянно чадящий вертолет коснулся земли, Юрий вскинул гранатомет на плечо, прицелился и выстрелил прямо в открывшуюся дверь.
Несколько человек успели выскочить из потерпевшего крушение подбитого вертолета, когда в его борт впилась граната «мухи».
Ба-бах!!!
Ми-8 полыхнул, дополнительно взорвался навесной бак с топливом на правом борту, и тело вертолета опрокинуло на левый борт. Все еще бешено крутящиеся винты перемололи в фарш, перемешав с землей несколько не успевших далеко отбежать человек.
Потом раздался еще один взрыв, это детонировало вытекшее из пробитых пулями основных баков топливо. Успевших выскочить людей, не попавших под первый взрыв и винты, повалило взрывной волной. Еще пару неудачников, что замешкались при десантировании, буквально выплюнуло из салона горящими метеорами.
«Скорее всего, пилоты, – подумал Медведев. – Хотя лучше бы Андрюху приложило, но он ведь в воде не тонет и в огне не горит…»
Большего Юрий добиться не мог, тем более что главный злодей, похоже, действительно уцелел, и, отбросив уже бесполезную трубу гранатомета, помчался вслед за своей семьей, что как раз добралась до спасительных ларьков.
                                                                                                                                                        * * *
Забегая в ларечный поселок, Юрий увидел, как с холма, отделяющего это своеобразное поселение от города, съезжают три черных джипа. Один из них направился к подбитому вертолету, а два оставшихся продолжили двигаться прямо. Сделать простой вывод, что это подкрепление для Андрея, отсекающего пути к городу, для беглецов было несложно.
Догнав семью, Юрий завел ее в один из киосков средних размеров, благо двери бомжи все давно выломали в поисках чего-то ценного или съедобного.
– Что теперь? – спросила Эльвира Николаевна, тяжело дыша.
– А теперь мне нужно кое-куда позвонить… Попробуем внести сумятицу.
Юрий достал телефон и набрал трехзначный номер.
– Алло, полиция?! – торопливо и подобострастно прокричал Медведев в трубку, как только понял, что адресат снял трубку.
– Да, дежурный лейтенант Смирнов. Слушаю вас, гражданин…
– Алло, меня зовут Седов Михаил Викторович… Запишите…
– Что у вас случилось?
– Записали мое имя?
– Записал. Говорите, гражданин Седов.
– Это правда, что за сообщение о местонахождении некоего Юрия Медведева положена награда сообщившему?
– Да, правда. Вы знаете, где он находится?! – оживился дежурный.
– Да… я его даже вижу…
– Сообщите, пожалуйста, адрес!
– А как быть с наградой?
– Награда будет выплачена. Сообщите адрес подозреваемого!
– Хорошо… знаете, севернее микрорайона Северный находится полигон, куда свезли ларьки… вот здесь он и обретается… Только это… тут такое дело…
– Что?
– Поторопились бы вы…
– Почему? Он собирается покинуть свое местонахождение?
– Не знаю, как он, а то, что по его душу тут какие-то бандиты приехали и сейчас начнут за ним охоту по всему полигону, это точно.
– Много их?
– Три машины… джипа.
– Понял. Спасибо за сообщение…
– Не забудьте про меня!
– Не забудем, мы с вами свяжемся по поводу выплаты вознаграждения.
– Ага… жду…
В телефоне раздались гудки, лейтенант повесил трубку, видимо, чтобы связаться с кем-то из начальства, дабы сообщить важные новости. Юрий же набрал новый номер и затараторил:
– Алло! «Скорая»?!
– Да…
– Только что произошло крушение вертолета на пустыре севернее микрорайона Северный. Есть жертвы! Вертолет загорелся, и если посмотрите в нашу сторону, то возможно сами увидите дым. Кстати, мне пожарным звонить или вы сами их с собой прихватите?!
– Не нужно, мы сейчас сами свяжемся с необходимыми службами…
– Тогда ладно…
Отключив телефон, Юрий бросил его в угол, сказав жене:
– Свой тоже выброси. Когда поймут, что к моей трубе этот Седов не имеет никакого отношения, проверят список вызовов и поймут, что второй телефон тоже наш, и смогут отследить по нему наше местоположение.
Кардалла кивнула и бросила свой телефон рядом с только что выброшенным собратом.
                                                                                                                                                  * * *
Дежурный, принявший звонок от гражданина, перезвонил по телефону, номер которого был доведен до всех, кому могли сообщить о данном лице и по которому дежурные были обязаны доложить, что лейтенант Смирнов и проделал.
Майор Чистов, принявший доклад от лейтенанта, поспешил к своему непосредственному начальнику, генералу Жданову.
– Что у тебя, Алексей?
– Олег Витальевич, только что поступила информация об обнаружении объекта Медведь.
Генерал тут же встрепенулся. Оно и понятно, пять миллионов на дороге не валяются, а именно столько обещано за поимку «Медведя» и находящихся при нем лиц.
– Подробности!
– По сообщению свидетеля, он залег на северном полигоне номер три, где складированы невостребованные ларьки и киоски. Проблема в том, что на него, по сведениям свидетеля, уже ведут охоту некие бандиты на трех машинах.
– Ясно.
Генерал поспешно взялся за трубку телефона и набрал номер. Действовать в данном случае следовало быстро, для чего требовалась группа полицейского спецназа, собственными силами в такой ситуации уже не обойтись. Конечно, за ее аренду придется поделиться вознаграждением, но это все же лучше, чем не получить ничего, а то, что вознаграждение могут получить бандиты, это и вовсе можно рассматривать как личное оскорбление.
– Привет, Трофим.
– И тебе не кашлять, Олежек, – отозвался полковник Жбанов, отвечавший за силовую поддержку различным полицейским операциям. – Какими судьбами?
– Код «Красная поляна», объект «Медведь». Ты со мной?
– Ага… Сколько?
– Треть.
– Половина. И это справедливо.
– Ладно… – чуть поморщился Жданов. – Только потому, что там уже работают конкуренты, и их нужно опередить. Но объект, как ты, я думаю, в курсе, непрост и какое-то время еще побрыкается, так что время у нас есть.
– Кто конкурент?
– Бандосы. Кто – неизвестно. Три машины, это человек пятнадцать, плюс минус пара. Так что можешь не сдерживаться.
– Ясно. Где?
– Третий северный полигон. Там ларьковый отстойник, тот еще лабиринт…
– Принял. Что ж, до связи.
– До связи.
Полковник Жбанов медлить не стал и вызвал своего заместителя майора Никонова.
– Товарищ полковник?
– Поднимай своих, майор, для вас есть срочная работа. Вводные получишь в пути…
– Так точно.
Через пять минут автобус с дежурной группой из двух десятков бойцов СОБРа внутри, сопровождаемый машиной техподдержки, быстро мчался в сторону микрорайона Северный, благо дороги немного опустели после вечернего часа-пик, так что много времени, чтобы добраться до места назначения, не должно было потребоваться.
                                                                                                                                                  * * *
Андрея при крушении вертолета все же приложило, и довольно чувствительно, хотя и не так сильно, как на то надеялся Юрий. Выскочил из вертолета он не самым первым, не желая попадать под возможную автоматную очередь Медведева и терять силы, создавая защитную сферу.
Одного бойца серьезно ранило, когда они еще висели в воздухе. К тому же, несмотря на все его способности, пулю ему сейчас не сдержать, а случайность, так называемый золотой выстрел, никто не отменял. И потому, когда вспыхнуло топливо, вырвавшийся из салона язык пламени его бы сжег, но магическая защита, в простонародье кокон, Андрея спасла. Но он так сильно потратился на создание защитного кокона, что сейчас мало на что был способен. Даже поглощение жизненных сил сильно обгоревших пилотов помогло мало, потому Андрей находился в полуобморочном состоянии.
Но вот подкатил джип, и из него выскочил главарь банды по кличке Катран.
– Как вы?..
– Нормально… поймайте мне его… живым, можно не сильно целым, но обязательно живым… Ты меня понял?!
– Полностью.
– Тогда вперед!
– За мной! – увлек Катран за собой троих бойцов, что приехали с ним в машине.
– Ты тоже своих пошли, а сам останься, будешь координировать их действия… благо что отсюда обзор хороший… – приказал Андрей своему начальнику охраны.
Тот кивнул и послал всех уцелевших своих людей следом за Катраном.
Ларечный поселок стали зажимать с севера и юга. Бойцы осторожно продвигались вперед, постепенно окружая предполагаемое место, где засел с семьей объект охоты.
Долго стояла тишина, что только добавляло напряжения в ожидании, но вот зазвучали выстрелы, сухие пистолетные бандитов и короткие очереди АК Медведева.
Пошел снег. С каждой минутой снегопад усиливался, и вот снежная пелена встала непроницаемой стеной. Из-за так некстати выпавших осадков наблюдатели не сразу заметили появление новых участников, а именно подкативший автобус с бойцами СОБРа.
Пропала связь.
– Что за черт? – ругнулся начальник охраны, когда в рации раздался шум и треск.
– Что у тебя?
– Связь пропала, господин…
Вдруг раздались частые автоматные очереди. Било сразу несколько стволов.
– Что за черт?! – воскликнул уже Андрей. – Что там происходит?!
– Не могу знать, господин, связи нет!
Но вот, словно тучи, вывалив излишек, что они с трудом несли в себе, снег стал падать не так густо, и наблюдателям стало видно, что в драку вмешался новый участник.
А в дополнение к полиции к месту происшествия, а точнее в сторону вертолета, мигая проблесковыми маячками, ехало несколько машин полиции, «скорой помощи» и пожарные.
– Проклятье! А эти-то здесь откуда?!!
Впрочем, гадать особо не приходилось, понятно, чьих это рук дело. Андрей взялся за телефон, чтобы позвонить генералу и потребовать от него отзыва полицейского спецназа, но глушилась не только радиосвязь, но и телефонная. Полицейская РЭБ работала на полную катушку.
– Да чтоб тебя!
Можно было отправиться лично, благо машина есть, но большого смысла в этом уже не было. Зачем ехать, чтобы остановить полицию и дать бандитам доделать свое дело? Так, скорее всего, бандосов уже всех перебили. Теперь уже пусть менты ловят Медведева… Другое дело, поймают ли?
С новой силой повалил снег.
Не оставалось никаких сомнений в том, что Медведев попытается вырваться из ловушки, воспользовавшись спровоцированной им сумятицей и подфартившей ему погодой.
                                                                                                                                                  * * *
Ненастная погода радовала Юрия Медведева, как никогда. Из темных, низких тяжелых туч стеной крупными хлопьями сыпал снег, и эта стена валом накатывала на город. Осталось только еще немного подождать, пять-десять минут и их накроет.
Но судя по всему, этих минут у беглецов не было. Загонщики довольно целенаправленно, прикрывая друг друга, короткими перебежками двигались в сторону их логова.
Будь Юрий один, он бы с удовольствием поиграл в маневренную войну в этом крысином лабиринте, благо все двери у киосков открыты и их можно было без труда проходить насквозь, но семья сковывала движение, кто-то при перемещении из одного киоска в другой при попытке выйти из окружения обязательно пострадает. Все, что он сейчас мог, это отвлечь от родных внимание и постараться увести охотников в сторону от логова.
– Сидите тихо и не высовывайтесь, я немного похулиганю…
Подхватив автомат, Медведев, выгадав момент, быстро юркнул в соседний павильон, как можно тише прошел его насквозь, вошел во впритык к нему стоящий и осторожно выглянул в окно. Метрах в двадцати увидел парочку знакомых типов, тех, что с помощью летающего дрона пытались выследить его в дачном поселке. В руках эти деятели на этот раз держали не раздолбанные помповухи, а новые автоматические охотничьи дробовики «сайга», серьезное оружие для данных условий.
Юрий дал по ним короткую очередь и резко стал менять позицию. Одного бандита сразу снесло, а вот второму повезло. Мало того что он оказался прытким и с первыми звуками выстрелов кинулся в сторону и быстро спрятался за ларьком, так еще и пуля, предназначенная ему, попала в ружье.
Бандиты среагировали на звук боя, словно стая волков на добычу, что собственно от них и требовалось. Теперь можно было немного поманеврировать, уводя охотников все дальше от семьи, в процессе сокращая стаю.
Снежный вал наконец добрался до города, и видимость резко упала, что Юрию стало только на руку, теперь он мог перемещаться более свободно прямо под носом у противника.
Короткая очередь и отход, короткая очередь и снова отход. В ответ лишь заполошная стрельба из пистолетов и дробовиков. В таких шикарных условиях подобные «танцы» могли продолжаться очень долго, вплоть до последнего бандита. Главное не заиграться, а то, как известно, и на старуху бывает проруха.
Но в «веселье» вмешалась третья сторона, Полиция с ходу начала давить бандитов. Юрий с нетерпением ждал этого момента, а потому, не теряя времени, поспешил к месту, где отсиживалась семья. Требовалось воспользоваться моментом и «делать ноги», ибо бандиты против полицейского спецназа долго не продержатся.
– Кардалла, это я, – заблаговременно дал о себе знать Юрий, прежде чем войти в павильон.
– Слава богу! – воскликнула испереживавшаяся мать. – Ты цел? Не ранен?!
– Ни царапины. Но нам нужно в темпе уходить.
– Да-да…
Где-то восточнее шел ожесточенный бой между полицией и бандитами, и семья Медведевых, взяв чуть западнее, чтобы не попасть под шальные выстрелы, направилась к югу. Добравшись до окраины ларечного поселка, Юрий остановился. Требовалось совершить последний бросок и добраться до города. Оставалось придумать, как это сделать.
Снегопад их скрывает, но идти пешком излишний риск, плотность падающего снега непостоянна и случаются просветления, в этот момент их могут обнаружить. Транспортом тоже не воспользоваться, бандитские машины под контролем полиции.
Тут послышались сирены пожарных машин и «скорой помощи».
– То что доктор прописал… Ждите здесь! Я быстро…
Медведев скрылся в снежной пелене, прежде чем кто-то что-то успел сказать. Требовалось спешить. Стрельба начала быстро стихать, а значит, бандитов уже либо перебили, либо они разбежались, и скоро полицейские начнут прочесывал киоски в поисках виновника всей этой веселухи, а против них у него точно никаких шансов. Да и не мог он взять и просто так начать стрелять в полицейских. Вот проредить продажный высший командный состав не помешало бы… смысла только нет, на место одних придут другие, не менее жадные.
Машина «скорой помощи» ехала как никогда медленно. Но оно и понятно, не видно ни зги из-за снега, да еще двигаться приходится по чистому полю, а это далеко не асфальт, пусть и с ямами. Сильной тряской можно повредить дорогое медоборудование. Догнать отставшую машину Юрию не составило труда. Открыл дверь в салон и заскочил внутрь.
– Всем привет!
– Вы кто?! – вскрикнула дородная тетка врачиха. – Что вам нужно?
– Хм-м… как видите, не конь, хоть и в пальто. А что до второго вопроса, то нужна ваша тачка. Останавливай свою колымагу, шеф.
Шофер спорить не стал и остановил машину, ведь этот «не конь» вооружен и именно о нем как об опасном преступнике регулярно трындели по телевизору.
– И что теперь?
– А теперь сотовые в бардачок и кыш из машины, пока я добрый.
И с этим спорить никто не стал, и шофер с парой медиков покинули «скорую».
– Мы вообще-то к пострадавшим едем… – сказал уже мужчина врач.
– Если там и были пострадавшие, то давно уже отстрадались.
Медведев сел за руль и поспешил к семье.
– Карета подана! Загружаемся!
Как только все оказались внутри, Юрий резко тронулся с места и погнал в город, благо до него рукой подать.
– А где?.. – начала было мать задавать вопросы о судьбе «экипажа».
– Ну, я ж не зверь! Выкинул их из машины и только! Даже никого в нокаут не отправил.
– Ну, э-э, извини… – немного смутилась Эльвира Николаевна. – Но они ведь все расскажут…
– Ну и пусть. Пока доберутся до коллег, пока расскажут, пока сообщат, пока хоть что-то успеют предпринять, мы уже в городе будем и машину давно бросим.
Собственно, так и оказалось. Пять минут быстрой езды, и они уже оказались в городской черте. Стоявшие на дороге патрульные на них никак не среагировали, хотя прочие подозрительные машины, то есть микроавтобусы, грузовики и затонированные легковушки тщательно досматривали.
В городе Юрий отключил звуковой сигнал с проблесковыми маячками и загнал «скорую» в первый же попавшийся двор.
– Выходим.
Потом был марш-бросок, закончившийся через пару кварталов.
Обильный снегопад пошел на убыль, и требовалось срочно найти укрытие. Таковым стала панельная пятиэтажка, благо что мучиться с проникновением не пришлось, из одного из подъездов выскочила парочка, и Юрий успел придержать медленно закрывающуюся дверь.
– Элла, как ты? Мне нужно, чтобы хотя бы на минутку лишила воли человека.
– Я смогу.
Ну а дальше дело техники. Медведев выбрал простую деревянную дверь, чтобы не возникло лишних проблем, и позвонил. Вышла невысокая сухонькая бабушка лет семидесяти-восьмидесяти, даже не спросив «кто там».
– Здравствуйте… – поздоровался Юрий.
– Здравствуйте… Вы к кому?
– К вам.
– Н-но…
Элла не подвела и воздействовала на бабулю.
– Позвольте войти, – с нажимом сказал Медведев.
– Проходите…
Пожилая женщина с остекленевшими глазами отошла внутрь квартиры под напором Юрия.
– Живете одна?
– Да…
– Ждете кого-то в ближайшее время в гости?
– Нет…
– Отлично. Кардалла, где там таблеточки… только не переборщите с дозировкой.
Бабулю напоили снотворным, и она практически сразу уснула. Ее положили в спальне.
– Все, можно расслабиться, – сказал Медведев и сам рухнул в старенькое креслице, что, жалобно скрипнув, едва не развалилось под его весом.
Остальные так же попадали кто где, без сил не только физических, но и эмоциональных. Вся эта беготня и стрельба вымотали их до предела.
Глава 8
После такого забега беглецы сутки потратили на восстановление сил. Причем большую часть этого времени они банально отсыпались, вставая только лишь для того, чтобы сходить в уборную да поесть. К счастью, с едой проблем особых не было, различных макарон и круп хватало с избытком, стояло полведра картошки, в морозильнике даже пара куриц обнаружились.
Но задерживаться дольше не стоило. Во-первых, не хотелось как-то повредить хозяйке квартиры, а снотворное это далеко не лекарство, того и гляди окочурится от передозировки. Во-вторых, к ней все же пару раз приходили, сначала соседка, а потом почтальон, наверное, приносила пенсию. Естественно, в обоих случаях сделали вид, что дома никого нет. Но это все бесполезно, ведь могут и, скорее всего, зайдут завтра, и могут обеспокоиться, в очередной раз не добившись ответа, а учитывая возраст хозяйки квартиры, могут заподозрить самое плохое, как результат дверь начнут ломать…
– Сегодня ночью уходим, – предупредил всех Юрий.
– И куда пойдем? – спросила его мать.
После забега Эльвира Николаевна сильно сдала, все силы были отданы на тот забег.
– Не знаю… Сначала думал идти к реке и уходить на лодке по воде, но боюсь, что этот путь уже под контролем. Андрей не дурак, а как раз наоборот – гений. Единственная возможность это тихо выйти из города и, не привлекая к себе внимания, убраться как можно дальше.
– Пешком мы далеко не уйдем… И потом, с таким трудом вернуться в город, чтобы тут же из него снова вырываться?!
– Верно, – согласился Юрий. – Мало того что посты на дорогах, так он наверняка продолжит воздушную разведку, пусть не такую массированную, как вчера, но пара-тройка вертолетов и самолетов будут кружить, проверяя все подозрительные места. Так что вырываться будем далеко не сразу. Надо на пару месяцев заныкаться где-то в городе и переждать… Вот только где?
На этот вопрос ни у кого не имелось ответа. На самом деле в городе, если тебя активно ищет не только полиция, но и бандиты, спрятаться крайне сложно, практически невозможно. Достаточно попасть на глаза какому-нибудь бомжу и все… сдадут тебя за бутылку паленой водки.
– Пап, можно мы телевизор посмотрим? – спросил Влад. – Тут сейчас кино начнется. До ночи еще далеко, успеем посмотреть…
– Да, конечно… – отвлекся от своих дум Медведев и обнаружил, что дети проштудировали телевизионную программу и нашли что-то интересное в плане просмотра. – Только тихо, чтобы соседи ничего не услышали.
Юрий включил старенький телевизор, нашел нужную программу и после блока рекламы пошел фильм про хоббита и кольцо.
Влад аж зарычал от раздражения, когда начался очередной блок рекламы, Юрий на это только невесело усмехнулся, сказав:
– Есть и положительный момент, имеется возможность сбегать в туалет, не пропустив и минуты повествования…
– Слишком уж часто приходится бегать…
– Ну, может, так сделано для тех, у кого недержание?
Но вместо рекламы появилась фотография Медведева, и голос за кадром стал вещать о том, что запечатленный на фотографии человек очень опасный и вооруженный человек, и что при его обнаружении необходимо немедленно сообщить в полицию по указанным номерам.
При этом изображение чуть мерцало, даже как-то неприятно глазам стало. Юрий невольно потянулся рукой их помассировать, но и не только он, но и мать с женой и даже дети.
– Помогите! Спасите!! Люди!!! – раздался внезапно истошный крик. – А-а-а!!!
Медведев от неожиданности аж подскочил.
Как оказалось, кричала его вдруг очнувшаяся сестра.
Анна продолжала истошно орать во всю глотку, пока не очнувшийся от удивления Юрий не рванулся к ней и не зажал рот рукой. Но сестра так просто не сдавалась и всячески пыталась вырваться, что ей наконец удалось, и снова закричала во всю глотку:
– Пустите меня к моему господину! А-а-а!!!
– Вот же черт!
Юрий применил безотказный метод успокоения, и сестра обмякла тряпичной куклой.
– Уходим немедленно! Переполошенные соседи уже наверняка вызывают ментов…
Все быстро засобирались. Благо что много времени не требовалось, все уже давно собрано, осталось только накинуть верхнюю одежду.
– Что произошло? Почему она очнулась?! – обеспокоенно спросила мать.
– Без понятия… Что скажешь, Элла? – спросил Юрий у дочери.
– Я не знаю, пап… может, я где-то ошиблась и заклятие спало…
– Не расстраивайся. Твоей вины тут нет. Помните, как телевизор замерцал?
Все кивнули.
– Ну вот, в этом и заключается причина. Это не дефект… Думаю, это Андрюхина работа… Понял, что мы покопались у нее в голове, и решил разблокировать ее сознание, заодно заложить ей команду на громкий крик, что нас демаскирует. И у него в этом преимущество, ведь если мы сработали грубо, то он все делал тонко, а значит, его вмешательство более глубинно и надежно.
– Но как?!
– Да мало ли?! Помимо этого мерцания, что даже у нас чуть не вызвало эпилептический припадок, он мог использовать так называемый эффект «двадцать пятого кадра», просто и действенно. Чертов гений, оторвать бы ему башку! Ну, что, собрались? Тогда ходу!
Семейство Медведевых покинуло квартиру, при этом Юрий, будучи верным себе, оставил хозяйке щедрую компенсацию за грубое вторжение в ее жилище и проживание с поглощением почти всего продуктового запаса.
Уходили максимально быстро, что называется, куда глаза глядят. Беглецам оставалось только радоваться, что уже стемнело. А то было бы очень трудно оставаться незамеченными, неся тело через плечо, а так ничего не разобрать. Кардалла с детьми шла в ста метрах впереди и предупреждала, если вдруг в зоне видимости появлялись люди, и Юрий успевал укрыться либо за углом дома, либо прячась за павильоном, приседая за машинами и прочими тому подобными элементами дворового пейзажа.
Полиция прибыла довольно быстро, тут и там слышалось их завывание, а также можно было заметить мерцание красных и синих маячков патрульных машин.
– Вроде ушли… – пробормотал Юрий, когда они отдалились от опасного места на три квартала, и теперь можно было немного подумать, что делать дальше.
Анне успели скормить остатки снотворного, и она теперь спала.
– Гав-гав-гав! – раздался отчетливо слышный в тишине собачий лай.
И не просто собачий лай, а азартный. И подтверждая самые плохие предположения, этот лай быстро приближался, становясь все громче.
– Только не это! – воскликнул Юрий, остро осознавая, что далеко на своих двоих они не убегут, тем более от собачьей погони, тут нужен хоть какой-нибудь транспорт.
Медведев быстро осмотрелся по сторонам и кинулся к первой же попавшейся отечественной машине, оказавшейся старенькими «жигулями». Выбил боковое стекло локтем, открыл дверь и плюхнулся на сиденье. Оторвал кожух и отломал замок зажигания, пытаясь завести движок, соединяя провода. Зажглись фары, заработали дворники и наконец крутанулся стартер.
– Ну же, ну!
Медведев пытался завести машину снова и снова, но вот наконец двигатель взревел.
– Садимся!
Семья споро залезла в салон, и Юрий тут же рванул с места навстречу загонщикам, что уже появились в прямой видимости.
Полицейские прыгнули в стороны, при этом один из них что-то кричал в рацию.
На параллельных улицах тут же замерцали маяки и завыли сирены – полицейские машины рванули в погоню.
Медведев ожесточенно крутил баранкой, пытаясь оторваться и сбросить хвост, не всегда ему удавалось протиснуться в оставленных узких ходах, из-за чего помял кучу машин, как результат за ним поднялся вой сигнализаций. Но подспудно он уже понимал, что избавиться от преследователей шансов крайне мало, а уж если начнут стрелять по колесам и попадут, то и вовсе…
Даже теоретические шансы, не говоря уже о практических, упали до нуля, когда через двадцать минут петляния по дворам с неба в него уперся луч вертолетного прожектора.
– Вот и все, финита ля комедия… – тяжело выдохнул Юрий еще через десять минут езды и остановился.
Квартал, в который он заехал, полицейские с помощью небесных наблюдателей взяли в плотное кольцо, его грамотно загнали и окружили. Казалось, сюда съехались патрульные экипажи со всего города, столько было машин.
– Выходите с поднятыми руками! – в мегафон злобным голосом потребовал один из полицейских.
Юрий так и сделал: заглушил мотор и вышел с поднятыми руками. К нему тут же подскочила группа захвата и сбила с ног…
                                                                                                                                                          * * *
Юрия бросили в одиночную камеру, и в этот момент из него словно вынули стержень. Оно и понятно, ведь, несмотря на все его усилия, он оказался в руках жаждущего мести врага, и только богу ведомо, что тот придумает, дабы как-то компенсировать свои страдания. А то, что это будут пытки физические и моральные, в этом Медведев не сомневался, и еще непонятно, что будет болезненнее. Но личные пытки это ладно, стократ хуже то, что его будут пытать через истязание родных.
«Самоубиться?» – подумал он и осмотрелся в поиске возможности.
В принципе, покончить с собой ничего не мешало, даже отсутствие шнурков и ремня. Ну вот скажите, что мешает быстро разорвать свою одежду и сплести веревку, тем более что руки свободны от оков? Или разбить голову? Или откусить язык и истечь кровью? А можно прыгнуть и приземлиться на голову… Способов масса.
Но немного подумав, Юрий пришел к выводу, что самоубийство это все же не самый лучший выход. То, что он покинет сей бренный мир, не избавит его родных от мучений. Хуже того, они станут еще более тягостными.
А так надежда умирает последней, и авось враг, уверенный в своей безупречности, допустит какую-нибудь оплошность, которой можно будет воспользоваться? Ведь пусть Андрей будет хоть трижды гением, но и на старуху бывает проруха… ведь такое уже случалось.
Где-то в районе полдня загремел замок, и со скрипом отворилась дверь. В камеру вошел сияющий от торжества Андрей.
– Ну здравствуй! Заставил же ты меня за собой побегать, а особенно потратиться. Знал бы ты, сколько я на тебя денег извел! Целое состояние! Но, как говорится, сколько веревочке ни виться…
Юрий молчал и даже не посмотрел на вошедшего, впрочем, того это ничуть не огорчило.
– Ты даже не представляешь, что я с тобой и твоей семьей сделаю! – продолжал торжествовать Андрей. – О! Меня просто переполняет от идей, и я использую их все, только бы не забыть ни одной! Ха-ха-ха!!!
Медведева все же слегка передернуло от этого сумасшедшего смеха. А то, что Андрей двинулся по фазе, это не подлежит сомнению.
– Порву!
Юрий с рычанием, вложив в рывок всю свою силу и ненависть, даже кажется частичная трансформация тела началась, стремительно бросился на врага, но уже в метре от Андрея у него возникло ощущение, что он оказался в толще воды. Движения замедлились, и требовалось приложить значительное усилие, чтобы сделать еще один шаг.
– Как же ты предсказуем, – поморщился Андрей и схватил Юрия правой рукой за шею.
В этот момент Медведев почувствовал, как из него словно истекает жизненная сила, в глазах помутилось, перехватило дыхание, сердце пропустило удар, ноги стали подкашиваться… Впрочем, так оно и было. Андрей выкачивал энергию из своего пленника, оставив ровно столько, чтобы Юрий только-только находился в сознании, став полностью безопасным.
– Получай!
Андрей начал остервенело месить ногами беспомощного пленника. Удары сыпались один за другим, и Юрий, находящийся в полуобморочном состоянии, далеко не всегда мог закрыться, так что ему сильно досталось.
– О да!!! – блаженно воскликнул истязатель и с утроенной энергией продолжил избиение лежащего на полу Медведева.
Но вот он выдохся и присел на корточки рядом с Юрием, лицо которого было разбито в кровь, выбито несколько зубов, сломан нос, порваны брови, губа и ухо… разве что глаза не пострадали, но оно и понятно, жертва должна прекрасно видеть мучения своих родных. Стоит ли говорить об отбитых внутренностях?
– Это только начало, даже не цветочки, – сказал он с кривой улыбкой, после чего, обернувшись, приказал своим людям: – Тащите его в машину.
В камеру вошли два человека в черной форме охранников, подхватили Юрия и поволокли по коридору в сторону выхода.
Позади вели его семью.
– Мой господин! Вы пришли за мной! – раздался радостный возглас сестры.
– Конечно, моя принцесса! Как я мог оставить тебя в руках этих ничтожеств!
Медведев только скрипнул зубами и сплюнул сгустком крови.
Юрия с семьей, кроме Анны, которую Андрей забрал с собой, загрузили в небольшой фургон, бросив прямо на голый пол.
– Юрий! – со слезами кинулась к нему Кардалла. – Как ты?
– Папа! – с тревогой вскричали дети.
– Сынок… – всхлипнула его мать.
– Простите меня… – выдохнул Медведев. – Я не смог…
Ему что-то говорили, но Юрия окончательно оставили силы, и он погрузился в пограничное состояние между явью и сном, то и дело проваливаясь в беспамятство.
                                                                                                                                                   * * *
Андрей чувствовал необычайный прилив сил, какого он давно не испытывал. И дело было даже не в том, что он только что откачал из Юрия Медведева большую часть жизненной энергии. Нет, дело заключалось в том, что после жестокого избиения Медведева, предвкушая те мучения, что он им обеспечит, у него произошла активация пресловутого «ключа», и словно приоткрылась дверца, ведущая к большей силе. По сути, он уже перешел на новый уровень, словно вырвался из стягивающей его по рукам и ногам паутины. Осталось только пытками открыть эту дверь настежь. Но эта необходимость полностью отвечает присказке о совмещении полезного с приятным.
Он аж зажмурился от получаемого удовольствия и от предвкушения еще большего блаженства. Перед его мысленным взором сменялись картинки того, как он будет измываться над самим Медведевым и членами его семьи. Сестра, жена, дети, мать, всех он заставит страдать…
– Что за черт?! – выпал из мечтательности Андрей.
И было отчего. Несшийся по встречной полосе КамАЗ вдруг вильнул и протаранил головную машину с охраной. От «мерседеса» в один момент осталась лишь куча покореженного металла, нафаршированного истекающим кровью человеческим мясом.
Водитель машины, в которой ехал сам Андрей, сумел избежать столкновения с грузовиком, но на этом собственно всё. Впереди и по бокам образовался мощный затор из с визгом тормозящих автомашин. Не обошлось без новых столкновений, что только усилило пробку.
– Давай назад!
Водитель попытался выполнить приказ и, со скрежетом обдирая бока, протиснуться между вставшими позади машинами, но тут появился еще один грузовик, что на полном ходу протаранил замыкающую машину с охраной. Правда, из нее все же успело выскочить три из пяти охранников.
– Выруливай!!! Выбирайся отсюда!
Водитель честно пытался вырваться из затора, таранил машины, пробивая путь на обочину, но чтобы окончательно вырваться из образовавшейся западни, требовалось время, а его-то как раз и не было. Тот, кто устроил весь этот кошмар на дороге, хорошо подготовился и не терял ни одной минуты. Из микроавтобуса посыпались вооруженные люди и начали стрелять.
Трое охранников уцелевших при столкновении машины были в один момент нашпигованы пулями, так что они даже не успели ничего предпринять и хоть раз выстрелить в ответ.
Начали палить по машине Андрея, но броня пока держала. К тому же бойцы стреляли больше по водителю и охраннику на переднем сиденье и делали это так, чтобы когда бронестекло наконец сдастся, не задеть заложницу.
– Проклятье! – взвыл Андрей, понимая, что кто-то только что отбил у него его законную добычу.
«Но кто?! – подумал он. – Впрочем, об этом я подумаю потом, а когда пойму – жестоко отомщу, а сейчас надо вырваться из западни!»
За пару мгновений до того как помутившееся от попаданий стекло наконец начало пропускать злые пули, Андрей положил руки на плечи водителя и охранника и рывком впитал их жизненную силу.
– Мой господин…
– Ах да…
Андрей почти забыл о своей пленнице-рабыне и хотел уже опустошить и ее, но боковое стекло со стороны водителя обвалилось, и в проем стало видно, что один из бойцов уже примеривается запустить очередь внутрь джипа по главной цели. Так что Андрей не стал терять лишнего мгновения и, открыв дверь, рыбкой выскочил из «мерседеса».
По нему активно стреляли и даже несколько раз попали. Шесть пуль принял на себя усиленный бронежилет и еще две пули пробили насквозь обе ноги, но в данный момент для Андрея это был сущий пустяк, имея столько силы, ему не составило труда в одно мгновение остановить кровотечение и заглушить болезненные ощущения.
Выхватив пару пистолетов, он не целясь бил по противникам, заставляя нападавших пригибаться, прячась за машинами.
Помешать уйти могли засевшие за черным «лексусом» два бойца, но их ждал неприятный сюрприз. Андрей, подскочив к стоявшей перед «лексусом» красной «оке», схватил ее за колеса и, вложив силу, швырнул вверх.
«Ока», крутанувшись несколько раз в воздухе, рухнула на крышу «лексуса» и свалилась на землю с противоположной стороны, заставляя засевших бойцов броситься прочь.
Путь стал свободен, и Андрей пошел на прорыв, стремительно смещаясь из стороны в сторону, уходя перекатами, используя вставшие в пробке машины в качестве укрытий и одновременно отстреливаясь с двух рук.
                                                                                                                                                         * * *
Выйдя из сомнамбулического состояния, Юрий обнаружил себя заботливо укрытым шерстяным клетчатым пледом и полулежащим в разложенном кресле самолета, при этом самолет этот летел, о чем свидетельствовал гул двигателей.
Раны, нанесенные Андреем, поджили, видимо, применили целительский амулет. Хотя зубы он, конечно, отрастить не мог, но это ерунда.
Стоило ему только стянуть с себя одеяло и положить его на соседнее сиденье, как рядом появилась жена и протянула пластиковую бутылочку с минералкой.
– Как ты себя чувствуешь?
– Нормально… слабость только во всем теле, но это тоже нормально…
Кардалла только кивнула.
– Где мы и что происходит?
– Нас кто-то спас, устроив на дороге перестрелку, и сейчас мы летим к спасителю.
– Но кто нас спас, они не сказали?..
– Нет, но кто бы это ни был, все лучше, чем оставаться у этого…
Кардаллу аж передернуло, и Медведев согласно кивнул.
– Это да… Где дети?
– Спят. Как и твоя мама с сестрой. Очень уж перенервничали. Анну, правда, напичкали чем-то успокоительным, а то…
– Понятно…
Полет длился не долго, часа полтора, после чего они пересели на вертолет, и тот крутил лопастями еще примерно час. Но и это оказалось не концом пути. Из вертолета пересели в микроавтобус и тот катил по дорогам еще часа два. В конце концов, на рассвете семья Медведевых оказалась на каком-то окруженном лесом хуторе, иначе и не скажешь.
Все это время их сопровождала охрана из полудюжины человек. Юрий попытался с ними пообщаться, но те молчали, лишь командир выдал одну фразу:
– Все узнаете в свое время. Мы вас просто сопровождаем.
– Ясно.
И вот прибыв на хутор, Юрий снова спросил:
– И что дальше?
– Располагайтесь, чувствуйте себя как дома. Завтра, точнее уже сегодня вечером, появится тот, кто все вам объяснит.
Юрий только кивнул.
Собственно, выбора не было, и Медведевы стали ждать своего благодетеля. Ну и думать. А подумать было над чем. По всему выходило, это неизвестный благодетель если не знает всего, то догадывается о многом, иначе бы не вмешался, а раз так, то у него есть свои интересы относительно аномалии-портала. Хорошо это или плохо?
«Тут главное не стать разменной монетой, – подумал Юрий. – А то еще расплатятся нами с Андреем за возможность использовать портал…»
Благодетель прибыл часам к семи, и Юрий очень удивился, увидев его. Он ожидал какого-нибудь генерала, на крайняк бизнесмена или авторитета, а из машины вышел пожилой священник.
– Меня зовут отец Илларион.
– Здравствуйте…
– Поскольку в некотором роде я являюсь причиной всех ваших несчастий, то мне их и исправлять.
– В смысле? – удивился Юрий.
– Это я изгнал беса из раба божьего Андрея… Сильного беса.
– Понятно.
– Потом, понятное дело, заинтересовался, где, когда и как он мог его подцепить, чтобы ликвидировать угрозу дальнейшего появления одержимых. Узнал много интересного о его пропаже, об интересе его отца к определенному району за городом, о твоей пропаже, а потом о вашем возвращении и начале вашего противостояния. Пришлось вмешаться.
– Ваши возможности впечатляют… даже как-то неожиданно.
– Да, возможности Церкви гораздо более значительны, чем об этом все думают. Но меньше, чем хотелось бы…
– Что вы хотите от меня?
– Да не так, чтобы и много – информации. Для начала я хочу получить подтверждение или опровержение своим догадкам относительно того, где и как Андрей подцепил себе беса, а уже потом будем посмотреть. Рассказывай.
Ну Юрий и рассказал. Собственно, смысл ему что-то утаивать? Захочет получить полную информацию – получит, ведь они полностью в руках этого отца Иллариона. И если судить по его жесткому лицу (изгнание демонов, видимо, не располагает к добродушию), то этот экзорцист не станет с ними миндальничать, вколет сыворотку правды и все дела… как собственно не станет разводить политесы с врагами, что и показал довольно жесткий отбой семьи из рук Андрея. Такой союзник не помешает.
«Хотя и ухо с ним нужно держать востро, – подумал Медведев. – В конце концов, что ему мешает объединиться с Андреем? По большому счету ничего, ради такого куша, что могут обеспечить возможности из сопредельного мира, можно и с дьяволом сделку заключить».
– Что ж, что-то подобное я и предполагал, – кивнув своим мыслям, задумчиво сказал отец Илларион, когда Юрий закончил подробное повествование.
– Что теперь будет с нами, когда вы все узнали? – с внутренним напряжением спросил Медведев, когда пауза затянулась.
Сидевший напротив священник явно просчитывал варианты, а также плюсы и минусы того или иного решения. И Юрию было очень неприятно чувствовать себя игральной фишкой, которой можно сделать ставку в игре.
– Хм-м… что касается вас… Как я понимаю, ты вернулся на Землю исключительно для того, чтобы забрать мать и сестру?
– Да.
– Что ж, в принципе, я могу тебе в этом подсобить. Ты ведь понимаешь, что после всего произошедшего пробиться к аномалии у тебя в одиночку не получится?
– Понимаю. Андрей так или иначе создаст вокруг аномалии эшелонированную оборону, и пробиться к цели будет сложно. Разве что провести войсковую операцию с привлечением тяжелой техники…
– Вот и я про что. Но для проведения войсковой операции нет возможностей, как у тебя, так даже и у меня. Придется задействовать ресурсы на порядок большие, чем я располагаю сейчас.
Юрий только мысленно усмехнулся. Началась торговля. Но это нормально.
– Потому нам нужны союзники, которые могут эту силу предоставить, – продолжил отец Илларион. – И этим потенциальным союзникам нужно что-то предложить. Желательно кинуть какой-то вкусный задаток.
– Есть несколько целебных амулетов…
– Сколько?
– Помимо того, что есть с нами, еще двадцать штук осталось. Я их спрятал в тайнике.
– Отлично! Это очень ценно!
– Только их стоит активировать, чем быстрее, тем лучше. Такие амулеты и в том мире долго не живут, а на Земле из-за другой энергетики они «протухают» и того быстрее.
– Это понятно, – кивнул отец Илларион. – И медлить мы не станем.
«Похоже, он уже знает, кого привлечь на свою сторону, – подумал Юрий. – Но оно и понятно. Абсолютно здоровых людей не бывает, все так или иначе маются какими-то недугами, и за возможность избавления от оных многие пойдут на любое преступление».
Медведев был прав, отец Илларион действительно знал сразу несколько человек с нужными возможностями, коим требовалось серьезное лечение. Церковь действительно сильно недооценивают в ее возможностях, а разведка у нее тем не менее зря хлеб не ест и собирает информацию обо всем и обо всех.
«Главное, не исцелять их полностью, – размышлял он тем временем, – а пообещать исцеление только после оказания услуги, чтобы не сорвались с крючка».
– Можно один вопрос? – чуть помявшись, спросил Юрий.
– Спрашивай.
– Почему вы решили не договариваться с Андреем – хозяином портала. Наверное, это было бы гораздо проще…
– Как говорится, иная простота хуже воровства. Так и тут, дело как раз в том, что Андрей – хозяин, а значит, я буду выступать в роли просителя, и он даст ровно столько, сколько посчитает нужным, а платить придется не знаю сколько, но точно не мало, и чем дальше, тем больше. Скорее всего, когда он войдет в силу, то просто избавится от меня. Я уже молчу про его желание стать богом.
Юрий понятливо кивнул. Андрей сразу сказал, что одного мира ему для этого будет мало, а значит, под нож пойдет и население Земли. Кому такое понравится?
– А как собираетесь обеспечить мое сотрудничество, если я вернусь туда? Что мне помешает по возвращении заблокировать портал и отсечь Андрея от того мира?
– Боишься, что заложников у себя оставлю? – усмехнулся отец Илларион. – Не боись, так низко падать я не стану. А что до уверенности твоего сотрудничества со мной, то… тут все просто, ты, в отличие от Андрея, не моральный урод и вряд ли сможешь спокойно жить, отгородившись от Земли, зная, что эта тварь в человеческом обличье будет здесь творить. А то, что он начнет тут вытворять кошмарные вещи, ты, думаю, и сам прекрасно понимаешь. Всегда найдутся другие ублюдки, что ради сохранения жизни и получения власти будут служить ему. На земле воцарится ад в чистом виде. И боюсь, что без тебя и возможностей того мира мы не сможем его остановить, и это станет нашей с тобой основной задачей – приоритетной миссией. Согласен?
Медведев со вздохом кивнул.
– Есть еще какие-то вопросы, пожелания или просьбы? – после длинной паузы спросил отец Илларион.
– С сестрой надо что-то делать. Хотя бы ошейник этот снять, а он завязан вот на эти часики, – показал Юрий электронный браслет, который Андрей почему-то не снял. – Может, компьютер трофейный в этом поможет?
– Сделаем. Есть у меня один умелец как раз по этим хитрым компьютерным делам… А вот что до ее закладки в голове, то тут сложнее.
– Это я понимаю. Если вернемся туда, то там есть специалисты, что вправят ей мозги.
– Тогда до встречи…
Глава 9
После произошедшего нападения и похищения неизвестными его пленников Андрей засел на конспиративной квартире (а то еще вдруг пролетающий мимо самолет на загородный дом нечаянно уронит бомбу-пятисотку), ему требовалось в тишине как следует обдумать произошедшее.
«Ну и что это собственно было?! – вне себя от ярости думал он. – Кто посмел на меня наехать?! Кто?!! Я же его живьем сожру!»
Собственно, если подумать, то вот так нагло напасть мог кто угодно, начиная от какой-нибудь ОПГ и заканчивая спецслужбами. Андрей понимал, что, увлекшись и отдавшись воле чувств, слишком уж он нашумел с поисками, а потом захватом Юрия Медведева с семьей, и на такую суету не могли не обратить внимания и поинтересоваться причинами. Вот кто-то имеющий силы и ресурсы решил поинтересоваться, а из-за чего такой кипеж поднялся? Авось с этого получится что-то поиметь?
«И они очень удивятся, когда узнают, в чем дело», – подумал Андрей.
То, что Медведева расколют, и он выложит своим спасителям все, как о нем самом, так и о сопредельном мире, Андрей не сомневался ни минуты и с прискорбием осознавал, что ему на данный момент нечего противопоставить врагам, как говорится, один в поле не воин. Для борьбы требовались союзники, вот только где их взять? К тому же просителем, а следовательно, идти в подчиненное положение даже на время не хотелось. Но противник все никак не обозначал себя. День проходил за днем, а никаких подкатов к нему со стороны похитителей Медведева все не было. Ни обманчиво мягких предложений совместного использования аномалии, ни жестких рейдерских захватов с целью отобрать право собственности на землю. Ничего. И это заставляло недоумевать.
А стоило бы только врагу раскрыться, как это дало бы возможность нанести по нему удар, ведь у всех есть конкуренты, даже у спецслужб. Собственно, даже в рамках одной спецслужбы, той же ФСБ, некоторые отделы иногда жестко конкурируют между собой. Ведь во главе того или иного отдела стоят живые люди, и они из тщеславия или желая подняться повыше по карьерной лестнице, заполучив еще одну звездочку на погоны, из личной финансовой выгоды, с помощью ресурсов подконтрольного отдела получая дополнительную денежку в карман, или же из личной неприязни к конкуренту топят друг друга, перехватывая перспективные дела или организовывая многоходовые подставы, дискредитируя недруга перед руководством.
«Так что найти конкурента и натравить его на того, кто так бесцеремонно влез в мои дела, не составит большой проблемы», – подумал Андрей.
Но нет, прошло уже довольно много времени, а враг все никак не проявлял себя.
«Может, им просто не поверили? – предположил Андрей. – Да даже если не поверили, то проверить все равно обязаны были. Для начала могли взять тест на ДНК жены Юрия, и это стало бы железобетонным доказательством ее внеземного происхождения. Но все равно никакого интереса ни к нему, ни к людям, работающим на территории, не чувствуется…»
Вот это безразличие со стороны врага было уже действительно странно и опасно. Скрытый враг всегда внезапен.
– Значит, поверили, проверили и, узнав о моих возможностях, готовят по-настоящему мощный удар без лишних маневров и заходов… Будут бить наверняка. Значит, и мне нужно заполучить в свои руки силу, что будет способна как минимум отразить эту атаку, а как максимум… А в максимуме работать на увеличение моих личных сил. Вот только кто это может быть?
Впрочем, долго на эту тему Андрею думать не пришлось. Ни спецслужбы, ни ОПГ на эту роль не годились совершенно, тем более что неизвестно, кто из них стоит за нападением. Единственно, кто мог ему обеспечить рост личного могущества, являлись тоталитарные религиозные секты.
Конечно, может и так быть, что за похищением пленников как раз могла стоять одна из таких сект. Эти деятели особенно пристально присматриваются ко всему необычному, чтобы использовать в своих махинациях как дополнительный козырь, и пытаются влезть всюду, куда только можно и нельзя, но Андрей считал, что это крайне маловероятно, потому как совершенно не их стиль работы.
Конечно, глупо полагать, что сколько-нибудь крупные секты не находятся под наблюдением спецслужб, скорее всего там полно «кротов», а потому вступать в одну из отечественных сект и даже отделение какой-нибудь американской, о чем сразу же станет известно организаторам нападения (если, конечно, это действительно сделали спецслужбы) он не собирался.
Лучше и эффективнее внедряться сразу в головной офис секты, так путь к руководящим постам, а значит ресурсам, гораздо короче.
– Вопрос только в том, какую именно секту выбрать в качестве прикрытия? – пробормотал Андрей, вспоминая сектантские организации. – А если еще точнее, то на что опираться при подъеме к руководящим постам, на деньги или же на свои способности?
Денег было не так, чтобы много, дабы подняться сколько-нибудь высоко только за счет «пожертвований», впрочем, имея его способности, вопрос с деньгами был легко решаем. С другой стороны, можно было сразу сделать ставку на способности и стать этаким мессией.
«Нет, так широко со способностями тем более на начальном этапе светиться не стоит, – принял решение Андрей. – Знать о способностях должен ограниченный круг людей, причем зависимых от меня людей, что уже будут своими возможностями оберегать меня от интереса того же ФБР или даже ЦРУ и сделают все, чтобы они меня не только не трогали, но даже помогали. В конце концов, во главе американских спецслужб сидят такие же люди, а они, как известно, слабы, надо только знать эти слабости и бить по ним».
                                                                                                                                                     * * *
За месяц Андрей распродал остатки отцовского бизнеса, что называется, по бросовым ценам. Только лишь бы хватило на вступительный взнос в секту, отличавшуюся от всех прочих тем, что чем больший ранг в сектантской иерархии хочешь получить, тем больше надо заплатить. Оставил только пару небольших предприятий, чтобы с их дохода оплачивать услуги «головастиков» и охрану.
Самим «головастикам» поставил задачу хотя бы теоретически разработать методику расширения канала и удержание его на сколько-нибудь продолжительный срок. Авось чего придумают. Это на тот случай, если ему самому своими способностями не удастся взять аномалию под контроль.
Параллельно с распродажей бизнеса Андрей изучал всю доступную информацию по выбранной для внедрения секте и просто поражался тому, в какое жуткое чудовище, раскинувшее свои щупальца по всему миру, превратилась шутка одного не слишком-то успешного писателя Хипперда.
Это же надо было нагородить такой возведенной в абсолют бредовой и абсурдной ереси, которую трезвомыслящему человеку читать без смеха невозможно, да так, что некоторое количество людей в это истово поверило! И не просто поверило, а регулярно и абсолютно добровольно отстегивает от своего дохода десятину!
– Вот уж правду говорят, что чем больше ложь, тем в нее охотнее верят…
В настоящий момент количество адептов каинтологической церкви по всему миру насчитывало уже более пятидесяти миллионов человек. Также эта секта отличалась тем, что в ней состояло очень много голливудских звезд первой величины, к примеру, Том Бруз, известный по фильму «Операция невыполнима», или Джон Праволта с его «Банальным чтивом». Кроме того, эта секта была довольно популярна среди политиков, в ней состояло несколько сенаторов, что делало эту организацию не только безмерно богатой, но и политически весомой, что также сыграло в пользу выбора именно этой секты.
Скрываясь от наблюдателей, Андрей выехал сначала на Украину и уже оттуда улетел в США.
Андрей уверенно открыл дверь главного офиса каинтологов и вошел внутрь этого огромного здания почти в центре города.
– Добрый день, сэр, – произнесла женщина среднего возраста, но какая-то обезличенная, с приклеенной к ее лицу радушной, но фальшивой улыбкой. – Чем могу служить?
«Служить ты мне определенно будешь, – подумал Александр, так же улыбаясь в ответ. – Вы все мне будете усердно служить».
– Я хочу официально стать прихожанином каинтологической церкви, дабы напрямую познать истину…
– О, тогда вы пришли по адресу, сэр! Позвольте узнать ваше имя, и я отведу вас к куратору, что проведет ваше посвящение, и вы начнете познание сути каинтологического учения!
– Андрей Рушников.
Потенциального адепта зарегистрировали, и женщина провела его в небольшую комнатку на втором этаже, в которой его ожидал молодой мужчина с таким же обезличенным лицом. Технология принятия новых членов в свои ряды в секте был отработана до автоматизма. Конвейер.
Комнатка, выполненная в светлых тонах, была почти пустой, если не считать всего пары кресел, близко стоящих друг напротив друга, и маленького журнального столика чуть в стороне. Имелся небольшой бар с чайником и кофейником, а также несколькими графинами различных соков и бутылочек с минеральной водой, с газом и без.
– Мы рады приветствовать вас, Андрей, в нашей Церкви. Меня зовут Джошуа и на первое время я стану вашим куратором и проводником. Я буду пояснять непонятные вам моменты нашего учения. Проходите, присаживайтесь…
Андрей сел в предложенное глубокое и очень удобное кресло, обнаружив на противоположной стене уже опостылевший каинтологический знак в виде золотистого треугольника с глазом, от которого исходили лучи. И ни часов, ни картин, даже горшка с каким-нибудь растением на подоконнике не было, собственно даже окно закрыто жалюзи. В общем, ничто не должно отвлекать адепта от предстоящей беседы. Ведь даже пресловутый бар находился позади клиента.
– Чего желаете? Чай, кофе или, может, сок? – спросил Джошуа, подойдя к бару. – Рекомендую гранатовый сок.
– Буду вам признателен…
Джошуа с все той же приклеенной приветливой улыбкой налил в высокий стакан сока и подал его клиенту. Налил и себе.
– Благодарю.
Андрей отпил гранатового сока и в тот же момент понял, что сок заряжен каким-то слабым психотропным веществом. Впрочем, к подобным фокусам он был полностью готов и нивелировал действие наркотика.
– Не за что, – еще шире улыбнулся куратор и сел в кресло напротив, поставив свой стакан на журнальный столик. – Не могли бы вы сказать, Андрей, что привело вас к нам?
Андрей изобразил слегка поплывшего, словившего приход. Ведь мало того, что на него должен был действовать наркотик, так еще и глаз, заключенный в треугольник, что висит на стене, стал почти незаметно мерцать частыми вспышками, воздействуя на мозг, приводя человека в состояние измененного сознания. Простой человек бы ничего не заметил, но не он.
«Мало того что наркоты подмешали, так еще и гипнозом балуетесь, – мысленно усмехнулся он. – Но со мной и этот номер не пройдет. Я сам кого хочешь загипнотизирую».
– Не знаю… Просто мне показалось, что в этом что-то есть… правильное. Особенно если сравнивать с постулатами других религиозных течений.
– А что вам конкретно не понравилось в христианстве? Ведь вы же крещеный?
– Да… крещен в православие… но тогда это больше было модой… только что рухнул коммунистический строй, и все кинулись из одной крайности в другую… А что не понравилось… то много чего. Взять хотя бы момент сотворения людей… точнее их дальнейшее размножение, ведь были созданы Адам и Ева. Еще понятно, как произошло второе поколение людей, они дети Адама и Евы… А как же возникло третье поколение? Мама с сыночком, а папа с дочкой? Ну разве не мерзость? И эту гадость допустил бог? И таких моментов предостаточно…
– Понятно. Но да оставим в покое это лживое и гнусное религиозное течение в покое, оно нам не интересно, ибо зачем изучать ложное, когда есть истинное?!
Андрей чуть заторможенно кивнул с радостной улыбкой на лице, а куратор продолжал мягким голосом:
– Я хотел бы, дабы установить более доверительное отношение между нами, узнать о вас побольше. Расскажите немного о себе.
«Знаю я это “немного”, – вновь мысленно усмехнулся Андрей. – Зря, что ли, наркоты сыпанули и гипнозом облучаете. Вам нужно всё. Впрочем, вы получите все, что желаете».
И Андрей стал рассказывать с основ, где и когда родился, где учился.
Куратор подобрался, поняв, что ему попался весьма перспективный клиент, и его следовало раскрутить по полной, и Андрей этому только потворствовал, начиная добавлять в правдивую информацию ложь, чтобы им заинтересовались еще сильнее и создали условия наибольшего благоприятствования. А что может быть интереснее для сектанов, чем иметь своего высокопоставленного члена где-нибудь во власти? Вот Андрей и рассказал им о своей цели пойти в политику. Пойти, так сказать, по стопам одного украинского премьер-министра Кценюка, по кличке Кролик.
– Это все прекрасно, но для установления доверительных отношений, нужна более личная информация… возможно, не всегда приятная. Докажите нам, что вы готовы быть одним из нас… – вкрадчивым, прямо-таки располагающим к себе голосом произнес Джошуа.
«О, началось собственно то, ради чего мне наркоту скормили и гипнотизируют, – мысленно усмехнулся Андрей, продолжая строить из себя полностью утратившего над собой контроль человека. – Оно и понятно, даже самые фанатичные приверженцы секты, у которых напрочь отказал инстинкт самосохранения, все же могут утаить самое грязное бельишко от своих кураторов-пастухов, а им нужно все, самое грязное и вонючее, люди должны принадлежать секте со всеми потрохами. Впрочем, есть и еще одна насквозь утилитарная причина, для чего им нужно знать всю подноготную на адепта… Ну так слушайте!»
– Э-э… мне нравится причинять людям боль…
– Продолжайте.
– Особенно девушкам в момент соития…
– Как вы им причиняли боль?
– По-разному… бил плетьми, палками, резал их ножами, пронзал спицами, подвешивал на крюки и снимал с них кожу…
– Что с ними после такого случалось? – даже не изменившись в лице от таких подробностей, поинтересовался Джошуа, впрочем, ему не раз доводилось слушать что-то похожее.
– Они умирали…
– И многих вы так замучили?
– Много… пару десятков…
– И вас ни разу не заподозрили? Не вышли на ваш след?
– Нет… я был очень осторожен… кроме того, охотился на девушек, приехавших в наш город издалека… К тому же я сам менял населенные пункты по всей России…
– Понятно. Вы помните их имена?
– Да…
– Назовите три-четыре имени.
– Ольга Прутова, Лена Романова, Дина Завьялова, Дарья Васнецова… – назвал Андрей имена реально пропавших в городе девушек, так что когда информацию станут проверять, все подтвердится.
– Что вы делали с телами?
– Расчленял и, как правило, топил в реке… иногда сжигал или просто раскидывал части тел в лесу…
«Как говорится, концы в воду», – мысленно хмыкнул Андрей.
– Неужели о вашей страсти так никто и не прознал?
– Прознал… ведь все тайное рано или поздно становится явным…
– И кто же это был?
– Мой отец…
– Как он отнесся к вашему времяпрепровождению?
– Отрицательно…
– И что же он сделал?
– Запер меня в комнате и пичкал лекарствами, для моего лечения наняв психиатра… – ответил Андрей, тем самым легендируя многолетнее отсутствие на публике, тем более что в эту канву отлично вписывалось реальное лечение реальным психиатром, и таким образом часть правды отлично покрывала ложь.
– А вы сами считаете свою страсть болезнью?
– Нет! Я охотник! А они моя дичь!
– То, что отец больше не держит вас взаперти и не пичкает лекарствами… – произнес Джошуа, предлагая тем самым допрашиваемому самому продолжить мысль, и Андрей его не подвел, сказав:
– Я притворился, что вылечился, и вел себя так, как они хотели, и когда меня выпустили, убил доктора, а затем отца.
– Вы по-прежнему хотите охотиться?
– Да…
«Не переборщить бы. Интересно, сколько ФБРовцы слупят с ЦРУшников за такого перспективного агента, сидящего на таком огромном крючке, с которого по определению не соскочить?» – про себя посмеялся Андрей.
Он прекрасно знал, что каинтологов курирует именно ФБР. А началось это сотрудничество с того, что каинтологи не хотели платить налоги, позиционируя себя религиозным обществом, а они, как известно, налогов не платят. Но и государство как-то не хотело просто так отказываться от миллиардов налоговых отчислений с тех пожертвований, что несли в кубышку адепты. Ведь деньги текут со всего мира с десятков миллионов последователей. В итоге пришли к компромиссу, что каинтологи налоги платить не будут, но взамен станут предоставлять ФБР всю информацию о своих адептах. Потому каинтологи так тщательно копаются в прошлом своих последователей, собирая на них убойный компромат. А заодно обо всех, кого эти адепты хорошо знают.
Время первой беседы и съема компромата подошло к концу, действие наркотика должно было заканчиваться, перестал гипнотически мерцать символ каинтологов на стене, и, заметив это, Андрей стал вести себя так, словно очнулся.
Джошуа стал болтать о том, о чем собственно и должны были разговаривать все это время, и так до тех пор, пока состояние клиента не должно было окончательно нормализоваться. В общем, сектанты работали весьма тонко и профессионально. Впрочем, удивляться тут особо нечему, ведь секте уже много десятков лет и вся методика давно отработана и доведена до совершенства.
В конце Андрея «обрадовали» сообщением, что он стал посвященным первой ступени на лестнице просветления духа. Осталось только внести некоторое количество денег в качестве пожертвования во славу и процветание каинтологической церкви, и можно начать путь познания, для чего следует дополнительно закупиться необходимой литературой, магическими атрибутами-амулетами, магазин всего необходимого имеется на первом этаже.
«Ну вот, предварительное внедрение прошло, – подумал Андрей, переводя деньги под контролем все так же улыбающегося куратора и по его рекомендации покупая книги и прочий всяческий мусор в виде пирамидок, сфер и кругляков. – Сейчас они проверят предоставленные данные и начнут выкачивать из меня на меня же компромат дальше… Только делать это станут сектанты уровнем повыше, дабы зацепить конкретными уликами, вот эти посвященные, уже имеющие выход на реальных воротил секты, что мне и нужны. Осталось подготовиться к этой встрече, подкопив достаточно сил».
                                                                                                                                                  * * *
После прошедшего собеседования Андрею требовалось подкрепиться. Уж слишком затратным в плане расхода силы оно вышло, тут и блокирование наркотического воздействия, и противодействие гипнотическому вмешательству. Впрочем, Нью-Йорк город большой и пищи тут навалом, нужно только знать, где искать, а Андрей знал.
В этом городе имелось несколько районов, где довольно плотно обитали бомжи. В один из таких кварталов он и направился, при этом как бы случайно избавившись от наблюдения, благо что топтуны оказались не слишком профессиональными. Избавившись от лишнего мусора в виде литературы и большей части бижутерии, оставив только те значки, без которых обойтись никак нельзя, Андрей стал выискивать подходящую жертву.
Нашел пьяного бомжа, устроившегося между двумя огромными, почти доверху наполненными мусорными баками. Пока никто не видит, Андрей присел рядом с жертвой и положил руку ему на лоб. Бомж задергался, но было уже поздно.
Андрей недовольно поморщился, и дело не в запахе и грязи, для него это было уже привычно, российские бомжи пахли не лучше, а в том, что он поглотил гораздо меньше энергии, чем ожидалось. Способность впитывать жизненную энергию жертв постепенно деградировала, а все из-за того, что ее не удалось стабилизировать, а для этого требовалось помучить семью Юрия Медведева и его самого.
– Проклятье… – раздраженно сплюнул Андрей, вставая.
И хоть теперь для восполнения сил ему требовалось меньше жертв, чтобы раскачать энергетические каналы, их требовалось все равно очень много. Другое дело, что это станет слишком заметно. Ладно один-два бомжа в день подохнут, до них никому нет дела, но если начнут откидывать копыта десятками, этим непременно заинтересуются.
Андрей еще раз чертыхнулся. Теперь из-за недостатка сил о быстром перехвате власти в секте остается только мечтать. Просто не хватит сил взять всех и сразу под контроль, если во время встречи с верхушкой секты будет больше трех человек. А стоит только кого-то упустить, как тут же поднимется тревога и начнут искать покусившегося на их свободу воли наглеца. Ведь люди, которые широко пользуются различными техниками для манипулирования сознанием своей паствы, наверняка позаботились о том, чтобы к ним не применили то же оружие.
– Ладно, пойдем другим путем… более длинным, но таким же верным.
Как всякий последователь каинтологической церкви, тем более неофит, который по определению должен быть, что называется, святее папы римского, Андрей вынужден был участвовать в собраниях и массовых молебнах, во время которых руководство секты вытягивало из своей паствы дополнительные средства, помимо десятины. Впрочем, особых проблем с деньгами Андрей не испытывал, учитывая свои способности. Небольшое внушение, и вот наркодиллер отдает дневную выручку.
На первом таком мероприятии Андрей даже почувствовал себя неуютно. И дело даже не в том, что в зале распылили какую-то химию, и не в музыке, с помощью которых ведущие «шоумены» вводили сектантов в гипнотическое состояние, из-за чего люди впадали в экстаз, а именно в молитвах. Точнее, в последствиях хорового распевания молитв в виде выплеска жизненной энергии. Поскольку в зале находилось порядка двух тысяч человек, то жизненной энергии, выплеснутой ими, было довольно много.
А занервничал Андрей из-за того, что у этой энергии, возможно, имеется потребитель. А зная, как долго существует секта, то этот потребитель на данной жизненной силе должен был порядочно откормиться, да так, что Андрей в нынешнем своем состоянии по сравнению с ним просто букашка, кою прихлопнуть не составит ни малейшего труда. Так что сидел он тише воды, ниже травы.
Но проходило время, а разлитую жизненную энергию никто не потреблял, так что она вновь частично стала впитываться некоторыми сектантами с задатками энерговампиров, из-за чего их начало откровенно колбасить. Кто-то начал истерично смеяться, кто-то наоборот плакать, иные вовсе впадали в сомнамбулическое состояние и раскачивались из стороны в сторону или вперед-назад, другие начинали махать руками и всячески кривляться…
И вот доведя людей до такого невменяемого состояния, у них начинали собирать деньги, и сектанты с радостью расставались со средствами. А значит, вопреки возникшему предположению, что секта была создана для выработки жизненной энергии, получалось, что ее создали именно для получения денег и не более того, а энергия лишь побочный продукт, ну вроде попутного газа, извергаемого из недр при добыче нефти.
От осознания этого Андрей испытал громадное облегчение, и когда подошла его очередь, тоже вложил в корзинку пачку долларов.
«Молодцы, заработали», – подумал он при этом с усмешкой.
Убедившись, что никто целенаправленно выплеснутую жизненную энергию не потребляет, Андрей постарался впитать ее в себя как можно больше, но увы, ему, что называется, удалось сделать всего пару глотков, до остального было просто не дотянуться. Не сконцентрированная жизненная энергия, не впитанная людьми, быстро рассеивалась в энергосфере планеты, уходя как вода в песок.
Естественно, что у него возникла идея как-то структурировать вырабатываемую сектантами жизненную силу и стать ее потребителем. Увы, но сделать это можно было, только войдя в руководство сектой, чтобы, имея определенную власть, внести некоторые изменения в действо и даже в тексты молитв.
А учитывая особенность данной секты, а именно то обстоятельство, что все каинтологи молятся в одно и то же время по всей планете, то это открывало определенные перспективы.
«Вопрос в том, сколько энергии доберется до меня, все-таки Земля в маноэнергетическом отношении крайне скудна, чтобы создать устойчивую маноэнергомагистраль, – подумал Андрей. – Впрочем, коэффициент рассеивания удастся выяснить только опытным путем. И если результат будет хоть сколько-нибудь значительным, то можно будет воспользоваться услугами других сект вроде тех же очевидцев Юдовы и пятидесятипятников».
Впрочем, Андрей понимал, что даже если все получится, как надо, ему этой энергии все равно не хватит, это станет лишь приятным добавлением к основному блюду, так сказать. А так он изначально планировал взять под контроль ресурсы и возможности других сколько-нибудь крупных сект, вливая им всякую мелочь. Даже на сатанистов он возлагал определенные надежды… особенно на сатанистов.
«Наверное, имеет смысл поторопить принимающих решения пообщаться со мной более плотно, – подумал Андрей. – А то черт их знает, сколько они ко мне будут присматриваться? Может, год? А у меня каждый день на счету…»
И вот когда истерия после молебна стала потихоньку спадать, Андрей вскочил со своего места и, усилив силой голос, воздействуя на все еще не пришедших в себя и потому чувствительных к внушению людей, воскликнул на весь зал:
– Братья и сестры, я чувствую присутствие духа нашего учителя и пророка великого Хипперда!
С этими словами Андрей, впитывая по пути остатки эманаций жизненной энергии, двинулся по проходу к сцене, на которой застыли с растерянными лицами «шоумены». Оно и понятно, в сценарии такого финта не было, и как реагировать на такой финт, они не знали.
– Внемлите мне, братья и сестры! Великий Хипперд через меня желает одарить своей благостью одного из самых верных, ревностных и праведных адептов каинтологической церкви!
Андрей наконец вышел к цене и повернулся к людям в зале, выбирая объект приложения своих сил. Впрочем, долго выбирать не пришлось, подходящий человек нашелся практически сразу, им оказался невысокого роста пожилой мужчина и, судя по значкам на его пиджаке, он состоял в секте больше тридцати лет. При беглом осмотре более старых членов в поле зрения не было.
«То, что доктор прописал», – подумал Андрей и, указав на мужчину, воскликнул:
– Ты!
– Я?!
– Да, ты!
Андрей взял за руку мужичка и повел его за собой на сцену.
– Скажи всем, сколько ты состоишь в каинтологической церкви?
– Тридцать пять лет… и три месяца…
– Скольких ты приобщил к истинной вере за это время?
– Сто восемнадцать человек…
– Сколько денег ты пожертвовал во славу каинтологической церкви?
– Не помню… я отдаю все, что есть…
– Ты истинный праведник, а посему достоин самой высокой награды! Встань на колени, сам великий Хипперд сейчас одарит тебя!!!
Мужичок рухнул как подкошенный, и Андрей возложил на его голову ладони. Имеющейся маны могло не хватить на процедуру, а потому он прибегнул к внешним эффектам, чтобы вновь завести толпу и заставить ее снова выплеснуть в восторге жизненную энергию.
Руки Андрея засветились, и толпа в зале потрясенно ахнула. Ну а когда начался непосредственно процесс преображения – мужичок прямо на глазах начал молодеть, и это транслировалось на огромный экран, так что свидетелями процесса стали все присутствующие, в зале начался настоящий экстаз, люди начали натурально сходить с ума от увиденного, выплескивая в этот момент максимум жизненной силы, причем не просто в пространство, а вполне целенаправленно в сторону Андрея, что давало ему возможность без проблем ее поглощать, частично направляя на объект.
Мужичок помолодел лет на двадцать и теперь выглядел примерно на тридцать.
– Чудо!!!
– Благословляю и вас! – крикнул Андрей, и все излишки силы волной отправил обратно в зал, заставив испытать перевозбудившихся людей натуральный оргазм.
– А-ах!
Люди стали валиться обратно в кресла, не в силах устоять на вдруг ставших ватными ногах, или на ступени буквально вповалку, содрогаясь от накрывших их импульсов удовольствия.
А то еще немного, и все эти люди кинулись бы на сцену и просто затоптали бы Андрея с плачущим от счастья объектом, а потом и вовсе разорвали бы на клочки.
Глава 10
После того что случилось в зале, Андрея не могли игнорировать и дальше. Другое дело, что внимание вниманию рознь. Могли ведь попытаться и ликвидировать от греха подальше. Впрочем, любая попытка ликвидации в ближайшее время была обречена на провал. Андрей так напитался силой, что полностью контролировал ближнее пространство и мгновенно засек бы любое агрессивное внимание к себе, не говоря уже о действии.
Могли, конечно, пальнуть издалека… Но практически любое ранение он в данном случае мог легко пережить, и даже попадание в сердце не убило бы его. Более того, не всякое повреждение мозга стало бы для него фатальным… если уж даже обычные люди выживают, теряя чуть ли не половину мозга, и остаются дееспособными, то что уж говорить в таком случае про Андрея, чье развитие пошло по пути отказа от физического тела?!
А сейчас он чувствовал по отношению к себе только лишь благоговение, но это со стороны рядовых сектантов, чье сознание уже было переформатировано и зазомбировано. И этот «густой сладкий сироп» отнюдь не забивал остальные «привкусы». Так со стороны «шоуменов», точнее от парочки из них, достаточно трезвомыслящих и активно названивавших все это время своему руководству, шел откровенный страх. И это чувство было приятной вишенкой на торте силы.
Собственно для Андрея выплеснутая сектантами после молитв жизненная энергия была не совсем приемлема. Точнее говоря, насытиться ею можно, но только на короткий срок. Эта сила плохо в него впитывалась и усваивалась. Ее можно было сравнить с низкокалорийной пищей, коей набили брюхо и обманули организм ложной сытостью.
А вот страх… боль… это совсем другое дело. Именно эманации этих чувств давали настоящую сытость.
«Точнее, нужна смесь того и другого, – вдруг осознал Андрей. – Одна лишь энергия смерти тоже не есть гуд, она как пища, содержащая дозу трупного яда – травит. Ее нужно разбавлять энергией веры. Осталось только найти правильное соотношение того и другого…»
– С-сэр… с вами хотят поговорить… – едва сдерживая страх, сказал один из ведущих.
– Веди.
– Прошу следовать за мной, с-сэр…
Андрей улыбнулся от удовольствия и даже с шумом вдохнул воздух, словно это могло помочь более полно впитать столь приятную эманацию страха, исходящую от проводника.
Вопреки ожиданиям Андрея, его привели не в обиталище главного сектанта – Мартина Фокса, для переговоров тет-а-тет, а в небольшую комнату с большим плоским телевизором на стене. Даже кресла и то не предложили, так что Андрей вынужден был стоять, как нашкодивший школьник перед строгим учителем.
То, что с ним не стали встречаться лично, он еще мог понять, даже одобрить, в конце концов это просто проявление разумной осторожности, ведь неизвестно, на что он еще способен. Но вот то, что его вынудили стоять, это выходило за рамки приличий и требовало наказания. Списывать это на растерянность главного сектанта он не собирался, не из-за природной мстительности, а из-за того, что будущий раб видел своего господина стоящим перед ним навытяжку, как рядовой перед генералом.
«Но с наказанием я всегда успею», – мысленно прорычал Андрей, нацепив на лицо маску дружелюбного внимания.
Телевизор заработал, и на нем появилось изображение главного сектанта, мужчины неопределенного возраста. Выглядел он лет на пятьдесят, но вот сколько ему реально лет, это вопрос. Все дело в многочисленных пластических операциях, превративших лицо в восковую маску, из-за чего не понять, что именно чувствует человек.
А как же информация в сети Интернет о главе каинтологов? Ведь там есть все обо всех. Определенные данные там, конечно, имелись, но по мнению Андрея, наверняка лишь те, что хотел о себе сообщить сам Мартин Фокс, а потому на эту информацию можно было не обращать внимания – ложь от первого до последнего слова, и если вдруг появится какая-то правда, то ее тут же оперативно удаляет специальная сектантская команда хакеров, круглосуточно мониторящих сеть.
Мартин Фокс, если судить по фону за его спиной, находился не в своей резиденции, а ехал в машине, об этом говорило зашторенное заднее стекло лимузина.
«Сделал ноги, – понял Андрей. – Оперативно. Надо признать, инстинкты самосохранения у него на высоте».
– Приветствую…
– Не нужно кривляться, Андрей, – нервно дернув головой, резко ответил Мартин Фокс, за грубостью и напором пытаясь скрыть свою неуверенность и даже растерянность. – Кто ты и что тебе нужно?
– Кто я – не важно. Гораздо важнее то, кем я хочу стать. Но об этом мы поговорим чуть позже, при личной встрече, если до разговора тет-а-тет вообще дойдет дело. Что касается того, что мне нужно, то тут все просто, мне нужно то, что есть у вас: многомиллионная фанатично преданная паства, обширные финансовые ресурсы и связи. Я же могу сделать то, что нужно вам. А посему предлагаю взаимовыгодное сотрудничество.
Мартин Фокс на этих словах набычился. Не понять, что он хочет молодости и мужской силы, чтобы не только любоваться набранным гаремом из дюжины красивейших сектанток различных рас и народов, но и… мог только слепой. Но он все же являлся умным человеком и понимал, что помимо заявленных и столь ярко продемонстрированных возможностей у собеседника могут быть еще какие-то таланты, не столь зрелищные, но гораздо более значимые, и это его пугало до дрожжи. Попадать под чей-то прямой контроль он категорически не желал.
– Где гарантии, что я не стану твоей марионеткой, лишенной всякой воли?
– Никаких! – засмеялся Андрей. – Более того, я вам прямо говорю, что возьму вас под контроль, чтобы быть уверенным, что вы не начнете что-то крутить за моей спиной, и вы будете делать то, что я вам прикажу!
– Это категорически неприемлемо! – вскинулся глава секты.
Оно и понятно, очень уж тяжело становиться по сути рабом, когда у тебя этих рабов десятки миллионов и ты вертишь ими, как твоей душе угодно.
– Чего вы собственно боитесь по большому счету? – удивился Андрей.
– Вдруг ты какой-нибудь извращенец?!
– Ах вот оно что… Понимаю, рискованно… Только мне давно не до подобных глупостей, тем более с лицом одного пола.
Мартин Фокс пожевал губами и поморщился. Его состояние можно было охарактеризовать известной присказкой: и хочется, и колется. С одной стороны, страшно становиться полностью подконтрольным человеку, обладающему такими паранормальными способностями, а с другой стороны, на кону стоят молодость и здоровье. Выбор крайне непрост.
– Что вам терять по большому счету? – продолжал искушать Андрей слегка небрежным тоном. – Не хотите быть зависимым? Так вы и сейчас не свободны. Вас держит за яйца ФБР, и стоит вам начать юлить и не выполнить их прямой приказ, как эти яйца вам мигом оборвут, и не помогут вам ни армия адвокатов, ни связи в Конгрессе и прочих властных структурах.
– Но это все-таки не личный контроль, когда я стану словно роботом…
– Что да, то да. Но ведь и я не собираюсь использовать вас как какого-нибудь мелкого слугу вроде официанта, что униженно на коленях будет подползать ко мне по битому стеклу с освежающими напитками на подносе. Вы останетесь на своем прежнем месте и продолжите прежнюю деятельность. Мне особая публичность ни к чему. По крайней мере, пока… Но взамен зависимости вы получите молодость, здоровье и долголетие. Ведь сколько вам осталось? Еще лет пять, ну максимум десять? Наверняка тратите сотни тысяч долларов, если не миллионы, на инъекции эликсиров молодости на основе стволовых клеток. Ну и как, сильно они помогают? А мои возможности вы видели. Так что выбирайте, свобода и максимум десять лет жизни, отягощенной различными недугами, старость. Она, как известно, не радость, или зависимость, но при этом минимум сто лет полной сил и здоровья молодости! Мало кому будет предложен столь же щедрый подарок.
Мартин Фокс поплыл, но все еще сопротивлялся.
– А как быть с той же ФБР и прочими спецслужбами?
– В смысле?
– После того, что сегодня произошло, они всерьез вами заинтересуются…
– А что сегодня произошло по большому счету? Всего лишь небольшой фокус-покус для доверчивых адептов, чтобы они стали еще более ревностными последователями Церкви, – усмехнулся Андрей. – По крайней мере, в этом будут уверены рядовые агенты, мы их в этом легко убедим с вашими-то методами гипноза. Особо устойчивых обработаю я своими способностями. Ну а если и это не поможет, то… руководители спецслужб, как правило, тоже люди почтенного возраста, у них куча мелких и крупных болячек, и думается мне, что они не откажутся избавиться от своих недугов и внутренне помолодеть, став сильными и неутомимыми.
– Кто-то может и отказаться…
– Увы, если они сами выбрали смерть, то кто ж им доктор? – состроил печальное лицо Андрей и развел руками.
Главу каинтологов аж перекосило от вполне прозрачно произнесенной угрозы.
«Что же делать?! – истерично восклицал Мартин Фокс. – Бежать?! А смысл? Эта тварь права, максимум десять лет и все… я сдохну от старости, и не помогут мне никакие инъекции. Но и соглашаться страшно… несмотря на обещанные блага».
– Так что вы выбрали?
– Я с-согласен… – выдавил из себя глава каинтологов.
– Я в этом ни минуты не сомневался, – хохотнул Андрей. – Ну же, больше энтузиазма! Нас ждут великие дела!
                                                                                                                                                       * * *
Через некоторое время после нескольких экспериментов стало ясно, что с передачей жизненной энергии, выделяемой паствой при массовом чтении молитв, дело обстоит крайне паршиво. Энергетика Земли для этого была крайне неподходящей. Импульсы быстро затухали, буквально растворяясь в разреженной энергосфере планеты.
Дальнейшие исследования показали, что не все так печально, планету опоясывала словно сеть каналов энергетических линий, по которым мана веры шла с меньшими потерями. Но проблема заключалась в том, что они тянулись с севера на юг или с юга на север, видимо, это было как-то связано с магнитным полем Земли. Имелись небольшие участки сближения, через которые можно было проложить путь от одного такого потока в другой с минимальными потерями.
Как выяснилось, его аномальная зона находилась как раз на одной из таких точек. Время от времени линии сходились, и происходило своеобразное короткое замыкание, и аномалия срабатывала. Хотя и с той стороны должны были создаться условия для создания перехода.
Андрей понял, что при определенных обстоятельствах портал можно переместить куда-нибудь еще, правда, нужно место с аналогичными условиями энерголиний для его стабилизации, и такое место еще надо найти.
Что касается передачи маны на расстояние, то Андрей по этому поводу не сильно переживал, неприятно, конечно, ведь на первых порах это сильно пригодилось бы, но в перспективе, причем не столь отдаленной, жизненной энергии, вырабатываемой молитвами, все равно стало бы мало. Другое дело, если бы все люди Земли вдруг стали молиться, и тогда можно было воспользоваться имеющимися маршрутами, сесть на северном полюсе, как паук в центре паутины, и качать энергию. Но это было просто нереально, по крайней мере в ближайшей перспективе.
Потому стал реализовываться изначально основной план по добыче необходимой и гораздо более питательной и наиболее полно впитываемой энергии. А именно той, что выделяется во время испытываемой жертвой боли, страха и отчаяния, а также жизненной силы, что истекает из тела при смерти этого самого тела.
Где взять мучителей для таких ритуалов, ведь не самому же Андрею как получателю этой силы пытать и убивать десятки и сотни жертв? Тем более что это желательно делать одномоментно. Не разорваться же ему?! А сектанты каинтологи для этого все же не сильно подходят. Можно, конечно, и их заставить, особенно если в мозгах покопаться, но зачем ломать людей? Они могут и сломаться, что может негативно сказаться на остальных… Опять же закладка может не вовремя слететь, ведь человек будет заниматься тем, что ему противно в своей сути, исказит ритуал, а это уже грозит большими неприятностями.
Чтобы не рисковать, Андрей решил использовать в качестве палачей того, кто к этому откровенно тяготеет, а именно сатанистов. Их даже искать особо не пришлось, более того, в США официально зарегистрирована Церковь Сатаны. И пусть на официальном же уровне все выглядит вполне благопристойно, никаких темных месс, но вот если копнуть чуть поглубже… В общем, руководство Церкви Сатаны поддерживало связь с ячейками сатанистов, состоящих из настоящих моральных уродов, приносящих реальные человеческие жертвы. Значительная часть бесследно пропавших людей стали жертвами как раз сатанистов. Вот их Андрей и призвал себе на службу, представ перед ними во время их общего сбора в образе посланца Князя Ада.
Проблема заключалась в том, что жертв требовалось много, и чем дальше, тем их потребуется все больше и больше. По сути, нужно будет устроить настоящий конвейер смерти и скрыть его от властей и общественности уже не удастся, так или иначе начнутся утечки, кто-то заинтересуется участившейся пропажей людей, начнется расследование. Всех, кто заинтересуется его делами, под контроль не взять и тем более не удержать.
Опять же, руководство спецслужб наверняка регулярно проходит психологическую проверку, как раз на предмет гипнотического зомбирования противником, и любое вмешательство в разум пациента специалисты своего дела могут выявить если не на раз, то на два или три, особенно если объект сопротивлялся вмешательству, а не пошел на него добровольно. А выявив факт гипнотического вмешательства, это зомбирование можно сбросить. И тогда на него начнется охота, чего Андрею, конечно, было совсем не нужно, особенно на первых порах.
Но если поискать, то выход всегда можно найти. Собственно, и искать-то выход не пришлось, он стоял перед глазами и заключался в гигантском потоке беженцев из Африки, Ближнего Востока и Средней Азии в Европу. Десятки тысяч никем не учтенных человек пытались перебраться через Средиземное море, при этом сотни и тысячи тонули, так и не добравшись до вожделенного берега Халявы. Терять такой никем не контролируемый ресурс было просто грешно.
Через подставную фирму был приобретен старенький контейнеровоз и несколько судов сопровождения. Огромная и чистая от построек палуба контейнеровоза идеально подходила для проведения массового ритуального жертвоприношения. Чтобы не привлекать внимание к секте внезапными, странными и большими тратами, финансы пришлось брать сторонние, а точнее заработать.
Но с этим не возникло никаких проблем, тем более дармовую жизненную силу, раз уж ее нельзя полностью поглотить, как-то нужно использовать, желательно с пользой. Вот Андрей и использовал ее, подрядившись своеобразным пластическим хирургом.
В Америке куча престарелых звезд, к тому же изуродовавших себя неудачными пластическими операциями в попытке хоть немного отдалить старение и остаться в тренде. Они готовы были потратить многие миллионы, даже десятки миллионов, чтобы вновь стать привлекательными и востребованными, и Андрей давал им желаемое. Сначала, понятное дело, это были члены каинтологов Том Бруз и Джон Праволта, они стали своеобразными рекламными плакатами, демонстрируя на себе результат новой методики, а за ними потянулись остальные, не в ходящие в секту.
Для пациентов, не входящих в секту, в качестве ширмы была создана клиника, точнее переоборудовали уже имеющуюся в собственности секты больницу. Там смонтировали кучу внушительно выглядящего, но абсолютно бесполезного оборудования, ну и уже прошедшие через процедуру омоложения звезды-сектанты расписали потенциальным клиентам-коллегам все этапы лечения. Тут тебе и инъекции стволовых клеток, тут и облучение различными магнитными волнами, а также прочие процедуры вроде кремовых масок из всяких там выжимок из морских ежей, мозгов акул, яда змей и лягушек со смесью молекулярного золота, призванные как можно сильнее запудрить мозги и создать впечатление длительности и трудоемкости процесса омоложения.
Дымовая завеса работала на отлично, жаждущие молодости кинозвезды даже если и сомневались в чем-то, но желали верить, и их вера оправдывалась на все сто. Через неделю сложных и утомительных процедур они выходили из клиники помолодевшими лет на десять-пятнадцать. Особенно радовались те, кто избавлялся от последствий неудачных пластических операций.
Конечно, им сразу говорилось, что результат временный, хватит на год-другой, а потом все начнет возвращаться на круги своя. Но это особо никого не удручало, ведь денег у большинства было хоть жопой ешь, большинство не знало, куда их девать, а их количество не делало их счастливым. Как и то, что на них можно было купить: острова в океане, дорогие тачки, драгоценности, жратва… но чего нельзя было приобрести до недавнего времени, столь желанной молодости, здоровья и сил. Но теперь это стало доступно, и на это денег не жалко, особенно если появляется возможность заработать еще.
К клинике, конечно, появился свой интерес у властей, но он уже имел другой характер, и тут уже всех заинтересованных лиц удавалось отбить формулировкой «коммерческая тайна».
Куда уходят деньги, полученные от операций, ведь прибыль показана совсем небольшая?
Так ингредиенты дорого стоят. Стволовые клетки, выжимки… Не говоря уже о том, чего только стоит получение молекулярного золота из обычного слитка… что тоже стоит не дешево сам по себе.
И ведь не подкопаться. Процесс превращения золота в нужное состояние действительно до предела дорогостоящ, ну а то, что никто его не преобразует, никому знать не нужно.
Быстро переоборудовав контейнеровоз, благо что много там переделывать не пришлось, всего-то установить в трюмах несколько ярусов клеток для пленников и пыточный зал под палубой, Андрей отправился в Средиземное море, благо сезон штормов подошел к концу и поток нелегальных эмигрантов вновь усилился.
Корабли-охотники шныряли от Гибралтара до Босфора, вылавливая лодочки с беженцами и свозя их пассажиров на «Звезду», как с подтекстом называл свое судно Андрей, в том смысле, что жертвенная пентаграмма, ведь с помощью данной фигуры-концентратора он намеревался вытягивать жизненную силу из жертв.
Тех, кто успел перебраться в Европу, тоже не оставили без внимания. Ведь те, кто попал в Италию, Грецию и балканские страны, желали перебраться в гораздо более богатые северные страны вроде Германии, Австрии, Швеции и так далее. Европейские каинтологи занялись перевозкой нелегальных мигрантов в трейлерах, обещая им доставку в желаемые страны за небольшую плату.
Как только мигранты, заплатив за свою перевозку, загружались в машины, их тут же усыпляли и везли в порт, где тут же перегружали на поджидающие транспортные суда и везли на «Звезду».
И завертелся конвейер смерти. Сначала жертв несколько дней всячески истязали внутри судна сатанисты, вырезая ритуальными ножами различные магические знаки на глазах у их собратьев по несчастью, заставляя людей прямо-таки источать из себя эманации боли и ужаса, и когда первая партия пленников дошла до кондиции, их потащили на палубу для ритуального умерщвления.
Андрей купался в питательном потоке жизненной силы, давненько он не чувствовал ничего подобного. Энергия от молитв не шла ни в какое сравнение с маной, получаемой от боли и смерти, да еще во время ритуального убийства. Хоть и про нее не забывал.
Андрей натурально кайфовал, впитывая в себя эти потоки.
Но как в любой бочке меда есть ложка дегтя, так и в его случае не обошлось без негатива. Через какое-то время, как только схлынула первая эйфория, он осознал, что большая часть вырабатываемой маны идет мимо него и бесполезно растворяется в пространстве, несмотря на все его усилия, и это было крайне досадно.
– Ну же!!! – рычал от ярости Андрей, пытаясь впитать в себя истекающие потоки маны, но не получалось, и это его безмерно бесило.
Мана выскальзывала из его захвата, слово сухой песок просачивалась сквозь пальцы. Сам себе он напоминал дырявое ведро, сколько ни влей, а большая часть содержимого все равно постепенно вытечет из дырок.
– Проклятье!
Андрей в порыве гнева нанес энергетический удар по пролетавшему где-то высоко над головой пассажирскому самолету, летевшему из Франции в Египет, и тот, развалившись в воздухе, стал кусками падать в море.
В низком КПД своих возможностей Андрей винил Юрия Медведева, а точнее тех, кто выкрал эту сакральную жертву из его рук. Ведь по какой-то прихоти именно он стал ключом к повторному открытию его возможностей. Но из-за того, что не удалось замучить Юрия и его семью страшными пытками до смерти, насладиться его болью и страданиями, возможности открылись не полностью, и теперь приходилось буквально взламывать дверь своего дара ударными дозами жизненной энергии, пропуская через себя этот поток и мирясь с тем, что большая часть маны растрачивается впустую.
И это было чудовищно больно. Ощущение такое, словно по венам струится жидкий огонь, а тело разъедает кислота, кровь сочилась через все поры от дикого внутреннего напряжения. Андрея каждый раз выворачивало наизнанку, но он с упорством мазохиста продолжал развивать свои возможности, ибо другого пути не было.
«Все-таки нужно активизировать поиски тех тварей, что выкрали Медведева, – подумал Андрей после окончания первого ритуала жертвоприношения, оставившего после себя горькое послевкусие разочарования. – А также самого Медведева, и докончить начатое, иначе моя прокачка растянется на неприемлемо длительный срок…»
Кровь растерзанных жертв стекала в море с палубы настоящими ручьями. Тела выпотрошенных людей испытывающие необычайную эйфорию сатанисты (совсем крохотная часть энергии от жертвоприношения перепадала и им, но для них и этого было более чем достаточно, чтобы стать энергонаркоманами) выкидывали за борт, предварительно подвязав им за ногу грузило из тяжелого камня.
                                                                                                                                                 * * *
Получив через Мартина Фокса контроль над Церковью каинтологов, Андрей озаботился укреплением охраны местонахождения аномальной зоны или портала. Имея всю подноготную на сектантов, тщательно обработанную по десяткам параметров и занесенную в компьютерную базу данных, найти среди них в достаточном количестве людей с боевым опытом не составило вообще никакого труда. Вот их и призвали, даже неплохую зарплату им положили.
С вооружением тоже не возникло больших проблем. Поскольку в соседнем с Россией государстве, где положение каинтологов было особенно прочным (впрочем, остальные секты чувствовали себя тоже вполне вольготно, на них никто даже не собирался наезжать, как в той же России, где принялись активно давить откровенно зарвавшихся очевидцев Юдовы, чье руководство, что называется, потеряло берега), шла гражданская война, то там бесконтрольно гуляло огромное количество оружия, и его можно было приобрести по сходной цене в необходимых объемах. Достать можно было все что угодно, от легкой стрелковки вроде пистолетов, автоматов, пулеметов и даже гранатометов, до тяжелого вооружения: минометы, пушки, БМП, БТРы, танки… При желании можно было купить даже ракетные установки вплоть до «Бука» и тактической «Искандер».
Впрочем, с тяжелым вооружением, несмотря на его реальную доступность, связываться было себе дороже. Ведь все купленное надо еще доставить в Россию, а с этим имелись определенные сложности, ну и на месте непременно заинтересуются арсеналом, и проблем не оберешься. Так что приобреталась только легкая стрелковка и гранатометы, что провезти проще и укрыть легче.
Оружие в руках не делает людей солдатами, тем более умеющими, полигонные тренировки тоже не могли обеспечить нормального уровня подготовки, и потому за опытом ведения реальных боевых действий во все то же соседнее государство отправлялись небольшие отряды сектантов под командованием имевших реальный боевой опыт людей. При этом одни воевали за сепаратистов, а другие вливались в ряды так называемых добровольческих батальонов, главное, чтобы друг с дружкой не пересеклись, лишние и тем более такие глупые потери были совсем ни к чему. Главное, что наберутся опыта как с одной, так и с другой стороны.
Через пару месяцев после начала активной прокачки своей энергоструктуры, почувствовав, что, несмотря на ощутимый прогресс, нужно сделать перерыв, иначе можно реально перегореть, Андрей вернулся в Россию, дабы провести личный контроль и оценить ситуацию.
– Что слышно по интересующему нас объекту? – спросил он у главы разведки российского отделения каинтологической церкви.
– Увы, господин, мы ничего не смогли узнать ни о местонахождении объекта, ни о том, кто его перехватил и прячет…
– Я недоволен вами, – добавив силу в голос, прорычал Андрей, отчего глава разведки побледнел и сгорбился.
Андрей невольно усмехнулся. Получилось как-то слишком уж по дартвейдеровски. Не хватает только маски и сиплого дыхания. Но такие аналогии на самом деле ему ни к чему. Слишком дешево.
– Простите, господин, но в последнее время руководство России вплотную занялось нами, после того как были объявлены вне закона очевидцы и было конфисковано все их имущество. Мы проявляли осторожность и старались не светить наших агентов в ФСБ, тем более что их уровень не слишком высок, более того, я не могу гарантировать, что они не вскрыты и не являются каналом сброса дезинформации для нас…
Андрей только отмахнулся, обронив:
– Вряд ли это они… слишком долго выжидают, не в их это стиле. Хотя кто их знает…
Глава разведки почувствовал себя легче, вздохнул свободнее, но промолчал.
– Что по священнику? – спросил Андрей про экзорциста, до которого у него самого в свое время руки не дотянулись, а потом и вовсе стало не до него.
Такого опасного свидетеля следовало ликвидировать, как и психиатра, но со священником у него вышел конфуз, цель оказалась очень сложной. Собственно, проблема заключалась не в ликвидации как таковой, в конце концов, можно было зафрахтовать грузовой самолет, набить его взрывчаткой и обрушить на ту церквушку и дело с концом, сколько в возможной подстраховке.
Тот же психиатр в последний момент пожалел о своей подсказке относительно лечения своего пациента методом изгнания демонов и подстраховался, оставив в тайнике запись в стиле: «В мой смерти прошу винить…»
Священник тоже мог отчебучить нечто похожее. Так что перед смертью жертву следует хорошенько расспросить на наличие подобных закладок. Ведь одно дело психиатр, его посмертное заявление можно легко дезавуировать, дескать, сам от общения с психами с ума сошел, раз такую чушь написал, и совсем другое священник высокого ранга. К его словам отнесутся со всей серьезностью и начнут активно копать.
– Со своего острова не вылезает, господин. Он и раньше жил затворником, молился да постился, а в последнее время и вовсе до минимума ограничил общение не только с людьми из внешнего мира, но даже со своей братией… Единственное, что его может согнать с острова, это, наверное, лишь избрание нового Патриарха. И то не факт.
«А не святоша ли во всем виноват? – вдруг подумал Андрей. – А что, вполне может быть. Заинтересовался мной после изгнания беса, взял под пригляд, и тут сразу такие дела закрутились, что решил сунуть в них свой нос, дабы что-то с этого поиметь, а теперь сидит, как мышка под веником, лишний раз не отсвечивая».
Андрей мысленно чертыхнулся, удивившись, что не подумал об этом раньше. Конечно, ему было не до экзорциста, к тому же правильно оценить ситуацию помешал стереотип мышления относительно священников, дескать, они не вмешиваются в мирские дела. Оказалось, что очень даже вмешиваются и весьма активно.
«Впрочем, это все равно ничего бы не изменило, – продолжил он размышлять. – Реальные ресурсы решить проблему появились только сейчас…»
Андрей призадумался над возможностью решения проблемы. Получится, конечно, шумно, но это ерунда. А мог он ни много ни мало произвести десантирование на остров под сотню человек хоть воздухом, хоть морем. Остров просто перевернут кверху дном, а он, использовав свои возможности, быстро расколет экзорциста.
«Вот только где гарантия, что он на острове? – подумал Андрей. – Святоша не дурак, продолжал за мной следить и, значит, в курсе моих нынешних возможностей. Так что островок он, скорее всего, покинул…»
– Ищите священника.
– Слушаюсь, господин, – согнулся чуть ли не в пояс глава разведки, так сильно его вновь придавило силой.
Побывал Андрей и у аномалии. Осмотревшись, он понял, что может прямо сейчас активировать портал, несмотря на то, что его энергетические контуры едва видны, ведь до срабатывания еще целый год. Его сил хватит для напитки контура.
«Ну и что я там буду делать? – спросил себя Андрей. – Потрачу все силы на активацию и окажусь там обессиленным, где меня тут же и схватят за белы рученьки. Ведь наверняка за местностью налажено наблюдение… Нет, я пойду туда, только будучи полным сил, развившись по максимуму и с поддержкой!»
Глава 11
Прошло больше года с момента освобождения Юрия Медведева с семьей из рук Андрея Рушникова, все это время они жили на секретном хуторе вдали от цивилизации. Чтобы их никак не отследили, в доме не было ни Интернета, ни телефонов, только телевизор и радио.
Через пару дней к ним, как и обещал отец Илларион, приехал тщедушный прыщавый монашек и разобрался с хитрым устройством, что Юрий снял с руки Андрея, которое якобы контролировало ошейник с зарядом на шее Анны.
– Туфта это все, – сказал монах-хакер, после того как он целую неделю изучал трофейный ноутбук, взломав его защиту, а потом еще пару дней удаленно изучал часы-детектор с помощью всяких хитрых устройств. – Часы эти как часы, нет там никаких дополнительных функций.
– Точно?
– Гарантирую.
– А то смотри, если с ней что-то случится, я тебе сам голову оторву.
– Да говорю же, что нет там ничего. На понт вас дешевый взяли. Хотя бы просто потому, что слишком это все ненадежно. Сами подумайте, если есть связь через Интернет, то стоит только обслуживающему серверу накрыться или передающим антеннам обесточиться, что еще вероятнее, я уже молчу о всевозможных помехах, что периодически возникают из-за тех же солнечных вспышек и все… не мог он так рисковать. А для обеспечения прямой связи нужна более мощная аппаратура, и уж конечно, радиус действия у нее будет при этом совсем мизерным.
В принципе, Юрий был согласен с доводами хакера, слишком уж все это было чересчур, что ли… но сомнения все-таки оставались, все же не абы кто может пострадать, а сестра. Ошибиться ну никак нельзя.
– А как с ошейником? – спросил Медведев. – Может, и он имитация?
– А вот здесь интереснее, – покачал головой хакер. – В нем приемо-передатчик определенно имеется, но беспокоиться не о чем. Шанс послать сигнал супостат упустил и теперь уже не дотянется.
– Точно?
– Гарантирую.
Юрий прикусил язык, чтобы и дальше не повторяться.
– Там стоит что-то армейское, – продолжил монах-хакер. – А их радиус приема ограничен, ну тут, думаю, вам лучше знать характеристики подобных систем дистанционного подрыва.
Юрий кивнул.
– Вот если бы в ошейнике был использован в качестве приемника сигнала сотовый телефон, тогда да, дело было бы дрянь. Даже не пойму, почему он не воспользовался подобной системой, ведь просто же все… Разве что опасался ошибочного звонка или эсэмэски автоматической рассылки? А то наши операторы связи те еще жуки…
– Очень может быть.
Еще через день приехали саперы и, потратив несколько часов, сняли с Анны ошейник. Взрывчатка в нем действительно имелась. Оставалось только благодарить Бога за то, что Андрея так сильно прижали во время нападения, что он не смог воспользоваться пультом и послать сигнал на подрыв. А потом они оказались вне зоны действия.
«Да и во время моего штурма его дома, когда он выпрыгнул из окна сортира, – подумал Медведев. – Хотя, может, и мог, просто решил не делать этого и снова поймать, что ему таки удалось, и если бы не церковники…»
Вот что касается психического состояния сестры, то тут специалисты только разводили руками, слишком глубоко вмешался в разум Анны Андрей. Оставалось только пичкать ее успокоительными, да Элла время от времени ее гипнотизировала, погружая в сомнамбулическое состояние, но через какое-то время Анна сбрасывала это наваждение, приходила в себя, и все повторялось заново. Окончательно ей могли помочь только сильные маги разума, но для этого требовалось попасть назад в сопредельный мир. А вот с этим было не все ясно.
От отца Иллариона время от времени приходили вести, но уверенности они не добавляли.
– Смотришь новости? – спросил он, в очередной раз появившись на хуторе.
– Посматриваю, – кивнул Юрий, – а что конкретно я должен был увидеть?
– Про нелегальных мигрантов, толпами прущих в старушку Европу.
– Да, было такое…
– Ничего интересного не заметил?
– Да вроде все как всегда, – пожал плечами Медведев, ему эта тема была откровенно не интересна, вечно там заваруха какая-то.
«Но раз священник интересуется, то значит, какая-то фишка есть», – подумал он и, припомнив одно из сообщений, добавил:
– Разве что их будто бы меньше стало, хотя причина не исчезла, наоборот, боевые действия в Сирии, а теперь еще и в Ираке только усиливаются…
– Верно. Меньше. Странно, правда? И ты прав, причина не исчезла. Отплывает от Африки столько же, если не больше, а добирается до цели на порядок меньше.
– Вы хотите сказать, что…
– Именно, – кивнул отец Илларион. – Его работа. Режет людей пачками.
После шумного освобождения Юрия с семейством Андрей Рушников надолго пропал из поля зрения и объявился, лишь когда в зоне аномалии появились сектанты внушительного вида. Андрей там тоже побывал, после чего снова исчез, но отследить его на этот раз удалось. Да и чего теперь отслеживать, раз появились сектанты, значит, он с ними связан, осталось только копнуть эту тему, проанализировать полученные данные, и все встало на свои места.
Что касается сектантов возле аномалии-портала, то вели они себя тихо, потому инкриминировать им было что-то сложно, но это никого не обманывало. Анализ полученных разведданных о ведущихся вокруг территории работах показывал, что под внешне безобидными строениями типа дачных домиков скрываются серьезные оборонительные сооружения, вплоть до дотов.
– Попытались натравить на него различные правоохранительные органы Европы, да только все без толку, – устало продолжил отец Илларион. – Каинтологи тут же встали на дыбы… объявили корабль плавучим храмом, ну и все в том же духе. В общем, все закончилось, даже толком не начавшись. Ни одной досмотровой команды даже не побывало на корабле.
Медведев понятливо кивнул. Юридический отдел этой секты был весьма мощным. Финансовые возможности тоже изрядно впечатляли, так что подкупить нужных людей в Интерполе («Звезда» курсировала в нейтральных водах) им не представляло труда, ну или запугать, если вдруг попадется кто-то неподкупный. А если еще и судьи в этой же секте состоят, то…
– С физической ликвидацией тоже беда. Снайпера к нему не подвести, потому как предсказать, где он появится в следующий раз, невозможно, да и покидает он свой корабль крайне редко, а организовать что-то более серьезное…
Отец Илларион досадливо махнул рукой. Но потом все же продолжил:
– Во-первых, слишком велик риск утечки, такое впечатление, что адепты каинтологов и их приспешники есть везде, а во-вторых, на своей «Звезде», да еще в момент жертвоприношения, а людей там режут каждый час днем и ночью, он практически всемогущ. Не уверен даже, что атака баллистической ракетой будет успешна, а от чего-то менее серьезного он отмахнется на «раз».
– Да, его можно победить только с помощью магии, – снова кивнул Юрий. – Либо снести ему башку выстрелом в упор.
– Ни то, ни другое здесь невозможно, потому будем пробиваться к аномалии и отправлять тебя обратно, чтобы ты там подготовился, потому как рано или поздно он туда вернется.
– А у нас хватит сил пробиться через вот эту эшелонированную оборону? – с сомнением спросил Медведев. – Тут ведь не меньше пятисот человек гарнизона…
– Должно…
– Без тяжелой техники…
– Будет и тяжелая техника.
– Откуда?!
– Оттуда.
Юрий в очередной раз понятливо кивнул. А чего тут не понять? Наверняка отец Илларион кого-то подкупил здоровьем, ведь оставшиеся амулеты он обратил не только на себя, но и на полезных людей. Но вот «тяжелая техника»… это все равно как-то выбивалось из понимания.
– Ладно, открою тебе небольшую тайну, чтобы не мучился, – усмехнулся священник, наблюдая за мысленными терзаниями подопечного. – Есть у меня старый товарищ, настоящий полковник, хе-хе… так вот он по моей просьбе организовал частную военную компанию. Полуофициально для войны в Сирии, желающих заработать там хватает, благо что платят весьма неплохо, и хоть официально наемничество всячески порицается нашим законом и можно угодить в места не столь отдаленные, но неофициально в данном случае государством всячески поощряется. России выгоден Башар Асад на своем месте, потому наши светские руководители идут на все, чтобы американцы со своим ИГИЛом его не скинули. Ну и террористов заодно на чужой территории по максимуму покрошить, чтобы на Северном Кавказе в третий раз не полыхнуло.
– А откуда деньги на такое мероприятие? Сомневаюсь, что у Церкви, а точнее у вас есть такие возможности.
– Все те же амулеты здоровья, богатых, но больных людей полно, и они готовы заплатить миллионы вечнозеленых американских рублей, чтобы хоть на какое-то время избавиться от много лет мучившего их недуга. Так что небольшая армия у нас под рукой уже есть… и даже вооружением обеспечена. Осталось только в нужное время перебросить ее в нужное место и скомандовать атаку.
                                                                                                                                            * * *
День «Д» настал за полтора месяца до расчетного времени срабатывания портала.
– Зачем так рано? – поинтересовался Юрий у отца Иллариона, когда он объявил о дате начала операции по перехвату контроля над территорией с аномальной зоной. – Я еще бы понял, если бы за пару недель до события…
– Церкви кое-что известно о подобных порталах, ведущих в другие миры.
Брови Медведева взлетели на лоб, и священник это, конечно же, заметил и пояснил:
– Да, все эти ведьмы, колдуны, упыри, лешие и прочая нечисть, известная по сказкам, имели место быть в реальности в незапамятные времена. Но если всякая нечисть попадала на Землю случайно и по большому счету была не опасна, быстро слабела из-за отсутствия у нас магической силы и в итоге сама благополучно вымирала от истощения (разве что вурдалаки держались достаточно долго за счет питания кровью, то бишь жизненной силой людей, которую они впитывали в момент укуса), то вот колдуны и ведьмы… тут не все так просто. В общем, если коротко, то они в случае необходимости все же могли своими силами активировать порталы раньше их естественного срабатывания, и у меня есть подозрение, что Андрей решит совершить переход по своей воле, несколько раньше, чем портал будет готов к естественному срабатыванию.
– Почему? Почему именно сейчас? Он что-то заподозрил? – забеспокоился Юрий.
– Вряд ли, мы щи тоже не лаптем хлебаем… хотя он не может не понимать, что мы обязаны что-то подготовить, дабы противодействовать ему. Тут другое. Поток мигрантов по разным причинам резко сократился, и ему стало остро не хватать жертв для своей дальнейшей прокачки. Еще немного и он из-за недостатка жертвенной маны начнет слабеть. Как я понял, запасти ману у него не получается.
– Как вы это поняли?!
– Накопители лучше всего получаются из драгоценных камней, таких как алмаз?
– Да. И чем он крупнее, тем лучше, больше накапливается маны, и медленнее разряжается.
– Ну так вот, анонимом было куплено несколько крупных бриллиантов, но мы, конечно, узнали, что это был Андрей, и на этом всё. Видимо, провел эксперимент, и он был признан неудачным, потому как больше покупок бриллиантов не было, как и других драгоценных камней.
– Ясно, – кивнул Юрий. – Ему нужно перебраться в магический мир, в эту благоприятную среду в магическом отношении на пике своей силы, чтобы продолжить собственное развитие.
– Верно. Потому работаем на опережение. Собственно, как только у нас появилась такая возможность.
За два дня в город прибыла сотня крепких мужиков в возрасте от двадцати до сорока лет, глядя на которых сразу понимаешь, что война их призвание. Наемники. Псы войны.
«Настоящим полковником», что организовал ЧВК «Полярный лис», оказался генерал-полковник ВДВ Леонид Маслов, так или иначе засветившийся во всех «горячих точках», начиная от Афганистана и заканчивая первой Чеченской. В общем, не паркетный шаркун, а весьма опытный вояка.
И даже, как было обещано, имелась тяжелая техника, без дураков. Настоящие танки. Целых три штуки.
– Что это? Не узнаю… да еще под обвесом защиты.
Медведев на базу прибыл позже, чем доставили технику, потому не видел ее, что называется «не одетой».
– Т-44.
– И откуда они у вас?!
– Места нужно знать, – хохотнул генерал.
– Я думал, их все давно расстреляли в качестве мишеней еще в семидесятые-восьмидесятые… оставили только для музеев.
– Все, да не все. В девяностых годах в Прибалтике всплыло несколько схронов с тяжелой техникой местных фашистов-националистов. За независимость свою при поддержке амеров воевать готовились… да вот не пригодилось. Союз сам приказал долго жить, вот и решили технику скинуть.
– И как вам их позволили привезти в город, да еще подозреваю, что через полстраны?!
– Да проще простого! Если подмазать кого надо, то договориться не составит труда, особенно если повод есть. А он у нас есть и такой шикарный – 9 мая. Танки официально прибыли для участия в местном параде Победы. Как собственно и БМД. Официально они небоеспособны и принадлежат коллекционеру, что сдает свои игрушки в аренду для съемок в кино и парадах. Ну а то, что мы будем использовать машины по прямому назначению…
Юрий понятливо кивнул.
Помимо трех танков времен ВОВ, имелись в наличии пять БМД-1. Старенькие, давно снятые с вооружения, но в данных условиях вполне себе подходящие машины.
Вооружили бойцов АК-74 и различными гранатометами, как одноразовыми типа «Муха», так и РПГ-7. Не новье, конечно (Юрий даже пытать не стал, откуда «дровишки», ясно, что где-то по своим связям мобилизационные склады распотрошили), но как говорится, для сельской местности сойдет.
Затягивать с атакой не стали, ведь чем больше проходит времени, тем выше становится вероятность провала. Ведь противник все же не дурак и мониторит ситуацию в городе, и у его аналитиков могут возникнуть какие-то подозрения. Взять ту же ситуацию с танками. Они прибыли, но в гаражах их нет, более того, туда никого из фанатов боевой техники не пускают даже за хорошие деньги, чтобы посмотреть на технику вблизи и пощупать руками. Значит, что-то тут не так…
Начать решили с классики, то есть с массированной бомбардировки. В добровольно-принудительном порядке арендовали десяток легких вертолетов с парой «кукурузников» и загрузили бомбами. В качестве бомб использовали обычные двухсотлитровые бочки, начиненные самопальным ВВ из удобрений и серебрянки. Дешево и сердито.
Пилоты, когда узнали, что им предстоит делать, конечно, завозмущались, но сопровождающие груз сунули им под нос дуло пистолета, и все возражения тут же были сняты с повестки дня.
Первыми на цель зашли самолеты и в легком пике положили по две бомбы на два самых больших строения, в которых определили казармы. Несмотря на отсутствие опыта у пилотов и нервозность, ведь даже ни разу не тренировались, но условия подхода были идеальными, высота бомбометания невысокая, так что попадания получились вполне удачными и обе казармы взлетели на воздух.
Гарнизон лишился сразу трети своего состава.
Сразу за «кукурузниками» на цели стали заходить вертолеты. Им в качестве объектов определили небольшие здания, разбросанные тут и там, в которых подозревали скрытые огневые точки с возможностью перекрестного обстрела контролируемой территории, этакие форты.
Здесь уже началось противодействие, но весьма вялое. Видно было, что сектанты не ожидали атаки с воздуха, а потому все, что они могли, это палить в небо из легкого стрелкового оружия, а это, мягко говоря, неэффективно. Хотя два вертолета все же задымили и пошли на вынужденную посадку, но даже они успели выполнить свою боевую задачу и скинуть свой тяжелый и взрывоопасный груз. С точностью, правда, вышло не очень.
Вновь забухали мощные взрывы.
Фанерно-досочную облицовку от близких взрывов разносило в щепу, и под ней обнаруживались сооружения из бетонных блоков. Правда, неизвестно было, что стало с сидевшими в них людьми, смогут ли они обороняться в том случае, если все же выжили и при этом не сильно пострадали. Но это можно было выяснить только при наступлении по земле.
– Первая фаза операции закончена, результат оцениваю на хорошо, – объявил генерал-полковник Маслов, на минутку выйдя из кунга КШМ, чтобы отчитаться перед нанимателями. – Разбомбили казармы, уничтожен узел связи и радиоэлектронной борьбы. Бомбанули гаражи, но там хуже… так что какую-то технику они против нас могут выставить, но ничего серьезного, обычные грузовики с крупняком на крыше и обвешанные стальными листами. Начинаем вторую фазу…
И в подтверждение его слов взревели моторами Т-44 и рывками двинулись вперед при поддержке пеших боевых групп.
Поскольку неизвестно, что за почти полгода подготовки накрутили сектанты на своей территории, то играть решили по-взрослому. То есть, как только техника вышла на рубеж атаки, врубили РЭБ, подавляя всю электронику противника. Правда, оставалась вероятность управления теми же минными полями, с помощью простой динамо-машины, но тут уже ничего не поделать. Оставалось надеяться, что до постановки минных полей дело не дошло.
Вскоре забухали танковые пушки и раздались взрывы. Затрещали автоматы и застучали пулеметы, подавляя всякую возможность обороняющихся сектантов воспользоваться тяжелым вооружением и подбить танки. А сами танки прямой наводкой продолжали разрушать бетонные коробки дотов.
Били из своих полуавтоматических минометов «Гром» БМД-1, закидывая минами позиции сектантов, когда те вздумали контратаковать. Нескольким фанатикам, воспользовавшихся складками местности при поддержке своих товарищей с гранатометами, все же удалось сблизиться с двумя Т-44 и долбануть по ним из РПГ-7.
К счастью, сектанты пользовались устаревшими выстрелами, а не новенькими тандемными зарядами, и танки остались невредимы, хотя экипажи от мощных взрывов получили легкие контузии, вышли из строя прицельные устройства, так что два танка из трех на некоторое время вышли из боя, но это уже ничего не могло изменить.
Доты были в конце концов разрушены, и одного танка при поддержке БМД с пехотой хватило, чтобы додавить локальные очаги сопротивления. А сопротивлялись сектанты упорно, до последнего человека и патрона, одно слово – фанатики. Некоторые пытались прорваться к командному пункту на своих забронированных, забитых взрывчаткой грузовичках а-ля джихадмобилях, но их уверенно жгли из гранатометов и расстреливали из крупнокалиберных пулеметов.
Потом началась зачистка территории и время от времени вспыхивали короткие крайне ожесточенные перестрелки со взрывами ручных гранат.
– Все, работа выполнена, – устало сказал Леонид Маслов после почти четырех часов упорного боя.
– Большие потери? – спросил Юрий.
– С нашей стороны двое «двухсотых», еще пять тяжелых, десяток средней тяжести и, если не считать контуженых, дюжина легких.
Медведев переглянулся со священником.
– У вас еще остались амулеты?
– Поможем, – кивнул отец Илларион.
– Со стороны противника полегли практически все, – продолжил отчет генерал. – Уцелели лишь те, кто потерял сознание от близкого взрыва или от потери крови. Человек двадцать, думаю, наберется. Что с ними делать?
– На все воля Господа…
Медведев, стоявший чуть сзади священника, изобразил характерный жест большим пальцем по горлу. А чего с пленными еще делать, да еще с такими невменяемыми? Лечить? Так их подлечишь, а они на тебя же и кинутся.
– Понятно… воля так воля.
                                                                                                                                                       * * *
Раненым бойцам помогли с помощью уже изрядно потерявших свою силу амулетов здоровья. Они и в магическом мире быстро разряжались, обычные на полудрагоценных камнях держались год, сделанные на основе чешуи дракона лет пять, а уж здесь вообще чудо, что столько протянули.
«Легких» трогать не стали, их осколочные и касательные ранения были не опасны для здоровья, и через пару недель они все могли встать в строй. Тех, что имели ранения средней тяжести, с помощью амулетов, после обычной хирургической операции перевели в «легкие», а «тяжелых» соответственно в средние с возможностью полного излечения, то есть инвалидом никто не останется.
К вечеру прибыл полицейский генерал с отрядом СОБРа в качестве группы поддержки, но как приехал, так и уехал. К нему подошел отец Илларион с планшетником и, отозвав в сторонку для приватного разговора, что-то ему показал, тот побледнел, покраснел, потом налился синевой… и уехал. На вопросительный взгляд Медведева, ответил с легкой усмешкой:
– Был бы человек, а статья найдется.
«Понятно. Компромат на него какой-то нарыли церковники», – подумал Юрий.
Согласно контракту, отряд наемников «Полярный лис» должен был остаться для защиты отбитой ими территории на два месяца, а то, что попытка отбить территорию обратно сектантами будет обязательно предпринята, никто не сомневался. Вопрос в том, когда и какими силами.
Но сидеть на попе ровно на захваченной территории и ждать противника пока он нападет, никто не собирался. Разведка у церковников все-таки работала на отлично, так что состав паствы, в частности каинтологов, был известен весьма точно. Тут сектанты сработали сами против себя, собирая подробные личные дела на каждого своего адепта и храня данные в электронном виде.
Личный хакер отца Иллариона влез в регистратуру аэропортов с железной дорогой и получал всю необходимую информацию об интересующих своего патрона людях, и когда те через неделю после штурма стали в массовом порядке приезжать в город, их легко отслеживали.
Кто-то менял свои имена, но и это не спасало. Хакер влез в систему видеонаблюдения и тупо сканировал всех прибывающих, обрабатывая через специальную программу распознавания лиц, сверяя их с фотографиями сектантов. С компьютерными мощностями, чтобы обрабатывать такой большой поток информации, у него проблем не было.
Кто-то все равно просачивался мимо этой сети, но таких было немного, и они в конечном итоге все равно попадали под колпак. А все потому, что сектанты селились в городе не по одному, а ячейками по десять-двадцать человек на квартиру или дом.
А люди приезжали со всей страны и ближнего зарубежья.
– Их собралось уже почти тысяча человек, – сказал отец Илларион. – Андрей стянул все, что мог. Думаю, пора их немного проредить, пока им оружие не подвезли…
Сказано – сделано. В час «Ч» в городе началась масштабная операция по превентивному уничтожению противника. «Песцы», ведя себя, как настоящие полярные лисы, в честь которых они были названы, то есть стремительно и незаметно сближались с целью и били максимально жестоко, никого не отпуская.
Коктейлями Молотова сжигались деревянные дома в дачных поселках, а всех, кто живыми факелами выскакивал из окон и дверей, тут же расстреливали из автоматов.
В окна городских квартир палили из гранатометов, после чего группа зачистки из двух-трех человек, выбив дверь, врывалась внутрь и добивала контрольными выстрелами выживших сектантов.
Понятно, что далеко не все точки накопления живой силы противника попали под пресс. На мелкие группы сектантов просто тупо не хватало людей. Кто-то, почувствовав, что дело пахнет керосином, успевал сбежать, до кого-то просто невозможно было незаметно подобраться без вероятности понести ненужные потери, так что их обстреливали издалека из ручных огнеметов, по возможности добавляли из крупняка и уезжали, оставляя их на растерзание полиции.
Как бы там ни было, за ночь длинных кинжалов, как ее в шутку успели прозвать участники операции, удалось выбить восемьдесят процентов сектантов, и намечавшаяся на ближайшие дни с их стороны атака на зону аномалии была сорвана. И что особенно ценно, были выбиты именно люди, обладавшие какой-никакой военной подготовкой и даже имевшие опыт боевых действий.
– Теперь у него имеются большие проблемы с боевым составом. По крайней мере, в среде сектантов, – сказал отец Илларион, ознакомившись с результатами ночной акции.
– Навербует новых и просто задавит нас фанатичным пушечным мясом, – сказал Юрий. – С его возможностями это не составит труда.
– Я как раз был бы рад, если бы он воспользовался данным вариантом, – ответил на это священник, и генерал-полковник только согласно кивнул. – Пушечное мясо перебить нетрудно… опять же мы бы прореживали его по мере прибытия. Но беда в том, что он это понимает, кроме того, у него просто нет времени на накопление такого огромного числа сектантов, ведь осталось чуть больше месяца, а потом вы уйдете туда, и там о его намерениях станет известно. Так что он, скорее всего, наймет крепкий отряд профессионалов.
– Плохо…
– Да уж…
Глава 12
Время шло, а никакого подозрительного шевеления поблизости не наблюдалось, и это было подозрительно, заставляя нервничать от ощущения готовящейся врагом гигантской пакости. Тем не менее отряд наемников использовал каждый день тишины с максимальной отдачей по созданию и укреплению линии обороны. Спешно копались окопы, ставились доты, минировались опасные участки, вкапывались танки и БМД.
Бойцы отряда немало удивлялись тому, что им предстоит защищать пустой участок леса. Одно дело разгромить банду каких-то сектантов, засевших в лесу, и совсем другое дело самим сидеть здесь непонятно зачем. Еще больше удивляло то, что, судя по всему, ранее выбитые сектанты вернутся. Значит, что-то тут нечисто… Но пока с лишними вопросами не лезли, благо что платят хорошо и без задержек. Опять же практически исцеление тяжелораненых произвело на них сильное впечатление.
– Почему нами всякие спецслужбы не заинтересовались после всего здесь произошедшего и творящегося сейчас? – спросил Юрий у священника, когда тот после недельной отлучки вновь появился на территории. – Или тоже компромат, как на полицейского генерала, имеется?
– Компромат той или иной степени убойности на всех имеется, все мы грешники… – хмыкнул в ответ отец Илларион. – Только это нам бы не помогло, только хуже стало.
– Тогда почему?
– А ты думаешь, чего я уезжал? Вот интригую, договариваюсь…
Медведев понятливо кивнул и дальше расспрашивать не стал, все эти интриги не были его сильной стороной, он жил по принципу: «Партия сказала: надо, комсомол ответил: есть!»
– Собственно, я бы и сейчас здесь не появился, да вот решил лично небольшой презент тебе преподнести…
С этими словами сопровождающий отца Иллариона монах положил перед Юрием длинный пластиковый чемоданчик. Медведев его открыл и сначала подумал, что в чемоданчике лежит противотанковое ружье времен ВОВ в разобранном виде. Но через мгновение он опознал в этом оружии винтовку «Корд» калибра 12,7 миллиметра.
– Даже не буду спрашивать, откуда это у вас, – хмыкнул он.
– Да, тебе эта информация ни к чему.
– Вот только зачем она мне?
– Ну, вдруг он попадет тебе на прицел? А уж если твоя дочь сможет с боеприпасами дополнительно поработать…
– Понял…
Дочь Юрия и впрямь кое-что могла в этом плане, пусть и чисто теоретически. Когда Элла оказалась в зоне аномалии, она словно ожила, потому как в последнее время ей приходилось очень тяжело. Девочка много спала, а когда бодрствовала, была вялой и апатичной. В общем, на ее самочувствии крайне негативно сказывалось почти полное отсутствие магического фона в энергосфере Земли. Еще немного и она даже могла умереть от магического истощения. Собственно, только из-за ее плачевного состояния семья Медведева прибыла в зону аномалии так рано, почти за месяц до расчетного времени активации, а то так и продолжили бы сидеть на секретном хуторе.
Отец Илларион, конечно, знал несколько мест силы, где магический фон был больше, но рисковать с их посещением не стали, ибо об этих местах мог быть в курсе Андрей и наблюдать за ними как раз на такой случай, ведь он был в курсе способностей Эллы, а значит, и ее проблем.
Священник задерживаться не стал и в тот же день уехал плести интриги дальше, а Юрий передал дочери новые «игрушки», только предупредил, чтобы она была с ними осторожна.
А ночью на них напали.
Завыла сирена боевой тревоги, и наемники, вскакивая с коек, хватая оружие, тут же устремлялись к своим боевым постам.
Медведев метнулся в КШМ, что была надежно укрыта в своеобразном гараже, заглубленном в землю и укрытым бетонными блоками, куда только что ворвался «настоящий полковник».
– Докладывайте! – потребовал Леонид Маслов от дежурной группы.
– В зону нашего внимания только въехало шесть грузовиков, вот они… – показал на экране компьютера дежурный.
Картинка шла от беспилотника, в автоматическом режиме наматывавшего круги над контролируемой территорией, и только что взятого на ручное управление одним из операторов, чтобы точнее исследовать гостей.
Тем временем машины остановились и из них начали что-то спешно выгружать. По требованию Маслова оператор увеличил картинку и сделал несколько кадров, после чего генерал-полковник только ругнулся.
– Что там? – спросил Юрий.
– Минометы! Сто двадцать миллиметров. Сейчас по нам вмажут…
Противник встал вне зоны досягаемости, как танковых пушек, так и минометов БМД-1. Первые не могли достать противника из-за того, что он скрылся за небольшим холмом, пушка есть пушка и навесом по закрытым позициям не сильно постреляешь, а вторые просто не добивали до цели.
Но ждать огневого налета просто так генерал не стал и, взявшись за рацию, начал отдавать приказы:
– Тачанки один, два и три, выдвигайтесь в квадраты шестьдесят два, семьдесят восемь и сто три соответственно.
Взревели моторами три БМД. Выскочив из своих капониров и подхватив на борт приписанный за каждой «тачанкой» десант из пяти человек для прикрытия, рванули на указанные точки. И вовремя, противник уже собрал и установил минометы и, не теряя лишнего времени, начал закидывать в их жерла тяжелые мины. Прошло несколько секунд напряженной тишины, и над головами раздался противный, пробирающий до кишок свист падающих первых пристрелочных мин.
А еще через мгновение начался ад. Бухали мины и свистели осколки, стуча по бетону укрытий и броне техники.
– Ищите противника! – прикрикнул на оператора «птички» генерал-полковник. – Где-то должны быть основные силы!
Понятно, что минометный обстрел не мог быть самоцелью противника, ведь по большому счету он ничего не решал. А вот в качестве акции прикрытия – вполне, ведь пока обороняющиеся засели в своих окопах и дотах, атакующие могут спокойно сблизиться на расстояние удара.
Оператор БПЛА кивнул и, забыв про минометчиков, заложил вираж, в попытке найти засевшего где-то врага, то и дело меняя режимы наблюдения. Но пока ничего найти не мог.
– Где же они?!
Тем временем «тачанки» выходили на заданные позиции, но видимо, не только у обороняющихся имелась воздушная разведка, следили за действиями своего противника и нападающие, а потому как только БМД остановились и стали наводить свои «громы» на цель, атакующие сменили тип боеприпаса, и на позиции обороняющихся полетели дымовые мины. С первыми же прицельными попаданиями по позициям минометчиков эти самые минометчики бросили свои минометы и стали разбегаться во все стороны.
– Что за черт?! – глухо прозвучал голос Леонида Маслова из-под современного противогаза с широким стеклом, напряженно наблюдавшего за экраном, на который шла картинка от «птички», но пейзаж по-прежнему оставался пуст.
Позиции обороняющихся тем временем заволокло густым дымом, как назло практически отсутствовал ветер, так что дым почти не рассеивался, а лишь уплотнялся, и скоро уже невозможно было увидеть ничего дальше вытянутой руки.
– Ну же, где эти твари?!! – взвыл генерал-полковник и вдруг замер.
Бешеными глазами зыркнув на Медведева, он рывком выскочил из КШМ, взобрался на крышу «гаража» и всмотрелся в небо через муть дымовой завесы.
– Ах же твою мать!!! Воздух! Это воздушный десант!!!
Информация была тут же передана по рации всем бойцам, и буквально в ту же секунду тут и там застучали автоматные и пулеметные очереди.
Медведев также всмотрелся в небо, и над ним стремительно промелькнула тень десантника, заходящего на посадку, мало того что в черной одежде, так еще и парашюты были черного цвета. Юрий вскинул свой автомат, но было уже поздно, вражеский десантник в следующее мгновение уже стал невидим из-за все еще стоящей густой дымовой завесы, несмотря на то что большая часть дымовых мин уже перестала коптить.
Оставалось только удивляться, что нападавшие вообще рискнули пойти на такой опасный маневр. Ведь это ж надо десантироваться ночью, да еще в задымленное пространство! Это надо быть отмороженными на всю голову.
Юрий сорвался с места и бросился в сторону небольшого бункера, вырытого еще сектантами, в котором находилась его семья. Ведь она станет одной из главных целей атаковавших.
И снова рядом в воздухе промелькнула тень десантника, шедшего на посадку. На этот раз Медведев не мешкал и саданул длинной очередью по врагу и, судя по крику, попал, как минимум ранив.
Впереди кто-то копошился, и снова Юрий открыл огонь. На этот раз противник, пытавшийся избавиться от рюкзака парашюта, оказался сражен наповал, и бронежилет его не спас. Не задерживаясь, Медведев побежал дальше.
В небо взлетели осветительные ракеты, чтобы хоть немного подсветить силуэты противника.
– Ч-черт! – ругнулся Юрий, падая на землю, когда вокруг засвистели пули.
Лежать не стал, а активно пополз вперед, так как до цели оставалось совсем немного. Собственно, вход в бункер уже можно было различить, так как дымовая завеса наконец начала постепенно рассеиваться. И то, что около входа копошились неизвестные, Юрию сильно не понравилось.
– Своих там быть не может…
Снова в руках затрясся автомат, до конца сжирая первый рожок патронов. Один из боевиков упал на землю, явно раненный. Застучали выстрелы в ответ, но пока сильно неточно, били больше на подавление вслепую. Юрий выстрелил из подствольника. Бухнул сухой взрыв, и кто-то из боевиков начал ругаться на гортанном языке.
– Это еще и абреки… – сплюнул Медведев, доставая из кармашка разгрузки «лимонку».
Маску противогаза он снял сразу, как увидел, что противник приземляется без средств защиты, а значит, дымовая завеса – просто дым, а не что-то более серьезное.
Бросок, и сразу после взрыва Юрий, сменив магазин, сделал бросок к входу в бункер и едва успел отпрыгнуть назад, прячась за стенкой, увидев, что из руки раненого и оглушенного боевика выпадает аналогичная граната.
Взрыв.
Теперь противника у бункера можно было не опасаться, близким взрывом собственной гранаты их окончательно добило.
Юрий отлепил магнитную мину от двери и отбросил подальше.
– Я у двери, так что не волнуйтесь, – сказал Юрий, связавшись с помощью рации по выделенному им каналу с женой.
– Как ты?! Ты цел?!
– Со мной все хорошо, не волнуйся…
– Слава богам! Тебя впустить?!
– Пока не нужно. Буду охранять вас снаружи.
– Будь осторожен!
– Конечно. Конец связи.
А вокруг кипел интенсивный хаотичный бой, в котором мало что можно было понять, если в нем вообще что-то можно было понять и как-то руководить, не видя из-за остаточного задымления общей картины происходящего. Ведь даже неизвестна численность противника.
Две БМД, оставшихся в лагере, что попытались покинуть свои укрытия и выйти на оперативный простор, боевики почти сразу подбили из гранатометов, и они загорелись факелами. Танки даже дернуться не успели, как их так же сожгли массированным гранатометным огнем. А потом еще детонировал боезапас, сорвав башни. Нападавшие так же целенаправленно спалили машину РЭБ и КШМ, при этом получил ранение генерал-полковник Маслов, из-за чего противостояние окончательно перешло в мало управляемое состояние.
Боевиков было много и, что хуже всего, они, воспользовавшись эффектом неожиданности, появились внутри охраняемой территории, то бишь в тылу, а на такие условия система обороны рассчитана как-то не была. Возникло несколько очагов сопротивления возле дотов. Оставалась только надежда на ранее выехавшие три «тачанки».
                                                                                                                                                    * * *
К началу весны с жертвами стало совсем плохо, а жертв с каждым этапом возвышения требовалось все больше и больше. Причин было несколько. В зимний сезон нелегалы вообще неохотно штурмуют частенько штормящее Средиземное море на своих утлых пластиковых или вовсе надувных лодках, которые в один момент может потопить одна хорошая волна… Но это удалось исправить с помощью прикормленных различных неправительственных общественных организаций. С помощью них удалось предоставить желающим перебраться жить в Европу вполне себе надежные суда.
Это помогло, но лишь на короткий период. Нелегалы через какое-то время заподозрили неладное. Оно и понятно. Сработало сарафанное радио. Частенько родственники или просто знакомые, желающие сбежать из Африки и Ближнего Востока в Европу, шли в разных партиях, ну и обещали созвониться и рассказать, как добрались, как их встретили и все в том же роде. Но не дозвонились… Опять же, все понимают, что есть риск не добраться до земли Халявы, в новостях то и дело рассказывают о несчастных случаях, и знакомый или родственник мог попасть в число этих неудачников. Но в какой-то момент среди потенциальных нелегалов пошел слух, что лодки банально топят.
Как возник этот слух, было не совсем понятно. Конечно, он мог возникнуть самостоятельно, в конце концов, набралась критическая масса пропавших без вести, и это не могло не стать широко известным, и, естественно, стали искать какое-то логическое объяснение. Но Андрей заподозрил, что это игра отца Иллариона, ведь раньше власти различных государств настойчиво пытались его прижать, и как он выяснил по своим каналам через сектантов, информация о его «Звезде» скидывалась инкогнито. Но все наезды удавалось отбить.
С перевозкой нелегалов по суше в трейлерах история повторилась зеркально. Нелегалы больше не желали пользоваться данным методом переезда в желаемые страны.
Это был серьезный удар по его прокачке, и все, что мог Андрей, это поддерживать свое состояние на достигнутом до сего момента уровне. Но и это продлится недолго, ибо запасы жертвенного мяса скудны и быстро тают. Андрей решил перебираться в сопредельный мир, самостоятельно активировав портал. Сил для этого потребуется немало, но в данном случае у него их останется еще очень много, чтобы уже в другом мире тихой сапой захватить власть и продолжить прокачку своей энергетической структуры.
А то КПД прокачки на Земле просто удручало. Ведь в том мире он мог слить полученную жизненную силу в накопители, а потом снова ею воспользоваться, и так несколько раз. На Земле же накопители создать не получалось, мало того что они едва запасали энергию, так еще быстро ее теряли, словно дырявое ведро, и потому всю ранее накопленную ману приходилось просто выпускать в энергополе планеты, где она благополучно растворялась.
И тут святоша нанес второй удар, захватив зону аномалии, буквально перебив гарнизон, а ведь туда были отобраны лучшие из адептов.
Накопить армию из сектантов, чтобы задавить противника числом, тоже не удалось, святоша нанес превентивный удар, и тогда Андрей обратился к стороннему отряду «Черные волки», состоящему из всяких ваххабитов, воевавших до сего момента в Сирии и Ираке, но выбитых из ранее занимаемого района правительственными войсками, тут же попавших под удар американцев в наказание за то, что в свое время кинули амеров и не стали им подчиняться, а ведь в них было столько вложено… Андрей через связи каинтологов в армии США смог их прикрыть и вывести из-под удара.
Конечно, он мог в одиночку уничтожить отряд наемников, засевших на его земле, но это была бы неоправданная трата сил. К тому же, как он убедился на личном опыте, а также изучив некоторые архивные документы инквизиции, местные священники тоже кое-что могли и имели свои методы поимки магов, и немного опасался их вмешательства в самый ответственный момент, так что их тоже следовало отвлечь боем и не тратить силу на возможную драку с ними. В общем, он всячески стремился сохранить как можно больше энергии, так как на той стороне точно придется изрядно выложиться в битве с врагами, так как преждевременное срабатывание портала точно привлечет внимание контролеров, и те подтянут максимум возможных сил.
Десантирование бородачей прошло удачно, завязался ожесточенный бой, что связал защитников. Поскольку военная удача девка ветреная и крайне непредсказуемая, все в любой момент могло перемениться, Андрей не стал дожидаться полного уничтожения «полярных лисичек», и как только «волки» надежно связали боем «песцов», сам десантировался в район аномалии.
Хотя в последний момент, увидев знакомую ауру оборотня, чуть не передумал. Желание уничтожить Медведева особо мучительным способом было невероятно сильным.
«Это может быть ловушкой святоши, – сказал себе Андрей. – Слишком уж сильно напоминает наживку… Не отвлекаемся от плана…»
Пришлось задействовать всю силу своей воли, чтобы не отвлечься на столь желанную и сладкую месть.
– Отомстить я еще успею…
Андрей, приземлившись в центре аномальной зоны и удовлетворенно кивнув (аномалия накопила большую часть необходимой энергии), принялся за работу. Ему требовалось совсем немного времени, чтобы активировать портал. Всего-то и надо, что напитать некоторые недостаточно насыщенные энергетические линии и контуры, после чего произойдет срабатывание.
Андрей смог уклониться от пули, что разнесла бы ему голову лишь в последний момент. Собственно никаких человеческих сил для этого просто бы не хватило, и чтобы избежать смерти, ему пришлось задействовать чудовищно энергозатратную, особенно по местным меркам телепортацию. Всего на десять сантиметров, но даже эти жалкие десять сантиметров в условиях Земли, пусть и в насыщенной магией зоне, дались ему очень дорого, сожрав десятую часть имеющихся в наличии сил.
– Гад!
Но эта пуля была не единственная, и Андрею вновь и вновь приходилось задействовать телепортацию, чтобы уйти от верной смерти.
Стало не до аномалии-портала, что начала процесс активации.
                                                                                                                                      * * *
Не прошло и полминуты после связи Медведева с женой, как уже от нее пришел вызов. По пустякам бы они его беспокоить не стали, и он ответил:
– На связи…
– Юр… тут Элла говорит, что с аномалией что-то не так…
– Что именно?
– Он не знает… просто чувствует ее энергетическое возмущение.
– Ну да… действительно, откуда ей знать, – опомнился Юрий, посмотрев в сторону аномалии, но во тьме ничего не увидев, тут требовался прибор ночного видения. – Вот что, подтащите к двери ту большую винтовку.
– Сейчас…
Медведев схватил винтовку и снова закрыл дверь в бункер, после чего, приведя ее в боевое состояние, вгляделся через многофункциональный прицел в сторону аномальной зоны. Просто так вразнос аномалия пойти не могла, слишком рано еще для «автоматической» активации, а это значит, что…
– Ч-черт… Так и думал.
Юрий прицелившись, нажал на спуск.
«Корд» больно ударил отдачей в плечо, но Юрий все же успел заметить, как смазалась фигура Андрея, и вот он уже смотрит в сторону стрелка со злобным лицом.
– Врешь, не уйдешь!
Медведев стал посылать во врага пулю за пулей, но все без толку. Андрей каждый раз в последний момент уходил с линии огня, все так же «смазываясь». Чем-то это напоминал уход от смертельного удара лорд-маршала, повелителя некромонгеров из фильма «Риддик», ну или как в «Матрице».
Смена магазина с быстрым осмотром по сторонам на наличие поблизости врагов, а то ведь его выстрелы не могли остаться незамеченными врагом. Но врагам сейчас было не до Юрия. Даже не факт, что его слышали, несмотря на то что «корд» бухает, что твоя пушка. Просто чуть притихший бой разгорелся с новой силой, и вновь вокруг гремели взрывы, трещали автоматы и пулеметы. А все из-за того, что из леса в лагерь прибыла долгожданная кавалерия, то бишь три БМД, и они дали врагам прикурить из своих «громов» и крупнокалиберных пулеметов.
Правда, одну «тачанку» тут же подожгли массированным гранатометным залпом, очень уж хорошо были вооружены боевики, а может, трофеями смогли разжиться, но остальным двум активно маневрирующим машинам удавалось избежать сей печальной участи, да и по стрелкам-бородачам, что их пытались подбить, активно стреляли активизировавшиеся обороняющиеся.
Отстреляв еще один магазин патронов по Андрею и отогнав его в сторону, Юрий, во второй раз меняя магазин, снова связался с женой:
– Что Элла говорит об аномалии сейчас?
– Что она немного успокоилась. Но набор энергии все равно продолжается… пошла своеобразная цепная реакция.
– Понятно…
Стоило только Юрию немного отвлечься от своего главного врага, чтобы осмотреться, как Андрей пропал из виду.
– Ну, где же ты?..
– Здесь я!
Перед Медведевым метрах в двадцати возникла темная фигура, и в Юрия что-то полетело, явно что-то из магического арсенала. Он попытался увернуться, но очень уж широким оказался фронт атаки, и Медведев все же попал под боевое магическое воздействие.
Защитные амулеты почти уже «протухли». Элла в данном вопросе помочь особо не могла, все же она только учится, да и не отошла еще окончательно от магического истощения, несмотря на наличие в данном месте магической силы. Это ведь все равно, что долго голодавшего человека разок покормить и ждать, что он сможет показать свою изначальную силу, что у него была до голодовки.
Драконья чешуя, из которой была изготовлена защита Юрия, вспыхнув напоследок, посыпалась обугленной крошкой, но она все же смогла уберечь, что называется на последнем издыхании. А там уже сам Медведев не плошал и, перехватив автомат со спины, начал высаживать по Андрею длинные очереди.
Андрею, попавшему под ливень пуль, не осталось ничего другого, как отступить, рыкнув с досады и от боли, ведь пару пуль в свое тело он все же заполучил, и пусть для него это не смертельно, но приятного все равно мало.
Тем временем вокруг также продолжался бой. Загорелась еще одна БМД. Очагов сопротивления стало значительно меньше. Часть обороняющихся перебили, часть сумела отступить и сгруппироваться между собой.
И все бы ничего, сил у нападавших тоже не бесконечное количество. Минимум половина десанта уже так или иначе выбита, что уж говорить про боеприпасы, кои расходовались ими с бешеной скоростью, и пополнить их неоткуда, разве что снять с убитых в самом начале да разжиться кое-какими трофеями, но и это мало на что влияет. Еще немного и противнику пришлось бы отступать. Не с голыми же руками бросаться на пулемет? Ну пусть с ножами, но это все равно не пляшет против пули, пусть даже пистолетной.
Но тут в ход битвы вмешался разъяренный неудачей Андрей.
– Встать!!! – рыкнул он так, что перекрыл шум сражения.
И что чудовищнее всего, ранее убитые начали вставать.
Конвульсивно задергались два трупа боевиков у входа в бункер.
– Твою мать!
Юрий длинной очередью из автомата, разнесшей зомби головы, заставил тела вновь замереть.
Медведев все же удивился тому, что Андрей именно поднял мертвых, а не загасил всех живых, что наверняка было бы проще.
«А может, и не проще, – подумал Юрий, отметив что встали именно боевики. – Если наши по-прежнему лежат, то значит, он как раз на такой случай предварительно провел над живыми боевиками соответствующий ритуал, а значит, сил на подъем потребовалось не так уж и много… Но все равно, почему он не загасил каким-нибудь масштабным заклинанием оставшихся в живых защитников? Экономит?»
Но раздумывать над этим было некогда. Мертвецы, повинуясь своему кукловоду, атаковали.
Если подумать, то их и зомбями считать можно с натяжкой. Мозги мертвяков еще не успели протухнуть, и потому зомби действовали вполне осознанно, что ли… Если глянуть через призму медицины, то эти люди всего лишь вышли из состояния клинической смерти.
Что же до ответа на мысленный вопрос Медведева, то все оказалось несколько проще и одновременно сложнее. Андрей попытался добить всех магией, ведь осталось всего три очага сопротивления, но проблема оказалась в том, что такие масштабные заклинания в районе аномалии не то чтобы не срабатывали, скорее требовали на порядок больше сил, и посланный в один из дотов файербол по прилету к цели оказался просто волной горячего воздуха. Ведь даже концентрированный удар по конкретной цели оказался в разы слабее.
А все из-за того, что запущенная им аномалия-портал начала активно собирать энергию, буквально впитывала в себя силу, как пересушенная губка воду. Собственно, именно потому здесь и был повышенный магический фон.
Даже на подъем зомби, тела которых были заранее подготовлены, как раз на такой непредвиденный случай, потребовалось во много раз больше сил, чем это рассчитывал Андрей. Но зомби таки встали, благодаря своей «свежести», и под их прикрытием атаковали живые.
Бойцы расстреливали последние патроны, пытаясь прикончить живых мертвецов, но в большинстве случаев это было сделать крайне сложно, требовалось повредить мозг, а в голову на самом деле не так уж легко попасть да еще в темноте в неверном свете пожаров.
В одном из очагов сопротивления дошло до рукопашной…
Юрий меж тем выискивал Андрея, но тот где-то затерялся, ожидая, когда его мертвые солдаты добьют обороняющихся.
Снова пришел вызов от жены.
– Я в порядке, дорогая…
Сейчас Юрию было не до разговоров, обстановка вокруг была слишком напряженной.
– Я понимаю, что мешаю, но Элла говорит, что аномалия вновь начала себя странно вести… она насыщается… она не уверена, но думает, что скоро произойдет активация… по крайней мере ее ощущения близки к тем, что были при отправке на Землю.
– Проклятье! Понял…
«Намудрил что-то все-таки Андрей, – раздраженно подумал Медведев. – Или все дело в воздействии на нее мастера Морлда? Он ведь должен был влить в нее силы, чтобы портал мог перенести не одного человека, а всю мою семью… Ведь после воздействия на аномалию Андрея, мастер мог решить, что пришло время, и вмешался».
– Медведь, это Лис… – пришел вызов от генерал-полковника.
– Медведь на связи, Лис.
– Нужно уходить.
– Вас понял. Согласен. Вот только сможем мы прорваться? Не забывайте о группе минометчиков, что наверняка нас встретит на выходе. Они ведь вряд ли куда-то ушли.
– Помню… но так будет хоть какой-то шанс, иначе нас тут сейчас всех положат!
– Есть одна возможность вырваться…
– Говори!
– Нужно прорваться в центр той рощицы, которую мы собственно и охраняем.
– И что?
– Просто поверьте, что это единственный наш шанс вырваться. Не зря же мы ее взяли под охрану. Только нас не забудьте подобрать.
– Ясно… не забуду. Не зевай, мы выдвигаемся к бункеру.
– Жду.
Через несколько секунд после окончания разговора стихшая было стрельба возобновилась с новой силой. Бойцы по команде сжигали последние резервы патронов, обеспечивая себе безопасную зону и коридор отхода.
Взрыкнула и рванула вперед БМД с десантом на борту, к которой умудрились прицепить все, что осталось от КШМ (кунг с аппаратурой разнесли вдребезги, но основа с колесами оказалась почти не повреждена), на которую вповалку загрузили раненых. Забил крупнокалиберный пулемет, что буквально рвал устремившуюся наперерез крупную толпу зомби на части.
Живые боевики стреляли по убегавшим, но интенсивный ответный огонь не давал им нормально прицелиться, хотя без потерь все равно не обходилось…
Тем временем Юрий вызвал семью на поверхность, продолжая внимательно наблюдать по сторонам и пытаясь не упустить момент, если вдруг Андрей сам пойдет на прорыв к аномалии.
И он пошел…
Медведев открыл огонь, но все было тщетно. Андрей играючи уходил от опасности, иногда просто пригибаясь. А потом он нырнул в туман…
Юрий зарычал от бешенства, даже почувствовал, как начало частично трансформироваться тело.
И вот аномалия-портал сработала с яркой вспышкой…
Когда Юрий проморгался и смог снова видеть, то не поверил увиденному. На поляне, очистившейся от тумана, явно шел интенсивный бой.
                                                                                                                                                * * *
Мастер Морлд встрепенулся. Аномалия-портал, все это время набиравшая энергию, через которую в свой мир ушел оборотень с женой и детьми к своей матери и сестре, вдруг скачком увеличила свой потенциал и пошла вразнос. Это очень сильно напоминало прошлое ее поведение перед самой активацией, но проблема заключалась в том, что еще слишком рано. Согласно расчетам аномалия должна была набирать энергию еще порядка полугода.
– Значит, что-то пошло не так…
Встал вопрос, что делать? Преждевременная активация означает, что энергию на срабатывание портала подали с той стороны. Но если верить Юрию, то это просто некому делать, ибо там нет магии и магов…
– Разве что Элла… но нет, она еще слишком слаба. Разве что могла направить силу, полученную от жертвоприношения, но они на это не пойдут…
Чтобы дать себе немного времени на размышление, мастер Морлд принялся за работу и осторожно откачал из аномалии, дабы стабилизировать ее состояние, некоторое количество энергии в накопители. Зря он, что ли, более пяти лет занимался в основном тем, что изучал энергетическую структуру аномалии-портала? Правда, не один – с эльфами.
– Надо позвать ушастых… а то одна голова – хорошо, а две – лучше. И вообще, пора объявлять тревогу…
За зовом, как собственно и тревогой, дело не встало. Дежурный отряд из бойцов гномов и магов эльфов вскоре окружил аномальную зону, готовых встретить всех добрым свинцом из автоматов и магическими атаками.
Лорд Талаоэл не заставил себя долго ждать и прибыл в район аномалии порталом, что вообще-то делать было нежелательно, ведь чем больше аномалия накапливала сил, тем непредсказуемей себя вела. Но обошлось…
– Что случилось, мастер? – спросил эльф.
– Аномалия начала активироваться раньше расчетного времени. Подозреваю вмешательство с той стороны. На жертвоприношение они точно бы не пошли, тем более что там для них лишний месяц не срок, так что…
Эльф понятливо кивнул, будучи в курсе всех особенностей мира, куда вел портал.
– Что будем делать? – спросил эльф.
– Я пойду туда и все выясню.
– Сдурел?!
– На той стороне явно форс-мажор, – сказал гном. – Скорее всего, им требуется помощь.
– Допустим. Но как попадешь обратно?
– Как только уйду, начинай активацию портала. Сил у тебя хватит… Ну и я с той стороны сколько будет солью. А если не получится, то подождем естественного срабатывания.
– Ладно, это твое решение, – не стал спорить эльф. – Удачи.
Мастер Морлд кивнул, и как только лорд Талаоэл отошел, влил из накопителей в аномалию недостающую порцию энергии для активации. Заклубился туман, и в его сторону метнулась шаровая молния портала.
Миг, и вот он уже на Земле, и в его сторону несется старый, но совсем не добрый знакомый, и с криком проклятий атаковал.
– Дьявол!!! – взревел Андрей, как только понял, что портал сработал, но не он переместился в сопредельный мир, а на Землю прибыл гость.
И гость этот ответил. Андрей едва сумел поставить защиту и физически уклониться, пока даже не думая о контратаке.
Но тут еще оборотень подключился к драке и снова начал палить по нему из своей крупнокалиберной снайперской винтовки, с которой только на динозавров охотиться, и Андрею не оставалось ничего другого, как отступить.
Собственно, смысла продолжать драку не было никакого. Аномалия разряжена, и у него едва хватит сил ее активировать. Но ведь ясно, что там его уже ждут, и если он все же воспользуется порталом, то там его возьмут, что называется, тепленьким.
«Но это не значит, что их нужно просто так взять и отпустить!» – подумал Андрей и скомандовал своей армии:
– В атаку! Убейте их!!!
И сам не остался в стороне, посылая одно боевое плетение за другим в мага, благо что аномалия разрядилась и плетения не развеивались. Но гном оказался силен и легко отражал атаки, то и дело атакуя сам.
Прошло совсем немного времени, как аномалия вновь начала насыщаться энергией.
Тем временем БМД с прицепом остановилась возле бункера, и открылись двери десантного отсека.
И хоть ситуация кардинально изменилась, Юрий менять ничего не стал, хотя бы просто потому, что под защитой мастера Морлда, что так неожиданно, но весьма вовремя появился, у них на выживание на порядок больше шансов, а там, как говорится, будем посмотреть.
– Живо внутрь!
Повторять дважды семье не пришлось, и все стремительно влезли в стальное чрево, набившись в нее, как сельди в банку.
Кто-то из боевиков выстрелил из гранатомета по остановившейся мишени, но к счастью, промахнулся, и снаряд врезался в бетонный блок входа в бункер, только создав пылевую завесу.
– Ходу! – крикнул Юрий, сам вскочив и зацепившись за броню.
БМД рванула вперед.
– Надеюсь, ты знаешь, что делаешь… – сказал Леонид Маслов.
Он ведь тоже видел какого-то низкорослого бородатого мужика со светящимся посохом, что вовсю пулялся огненными шарами.
Медведев уверенно кивнул, хотя никакой уверенности не испытывал, все-таки масса людей и техники, которой предстояло уйти в другой мир через портал, была очень велика, а портал разряжен. Но ведь они могли просто уйти.
«Нет, уйти мы как раз от аномалии не можем, – понял Юрий. – Андрей снова наберет сил с помощью жертвоприношений, а вот мастер Морлд окончательно ослабнет. Так что если и уходить, то только порталом на ту сторону, и сделать это нужно сейчас. Но вот сможем ли?»
Обстановка не способствовала разговорам, мастер Морлд, увидев что-то кричащего и размахивающего рукой Юрия, убедился, что прибывшие являются союзниками, сосредоточился на аномалии, благо что атаки Андрея стали ему не опасны, во-первых, аномалия вновь стала развеивать плетения, а во-вторых, Андрей окончательно ослаб и уже не представлял серьезной опасности.
Единственно, кто мешал, так это стрелявшие боевики, но делавшие это уже без энтузиазма, так как боеприпасы окончательно подошли к концу, ну и столь же скупой ответный огонь не давал им развернуться. Разве что зомби продолжали откровенно переть напролом.
Но вот поляну заволокло знакомым туманом, а навстречу им рванула просто гигантских размеров искрящаяся и сверкающая молниями-отростками «шаровая молния». Все, кто видел этот момент, дико закричали, но тут их всех окутало сияние, возникла дезориентация, и в следующий миг они оказались посреди дня.
«Только бы хватило сил для перехода!» – взмолился Медведев, глядя на прямо-таки трясущегося от перенапряжения и закричавшего в последний момент мастера Морлда.
– Получилось… – с облегчением выдохнул Юрий, когда ночь вдруг сменилась днем, а вокруг изменился пейзаж. – Мы дома.
Глава 13
– Где это мы? И что вообще происходит?.. – озираясь, спросил генерал-полковник Маслов.
– Не стрелять! Не стрелять! Это союзники! – крикнул Юрий Медведев.
И вовремя. Бойцы сильно заволновались, увидев движение по периметру, ведь они и так в последнее время испытали изрядное давление на психику. И ладно бы просто бой и смерть товарищей по оружию, это ожидаемо и понятно, но вот зомби… одно дело по телеку их смотреть, и совсем другое самим столкнуться лицом к лицу. А тут какой-то перенос из ночи в день, да еще в непонятное место, и в довершение неизвестно кто в кустах шарится… нервы у всех на пределе, и достаточно одной оплошности, чтобы случилось непоправимое. К счастью, обошлось.
– Что до того, где мы, то в другом мире. Именно за контроль над порталом мы и схлестнулись с тем мужиком.
– Понятно… А это кто? – кивнул Леонид Маслов на группу встречающих.
– Все расскажу, но чуть позже. В первую очередь мне надо им все объяснить.
– Хорошо…
Из десантного отсека тем временем вышла жена Юрия и с радостными криками выскочили его дети. Потом показались мать и сестра. Анну пришлось накачать препаратами, так что она была немного заторможенной и мало что понимала.
– Вы в порядке, мастер Морлд? – озабоченно спросил Юрий, подойдя к присевшему под дерево на валун магу-гному, которого окружили дети.
– Вполне… Просто выложился до дна.
– Что произошло? – хрипло спросил подошедший лорд Талаоэл, несколько настороженно кося взглядом на БМД и все еще сидящих на броне ощетинившихся стволами людей.
Эльф выглядел осунувшимся и бледным, под покрасневшими глазами залегли темные круги, что для этого народа было весьма нетипично. Но нездоровый вид объяснялся очень просто, чтобы запитать с нуля аномалию-портал и перетащить с Земли в этот мир такую массу и столько людей, пришлось задействовать все доступные ресурсы, выкачав из Рощи всю ману, так что ему в ближайшие месяцы будет не до магических манипуляций.
– Много чего произошло, но плохо то, что много худшее нас ждет впереди, – ответил Юрий.
– То есть?
– Давайте отложим разговоры на чуть более позднее время, нам всем нужно прийти в себя, а день в нашем случае погоды не делает… К тому же надо позаботиться о гостях, многие тяжело ранены, и я прошу оказать им врачебную помощь.
– Хорошо…
– Так, мужики, не дергаемся, сейчас вам окажут необходимую медицинскую помощь, – обратился Юрий к наемникам. – И вообще, заканчивайте тут стволами махать, вы у союзников, и никто вам тут ничего плохого не сделает, а если бы и пожелали что-то сделать, то вы в свою очередь ничего им сделать не сможете.
Наемники понятливо покивали и стали убирать оружие.
Тем временем лорд Талаоэл подозвал несколько эльфов в зеленых одеяниях из своего окружения и что-то сказал, кивнув на прибывших людей. Эльфы маги-лекари кивнули и подошли к людям, после чего стали исцелять раненых, вызывая у тех возгласы удивления, когда раны исчезали прямо на глазах. Оживили даже парочку только что скончавшихся. Именно что оживили, запустив их сердца, а не сделали из них зомби.
Увидев, что все в порядке, драки не предвидится, к гостям стали подтягиваться гномы. Выглядели они весьма колоритно в своих массивных доспехах и с не менее массивными автоматами в руках. Этих в первую очередь заинтересовала БМД. Но оно и понятно, техника все-таки.
– Это что, эльфы и гномы? – выпучив глаза, спросил генерал-полковник, после того как его самого исцелила хорошо знакомая Медведеву эльфа по имени Элеонтаэль.
– Ага, – кивнул Медведев. – Легенды возникли не на пустом месте. Есть тут и гоблины, орки и даже плюющиеся огнем драконы.
– И что теперь?
– Не знаю… вариантов много или мало – это как посмотреть. Поговорим на холодную голову, как все отойдут от схватки и переноса. А то даже я сейчас в не совсем вменяемом состоянии. Хочется упасть и вечность не шевелиться…
– Хорошо.
Всего с Земли за исключением Юрия с семьей попало восемнадцать человек. Все, что осталось от более чем сотни бойцов отряда.
С размещением людей больших проблем не возникло. Волей князя Дарвла, спешно прибывшего на место, для них на первое время выделили только что построенный гостиный двор, а то ведь товарооборот с землями людей постоянно рос, прибывало все больше торговцев и им требовалось где-то жить на время свершения сделки.
БМД с «прицепом», правда, пришлось оставить в одной из пещер. Нечего посторонним видеть такую машину.
С Анной тоже удалось все решить. У эльфов имелись отличные мозгоправы, и с одной из таких специалисток Юрий был знаком лично, вот ее он по старому знакомству и попросил заняться данной проблемой.
– Наш старый знакомый покопался у нее в мозгах, сделав привязку, надо ее снять. И лучше всего, если она вообще не будет помнить ничего из того, что произошло с ней с момента похищения, как и само похищение, – попросил Медведев. – А то я даже представлять не хочу, что он с ней делал. Цена вопроса меня не интересует.
– Хорошо. Так даже проще будет, – кивнула Элеонтаэль. – Думаю, через неделю с ней все будет в порядке…
– Отлично!
Вечером Медведев пообщался с выжившими и рассказал им о том, куда, как и почему они попали, и обрисовал возможные перспективы.
– В общем, смотрите сами, камрады, может, кому-то здесь понравится и он останется, как я, например. В конце концов, наемники и здесь нужны. Особенно это касается вас, товарищ генерал. Заодно здоровье вам серьезно подправят, собственно практически вторую молодость обретете. А то огнестрел в этом мире уже есть, не без моего участия, признаться, а вот тактика его применения… так что князь Дарвл будет в вас всех очень заинтересован. Может, кто-то из вас имеет магический потенциал, и тут уже сами понимаете, какие перспективы перед такими людьми открываются…
В зале раздался гул голосов, показывающий, что, дескать, не тупые, понимаем, даже книжки соответствующие почитывали от безделья.
– Остальных, кому не суждено стать великим архимагом, могу нанять я…
– А ты кто здесь собственно, что можешь нанимать отряд наемников? – спросил генерал-полковник Маслов.
– По большому счету вольный стрелок, точнее охотник на драконов. Да-да, тех самых больших летающих ящеров, плюющихся огнем. Их чешуя очень ценна, маги делают из нее мощные боевые и защитные амулеты, ну и остальная требуха с костями тоже идет магам-алхимикам на различные ингредиенты для эликсиров, так что помощники в этом деле не помешают. Особенно охрана требуется, а то иногда орки желают поживиться на халяву, гоблины подстеречь могут, да и прочие банды из людей и всяких полукровок не прочь заполучить мою добычу. И думается мне, что в ближайшее время придется активизировать охоту…
Бойцы явно заинтересовались предложением, как собственно и генерал. А кому не хочется получить вторую молодость?
– Поскольку все деньги за ваш найм остались на Земле, то я полностью компенсирую вам все потери, а также выдам подъемные для обустройства. Ну а если кому-то невтерпеж вернуться по каким-то причинам на Землю, то тоже можно устроить, через пару – месяцев, – продолжил Юрий. – Вопрос только в том, кто там в этот момент будет контролировать зону аномалии. Скорее всего, после того, что там произошло этой ночью, то, конечно, правительство… Но может, и тот тип, что зомби поднял. Сами понимаете, у кого деньги, а денег у него куры не клюют, тот и заказывает музыку. По крайней мере, через какое-то время он сможет перехватить контроль, тем более что помимо денег у него иные возможности есть. Так что думайте.
– А чего тут думать?! Что правительство, что этот некромант, один хрен, – невесело усмехнулся один из бойцов. – Власти посадят в какую-нибудь секретную тюрьму и будут выпытывать, что мы тут видели, а когда выпотрошат, так и закопают, чтобы другим не болтал… С некромантом этим вообще жесть. Этот сначала убьет, а потом поднимет…
В целом наемники восприняли факт переноса нормально и назад особо никто не рвался. Но оно и понятно, люди, идущие в наемники, как правило, за спиной ничего не имеют, как по сути не имеют ничего впереди, каждый из них осознает, что может погибнуть в любой момент, и привязанностей стараются избегать. Так что по большому счету им не важно, где жить и тем более наемничествовать. Более того, большей части даже стало интересно посмотреть на данный мир.
– В ближайшее время вашими гидами и справочниками станут мои дети, как единственные знающие русский язык. У них вы узнаете об обычаях и прочих бытовых мелочах данного мира. В общем, смотрите, что тут да как, и решайте, остаетесь вы или возвращаетесь…
                                                                                                                                             * * *
А на следующий день Юрий предстал перед князем Дарвлом и более-менее пришедшими в себя после магического истощения мастером Морлдом и лордом Талаоэлом. Пока решили обсудить проблему в узком кругу, прежде чем оповещать об угрозе всех прочих заинтересованных лиц. Ну и выработать хоть какое-то решение, тактику и стратегию, которую уже можно будет предложить для обсуждения всем прочим как основу.
– Итак, что там у вас произошло? – спросил эльф, отпив вина.
– Андр смог избавиться от подсаженного ему вами беса, – начал Медведев. – Не сам, конечно, а с помощью проведенного над ним священниками ритуала экзорцизма… этот момент в своем плане мы как-то не учли. Я почему-то был уверен, что раз на Земле нет магии, то и все остальное полная туфта. Оказалось, что наши жрецы что-то могут и без магии.
– Сила духа… или иначе – жизненная энергия, – сказал эльф. – Мы вообще-то сделали все, чтобы и с ее помощью невозможно было изгнать беса, но видимо, переход через портал что-то нарушил в плетении печати, и в итоге ваши экзорцисты «клетку» сумели взломать и беса, несмотря на все его попытки удержаться в теле, смогли изгнать.
– Как бы там ни было, беса изгнали, и Андрей вновь стал вменяемым… хотя без последствий для его психики пребывание в его теле демона не обошлось. И все бы ничего, с ним можно было бы справиться, но хуже то, что он снова может оперировать энергопотоками, хотя ваш мэллорн должен был его напрочь лишить искры магического дара.
– Не сомневайся, мэллорн впитал в себя его дар… Ты сам присутствовал при этом ритуале и видел, как отреагировало священное дерево. Другое дело, что свято место пусто не бывает… Точнее, что-то могло остаться от беса, его искра… потому он может получать ману только от жертвоприношений – жизненную энергию.
Юрий вспомнил свой опыт общения с бесом, когда пребывал вне тела, избавляясь от антимагического ошейника. Тот тоже предлагал что-то подобное, свою силу за возможность подселения в тело. Но становиться одержимым Медведева не прельстило.
– Понятно. Ну а дальше понеслось…
Юрий сжато рассказал о том, что произошло незадолго до его появления на Земле, то есть о захвате Андреем своей семьи, а потом о своих шагах и о обретении союзников с их интересами.
– Значит, он повторит попытку проникновения к нам? – озабоченно спросил князь.
Его тревога была более чем понятна, ведь аномалия находится совсем близко от его города-княжества, и он в случае чего первым попадет под удар врага.
– Стопроцентно. Ему для дальнейшего более ускоренного собственного развития нужна насыщенная магической энергией среда, и получить ее он может только здесь.
– Проклятье… А мы можем заблокировать портал? – спросил князь у своего мага.
– Можем… – кивнул мастер Морлд. – но смысла особого нет. Максимум, что мы сможем, этот только отсрочить неизбежное.
– То есть?
– Этот портал как дверь в дом, князь. Можно тонко сработать отмычкой и взломать замок, а если не получится, то можно и вовсе мощным ударом вынести дверь с петель. Да, это будет крайне непросто и затратно, но сил у него хватит.
– Откуда у него силы, если там нет магии? – удивился князь.
– Жертвоприношения вполне действенны. Жизненную энергию Андр может переработать в магическую силу и запитать аномалию… И если он «дверь» выбьет, то нам же будет хуже.
– В смысле?
– Через эту аномалии мы связаны с Землей словно нитью, и нить эту не оборвать. Она обязательно вплетется в структуру нашего мира в другом месте… То есть портал может активироваться в любой точке нашего мира, и хорошо если мы хотя бы примерно поймем, где это произошло, что, прямо скажем, не факт. Значит, в этом случае Андр сможет без помех пробраться в наш мир и спокойно создать плацдарм, с которого и начнет наступление. А так данный портал находится под нашим постоянным наблюдением и можно подготовиться к явлению незваного гостя со всей возможной основательностью.
– Но он ведь не может не понимать, что портал под нашим надзором, и тоже будет готовиться с учетом данного фактора! – воскликнул князь и продолжил уже удрученным голосом: – Я прошедшую ночь немного изучил боевую технику землян и должен сказать, что мы мало что сможем ей противопоставить. Конечно, чистой магией мы ее раздавим, но в том-то и беда, что Андр как никто другой в курсе наших магических возможностей и наверняка это учтет, защитив машины от магического воздействия своими методами. Пусть не полностью, но нам хватит…
– Ну, не все так плохо, не забывайте, что у нас там есть союзник, – напомнил Юрий о священнике экзорцисте. – Если ему помочь поставками целительских амулетов, то он обзаведется такими связями в самых верхних эшелонах власти, что Андр даже близко не подойдет к порталу. Так что я готов ради такого дела пойти в Пустошь до самой Огненной горы и настрелять драконов столько, сколько потребуется.
– Да уж, с такой винтовкой, что ты притащил из своего мира, у тебя с этим проблем не возникнет, – засмеялся князь Дарвл, изучивший за ночь не только БМД-1, но и «Корд», и даже успел несколько раз стрельнуть из нее на полигоне.
– Думаю, это хорошая идея, – кивнул мастер Морлд.
– Ну и не станем забывать о главном постулате обороны: лучшая защита – нападение, – продолжил Юрий. – Нужно подготовить команду бойцов, что сможет ликвидировать Андра.
– Можно попробовать, хуже точно не станет, – кивнул лорд Талаоэл. – Хотя с этим, наверное, будет сложно.
                                                                                                                                        * * *
Спешить с передачей посылки не стали, главным образом из-за того, что маги и так перенапряглись, а посвящать в историю посторонних, что могли запитать портал энергией, пока не решились.
– Месяцев через шесть я и моя роща восстановимся, вот тогда и пошлем посылку, – сказал лорд Талаоэл.
Второй причиной неспешности являлась пятикратная разница во времени, шесть месяцев здесь – это месяц там.
Но и затягивать, конечно, не планировали. Все понимали, что союзнику нужно подкинуть козырей, пока противник не сманил высшее руководство своими возможностями. То есть в перспективе требовалось предложить еще больше, чем мог Андрей, но тут, конечно, многое зависело и от самого высшего руководства страны. А оно, по мнению Юрия, было противоречиво. Не такое откровенно продажно-тухлое, как прежнее во главе с Беспалым Дирижером с младореформаторами, но и не сказать, что тоже такое уж белое и пушистое…
Что касается наемников, то если вначале кто-то и думал вернуться на Землю, несмотря на все опасности, то быстро об этом забыл.
Во-первых, после проверки выяснилось, что среди них обнаружился один потенциальный маг и аж трое возможных оборотней: два волка и орел.
– Не сказать, что сильно удивлен, я всегда хотел летать, – сказал возможный оборотень-орел после того, как ему сообщили результат исследования. – А уж сколько раз во сне парил…
Надо ли говорить, что его фамилия была Орлов?
– Так чего в пилоты не пошел? – спросил его второй потенциальный оборотень с не менее говорящей фамилией Волков.
– Время в девяностых было совсем поганое… сами ведь все помните, армия разваливалась, не до полетов было.
– В гражданские пилоты… они ведь летали, – сказал третий потенциальный оборотень с фамилией Серов.
– Это не то. Нет свободы полета. Ерунда ведь какая-то это, а не полеты.
Во-вторых, попасть в руки государства с неясными перспективами никто не хотел, в то время как здесь перспективы открывались самые что ни на есть радужные даже у тех, у кого никаких способностей не обнаружили.
В-третьих, дома их никто не ждал, а здесь больше чем у половины бойцов в течение месяца появились весьма симпатичные пассии из эльфийских полукровок. Впрочем, некоторым оригиналам больше понравились оркские смески, сам «настоящий полковник», после того как прошел курс омоложения, запал на пышнотелую (точнее пышногрудую) гномью полукровку. Остальным, впрочем, тоже недолго «свободными» бегать осталось… штурм девицами велся по всем правилам женского осадного искусства.
Через месяц эльфы вернули Анну. Как и обещали, она после их магических манипуляций не помнила ничего из того, что с ней происходило с момента похищения, как собственно и момент похищения. Из-за этого пришлось выдумывать сложную легенду и объяснять, почему она ничего не помнит и как здесь оказалась. Дескать, попала в автокатастрофу и у нее из-за удара головой случилась сложная амнезия, дескать, не ничего не помнила с того дня, но теперь все хорошо, эльфы ее вылечили.
– Но почему так долго? – удивился Юрий. – Говорили же, что за неделю управитесь.
– С обычным человеком мы бы управились и того быстрее, – ответила Элеонтаэль. – Другое дело, что твоя сестра оказалась довольно сильной одаренной, но даже это нам не помешало бы, если бы не ее предрасположенность к ментальной магии или магии разума. Так что пришлось подавлять ее инстинктивное сопротивление вмешательству в сознание. А это не просто…
– Так она что, мозголом?
– Да. И это плохо.
– Почему?
– На самом деле, несмотря на всю нашу чистку и блокировку, разумный ничего не забывает…
Медведев понятливо кивнул.
«То же самое с компьютерами. Информация вроде как уделена, но хороший программист может все восстановить, на чем многие горят», – подумал он.
– Мы просто заблокировали все эти воспоминания, – продолжила эльфийка. – Но поскольку она менталистка, то при определенных условиях, скажем сильном стрессе, она может все вспомнить. Так что по-хорошему ее надо держать вдали от сильных переживаний.
– Понятно…
Ну а через шесть месяцев, как и было запланировано, на Землю отправили первую посылку. Медведев за это время успел сходить на охоту и подстрелить из «Корда» дракона, из чешуи которого и наделали целебных, защитных и даже боевых амулетов для отца Иллариона и тех, кого он возьмет в свои союзники.
Глава 14
После боя в зоне аномалии чуть утихший шум в прессе, поднявшийся после недавней стрельбы и взрывов в городе с сотнями погибших и раненых, начался с новой силой. Все гадали, из-за чего собственно развернулись бандитские разборки, да еще с привлечением тяжелой боевой техники, ведь такого кошмара не могли припомнить, даже когда шли разборки за алюминиевый комбинат в лихие девяностые.
Проверяли владельца земли, выясняли его состоятельность, но только еще больше запутались, выяснив, что владелец на самом деле практически ничего не имеет. Ну не из-за самого же клочка бесполезной земли за городом развернулась война? Почти тысяча трупов за месяц разборок за пару гектар это как-то многовато. Разве что там золото Колчака нашли или какой другой клад?..
Город просто наводнили различные спецслужбы, зону аномалии оцепили, искали участников боевых действий и никого не нашли. Андрей подчистил за собой и, уходя, уничтожил нанятых на дело боевиков. Лишние свидетели ему были совсем ни к чему. Правда, остались участники, то бишь жертвы «ночной охоты, и их начали трясти по новой, но ничего интересного вытрясти не удалось, ведь задачу им на момент накопления поставить не успели.
Впрочем, то, что уцелевшие являются адептами каинтологической церкви, узнали сразу же, и российское отделение секты начала жестко трясти ФСБ, но те пока успешно отбивались от всех наездов, благо что адвокаты на них работали самые лучшие. Опять же начали давление «заклятые друзья» из-за океана, визг поднялся на весь мир по поводу притеснения всяких там свобод вероисповедания и прочей мути. И хоть Россия в последние годы начала излечиваться от синдрома мелкой шавки «а что там о нас скажут за границей?», коней несколько попридержали, но о том, чтобы по первому требованию отдать зону аномалии официальному владельцу земельного участка не могло быть и речи.
В общем, произошедшее было взято на контроль на самом верху, самим президентом, а то шутка ли, у него под боком развернулась настоящая война, а он не в курсе, из-за чего собственно весь сыр-бор. Мягко говоря, ситуация неприятная. Так что когда президенту доложили, что есть человек, который может все объяснить, то он конечно же заинтересовался.
– Вы проверили его? – спросил президент, характерно покрутив пальцем у виска.
Вопрос был понятным. Всякие чудики регулярно пытались добиться личной встречи с главой государства, иногда мотивируя эту необходимость самыми фантастическими причинами, которые вменяемый человек не сразу-то и придумает. Впрочем, это является частью бремени популярного и обладающего властью человека, так что он к этому давно привык, и администрация отсекала их еще на дальних подступах.
– Так точно.
Президент еще раз посмотрел данные, собранные на просителя.
– Экзорцист…
Глава государства не стал скептически хмыкать. Кому как не ему было лучше знать, что в мире не все так просто, как кажется на первый взгляд. Все эти НЛО, бесследное исчезновение людей и прочие необъяснимые явления… ведь обо всем этом ему регулярно докладывали, более того существовала специальная служба, аналог киношных «Секретных материалов».
– Почему он не пошел в МВД или на крайний случай в ФСБ? Ведь они этим всем занимаются…
– Он отказывается отвечать на этот вопрос. Говорит, что дело государственной важности, и только вы можете его решить.
– Что ж, я так я. Не впервой… Пригласите его.
Пока вели священника, президент еще раз посмотрел дело о побоище.
«Хотя, с другой стороны, ничего удивительного, что какие-то данные есть у священников, ведь в деле замешены их идеологические враги», – чуть поморщившись, подумал он.
– Добрый день, святой отец…
– И вам здравствовать…
Отец Илларион пошел ва-банк и решил взять в союзники главу государства, собственно только он в такой ситуации может кардинально повлиять на происходящее. Да, придется делиться, причем щедро делиться (а в то, что будет чем делиться, он не сомневался)… но ведь Господь это и завещал своей пастве, не так ли?
– Итак, почему вы решили сообщить сведения о произошедшем лично мне, а не тем, кто этим делом занимается?
– Все проще и сложнее… А причина, вот она.
С этими словами священник положил на стол фигурную пластинку темно-зеленого цвета размером с ладонь, с какими-то письменами-рунами и рубином в центре.
– Что это?
Президент не спешил брать непонятную вещь в свои руки, хотя знал, что служба безопасности проверила все на предмет опасности.
– Амулет…
– Амулет?
Президент начал терять терпение.
– Именно.
– Я не люблю разгадывать ребусы… на них тратится слишком много времени, которое можно использовать с большей пользой. Говорите все прямо или уходите.
С этими словами президент схватил амулет с намерением бросить его назад священнику, но так и замер, словно скрученный судорогой. Его руку охватило тепло, и в следующий момент он увидел, как подтянулась кожа на тыльной стороне кисти, исчезли старческие пятна, прошла легкая ноющая боль в суставах – результат нескольких вывихов на тренировках в свое время, что в пожилом возрасте давало о себе знать при смене погоды.
Президент с минуту разглядывал правую помолодевшую руку, сравнивая ее с оставшейся в прежнем виде левой.
– Что это было, черт возьми?! – спросил президент, обратив внимание на обугленные остатки амулета и потемневший рубин, в котором появилась трещина.
– Магия…
– Рассказывайте!
– То побоище – схватка за контроль над порталом, ведущим в мир, где есть магия и делают данные целительские амулеты. И мне требуется вся мощь государства, чтобы сохранить контроль за… теперь уже нами.
Президент понятливо кивнул.
– И кто… теперь уже нам противостоит?
– Некто Андрей Рушников.
Отец Илларион рассказал все, что знал об Андрее и его возможностях как магических, так и финансовых, ведь тот взял под свой контроль ресурсы крупнейших сект мира и зарабатывает дополнительно на процедурах омоложения толстосумов. Рассказал и о своей договоренности с его противником.
– Вот оно как…
– Вы, конечно, можете поступить проще и договориться с ним напрямую и получить все то же самое прямо сейчас, а не чуть позже, но… вы станете его слугой, даже рабом.
– Я это прекрасно понимаю… – скривился глава государства.
Все-таки как бы ни старался он поддерживать себя в форме регулярными тренировками, наступление старости не остановить. И как любой человек он хотел хоть ненамного задержать ее приход, как можно дольше выглядеть моложе. Даже ботокс колол… не говоря уже о прочих косметических и медицинских процедурах. Так что когда узнал, что в Америке есть медицинская компания, что практически возвращает молодость и силы, то уже подумывал записаться на проведение лечебного курса инкогнито, и тут выясняется, кто за всем этим стоит и чем это ему в итоге грозило.
«Чуть было не попался, – подумал он. – А сколько уже попалось?!»
Президент стал невольно вспоминать, кто в последнее время из сколько-нибудь значимых людей России стал выглядеть моложе и здоровее.
«Да практически все старики, имеющие деньги: половина олигархов, как минимум пара министров, дюжина глав регионов… Это значит, все они спящие или даже уже действующие агенты Рушникова, и как только он прикажет, они нанесут свой подлый и убийственный удар изнутри, – с ужасом осознал президент масштаб проблемы и полученный через этих людей противником потенциал, ведь под контролем этих контролируемых Андреем людей находятся финансы, политическая власть, военная, газеты и телеканалы. – Следовательно, нужно бить на опережение и на поражение, жестко и быстро…»
– Но вы уверены в своих контрагентах? Не кинут? – спросил президент, еще раз невольно посмотрев на помолодевшую руку, сжав пальцы в кулак. – Ведь они там, а Андрей здесь. Могут закрыться. Моя хата с краю…
– Уверен. Закрыться могут, но это им не поможет, и они это знают. Андрей за счет жертвоприношений наберет достаточно сил и прорвется в мир с магией, ибо только там он сможет сделать то, к чему стремится – стать богом. Им выгоднее покончить с ним, пока он еще не вышел на пик своего могущества. Покончить с ним здесь, а не там, где Андрей начнет увеличивать свою мощь в геометрической прогрессии за счет земных ресурсов, стоит только ему захватить там плацдарм.
– Хорошо…
                                                                                                                                                      * * *
Энергоструктура портала оказалась коварна. Андрей не ожидал с ее стороны такой подляны, как развеивание магических плетений и ослабление их мощности, из-за чего он не смог поджарить оборотня. И все бы ничего, даже в таких условиях он бы додавил противника, несмотря на всю его имеющуюся защиту, но вот чего он действительно никак не предполагал и что окончательно порушило все его планы, так это появление мага с той стороны, что вступил с ним в противостояние. Тут еще оборотень со своей винтовкой мешается…
Андрею в итоге пришлось отступить и в конечном счете вернуться на свою «Звезду» для восстановления изрядно потраченных сил.
«Теперь государство вцепится в зону аномалии всеми своими руками, ногами и зубами, – размышлял Андрей над сложившейся ситуацией, рукой впитывая малыми порциями жизненную энергии из жертвы-девушки, на коленях сидящей справа от его трона, потягивая ее словно сок из стакана с помощью соломинки. – Святоша сделает все, чтобы я не имел ни малейшей возможности взять под контроль свою собственность, а вернуть контроль нужно…»
И Андрей стал думать, как лучше всего это сделать. Способов было масса, начиная от простого как лом, напитавшись силой под завязку, прийти туда и устроить большой барабум и заканчивая хитрой многоходовкой.
«Большой барабум мне не подходит, – отринул Андрей самый простой вариант. – Как известно, иная простота хуже воровства… У святош есть методы борьбы с магами, и теперь, имея полную поддержку государства, он непременно что-то там накрутит, превратив территорию в настоящее магическое минное поле и придется серьезно потратиться на снятие ловушек, и пока я буду ими заниматься, буду представлять из себя отличную мишень. Непонятно только, почему раньше не озаботился… Не успел? Все-таки практики явно не хватает… Значит, нужно исключить любое присутствие чужих в зоне аномалии, хотя бы на небольшой промежуток времени, чтобы я смог спокойно со всем разобраться».
Первые попытки кончились провалом. Его агенты, через которых он собирался действовать, начали быстро терять свое влияние, причем как явные, то есть те, кто прошли процедуру омоложения, так и тайные. С тайными было все же чуть получше, не всех их вскрыли, но их осталось слишком мало, чтобы как-то кардинально повлиять на ситуацию, и стоило им проявить активность в данном направлении, как их тоже начинали активно давить.
Тех, кто находился на государственной службе, банально увольняли, остальных, кто имел какое-то влияние, но на кого нельзя было воздействовать административными мерами, либо разоряли, «кошмарили», либо тривиально ликвидировали, устраивая несчастные случаи. Власть в лице президента действовала жестко, до жестокости.
«Раз так, то тогда пойдем другим путем», – подумал Андрей, запуская в действие план «Б».
                                                                                                                                              * * *
«Что же задумал этот гад?» – озабоченно подумал президент, читая очередной комплексный доклад о происходящем в стране.
Первая схватка с Темным Властелином, такой оперативный псевдоним получил Андрей Рушников, осталась за государством, и вот он снова проявил активность.
Согласно ему активизировались каинтологи и взятые ими под контроль другие многочисленные секты самого разного толка. Они начали активно вербовать новых адептов, и не без успеха. В основном в их сети попадали пожилые, родившиеся в СССР, где по большому счету не нужно было думать, за всех и обо всем думало государство, а потому не имевшие критического мышления, и как следствие, люди имели слабую силу воли, ибо ее не к чему было приложить. Откуда собственно взяться стойкости в почти тепличных условиях жизни? К тому же пожилые люди чувствовали себя одинокими и брошенными, так что когда к ним проявляли интерес, они охотно откликались, ну а уж запудрить им мозги профессиональным «мозгоклюям» не составляло особого труда.
Хватало и «потерявшейся» и забытой в излишне жестком мире молодежи, которая все никак не могла выйти из детского возраста и желала, чтобы думали и решали за них. Собственно, великовозрастная инфантильность это своеобразная защитная реакция психики на жестокость внешнего мира, в котором очень сложно реализовать себя, люди просто не хотели вылезать из уютного мирка детства в этот жестокий хаос звериных отношений. Отсюда все эти готы, эмо и прочие неформалы, а также алкоголизм и наркомания, что тоже позволяло хоть ненадолго сбежать в приятный мир иллюзий.
Но агрессивная вербовка новых адептов это одна сторона медали. Еще большую обеспокоенность вызывал тот факт, что старые члены сект стали массово переезжать в регион «особого внимания». Сектанты покупали недвижимость в городах, поселках и деревнях, обменивали ее у аборигенов по очень выгодному для последних курсу вплоть до того, что трехкомнатную квартиру в большом городе в престижном районе обменивали на однокомнатную в не самом лучшем квартале.
Сектанты переезжали десятками тысяч в неделю, и поток этих мигрантов даже не думал уменьшаться. И ладно если бы они просто переезжали, но нет, они выгодным обменом недвижимости именно вытесняли местное население в другие регионы, подменяя аборигенов собой. А если учитывать общее количество различных сектантов в стране, от двух до пяти миллионов, то становилось очень не по себе. И остановить этот поток сколько-нибудь законными способами было невозможно.
– Что говорят внедренные агенты обо всем этом? – спросил президент у директора ФСБ.
– Ничего. Собственно, у нас больше нет ни агентов, ни даже просто стукачей в среде сектантов. Их за последний месяц всех вычислили и большинство показательно ликвидировали.
– Вот как? Ясно… А если выпотрошить какого-нибудь сектанта достаточно высокого уровня? Им ведь наверняка что-то сказали. Не поверю, что вы не взяли кого-то за жабры.
– Брали, конечно, – вздохнул главный ФСБэшник. – Но толку-то с того? Во-первых, они тоже ничего толком не знают, просто выполняют приказ своего мессии, во-вторых, те, кто хоть что-то знает, разговорить в принципе невозможно. Еще на стадии задержания они впадают в состояние комы или, наоборот, бьются в эпилептическом припадке, а то и вовсе подыхать начинают.
– Ментальная блокировка?
– Она самая.
– Ясно. Мы можем как-то остановить эту миграцию сектантов?
– Законными способами – нет. По крайней мере, я такого не знаю.
– А если начнем вводить какие-то ограничения, хай поднимется до небес… – скривился президент, ведь большая часть региональных телеканалов и газет, в отличие от СМИ федерального уровня, через финансовые долговые обязательства подконтрольна зарубежным владельцам.
Глава ФСБ только кивнул.
– Проклятье…
И как говорится, грянул гром. Оглушительно.
Как только в регион «особого внимания» переселилось три миллиона сектантов и их количество достигло семидесяти процентов от общей численности населения, Темный Властелин нанес свой сокрушительный удар.
В режиме полной секретности сектантами были проведены подготовительные мероприятия и проведен референдум о независимости региона и образования Барабской Народной Демократической Республики. Даже наблюдатели от международных организаций были, что подтвердили демократичность и свободу волеизъявления, ну и все прочее в том же духе.
Надо ли говорить, с каким радостным визгом враги России признали это самопровозглашенное образование? Первыми, естественно, отметились государства Прибалтики, потом Польша и Украина, ну а следом все те, кто признал Косово. Андрей знал, что предложить главам государств за такое решение – молодость и долголетие с новыми силами.
Россия такое положение вещей, естественно, просто так оставить не могла и двинула войска для восстановления конституционного порядка, благо опыт имелся.
Другое дело, что в БНДР, откликнувшись на призыв президента самопровозглашенной республики на защиту демократии от русской тирании, хлынул поток профессиональных наемников, разных ЧВК в мире более чем достаточно, а каинтологи платили не скупясь. Ну и не стоило забывать про местные ресурсы особо фанатичных сектантов с напрочь промытыми мозгами, что, обвешавшись взрывчаткой, готовы были кидаться под танки.
С первых дней противостояния начался жесткий замес. Оружия на начальном этапе хватало, а там и местные предприятия перешли на выпуск самопальных стволов и боеприпасов. Их, конечно, проутюжили с бомбардировщиков и разнесли ракетами «калибр» и «искандер», но основное оборудование сектанты успели эвакуировать и разместить в жилых домах, прикрыв все живым щитом из мирных жителей в лучших традициях террористов.
Как только началось вооруженное противостояние, Андрей вернул под свой контроль зону аномалии. Защищавшие ее части спецназа ФСБ продержались не долго, их тупо завалили «пушечным мясом».
Помимо возвращения контроля над порталом, перед Андреем стояла еще одно проблема, заключающаяся в добыче силы. Жертв получалось собрать так мало, что дошло до того, что Андрей давно вынужден был прекратить развитие своего потенциала, тут бы уже достигнутых параметров не потерять. Еще немного и начнется деградация. А сил требовалось очень много и личного резерва по определению не могло хватить. Сил требовалось на порядок больше.
Возможностей секты для решения этой проблемы стало остро не хватать. Требовались более мощные финансовые и особенно политические ресурсы. И они нашлись. Более того, сами пришли.
Очень богатые, а главное, при этом еще и очень влиятельные люди, такие как Роккеллеры, Ромшильды, Морданы и прочие, крайне осторожны, а потому прежде чем воспользоваться каким-то ресурсом, долго и тщательно его проверяют, благо что службы разведки поставлены у них что надо. Так что им не составило особого труда выйти на того, кто действительно «виновен» в омоложении и исцелении множества голливудских звезд, тем более что Андрей перед ними особо и не скрывался, даже более того, слил информацию, что все проводимые косметические процедуры полная туфта, нужны лишь для отвода глаз, а главное это его личные паранормальные способности.
Вот только им требовалось не кратковременное омоложение на пять-десять лет, а тотальное и долговременное. Кроме того, узнав, что омоложение происходит за счет паранормальных способностей, справедливо заопасались за свою личную свободу.
– Что касается возможности омоложения до состояния двадцатилетнего юноши, то это хоть и сложно, но возможно. Стоить будет дорого, причем не только в деньгах, но кто захочет прожить еще одну жизнь, тот заплатит, – ответил Андрей на вопросы эмиссара одного из этих кланов. – А что касается свободы… то я вам прямо говорю, что вы станете моими слугами и станете служить мне верой и правдой. Так что выбор у вас такой, или подохнуть в ближайшие годы от старости, или прожить целую жизнь, а то и не одну… но будучи моими слугами со всеми вытекающими.
Смерть мертвой хваткой уже сжала свои костлявые пальцы на большинстве глав этих богатейших кланов, коим исполнилось по восемьдесят-девяносто лет, в любой момент они могли откинуть копыта, но поскольку никто отчаянно не хотел умирать, тем более узнав о возможности вновь обрести молодость, то один за другим они присягали своему новому господину.
Андрей, воспользовавшись их политическими и финансовыми возможностями, раздул затухающие и тлеющие в настоящий момент конфликты и в дополнение к ним развязал несколько новых войн в Африке, на Ближнем Востоке и Азии, чтобы в этой мутной воде выловить необходимые для него жертвы. Десятки и сотни тысяч жертв, даже миллионы!
Правда, возникла новая проблема. Несмотря на то что самопровозглашенная Барабская республика находилась под его полным контролем, доставить в район аномалии сотни тысяч жертв не представлялось возможным. Да просто физически! Опять же ритуалу могут помешать неожиданной ракетной атакой, а если при этом взрывом разрушат концентратор, то… может произойти большой силовой барабум сродни ядерному взрыву, что может не только исковеркать энергетическую структуру портала, но даже убить его. Неприятная перспектива.
Но выход нашелся. Андрей вспомнил о своих экспериментах передачи энергии молитв на расстоянии. В лучшем случае этой энергии хватало на прокладку энерголинии от точки генерации до получателя, передавался же сущий мизер, что не стоил затрат.
«Но вот если по этой энерголинии провести энергию жертв, то все получится просто идеально! – мысленно воскликнул Андрей. – Можно, конечно, и без молитв обойтись, но тогда придется слишком сильно усложнять жертвенную пентаграмму, добавляя лишние энергоблоки, что не есть гут, слишком опасно…»
Глава 15
За время отсутствия Юрия Медведева в мире произошли значительные изменения. Распалась на отдельные королевства Летийская империя, к образованию которой приложил руку Андрей. Ему это требовалось по одной простой причине – империи рождаются в войнах. А на любой войне умирают солдаты. Как результат Андрей получал жизненную силу умирающих бойцов через специальным образом зачарованное оружие. И чем активнее империя расширялась, тем больше происходило сражений и тем больше было смертей, а значит, больше силы для своего энергетического развития получал Андрей.
Собственно, тенденции к распаду появились еще до отправления Юрия на Землю, ведь главный интриган, что словно куклами вертел советниками императора, исчез, некому стало дирижировать происходящим, и вот она окончательно рухнула. Как результат, после нескольких масштабных сражений, сейчас между вновь образовавшимися королевствами идет вялотекущая война.
И это было очень плохо. Чтобы противостоять неизбежному вторжению Андрея, требовался прочный мир, более того, союз королевств, объединение их армий. А о каком союзе может идти речь, когда короли напрочь не доверяют друг другу?
– Чего они поделить не могут? – удивился Медведев в разговоре со своими старыми товарищами: Тардом, Лолтом и Зарлоном, а также с Варном – оркским полукровкой.
– Как всегда, спорят за территорию, – пожав плечами, ответил Зарлон, как самый старший и опытный. Все-таки в свое время он был профессиональным солдатом. – Андр, будь он неладен, когда империю создал, провел территориальную оптимизацию провинций, якобы для улучшения управляемости территорий. В итоге перемешал приграничные области королевств между собой. Кому-то больше досталось, и они это не желают отдавать, кому-то меньше и они хотят отнятое вернуть, вот и грызутся.
– Понятно.
– Ну и в довершение ко всему там еще то и дело гражданские войны вспыхивают, – добавил Варн. – А поскольку прежние правящие династии были уничтожены, то теперь все, кто имеет хоть какие-то права на корону, не могут порешить меж собой, кто же более достоин уместить свой зад на трон, напялив на бошку корону. Дошло до того, что уже нанимают отряды орков. Так что бардак в землях людей стоит еще тот.
– Ай да сукин сын, – покачал головой Юрий. – Позаботился о будущем.
– О чем ты? – спросил самый молодой Тард.
– Я ведь вам рассказывал, как Андрей получал силу от смертей солдат?
Друзья кивнули.
– Ну а теперь представьте, что Летийская империя расширилась до своего предела, то есть в конце концов поглотила все человеческие земли. Что он бы сделал тогда?
– Напал бы на эльфов или гномов, тут и думать нечего, – сказал Лолт.
– И?
– И огреб бы что от тех, что от других, – с ухмылкой сказал Варн. – А уж если бы они в союзе выступили…
– На первых этапах действительно получил бы по сусалам, – кивнул Медведев. – Тем более что быстрая победа ему и самому не нужна по уже обозначенным причинам. Но в конечном итоге, после множества кровавых битв, лет за десять, внедрив какие-нибудь технические новшества, задавил бы врагов числом, ну и сам бы вмешался на финальном этапе. Такие опасные враги, как эльфийские маги и гномские артефакторы, что в самый неожиданный момент могли бы поломать ему все планы, Андрею не нужны. А к тому времени он стал бы очень силен, так силен, что мог бы взрывать горы и обращать в пепел леса…
– И что? – не понял Лолт.
Все-таки большая политика для бывшего крестьянина являлась темным лесом, как собственно и для Тарда. Даже самый подкованный в этом вопросе Зарлон не до конца понимал.
– А то, что в таком случае кончится приток жизненной энергии от смертей солдат и их противников, ведь империи людей больше не с кем воевать. Разве что с орками, но этого ему будет слишком мало. К тому же орки скорее сами присягнут ему… Где тогда брать силу?
Товарищи недоуменно переглянулись.
– Вот для этого он и перемешал земли между провинциями-королевствами, чтобы, изнутри разрушив империю, без лишних хлопот получить новый виток ожесточенных войн из-за территориальных споров. Ведь если бы королевства восстановились в прежних границах, то вроде как и воевать не из-за чего. А так все будут воевать со всеми, и это просто гигантский приток энергии, ведь он наверняка озаботился бы созданием необходимой сети по сбору жизненной силы, расставив в магических ковенах королевств своих людей.
– Вот же ж! – всплеснул руками Лолт.
– Это страшно… – выдавил Тард.
– Вот мы и пожинаем плоды его предусмотрительности, – с хмурым видом продолжил Юрий. – Более того, если Андрей прорвется через нас, то он может воспользоваться этим хаосом, предложив свои услуги нескольким противостоящим сторонам по собиранию земель, в итоге о союзе королевств можно сразу забыть.
– Гадство… – бухнул кулаком по столу Зарлон. – Его надо убить.
– Это мы и постараемся сделать, для чего нам нужен союз.
Но с союзом никак не получалось. Точнее, эльфы с гномами вполне себе объединились, они умели, когда припрет, задавить свою неприязнь по отношению друг к другу, а вот с человеческими магами вышел затык. Они с не меньшим ожесточением бились между собой на полях сражений, потому как стоит им отлучиться, и армии поддерживаемых ими королей проиграют, а это значит, что и они сами окажутся у разбитого корыта, и магические ресурсы, места силы перейдут под контроль их противников. Кто-то просто ловил рыбку в мутной воде и пытался пробиться повыше, война для этого отличный повод. В общем, им тоже было за что биться в этой междоусобице.
Время шло. Юрий Медведев с наемниками-землянами ходил на охоту в Пустошь и добывал драконью чешую с прочей ценной требухой, маги делали из этого амулеты с эликсирами и каждые полгода отправляли порталом на Землю.
В момент срабатывания портала удавалось перебрасывать информационные пакеты, благо что удалось сохранить несколько устройств связи, так что здесь знали, что творится на Земле, и с каждым месяцем вести приходили все более мрачные.
Андрей развернулся на полную катушку, и скоро следовало ждать его атаки. То, что он сумеет пробиться к порталу, у Медведева не было ни малейших сомнений. Гений он и есть гений. А уж обладая такими ресурсами, как он, и гением по большому счету быть не нужно.
И атака последовала.
                                                                                                                                                      * * *
И вот настал долгожданный день, к которому Андрей шел больше года. Его новые влиятельные и финансово состоятельные слуги организовали в мире больше дюжины межгосударственных конфликтов и ожесточенных гражданских войн, как результат хлынул новый поток беженцев, и тут уже только успевай их перехватывать. Но опыт перехвата был, и очень немногим решившимся покинуть «горячую точку» удалось миновать расставленные сети. Перехватывали суда в море, сами организовывали сухопутные маршруты, создавали фальшивые лагеря беженцев, которые потом в полном составе перевозили в нужные места.
И как только накопленное количество жертв быстро перевалило за миллион, это не считая ежедневного потребления Андреем, усиленно развивавшего свою энергетическую составляющую, он решился на прорыв.
Можно было бы поднакопить и еще, но Андрей вынужден был все же поторапливаться. Дело в том, что федеральные войска начали давить сектантов, и сколь бы ни были они фанатично настроены, у них катастрофически не хватало опыта, оружия и бронетехники. Так что еще немного, месяц-два, максимум три, и «вооруженные силы» БНДР будут окончательно раздавлены, а потом спецслужбы возьмут зону аномалии под свой контроль, и тут уже святоши клювом щелкать не станут.
Впрочем, Андрей тоже клювом щелкать не собирался и в последний момент готовился преподнести святошам неприятный сюрприз. Но это на будущее, а сейчас следовало воспользоваться имеющимися возможностями на полную катушку.
Сатанисты по всему миру на больших кораблях-сухогрузах начали ритуал жертвоприношения, начали молиться простые адепты каинтологи, собравшиеся на круизных лайнерах, что дрейфовали рядом с сухогрузами, создавая энергоканалы, по которым мощными потоками хлынула жертвенная энергия, собираясь в одном месте.
Андрею даже пришлось создать специальный приемник-распределитель маны, потому как даже ему, будучи на пике своей силы, было сложно совладать с таким объемом жизненной энергии. Того и гляди выйдет из-под контроля… и так «северное сияние» на треть России возникло.
Мана, направленная на зону аномалии для активации портала, уходила словно в бездну.
– Никто и не думал, что будет легко, – с напряжением в голосе прошептал Андрей, прекрасно понимавший, что с той стороны подготовились к его встрече.
И он примерно представлял, как подготовились, и знал, как с этим бороться.
– Попробуйте это…
Мощный импульс силы, рывком выбравший всю жизненную силу из жертв, в один момент превратив тела людей в натуральные мумии, ушел в портал.
– Ага… выкусили! – засмеялся Андрей, почувствовав отклик на свои действия.
Сатанисты тем временем оперативно заменили жертв, конвейер смерти был отточен до идеала, и Андрей снова нанес удар, перегружая систему противника на той стороне. И так продолжалось снова и снова, пока наконец энергосистема аномалии не начала зарядку.
Активация. Поле стремительно затянуло непроницаемым молочным туманом подсвеченное огромным сияющим шаром, который, вместо того чтобы «броситься на жертву», вдруг превратился в сияющее кольцо со все тем же туманом внутри.
– Вперед! – скомандовал Андрей, и его армия из самых фанатично преданных и умелых солдат на самопальных броневиках ринулась на захват плацдарма в другом мире.
Ему требовалось, чтобы они разнесли там все в пух и прах, ну и отвлекли на себя внимание, чтобы, когда придет время, ему самому шагнуть в портал, он банально не попал в подготовленную специально для него ловушку.
                                                                                                                                                * * *
Сработал тревожный сигнал. Аномалия начала в очень быстром темпе напитываться энергией, чтобы через какое-то время сработать. Но к возможному прорыву с Земли, естественно, подготовились, и вся энергия из аномалии немедленно откачивалась специальными артефактами-насосами и передавалась мэллорну – эльфийскому священному магическому дереву, способному впитать практически любое количество маны.
– Да демоны бездны! Откуда у него столько энергии?!! Это же сколько он там жертв под нож пустил?! – занервничал мастер Морлд где-то через полчаса после начала попытки прорыва, наблюдая и корректируя работу накопителей и передатчиков вместе с другими магами, в основном эльфами, но были и вечно хмурые гномы артефакторы, но от них уже мало что зависело, разве что могли что-то подсказать.
Энергопоток не только не ослабевал, но наоборот даже нарастал.
По лицам эльфов мало что можно было прочесть, но то, что ситуация развивается явно не по плану, было ясно.
Бах!
– Проклятье! Накопитель накрылся!
Бах!
Взорвался еще один артефакт. Всплеском силы как ударной волной даже контузив находившихся поблизости магов.
Бах! Бах!! Бах!!!
Продолжали взрываться артефакты, в том числе и резервные. Оставшиеся уже просто не справлялись с гигантским потоком энергии, и аномалия явно пошла вразнос, начиная своим полем влиять уже на другие магические плетения, разрушая их, а именно на передатчики энергии.
– Что происходит?! – спросил Юрий, прибывший на место по тревожному сигналу со всем своим вооружением.
– Он перегружает нашу систему мощными силовыми импульсами! Артефакты не справляются со скачкообразным повышением мощности! – ответил мастер Морлд. – Я даже боюсь представить то количество силы, которым он оперирует в настоящий момент! Наша схема просто не рассчитана на такое!
Тут уже заволновались эльфы.
– Передающая система вышла из строя, – сказал лорд Талаоэл.
Разом взорвались оставшиеся артефакты-насосы, которым некуда было перекачивать полученную ману, и процесс активации аномалии стал необратим.
– Вот и все…
Участок леса мгновенно заволокло туманом, только на этот раз он был густым и непроницаемым как молоко.
– Активация… Проклятье!
– Что?!
– Портал продолжает работать! – воскликнул мастер Морлд.
– То есть это не импульсный переход?! – воскликнул Медведев.
– Именно! Он стабилизировал его и сделал коридор постоянным!
– Ч-черт!
Нервничать было отчего. Импульсным порталом много не переправить, придется снова запускать, а это время. То есть этого времени хватило бы для нейтрализации посланного с Земли чего бы то ни было. А вот через постоянно действующий коридор можно переправить много чего…
Из молочной пелены послышался натужный рев моторов, скрип и лязг.
– Танки?! – прошептал удивленно присутствующий здесь же генерал-полковник Маслов, ставший военным советником при князе Дарвле, что для «настоящего полковника» не было чем-то непривычным, он в свое время побывал в подобном статусе в нескольких африканских странах, так что опыт был. – Откуда у него танки, черт бы его побрал?!
Как известно, глаза у страха велики, вот и тут уровень угрозы был несколько завышен… Из молочной пелены выехали не танки и даже не БМП, но все же какая-никакая, а бронетехника. В общем, что-то самопальное на тракторном шасси. Сугубо мирную машину обшили бронелистами. Больше всего это напоминало мутировавшую черепаху с наростом-башенкой сверху и чуть сзади. А из башенки торчал крупнокалиберный пулемет и толстое дуло автоматического гранатомета. И он застучал…
– Все в укрытие!!!
Впрочем, это было лишнее, все и так поспешили укрыться от греха подальше.
Забухали взрывы.
А из пелены продолжали медленно выползать эти уродцы и палить из пулеметов. Кроме того, данные черепашки тащили за собой забронированные прицепы, также на гусеничных шасси, из которых посыпался десант.
Прицеп отцепили, и он превратился в своеобразный дот, так как на нем тоже имелась башенка с пулеметом, да и из бортовых бойниц то и дело стреляли из автоматов.
Трактора-танки же продолжили двигаться по лесной чаще, как траву сминая деревья толщиной в обхват, чтобы обнаружить возможные укрепления защитников, дабы уничтожить их, просто раздавив их или срыв земляными отвалами.
Гномы и эльфы, входившие в состав стерегших зону аномалии, опомнились от первого шока, все-таки одно дело тренировки и совсем другое дело реальное боестолкновение, и начали противодействовать вторженцам.
По броне защелкали пули, но даже гномий калибр оказался не в состоянии пробить толстую броню самопальных бронемашин, тут требовалось что-то помощнее, но Юрий Медведев пока не торопился стрелять из своего «Корда». Каждый выстрел из его винтовки был поистине золотым, потому как все его патроны штучный товар ручной работы. Но и это ничто по сравнению с тем, что каждая пуля является мощным артефактом, заточенным на пробитие магической защиты, а иначе свалить дракона, эту магическую тварь, можно даже и не мечтать.
Увидев, что толку от гномских автоматов нет, в бой вступили эльфийские боевые маги.
Вот в ближайшую бронемашину полетел плазменный шар. Своеобразный магический аналог гранаты РПГ-7.
Бах!
Но вместо оплавленной дырки размером с голову в листе брони, что ожидали увидеть все присутствующие, плазма обтекла броню словно вода.
– Как?! Почему?!! – удивился кто-то из магов. – Он не мог зачаровать это железо!
– Но мог защититься от магии с помощью жертвенной маны и рунной магии.
Теперь все смогли увидеть, что на броне действительно чуть светятся рунные символы.
– И теперь понятно, почему они такие несуразно большие…
Юрию тоже показалось, что «черепашьи панцири» действительно излишне великоваты. Можно было сделать гораздо компактнее. Так ведь и вес меньше, как собственно и площадь поражения…
– Почему?
– Под броней находятся жертвы, они своей жизненной силой питают защиту этих машин…
Теперь действительно все стало на свои места.
Юрий Медведев понял, что пришло его время… бить из пушки по воробьям.
Он привел «Корд» в боевое положение, прицелился в район водителя и выстрелил.
Бах!
На «черепахе», как для себя мысленно прозвал это самопальную бронетехнику Юрий, сверкнула яркая вспышка.
– Да! – радостно закричали гномы.
«Черепаха» закружила на месте. Водителю явно досталось.
– Бах!
Еще одна вспышка, и заткнулся стрелок.
– Сколько у тебя патронов? – спросил генерал-полковник.
– Осталось восемнадцать.
– Бей пока только по стрелкам! А то этих монстров, как говорит мастер Морлд, на данный момент уже двадцать штук, а сколько их еще въедет?!. Заткнешь стрелков, а с беззубыми коробочками потом легче будет разобраться, да хоть тупо на абордаж возьмем.
– Понял!
Медведев стал бить только по стрелкам, выводя одну «черепаху» за другой из активного боя.
А бой вокруг шел нешуточный. Звучала заполошная стрельба, сектанты перестреливались с гномами и гремели взрывы.
Маги молотили по «черепахам» различными боевыми плетениями, перегружая их силовую защиту, били по ним из боевых амулетов, и вот то одна «черепаха» то другая сгорали в магическом огне. То же самое с прицепами-крепостями. Но пока скорость уничтожения противника оставляла желать лучшего, тем более учитывая, что он постоянно прибывал, ведь портал продолжал все это время работать.
Ни мастер Морлд, ни лорд Талаоэл в этот бой не вступали. Они не желали растрачивать свои силы к моменту, когда появится их главный враг.
«Эх, сейчас бы не помешал хотя бы еще один стрелок, – подумал Юрий, в который раз спешно меняя позицию. – А то одного меня на всех как-то маловато будет…»
Медведев невольно улыбнулся, вспомнив бурную реакцию князя Дарвла на «Корд». Юрий был уверен, что князь закажет в своих кузнях себе такую же или что-то подобное, но не заказал.
Оно и понятно, когда винтовка в полтора раза больше стрелка, это уже как-то смешно, а князь не тот гном, кто позволит над собой потешаться. А меньше, но с близкими характеристиками сделать было нереально. Ну а раз нельзя получить хотя бы такое же, а еще лучше – лучше, то и напрягаться не стоит.
– Ложись!
Юрий немедленно последовал приказу командира группы прикрытия, сформированной из десятка наемников с Земли, что по сути охраняли его во время походов в Пустошь для охоты на драконов. Трижды приходилось сходиться с крупными бандами орков, позарившихся на добычу Медведева.
Бойцы открыли бешеную стрельбу из автоматов и пулемета. Полетели гранаты и забухали взрывы.
– Двигаем!
И снова осторожные перебежки до удобной позиции.
Еще пять выстрелов и пять «черепах» оказались без стрелков.
Впрочем, это не всегда помогало обезоружить вражескую бронетехнику. Иногда водитель останавливал своего монстра и вставал за пулемет или автоматический гранатомет. Но тут уже справлялись гномы и эльфы своими силами. Ведь магическая защита была пробита, и нужно лишь немного ее додавить магическими атаками, чтобы она окончательно рухнула и вражескую машину можно было уничтожить.
                                                                                                                                                            * * *
Переправив на ту сторону с полсотни бронемашин и около тысячи человек, Андрей сам перешел в другой мир. Слишком затягивать тоже не стоило, жертвы для питания портала энергией расходуются очень быстро, порядка десяти тысяч человек в минуту, а с учетом того, сколько было потрачено на возню с активацией, то их осталось еще минут на двадцать – двадцать пять, не больше.
«Больше и не нужно, – подумал Андрей. – Просто действовать нужно быстро…»
Жертвоприношение продолжалось, энергия в гигантских количествах поступала без перебоев, а потому портал продолжал работать, как швейцарские часы.
– Надо же, засекли, – с некоторой долей удивления пробормотал Андрей, падая на землю.
Где-то невдалеке заработало сразу несколько крупнокалиберных пулеметов, а также полуавтоматический миномет от БМП-1. А также просто минометы и, судя по оставляемой в до предела напитанной магической силой зоны портала, все пули и мины являлись зачарованными и имели своей целью ранить Андрея, чтобы ослабленного добить собственными силами.
Пули прошибали деревья насквозь, выбивая облака щепы, некоторые деревья не выдерживали многократных попаданий и с треском падали.
Небольшой пятачок выхода из порта просто потонул во вспышках взрывов. Над головой рвались шрапнельные мины, и казалось, что в этом насквозь простреливаемом пространстве в принципе ничего не могло уцелеть…
– Не на того напали, – усмехнулся Андрей.
Осколки мин и шрапнель вязли в его защите. Сейчас Андрей, в отличие от других магов, чья магия в зоне работающего портала разрушалась, был практически всемогущ, ведь он напрямую получал мощную подпитку от жертвоприношения, и потери были несущественны.
Взметнулось высокое жаркое пламя.
– А это что-то новенькое… Зажигательные мины, только с горючкой не из напалма, а драконьей кислотой…
Андрей понимал, что его не столько хотят подранить, сколько выманивают, дабы принудить его принять бой. Но в данный момент сражаться он не собирался.
– Нашли дурака…
Несмотря на всю свою мощь, победить ему пока не светило, ведь врагу достаточно его ослабить в упорной битве, отвлечь внимание, чтобы нанести смертельный удар в спину.
– Нет, играть будем на моем поле и по моим правилам… и чуть позже.
Андрей закончил проводить манипуляции, коими он занимался все это время, не обращая внимания на массированный обстрел.
– До встречи! – засмеялся он, шагая в портал, чтобы вновь оказаться на Земле.
Как только Андрей исчез, портал вдруг запульсировал, все увеличивая частоту, и в какой-то момент словно взорвалась мощная энергетическая бомба, что своей волной разорвала все магические плетения и разрушила амулеты и артефакты.
Жестко ударило магов.
– Что это было? – спросил генерал-полковник Маслов, помогая подняться пришедшему в себя мастеру Морлду, что на несколько мгновений потерял сознание и упал.
– Судя по всему, Андр сменил точку привязки портала, – вместо гнома, все еще находящегося в состоянии нокдауна, ответил эльф, перенесший шоковый удар чуть легче, хотя тоже выглядел он не очень хорошо.
– И вы знаете, где она теперь находится?
– Не имею ни малейшего понятия… и вряд ли узнаем до момента активации портала. И то далеко не факт.
– Паршиво…
Оказавшись снова на Земле, Андрей опять принялся за работу, и снова ему попытались помешать массированным обстрелом, теперь уже федеральные войска, ведь разведка воздушная или даже космическая засекла активность в зоне аномалии (да и как не засечь с такой-то небесной иллюминацией?!), поскольку ее, естественно, постоянно мониторили и, увидев, что что-то происходит, постарались этому воспрепятствовать.
Вздымалась земля от взрывов тяжелых снарядов «Мста-М». Летели к цели более медленные реактивные снаряды от различных установок залпового огня, стартовали баллистические ракеты малой дальности типа «искандер», и не факт, что в его головной части располагался заряд из простого ВВ, а не нечто более мощное, скажем, в пять-десять килотонн в тротиловом эквиваленте.
– Аривердичи, буратины… – снова усмехнулся Андрей, активируя программу-плетение.
В следующее мгновение зону аномалии накрыл массированный вал огня, но Андрея там уже не было, как собственно и самой аномалии-портала, но об этом узнали гораздо позже…
Глава 16
Имея ресурсы богатейших людей планеты, молодевших прямо на глазах, а также крупнейших тоталитарных сект, Андрей легко прикупил в собственность, естественно, что на подставных лиц, небольшой островок в Атлантическом океане. Куда и перенес точку привязки портала и переместился сам, уходя из-под массированного артиллерийского удара федеральных войск.
Сделано и все подготовлено для переноса зоны аномалии было загодя до событий в России. Собственно, весь проект с Барабской республикой был затеян, чтобы получить относительно долговременный контроль над своей собственностью и подготовить портал к переносу в другое место, где ему никто не сможет помешать.
Теперь можно было оперировать силой жертвоприношений без привлечения простых сектантов с их молитвами, что очень демаскирует.
То же самое он сделал и в другом мире. Правда, там по понятным причинам подготовить точную точку смены привязки портала он не мог, и она должна была установиться произвольно в ближайшем подходящем месте, в которое точку привязки притянет словно магнитом. Но общее направление он все же задал, благо знал большую часть подобных мест. В общем, портальная аномалия точно не появится в лесах эльфов и горах гномов, а либо в паре королевств людей, либо вовсе в Пустоши, что еще лучше.
Силы на все эти действия были потрачены просто колоссальные, так что Андрей просто отдыхал на своей вилле, лениво потягивая силы из жертвы и без особого интереса смотрел новостной канал.
Главной новостью последних недель по-прежнему оставалась непростая ситуация в России, а именно положение дел в БНДР. А ситуация у барабцев сложилась катастрофическая. После того как исчез отряд в пять тысяч опытных бойцов, что крайне негативно сказалось на обороноспособности города, мятежники, несмотря на весь свой фанатизм и самопожертвование, медленно, но верно стали сдавать позиции, тем более что федеральные войска с ними не церемонились, сравнивая все их укрепления точечными обстрелами и бомбежками. В общем, участь их была предрешена.
Андрея же куда больше заботили другие «горячие точки» Земли, из которых он получал жертвы. А жертв как всегда надо много, и чем больше, тем лучше. Как показывали репортажи, а также отчеты его службы разведки, все в целом шло по плану и в ближайшее время конфликты гаснуть не намерены. Более того, большая их часть набирала обороты, шли религиозные и этнические чистки, боролись за власть с оружием в руках одиозные политики… Начались своеобразные цепные реакции, и пока «топливо войны» не закончится, боевые действия будут только набирать обороты, а вместе с этим и ожесточенность, что заставит все большее количество людей спасаться бегством и попадать в расставленные ловушки.
Долго на Земле Андрей рассиживаться не собирался. В конце концов, требовалось выяснить, где именно произошла привязка портала, и при необходимости принять все меры к его охране. Кроме того, следовало узнать, что творится на той стороне, а то ведь там с момента его принудительной отправки к отцу прошло ни много ни мало почти семнадцать лет, солидный срок, как ни посмотри.
Как только все было готово, собрали и привезли необходимое количество жертв, сатанисты принялись за ритуал жертвоприношения, запитывая портал.
Портал сработал, как надо, и первыми в него пошли разведчики.
– Чисто… – пришел от них ответ.
Пришла телеметрия.
Андрей практически сразу узнал местность и удовлетворенно улыбнулся. Портал, судя по всему, встал в Пустоши, причем недалеко от границы человеческого анклава. Практически идеальное местоположение. Гораздо хуже, если бы портал появился где-то в обжитых районах. Пришлось бы таиться… но как ни прячься, все равно рано или поздно обнаружат, и о расположении точки привязки вскоре станет известно противнику.
Впрочем, и это удаленное от жилья место не гарантировало долгой тайны, ведь эльфы сейчас наверняка землю носом роют, что твои гномы, а, как известно, кто ищет, тот найдет, дело лишь во времени. Так что медлить с воплощением своих планов в жизнь не стоило.
Конечно, при необходимости можно было еще раз сменить точку привязки портала, выбрав совсем уж глухое место, но это будет неудобно уже ему самому.
Следом за разведкой стали переправляться грузовики с прицепами, везшие в клетках десятки пленников, с ними двигалась охрана, некоторое количество бронетехники и грузовиков со всеми необходимыми на первое время материалами: палатки, полевые кухни, генераторы и так далее и тому подобное.
Последним в портал шагнул Андрей. Точнее, въехал на коне. А то на чем еще передвигаться по землям людей? Можно было, конечно, приобрести «транспорт» на месте… Но неизвестно, какая там обстановка, и получится ли купить коня хорошего качества даже за очень большие деньги.
Не отвлекаясь на отдачу каких бы то ни было распоряжений, все приказы командному составу были отданы еще на Земле и они выполнялись: часть людей ушла в дозор, остальные разбивали лагерь, Андрей поехал на запад в образе небогатого рыцаря.
До границы людских земель Андрей добрался за три дня. Пошли вольные баронства. Встал вопрос с добычей необходимой предварительной информацией, чтобы просто ориентироваться в том, кто есть кто, и у следующих собеседников, у которых придется уточнять некоторые детали, не возникало ненужных вопросов. Точнее, у кого ее взять.
«Крестьян отметаем сразу, – подумал Андрей, – эти дальше своего носа не видят, ибо по большей части сидят в деревнях безвылазно. Чуть лучше горожане, но не сильно, тем более на такой окраине человеческой ойкумены. Одни лишь слухи, тысячу раз перевранные…»
Взгляд зацепился за стоящий на холме замок местного владетеля.
– Вариант… хотя тоже не самый качественный, – поморщился Андрей. – Информация, может, и достоверная, ну всего-то раз сто перешла из уст в уста, что по местным меркам просто образец правдивости, но явно с истекшим сроком годности. Наверняка месяц назад последний раз что-то узнавал, и это в лучшем случае…
К тому же Андрею не хотелось оставлять такой жирный след. Информация штука такая… странная, то плетется недели, то разносится быстрее скорости звука. Очень даже может быть, что на него уже разосланы ориентировки с просьбой сообщить о разыскиваемом лице за вознаграждение.
Личину сменить не трудно, но все равно гость рядом с Пустошью, который не в курсе местных раскладов, вызовет сильное подозрение и о нем обязательно стуканут.
Можно, конечно, затереть память объекту расспросов, но это на Земле практически беспроигрышный вариант, а вот в мире магии уже не все так просто. Все оставляет следы, особенно столь грубое воздействие. Не говоря уже о том, что у местного барона может оказаться хороший родовой амулет, защищающий от ментальной магии. По крайней мере, все уважающие себя владетели обязательно обзаводятся защитой от ментального вмешательства. Тогда придется всех убить…
В принципе, не проблема, но тогда о его появлении точно узнают очень скоро, начнут копать в данном направлении и выйдут на лагерь с порталом. На данный момент это крайне нежелательно.
– А вот это просто идеальный вариант! – удовлетворенно воскликнул Андрей, на пятый день пути по вольным баронствам увидев идущий навстречу торговый обоз. – Нет лучшего справочника по международной обстановке, чем купец!
Обоз был небольшим, всего шесть возов и дюжина охранников среднего качества, не считая возниц и купца с приказчиком. Поскольку купец был явно не из самых оборотистых, то мага не было, даже слабенького, хотя боевые амулеты в наличии имелись, но не сильно много и не шибко сильных.
Торговец напрягся при виде рыцаря, дал команду принять правее, уступая дорогу благородному, которые в последнее время совсем распоясались, и стал косить по сторонам, подозревая возможную засаду. Оно и понятно, рыцари иногда такие рыцари, и раньше не брезговавшие разбоем, а ныне и подавно…
Андрей атаковал, сблизившись с обозом вплотную. Первый оглушающий удар пришелся на купца, проламывая его защитные амулеты, а дальше уже не церемонился и бил в полную силу.
Увидев, что их атаковал сильный маг, уцелевшие после первых мгновений бойни охранники и возничие бросились бежать, в надежде скрыться в лесной чаще, но тщетно. Андрей, находясь на пике своей мощи, легко доставал беглецов дальнобойными да еще и самонаводящимися заклинаниями.
– А теперь поговорим…
Андрей привел в чувство купца и начал экспресс-допрос с использованием магии разума, буквально выкачивая информацию о событиях, что произошли в мире за время его отсутствия.
Получив все, что хотел, Андрей добил купца, можно сказать, что проявив тем самым к нему акт милосердия, ибо от купца мало что осталось в плане разума, мозг его после жесткого магического прессинга был практически выжжен.
                                                                                                                                                 * * *
Получив необходимую информацию о происходящем в мире, Андрей направился в сторону королевства Летия, то самое, с которого собственно началось создание империи в прошлый раз. Выбор был логичен, данное королевство из-за происходящих там процессов, а также больших размеров, а значит, наличия там больших ресурсов, являлось отличной стартовой площадкой.
Андрей невольно улыбнулся. Мина, заложенная им в фундамент империи, сработала, как надо, даже без его направляющего участия, и сейчас на ее просторах, а также окружающих землях, царил настоящий хаос, который можно охарактеризовать, как война всех со всеми. Отличное поле для деятельности, внедриться не составит труда.
Летийское королевство в этом плане отличалось особенным бардаком. Мало того что оно находилось в состоянии войны сразу с тремя королевствами из-за серьезных территориальных претензий, так там еще и неслабая гражданская война полыхала, ибо имелось сразу четыре претендента на престол, разодравших королевство на части, того и гляди, оно окончательно развалится на пару малых королевств и отдельные «великие» герцогства.
В остальных королевствах было как-то потише, либо конфликты с соседями, причем максимум двумя, либо спор за престол, тоже максимум тремя.
Осталось только выбрать сторону, которой следует помогать. Впрочем, выбор был небольшой, если исходить из принципа, что помогать надо слабейшему, так как такой более благодарен союзнику за поддержку и больше обязан.
Слабаков примерно равного уровня было сразу два. Герцог Дортас Каринтийский, с армией, насчитывающей примерно шесть-восемь тысяч человек и около дюжины магов неизвестной силы. Допрашиваемый просто ничего об этом не знал, даже имен, по которым Андрей смог бы сориентироваться, ведь он знал всех магов и их примерные возможности с учетом прогресса за семнадцать лет, и данный вопрос еще следовало уточнить.
Вторым объектом возможной помощи являлся герцог Тримаол Хетский с армией под семь тысяч и десятком магов.
Оставшиеся двое основных претендентов, тоже герцогов, были раза в два сильнее, а по магам так и в три-четыре, так что там ловить было нечего. Они посчитают, что и сами могут справиться без помощи со стороны, дабы не делиться властью и ресурсами.
То, что «малышей» еще не раздавили, говорило отнюдь не о их каких-то выдающихся полководческих талантах. Все было проще и циничнее. Основные претенденты о них на время «забыли», так как эти два их соперника не столько дрались за престол, сколько противостояли внешним захватчикам, так как захватчики эти очень уж плотоядно облизывались на родовые земли герцогов Каринтийского и Хетского, а также их сторонников. Так что им просто некогда было участвовать во внутренних дрязгах и мечтать о чем-то большем, тут бы свое не потерять…
– Итак, кто? Дортас Каринтийский или совсем слабый Тримаол Хетский?
Правда, в раскладе следовало учитывать еще и внешний фактор, а именно силу противостоящих им армий королевств соседей. Благо те были не слишком большими и у них самих имелись определенные проблемы, как внутренние (королевская власть еще слаба, и мелкая знать, не особо оглядываясь на «первого среди равных», регулярно грызется между собой, оспаривая то лужок, то лесок, то холмик), так и внешние. Так что в принципе установилось шаткое равновесие с регулярными стычками местного значения, и стоит одной стороне серьезно «дернуться» или просто отвлечься, как незамедлительно последует удар в спину. В общем, война на два фронта во все времена та еще перспектива, и как показывает опыт всех миров и времен, до добра это не доводит.
Впрочем, по большому счету выбора у Андрея особого не имелось. Выбирать в союзники слабейшего из слабых тоже не имело смысла, слишком много сил придется потратить на его возвышение. А возвысить его надо быстро, ибо времени на самом деле на все про все не очень много.
– В конце концов, чтобы показать свою мощь, надо кого-то победить особенно показательно и в качестве жертвы лучше использовать самого слабого, а потом и усилиться за счет него.
Ну а раз так, то Андрей направил своего коня в лагерь герцога Дортаса Каринтийского.
На одинокого небогатого рыцаря не обращали особого внимания. Разъезды, опутавшие частой сетью окрестности ставки герцога, выискивали крупные отряды противника, что могли внезапно напасть на лагерь и натворить бед, воспользовавшись эффектом неожиданности, что уже случалось, а одиночка был никому не интересен.
Во-первых, едет слишком открыто, а значит, точно не шпион. Во-вторых, приезд новых рыцарей в ставку герцога для найма пусть и не частое явление (много герцог предложить не мог, мог лишь только обещать щедро расплатиться в будущем землями и титулами в случае победы, а, как известно, обещаниями особо сыт не будешь), но все же обычное, остальные претенденты в короли тоже в основном обещали, но чем выше вероятность победы, тем обещания были не столь богатыми.
Иные рыцари переходили служить другим сюзеренам из-за каких-то разногласий с прежним господином. Дворяне, даже безземельные, люди вообще крайне обидчивые из-за излишка «панского» гонора, особенно безземельные… так что ситуация, когда сегодня рыцарь сражается за тебя, а завтра против, дело вполне обычное.
До ставки герцога, расположенной в замке одного из баронов-вассалов, расположенного в удобном месте, Андрей добрался за три недели. Мог бы и быстрее, но приходилось двигаться кружным путем, чтобы его не засекли раньше времени те, перед кем он светиться пока не желал.
«Надо было все же на вертолете лететь, – досадуя на низкую скорость передвижения, от которой уже успел отвыкнуть, подумал Андрей. – Несколько часов полета и на месте. С конем тоже проблем бы не возникло, вторым рейсом на внешней подвеске…»
Вертолет собственно имелся, камовский коротыш, просто он посчитал его излишне заметным. Маги бы его засекли на раз, и противник бы узнал, что их главный враг вернулся и начал действовать.
У лагеря на большом поле шла тренировка пехоты, отрабатывавшей различные схемы перестроения. Гномы ударными темпами производили огнестрельное оружие и продавали его всем сторонам конфликта, так что на поле тренировалось не расходное мясо войны типа алебардистов и щитовиков, чья задача заключалась лишь в том, чтобы задержать атаку вражеской конной лавы, как это было раньше, а вполне действенная военная сила, частенько определяющая исход сражения. Впрочем, щитовики там все же имелись, как и алебардисты, но они играли чисто вспомогательную роль, прикрывая стрелков.
Но несмотря на получившее широкое распространение огнестрельное оружие, рыцарская кавалерия еще не сдала своих позиций и сдаст еще не скоро, по крайней мере до тех пор, пока не увеличится мощность и скорострельность оружия. А все из-за своих доспехов, что сами по себе выполняли роль неплохого бронежилета, а уж если их еще зачаровать на дополнительную прочность…
Гномы же не торопились поставлять пулеметы противоборствующим сторонам, так как стоил он всего в десять раз дороже винтовки, а заменял сотню этих винтовок, если не больше.
На въезде в палаточный лагерь, плотным кольцом окружавший замок (а палаточный лагерь в свою очередь окружал ров с кольями, заполненный водой, скорее даже жидкой грязью, а также частокол на невысоком валу), его личностью постовые даже не поинтересовались, лишь слабый маг с помощью артефакта проверил его, не является ли он магом, и наличие сильных боевых амулетов, это на тот случай, если в лагерь припрется местный шахид с напрочь промытыми мозгами и решит всех рвануть магической бомбой. Артефакт ничего такого не показал, точнее показал, что у въезжающего есть несколько амулетов, защитного и боевого назначения, но не сильные. Их даже не попросили показать.
Глядя на эту, по большей части формальную процедуру проверки, Андрей только усмехнулся. Данный артефакт «сторож», ставший в свое время очень востребованным на рынке магических артефактов, являлся его разработкой, и тот, кто делал данный экземпляр артефакта, ни на йоту не отклонился от «производственной схемы». Все из-за того, что маги жили по принципу: работает – не лезь, и потому без особой надобности ничего не модернизировали.
Да и не получилось бы у них внести какие бы то ни было изменения, разработчик на этот счет заранее подсуетился и, будучи гением, так вплел туда деструктивный блок, активирующийся при изменении общей схемы плетения, что найти его было крайне трудно. Из-за чего Андрей легко смог перехватить управление артефактом и вложить нужные для себя данные, благо как раз на такой случай были оставлены лазейки в схеме магического плетения.
Проникнув в лагерь, Андрей преобразился, и теперь ехал не бедный рыцарь, а маг. Все-таки бедного рыцаря просто не допустят до его сиятельства, с такими нищебродами общается какое-нибудь доверенное лицо герцога вроде генерала графа, осуществляющего непосредственное управление войсками, если, конечно, герцог, будучи в хорошем настроении, не захочет лично пообщаться с новичком. Но в том-то и дело, что вот уже как год хорошему настроению было неоткуда взяться, даже несмотря на регулярное принятие допинга в виде не разбавленного гномьего самогона.
А вот магу добиться встречи с претендентом в короли аудиенции будет значительно проще. Хотя, конечно, сначала придется пройти через заслон из уже приближенных к телу магов, кои вряд ли захотят тесниться и делиться властью.
Но насчет магов Андрей не особо переживал. Еще на подъезде к ставке герцога он подробно узнал, кто именно служит Дортасу Каринтийскому, и был об этих магах весьма невысокого мнения. Оно и понятно, все кто хоть что-то из себя реально представлял, служили реальным претендентам на престол или вовсе сохраняли нейтралитет.
На въезде непосредственно в замок стража стояла качеством повыше, в качестве начальника караула выступал рыцарь, а может, он в настоящий момент просто дежурил со своим «копьем» на воротах.
– Стойте. Кто вы и зачем пытаетесь проехать в замок? – попытался остановить Андрея этот рыцарь, встав в воротах.
– Я маг и приехал предложить свои услуги вашему сюзерену.
То, что герцог в замке, а не изволит развлекаться где-нибудь на охоте, Андрей вызнал доподлинно.
– Как о вас доложить, мессир?
– Я сам доложусь его сиятельству. Прочь с моего пути.
– Остановитесь, или мы вынуждены будем применить силу!
– Попробуйте! – с пренебрежением засмеялся Андрей.
Он уже давно определил, что все боевые амулеты, стоящие на вооружении стражников, «его схемы», а значит, бояться нечего, ведь во всех своих творениях он внедрял небольшой элемент, воздействовав на который, делал амулет безопасным для себя. Ну а то, что его схему амулетов так широко растиражировали, тоже ничего удивительного нет. Ведь его продукция проще в изготовлении, надежнее, мощнее, лучше держит заряд и дешевле.
Андрей тронул коня, и стоило ему сделать шаг, как стражники активировали боевые амулеты. Будь на его месте кто другой, его бы просто испепелило всеми этими файерболами и молниями, а также разрезало на мелкие кусочки водяными лезвиями, расплющило воздушными кулаками и издырявило ледяными стрелами и копьями. Но с ним этот номер не прошел, вся магия под ошарашенные лица стражников бессильно «стекла» с его защитной сферы.
– Теперь моя очередь…
Удар, и стражников разбросало в стороны, путь стал свободен. Вот их защитные амулеты не спасли, по той же самой причине, что не смогли выполнить свое предназначение боевые. Андрей спокойно въехал во внутренний двор замка.
Зазвучал сигнал тревоги.
В замке начался переполох. На стены, гремя латами, бежали солдаты и рыцари. А вместе с ними поспешили занять свои места маги.
Андрей тем временем спокойно выехал в центр замкового двора.
– Кто ты такой?! – спросил главный из магов по имени Сикстим Авентин.
Когда Андрей еще работал в имперской академии, этот магистр только-только стал полноценным магом, причем ничем особо не выделялся, разве что излишней хитрожопостью и умением подставить ближнего своего. За прошедшие годы он, конечно, развил свою силу, поднабрался опыта, но середнячок он и есть середнячок, сколько бы ни пыжился, и лишь его умение интриганства вознесло его на вершину магического общества, причем в свите не самого сильного владетеля.
– Новый глава вашего ковена, точнее того, что вы под этим подразумеваете, – с презрительной гримасой ответил Андрей.
Он сознательно с самого начала нарывался на конфликт, справедливо рассчитывая, что лучше один раз показать свои возможности, чем сто раз рассказать. Тем более что герцог как раз соизволил появиться на башне донжона и с тревожным интересом наблюдал за происходящим.
– Приветствую, ваше сиятельство!
Герцог в ответ только несколько растерянно кивнул.
– И все же кто ты такой?! – продолжил настаивать на ответе Сикстим Авентин.
– Неужели я так сильно изменился, что ты меня не узнаешь? На ауру не смотри, она действительно кардинально преобразилась, но вот лицо осталось прежним, и по крайней мере лично ты должен меня знать, в отличие от остальных.
Магистр Авентин пристальнее вгляделся в непонятного мага и, узнав, аж отшатнулся.
– Не может быть… Ты же… Тебя же…
– О! Вижу, узнал! Ну что, сам признаешь мое главенство или…
– Нет, ты просто нацепил личину Андра!
– Да какая собственно разница, если я все равно сильнее? Хотя в качестве подтверждения того факта, что я это я, могу припомнить некоторые моменты биографии, что знаем только мы с тобой.
– Убейте его! Это черный маг Андр! – истерично взвизгнул Авентин.
– Значит, вариант «или»…
По тому, какой ужас отразился на лицах других магов и даже некоторых людей, Андрей понял, что он до сих пор широко известен, пусть и в несколько негативном ключе, и наверняка его именем пугают непослушных детей.
«Но это понятно, эльфы и гномы постарались распространить свою точку зрения обо мне, и мнение обо мне должно было сложиться крайне отрицательное», – подумал Андрей.
Если герцог и хотел вмешаться, то просто не успел даже рот открыть. Стоило только начаться заварухе, как телохранители схватили его и оттащили от края башни и утянули внутрь.
А заваруха началась действительно серьезная. И если большая часть боевых амулетов по-прежнему была неопасная, ведь предпочитали пользоваться более мощными и дешевыми изделиями, то вот зачарованные болты арбалетов и особенно пули представляли серьезную угрозу жизни. Тут уже могли пользоваться старыми вариациями рунной магии, к которой у него ключика не было.
Но Андрея спасала низкая скорострельность однозарядных винтовок, не говоря уже об арбалетах. К счастью, гномы пока не спешили выбрасывать на рынок более продвинутые образцы, те же «барабанки», иначе они создали бы такую плотность огня, да еще перекрестного, что никакая сверхскорость Андрею не помогла. А так он буквально размазался в пространстве, уходя от пуль, словно герои из фильма «Матрица», и как только первый напор прошел, появилась пауза, вызванная необходимостью перезарядки оружия и сменой боевых амулетов, он начал отвечать.
Несмотря на всю свою силовую мощь как мага, Андрей не собирался чураться каких-то технических вещей, а потому выхватил два пистолета «стечкин» и начал палить сразу с двух рук в диаметрально противоположные стороны. Ему даже не требовалось особо целиться, как раз таки магическое ощущение пространства давало ему знать гораздо лучше любых органов зрения, где находится противник, и прицелиться в него.
Пули тоже были непростые, а до предела напитанные магией артефактами, что на раз выносили все магические щиты (маги, например, при личной защите все же предпочитали пользоваться собственными наработками) и как бумагу пробивали местные доспехи, причем вместе с телами навылет. Пара ударов сердца, и вот на стенах уже практически никого нет из стрелков. Причем, чтобы не сильно портить будущие деловые отношения с герцогом, который мог быть очень недоволен гибелью его лучших бойцов, Андрей их только тяжело ранил, так что вылечить их не составит большого труда, но вот продолжить битву им сейчас будет затруднительно.
Во двор с лязгом металла и криками ярости, призванных не столько напугать врага, сколько вселить уверенность в собственные сердца, хлынули рыцари с зачарованными мечами и секирами, что должны были пустить свои железяки в ход во время очередной атаки магов, то есть в момент, когда магу станет не до личной обороны.
Уцелевшие в первом раунде схватки маги уже поняли, что боевые амулеты отчего-то на Андра не действуют, и попытались атаковать его собственными силами, плетя боевые заклинания, и снова просчитались, используя наработки противостоящего им мага. Андрей разрабатывал не только амулеты, но и улучшал уже имеющиеся боевые заклинания, и оные, после проведенной им модернизации, как и амулеты, стали сильнее, точнее и проще, но со всем тем же изъяном, не позволяющим использовать все это против него самого.
Да, в свое время Андрей, прекрасно понимая, что рано или поздно против него могут восстать и попытаться убить, позаботился о собственной безопасности, по сути разоружая магов, внедряя свои разработки. Причем в данном плане он не был тщеславным, потому как по сравнению с главной целью его жизни это все ничто, а потому на себя записал всего дюжину артефактов мирного назначения, как тот же «факс» или «планшет», а все боевые и защитные постарался переписать на других магов. На того же Авентина, кстати, было записано одно из заклинаний… может, потому тот и заимел такой авторитет среди других магов, не могущих похвастаться подобным «достижением», как создание собственного плетения.
Имперская магическая академия тем и была хороша, что под ее прикрытием можно было широко распространить свои разработки, и маги имперского ковена, имевшие доступ ко всем наработкам академии, охотно потребляли их. А со временем их переняли свободные маги и ковены независимых королевств, не без труда вызнав секрет. Ну а то, что им по сути целенаправленно сливали информацию, то… надо жить своим умом.
Разве что какие-нибудь ретрограды оставались верны старым плетениям, но к счастью, большинство этих ретроградов в гражданской войне придерживались нейтралитета.
Сейчас как раз могли бы помочь старые плетения, но и то не сразу.
Ну а пока маги лихорадочно соображали, что к чему, Андрей сам, сменив магазины в пистолетах, атаковал заполнивших внутренний двор замка рыцарей, вломившись в толпу на сверхскорости, как таран, он пронесся среди обвешанных зачарованным железом людей смерчем, и доспехи рыцарям не помогли, как и их оружие. То и дело слышались выстрелы, сопровождаемые криками боли. Рыцарей Андрей тоже не убивал, а лишь серьезно ранил и калечил, ломая им руки и ноги, но их быстро исцелят.
Андрей невольно усмехнулся. Целительство осталось единственной областью, куда он не сунулся со своими новшествами. Хотя мог.
Остались лишь маги. Они закрылись общим щитом, готовя что-то убойное и… снова ошиблись, используя разработки академии, ведь этот щит так быстро ставится, он такой мощный… все так, но не против его создателя, знающего ключик к этой защите.
Андрей легко лишил магов их общего щита, и пока те не поставили свои индивидуальные щиты собственного исполнения, нанес мощный оглушающий удар.
– Так, а где герцог?
Герцог, понятное дело, после того, что произошло в замке, увлекаемый телохранителями, спешно из этого замка бежал по подземному ходу.
Андрей легко определил, где находится выход, и настроил туда телепорт, благо сил на бой было потрачено немного, и такое затратное путешествие в пространстве он мог сейчас себе позволить. Благо недалеко.
– Еще раз приветствую, ваше сиятельство, – улыбнулся Андрей, когда в лесочке у замка старый засохший пень очень толстого дерева вдруг откинулся, как крышка люка ракетной шахты, и из земляной норы стали вылезать люди.
Конечно, они проверили пространство на наличие поблизости ненужных свидетелей, но… да-да, сделали они это все теми же амулетами, к которым приложил свою руку Андрей, так что нет ничего удивительного, что они ничего не показали.
– И не стоит беспокоиться, я совершенно не желаю вам зла. В подтверждение добрых намерений я даже никого не убил там в замке. Можете послать кого-нибудь проверить мои слова.
– Думаю, это лишнее. Захотели бы меня убить, уже сделали бы это, – отряхнувшись от пыли и паутины, сказал герцог.
– Именно.
– Тогда зачем вы пришли ко мне, такой великий и ужасный?..
– Помочь вам стать королем, а там глядишь, и императором всех людей. Вы ведь хотите стать императором? – чуть иронично улыбнулся Андрей, по себе прекрасно зная, что человек, вкусивший плод своего желания, хочет еще и еще. Для него это сила, для других – власть.
– Было бы весьма неплохо, – с такой же более самоироничной усмешкой кивнул герцог Каринтийский. – Вот только зачем это вам?
– Вы получаете власть, а я – магическую силу. Все довольны.
– Зачем вам такой слабак, как я? Почему бы не предложить свои услуги более перспективным претендентам?
– Они могут не согласиться, точнее их маги. А с ними, чтобы принудить ваших конкурентов к согласию, я, признаться, в настоящий момент могу и не справиться, как справился с вашими, особенно если они призовут эльфов.
– Понятно… Что вам, когда мы достигнем цели, помешает свергнуть меня? Учитывая, что вы уже были властителем империи, пусть и будучи в статусе диктатора?
– Ничего, но данный вид власти меня не интересует. В тот раз это была вынужденная мера. У меня несколько иная цель в жизни, и мирская власть меня будет от нее отвлекать. Ее достижению мне потребуется посвятить все свое время.
– Я стану марионеткой?
– Отнюдь. В своей светской власти вы будете абсолютно свободны в своих действиях. Просто мы введем новый религиозный культ, от которого я буду получать свою силу. Для этого мне и нужна империя и крепкая светская власть. А вам, собственно, ведь без разницы, какая религия будет государственной?
– Признаться, меня несколько напрягает то, каким именно образом будете получать основную часть силы… Или скажете, что это вранье?
– О, на этот счет можете не беспокоиться, – пренебрежительно махнул рукой Андрей. – Вы в курсе, что миров на самом деле много?
– Да, если верить легендам, люди в этот мир как раз пришли из какого-то другого мира… как и гномы с эльфами, орками и гоблинами, хотя насчет последних не все ясно, может, они как раз аборигены… Но при чем тут это?
– Все верно. Так вот, у меня есть выход в один из миров, населенных людьми, и именно оттуда я буду получать необходимые мне… материалы. И там их много, на порядок больше, чем здесь. Миллиарды! Так что местным обитателям беспокоиться не о чем, а значит, и вам.
– Ого…
– Так что от людей данного мира мне нужна лишь молитвенная часть маны.
– Зачем, собственно?
– Если совсем просто, то так жертвенная часть энергии будет лучше усваиваться, если смешать ее с энергией веры. А то ведь питаться одним мясом тоже невозможно, требуется и растительная пища, чтобы не было заворота кишок.
– Понятно…
– Итак, какое ваше решение? – спросил Андрей. – И не бойтесь, даже если вы откажетесь, я не стану вас убивать, просто пойду к герцогу Хетскому.
– Почему не станете?
– Чтобы Хетский, когда узнает о вашем отказе и том, что вы остались невредимы, не чувствовал себя загнанной в угол крысой. Сами ведь знаете, на что способна загнанная в угол крыса, может весьма больно укусить. Мне это ни к чему. Ну и в качестве бонуса к соглашению предлагаю вам не только долголетие, но и вторую молодость. Жить будете так долго, что успеет надоесть, если, конечно, не опростоволоситесь, и вас кто-нибудь не прирежет.
Герцог на этот только нервно рассмеялся, а потом сказал:
– Вы умеете убеждать… Осталось только решить, как и в какой последовательности разделаться с нашими врагами.
– Тут и решать нечего. Сначала отбрасываем досаждающих нам внешних врагов из королевства Шелленграм, потом разбиваем армию герцога Хетского и присоединяем то, что от нее останется к своей армии, далее отбрасываем армию из королевства Манскрит, досаждающей сейчас Хетскому. И пока внешние враги зализывают раны и разбираются со своими активизировавшимися внутренними дрязгами и, возможно, внешними врагами, что наверняка не упустят откусить кусочек от так внезапно ослабевших соседей, мы займемся оставшимися конкурентами на трон.
– А сможем? – усомнился герцог Каринтийский. – Вы ведь сами сказали, что с их магами можете и не справиться.
– В данном случае справлюсь. Теперь у меня будет необходимый плацдарм для подготовки, а главное, время, чтобы его подготовить…
Глава 17
Разведка эльфов и гномьих кланов рыла землю носом на территории людей в поиске Андра, напрягала агентуру, но Андрей смог всех обвести вокруг пальца и появился весьма громко.
Сначала активности в Летийском королевстве никто не придал особого значения. Ну подумаешь, очередное обострение. Что тут такого? Ну а то, что ситуация при этом кардинально изменилась, то всякое бывает, значит, кому-то улыбнулась богиня удачи или бог войны… хоть и нет тут богов. По крайней мере пока.
И даже то, что стремительно возвысился герцог Каринтийский, до сего момента особо звезд с неба не хватавший на поле боя, этому тоже можно найти много привычных и логичных объяснений. Да хотя бы то, что противники слишком расслабились, привыкнув к установившемуся статус-кво и не ожидавших ничего такого, за что жестоко поплатились.
И хоть силы у сторон были практически равные (далеко не все побежденные, по разным причинам, от личных до династическо-политических, переходили на сторону победителя, предпочитая влиться в армию другого претендента на трон), герцог Каринтийский вполне успешно давил последнего, самого сильного конкурента на престол королевства Летия, штурмуя столицу, где и засел его противник. И даже то обстоятельство, что нынешнего хозяина столицы поддерживали сильнейшие маги, не его спасало от медленной, но верной сдачи позиций.
Первым звоночком, показавшим, что не все так просто, как кажется, стало прибытие делегаций из королевств Шелленграм и Манскрит, явившихся практически одновременно и потребовавших продать им пулеметы:
– Нам нужно скорострельное огнебойное оружие, что вы продали герцогу Каринтийскому! – практически с ходу насел на князя Дарвла представитель королевства Шелленграм.
– О чем вы говорите?! Какое еще скорострельное огнебойное оружие?!
– Такое! От которого мы понесли ужасающие потери в живой силе! Не спасали даже самые крепкие доспехи, зачарованные самыми мощными плетениями прочности!
– Мы никому ничего не продавали!
– А это тогда как понимать?! – взвизгнул граф, выступающий в роли посла, и поставил на стол «планшет» с записью боя.
Картина, развернувшаяся на экране, ужасала. Война вообще событие малоприятное, если ты, конечно, не конченый псих-маньяк, что ловит кайф от крови, выбитых мозгов и вывалившихся кишок, но это по местным меркам было уже за гранью добра и зла. Так вот, это был не бой, а побоище, форменное избиение младенцев.
Как только основная масса шелленграмской армии, за исключением резервов, подошла к армии герцога, с флангов ударили два пулемета, что начали буквально выкашивать стройные ряды шелленграмских солдат. Да еще по фронту залпами ударили герцогские стрелки. Шелленграмцы побежали, и их продолжали бить в спину. Разгром был полный.
Пулеметные гнезда попытались накрыть артиллерией, но их ждал неприятный сюрприз. Пулеметы легко достали позиции артбатарей, что было невозможно, если бы стреляли из обычных винтовок, и быстро выкосили все артиллерийские расчеты. Те, что уцелели, позорно бежали, ибо не привыкли к тому, что не только они, но и их тоже могут убивать.
Что-то попытались сделать маги, сформировав боевые круги силы и долбанув по пулеметчикам огненным дождем, чем-то напоминающим бомбардировку фосфорным боеприпасом, но защита у пулеметчиков стояла непрошибаемая, а кроме того, пришлось несладко самим магам.
Центрального мага, что собственно и творил боевые плетения, получая дополнительную силу от круга помощников, буквально разорвало пополам. При этом стоявших рядом магов сильно контузило силовым откатом от такого принудительного разрушения магической связи.
«Стреляли из чего-то вроде винтовки Юрия, – подумал князь, профессионально оценив результат стрельбы. – Столь же дальнобойное, крупнокалиберное, точное и мощное».
– И что вы скажете на это?
– Что и прежде, пулеметы мы никому не продавали. Если потребуется, могу даже принести клятву. Может, кто-то из гномов-ренегатов до такого додумался?..
– Даже если и так, это уже ничего не меняет. У наших врагов есть скорострельное огнебойное оружие, а у нас – нет. Вдруг этот гном-ренегат продаст еще кому-то свое творение? Может даже нашим врагам, а нам и ответить нечем?! Так что мы требуем продать нам подобное оружие!
– Хорошо… я подумаю.
Ситуация у манскритцев была аналогична, и они столь же истерично требовали продать им пулеметы. А это в свою очередь означало, что и остальные хоть сколько-нибудь весомые игроки потребуют аналогичное оружие, за ценой не постояв, и его придется продать всем желающим.
Ситуация с появлением пулеметов и крупнокалиберной винтовки была доведена до всех заинтересованных лиц, что изначально пытались противодействовать Андрею.
– Вот он и явился… не запылился, – с невеселой усмешкой сказал князь Дарвл во время созванного им экстренного сбора. – И стоит Андру помочь своему ставленнику добить последнего конкурента и посадить его на трон, как он тут же примется расширять свои владения.
– Уже добил и уже посадил, – сказал лорд Талаоэл. – Буквально вчера.
– Как?! – пораженно воскликнул князь, даже подскочив на кресле. – Там же еще… Впрочем, это не суть важно, – уже флегматично махнул он рукой. – Это было неизбежно, и то, что сие случилось раньше на пару недель или даже месяц, роли не играет.
Все согласно кивнули.
– Но нет худа без добра, – начал мастер Морлд, – После того как Андр объявился, как только он предпримет первые шаги по восстановлению Летийской империи, собрать против него коалицию станет гораздо легче.
– Это верно, – хмыкнул князь. – Терять власть новоявленные короли вряд ли захотят. По такому случаю можно и забыть на некоторое время о старых спорах. Но все же, как он смог так быстро одолеть своих врагов? Особенно это касается захвата столицы. Может, Андр использовал еще какое-то оружие, что притащил с Земли?
– Нет, тем более что подобное оружие слишком уязвимо и ненадежно, – ответил эльф. – Как передали наши послы, были использованы темные ритуалы. Используя энергию нескольких тысяч жертв, в основном землян, Андр устроил локальное землетрясение, что обрушило обширный участок внутренней городской стены.
– Защитные плетения должны были выдержать удар. Их все-таки ставили лучшие гномские артефакторы.
– Они были повреждены, причем очень давно. Думается, Андр в свое время подсуетился, ведь он как любой студент, а потом начинающий маг, находящийся на службе короны, был в числе тех, кто обслуживал стену. Вот и обслужил, так что вроде все в порядке, но на самом деле имелся слабый участок, что и рухнул при сильном точечном нажиме. Талантливый все же выкидыш демоницы…
– И все равно не понимаю, – продолжал недоумевать князь Дарвл, – силы противоборствующих сторон сопоставимы. Пулеметы в условиях городского боя не могли явиться решающим фактором…
– Опять-таки согласно отчету нашего посла, тут все дело в магическом факторе. Магия обороняющейся стороны практически не работала, ни в защите, ни в нападении, в то время как магия нападавших была вполне действенна. У защитников города работали лишь старые и родовые амулеты и плетения. Потому я буду рекомендовать отказаться от всех модернизированных, а особенно от новых магических плетений и заклинаний, появившихся с момента, как Андр появился в нашем мире.
– Ну, допустим… А что маги?! Ведь там собрались сильнейшие из тех, что приняли участие в конфликте, и они могли применить старые заклинания… А уж если бы образовали свой круг, то и вовсе могли устроить локальный апокалипсис…
– По ним ударил вертолет из многоствольного пулемета с бешеной скорострельностью, потом добавили ракетами с артефактными боевыми частями, и им не осталось ничего другого, как просто сбежать порталами, спасая свои жизни…
                                                                                                                                                      * * *
После того как стало известно, что Андрей обосновался в Летийском королевстве, на нем было сосредоточено все внимание. И вести оттуда приходили не самые радостные. Так, после процедуры коронации, теперь уже король Дортас Великий объявил о создании нового религиозного культа Андра Всемилостивого.
– Ага, как же, дождутся от него милости, – хмыкнул на это Медведев. – Разве что последней…
Все бы ничего, одним культом больше, одним меньше, но Андр был объявлен единственным богом, и тут же начался захват и переделка всех храмов под нового бога, а жрецов старых богов, что не сбежали подобру-поздорову, а решили воспротивиться сему действу, без затей убивали. Вспыхнуло несколько стихийных бунтов почитателей старых богов, но их быстро и жестко подавили войсками. Многие из бунтовщиков при этом исчезли с концами. Но тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что этих людей принесли в жертву.
Местные люди, может, и не решились бы на убийство жрецов (даже орки не всегда их убивали, не желая гнева чужих богов), но занимались этим, видимо, боевики-сектанты с Земли, а для них, как известно, нет ничего святого.
Но что еще интереснее, уже были готовы первые священники для освободившихся и спешно переделанных храмов. Говорили они, правда, не очень чисто, с акцентом, но понимали их хорошо. Народ, что называется, в добровольно-принудительном порядке сгоняли на площади перед храмами для «крещения», и начинались массовые проповеди-богослужения.
«Подсуетился Андрей насчет кадров, все наперед просчитал», – подумал Юрий Медведев, поражаясь той гигантской работе, что провел Рушников еще на Земле.
То, что творилось на площадях, для неподготовленных зрителей выглядело дико и ужасно, но не для землян, что нет-нет да увидят по телевизору кадры с результатом устроенных сектантами-проповедниками массовых истерий. Людей этим умело срежиссированным действом фактически доводили до безумия…
Это образованному человеку понятно, что людей различными психологическими, химическими (безобидный на первый взгляд цветочный запах или дым от зажженных палочек с благовониями несет в себе различные психически активные вещества, так называемые «феромоны счастья», почему сектанты так любят устраивать свои собрания в закрытых помещениях) и техническими приемами (неслышная, но воздействующая на мозг музыка определенной частоты) вводили в состояние измененного сознания, и в таком состоянии им много чего можно внушить.
Но для местных, находящихся на средневековом уровне развития, ни с чем подобным ранее не сталкивавшихся, происходящее на площади являлось актом единения с божеством, чего у них не наблюдалось при молитвах прежним богам (так на то они и ушедшие, что не отвечают). Так что нет ничего удивительного в том, что у нового культа появилось большое количество искренних и горячих сторонников, с радостью через молитву делящихся со своим богом энергией души.
Ну а из подходящих появившихся особо рьяных фанатиков можно было клепать уже местных, наскоро обученных священников-проповедников, формировать отряды инквизиторов, а из высококлассных воинов, как правило, дворян и рыцарей, обладавших к тому же пусть слабенькими, но магическими способностями, даже паладинов. Собственно, за этим дело не встало.
Новый религиозный культ стремительно «обрастал мясом», становясь реальной силой.
Но, несмотря на стремительность развития культа себя, а значит, и прирост силы, Андрей не стал медлить с внешней интервенцией и атаковал двух не самых спокойных соседей Летийского королевства, успевших изрядно попить крови, а именно Манскрит и Шелленграм.
Выбор был понятен, королевства еще не пришли в себя после той взбучки, что им была устроена не так давно, так что противник был не самым сильным. Опять же эти королевства дополнительно потрепали уже их соседи, пока на фронты не прибыли закупленные у гномов механические пулеметы типа «гочкинса», аж целых десять штук на два королевства. Впрочем, и такое незначительное количество сразу же перевесило чашу весов в их пользу, несмотря на не самые выдающиеся характеристики как по дальности стрельбы, так и по скорострельности данных образцов стрелкового вооружения.
Вот только эти пулеметы ничем не смогли помочь в деле отражения агрессии летийских войск.
Андрей в каждое сражение привносил что-то новое. На этот раз была использована обыкновенная противотанковая пушка времен ВОВ, правда последних лет войны, так что калибр у нее был внушительным. В общем, несколько выстрелов из пушки, и от пулеметных расчетов вместе с самими пулеметами ничего не осталось.
Маги, учтя прошлый неприятный опыт открытого стояния в глубоком тылу своих войск, когда выяснилось, что это может быть весьма опасно, укрылись за возведенными каменными укреплениями, усиленными магией, были неприятно поражены во всех смыслах, когда по этим укреплениям долбанули все те же пушки, но уже бронебойными снарядами, так же усиленные рунной магией. В общем, несколько попаданий, и от магического дота не оставалось камня на камне, ну и магам доставалось на орехи. Впрочем, они почти всегда успевали «сделать ноги» до того, как реально наступал критический момент.
Ну и лишившись пулеметной и магической поддержки, армии Манскрита и Шелленграма не могли выстоять против тех, у кого данная поддержка имелась, и они натурально сдулись.
В захваченных королевствах начались те же процессы, что и в Летии, то есть попрание старых богов и становление нового культа Андра Всемилостивого. Всех, кто противился новым начинаниям, прессовали уже появившиеся отряды инквизиторов и паладинов.
После таких громких и быстрых побед было объявлено о воссоздании Летийской империи.
Ну и надо ли говорить, что после таких событий очень возбудились те короли, чьи королевства входили в состав прежней империи? Они справедливо заподозрили, что их настойчиво «попросят» вернуться и даже подкрепят эти просьбы действием. И произойдет это очень скоро, учитывая тот факт, как без долгой раскачки новый император, едва надев корону своего королевства себе на голову, начал успешные завоевательные походы. Все понимали, что это больше воля черного мага Андра, возжелавшего стать богом, но им от этого было совсем не легче, так или иначе их сдернут с трона, и хорошо если при этом еще и не вздернут на ближайшем дереве.
Да и остальные монархи тоже заволновались не на шутку. Ведь кто сказал, что империя восстановится лишь в старых границах и дальше расширяться не станет? Это при том, что и в первой вариации она так или иначе пыталась втянуть в свой состав то или иное государственное образование от королевства до вольного баронства. Скорее уж учитывая аппетиты темного мага Андра и его возможности, что магические, что технические, империя постарается в кратчайшие сроки распространиться на все человеческие земли, а значит, никому не удастся отсидеться в стороне и воспользоваться плодами чужих побед.
Ну и как результат, активизировались усилия по созданию нового антиимперского Союза. Теперь уже никому ничего доказывать не приходилось, послы от королей и великих герцогов, а также маги-делегаты от разных ковенов сами спешили в столицу гномьего княжества для переговоров и формирования общего плана противодействия.
Андрей обо всем этом, конечно же, знал, ведь для этого не требовалась даже разведка, достаточно здравого смысла и логики, с чем у него, несмотря на явную двинутость по фазе, было отлично. А потому он спешил захватить как можно больше государств, получить их ресурсы и заразить новым культом как можно большее количество людей. Ведь с этих «зараженных» он получал не только ману для своего энергетического развития, но и просто фанатично преданных бойцов, которых можно послать в бой, и они не отступят, как только их чуть прижмут, а будут биться до конца, особенно если среди них помимо толкового командира будет талантливый жрец-комиссар, что всегда найдет способ воодушевить ослабших духом солдат проповедью и ниспослать благодать на «стадо».
                                                                                                                                                           * * *
Ситуация перешла в состояние цейтнота, кто быстрее наберет достаточно сил, тот и победил. Но это не значит, что не пытались найти какие-то иные решения, кроме как посредством лобовой сшибки. Очень уж это дорого.
Первым делом попытались реанимировать портал на Землю, чтобы по возможности получить высокотехнологичную поддержку в виде боевой техники и оружия.
– Абсолютно безнадежно, – ответил мастер Морлд, после того как о портале спросил Юрий Медведев на очередном собрании «комитета обороны» в «узком кругу». – Андр надежно перехватил нити управления порталом.
– И судя по фиксируемым колебаниям магосферы мира, регулярно им пользуется, минимум раз в полгода, – добавил лорд Талаоэл. – Так что остается только гадать, что помимо жертвенного мяса он еще тащит с Земли.
– Неужели совсем ничего невозможно с этим сделать?!
– Максимум, что мы можем, затратив гигантское количество силы, это передать небольшое сообщение на Землю. Но чем это нам может помочь?
– А заблокировать действие портала? Поставить какие-то помехи?
– Нет, – покачал головой мастер Морлд, что лучше всех из присутствующих изучил природу портала. – По крайней мере, издалека это сделать точно не получится.
– А что с новой точкой привязки? Ее так и не обнаружили? – продолжал спрашивать Юрий.
Он из-за длительного отсутствия по причине очередной охоты на драконов в Пустоши, пропустил несколько таких собраний и не обладал последними данными. А сообщить все в индивидуальном порядке не посчитали нужным.
И если уж на то пошло, то присутствие Медведева на этих собраниях уже не имело большой необходимости. По сути, он являлся частным лицом, этакий советник князя по делам Земли и всему, что с ней связано. Но в последнее время эту функцию у него активно перехватывал генерал-полковник Маслов, имевший на порядок больше знаний, особенно в плане вопросов, связанных с военным делом.
Да и кто бы его просветил? Когда?
Уж точно не эльф. Не те у них отношения, не говоря уже о разнице статусов, помноженной на «любовь» эльфов к людям в целом и к Медведеву в частности.
Мог мастер Морлд. Благо он являлся учителем его детей, и, обсуждая их успехи в обучении, могли затронуть левые темы, а именно все, что связано с Андреем. Но сейчас гномьему магу было не до активной учебы, а учеников только прибавилось, учитывая людей с Земли. Слишком много работы навалилось по созданию различных артефактов, и Юрий сам регулярно доставлял ему для этого все необходимое: драконью чешую и прочую требуху. Так что вкалывал он в своей магической лаборатории похлеще папы Карло.
Князь Дарвл? Тоже мог. Тем более что он не чурался посидеть с Юрием за кружечкой пивка и поговорить о том, о сем. В конце концов, именно Юрию его клан обязан практически всем. Но и он был в последнее время занят практически круглосуточно, так что не до дружеских посиделок и пустопорожних разговоров.
– Примерное местоположение нам известно, благодаря регулярному срабатыванию портала, мы имели возможность провести триангуляцию источника возмущения магосферы, – снова ответил мастер Морлд. – Но опять-таки, что нам это даст? Заблокировать портал мы не сможем, Андр сразу же обнаружит нас и ударит. Послать туда армию мы тоже не в состоянии. Да и бесполезно, учитывая его возможности.
– Устроим на него там засаду.
– Мы думали над этим, – кивнул эльф, – но решили, что вероятность удачи ничтожна. И еще неизвестно, кто на кого в итоге устроит засаду. Он не может не понимать, что рано или поздно мы обнаружим новую точку привязки портала и захотим напасть. Там уже наверняка все подготовлено для нашей встречи. Риск слишком велик.
Юрий кивнул, соглашаясь. Собственно, о чем тут говорить, он и сам бы так же поступил, так что лезть самому в пасть дракону не самая лучшая затея. А потому все должно было решиться в глобальной генеральной битве.
Но до чего было противно и невыносимо ощущать свою беспомощность, и единственное, что он мог делать, дабы повысить шансы на победу, это вести массовый отстрел драконов в Пустоши ради их чешуи, из которой делали мощные боевые и защитные амулеты, а также «лечилки», а из требухи делали всякие эликсиры и компоненты для рунной магии.
Но и тут не все ладно. Все-таки драконы не летают в небе стаями, напротив, эти магические создания жуткие одиночки и жестко территориальные. И начав сезон охоты с «Кордом» в руках, Юрий перестрелял всех драконов в ближайших районах Пустоши, и теперь приходилось уходить все дальше в поисках новой добычи.
Благо что удавалось серьезно сократить время для достижения района охоты за счет использования летательных средств, то бишь дельтапланов. Это обратный путь занимал просто огромное количество времени, так как приходилось идти по суше и изредка сплавляться по рекам.
Кстати, с началом использования дельтапланов возникла проблема доставки добычи до дому до хаты. Ведь раньше добычу возили на конях, а теперь с конным транспортом стало совсем никак. С собой ведь коника на дельтаплане не увезешь.
Медведев для облегчения перевозок больших грузов на дальние расстояния вообще-то предлагал сделать дирижабль, и его идею даже приняли, причем данным видом транспорта заинтересовались эльфы и что-то они там у себя даже начали растить. Гномы отнеслись к идее воздухоплавания с прохладцей, ибо как Юрий выяснил по секрету у князя, когда тот был не очень трезв («настоящего полковника» перепить было сложно), они в своем большинстве отчаянно боялись высоты, что странно, учитывая их жизнь в высоких горах… Но пока до завершения выращивания-постройки эльфами первого образца дирижабля было далеко.
Но все же вопрос транспортировки добытого решился довольно просто. Стали брать с собой различные приспособы магического характера, что позволяли вести транспортировку добычи до места назначения. Так амулеты левитации серьезно облегчали вес груза, но это все ни о чем без такого шедевра магической артефакторики, как «движитель», чем-то напоминавший электромотор за счет ротора.
С помощью данного артефакта прямо на месте из дерева можно было собрать самоходную повозку, обыкновенную телегу на четырех колесах, на которую присобачивался магический движитель с ременной передачей. Правда, в качестве топлива этот двигун использовал кровь дракона, что само по себе ценный продукт, но тут уже приходилось чем-то жертвовать, или сохранить кровь и переть добычу на себе долгие месяцы, что невозможно, очень уж тяжело и далеко, или же использовать ее как топливо, и тогда можно прокатиться «с ветерком»…
В общем, мир потихоньку начал меняться от чистого магического средневековья к маготехническому. Хорошо это или плохо, тут уже не угадать…
Конечно, свято место пусто не бывает, и рано или поздно на освободившуюся территорию прилетит другой чешуйчато-крылатый, плюющийся кислотным огнем динозавр, но сидеть и ждать их не было никакой возможности. Драконья чешуя и требуха требовались немедленно и в огромных количествах. Так что с каждым разом приходилось улетать все дальше и дальше…
Глава 18
Когда союз из гномов, эльфов и людей наконец оформился, утрясли всю организационную структуру, степень подчинения, сроки выдвижения и выбрали наконец главнокомандующего, а с последним пунктом было больше всего криков, Андрей не сидел на попе ровно и спешно заново формировал Летийскую империю, успев ее расширить до прежних границ, параллельно насаждая культ собственного обожествления на взятых под контроль территориях.
В итоге почти один в один повторилась ситуация перед генеральным сражением, в котором Андрей был повержен и захвачен Юрием в плен. И вот тут-то взыграло у разных тщеславных лиц. Почему? Да все проще некуда. Большинство их величеств с чего-то решили, что раз ситуация почти зеркально отображает то положение вещей, что сформировалась в прошлый раз, то и сейчас все пойдет по прежнему сценарию, а раз так, то победа практически обеспечена, как и тогда. А раз так, то почему бы не ему такому благородному и вообще со всех точек зрения достойному королю не стать Победителем, именно с большой буквы. Это ведь такой существенный козырь в политическом смысле.
Эльфы с гномами смотрели на вещи несколько трезвее, но терпеть над собой старшинство друг друга не хотели категорически, как собственно и черт знает что возомнивших о себе людей, которым даже взвод доверить боязно, положат ни за грош.
В итоге сошлись на компромиссном варианте. Командует триумвират из представителей трех рас, то есть эти лица определяют основную стратегию, ставят общую задачу, скажем, захватить такой-то город, а конкретное командование с выработкой тактики осуществляет генерал-полковник Маслов. Дескать, ни вашим, ни нашим, всем ровное долевое участие.
Напыщенным и крайне обидчивым королькам все же удалось вбить в головы, что нынешняя ситуация несколько отличается от прошлой. Хотя бы наличием большого количества огнестрельного оружия, причем у противника его много самого современного и из другого мира. И это оружие надо досконально знать, чтобы со своей стороны эффективно его применить и не попасть под удар при применении его врагом или свести потери к минимуму.
Следующим на очереди присоединения к Летийской империи являлось независимое герцогство Генцерфен. Вот ее территория на границе с империей и была выбрана для генерального сражения. Избегать сражения Андрей не стал, решив покончить с противником одним ударом, если уж он предоставил такую возможность.
Конечно, армия Союза могла вторгнуться на территорию противника, чтобы не воевать на своей, благо что такая возможность была, но от этой идеи отказались, несмотря на всю заманчивость и политическую выгоду. Дело в том, что в таком случае армия просто не успевала бы подготовиться к встрече, и произошло бы обыкновенное сражение двух армий в средневековом исполнении, что командование Союза никак не устраивало. Ведь армии по численности примерно равны, а значит, и вероятность победы равна, это без учета наверняка подготовленных Андреем сюрпризов. Так что следовало всеми возможностями повысить собственные шансы на победу и снизить потери.
Аристократы были, мягко говоря, удивлены, когда узнали, чем занимаются их солдаты. А они активно вгрызались в землю, роя длинные траншеи. Генерал-полковник Маслов все это время не сидел без дела и энергично внедрял передовые методы ведения боевых действий с использованием огнестрельного оружия, и главной новацией стали как раз окопы, а также доты для пулеметов и артиллерии. Перед окопами тянули линии колючей проволоки и путанок, а также ставили минные заграждения.
Наконец к границам герцогства подошел первый имперский легион и также стал нагло окапываться в зоне прямой видимости.
– Нужно атаковать, пока не подошли остальные, и они не успели подготовить позиции! – ярились аристократы.
– Не считайте Андрея за идиота, – возражал им командующий. – Это наверняка ловушка, наживка, как раз рассчитанная на неподготовленную атаку с нашей стороны через чистое поле. К тому же разведка не может проникнуть вглубь имперской территории больше чем на десяток километров, а это всего два часа марша. Все группы достаточно быстро обнаруживаются спецгруппами противника, так что мы не знаем, что там происходит. Может, остальные легионы стоят невдалеке и ждут, когда мы ввяжемся в драку, завязнем, и они в этот момент обрушатся на нас всей своей мощью, а потом на наших плечах ворвутся на наши позиции. Но если хотите, можете попробовать их на прочность лихой кавалерийской атакой, мешать не стану, даже подсоблю подавляющим артобстрелом…
Аристократы отчего-то в большинстве своем не захотели.
Имперцев, конечно, обстреливали из новых дальнобойных нарезных казнозарядных пушек, чтобы им жизнь медом не казалась, но атаковать не стали, и те продолжили методично укрепляться.
Так и не дождавшись атаки на подставленный легион, к вечеру стали подходить все новые имперские легионы и тоже начали вгрызаться в землю под прикрытием уже окопавшегося легиона, как потом выяснилось, собранного из различного городского отребья, заключенных и всяких штрафников, а также не желающих верить в нового бога, то есть его действительно бросали как наживку.
Начался позиционный бой. В основном стреляли пушки и работали масштабными заклинаниями боевые звезды магов, что образовывали круг силы и пытались поразить противника чем-нибудь убойным, вроде «огненного дождя», «метеоритной атаки», «небесного удара» – молнией и так далее и тому подобное.
Противник тоже без дела не сидел и, помимо того, что защищался от магического обстрела, сам пытался поразить врага чем-то подобным, а также пытаясь наслать различную порчу.
– Это какая-то Первая мировая в средневеково-магическом исполнении, – в изумлении покачав головой, пробормотал Юрий. – Только монструозных танков не хватает…
Обе стороны конфликта продолжили накапливать силы, чуть в отдалении от линии соприкосновения, дабы задействовать их в необходимый момент, но пока стороны лишь прощупывали друг друга. «Шахматная партия» только-только началась, и никто не торопился сделать первым решительный ход, после которого начнется цепная реакция, и отступать уже будет поздно.
                                                                                                                                                    * * *
Такое изнурительное, держащее всех в постоянном психологическом напряжении противостояние длилось уже третью неделю, когда разведка принесла тревожные сведения.
– Разведчики выяснили, что Андр собирается провести ритуал массового жертвоприношения, – сказал лорд Талаоэл, собственно именно эльфы-разведчики предоставили эти разведданные. – Кажется, он собирается сделать свой ход, и остается только гадать, что это будет.
– Или хочет, чтобы мы так думали, и специально дал вашим разведчикам увидеть свои приготовления, чтобы спровоцировать нас на первый шаг, – сказал генерал-полковник Маслов.
– И такое может быть, – легко согласился эльф. – Как и то, что он, если мы не отреагируем на его приготовления, действительно проведет ритуал жертвоприношения и нанесет свой удар, захватывая инициативу. В итоге мы просто вынуждены попытаться ему помешать.
Командующий кивнул с хмурым выражением лица. Противник их тактически переиграл, оставлять жертвоприношение действительно нельзя, ибо его результат может быть по мощи сравним с тактическим ядерным ударом.
– Что ж, камень брошен… И у нас есть чем ответить. Начинаем операцию «Небесная стая». Выводите их на цель.
Лорд Талаоэл кивнул и отдал соответствующую команду по своему амулету связи.
Через час люди, как, впрочем, и гномы с эльфами, могли наблюдать потрясающую картину, как по небу пролетали огромные туши невиданных до сего момента дирижаблей. И их было довольно много, несколько десятков.
Эти воздушные корабли были в строжайшей тайне построены-выращены эльфами в своих лесах, точнее рощах силы, и являлись более магическими, чем техническими, все-таки размерные отношения оболочки и гондол были гораздо меньше, чем у земных собратьев. Но сие не суть важно.
Теперь Юрий понял, почему ему не дали такой транспорт – хотели реализовать эффект неожиданности. Но вот удалось ли? По крайней мере, все говорило в пользу этого…
Часть дирижаблей снизились над позициями противника, и из них в большом количестве посыпались бомбы. Несколько мгновений свободного падения и на позициях имперских легионов разверзся настоящий огненный ад. Огненными цветками вспухали взрывы осколочно-фугасных бомб, бомб объемного взрыва, разливался напалм, рвались магические бомбы-артефакты… Вываливали все, что только могли сделать.
Казалось, что в таком кошмаре комбинированного удара в принципе невозможно выжить. Но нет, не только выживали, но и умудрялись противодействовать. В сторону медленно пролетающих над позициями имперских войск воздушных кораблей полетели магические плетения и забили крупнокалиберные пулеметы, а также зенитки. Да-да, настоящие зенитки типа «эрликона».
Если от магических атак дирижабли были более-менее защищены, то вот от пулеметов, а тем более зениток… с не совсем простыми пулями, защиты не хватало. И вот то один дирижабль, то второй, накренившись на нос или корму, чувствительно проседал по высоте и отваливал в сторону, пытаясь выйти из опасной зоны. Сделать это удалось далеко не всем, и дирижабли бесформенными кучами горящих и дымящих тряпок стали падать на землю.
– В атаку! – прозвучала команда, и на позиции имперских войск по проделанным дирижаблями проходам хлынула кавалерия.
Следом рванули пехотные штурмовые подразделения.
Тем временем дирижабли, продолжившие путь вглубь вражеской территории, вышли на обнаруженную разведчиками пентаграмму и начали ее бомбардировку, перепахивая взрывами землю и разрушая ее энергоструктуру.
Командование пристально следило за развитием событий.
Наступление на имперцев развивалось успешно, и все новые подразделения втягивались в образовавшуюся брешь, расширяя ее и развивая успех.
– Пентаграмма уничтожена, – получили они доклад от командира эскадры.
– Потери?
– Все целы…
– Слишком просто… – напряженным тоном озвучил свою мысль генерал-полковник.
Члены триумвирата лишь согласно кивнули, переглянувшись между собой не менее напряженными взглядами. Все они ожидали мощного противодействия со стороны магов имперцев и самого Андра и, как следствие, больших потереть от его черной магии в дирижаблях, а раз ничего этого нет, то дело нечисто.
– Он нас переиграл, но в чем, черт бы его побрал?!
Вдруг Леонид Маслов вскочил и, активировав переговорный амулет, закричал:
– Отступление! Всем немедленное отступление! Отходите, демоны вас пожри!!!
– Почему вы отдали такой приказ? – спросил король Занбирон, являющийся членом триумвирата от людей. – Ведь наступление идет очень успешно… а вы собираетесь его остановить.
– Потому что мы вляпались в устроенную им ловушку по самое не могу! Иначе все происходящее никак не объяснить.
– Согласен… – кивнул эльф и отдал команду магам: – Немедленно поставить защитный купол, запитав на него все резервные источники!
Подразделения начали выполнять приказ командующего об отступлении, но было уже слишком поздно. Ловушка захлопнулась.
Все то время, что противостоящие армии лениво перебрасывались снарядами и мощными магическими плетениями, на позициях имперцев шла активная работа, замаскированная под обычную деятельность по созданию укреплений. Но на самом деле создавалась просто огромная пентаграмма.
Спровоцированный налет дирижаблей и бомбардировка привели к большому количеству смертей, что в свою очередь активировало эту магическую конструкцию…
Как Андрей узнал о дирижаблях? Так он и не знал, тут эльфам удалось сохранить все в тайне. Но то, что противник, обнаружив раскрытую разведчиками малую пентаграмму, решится на наступление, по принципу: лучшая защита – нападение, он не сомневался. Ну а любая битва не обходится без жертв, и не так уж важно, с какой стороны они произошли, главное, это смерти и как можно больше. А они в итоге вышли запредельными, по сути после бомбардировки целый легион перестал существовать. Потом еще атака кавалерии с пехотой, и новый виток смертей.
Пентаграмма активировалась, и все, кто оказался в зоне ее действия, стали мучительно умирать. Бойцов не спасали даже самые мощные защитные амулеты на основе драконьей чешуи. Эти амулеты лишь продлевали муки попавших в ловушку разумных, и эти мучения только еще более усиливали пентаграмму, делая поток энергии более мощным.
И весь этот поток получил в свое распоряжение Андрей. Пропустив его через себя, он разом обрушил его на вражескую армию, над которой спешно ставилась защита.
Удар был страшен.
Сначала земля по всему фронту содрогнулась от сильнейшего землетрясения. Землю трясло так сильно, что самопроизвольно срабатывали минные постановки, осыпались окопы, разрушались доты, и множество солдат погребло под обвалами, и выходило, что они по сути сами вырыли себе братские могилы. Но это еще были цветочки…
Следом по разрушенным позициям войск Союза с жутким воем прошелся настоящий огненный вал. Магический огонь буквально в одно мгновение обращал все в пепел и прах, покрывая землю и песок тонкой коркой стекловидной массы. И быть бы армии полностью уничтоженной, как атомным взрывом, а это магическое воздействие определенно было эквивалентно взрыву тактического ядерного фугаса средней мощности, но защитные сферы пусть и истончались каждое мгновение, скачками уменьшался их радиус действия, обрекая кого-то на мгновенную смерть, внутри поднялась высокая температура, но все же они выстояли за счет мощных артефактов-накопителей, созданных из драконьей чешуи, что в огромных количествах добыл Юрий Медведев.
                                                                                                                                                          * * *
После произошедшей мощной атаки уцелевшим войскам Союза не осталось ничего другого, как спешно отступить, ибо сражаться на полностью разрушенных позициях стало невозможно.
Достаточно спокойно отойти удалось лишь за счет применения дирижаблей. Они, несмотря на мощное противодействие, устроили настоящую воздушную карусель, практически безостановочно круглые сутки проводили массированные бомбардировки походных колонн и стоянок имперских легионов, что буквально наступали на пятки отступающей армии Союза.
Благо еще, что отступать было куда, ибо Леонид Маслов действовал по принципу: рассчитывая на победу, готовься к поражению, и соответственно, что называется, подкладывал соломку там, куда в случае чего рассчитывал упасть, что не раз спасало его. Благодаря такой предусмотрительности имелись запасные позиции, оборудованные возле столицы герцогства Генцерферн – Генцерф, что сейчас спешно доделывались.
Пока двигались, уточняли масштаб катастрофы, а это была именно катастрофа. И чем больше информации о потерях поступало, тем масштабнее она становилась.
– Вся наша кавалерия в количестве пяти тысяч человек, ушедшая в прорыв, кроме тысячного отряда, оставшегося в резерве, уничтожена, – сказал король Занбирон, к которому стекались все данные о потерях со стороны людей. – Кто не погиб в этой жуткой пентаграмме, того наверняка либо убили позже, либо пленили и сейчас приносят в жертву…
Возмущение представителя людей в триумвирате можно было понять. Ладно смерть в бою, даже в такой жестокой ловушке, это нормально, но вот убийство пленных в качестве жертвы… Ведь вообще-то принято пленных из знатных семей выкупать. Но Андрей подобной ерундой не заморачивался и пускал под нож, как простого крестьянина-ополченца, так и представителей высшего сословия. Если тот, конечно, не соглашался перейти на его сторону, приняв веру в нового бога.
– Пехоты погибло больше двадцати тысяч…
– Полторы тысячи, – глухо сказал князь Дарвл. – Хотя могло быть и больше раз в пять, но наши более точно выполнили приказ об отступлении, а когда все началось, сформировали защитный круг.
Генерал-полковник понятливо кивнул. Гномы, в отличие от людей, гораздо более дисциплинированны, и пока люди в панике метались, почувствовав первые подземные удары, гномы быстро сориентировались, за счет чего и избежали больших потерь. Ну и не стоит забывать о их магических защитных артефактах.
– Двенадцать дирижаблей сбито, – сказал лорд Талаоэл. – Плюс двести пятнадцать лучников сгорело во время магической атаки.
Эльфы понесли самые маленькие потери. Впрочем, их и так было немного в войске Союза, всего две тысячи: маги да лучники, ну и экипажи дирижаблей. Но и на дирижаблях не столько эльфы, разве что в комсоставе, сколько полукровки. Эльфов вообще немного, и даже такие скромные по общим меркам потери для них невосполнимая утрата.
В общем, от армии Союза осталась половина, причем полностью деморализованная, и ждать от нее стойкости в скором сражении особо не стоило, это генерал-полковник отлично понимал. Собственно, уже зафиксированы случаи дезертирства…
Окончательно разбежаться армии Союза не дал сам Андрей. После того как интенсивность воздушных бомбардировок снизилась из-за практически полного расхода бомб, ну и активному противодействию налетам зенитной артиллерией и магией, из-за чего было потеряно еще пять дирижаблей, имперские легионы подошли к столице герцогства и стали ее окружать.
Андрей торопился разделаться с противником до подхода к нему подкреплений, так как окончательно добив подранка, все собранные дополнительные подразделения по большому счету станут неопасны ибо окажутся разобщены, особенно если удастся уничтожить общее командование.
– Где это чертово подкрепление?! – негодовал командующий.
Прошли все сроки, но об обещанных подкреплениях не было ни слуху ни духу. Амулеты связи молчали, имперские маги поставили помехи. Не работали и рации с Земли, им тоже забили все частоты установки РЭБ.
Уцелевшая армия Союза оказалась в ловушке. Имперские легионы и маги так плотно обложили город, что через это кольцо не могла проскочить даже мышь. По воздуху тоже не получалось, дирижабли встречали таким плотным огнем реальных и магических снарядов, что пройти через такой заслон не представлялось возможным. Ну и несколько легких вертолетов, что Андрей оперативно подогнал к фронту, отлично выполняли роль истребителей неповоротливых дирижаблей, а также дельтапланеристов и птиц-оборотней.
– Скорее всего, мы никого не дождемся, – сказал король Занбирон. – После такого громкого поражения, что мы потерпели, многие из них придержали свои армии, желая договориться с победителем о достойных условиях вхождения в империю. Ну а остальные, видя, что кто-то не исполняет соглашение, тоже не стали слать свои силы, считая это бесполезным, и они правы…
Кому, как ни ему было знать логику мышления «братьев», как называли себя короли при обращении к друг к другу.
– Проклятье! Нас же тут в порошок сотрут!
Как известно, штурмовать хорошо укрепленный город себе дороже, потери будут просто запредельными. Как показала практика, Андрею наплевать на потери, наоборот, чем их больше, тем лучше, но не в данном случае, когда ситуация замерла в шатком равновесии. Если он понесет на данном этапе большие потери, то те, кто сейчас ведет переговоры о вступлении в империю, снова обратят против него оружие, так что в данном случае победить требовалось как можно чище.
Но как можно сократить численность обороняющихся не военным и не магическим путем. Можно и лучше магическим, но маги противника настороже и готовы отбить любую атаку или свести ее действие к минимуму, будь то огненный дождь или какое-нибудь проклятие, насылающее болезнь.
Андрей нашел простой выход, он ударил идеологическим оружием.
– Воины! Зачем вам погибать?! Что получите вы в случае победы ваших господ? Ничего! Но беда в том, что вам не победить! И вы это прекрасно знаете, достаточно лишь сравнить ваши силы и силы империи. Ваши союзники бросили вас, подкрепления не будет. Оставшись в городе, вы получите только смерть. Но зачем вам умирать? И какая вам разница с того, кто будет сидеть на троне? Даже наоборот, если будете жить в империи, то снизятся налоги, установятся справедливые законы и вы перестанете быть бесправными… – доносилось со всех сторон из магических громкоговорителей.
Голоса еще долго расписывали все плюсы жизни в единой человеческой империи, где не будет междоусобных войн, а значит, для простых жителей наступит эра спокойствия и благоденствия. А орки даже смотреть в сторону человеческих земель будут бояться. Что еще нужно простому человеку?
– Вам достаточно лишь прийти, преклонить колено, дать клятву верности императору, принять веру в нового бога, пройдя посвящение ему, и Андр Всемилостивый простит вас и примет. Прислушайтесь к голосу разума…
И люди прислушались и побежали. Сначала это были единичные случаи, сбегали самые слабые духом и отчаявшиеся, в надежде на выживание, а потом стали бежать целыми десятками, сначала ночами, а потом и открыто днем. Очень уж сладко расписывалась жизнь при империи. И некому их было остановить. Да и незачем, ведь остановленный дезертир это потенциальный прямой предатель в трудную минуту.
Триумвират, конечно, пытался вести идеологическую борьбу, но получалось откровенно плохо. Налоги в отдельных королевствах и вправду были излишне большими, ибо каждому государству требовалось содержать большую армию, и они частенько воевали, особенно в последнее время, из-за чего страдали простые люди, сжигались их дома, вытаптывались посевы. Ну и знать желала гулять на широкую ногу и делала она это за счет простых людей, которых всеми правдами и неправдами закабаляла. На дорогах в больших количествах расплодились разбойники…
Пытались упирать на то, что новый бог на самом деле жестокий тиран, требующий жертвоприношения, но… если кто этому и верил, то желание выжить все равно пересиливало, ну и сказывалась вера в лучшее, то есть в то, что его в жертву точно не принесут.
Андрей переиграл их и в этом.
– Нужно уходить в прорыв, – сказал князь Дарвл, после того как оценили общую ситуацию.
– Никто не спорит, – кивнул Леонид Маслов, – но это безнадежно. Даже если прорвем кольцо блокады, далеко не уйдем, догонят и добьют. Нужен скоординированный встречный удар.
– Я его обеспечу.
– Как?
– Пошлем гонца.
– О чем вы, князь? Никто не пробьется через блокаду, ни по земле, ни по воздуху. Мы все это уже пробовали…
– Но кое-что мы все же можем сделать.
– А именно?
– Запустить ракету. Алхимики уверили меня, что из имеющихся у них в распоряжении ингредиентов они смогут сделать достаточно топлива, чтобы запустить человека средней комплекции на десяток километров.
– Оригинально… Но зачем посылать человека? Разве не достаточно будет просто закинуть амулет, и он сам сработает.
– Мы не знаем, как далеко распространяется эта система глушения. А попытка у нас будет только одна. Вторую ракету уже точно собьют, да и не хватит ресурсов на вторую.
– Ясно. Вот только кто у нас станет Белкой или Стрелкой?
– Ваш подчиненный по имени Роман Лайков. Он и предложил этот столь нетривиальный вариант. И он действительно собака, в смысле оборотень.
Маслов понятливо кинул и чуть усмехнулся.
– Вот только почему он сначала не пришел со своей идеей ко мне?
– Прежде чем беспокоить вас, он сначала он хотел уточнить реальность своей дикой задумки, и она реальна.
– Понятно. Что ж, давайте попробуем. Все равно ничего другого нам не остается.
Закипела работа. Гномы, обобрав все кузни на предмет металла, делали ракету, а маги-алхимики, обнеся все аптеки – ракетное топливо. Управились за сутки авральной работы, потому как ничего сложного ни в том, ни в другом не было. Ведь ракета это по сути железная труба с дубовой бочкой для пилота, не требовалась даже камера сгорания, потому как топливо делалось твердым. Более того, ракетой даже можно было управлять в полете.
Ночью ракета с диким ревом стартовала с главной городской площади, в считаные мгновения развивая столь чудовищную скорость, что пилот испытывал запредельные нагрузки в двадцать жэ, от которых он почти терял сознание, тут уж не до управления оказалось… Но иначе было нельзя. На любую более медленную цель маги могли бы успеть среагировать и сбить. Собственно и на эту успели, вслед полетело несколько боевых плетений, явно разрядили боевые амулеты, и парочка даже попала в цель, но спасли защитные чары.
Лишь на конечном этапе ракета замедлилась, и пилот смог взять управление аппаратом на себя, хотя это и не потребовалось. Ракета падала в лес. На заданной высоте сработали пиропатроны, буквально выбросившие пилота из капсулы, и он плавно спустился на парашюте, хотя и не без проблем продравшись сквозь ветви.
Роман еще во время спуска на парашюте достал амулет-передатчик и активировал его.
Вспыхнувшие руны показали, что заложенная информация ушла без помех, адресат получил пакет инструкций, и пришел отзыв о получении. При приземлении он выстрелил белой сигнальной ракетой. Конечно, так он лишний раз обозначил себя для врага, но надо же было показать засевшим в городе, что все прошло благополучно.
Дело было сделано. Теперь ему оставалось только унести ноги от возможной погони, что он и сделал, обернувшись в пса, на четырех лапах это гораздо быстрее, а если при этом еще и допинг принять…
                                                                                                                                                         * * *
Атака на Генцерф имперскими легионами началась с рассветом. Не иначе, что ее спровоцировал старт ракеты, ведь не надо быть гением, чтобы понять, что противник что-то задумал и его следует раздавить до того, как он эту задумку реализует. Ну и то обстоятельство, что большая часть желающих переметнуться на другую сторону уже сбежала, а значит, ждать больше нечего.
Забухали имперские пушки, привезенные с Земли, и стены города содрогались от мощных взрывов, выбивавших каменную крошку. Стены, конечно же, были укреплены магами и амулетами, но они не могли обеспечить полную защиту.
– Долго стена не выстоит… – с тревогой констатировал князь Дарвл, профессионально оценив степень разрушения.
Маслов только кивнул, в очередной раз напряженно посмотрев на часы. С момента отправки послания прошло пять часов. И если все пойдет, как надо, то до подхода помощи нужно продержаться еще столько же. Но если все пойдет такими же темпами, то они не продержатся и часа.
Маги пытались противодействовать вражеской артиллерии, но позиции имперцев были хорошо защищены, и большая часть усилий пропадала втуне, и методичный обстрел продолжался.
И вот случилось то, что должно было произойти – интенсивно обстреливаемый участок стены обрушился и к нему тут же хлынули штурмовые подразделения имперских легионов. Тут уже защитники сказали свое веское слово, открыв стрельбу из всего, что только могло стрелять.
Вопреки подспудным ожиданиям, эффективность огня оказалась не сильно велика. От пуль довольно надежно защищали щитовики, катившие впереди себя большие стальные щиты, дополнительно зачарованные магией, за которыми прятались штурмовики сразу по пять человек. Лишь взрывы снарядов позволяли проделать в этой массе наступающих легионеров бреши, в которые тут же влетали злые осы пуль, сражая всех оказавшихся без прикрытия.
И хоть пушки палили часто и пробивали много брешей, но атакующая масса легионеров была столь велика, что она словно не замечала этих потерь, продолжая снежной лавиной накатывать на город. На ближних дистанциях не спасали уже и щиты, по крайней мере шедших последними, уровень потерь возрос на порядок, ведь отстреливать сверху гораздо легче. К тому же полетели гранаты.
Активировали одну из заранее подготовленных ловушек эльфы. И поле непосредственно перед стенами превратилось в жидкое болото. Легионеры буквально провалились в эту жижу по грудь.
Заминка дорого обошлась атакующим. Перед городской стеной за считаные минуты буквально возник целый вал из убитых и раненых.
Маги противника сработали достаточно оперативно, не прошло и десяти минут, как болотная жижа начала твердеть, сковывая в себе десятки и сотни еще живых и кричащих от ужаса людей.
Атака легионеров продолжилась, но тут снова сказали свое слово эльфийские маги, и на поле стали активно расти ядовитые плющи. В считаные секунды они достигали двухметровой длины, и стоило только их задеть, как они цеплялись в одежду человека своими крючковатыми колючками и начинали активно опутывать своих жертв, буквально превращая людей в кокон. Это тоже очень сильно замедлило продвижение. Бойцам приходилось рубить лианы, что в свою очередь заставляло их выглядывать из-за края защиты, что крайне негативно сказалось на потерях. И опять среагировали маги противника, пустив огненную волну, сжигая проклюнувшиеся ростки. И легионеры с фанатично-безумным блеском в глазах и именем нового бога на устах все же достигли пролома и начали его штурм.
С утроенной энергией с обеих сторон затрещали выстрелы из винтовок, застрочили пулеметы, рвались гранаты. В ход пошли огнеметы, и, конечно, безумствовала магия.
В проломе завязалась жестокая драка. Не обращая внимания на потери, легионеры продолжали штурм, карабкаясь по телам своих товарищей. Были среди них и те, кто не так давно стоял на этой стене, но поверил посулам и переметнулся на сторону противника, чтобы теперь самому в числе первых штурмовать эти самые стены с абсолютно стеклянными глазами.
Пулеметы захлебывались в злобном лае, срезая цели словно косой, перегревались стволы, так что уже не спасали даже магические плетения, нанесенные для охлаждения, а легионеры все перли и перли, словно волна перехлестывая через дамбу. Ожесточение драки зашкаливало все мыслимые пределы.
Юрий с методичностью метронома, стараясь не думать о происходящем, ибо от развернувшегося зрелища можно было самым натуральным образом сойти с ума, отстреливал вражеских магов, которые, впрочем, не столько магичили сами, сколько оперировали различными боевыми амулетами. А также выбивал пулеметчиков, одновременно стараясь при этом повредить сами пулеметы, потому как стоило снять стрелка, как пулемет подхватывал другой боец, и все начиналось сначала.
Замес вышел очень упорным, легионеры все-таки смогли прорваться в город, и начались ожесточенные уличные бои, шедшие с переменным успехом, то легионеры прорвутся в квартал, то обороняющиеся выбивали их, буквально прижимая обратно к стене. Дома по многу раз переходили из рук в руки, и в конце концов так сильно повреждались от действия пуль, взрывов гранат и снарядов, а также магических воздействий, что в конечном счете превращались к груду щебня.
– Дирижабли! – крикнул кто-то.
– Ну щас вдарят имперцам! – приободрились бойцы и радостно загомонили.
С востока действительно приближались точки дирижаблей. Но до города они все же не дошли и снизились где-то в отдалении.
– Проклятье…
Только сейчас Юрий осознал, что битва длится уже больше пяти часов. Он давно растратил свой боекомплект к «Корду» и сейчас действовал с гномьим автоматом а-ля АК, благо ему хватало «медвежьих» сил орудовать этим монстром и держать мощную отдачу.
Но вот после еще получаса боя напор имперских войск ослаб.
– Идут!
А в следующий момент Медведев увидел, как в пролом въехало несколько железных монстров – гномьи танки.
Ну да, гномы, получив образцы земной техники в виде БМП и тракторов, а также общую информацию о танках от гостей и самого Юрия, не могли не попробовать воспроизвести эти образчики боевой техники. С двигателем внутреннего сгорания у них что-то не заладилось. Но они по этому поводу не сильно расстроились. Зачем им ДВС, если есть магия, и с ней проблем особых нет? Вот магические движки воткнули в корпуса.
Что до самих корпусов, то у них получилась дикая смесь танков Первой мировой и какого-то парапанковского постапа. Причем все танки получились индивидуальными, мастера извращались, как могли, но общая их черта это многобашенность. Пушки стреляли как снарядами, так и магией, по сути являясь боевыми артефактами.
Прорвавшиеся в город танки быстро додавили локальные очаги сопротивления имперцев, причем иногда в буквальном смысле этого слова. Танки банально сносили дома, в которых укрылись вражеские солдаты.
Благодаря танковому прорыву, оставшимся войскам Союза удалось вырваться из города, железные монстры на гусеничном ходу надежно держали противника на расстоянии, хотя, конечно, без потерь не обходилось, особенно когда в действие вступила артиллерия противника. В общей сложности было потеряно до двух третей машин из более чем сотни. А дирижабли, что собственно и доставили танки к месту событий, как и в прошлый раз, интенсивной бомбардировкой обеспечили отсечение преследователей.
Глава 19
Вырвавшись из окружения, армия Союза окончательно распалась. Короли и великие герцоги увели свои части по собственным землям, эльфы ушли в Лес, ну а гномы разбежались по своим горам. Сражаться с Андреем имеющимися силами было бесполезно, а собрать более мощную армию уже не получалось.
Легионы Летийской империи продолжили свое победное шествие по человеческим землям. Собственно сопротивления уже не было. Все владетели наперегонки спешили признать верховную власть в лице императора и принимали посвящение новому богу.
Андрей на этот раз не играл в поддавки, а поглощал территории с максимальной скоростью, ведь это обеспечивало ему приток молитвенной маны. Что до жертвенной энергии, то пока с избытком хватало от жертвоприношений людей, переправленных с Земли, и если так пойдет дальше, то хватит на многие сотни лет.
В подгорном городе клана Дарвла воцарилось напряженная атмосфера. Все понимали, что именно они станут первой целью имперской армии, как только последний клочок человеческих земель присоединится к империи, а то и раньше, и противопоставить ей было практически нечего.
На помощь других гномов рассчитывать было нечего. Они вообще на другой стороне ойкумены живут, и чтобы прийти на помощь своей армией, им надо либо пройти через все человеческие земли, или же сделать огромный крюк по Пустоши. И еще неизвестно, что безопаснее.
На эльфов тоже можно больше не рассчитывать. Они занимались возведением собственной оборонительной линии, да не одной, превращая свой Лес в неприступную крепость. Так как они станут второй и, пожалуй, главной целью Андрея.
– Что нам делать? – подавленно спросил князь Дарвл на собранном совете. – Андр окончательно собрал человеческую империю и вот-вот начнет войну против нелюдей. Первыми под удар попадем мы, причем сразу по двум причинам, мы слабее остальных, ну и являемся носителями знаний, из-за которых Андр будет чувствовать себя не совсем вольготно, все время будет ощущать угрозу с нашей стороны, а значит, раздражающий фактор надо ликвидировать. Будем реалистами, несмотря на хорошую защиту нашего подгорного города, так что с наскока нас не взять, все же долго мы не протянем, месяц, максимум два. У кого какие идеи?
С идеями оказалось плохо. По крайней мере, хоть со сколько-нибудь реальными.
– А если дракона приручить? – спросил генерал-полковник.
Все присутствующие аборигены, в том числе Юрий Медведев, только невесело хохотнули.
– Взрослого точно бесполезно приручать, – ответил мастер Морлд. – Даже в легендах нет такого, чтобы кто-то смог объездить уже сформировавшегося дракона.
– Но раньше их приручали? – допытывался Леонид Маслов.
– Да, были наездники в свое время… когда солнце было ярче и трава зеленее, – хмыкнул гномий маг. – Давно это было. Желающие летать на драконах брали только что вылупившегося детеныша, а еще лучше яйцо. И то при этом наездник должен был быть очень сильным магом разума. Таких всего несколько разумных во всей нашей ойкумене, точнее все они эльфы. И даже если бы у нас имелся такой сильный маг разума, возможно, твоя дочь, Юрий, когда-нибудь станет столь великой магиней, и мы прямо сейчас как-то заполучим драконыша, то потребуется не меньше десятка лет, чтобы он только встал на крыло, и еще лет двадцать, чтобы вырос и набрал достаточно сил для того, чтобы нести на себе всадника, и сам представлял серьезную боевую силу.
– Не быстро… – поскучнел Маслов.
– Да, к этому времени Андр сможет набрать столько мощи, что сможет плевком сшибать этих драконов десятками.
– А натравить на него драконов никак?
Все посмотрели на Медведева, ведь он единственный, кто имел дело с драконами и лучше всего изучил их повадки, что давало ему возможность успешно на них охотиться.
– Не вижу ни одной возможности, – отрицательно качнул головой Юрий. – Я в принципе не стану играть с ними в какие бы то ни было игры, потому что это даже не прогулка по минному полю, а много хуже.
– Понятно…
– Что ж, раз никаких идей нет, то мне не остается ничего другого, как объявить исход… – траурным тоном сказал князь Дарвл.
Все замерли как громом пораженные. Не то чтобы решение было таким уж неожиданным, хотя и не без этого, но определенно судьбоносным.
– И куда мы пойдем? – спросил кузнец Кард.
– Юрий в своих скитаниях по Пустоши нашел несколько пещер, вы о них знаете, вот их мы и пойдем обживать.
– Но там же драконы! Мы просто не дойдем, князь!
– Нет, Юрий их выбил на всем протяжении пути, и некоторое время территория будет пустовать. Потом ее, конечно, займет молодняк, и это станет нашей лучшей защитой.
– Станет ли, князь? Если уж Юрий смог в одиночку выбить их, причем не будучи магом с одной винтовкой, то что помешает другим это сделать, тем более имея такое же, а то и еще лучшее оружие с Земли?
– Ты прав, – тяжело вздохнул князь Дарвл, – но другого пути я просто не вижу. Там у нас будет хоть какая-то вероятность на спасение, здесь же у нас шансов на выживание просто нет. Исходом мы выиграем время, хотя бы пару лет, и за это время, возможно, удастся что-то придумать.
Дальше уже пошел конкретный разговор о том, что брать, как вывозить, по какому маршруту и в какие сроки.
Связались с эльфами и сообщили им о своем решении, попросив помощи. Требовалось прикрытие с воздуха, пока колонны беженцев будут идти по землям орков. Эльфы обещали подсобить, но углубляться в Пустошь отказались наотрез. Впрочем, этого и не требовалось. Действительно, незачем привлекать к себе драконов.
                                                                                                                                                 * * *
И начался исход. Гномы, когда надо, тем более на кону стоит их жизнь, умеют действовать быстро. И если прошлое переселение готовилось больше месяца, то в этот раз первые группы беженцев двинулись уже на следующий день. Гномы брали все необходимое в пути и ценное, без чего не обойтись на новом месте, и двинулись в путь. По сути, на каждого приходилась одна ручная тачка с имуществом, скарб пришлось нести самому. Вьючный транспорт, не говоря уже о механо-магическом, резервировался под то, что на себе не утащить: различные станки и большие артефакты самого разного назначения.
Каждой группе беженцев придавался один дирижабль-бомбардировщик для прикрытия.
Юрий с семьей и друзьями отправился в числе первых переселенцев в качестве разведчика-дельтапланериста. А то гонять дельтаплан в этом качестве неэффективно.
Собственно, первая группа гномов скорее выполняла роль инженерного отряда, то есть в нее вошли строители, чьей основной обязанностью было наводить мосты через речки и всякие овраги, для облегчения и ускорения движения последующих групп беженцев.
Что касается разведчиков-дельтапланеристов, то несколько их групп по три-пять человек, сменяя друг друга, наматывали круги над степью в поисках угрозы. А то, что орки не удержатся попробовать на зуб вторгшихся на их территорию беженцев, никто не сомневался.
Так оно и вышло.
Медведев как раз засек большую массу всадников на ездовых быках, направляющихся наперерез первой группе беженцев, когда на его дельтаплан со злобным клекотом обрушился огромный орел, в один момент острыми когтями разрывая полотно на лоскутки и в щепки разламывая клювом каркас.
Юрий едва смог отцепиться от ставшего просто лохмотьями на переломанных палках летательного аппарата.
Несколько тошнотворных мгновений свободного падения, сопровождавшегося отборной бранью, и после рывка за кольцо над головой захлопал парашют.
Где-то в вышине раздался раздосадованный крик-клекот оборотня-орла, что вновь камнем спикировал на не желающую разбиваться о землю жертву. Но поздно, Юрий уже коснулся ногами земли. Оборотень же вцепился в уже опадавший купол парашюта и, увлекшись в его яростном раздирании, запутался в стропах, после чего сам грохнулся на землю, начиная превращаться обратно в орка. Медведев разрядил в него целую обойму из своего эксклюзивного АК, после чего доложил об угрозе по амулету связи.
– Теперь осталось только унести ноги…
Но с этим имелись определенные проблемы. Орки были близко, и они двигались прямо на него, причем от общей массы отделилась небольшая группа, намереваясь атаковать Юрия.
Медведеву не оставалось ничего другого, как подороже продать свою жизнь. Для чего он, приложив все силы, вбежал на ближайший холм, занимая выгодную позицию.
Стрелять начал еще издали, заставляя всадников отвернуть и потерять темп натиска. Несколько орков покатились по земле, не то убитые, не то раненые, не то просто сброшенные своими скакунами, взбесившимися от боли, получив пулю.
Орки оказались не робкого десятка и продолжили атаку, теперь уже пешим ходом бросаясь из стороны в сторону и припадая к земле, всячески стараясь сорваться с прицела, и в целом у них это неплохо получалось. Большая часть выпущенных пуль уходила в молоко. При этом орки сами пускали стрелы, что также не добавляло меткости Юрию, при этом пара стрел даже попали в цель, но спасли доспехи.
Вперед неожиданно рванули несколько гиен, и Юрию не оставалось ничего другого, как самому начать превращение в медведя, иначе с оборотнями было не справиться.
Завязалась драка с режущими ухо противными визгами и утробным рыком, во все стороны полетели клочья шерсти и брызги крови…
Пока дрались оборотни, остальные орки начали быстро сближаться, чтобы с близкой дистанции пронзить белого медведя копьями. Но тут их ждал неприятный сюрприз, в небесах часто загрохотало, и на орков обрушился ливень пуль.
– Держись, Юрий! – крикнул Тард, продолжая палить из автомата, при этом опасно маневрируя на дельтаплане над районом схватки.
Две гиены оказались наконец повержены, а орки, что должны были добить медведя копьями, разбежались, даже не пытаясь отстреливаться из луков, потому как таких смельчаков Тард убивал первыми.
Медведев рухнул без сил на перепаханную когтистыми лапами землю, обильно политую кровью, начиная превращаться обратно. Ему сильно досталось от гиен.
– Держись!
Тард мастерски приземлился на вершине рядом с Юрием.
– Цепляйся!
Орки, увидев, что второй человек приземлился, снова рванули в атаку, но было уже поздно, Тард и Юрий начали разбег по склону с холма, причем прямо навстречу атакующим и взлетели, проносясь прямо над орочьими головами. Те даже не успели из луков выстрелить, разве что вдогон…
Кто-то успел применить боевой амулет, но защита мастера Морлда как всегда сработала на пять с плюсом.
Воздухоплаватели сработали весьма оперативно, выдвинулись навстречу атакующим и забросали всадников бомбами. Оркам не осталось ничего другого, как, понеся серьезные потери, убраться не солоно хлебавши.
                                                                                                                                                                  * * *
Но вот орочья степь осталась позади и потянулась Пустошь, где никто не селился, разве что совсем уж какие-то отмороженные на всю голову отшельники да вытесненные из своих холмов кланом Дарвла гоблины и полукровки. Здесь Юрий участия в патрулировании на дельтапланах не принимал, хотя имелось несколько запасных на случай утери. Все-таки существовала не нулевая вероятность появления дракона, и он должен был готов его встретить во всеоружии, то есть с «Кордом» в руках. Кроме того, он исполнял роль проводника, а то ведь нормальных карт нет, а те кроки, что он составил, все же не слишком пригодны для точного ориентирования на местности.
Исход целого клана не мог остаться незамеченным со стороны имперских разведчиков. Ну а если они не заметили, то об этом наверняка растрепали побитые орки, и на территорию клана с опережением графика вторжения двинулись легионы. Еще пара легионов скорым маршем устремилась в погоню за уже успевшими уйти беженцами прямо в Пустошь.
Но, как ни торопились легионы, все же немного припоздали, тем более что пока шли, им приходилось преодолевать различные ловушки, как магические, так и обычные вроде обвалов и подтоплений посредством прорыва дамб, что обильно расставили на их пути обороняющиеся.
Гномы, собрав все самое ценное, демонтировав станки и артефакты, погрузив их в транспорт, покинули свой город, оставив его без боя, лишь дирижабли как всегда прикрывали их отход, проводя массированные бомбардировки с больших высот, до которых не добивала зенитная артиллерия, а ракеты маги наловчились отводить в сторону или подрывали их с помощью магии.
Но как бы ни старались гномы отвадить от себя имперцев, легионы продолжали их преследовать, и рано или поздно им должно было повезти. И им повезло.
Проблема заключалась в том, что Пустошь это не пустота и не ровный стол, здесь хватало лесов, рек и озер, а также гор, в общем, полным-полно мест, затрудняющих движение больших масс. Не забываем о тачках со скарбом, что отнюдь не добавляло мобильности и маневренности.
Юрий понимал эту сложность и прокладывал маршрут для беженцев так, чтобы они двигались несколькими потоками и не создавали большой скученности, что грозила превратиться в натуральный затор. Но в какой-то момент перед ними встала настоящая горная стена, которую в принципе не одолеть с наскока даже гномам, для которых горы родная среда обитания.
Об этой проблеме знали, но времени, чтобы найти более удобные пути, не оставалось, гномы начали штурм горной гряды, ударными темпами кирками и молотами, а также взрывами в особенно сложных местах пробивая в ней более удобные тропы, чтобы можно было не только пройти, но и протащить тачку, но на все требовалось время, и затор все-таки произошел. А легионы продолжали преследование и вот-вот должны были нагнать беглецов, вставших огромным лагерем на одном из плато у подножия Стены, как уже прозвали эту горную гряду гномы.
Им не оставалось ничего другого, как принять бой, благо что позиции были довольно удобны, ведь не в чистом поле приходится стоять, где малое число бойцов быстро бы смяли, а в горах, где легионеры не могли воевать строем, и терялась их главная составляющая непобедимости. В горах, на крутых склонах и узких тропинках, в ущельях приходится воевать мелкими группами, но этих мелких групп у имперцев было много.
Несмотря на численный перевес имперцев, гномы надежно держали «фронтовую полосу», если общую зону боев можно так назвать. Днем имперские войска с большими потерями продвигались вперед на два-три километра, а ночью гномы контратаками выбивали их на стартовые позиции, не давая закрепиться.
Имперские маги оказались практически бессильны. Горы давали возможность гномам укрыться от боевых заклинаний, особенно если подобные укрытия подготовлены заранее.
Когда потери среди легионеров превысили все разумные пределы, а никаких серьезных результатов так и не удалось добиться, имперским генералам и магам не осталось ничего другого, как обратиться на самый верх. Ведь если они еще немного промедлят, то гномы пробьют проход в горах и ускользнут, что называется, прямо из их рук. За это их точно не похвалят.
Андрей как раз находился в Пустоши и наблюдал за транспортировкой очередного каравана жертвенного мяса через портал. Он только что вернулся с Земли, куда по необходимости время от времени возвращался, чтобы держать руку на пульсе происходящих там событий, ну и притащить в магический мир помимо различной техники новых жертв. Но если на Земле его ставленники все держали под контролем, отрабатывая свою «вечную» молодость, выполняя инструкции от и до, наращивая напряженность в «горячих точках» и провоцируя все новые потоки беженцев, кои отлавливались, то здесь в его отсутствие обстановка то и дело буксовала.
– Ну ничего без меня сделать не можете, – раздраженно проворчал он, когда делегация высших имперских офицеров доложила ему о состоянии дел, связанных со сбежавшим кланом. – Что ж, придется тряхнуть стариной и все сделать самому.
Когда на линии фронта установилось затишье, это не могло не насторожить гномов.
– Слетаю на разведку, – сказал Юрий. – Надо узнать, что они задумали.
– Это может быть опасно, – сказал Кард, беспокоящийся за судьбу зятя.
– А иначе никак…
И вот Медведев снова парит в небесах на дельтаплане с напарником. Поскольку Пустошь велика и искать в ней что-то крайне сложно, то Юрий решил ограничить зону поисков прямым промежутком между имперской армией и границей человеческих земель с захватом зоны расположения портала. И это дало результат.
По Пустоши, словно змея, тянулась длинная вереница людей.
– Еще одна армия? – спросил Тард.
– Не похоже. Контролируй небо, я подлечу поближе.
– Опасно… Маги могут засечь.
– Знаю, но придется рискнуть.
И риск оправдал себя. Вереница людей оказалась пленниками.
– Похоже, к нам в гости собирается сам Андрей, – сказал Медведев.
То, что к Стене придет сам Андрей и устроит тут зиккурат, а потом долбанет всей силой, что выкачает из жертв в результате ритуала, никого, естественно, не обрадовало.
– Надо немедленно начинать эвакуацию, благо путь почти проторен, – сказал князь Дарвл.
– Не уверен, что это хорошая идея, – возразил Юрий.
– Почему?
– Если народ будет сидеть компактной группой, то у нас есть еще шанс защитить его от удара, а вот если Андрей прихватит всех в момент, когда беглецы растянутся в пути, то…
– Юрий прав, – устало прохрипел мастер Морлд.
На мага пришлась просто гигантская нагрузка по противодействию вражеским магам, и он едва ее выдерживал. Собственно, держался маг только за счет огромного количества потребляемых высокоэффективных эликсиров, что были изготовлены из драконьих потрохов. Ему это еще аукнется жестоким откатом в будущем, как только перестанет принимать магический допинг, но выбора не было. Приходилось жертвовать собой ради спасения всего клана.
– Ясно. Но… как нам тогда быть? Если уж здесь скоро появится сам Андр…
Князь замолчал с несколько растерянным видом, и ему никто не торопился отвечать, так как ответа на этот вопрос не было.
Все понимали, что если уж появился Андрей, то он не уйдет, пока не добьется своего или пока его не прибьют. Но с последним вариантом было глухо. Как его угрохать, никто не знал, так что перспективы были крайне скверные. От клана мало что останется. Спасутся считаные десятки гномов… и это если на них просто плюнут и не станут искать.
Но вот пригнали будущих жертв, и на вертолете прибыл Андрей. Он сам этому усмехнулся, так как волшебником он являлся далеко не добрым. Начались подготовительные мероприятия к жертвоприношению.
Как только об этом стало известно, все гномы и все, кто ушел вместе с ними, собрались внутри защитного круга, что все это время готовил мастер Морлд.
Юрий присоединился к своей встревоженной происходящим семье.
«А я ведь, наверное, мог их всех перевезти на дельтапланах, и не пришлось бы ими рисковать», – подумал он отстраненно.
Но он не стал этого делать, так как это совсем не гарантировало их безопасности. Скорее наоборот… В общем, та ситуация, когда не угадаешь, как и где лучше.
И началось.
Удар Андрея был чудовищной силы. Задрожала земля, трескались скалы, провоцируя множественные камнепады.
Защитный купол мерцал, переливался всеми цветами радуги и гудел от напряжения, скукоживался, но держался.
Удары сыпались один за другим.
«Вся работа по пробитию тропы в горах насмарку пошла», – подумал Медведев, наблюдая, как с гор катятся огромные валуны, подпрыгивая и разбиваясь в щебень.
И снова удар следовал за ударом. Андрей выкладывался на полную катушку, пытаясь наконец прихлопнуть неподатливого противника. Но мастер Морлд знал, что будут бить, как никогда сильно, и расстарался на тысячу процентов.
Щит трещал под ударами, но и бьющий стал уставать…
                                                                                                                                            * * *
В небе, сверкая на солнце изумрудной чешуей, парил молодой дракон. Величественное создание, мощное, грациозное и до предела опасное…
Драконы, безусловно, являлись магическими творениями. Кто их создал и зачем, оставалось загадкой, да и не важно это по сути дела. Важнее то, что они, будучи магическими существами, сами прекрасно чувствовали магию и питались ею. Благодаря поглощению маны из энергосферы мира и лишившись обычного питания, они могли пролежать в спячке не одну тысячу лет.
Но мана из энергосферы это одно, а вот сконцентрированный источник магии это совсем другое. Если привести алкогольную аналогию, то мана, потребляемая из энергосферы, это такое слабенькое пресноватое пиво, а живой источник магии, то бишь маг, это уже что-то более крепкое и с ярким вкусом, в зависимости от силы мага, крепкое пиво, брага, вино и так далее…
Драконы, конечно же, стремились вкусить подобной пищи. Другое дело, что пища эта могла больно огрызаться и даже убить охотника. Так было когда-то… драконы часто нападали на один кусок земли, где такой дичи было много и много повелителей неба погибло. Уцелевшие же больше не охотились на той территории и, благодаря своей способности передачи памяти через геном, запретили нападать и своему потомству.
Но в том-то и дело, что магическая активность происходила далеко от запретной зоны.
Дракон некоторое время летал вдоль границы своих охотничьих угодий, внимательно «прислушиваясь» и «принюхиваясь» к происходящему на чужой территории. Но активность все длилась и длилась, и дракон не понимал, почему это длится так долго. Почему хозяин этой территории не поглотит эту ману.
Он знал хозяина данной территории и понимал, что ему в драке с ним ничего не светит, так как тот дракон был стар, опытен и силен, в чем не так давно убедился на личном опыте, попытавшись расширить свою охотничью территорию за счет того соседа, но был сильно бит и потому опасался пересекать границу.
Но сильная магическая активность манила молодого дракона, так же сильно, как свежая кровь голодную белую акулу, и в конце концов он рискнул пересечь границу чужой территории.
– Драко-о-он!!! – послышался чей-то истошный крик.
Что тут началось! Суматоха поднялась такая, что не передать, все кричали, куда-то бежали…
Юрий в один момент подхватил свой «Корд» и быстро осмотрелся.
Дракона заметили несколько поздновато. Он уже пикировал.
Медведев вскинул винтовку, но тут дракона наконец увидела его сестра Анна…
Вообще атака дракона зрелище, мягко говоря, не для слабонервных. Это очень страшная картина, с которой мало что можно сравнить, если вообще что-то может. На тебя несется огромная туша монстра, которая мало того что сама по себе способна вызывать дикий ужас для жертвы, так дракон еще воздействует на цель своей магией, заставляя и вовсе терять голову.
Так что ничего удивительного в том, что Анна жутко перепугалась. Другое дело, что страх может вызывать несколько различных реакций. Кого-то страх заставляет бежать прочь сломя голову в надежде спрятаться, кого-то он заставляет цепенеть, становясь безвольной жертвой, а кого-то провоцирует на агрессию.
Анна оказалась из числа последних. Несмотря на пронзительный крик ужаса, что вырвался из ее груди, она инстинктивно попыталась в меру своих сил воздействовать на угрожающий объект… а поскольку она являлась магиней разума, то атаковала ментально.
К тому же произошел еще один момент. Испытанный страх ее инициировал. До этого момента она была подающей надежды магиней, что могла добиться определенных результатов, но не сказать, что выдающихся. Если бы ничего не произошло, то она в конце концов стала бы крепким середнячком, ну может чуть сильнее. Но страх словно прорвал внутри какие-то барьеры, и она рывком перешла на следующий уровень могущества, и удар по мозгам дракона получился что надо.
Впрочем, окружающим тоже неслабо досталось «эхом», и то, что их мозги оказались в относительной норме, то это благодаря тому, что удар имел направленное действие, а не «площадным».
Юрий, также получив по мозгам, откровенно промазал и упал на колени из-за дезориентации, не в силах не то что снова прицелиться, а даже поднять винтовку, но это уже было не важно. Дезориентированный дракон рухнул на землю, едва не переломав крылья, прямо в собственное пламя, что он успел выдохнуть перед тем, как получил по мозгам.
И снова Анна закричала еще более пронзительно и с надрывом, теперь окружающих глушило так, что они падали и корчились в судорогах или вовсе теряли сознание.
Произошедшая спонтанная инициация обнулила все труды эльфийских магов-менталистов по блокированию некоторых ее воспоминаний, и Анна все вспомнила. Вспомнила, как ее с матерью похитили, вспомнила, как над ней всячески измывался Андрей, вспомнила, как была его постельной игрушкой, как он ее пытал, доставляя невыносимую боль, вспомнила, что стала его верной рабыней, и что даже когда брат ее спас, пыталась вернуться к своему господину…
– Убью!!! Я убью тебя!!!
Находясь в откровенно невменяемом состоянии, иначе ее дальнейшие поступки никак не объяснить, Анна бегом ринулась к начавшему приходить в себя дракону, мотавшему башкой, как боксер после тяжелого нокдауна, и в один момент оказалась на нем верхом, сев на шею.
– Взлетай!!!
Мощный ментальный посыл снова жестко ударил по мозгам дракона. Старый повелитель неба наверняка смог бы от него закрыться, но не молодой, еще не вошедший в полную силу. Анна в своем состоянии взяла над попавшим в переплет летающим ящером полный контроль.
Дракон послушно, чуть виляя из стороны в сторону, разбежался и взлетел.
Несколько минут стремительного полета, и дракон с всадницей на шее по ее приказу спикировал на лагерь.
По дракону пытались бить магией, но это все ни о чем. Магические удары были сродни уколу, неприятно, даже больно, но не смертельно.
Анна, будучи в плотной ментальной связке с драконом, видела глазами своего «пета» и нашла самую ярко светящуюся в магическом плане фигуру. Обычное зрение у летающего ящера было на порядок лучше орлиного, и в этой яркой фигуре она опознала своего пленителя и мучителя.
– Жги его!!!
Дракон послушно выдохнул длинную струю кислотного пламени.
Андрей, несмотря на некоторое истощение после проведенной атаки, смог закрыться от огня защитной сферой. Но дракон после крутого виража, даже удивительно, как наездница при этом смогла удержаться, снова заходил на него.
Андрей попытался переместиться порталом куда-нибудь подальше отсюда, маны еще хватало, но портал вдруг засбоил.
– Что за черт?! Почему?
Потому что таково было одно из природных или заданных творцами магических свойств дракона. А то ведь как-то неинтересно охотиться, если пища вдруг начнет исчезать из-под самого носа. В чем тогда смысл существования таких охотников на магов?
Еще одна жаркая струя огня. Андрей все же смог защититься и от этой атаки, только на этот раз дракон не стал пролетать мимо, наоборот, он, продолжая изрыгать пламя, приземлился и в несколько прыжков достиг жертвы.
– Сожри его!!!
Дракон открыл пасть и целиком заглотил такую вкусняшку. А потом начал бегать за остальными, благо хозяйка была не против.
Эпилог
Срабатывание портала произошло не по графику, но сектанты были к этому готовы, тем более что такое уже случалось, и спешно формировали торжественную встречу.
Но что это?! Из тумана на полном ходу выскочила русская гусеничная боевая машина и с нее посыпались низкорослые, но очень широкоплечие бойцы с автоматами наперевес, похожими на АК, но с таким жутким устрашающим калибром!
Мужчина, что им командовал, смотрелся на фоне этих широкоплечих бородатых коротышек настоящим гигантом, а уж его пушка в руках так и вовсе повергала в ужас.
Коротышки грубо валили всех встречающих на землю и вязали руки.
А из тумана все продолжали выходить вооруженные коротышки в доспехах и резво разбегаться во все стороны.
Кое-где вспыхнули перестрелки, но они были короткими, и по чуждым звукам выстрелов, гремевших последними, сразу становилось понятно, что победа оставалась за чужаками.
– Остров под нашим контролем.
Вскоре после быстрого и жесткого допроса кого-то из местной верхушки принесли устройство спутниковой связи.
– Отлично. Ваш выход, товарищ генерал-полковник, звоните своему корешу… святому отцу. Договоренности надо выполнять…
комментарии
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив